Сообщество Империал: Писательский Блог от BagaturKhan - Сообщество Империал

Уважаемый Гость, Реклама отключается для зарегистрированных посетителей форума: Регистрация
Мое мнение о фильме Викинг
Викинг или издевательство над историей

Мое мнение о фильме Викинг.

(Данная статья является только выражением лишь моего мнения. Никакого плагиата).

Посмотрев трейлер фильма Викинг еще в середине года, я принял твердое решение пойти на него к концу декабря. Как только прошло 29 декабря, на следующий же день прямо перед праздником я решил сходить да поглядеть что там товарищ Козловский сотворил.

Не буду расписывать все подробности и детали сюжета, а лишь холодно, но отчетливо, перечислю плюсы и минусы данного кино.

Итак начнем.

Плюсы фильма.
1. Отличная игра актеров. Козловский прекрасно сыграл великого князя. В остальном все тоже было круто.
2. Спецэффекты а-ля Голливуд. Обычно наше кино не изобилует чем-то зрелищным. Но в этом фильме наш кинематограф мпня удивил. Битвы показаны масштабные. Особенно порадовала сцена, где варяги сбросили корабли на печенегов
3. Порадовал сюжет как художественное произведение. Главный злодей фильма Варяжко с яркой харизмой и решением твердо мстить за князя Ярополка. Порадовали многие повороты и события. Осада Корсуни пришлась по душе. Интересная любовная линия Владимира и Ирины.
4. Великолепно воссоздана атмосфера того времени. Ну и конечно костюмы

Минусы фильма.

1. Жуткое издевательство над историей. Крещение Руси как все знают проходило нелегко. Новгород сгорел вообще. А в Киеве воины гнали копьями всех в Днепр. Пролилось чудовищное количество людской крови. Не пойму почему показали идиотскую сцену, где жители Киева с превеликой радостью бегут в реку креститься. Такого сроду не было. Люди настолько не хотели принимать новую веру, что просто ревели от самой мысли отречься от исконной веры.
2. Язычники как звери. Такого тоже не было прям так уж глобально, как показывается в кино. Последователей исконной языческой (фу, не люблю это слово) славянской веры - это просто какие-то колдуны и чернокнижники, желающие убивать детей и приносить в жертву врагов. На самом деле древняя вера на Руси была куда мягче, интереснее и имела свой оригинальный дух.
3. Возрастное ограничение. Фильм никак не тянет на категорию 12+, ну поверьте. Во первых, постельные сцены и сиськи. Во вторых, крови и резни в фильме больше чем в Dawn of war II . Здесь как минимум от 16 лет можно смотреть.

В остальном как-то мыслей уже не приходит. Я думаю что сказал достаточно.

В общем, если бы это был не исторический фильм а фэнтези про какого нибудь ярла Володимира, жившего в 6200 году от сотворения мира Сварогом, это был бы самый крутой и зрелищный фильм.
Но на историческое кино он вряд ли потянет. Очень много вымысла и очень много неправды, особенно в сцене с крещением Руси.

Засим откланиваюсь
Проклятие Эттера. Фэнтези повесть.
Проклятие Эттера. Фэнтези повесть.

Год 5746 от сотворения Мира. Земли могучих Эттерлингов.


- Вы вызывали, мой конунг? - послышался голос со стороны гигантских входных дверей.
Король Хрунтин Харальдссон уже заканчивал подписывать новый приказ о назначении ярла восточной провинции. Надлежало рассмотреть не только эти вопросы, но ещё и челобитную от купцов из южных территорий. Они жаловались на повышенные налоги. Но король тотчас же отложил перо и бумаги, и обернулся назад.
В его покои вошёл его собственный родной сын Ательстан. Он был облачён в прочную чешуйчатую броню. На голове его зиял конический шлем, который был основной защитой для голов дворцовых стражей. Они носили лучшие доспехи в королевстве.
- Можешь без официальностей, - произнёс Харальдссон, повернувшись к сыну, - Нужно поговорить.
- О чём же, отец? - вопросил Ательстан, - Что-то срочное?
- Да, пожалуй, - сказал король, и рукой указал на небольшое пустое сидение рядом с его столом, - Сядь возле меня.
Ательстан подчинился. Он снял со своей головы шлем и прошёл в кабинет. Затем слегка поклонившись отцу, он уселся на стул. Доспехи его были тяжёлыми, и стул от столь неожиданной нагрузки едва не треснул.
- Я хотел бы открыть тебе одну свою тайну, - проговорил Харальдссон, положив свою жилистую руку сыну на плечо.
- Тайну? - изумлённо вопросил Ательстан, - Но я не знал, что ты хранишь ещё какие-то секреты от своей семьи?
- Именно, - ответствовал король Хрунтин, - Это последняя из тайн. Твоя мать уже знает. Пойми, это очень важно.
После этих слов Харальдссон поднялся с кресла и направился в сторону гигантского книжного шкафа, который был застеклён. Прямо рядом с ним висела громадная картина с изображением Победы над Алым Ярлом. Она отражала величайшее историческое событие державы Эттерлингов. В тот день войска молодого Харальдссона разбили мятежные силы Алого Ярла, который хотел отделить свои владения от королевства. Алый Ярл поклонялся тёмным богам и даже подумывал о внедрении новой религии. Но все его планы были тщетны.
Хрунтин подошёл к картине и ловко сдёрнул её со стены. Он поставил её на пол, а затем указал сыну пальцем на странное отверстие в каменной стене. Внутри стены находилась маленькая дверца, размером с клетку для маленькой экзотической птицы. Харальдссон достал из кармана своего длинного одеяния небольшого размера ключ. Затем он сунул его в отверстие дверцы.
- Ты не говорил мне о тайнике за картиной, - удивлённо произнёс Ательстан.
Король на это не ответил, а лишь продолжил поворачивать ключ, намереваясь открыть замок. Вскоре дверца была отворена, и Харальдссон мигом достал оттуда странную шкатулку. Он положил её на стол прямо перед Ательстаном.
- Что в ней? - вопросил сын короля, с недоумением взглянув на отца.
- Кое-что интересное, - ответствовал Харальдссон.
Сказав эти слова, он тотчас же отворил шкатулку. То, что увидел там Ательстан, ввергло его в дичайшее изумление. Он и подумать не мог, что отец хранит такую реликвию у себя в замке.
Она была похожа на алый магический камень, которым пользовались древние жрецы. Он был весь исписан какими-то неведомыми символами. Этот язык Ательстан не понимал. Но он почувствовал исходящую от камня, странную энергию, которая каким-то неведомым образом внушала страх. Ательстан задрожал от волнения, невесть откуда нахлынувшего на него. Глаза сына короля расширились от страха и изумления.
- Я нашёл его во время похода против восточных исполинов, - пояснил Харальдссон, - Тогда мы совершили поход против короля снежных великанов. Помнишь? Я прикончил этого несчастного червя. Но перед смертью король гигантов сказал мне о том, чтобы я не дотрагивался до Обломка. Странное выражение, заметил? Он говорил, что Обломок принесёт лишь смерть, а после сиих слов он отбросил копыта. Я и понятия не имел о чём он говорит, пока не нашёл эту шкатулку у него в пещере. Странная штука...
- Этот камень? - вопросил Ательстан, - Его ты нашёл в той пещере?
- Да, - ответствовал на это король, - Именно его. Я ослушался слов вождя великанов. Я забрал шкатулку себе в качестве трофея. Но потом.... потом... со временем, я стал чувствовать от неё странную силу. Вначале я проснулся с утра и увидел вдруг собственный призрак, который стоял прямо рядом с этим шкафом.
Харальдссон показал на книжный шкаф, неподалёку от которого и располагался тайник со шкатулкой.
- Представляешь? - продолжил Хрунтин, - Собственный призрак. Когда я посмотрел ему в глаза, то я увидел, что у него их нет. Они были вырваны. На меня смотрел мой собственный изуродованный и ослеплённый двойник, а затем он быстро исчез. Потом среди ночи я вдруг услышал странный голос, который также напоминал мой собственный. Он повторял слова того короля великанов... Говорил, что Обломок принесёт лишь смерть. А вчера вечером, когда мы с твоей матерью хотели предаться взаимной любви, я вдруг обнаружил, что вместо неё на меня смотрит странная тварь, так же похожая на меня... Я видел её тёмные глаза... Они были как бездонные пропасти. А изо рта её виднелся изъеденный язвами, язык. Я так отшатнулся, что твоя мать всерьёз перепугалась. Я итак много времени страдаю от этого недуга. И наяву и во сне. Мне надоело скрывать. И я ей всё рассказал.
- Ты думаешь, что всё из-за этого камня? - изумлённо спросил Ательстан. - Думаешь, всё зло в нём?
- Я уверен в этом, - ответил король, - И потому, я хочу, чтобы ты избавился от этого камня. Отвези его к ярлу Рагнару в Пурвилл. Скажи, чтобы он закопал его так глубоко, дабы никто из смертных не смог найти. Я точно знаю, что нужно отвезти этот проклятый камень к нему. Он уже имел дело с подобными предметами... Он знает, как с ними поступить.
- Тебе стоило бы послушать того великана, - проговорил сын, - Почему ты мне раньше не сказал?
- Я не знаю, - ответил Хрунтин, - Возможно, это опять же из-за магии этого дьявольского камня. Прошу, избавься от него. Отвези его Рагнару.
- Я сделаю это, - поклонившись, сказал Ательстан, - Я сделаю всё, чтоб ты его больше никогда не увидел.
- Так исполни мой приказ сейчас же! - с некоторым гневом проговорил Хрунтин, - Избавь меня от него! Но ты не должен к нему прикасаться... Не смей этого делать! Не смей!
После этих слов Хрунтин закрыл шкатулку. Странная энергия холода, исходившая из камня, тем не менее не исчезла.
- Не нужно волноваться отец, - произнёс сын, - Я сейчас же отправлюсь в Пурвилл.
- Так и сделай, - уже более мягким голосом прошептал Харальдссон, - Так и сделай... Этот камень должен исчезнуть.
- Велеть прислать к тебе лекаря? - вопросил Ательстан.
- Нет! - отрезал Хрунтин, - Никаких лекарей. Просто исполни мой приказ.
Ательстан схватил шкатулку и поклонившись отцу, тотчас же направился к дверям. Рыжебородый король вновь уселся за свой письменный стол. Его сын забрал этот демонический артефакт, и теперь возможно все эти видения уйдут навсегда. Двери за Ательстаном закрылись, и король был вынужден опять вернуться к своим государственным делам.
Но однако же, как только он взглянул на челобитную от купцов, то не обнаружил в ней никакого текста. Букв в ней просто не было. Это стало похожим на какую-то неведомую магию.
- Великий Вотен, что это? - яростно буркнул Хрунтин.
Он слегка тряхнул головой, а затем снова взглянул на документ. В челобитной по-прежнему не было букв. Это был абсолютно чистый лист бумаги. Никакого текста на нём просто не существовало.
- Проклятый камень, - выругался Харальдссон, - Неужели он ещё действует?
Харальдссон понял, что галлюцинации никуда не исчезли. Вначале эти собственные двойники, а теперь уже и это. Король отодвинул пустой лист, бывший когда-то челобитной от купцов с южных владений. Он также с ужасом обнаружил, что все бумаги, лежавшие на его столе, были абсолютно пустыми. Никакого текста. Снова никаких букв и знаков. Никаких подписей и даже печатей.
"Сейчас консиларии разберутся", - проговорил про себя король, "Если я схожу с ума, то уж советники мои наверняка в добром здравии. Пускай ярл Ревель проверит документы".
Харальдссон встал из-за стола и собирался было последовать вон из кабинета. Но он не смог этого сделать. Ему просто не позволили.
Едва король обернулся назад в сторону дверей, он обнаружил, что в кабинете он не один. Прямо перед его взором возник всё тот же собственный двойник, который преследовал его уже много времени. Он точь-в-точь напоминал короля Хрунтина, но лишь одна деталь выдавала различие. Глаз у этого призрака не было. За место глазных яблок в его отверстиях виднелись серебряные монеты с изображением короля Хрунтина. Призрак улыбался Харальдссону. Его улыбка начала расширяться и в конечном счёте распространилась на всё лицо. Рот призрака порвался, обнажив все его зубы, которые вдруг стали заметно заостряться. Двойник Хрунтина всё быстрее и быстрее приобретал черты чудовища.
- Да кто же ты такой? - с диким ужасом вопросил король.
Он резко выхватил из ножен небольшой кинжал и выставил его перед собой. Он полагал, что сумеет защититься от этой неведомой твари.
- Вопрос не в том, кто я, - прошелестел монстр, - А кто ты. Защитник своего королевства. Или губитель его.
Произнеся эти слова, чудовище выставило свои изогнутые руки вперёд и мощной колдовской волной отбросило Хрунтина назад. Харальдссон пролетел через весь свой кабинет и со всей силы врезался в каменную стену. Голова его была раздроблена в мгновенья. Тело некогда могучего короля Хрунтина рухнуло на пол и более не подавало признаков жизни.
- Он думает, что спрячет камень от нас, - злобно улыбаясь, прорычало чудовище, - Он даже не представляет, насколько глупый поступок он совершил... Но что ж... Он же всего лишь человек.


- Вперёд! Вперёд! - с воодушевлением командовал Рогволд Прекрасноволосый, пришпоривая белого коня, - Вперёд!
Его боевой зверь, которого именовали Сфальтеном, с радостным ржанием понёсся вперёд. Он был единственный из ездовых животных, что носил доспехи. Впрочем этим он напоминал своего хозяина. Рогволд всегда обожал панцири, что мастерили северные кузнецы. Они делали столь прочную броню, что могла спасти от нескольких арбалетных болтов врага.
Дружинники, ехавшие сейчас с ярлом, узрев его неистовую скорость, также последовали его примеру и пришпорили коней.
- Куда это ты так направился, мой ярл? - усмехнулся латник Торгейр, ехавший позади своего господина.
- Туда же куда и вы! - ответствовал ярл Рогволд, на секунду обернув голову назад, - Рагнар нас уже заждался! Великие Боги Фьордов, я уже так проголодался, что сожрал бы и вас всех!
- Эххх.... - послышался и задористый голос рыжебородого Свенельда, - Я уже предвкушаю изысканные яства, безумно вкусную медовуху и грудастых рыжеволосых девок! Поскорей бы всё это увидеть. Эххх....
- Ещё успеешь! - раздался ответ Рогволда, - Мы там добрых два дня гостить будем! И нажрёшься и натрахаешься!
- У тебя итак чресла не отдыхают! - заговорил здесь ещё один дружинник по имени Туквальд, - Куда ж тебе опять девок-то? Смотри, скоро твой моргенштерн совсем сухощавым станет!
Дикий хохот остальных воинов едва не оглушил ярла Рогволда. Туквальд умел дерзко шутить.
Дружинники уже подобрались к крепкому деревянному мосту, который вёл на другую сторону реки. Ещё немного, и воины Рогволда доберутся до владений ярла Рагнара. Это были пограничные земли Эттерлингов. Здесь не было гор, а простиралась великая и необъятная равнина. Перейдя на другую сторону, дружинники проехали мимо величественных камней, исписанных рунами. Они были выстроены по кругу и служили алтарями для жрецов древних богов. Сейчас рядом с ними никого не было.
Если проехать ещё чуть-чуть, то уже начинал виднеться величественный город ярла Рагнара. Это был пограничный город Пурвилл, который когда-то принадлежал племенам скасонов. Но король Харальдссон Медведь сделал земли этих племён своими собственными, а местное население приказал перебить. В Пурвилле король поставил Рагнара ярлом. И именно сегодня к нему направлялся его двоюродный брат Рогволд Прекрасноволосый, ярл Альфхида. Он давно не видел драгоценного родственника, и сей день обязался быть знаменательным для правителя Альфхида и доблестного наместника короля. День долгожданной встречи.
- Что-то тихо, как у арнгрима между ягодиц, - послышался голос Туквальда, - Мне это начинает не нравиться.
Теперь он не шутил, а голос его, напротив, звучал как-то странно и слегка неуверенно.
Рогволд попытался прислушаться. Город ярла Рагнара был уже довольно близко. Но действительно ничего не было слышно. Какая-то странная, невесть откуда взявшаяся и пугающая тишина. Дружинники слегка замедлили скорость своих боевых зверей. Рогволд обнаружил внутри себя некие признаки появляющегося страха. Это странное чувство вдруг начало сильно возрастать.
- И вправду, что-то совсем не слышно никого, - проговорил Рогволд Прекрасноволосый, оглядываясь по сторонам, - Обычно шум Пурвилла почти оглушающий даже издалека. Мирандесанские торговцы, которых там навалом, своими криками даже дракона перебьют.
- Да, помнится мы года четыре назад с Рогволдом путешествовали сюда, - послышался голос латника Торгейра, - Здесь уже было полно народу. Даже у алтаря мы видели четверых жрецов, проводивших свои колдовские обряды. Туквальд прав. Что-то не так.
"Что-то не так", - прошелестел голос в голове у ярла Рогволда, "Что-то случилось.... что-то нехорошее".
- Помнится, мы ещё в далёкие времена на арнгримов ходили, - раздался громоподобный голос Свенельда, - До сих пор вспоминаю, как они целую деревню наших вырезали. Всех обглодали, даже костей не оставили. Когда наша конница приблизилась к тому поселению, была едва ли не такая же мёртвая тишина. Я до сих пор её помню... А потом мы вошли в деревню и увидели кучу ... таких мерзких трупов...
- Думаешь, на ярла Рагнара кто-то набег совершил? - вопросил здесь Торгейр, перебив соратника, - Но кто?
- Владения Рагнара граничат с Мирандесой, - сказал здесь Рогволд Прекрасноволосый, - Но король Мирандесы давно с нами не воюет. У нас мирный договор с тридцать девятого года. Неужто он решил нарушить его? Нет... что-то явно не то.
- Может Арнгримы? - послышались голоса и других воинов. - Может это опять их набег?
- Я уже начинаю серьёзно беспокоиться, - произнёс Свенельд, - Знаешь ли, я до сих пор не могу забыть ту деревню....
- Пришпорить коней! - скомандовал Рогволд, выхватив меч из ножен, - Посмотрим, что случилось в Пурвилле. Сейчас не время строить предположения! Лучше увидеть самим!
- Вотен помоги нам, - тихо прошептал Туквальд, пришпорив коня.
Всадники значительно ускорились. Многие из дружинников обнажили клинки и повыхватывали из-за пазух боевые секиры. Все мысли о празднестве и сладких наслаждениях тотчас же исчезли из их голов. С владениями ярла Рагнара что-то случилось, и это что-то было явно не добрым. Рогволд почувствовал прилив странного холода, который вскоре охватил всё его тело. Несмотря на то, что он находился на полном скаку, ярл чувствовал внутри себя ледяную глыбу. Мурашки побежали по его коже. Он почувствал резкий запах дыма.
Проехав ещё несколько вёрст, Рогволд понял, что его дружинник оказался как нельзя правым. Владения ярла Рагнара подверглись нападению. Едва подойдя к территории города, ярл увидел, что ворота его были разрушены.
Город Пурвилл по приказу короля Харальдссона был окружён деревянной, но прочной крепостной стеной. Над укреплениями денно и нощно работали тысячи рабов, которых воины короля пригнали с севера. Пурвилл был неприступен для многих армий или вражеских орд. Но сейчас Рогволд видел лишь обугленные руины. Весь город просто полыхал. Запах дыма был настолько сильным, что один из дружинников Рогволда жутко закашлялся. Его лёгкие не могли противостоять такому вредоносному потоку.
Проехав через разрушенные ворота, дружинника Рогволда оказались в самом городе. Теперь мысли о яствах и роскоши полностью оставили головы воинов. Взгляды их были сосредоточенными, а оружие готовым к возможному сражению.
Рогволд почувствовал, как внутри него закипает гнев. Это были владения его двоюродного брата. Тот, кто разрушил город, должен понести страшную кару.
- Нигде нет убитых, - раздался голос Торгейра, который пристально оглядывал руины Пурвилла.
И вправду, ни одного мёртвого тела обнаружено не было. Город полыхал, но все его жители таинственным образом исчезли. Их будто бы здесь и вовсе не существовали. Но Рогволд знал, что это было далеко не так.

Добравшись до дворца ярла Рагнара, Рогволд обнаружил, что он сохранился. Удивительно, ведь враги должны были сжечь здесь всё. Но дворец между тем оставался абсолютно целым и даже не имел повреждений.
Вот только статуя короля Хрунтина Харальдссона на площади была разломана на куски. Враги видно люто ненавидели противника Эттерлингов, раз с такой яростью разрушали её.
- Великий Вотен, - произнёс Рогволд, увидев обломки некогда величественного памятника, - Тот, кто это сделал, явно ненавидил великого конунга Харальдссона.
- А почему дворец они оставили в целости? - изумлённо произнёс Торгейр, - Странно это всё....
- Мне всё это начинает раздражать, - послышался голос Туквальда.
Воин-берсерк выглядел сейчас угрюмее кладбищенских упырей. Глаза его все пылали яростным огнём. Казалось бы, он сейчас готов сорваться и разгромить всё вокруг своей двуручной секирой.
Всадники спешились по приказу ярла. Они тщательно проверили своё оружие. Коней было велено оставить на площади. Это были не просто ездовые животные, а настоящие тренированные разумные существа. Их даже не надо было привязывать. Они знали своих хозяев по голосу и внешнему виду, и всегда приходили им на помощь.
Воины ярла оставили одного из молодых дружинников охранять своих зверей. Он ещё не достаточно хорошо доказал свою верность, и владыка Альфхида собирался её проверить.
- Ингвар! - командным тоном проговорил Рогволд, - Следи за лошадьми. Отвечаешь головой.
- Да, мой ярл, - ответствовал тот, кого назвали Ингваром, при этом поклонившись, - Я рад помочь вам.
Воины с оружием наготове проследовали к гигантским входным дверям, ведущим во дворец ярла Рагнара. Несмотря на чувство голода и некоторую усталость, воины продвигались вперёд с уверенными и решительными взглядами.
"Эх, не удалось нам справить пирушку", - подумал про себя Свенельд, "Но ничего... В мире Вечной Битвы яств ещё больше, чем здесь".
- За мной, - скомандовал ярл Рогволд.
Воиины уже почти вплотную приблизились к дверям. Они были настежь захлопнуты. Странно... Ведь во время набега обычно враги оставляют все ворота распахнутыми. Но здесь кто-то явно поджидал Рогволда и его товарищей. Некто могущественный уже знал, что он сюда придёт.
Рогволд держал свой клинок наготове. Он был готов к любому нападению. В своей голове ярл уже проворачивал план, как будет биться с возможным противником, который вынырнет из резко распахнувшихся ворот дворца Рагнара.
Неожиданно тишину прервало ржание коней где-то вдалеке, позади собравшихся воинов. Эти звуки издавали не кони Рогволда. Ярл и его дружинники тотчас же обернулись назад.
- К нам кто-то скачет! - резко выкрикнул Ингвар, указывая копьём на улицу позади.
- Всем приготовиться! - закричал во всё горло Рогволд, - Построиться в стену щитов!
- Ингвар, бросай коней, иди к нам! - послышался крик Свенельда.
Это событие едва не застало врасплох воинов ярла. Вдруг послышался громоподобный звук рога. Это ещё больше встревожило многих дружинников. Но сам ярл почувствовал некоторое облегчение в своей груди. Он знал, что это не могут быть враги.
Этот рог и его звучание были давно знакомы Рогволду. Королевский рог. Рог короля Хрунтина Харальдссона.
- Стойте! - закричал Рогволд, - Это рог Харальдссона.
- И вправду не враги, - заметил Свенельд, также узнав знакомое звучание.
К столпившимся у дверей дворца Рагнара воинам, приближалось шестеро тяжелобронированных всадников. Один из них был облачён в чешуйчатую броню с ног до головы и красную тунику с изображением дракона. Он выделялся среди остальных воинов. В руках его виднелся длинный боевой клинок. Гвардейцы же были одеты в простые кольчуги. В руках они держали длинные копья.
Рогволд сразу же узнал лицо командира отряда. Это был не просто какой-нибудь королевский придворный. К ним скакал сам Ательстан, сын Хрунтина Харальдссона, и наследный принц королевства. Сейчас он занимал должность главы дворцовой гвардии конунга.
- Кронпринц пожаловал, - проговорил Торгейр, - Видно, что-то серьёзное.
Всадники миновали разрушенный памятник Хрунтина и приблизились к столпившимся дружинникам Рогволда. Ательстан резко остановил коня, и тотчас же спешился. Своё оружие он из рук не выпускал.
Гвардейцы короля также последовали примеру командира и послезали со своих лошадей.
- Ательстан! - громко проговорил Рогволд, выбегая вперёд к своему давнему знакомому. - Ательстан!
Свой клинок ярл положил в ножны, а затем резко обнял собрата. Ательстана Рогволд знал очень давно. Более того, он был его наставником боевых искусств с его ранней юности. Детей у Рогволда не было, и потому он любил юношу словно родного сына. Он до сих пор помнил каждую деталь его уроков владения мечом.
- Рогволд Прекрасноволосый! Ты? - изумлённо вопросил кронпринц, - Что ты тут делаешь? Что здесь происходит?
- Это мы хотели у вас спросить, ваше высочество, - послышался голос Туквальда, - Что здесь случилось... Владения ярла Рагнара разграблены и опустошены. Всё сожжено до тла, окромя его хором. Кто это сделал - неизвестно никому из нас.
- Как и мне, - ответствовал Ательстан, - Я прибыл сюда по поручению отца. Секретное поручение. Нужно поговорить с Рагнаром с глазу на глаз. Но чую я, что сего не случится.
- А мы прибыли погостить у него, - сказал на это Рогволд, - Я давно не видел любимого кузена. Оставил своё ярлство Хрольфу и прибыл сюда с лучшими воинами. Но всё пошло прахом. Мы крайне встревожены.
- В любом случае надо проникнуть во дворец и узнать, что стряслось с Рагнаром, - проговорил кронпринц, - Мне он нужен срочно.

Ворота дворца казались закрытыми лишь снаружи. Рогволд полагал, что в обители Рагнара может скрываться враг. И он тотчас же отбросил все посторонние мысли, когда увидел, как гигантские двери начинают открываться. Отворялись они крайне медленно и ужасно скрипели.
- Оружие наизготовку! - прокричал Ательстан, подняв меч к верху.
Воины принялись строиться в стену щитов так быстро, как умели. Им потребовалось несколько секунд, чтобы создать отличный заслон от врагов. Рогволд и Ательстан встали плечом к плечу и держали щиты впереди себя. Рядом с ними слышалось яростное рычание берсерка Туквальда, который был готов превратить любого врага в груду костей и мяса.
- Вотен! Вотен! Вотен! - слышались боевые кличи воинов, издававших их во всё горло, - Вотен! Вотен!
Огромные ворота дворца начали открываться быстрее и быстрее. А затем из-за них показался огромный окровавленный воин. Он был облачён лишь в одну набедренную повязку. Глаза его сверкали алым колдовским огнём. Всё его тело было покрыто ритуальными татуировками, борода заплетена в три узла, а волосы взъерошенны так, что он был похож скорее на обитателя Хельхейма, нежели на человека.
В руках этот разъярённый и ужасный берсерк держал гигантскую двуручную секиру.
Ярости этого существа поразился даже Туквальд, который считался сильнейшим дружинником Рогволда.
Вражеский воин зарычал так громко, что у Рогволда едва не разорвались барабанные перепонки. Рёв был столь оглушительным, что оставшиеся стёкла в маленьких окна дворца немедленно треснули и раскололись.
Увидев боевой строй дружинников Рогволда и Ательстана, берсерк поднял секиру вверх и с бешеной скоростью ринулся на воинов. Рогволд не ожидал столь внезапного поворота событий. Этот берсерк был воистину огромен, метра два с половиной ростом.
Но неожиданно враг замедлил своё движение. Послышался арбалетный свистящий выстрел. Стрела вылетела из пределов дворца и вонзилась берсерку прямо в затылок. Противник тотчас же остановился и вскрикнул. Из его головы торчала стрела, а волосы обагрились кровью. Но берсерк тем не менее был ещё жив. Несмотря на торчащую из головы стрелу, он снова зарычал, подобно дикому буйволу.
Затем из дворцовых дверей вновь вылетел арбалетный болт и вонзился врагу в спину. Но берсерк не обратил на это никакого внимания. Он вновь продолжил своё движение по направлению к Рогволду и его товарищам.
Здесь Туквальд нарушил построение стены щитов. Он отбросил щит в сторону и вылетел вперёд из строя товарищей. С бешеной скоростью и диким рёвом он приблизился к берсерку и со всей силы нанёс ему удар боевым топором врагу по торсу. Он начертил кровавую линию на животе у противника. Берсерк вскричал от боли и выронил из рук тяжёлое оружие. Затем Туквальд вновь зарычал и нанёс сокрушительный удар врагу по голове. Топор расколол череп берсерка на две части, а лезвие его застряло в мозгах. Вражеская кровь забрызгала Туквальду лицо. Вот только враг умирать совсем не собирался. Он был ещё жив, несмотря на топор, торчавший из его черепа.
Противник опустился на колени и яростно взглянул на своего убийцу. Колдовские красные огни в его глазах зажглись ещё сильнее.
- Да кто ж ты такой-то, - бешено заорал Туквальд, а затем поднял с земли вражеское оружие. Двуручная секира показалась несколько тяжёлой для воина, но он выдержал её вес. С яростью буйвола Туквальд обрушил секиру на тело врага и разрубил его на две половины.
- Был один враг, стало два, - послышался нервный смех Свенельда из толпы воинов, - Хе-хе-хе.
Ужасный берсерк был повержен. Но Рогволда всё ещё волновал вопрос. Кто же стрелял в противника со стороны дворца?

- Да кто ж он такой-то, - говорил Ательстан, всё ближе и ближе направляясь к открытым дверям дворца Рагнара, - Туквальд его уже сто раз как убить должен был. Но он всё не подыхал.
- Я сам в диком недоумении, - слышался голос берсерка Туквальда, - Я ему сокрушительный в бошку нанёс. А он всё двигался и ещё смотрел на меня. И с глазами у него что-то не так было. Красные огоньки какие-то. Ох, дурным попахивает...
- Не нравится мне это, - проговорил здесь Рогволд, - Попахивает чем-то опасным. Колдовством.
- Помогите.... - вдруг послышался едва ли не замогильный голос со стороны дворца.
Двери в него были открыты. Никто из них более не выходил. Лишь только звучал этот голос, молящий о помощи. Голос, полный отчаяния и безумия. И самое страшное, что Рогволд узнал того, кто кричал. Это был не кто иной, как Фролаф, виночерпий ярла Рагнара. Рогволд давно знал этого старика. Он прислуживал ещё во дворце ещё во времена, когда Рагнар и не родился.
- Фролаф там! - прокричал ярл Рогволд, - Вперёд. Поможем ему.
Судя по голосу, виночерпий был ранен и при чём серьёзно. Воины с оружием наготове вбежали на территорию дворца Рагнара. Они тотчас же оказались в Медовом Холле, где ярл обычно принимал гостей, совещался с подданными, проводил суды и пировал. Медовый Холл так и не изменился со старых времён. Такие же деревянные стены, те же подсвечники, те же великолепные картины и столы. Вот только несколько деталей отличали новый Холл от того, что Рогволд так часто видел в прошлом.
Столы были абсолютно пустыми, а всюду на полу валялись тела убиенных воинов ярла Рагнара. У Рагнара были превосходные арбалетчики. Они считались лучшими во всём королевстве Эттерлингов. Когда король Харальдссон объявлял поход против каких-нибудь вражеских племён, он всегда призывал воинов ярлства Рагнара. Их арбалеты всегда находили свою цель. Помимо стрелкового оружия, воины Рагнара славились и превосходным мастерством во владении палицами. Вот только сейчас все эти доблестные воители были повержены.
Всюду в Медовом холле лежали мёртвые тела великих воинов Рагнара.
- Великий Вотен! - прокричал от ужаса Рогволд, - Кто это сделал? Кто сотворил такое зло?
- Йотуны.... - вдруг снова послышался тот слабый голос ранненого виночерпия.
Его тело находилось где-то среди павших воинов. Ательстан также знал этого старика. Ещё в ранней юности он посещал владения Рагнара, и долго беседовал с виночерпием о магии и географии. Виночерпий был не только прислужником ярла, он также и защищал своего господина от врагов, хранил его секреты и тайны, и даже в отсутствие ярла управлял владениями. Фролаф был мастером на все руки.
- Йотуны.... - вновь послышался голос виночерпия, - Это были..... Йотуны.....
Ательстан наконец-таки нашёл тело давнего друга. Старый прислужник ярла был облачён в боевую кольчугу. Весь израненный, он лежал напротив деревянного стула, на котором некогда сидел кто-то из дружинников Рагнара. Фролаф умирал, но по-прежнему крепко держал в своих руках меч. Глаза его уже закатывались.
- Йотуны.... - глядя в пустоту, прохрипел Фролаф, - Они помутили рассудок Рагнара...
- Что ты сказал? - с изумлением вопросил Рогволд, приблизившись к умирающему старику, - Помутили?
- Как ты, старый друг? - послышался голос Ательстана, который присел на корточки и обнял старого друга.
Но Фролаф лишь вскрикнул от боли. Он был настолько изранен, что каждое прикосновение к его телу, казалось для него острым ударом кинжала. Ательстан тотчас же отпустил старика, но остался сидеть подле него.
- Что здесь случилось, Фролаф? - воскликнул ярл Рогволд, - Кто на вас напал? Почему ты сказал, что они помутили рассудок Рагнара?
- Потому что.... - ответствовал старый виночерпий, - Потому что.... это он всех убил.
- Он убил? - с диким изумлением вопросил ярл.
Эта новость пришлась для него словно резкий удар молотом. Позади него послышались и недоумённые голоса дружинников. Если Рагнар действительно это сделал, то кто же тогда сжёг город и уничтожил всех его жителей? Кто же тогда учинил всю эту бойню? И кем же был тот ужасный берсерк, которого они прикончили с диким трудом? И кто, наконец, стрелял тому безумному воину в спину из арбалета? В головах у воинов назревало сотни вопросов.
- Он убил? - повторил слова ярла Ательстан, - Каким образом?
- Он ждал вас, - еле слышным голосом шептал Фролаф, - Он знал... что сюда приедете вы. Но ему нужен был.... ты... Ательстан... сын Хрунтина. Ты ведь кое-что привёз сюда... так ведь?
- Откуда он узнал? - в ужасе произнёс кронпринц, - Откуда?
- Просто отдай его мне, и я пощажу твоих грёбаных ослопасов, - яростно прорычал старый Фролаф.
Его голос уже не был слабым и умирающим. Напротив, старик говорил решительно и с нескрываемой жуткой ненавистью. Ательстан тотчас же отпрянул от Фролафа. Кронпринц и воины вокруг ещё более ужаснулись, когда увидели, что глаза старика налились алым огнём. Зрачки в них мистическим образом исчезли.
- Просто отдай мне хренов камень, сын портовой блудницы, - прорычал утробным голосом Фролаф, - Просто отдай мне его! Или я вырву ваши маленькие позвоночнички из ваших щуплых спинок и разломаю их на сотню кусков! Я разделаю вас как хрюшек!
Голос старика становился всё громче и громче. Спустя секунду он уже распространялся подобно оглушительному грохоту.
- Я сожру ваши треклятые головы целиком! - продолжился рёв монстра, - Я разжую ваши кости! Я разрублю твоих воинов на тысячу разных частей, а тебя....
Но договорить одержимый старик не успел. Рогволд со всей силы вонзил в его тел боевой клинок. Он больше не мог слушать этот ужасный демонический грохот.
- Тейваз Кеназ! - прокричал во всё горло ярл Рогволд.
Это были одно из заклинаний, которые некогда использовали жрецы. Да, в нынешнем мире настоящую магию найти было нелегко, но всё же ярл Рогволд обладал некоторыми познаниями. У него было много хороших наставников ещё при его родном отце. Он давно изучил древние руны, и научился ими пользоваться. Вот только сегодня он впервые в жизни применил настоящее боевое заклятье.
Как только Рогволд вонзил в тело старика свой клинок, его лезвие тотчас же залилось ослепительно голубым пламенем. Пламя было настолько ярким, что воины вокруг едва не лишились зрения. Оно становилось всё ярче и ярче, а затем произошла ещё более ослепительная вспышка. Возникшая после неё ударная волна, расшвыряла всех воинов в разные стороны.
Рогволд с бешеной скоростью врезался в один из столов, едва не проломив себе голову. Его клинок так и остался торчать в теле чудовищного монстра, бывшего когда-то старым Фролафом.

Когда колдовский эффект прошёл, то воители обнаружили, что старика больше нет. Его тело неизвестным образом испарилось. Но вместе с ним невесть куда исчез и боевой клинок Рогволда.
- Великая Мать Богов! - яростно выпалил Ательстан, глядя на это зрелище, - Рогволд, а ты умеешь удивлять.
- Руническая магия, - ответствовал на это ярл, - Меня ей учили давным-давно. Думал, что всё это сказочки. Но сегодня убедился в обратном. Вот только куда запропастился мой меч....
Воины вокруг ещё не успели прийти в себя. Они здорово навидались в своей жизни интересных и страшных вещей, но такой магии они за все прожитые годы не видывали ни разу. Да и падение на них всех сказалось не лучшим образом. Свенельда больше не было с ними. Этот доблестный воин упал неудачно. Он со всей силы ударился головой об огромный жреческий камень, который ярл Рагнар ставил во дворце в качестве оберега. Череп Свенельда просто не выдержал столь сильнейшего удара.
Но пока что гибель дружинника была не замеченной остальными его товарищами.
- Это всё из-за камня, - наконец, проговорил Ательстан, глядя суровым взглядом на Рогволда, - Отец поручил мне доставить его Рагнару, чтобы он спрятал его глубоко-глубоко. Он говорил мне, что камень вызывает странные видения у него и не даёт спокойного житья. И я привёз его сюда. А теперь я понимаю, что за ним кто-то охотится... За этим проклятым Обломком.
- Покажи нам, - гневным голосом произнёс ярл.
Его оставшиеся в живых дружинники приблизились к стоящим венценосным особам.
Ательстан подчинился приказу своего друга, и достал из-за пазухи странного вида, шкатулку. Она была небольшой, но тем не менее Рогволд почувствовал таинственную энергию, исходящую от неё. В его руках началось невесть откуда взявшееся, покалывание.
А затем он услышал странный и неведомый шёпот, который исходил откуда-то из глубины вселенной. Он не слышал слова, которые издавал шёпот, но отчётливо знал о том, что камень явно опасная штука. Магическая энергия явно давала о себе знать.
- Что за камень? - вопросил Рогволд, - Где его нашли?
- Отец нашёл во время похода против горных гигантов, - ответствовал Ательстан, всё крепче и крепче сжимая в руках эту странную демоническую шкатулку с артефактом.
Торгейр между тем почувствал резкую головную боль. Она происходила вовсе не от падения, а от усиления магического эффекта этого неизвестного колдовского камня.
- Он нашёл его, когда убил их короля, - продолжил кронпринц, - Отец сказал, что король великанов предупреждал его об опасности со стороны камня. Он называл камень странным словом "Обломок", и также говорил о том, что никто не должен его касаться. Что камень проклят... и что он принесёт лишь гибель....
- Какого демона, - яростно выругался Рогволд, - И Харальдссон его взял себе? Как грёбаный трофей?
- Со всем уважением, сир, - послышался голос одного из королевских гвардейцев, - Но вы говорите о нашем конунге Хрунтине Харальдссоне, а не о каком-то купчишке.
- Да пошёл ты! - гневно заорал ярл, - Пошли вы все! Мой отец бы никогда в жизни не взял эту дрянь себе! Вы не знаете о том, что там. Вы не знаете, какое зло там может сидеть. Слышали ли вы легенду об Обломках?
- Нет, - раздались ответы со всех сторон, - Не слышали.
Никто из дружинников, включая Ательстана, и не ведал об этих мифах. Лишь только один Рогволд знал эту страшную тайну.
- Мой отец и жрецы рассказывали мне об этом. - проговорил Рогволд, - Тысячи лет назад раса Йотунов создала великое колдовское оружие, направленное против Богов. Оно назвало его Ключом к Рагнароку, Гибели всего и вся. Это древнее оружие могло впустить во вселенную настоящее зло. Они намеревались выпустить своего тёмного создателя, который был заточён Богами в Нижние миры. Но Боги помешали Йотунам это сделать. Они разбили армию Йотунов, нашли уже готовый артефакт и раскололи его на несколько частей. А затем они расшвыряли его по всей вселенной, дабы никто не смог найти их вновь. И вот, ты, Ательстан, при
Праздник из прошлого. Рассказ.
Праздник из прошлого. Рассказ

Хочу рассказать тебе о том времени, когда мы ещё жили в том самом светлом прошлом, в котором не было места для суровых проблем, не было никаких страданий и тёмных событий. То время навеки останется для меня - самым лучшим, что было во всей моей жизни. Навсегда это время войдёт в историю моей жизни. Тогда всё было по-другому. В то время солнце ещё ярко светило над всеми нами.
Раньше в далёком детстве Рождество и Новый год для меня были не просто выходными днями, а чем-то таким светлым и большим в жизни. Сейчас я вспоминаю то время, когда я был совсем маленький. В 20-х числах декабря мы всегда наряжали ёлку. При чём инициатором этого занятия был я сам. Бабушка и дедушка жили рядом с квартирой родителей. Мы могли спокойно ходить друг к другу хоть каждый день. Так уж нам повезло. Ёлку мы всегда наряжали в двух квартирах. Я первым с огромной радостью бежал к бабушке с дедушкой на квартиру, дабы предаться этому незабвенному занятию. Сам процесс так называемого "наряжания" зелёной красавицы казался для меня чем-то большим и значимым в жизни. Я с великой радостью носился над ёлочными игрушками, разносил по квартире гирлянды и декорации. Больше всего внимания я всегда уделял мелодичным Дедам Морозам. Эти маленькие музыкальные игрушки были для меня чем-то необычайно ценным. Помню, как у меня их было две. Один Дед Мороз носил красное одеяние и при нажатии на кнопочку, издавал американские рождественские мелодии. Боже мой, я до сих пор помню их звучание. А второй был потолще и уже напоминал нашего русского Деда Мороза, и при нажатии на кнопку, он играл уже другие мелодии предновогодней тематики.
Не только музыкальных Дедов Морозов я обожал больше всего, но и ещё и переодевать дедушку. Мой дедушка тогда ещё был в самом, можно сказать, расцвете сил. Ему самому нравилось это дело - наряжаться в деда Мороза. Для этого я накупал целый пакет форм этого сказочного персонажа, а также и наборы колпаков и бород. Дедушка любил не только наряжаться, но и даже как-то играл эту роль, подобно какому-нибудь актёру.
На празднества и мероприятия в рождественский период мы всегда читали какие-нибудь новогодние стихи и пели песни. Дедушка любил петь на английском. Кажется, я до сих пор слышу его голос, поющий эти слова.
- Christmas is coming
The goose is getting fat
Please to put a penny in an old man`s hat
Please to put a penny in an old man`s hat.
Были не только эти слова, но и другие. New Years day will soon be here and I can hardly wait! До сих пор их звучание раздаётся у меня в голове.
Да, это было чудесное время в моей жизни. Иного просто не скажешь!
Потом мы разыгрывали какие-нибудь сценки. На новогодний праздник к нам приходили родители, и мы просто не могли не сыграть что-нибудь этакое весёлое. Как правило, мы с дедушкой уходили в мою комнату, переодевались в разные костюмы, доставали игрушечное оружие и выходили уже к гостям. Далее мы разыгрывали что-нибудь из истории или фантастики, какую-нибудь миниатюрку. Заканчивалось это опять же весёлыми песнями и плясками.
Тогда было настолько прекрасно, что мне с каждым днём хочется всё быстрее и быстрее отправиться в моё замечательное и чудесное прошлое.
То время до сих пор не уходит у меня из головы. Каждый день я просыпаюсь с мыслями об этом чудесном и невероятно ценном для меня, прошлом.
Да, сейчас уже совсем не те времена. Сейчас всё стало намного мрачнее и угрюмее. Но мысли о том прекрасном и незабываемом прошлом, до сих пор подпитывают мой организм. Да, то время было для меня настоящим чудом. Единение семьи, атмосфера света и тепла, а также внутренний покой.
Эх... вернуться бы....

(с)
Моё выступление в ЦДЛ


Если кому интересно, можете поглядеть на выступление вашего форумчанина.
По-моему всё сказал дельно )))

Правда вот немного волновался, а так даже неплохо вышло.
Говорил о развитии современной литературы. Всё-таки молодёжь наша сейчас только на политике и на играх специализируется. А ведь литература - интересная вещь. Если её изучать досконально, то можно про многие проблемы забыть. Задумайтесь, друзья :)

Говорил о развитии современной литературы. Всё-таки молодёжь наша сейчас только на политике и на играх специализируется. А ведь литература - интересная вещь. Если её изучать досконально, то можно про многие проблемы забыть. Задумайтесь, друзья :)

Говорил о развитии современной литературы. Всё-таки молодёжь наша сейчас только на политике и на играх специализируется. А ведь литература - интересная вещь. Если её изучать досконально, то можно про многие проблемы забыть. Задумайтесь, друзья :)

(пришлось три раза один и тот же абзац писать, а то блог требует 1000 символов, сорри)
Очерк. Единение
Единение. Очерк

(из цикла Деревенские рассказы)

Церковь святого Михаила долго пустовала в моей родной деревеньке. Нет, конечно, люди в ней были, но пустовала она совсем в другом смысле. Вот помнится, в той церкви служил отец Мелхиседек, давний друг моего дедушки. Помню, как священник приходил к нам домой вместе с семьёй, как мы все вместе садились пить чай и говорили о развитии современной культуры. Но увы.... Вскоре отец Мелхиседек уехал из деревни. Высшие епархиальные инстанции перевели его в другой город, который находился на очень далёком расстоянии от деревни. Но вот епископы и митрополиты почему-то забыли поставить нового священника в деревню. Церковь святого Михаила опустела. Хорошо, что селяне одумались и послали гонцов к монастырю, что находился на небольшом расстоянии от деревни. Настоятель Амвросий с радостью согласился помочь селянам и посылал нескольких монахов в церковь святого Михаила по воскресеньям, дабы те могли править обедни и принимать людей. Помимо этого в монастырь звонили и для того, чтобы вызвать служителей для справления свадеб и проведения похорон. Двое монахов, дай Бог им здоровья, Феофан и Феодокл с большим удовольствием ездили в деревню. Конечно ехали они не сами, а их подвозил один из селян, который был глубоко верующим человеком. Казалось бы, не всё так уж и плохо, но когда проводишь анализ данной ситуации, создаётся нелицеприятный вывод. А ведь монахи делали одолжение жителям деревни. Монахи действительно оказывали услуги жителям и при этом совершенно бесплатно. Да, несомненно, это были хорошие и добросердечные люди, но ведь это не было их обязанностью. С какого тарарама никто из вышестоящих инстанций не подумал о судьбах жителей деревень, в которых не осталось священника? Неужели им совсем наплевать на народ? Иногда складывались и такие мысли.
При этом, селяне слышали, что отец Мелхиседек из дальнего города поднял этот вопрос на совете. Он обратился к епископу и всем вышестоящим духовникам с просьбой решить проблему деревни. На что духовники просто ответили, что они решат этот вопрос в скором времени. В итоге, прошло половина года, прежде чем в церковь прислали нового священника. За эти половину года церковь святого Михаила посещали Феофан и Феодокл, которые уже успели стать для деревни семьёй. Они были настолько добрыми людьми, что понимающе относились к состоянию здоровья многих селян. А уж большинство селян составляли старики да старухи. Молодые все в города подались и ушли в бизнес. Так вот эти двое монахов, как рассказывала баба Лера, во время жуткого холода, сделали одно объявление. Они сказали, что желающие причащаться могут не приходить в храм, ввиду лютой минусовой температуры. Прихожанам надлежало собраться в одном из домов на каждой стороне большой улицы. В итоге все желающие собрались в избе у тёти Светы. Туда и пришли двое монахов и провели обряды. Причащающиеся были в основном-таки старухи и старики, но и молодые тоже прослеживались. Говоря честно, мало кто додумался бы такого варианта насчёт причастия на дому. Я попросил Господа дать здоровье и счастье этим двум монахам - Феодоклу и Феофану. Они сослужили свою службу достойно в тяжёлые для села дни. Они помогали людям не только словами, но и даже делами. Они навещали больных и ужасно старых людей, беседовали с ними, помогали добрыми советами.
Теперь же новый священник был прислан. Его звали отец Филипп. Этот человек был довольно молод, ему не было ещё и двадцати пяти. Борода его также ещё не прослеживалась. Слава Богу, епархия додумалась прислать священника. Но и то, здесь тоже были свои маленькие минусы. Этот священник был действительно по горло в делах, так как помимо этой деревни навещал ещё и соседние. Несмотря на свою лютую занятость, отец Филипп никогда этого не показывал. Он никуда не торопился, хотя у него и был для того повод.
И вот в сентябре я приехал снова в свою деревню дабы посмотреть на новую службу. В воскресенье в семь утра мы со старушками проснулись, потянулись и тотчас же направились к храму. По правде говоря, я едва не проспал, хотя накануне договорился с соседками о том, что с утра сходим на службу. Соседки меня крикнули, и я быстренько поднялся с кровати, оделся и побежал за ними. На удивление моё, у храма столпилось поистине огромное количество народу. Людей было по меньшей мере больше чем пятьдесят. Сегодня в церковь пришла вся деревня. Да, вы не поверите, но это было так. Вся деревня прибыла сегодня в церковь святого Михаила. Столько народу я не видел ещё со времён моего дедушки, с которым мы сюда приезжали в старые-добрые времена.
Церковные хористы пели настолько громко, что казалось бы, стены сейчас возьмут и начнут дребезжать. А ведь голос у них такой бодрый был именно из-за того, что они почувствовали это самое единение. Лица у всех находившихся в храме, были радостными и полными надежды. В храме было полно не только пожилых людей, но и молодых и даже маленьких детей. Все радовались и благоговели так, что описать эти чувства практически невозможно. Их можно только познать самому. Есть вещи, которые нельзя описать, но которые можно лишь прочувствовать. Нет, господа, я такого давно ещё не видел. Помнится, заходил я как-то в храм мельком во времена монастырских батюшек, и не видел такого единения в лицах селян. Но сегодня я это узрел не только глазами, но и почувствовал всеми фибрами своей души. Атмосфера света настолько пронизывала церковь, что хотелось поднять руки вверх и взлететь к небесам.
Затем отворились огромные двери, и к нам вышел сам отец Филипп. Несмотря на то, что он пытался казаться серьёзным, лицо его выдавало некоторую радость. Он видел перед собой большое количество людей, которые были счастливы, что церковь святого Михаила вновь возродилась. Соседки мои сразу же побежали причащаться. Отец Филипп выслушал их и перекрестил. Я же причащаться не стал, так как уже сделал это в Москве. Но зато я тщательно наблюдал за происходящим, и радость моя была переполненной.
Вот оно значит в чём единение села! Вот оно! Вот оно единство, которое сплачивает людей. И его я имел честь лицезреть сегодня. Сегодня я лицезрел настоящее единство жителей села. Церковь святого Михаила очнулась ото сна, а вместе с ней пробудилась и деревня.

©

Последние комментарии

Последние посетители

  • Imperial Galdrarunir
  • Imperial Мемнон
  • Imperial Haktar
  • Imperial Александр Попов
  • Imperial Xamax
  • Imperial Архитектор
  • Imperial Маринист
  • Imperial Russian_Alexander
  • Imperial Dart Kovu Nazgul
  • Imperial Dagger75

0 посетителей

Блог просматривают: 0 гостей
Воспользуйтесь одной из соц-сетей для входа на форум:
Сообщество ИмпериалБлоги Писательский Блог от BagaturKhan
Обратная Связь
© 2019 «Империал» · Условия использования · Ответственность · Визитка Сообщества · 16 Янв 2019, 11:52 · Счётчики