Сообщество Империал: Нахалы из Джамаля. - Сообщество Империал

Стратегии, Игровые Миры, История, Total War
  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше
Уважаемый Imperial Гость, анонсирована первая игра серии Total War Saga - Total War Saga: Thrones of Britannia
1
Нахалы из Джамаля.

Нахалы из Джамаля.

Дата публикации: 01 Август 2017
От автора.
В последнее время впал в депрессию и стал чувстовать себя человеком, не нужным обществу. Но всё же решил кое-что из своего сеттинга опубликовать тут. Может кто и прочитает. В любом случае заранее спасибо.
А то уж больно мысли плохие у меня насчёт будущего....

Если кто может на вдохновение бросить, то с радостью приму
Мой Яндекс Кошелёк 410015128154129

----
Нахалы из Джамаля.
(Рассказ по моей фэнтези вселенной. Пока что редакции тоже нет, но я надеюсь, что критики отрицательной не будет).

- Всё поняли? - ещё раз задал свой вопрос Джек.
- Ну как бы да, - послышался ответ из кучки головорезов, - В общем.... Всё в ажуре, босс.
- То есть нам просто стибрить шкатулку и дать дёру? - вопросил Кастратор, - Ну... и конечно же кокнуть Ашхара.
- Взять шкатулку и свалить, - проговорил Берсерк, - Только я ни хрена не врубаюсь, зачем она тебе.
- Так! - едва ли не в гневе взревел Джек Ромильтон, - Объясняю вам придуркам ещё раз! Без смешков, пожалуйста! В конце концов, это серьёзная операция! Серьёзная, твою прапрабабушку! А вы здесь разводите какой-то балаган!
- А чё в шкатулке-то? - снова раздались вопросы, - И почему её открывать нельзя?
- Потому что я так сказал! - заорал Ромильтон, - Потому что, я гранд-адмирал этой грёбаной эскадры пиратских сыновей шлюх!
Джек слегка прокашлялся, а затем понизил голос. Он становился всё более ровным и спокойным.
- Сорри, - проскрежетал гранд-адмирал пиратов, - Я понимаю, вам всем не нравится эта шняга. Но за неё нам один чувак вознаградит по самое небалуйся. Я пока не могу вам сказать, кто это. Одно только скажу, это очень и очень жёсткий типан. Тип с могуществом, которое даже нас может в ВЫРЕЗАНО АВТОЦЕНЗОРОМ втоптать. Если мы ему эту шкатулку не дадим, он нас всех порешит одним ударом. Но если мы выполним операцию успешно, то станем такими клёвыми, что целые царства сможем жахнуть.
- В смысле? В смысле порешит? - изумлённо воскликнула Секирщица.
Эта пиратка считалась самой дерзкой в отряде Безбашенных Нахалов из Джамаля. Она никогда не подчинялась беспрекословно приказам. В своё время за это она даже лишилась одного уха. Жизнь подвергала её тяжёлым испытаниям.
- В том смысле, - ответил на это Джек, поправив синюю треуголку на голове, - В том смысле, что этот парень - колдун.
- Ты чё в натуре грибов объелся? - яростно вопросил Берсерк, - С колдунами дело иметь? Мы - пираты, вольный народ! Мы не станем подтирать зад за какими-то лиходеями! И уж тем более им что-то приносить!
- Да, пойми ты в конце концов, - произнёс Ромильтон, - Он такое богатство обещал! Понимаешь? Десятки гигантских сундуков с самоцветами! Я их сам видел. Вот этим глазом! Вот этим моим бедным глазком!
Джек показал себе металлической рукой на свой единственный здоровый глаз. Второй у него выжгли ещё в те времена, когда он служил у восточных эмиров в качестве раба. Слава богам, что эти времена давно миновали. Пират до сих пор помнил своих рабовладельцев и желал им смерти, но сейчас задача была совершенно иной. Задача более сложная и важная, нежели свершение мести.
- Если мы добудем ему шкатулку, - продолжил Джек, - Этот парень нас здорово вознаградит. Всех нас. Вас и меня. Но есть и ещё одно условие. Никому из других шлюхиных детей - ни слова об этом! Никому!
- Ты же знаешь, что мы с тобой вместе до конца, - послышался ответ Секирщицы, - Мы все здесь отверженные изгои, бывшие рабы, воины, блудницы и люди, преданные теми, кому ранее служили. Мы дали клятву верности друг другу ещё давно. Да, мы выполним эту просьбу. И мы получим дары. И естественно мы будем молчать как рыбы. Но только поклянись нам, Джек. Поклянись всем нам. Что ты никогда после этого не будешь иметь дел с колдунами! Дай клятву.
- Дай клятву, - раздались голоса остальных членов группировки, - Клянись всем. Клянись сейчас.
- Клянусь всем, что я создал, - проговорил Ромильтон, голос которого едва не перерос в шёпот, - Клянусь Богами и своей душой. Никогда. Но а сейчас нам нужно это сделать, ребята! Мы вот-вот достигним берегов Артавана. Именно там Ашхар Шахнузрад, султан Далгапура, в могучей портовой крепости, и хранит нашу бесценную шкатулку. Как только мы начнём высадку и возьмём гавань, ваш отряд отправится на штурм дворца Ашхара. Когда проникните во дворец, шкатулку найдёте сразу. Она находится в личном кабинете самого властелина востока. Шпион колдуна уже разузнал, что Ашхар хранит её в тайнике, проход которому лежит через статую его отца. Её вы быстро найдёте, она сделана из золота. Чистого золота. Надеюсь, Оборотень, не подведёт.
- Ещё бы, - послышался здесь яростный рычащий голос.
Он исходил от брутального вида пирата, с ног до головы покрытого татуировками. Это был суровый северный воин, такой же как и Берсерк. Вот только одно отличало его ото всех. Оборотень - не было его прозвищем. Это было его проклятие.
- Я уже сейчас готов рвать их на части, - прорычал сурового вида пират, - Ладно. Добудем шкатулку и убьём Ашхара. А потом вернёмся к тебе. Но только ты должен знать... Если ты дал нам клятву, обратно ты её уже не возьмёшь!


Когда воины из отряда Безбашенных Нахалов покинули адмиральскую каюту, сам Джек Ромильтон тяжко вздохнул. Он снял треуголку и положил её на стол, который был весь завален географическими картами и иными бумагами. Гранд-адмирал всех пиратов Океана Бурь скинул с себя и свой синий воинский сюртук. Он остался в одной белой рубашке и тёмных панталонах. Пират неслышно приблизился к роскошному креслу и тотчас же плюхнулся на него. Он почувствовал внутри себя резкую усталость. Такое ощущение у него было, когда он и его флот пережили сильнейший шторм неподалёку от мыса Роллона. Правда сейчас море было относительно спокойным.
- Хорошо, очень хорошо, - вдруг послышался странный потусторонний голос откуда-то спереди.
Джек тотчас вздрогнул, а затем тряхнул головой. Перед его глазами возникло изображение довольно мрачного и тёмного персонажа.
Он был буквально закован в тёмную кольчугу с ног до головы. Поверх брони он носил красную тунику с изображением неведомого символа, напоминавшего расползающуюся по бумаге, кляксу. Лицо пришельца было закрыто со всех сторон кусками тканей, и Ромильтон не видел его. Но зато голос существа был таким мощным, что казалось бы, он забирался в саму душу пирата.
- Хорошо, - ещё раз прорычала сущность.
Ромильтон не видел лица чародея, но знал, что сейчас он смотрит на него. Джек в мгновенье вскочил с кресла, а затем опустился перед невесть откуда взявшимся колдуном, на колени.
- Я всё сделал, властелин, - покорно произнёс Ромильтон, - Мои лучшие ребята уже завтра захватят шкатулку и принесут её сюда.
- Безупречно, - ответил на это колдун, - Завтра мы узнаем, кто они на самом деле. Истинные воины или трусы.
- Они не могут быть трусами, - дрожащим голосом говорил Джек, - Они - лучшие из моих ребят.
- А ты лучший? - вопросил лиходей, - Правда ведь не в том, кто они, а кто ты. Верно ли ты служишь мне?
- Всем сердцем, господин, - послышался ответ, - Всем сердцем. Разве я недостаточно доказал?
- Нет, - сказал на это монстр, - Пока недостаточно. У меня будет ещё одно задание для тебя, Джек. Все, кто добудут для тебя шкатулку, должны умереть. После того, как они принесут её тебе, ты прикончишь их.
- Что? - в ужасе воскликнул Ромильтон, подняв голову вверх, - Я не могу... Они... они мои друзья. Мы вместе ещё со времён моего рабства. Мы с ними через многое прошли!
- И всё же ты убьёшь их, - прорычал чародей, - Как только они принесут тебе шкатулку и голову Ашхара Шахнузрада, я заблокирую им выход из твоей каюты. Ты прикончишь их прямо здесь! Если не сделаешь этого, я уничтожу весь твой флот, а тебя отправлю обратно к эмирам. Они давно жаждут заполучить самого могущественного из пиратов Океана Бурь! Поверь, мои силы достаточно велики. Но если ты выполнишь мои приказания все до единого, то я позволю тебе взять контроль не только над этим Океаном. Я сделаю тебя Богом морей. Выполни приказ, и станешь повелевать всеми морями!
Сказав эти слова, монстр просто растворился в воздухе. Он просто исчез, не оставив после себя даже пара.

---------------

- Селим! - послышался громкий приказ султана.
Военачальник Итхильбэкич подчинился и позвякивая тяжёлыми доспехами, приблизился к своему господину ещё на полметра. При этом он отдал низкий поклон повелителю, и остался стоять с выражением лица, полным благоговения и одновременно некоторого страха.
- Мурза Селим, - повторил Ашхар Шахнузрад, - Всё, что я тебе сейчас скажу, должно остаться нашей тайной. Ты не должен об этом никоу говорить. Это приказ твоего султана.
- Да, луноликий, - ответствовал Селим Итхильбэкич, - Ни слова.
- Тогда пойдём со мной, - проговорил султан, - И я покажу тебе... Моё наследие.
Ашхар Шахнузрад развернулся и направился в сторону громадного круглого стола, находившегося в центре его большого кабинета.
- И проклятие, - добавил Ашхар на ходу.
Селим Итхильбэкич немедленно последовал за своим господином. Его походка была крайне неуверенная. Он всегда странно себя чувствовал в присутствии султана. В глубине души Селим даже боялся его. Про него ходило множество разных слухов, которые проносились по всем придворным семьям. Поговаривали, что Ашхар - не простой человек, и что с детства он обучался у таинственных дервишей, что знали многое о магии и колдовстве. В присутствии султана многие люди ощущали внутри себя странное чувство, которое они никак не могли описать. Оно было похоже на смесь страха и трепета, который затемно усиливался.
Султан Ашхар слегка поправил свою красную чалму перед тем, как открыть великую тайну своему военачальнику. Потом Шахнузрад неспеша подошёл к небольшому проёму в стене кабинета, в центре которого находилась довольно изысканнаяя золотая статуэтка его отца, некогда могущественного из султанов всего востока. Он тихо надавил на неё, а затем словно бы, магическим образом, плиты тотчас же начали раздвигаться. Селим был ошеломлён тем, что султан доверил ему одну из самых больших тайн. Обычно о таком знали лишь только самые доверенные члены семьи. Даже Великий Визирь наверняка и не ведает о тайнике в кабинете Ашхара. А Селим не был даже дальним родственником Ашхара Шахнузрада.
Прошло несколько секунд, и плиты вовсе исчезли, прорубив дорогу в неизвестности. За место проёма, Селим видел большой квадратный вход, который вёл несомненно в какую-то секретную комнату.
- Никому ни слова, - проговорил Ашхар, так и не оборачиваясь. - Следуй за мной.
Султан направился прямиком на территорию своего тайника, и вскоре исчез там. Селим Итхильбэкич прокашлялся, а затем ускорив шаг, проследовал за повелителем внутрь.
Войдя через тайный проход, мурза Селим очутился в странном овальном помещении, в котором он не увидел ничего ценного. Стены комнаты были абсолютно голыми. На полу даже не лежал изысканный ковёр, которыми так славился дворец султана. Комната была почти пустая, за исключением только одной маленькой детали. В центре помещения стоял маленький столик, на котором лежала небольшая серебристая шкатулка, исписанная какими-то неведомыми символами.
- Слушай меня, - произнёс султан, повернувшись к военачальнику лицом, - Это моё самое большое проклятие. Ты бы знал, как мне хочется избавиться от него! Но одновременно... эта шкатулка - нечто ценное для меня.
Селим взглянул на квадратный предмет в центре стола, и неожиданно почувствовал странный холод, возникший где-то в глубине его души. А затем появился этот неведомый и странный шёпот, который происходил откуда-то издалека. Итхильбэкич почувствовал в этом предмете неведомую магию. Он знал, что шкатулка хранит что-то крайне опасное, и возможно эта вещь явно не от света посланная. Итхильбэкич нервно потрепал себя за бороду, а затем опустил голову вниз. Смотреть на шкатулку ему вовсе не хотелось.
- Здесь находится Камень Власти, - проговорил Ашхар, - Его мы нашли во время похода против племён Гери. Местные вожди считали его своим талисманом. Я забрал эту дрянь себе... Зачем это я сделал, будь я проклят?! Из-за этого, я теперь никак не могу позволить себе спокойной и мирной жизни... Но я не хочу, чтобы она никому досталась. Слушай меня, Селим... Слушай внимательно. Я уже довольно немолод... Дни мои сочтены. Но я хочу, чтобы ты и именно ты забрал эту дрянь и после моей смерти бросил в море. Пускай она потонет раз и навсегда. Сделай это.... Я не хочу, чтобы она досталась моим детям или каким-нибудь родственникам. Дай мне клятву. А также пообещай, что никогда не взглянешь на неё.
Селим был ошеломлён таким поворотом событий. Он представлял себе, что угодно, но только не это. Он также и не понимал, почему султан выбрал именно его хранителем такого вида тайны.
- Но почему я, повелитель? - вопросил Селим, несмотря на страх перед господином, - Почему вы выбрали именно меня?
- Я не простой человек, - ответил на это Шахнузрад, - Я обучался многим таинствам, и многое знаю. Я могу читать людей по глазам. Тебе можно доверить, Селим. И я это вижу. Если я умру, ты придёшь сюда, заберёшь шкатулку и выбросишь. И никогда не посмотришь на то, что внутри неё. Клянись мне.
- Я не....
- Клянись.
- Но, мой господин....
- Клянись!
Голос султана был хоть и негромким, но Селим отчётливо расслышал в нём нотки гнева. Отказываться от предложения господина в этой стране было нельзя испокон веков. Если Ашхар выбрал его, значит такова была судьба Селима Итхильбэкича.
Военачальник покорился воле господина. Он рухнул на колени, взглянул на Ашхара и положил руку на сердце.
- Клянусь всеми Богами, - проговорил Селим, а затем опустил голову.
Султан Ашхар на это молча кивнул головой. А затем он развернулся в сторону шкатулки.
Лицо его отдавало некоторой скорбью. Это явление Селим отчётливо заметил в глазах повелителя. Суровый господин востока был чем-то опечален. Радость давно покинула его душу.
- Хорошо, - печальным тоном произнёс Шахнузрад, не оборачиваясь на Селима, - Хорошо.... Теперь я спокоен. Можешь встать.

Вскоре султан и военачальник покинули тайник, а заодно и территорию кабинета. Ашхар с Селимом неспешно брели к тронному залу.
Шахнузрад более не говорил о таинственной шкатулке, от которой веяло странной магией. Он рассказывал Селиму про своих сыновей. Говорил, как гордится, что они есть у него. Порой Шахнузрад даже спрашивал советов у Селима Итхильбэкича.
Они прогуливались по величественной галерее с невероятно прекрасными колоннами. Эти галереи соединяли множество зданий всего этго исполинского дворцового комплекса, что возвели предки Ашхара в далёкие времена. Дворец был воистину великолепен. Его величию восхищались все правители мира, включая и вассалов Ашхара. Многие желали посетить портовый город Артаван, столицу Далгапурской империи, только ради лицезрения сего могущества, воплощённого в великом дворцовом комплексе султана.
- Этот дворец был построен ещё моим дедом Сулейманом, - проговорил Ашхар, настроение которого заметно улучшилось, - Его строили тысячи рабов, которых мы добывали во время западных набегов. Сейчас те времена уже давно миновали.
- Дворец не сравнится в своём великолепии ни с одними другими сооружениями, - заметил Селим, - Вашему могуществу завидуют все.
- Настоящее чудо света, - согласился султан, - Но какой ценой оно было создано. Во время строительства погибали тысячи рабов. Они работали денно и нощно почти без перерывов. Если кто-то из них умирал, то за место него сразу ставили нового. И так продолжалось долгие десять лет. Десять лет людской крови. С одной стороны, дворец действительно настоящее чудо, но с другой.... тысячи мёртвых людей. Сулейман сгонял на его строительство всех - и мужчин и женщин и детей. Тысячи убиенных... Тысячи.
- Но это же всего лишь рабы, - произнёс Селим, - Рабы... Они ведь просто ничтожества. Ваш дед сделал правильно, что не щадил их. Благодаря такому его решению, этот дворец был создан намного быстрее, чем даже планировался. Обычно такое сооружение возводится не менее двадцати пяти лет, а то и больше.
- Эх... Селим, - вновь помрачнел Ашхар, - Ты ещё молод. И горяч. И многое не осознаешь. Но я не таков. Я уже стар, и я знаю, каково это - убивать людей. Я уничтожил на своём веку множество соперников, многих казнил и умертвил. Я убивал и мужчин и даже женщин. Но что мне это принесло? Только душевные муки. Как видишь, сейчас я вовсе изменил своим принципам. Ты не представляешь, как это страшно лишать кого-то жизни. Даже всего одного раба... Одного маленького раба. Как это жутко... А ещё страшнее осознавать то, сколько боли ты принёс близким убиенного тобою. Как это невыносимо больно...... А потом... а потом все они снятся тебе во снах... приходят ночью и смотрят на тебя. Все умерщвлённые тобою люди. Ты поймёшь это, когда достигнешь моих лет. Ты поймёшь. Мой дед это понял, когда умирал. Сулейман просил Богов прощения на смертном одре. Он вспоминал каждого, кого он в своё время прикончил. Он так громко рыдал, что его стенания были слышны во всём дворце.
Итхильбэкич на это ничего не ответил. Он просто не знал, каков должен был быть его ответ повелителю. Итхильбэкич был категорически не согласен с точкой зрения султана, но возразить ему он просто не смел.
Неожиданно военачальник и его повелитель услышали довольно протяжный женский голос.
- Повелитель! - раздались крики откуда-то издалека, - Повелитель!
Ашхар тотчас же развернулся назад. К нему со всей скорости бежали двое молодых людей. Они неслись так, будто бы за ними гнался ледяной дракон.
- Фарида! - узнав свою внучку, проговорил султан.
Помимо молодой и стройной девушки в белых одеяниях, к Ашхару нёсся и довольно высокий юноша в синем мундире с золотыми пуговицами. На голове его зияла красного цвета шапка со свисающей вниз, кисточкой. Это был один из сыновей Шахнузрада по имени Джахангир.
- Джахангир! Фарида! - строго произнёс Ашхар, - Что случилось?
Селим бросил в сторону Фариды удивительно нежный взгляд. Она действительно была красива. Её тёмные волосы сводили с ума многих военачальников Империи. Тёмные волосы и ослепительно голубые глаза. Селим не знал, заметил ли это Ашхар, но при виде этой девушки он про многое забывал. Он был долго и безнадёжно влюблён во внучку султана. Это чувство без конца преследовало его.
- Что случилось? - ещё раз задал вопрос Шахнузрад.
Глаза Фариды и Джахангира были крайне взволнованы. Эти двое едва могли дышать от напряжения.
- Отец, - произнёс, наконец, Джахангир, слегка поправив свою красную шапку, - На гавань напали.
- Напали? - с диким изумлением вопросил Ашхар, - Но кто посмел?
- Пираты, - ответил принц, слегка опустив голову, - Джек Ромильтон. И его огромная армада.
- Джек? - с яростью воскликнул Селим, едва не обнажив клинок, - Это же бывший раб моего отца. Он чуть не убил его при побеге. Если этот негодяй здесь, я лично срублю его голову!
- Стой! - поднял руку вверх Ашхар, - Не так быстро. Сколько судов?
- Насчитали около сорока, - доложил Джахангир, - Огромная флотилия. Такого набега мы ещё не переживали. Не знаю где Джек раздобыл такую армию, но он идёт на нас.
На миг султан Шахнузрад вспомнил ту квадратную и таинственную шкатулку, находившуюся у него в тайнике. На одну секунду ему показалось, что причина появления пиратов - именно эта проклятая вещь. Но затем султан заставил себя отбросить эти мысли. Нет, пираты не могли явиться сюда за шкатулкой. Они и понятия не имеют о ней.
- Обороняйте гавань и не пускайте их! - скомандовал Шахнузрад, собравшись с силами, - Джахангир, следуй к войскам. Готовьтесь к ожесточённой схватке. Мы с Селимом скоро будем там. А ты, Фарида, следуй в главный донжон. Оставайся там и не высовывайся!
- Как скажешь, мой повелитель, - нежным голосом ответила девушка.

-----

Огненное ядро, выпущенное из гигантской корабельной катапульты, угодило прямо в величественную статую Сулеймана, бывшего правителя этих земель. Огромный монумент просто рассыпался. Всё творение великих зодчих превратился в кучу горящих обломков.
Второй снаряд разнёс пороховой склад, прямо напротив гарнизонных казарм города. Взрыв был столь мощным, что целый комплекс зданий взлетел на воздух. В эту минуту погибли жуткой смертью сотни воинов Империи. Тысячи из них были смертельно ранены.
По приказу Ромильтона корабельные орудия должны были расчистить путь для высадки десанта. Огромная пиратская армия не должна была испытать трудностей при высадке на берег. В бой пошли не только катапульты, но и более мощные орудия. Один из фрегатов даже обладал дальнобойными мортирами, которые считались продуктом высоких технологий. Эти мортиры Ромильтон приобрёл на чёрном рынке. На них он потратил громадное количество золота, но это того стоило.
Пороховые орудия заработали на полную мощность. Снаряды, выпущенные из мортир, немедленно нашли свои цели. Несколько из них полностью уничтожило оставшиеся в порту корабли Далгапурской Империи. Сотни моряков тотчас же отправились на дно.
Остальные снаряды обрушились на сам великий город. Одно из ядер угодило на рынковую площадь, мгновенно уничтожив десятки торговых рядов вместе с их владельцами. Другие огненные ядра разрушили до основания городской банк, а заодно и разнесли на куски великий храм Дэвов, в котором испокон веков проводили свои ритуалы жрецы древних богов. Взрывы были столь мощными, что яростный грохот от них раздавался по всему городу.
Ромильтон стоял на капитанском мостике своего судна и с полным восхищения, лицом, глядел на горящий вдали город. Это был оплот его бывших рабовладельцев. Джек помнил те годы своей жизни, когда он ещё не был пиратом. В детстве он был сыном простого торговца, но море всегда звало его. В шестнадцать лет он нанялся юнгой на одном из торговых кораблей, отправлявшихся в дальнее плавание. Он так умолял капитана взять его, что тот в конце концов согласился. Море звало Джека с раннего возраста, и потому Ромильтон тотчас же приобщился к нему. У него не было даже той самой морской болезни, которой страдают многие начинающие моряки. Ромильтон любил море, и получал много взаимности от него. Но потом у берегов Далгапура на торговый корабль внезапно напали работорговцы. Они не стали вырезать экипаж, так как им нужны были товары. Джека связали и отправили на громадные рынки востока, где его купил один из знатных господ Империи. Енох Итхильбэкич и его сын Селим. Эти два имени Ромильтон запомнил навсегда. Он помнил и лицо Селима, который со злорадной усмешкой выжигал ему один из глаз. Джек так и не смог отомстить своим бывшим господам при побеге, но когда он стал пиратом, а после уже гранд-адмиралом, то ярости его не было предела. Он мстил далгапурцам за все свои грехи. Но он так и не нашёл своих давних врагов. Итхильбэкич и его сын так и не попались ему на глаза. Больше всего в своей жизни он желал их смерти.
Но сейчас и другая задача встала перед ним. Злобный колдун требовал от Джека верности. Ромильтон знал, что ему придётся убить своих верных друзей. Как только они доставят ему шкатулку, клинок Джека обрушится на них. Ромильтон понимал, что выхода у него вовсе нет и вряд ли он когда-либо появится. Приказ колдуна необходимо исполнить. И нужно сделать это любой ценой.
- Придётся убить их, - проговорил тихо Ромильтон, - Мне жаль.... Но выхода у меня нет.

Один сокрушительный удар Берсерка, и вражеский воин повалился на землю, разрубленный на две части. Воин яростно зарычал, и от этого рёва многие враги едва не потеряли сознание.
Но ещё больший ужас напал на далгапурских солдат, когда они увидели Оборотня в своём истинном обличии. Оборотень представлял из себя громадного десятиметрового волка на двух ногах и с гигантским шипастым хвостом. Зубы его были столь остры, что внушали страх даже храбрейшему из врагов. Рёв Оборотня затмил своим грохотом даже яростный крик Берсерка.
Пиратам несказанно везло. Гавань они взяли очень быстро. Теперь же бои разразились на городских улицах. Всюду шла кровавая бойня. Слышались выстрелы, лязг клинков и громкий крик поверженных воинов. Свистели стрелы, которые тотчас же находили своих жертв и поражали их. Пираты убивали всех без разбору. Многие из них когда-то служили далгапурцам в качестве рабов или слуг, но теперь же настало время их возмездия. Пираты не щадили никого.
Оборотень расшвыривал всех в разные стороны и разрывал в клочья когтями. Его пасть уже обагрилась вражеской кровью. Он издевался над противником, играл с ним. Монстр хватал вражеских бойцов по двое, и подбрасывал вверх. А затем он ловил их своей громадной пастью и разгрызал на части. Далгапурские воины, доблестные мужи в синих мундирах и красных шапках, пытались палить по монстру из всего оружия. Раздавались выстрелы из арбалетов, штуцеров и мушкетов. Но ни один вражеский выстрел не поражал свою цель.
Оборотень был просто неуязвим. Один из воинов явно был офицером, и яростно кричал на воинов. Солдаты никак не могли справиться с титаническим волком, и все их снаряды уходил впустую. Офицер выхватил из-за пазухи пистоль, тщательно прицелился в голову гиганта и выстрелил. Но пуля снова не поразила врага. Она просто ударилась о его чёрный мех и рухнула на мостовую.
Оборотень зарычал так, что казалось бы, сами Боги взвыли единым голосом. Монстр с жутким гневом в его алых глазах бросился на солдат, намереваясь убить их командира. Он расшвырял не менее десятка воинов. Их тела с бешеной скоростью врезались в стоящие вокруг, полуразрушенные дома, и превратились в смесь костей и крови.
Даже Берсерк ужаснулся столь неистовой ярости своего товарища. Один из летящих и орущих солдат едва не сбил пирата с ног.
Не прошло и мгновенья, как Оборотень достиг своей цели. Он резко схватил вражеского офицера правой лапой, а затем стремительно запихнул его себе в огромную зубастую пасть. Он перекусил воина на две части. Его торс вместе с головой был проглочен гигантской бестией, а оторванные ноги рухнули наземь. Крови было так много, что у Берсерка едва не закружилась голова.
- Эх, поганый волчонок, - прорычал Берсерк, - Никого мне не оставил. Всех себе забрал.
- Раааааааааааааааааааааааааааашшшшшшшш!! !!! - послышался ужасный грохот из пасти Оборотня, - РрррррааааааааашшшшшшШ!
После этого, он резко взмахнул одной из своих лап, и превратил двоих далгапурских воинов в кашу. Улица была просто завалена мёртвыми телами. Их было так много, что Берсерк и идущие сзади пираты едва не подскальзывались.
Увидев одного из раненых далгапурцев, Берсерк тотчас же обрушил на него свою гигантскую секиру. Голова вражеского воина тотчас же отделилась от тела. Остальные же враги были уже мертвы.
За Берсерком следовали и другие пираты. Среди них были и преданные друзья Джека, которым сам гранд-адмирал поручил ценное задание.
- Оборотень расчистил дорогу! - закричал со всего горла Кастратор, обнажив свою кривую саблю, - Вперёд! Вперёд!
Пираты с яростным рёвом ускорили шаг. Эта часть города уже была захвачена. Далгапурские воины были выбиты. Пираты заметили, что местные власти эвакуировали жителей. Городские дома были пусты. Многие из пиратских бойцов врывались в открытые двери домов, и тотчас же набрасывались на богатства и ценности, хранившиеся там. Они обчищали практически всё, даже подвалы. В некоторых домах слышалась отдалённая стрельба. Очевидно далгапурцы успели спасти не всех. Оставшихся жителей пираты просто уничтожали. Им не было дела до их судеб и тяжёлой жизни. Для пиратов все они были лишь угнетателями. В каждом далгапурце пираты Джека Ромильтона лицезрели своего ненавистного врага.
Далгапурская империя стремительно лишалась своей благословенной столицы. Пираты проникли уже достаточно глубоко в город. Теперь оставалось лишь пробраться ко дворцу. А султанские хоромы уже были довольно близко.
- Так, ребята! - скомандовал Берсерк, озираясь на воинов вокруг, - Безбашенные Нахалы! Все ко мне!
- Кастратор здесь! - проговорил рослый пират в тюрбане и вооружённый огромным ятаганом.
- Секирщица здесь! - послышался голос безухой и рыжеволосой пиратки в бандане.
- Бичеватель здесь! - раздались и другие голоса головорезов, - Чёрная Тигрица здесь! Король Нечистых здесь! Портовый демон здесь! Придурок из Нью-Форварда здесь! Отпетый Негодяй тоже здесь!
- Мы - Безбашенные Нахалы из Джамаля! - яростно проговорил Берсерк, обернувшись к своим собравшимся товарищам, - Мы не какие-то там загнувшиеся крестьяне, решившие податься в пираты ради бабла! Мы, профессионалы, мать их! И вот теперь настало наше время! Помните, что сказал Джек?
Никто не смел разглашать тот разговор в каюте гранд-адмиралы. Это было запретом для всех.
- Да, мы помним! - послышались ответы разбойников, - Мы помним!
- Сейчас Оборотень расчищает нам дорогу! - прорычал Берсерк, - Как только мы услышим его яростный и протяжный вой, мы немедленно поспешим туда! Прорвёмся и захватим дворец! Мы вместе! Как один!
- Да! Да! Да! - раздались в ответ голоса, - Порвём этих далгапурских крысоловов, как Тузик грелку!

-----
- Профессиональная армия! - гневно вскрикнул Селим, восседая на своём белом жеребце, - Профессиональная армия! И не может дать отпор этому сброду? Да это всего лишь взбунтовавшиеся рабы! Холопы! Отребье со всей планеты!
Итхильбэкич пронзил остальных кавалеристов своим пылающим взглядом. Сейчас он был похож на настоящего бога войны. Его свирепый взгляд внушал лютый страх всем собравшимся у стен дворца, воинам.
- Нет! Не бывать тому! - воскликнул военачальник, - Не бывать тому! Артаван - не просто портовый город! Это столица! Столица всей Империи! Что скажут остальные правители и союзные нам падишахи, когда узнают о том, что мы уступили наследие наших отцов каким-то матросам и рабам?! Что скажут Боги, когда увидят обращённый в руины, великий город, построенных в их честь?! Мы не должны уступать нашему врагу! Джек Ромильтон сегодня будет нами схвачен! А завтра мы отрубим его голову и конечности! И будем развозить их по всем нашим городам! Все узнают о том, что сегодня могучий король рабов, портовых шлюх и отребья наконец-то пал!
- Во славу Империи! - раздались в ответ голоса воинов, - Во славу Далгапура! Во имя султана Ашхара!
- Во славу Империи! - повторил Селим, обнажив свой острый ятаган и подняв его вверх, - Во славу Богов!
Итхильбэкич хоть и внушал страх воинам, но сейчас это даже подняло их боевой дух. Они понимали весь смысл сказанных слов командира. Если столица Империи падёт, то это будет катастрофой для всей страны. Многие окрестные правители отринут вассальную зависимость и ополчатся против султана Ашхара и его наследников. Потеря столицы грозит ужасными последствиями.
Кавалеристы яростно зарычали и подняли своё оружие к верху. Под ними слышалось не менее неистовое ржание боевых коней.
На площади перед дворцом султана сейчас собралось множество воинов. Селим Итхильбэкич привёл кавалерию доблестных Гулемов, могучих всадников, чьи подвиги славились в легендах. Их броня была прочнее даже чем чешуя дракона. Их копья были столь остры, что могли пробить даже тяжёлый рыцарский доспех всадников из северных стран. Дворцовые гвардейцы Баши-бузуки, облачённые в тёмно-синие шинели и вооружённые длинными ружьями, начали выстраиваться в боевые порядки. Огромные ворота, ведущие на территорию дворцового комплекса, тщательно охранялись. Пиратам будет нелегко проникнуть во дворец Ашхара. Вначале они должны будут справиться с войсками, расположившимся на площади. Затем же когда они ступят уже на территорию дворца, на них тотчас же нападут дополнительные силы во главе с принцем Джахангиром. Сын Ашхара уже приготовил сюрприз для войска Джека Ромильтона.
Сам же султан Шахнузрад вернулся в свои покои, едва пираты прорвали оборону гавани. Очевидно он чувствовал, что пиратская армия явилась сюда вовсе не просто поживиться.
- Пехота! - скомандовал Итхильбэкич, - Построиться в линию! Проверить ружья! Зарядить их немедля! Никому не отступать! Всех отступающих без промедления расстреливать! Более никто не войдёт во дворец султана! И никто из него не выйдет!
- Есть, командир! - слышались ответы младших офицеров.
А затем показались первые трусы великой Далгапурской армии. Они истошно вопили и бежали со всех ног. Их глаза были полны ужаса.
Командир Селим уже было приготовился отдать приказ воинам пристрелить этих недостойных. Он уже вот-вот собирался поднять руку с саблей вверх, дабы солдаты смогли расправиться с трусами одним залпом. Но увидев нечто, преследующее бегущих воинов, командир замешкался.
За паникующими бойцами гнался гигантский волкоподобный зверь. Глаза его горели неистовым алым огнём. Он был весь покрыт слоем крови. Его рычание раздавалось всё громче и громче. Он нёсся на собравшихся на площади, воинов, с жуткой скоростью. Ростом он достигал не менее десяти метров. Это был настоящий монстр.
- Боги.... - проговорил тихо Селим, увидев эту огромную и рычащую бестию, - Боги спасите....
- Ваше превосходительство! - послышался здесь довольно робкий голос одного из офицеров, - Ваш ...приказ! Каков ваш приказ?
- Огонь! Огонь! Огонь! - собравшись, закричал Селим во всё горло, - Огонь!
Итхильбэкичу ничего не оставалось, кроме как выкрикнуть это слово. Увидев эту тварь, доблестный мурза понял, что его целиком и полностью обуял страх. Он осознал себя беспомощным против такого зверя.
- Первая линия! Приготовились! - слышались быстрые команды офицеров дворцовой гвардии, - Целься!
Монстр всё быстрее и быстрее приближался к позициям воинов. Селим резко огляделся. Всадники из Гулемов были ужасно напуганы. Они старались не показывать своего страха, но глаза выдавали командиру всё. Многие из всадников повыхватывали пистоли и тотчас же нацелили их на приближающуюся громадную вражескую тушу. Но Селим понимал, что победа вряд ли достанется им сегодня.
- Пли! - послышались громкие крики офицеров.
Первая линия дворцовых гвардейцев открыла огонь. Грохот выстрелов был таким мощным, что Селим едва не рухнул с коня. Итхильбэкич не любил огнестрельное оружие, но приходилось смиряться. Султан Ашхар реформировал армию, и ружья теперь стали неотъемлемой её частью.
Когда дым от стрельбы рассеялся, Селим подумал, что такой залп уж точно должен не оставить даже куска мяса от этой ужасной твари. Дворцовые гвардейцы Ашхара считались лучшими стрелками на востоке. Их пули всегда находили свои цели.
Но какая-то часть Селима почуяла, что все это оружие бесполезно против монстра. Каков же был ужас Итхильбэкича, когда он обнаружил, что его опасения подтвердились.
Тварь даже не была ранена. Её вообще нельзя было убить. Но зато бегущие в страхе воины, были изрешечены пулями.
Монстр яростно зарычал, а затем с новой силой бросились вперёд на собравшихся бойцов. Его красные глаза излучали такую ярость, что многие дворцовые гвардейцы почувствовали желание пуститься наутёк, и многим из них уже было плевать на слова командира.
- Вторая линия! - раздались громкие команды офицеров. - Приготовиться!

Оборотень не стал церемониться с врагами, ровно как и давать им шанс для второго залпа. По правде он вообще не любил медлить, и всегда предпочитал все проблемы решать быстро и чётко. Ему надлежало уничтожить всю оборону дворца. И он это сделает качественно и красиво. Оборотень знал о тайном задании Джека, и понимал, что битва предстоит очень яростная.
Огромная туша монстра со всей силы врезалась в строй дворцовых гвардейцев. Они так и не успели выстрелить во второй раз.
Строй воинов нарушился капитально. Солдат охватил столь дикий ужас, что некоторые из них и вовсе бросили ружья, и кинулись наутёк. Вот только Оборотень не собирался никого щадить. У него были свои счёты с далгапурцами.
Когда-то давно его держали в клетке темнокожие племена Амаррона, вассалы Далгапура, и заставляли драться с другими "необычными людьми", подобно древнему гладиатору. На аренах Оборотень разрывал на куски сотни жертв, и всё это на потеху неутомимой толпы. Однажды пираты вместе с Джеком Ромильтоном устраивали набег на город, где монстра держали в качестве гладиатора. Именно тогда Джек освободил эту бестию, и Оборотень помог ему разграбить целый город и перебить множество врагов. С тех пор Оборотень

Будем благодарны, если Вы поделитесь этой записью:


6 комментариев к записи

Count Bagatur RF, 01 Август 2017, 11:56


Imperial
Гнев и обида на далгапурцев и их вассалов так и не покинула этого колдуна. Сегодня Оборотень разрывал на куски врагов с прежней яростью. Когда он врезался в ряды гвардейцев на площади, едва ли не десяток воинов были просто раздавлены.
Других же монстр разметал по всему полю сражения. Одного из солдат бестия и вовсе отправила в далёкий полёт. Воин пролетел добрые полкилометра, а затем впечатался в стену дворцового комплекса, мгновенно превратившись в кровавое пятно.
Конники Итхильбэкича по приказу командира немедленно ринулись в атаку. Но против такого чудовища они были бессильны. Оборотень грозно взвыл, а затем обрушил на них свои громадные кулаки. Двое всадников вросли в землю вместе со своими лошадьми. Столь мощная сила просто превратила их в лепёшки. Затем Оборотень принялся размахивать лапами во все стороны.
Вскоре это стало похожим на дождь из падающих людей и коней. Всюду царил хаос. Воины Далгапура бросились наутёк. Сам Селим также не выдержал такого удара, и резко повернул своего коня в сторону ворот, ведущих на дворцовую территорию.
Итхильбэкич даже не стал оглядываться назад. Конники, увидевшие отступление командира, также последовали за ним. Площадь была потеряна. Теперь оставалась вторая линия обороны, которую далгапурцы создали уже на территории самого дворца.
Оборотню было велено сокрушить всё сопротивление. Так велел Джек, и могучий монстр подчинился беспрекословно. Он увидел, как гигантские ворота, ведущие во дворец, стремительно открываются. Командир Селим полагал, что бегство спасёт его жизнь. Как же он ошибался в тот миг. Оборотень резко метнулся вперёд и врезался в группу убегающих всадников.
С диким рёвом он принялся расшвыривать их в разные стороны. Одной из своих лап он поймал могучего Селима Итхильбэкича. А второй лапой он сумел захватить одного из младших офицеров, который также собирался удирать. Селим даже не успел подумать о надвигающейся смерти. Всё произошло очень быстро.
Оборотень держал в лапах двоих могучих воинов Далгапура. Селим Итхильбэкич даже не мог пошевелиться от столь крепкой хватки. А затем монстр со всей силы ударил двух бойцов друг о друга. Селим столкнулся лбом со своим офицером. Их кости просто не выдержали.
Но Оборотень не собирался останавливаться. Он ударил воинов друг о друга ещё один раз, и ещё раз, и ещё, и ещё.... И ещё множество раз. И только потом монстр швырнул их в убегающих бойцов, стремительно направляющихся на территорию султанского дворца.
Тело Селима врезалось в кавалеристов, вот-вот ступивших за пределы ворот. Многие из всадников от столь мощного удара мигом попадали с коней.
- Рррррааааааааааашшшш!!! - яростно зарычал Оборотень, - Ррррррааааааааааааааашшшшшшшш!!!!
Его вопль был столь громкий, что бегущие воины от жуткого напряжения попадали наземь. Многие из них немедленно лишились слуха. Оставшиеся в живых всадники также не смогли вынести столь резкий грохот. А их кони и вовсе впали в настоящую панику. Они понесли всадников в разные стороны, и более не слушались их.
Далгапурская оборона была прорвана. Теперь уже ничто не спасёт дворец и его обитателей. Ничто и никто.


----

- Вперёд ребята! - командовал во всё горло Берсерк, размахивая огромной секирой, - Вперёд!
Бойцы "Безбашенных Нахалов" уже проникли на территорию дворцового комплекса. Оборотень сделал своё дело. Он перебил едва ли не три сотни опытных бойцов. Теперь же он вовсю развлекался с остатками войска султана. Его рёв был слышен отовсюду. Монстр даже сумел добыть себе настоящее оружие. Он снял гигантскую булаву у одной из дворцовых статуй и принялся размахивать ей. От столь мощных ударов вражеские бойцы разлетались в разные стороны не хуже чем мячи для гольфа.
- Вперёд, - ещё раз скомандовал Берсерк, - Вот там! Вход в центральный зал! Там дальше по лестнице и в башню.
Пираты ускорили свой бег. Им надлежало как можно скорее выполнить задание гранд-адмирала. Добыть эту распроклятую шкатулку и наконец-то избавиться от всего этого. Вот только у Секирщицы было тревожное предчувствие. Глубоко внутри пиратка подозревала неладное. Ей казалось, что Ромильтон не сдержит свою клятву. Она сама не понимала откуда у неё такое чувство, но оно просто было. Её сердце не верило Джеку, и глубоко внутри она знала, насколько низко он опустился.
Кастратор также чувствовал что-то странное, но большая его часть считала, что Джек - человек слова. Бывший палач верил Ромильтону, так как в своё время тот спас его от тяжёлой участи. Он полагал, что гранд-адмирал никогда не предаст своих братьев и сестёр.
Прошло немного времени, и группа пиратов ворвалась в центральный зал дворца. Здесь находилась приёмная султана Ашхара. В этом месте он принимал гостей, выслушивал отчёты губернаторов, а также и устраивал пышные празднества в честь великих побед над врагами.
Зал был абсолютно пуст. Здесь не было ни стражников, ни слуг или дворцовых рабов. Лишь только один трон возвышался в дальней части этой гигантской и просторный комнаты.
- Ты помнишь наизусть карту? - вопросил Отпетый Негодяй, - А то я что-то совсем путаюсь.
- Дубина, - резко выругался Портовый Демон, слегка поправив свой красный парик, - Джек тысячу раз нам показывал эту грёбаную карту. А ты до сих пор не можешь запомнить. Куриная бошка!
- Не ругаться! - резко прервала товарищей Секирщица, - Чё вы тут устроили нафиг! Лестница по правую сторону от трона!
- Стойте! - прервал головорезов Берсерк, - Не стоит нам тут громко орать! Ашхар наверняка приготовил нам сюрприз. Действуем тихо и осторожно. Негодяй, ты первый идёшь. Остальные за тобой.
- А с какого хрена я первый? - недовольно прорычал пират, - Пусть лучше ещё кто-нибудь. Например, Кастратор.
- Потому что я так сказал, - рыкнул Берсерк, - Или я тебе пулю в бошку засажу!
- Я что-то чувствую, - послышался снова голос Секирщицы. - Какая-то... энергия.
- В смысле? - вопросил один из пиратов.
Другие же её товарищи уставились на пиратку с дико изумлёнными глазами. Они не понимали, о чём она ведёт речь.
- Моя мать была ведьмой, - сказала Секирщица, - За это её и сожгли. Но я от неё научилась чувствовать... колдовство. А здесь оно есть. Я точно знаю.
- Может это в шкатулке той дело? - вопросил Кастратор.
- Не знаю! - рявкнул Берсерк, - Но надо идти. Добудем эту дрянь Джеку и забудем навсегда про всё это ВЫРЕЗАНО АВТОЦЕНЗОРОМ! По моему приказу. Всем вперёд! Негодяй, ты первый.
Отпетому Негодяю пришлось подчиниться приказу атамана. Он проверил свои два изогнутых клинка, а затем проследовал вперёд в небольшую арку, ведущую к винтовой лестнице. Другие пираты также осмотрели своё оружие, и последовали за своим товарищем. Позади всех шёл Берсерк. Свою секиру он оставил на полу, и за место неё взял лишь пистолет. Стрелять Берсерк умел не хуже, чем владеть холодным оружием.
Пираты пробирались по ступеням винтовой лестницы, которая вела на разные этажи дворца. Им нужно было на самый верхний этаж, где и находился личный кабинет Ашхара Шахнузрада. Именно там и должна была храниться реликвия.
Пираты продвигались осторожно и тихо, отслеживая каждый свой шаг. Их оружие всегда было наготове. Идущий сзади, Берсерк, иногда посматривал назад и нацеливал дуло пистолета на невидимого врага. Противник мог появиться из любого места.
Этажи были абсолютно чисты. Здесь так же не было ни слуг и ни воинов. Дворец просто обезлюдел. И это крайне настораживало.
Вскоре головорезы наконец-то добрались до заветной цели.
Двери в личный кабинет султана были распахнуты. Но это снова выглядело странным. Берсерк это понял сразу, как только увидел, что вход в кабинет настежь отворён. Многие пираты пребывали в недоумении. Если Ашхар хочет спасти свою жизнь и сохранить шкатулку, почему тогда он напрочь не закрылся в своём личном пристанище, и не наводнил дворец остатками стражи. Пираты должны были с боем прорываться по всем этажам, но дворец был пустой, абсолютно пустой и крайне зловещий.
- Теперь я первый, - проговорил Берсерк, выйдя вперед своих товарищей.
Свой пистолет он держал наготове. В любой момент мог появиться враг, и командир пиратов тут же пустил бы в него пулю. Но никакого противника не появлялось.
Пираты неспешно вошли на территорию кабинета султана. Весь интерьер был довольно обыденным для султанских покоев. В центре комнаты стоял большой стол с лежащими на нём, бумагами. Кабинет украшали и различные шкафы со стоящими на них, драгоценными статуэтками. На стенах висело множество прекрасных картин, выполненных художниками с запада.
Count Bagatur RF, 01 Август 2017, 11:56


Imperial
Многие из бойцов голодными взглядами осматривали драгоценные предметы. Один из пиратов едва было приблизился к шкафу, дабы схватить одну из статуэток, но грозный взгляд обернувшегося Берсерка заставил его прекратить свои действия.
По одним глазам Берсерка можно было понять, что сейчас главное - это не грабёж, а именно задание Джека.

Неожиданно Берсерк заметил, что в дальнем конце кабинета находится ещё один вход. Он находился именно на том месте, где по описаниям таинственного шпиона Джека, должен был располагаться тайник султана. Очевидно, Ашхар решил предоставить пиратам эту шкатулку на блюдечке. Это намного облегчало задачу для пиратской команды. Берсерк даже позволил себе слегка улыбнуться.
- Тайничок там... - указал пистолетом Берсерк прямо на квадратный вход, ведущий в неизвестную часть дворца.
- Круто, - произнёс на это Кастратор, - Видимо, султан понял, за чем мы явились.
- Колдовство, - послышался здесь тревожный голос Секирщицы, - Оно усилилось.
- Да заткнись ты уже, - рявкнул Отпетый Негодяй, - Вот заладила... Хрен с ним. Добудем шкатулку и дело с концом.
- Но оно усиливается, - снова тем же тоном проговорила пиратка, - Оно .... сильно.
Берсерк взглянул в глаза боевой подруги. Они действительно отдавали каким-то неведомым ужасом. Искажённое шрамами, но ещё довольно красивое лицо Секирщицы, как будто бы сжалось от напряжения. Её рот был широко раскрыт. Она была напугана не в шутку.
- Плевать, - тихо проговорил Берсерк, - Выполним задание... И.... Вернёмся к прежней жизни.
Последние слова командир пиратов произнёс как-то неуверенно. Он тоже почувствовал то странное явление. Мурашки побежали по его загорелой коже. Берсерк вспомнил своё прошлое. Он ведь не всегда был пиратом. Когда-то он жил на крайнем севере и верил во многие чудеса, что создавали местные шаманы. Потом королевские войска из одной западной страны уничтожили его племя, и вскоре судьба привела Берсерка в пираты. Но он не был невосприимчивым к магии. Ещё с детства он ощущал странные энергии, исходившие от шаманов его племени. И вот сейчас он почувствовал то же самое. Он как будто бы вновь вернулся в далёкое прошлое.
- Магия, - пробормотал Берсерк, - Я её тоже чувствую......
Пират более не произнёс ни слова. Он выставил пистолет впереди себя и тихонько проследовал вперёд. Все его товарищи с той же осторожностью направились за ним. Их походка была медленной и настороженной.
Спустя несколько секунд, пираты всей командой прошли через квадратный вход, и оказались в совсем иной части личного кабинета Ашхара. Эта комната была намного меньше, и здесь магическая энергия буквально пульсировала в воздухе. Даже обычные люди из числа пиратской команды стали ощущать это колдовство. Оно обволакивало их, подобно пелене. Здесь находился крайне могущественный артефакт, и многие пираты это чувствовали.
Стены комнаты были абсолютно голыми. На полу даже не лежал изысканный ковёр, которыми так славился дворец султана. Комната была почти пустая, за исключением только одной маленькой детали. В центре помещения стоял маленький столик, на котором лежала небольшая серебристая шкатулка, исписанная какими-то неведомыми символами.
Рядом со столиком склонился человек. Он был облачён в тёмно-синий халат, а на голове его зияла красного цвета чалма. Человек тотчас же развернулся, и пираты узнали его. Это был тот самый Ашхар Шахнузрад, могущественный из могущественных, султан Артавана, король Далгапура и император Долины. Таков был его полный титул.
Глаза султана не были полны ярости. Лишь только грусть прослеживалась в них. Грусть и печаль.
- Значит, теперь пираты уже не вольный народ, - горестно произнёс Ашхар, оглядев вошедших гостей, - Значит отныне они уже не дышат свободой. А исполняют волю чужеродных магов. Печально это осознавать.
- Просто отдай нам шкатулку, и мы уйдём, - проговорил Берсерк, нацелив пистолет на властелина востока, - Не заставляй меня вышибать тебе мозги прямо сейчас.
- Лучше сделай это....- раздался ответ султана, - Давай. Сделай и забирай. Но только потом ты познаешь всё... Познаешь свои ошибки. Ты хоть представляешь кому ты служишь?
- Я служу Джеку Ромильтону, - гордо воскликнул Берсерк, - Как и мы все. Он попросил нас принести шкатулку ему. Мы это и сделаем. А что там остальное, меня лично не волнует никак. Мне по боку!
- Как низко пал Джек, - с той же печалью проговорил Ашхар, - Как низко пал король пиратов, что нынче пребывает во служении у колдунов. Знаешь, я ведь могу отдать тебе эту шкатулку прямо сейчас... Но я не хочу. Я не хочу, чтобы вы страдали.
- Какое тебе дело до нас? - рявкнул Кастратор, - Ты просто ублюдок! Тиран и убийца. Я был палачом долгое время. Твои подхалимы вынуждали меня доходить до ужасных казней! Сколько людей я изувечил и убил из-за тебя! Невинных людей! И ты смеешь говорить нам, что не хочешь видеть наших страданий?
- Да, я был монстром, - проиизнёс на это султан, - Был монстром... Как и мы все. Но я уже получил свою кару. Эта шкатулка - и есть моё проклятие. Я проклинаю тот день, когда нашёл её. Она убивает меня... Очень медленно. Я одновременно ненавижу её и так же одновременно люблю. Но я не хочу, чтобы это проклятие кому-то досталось. Джек связался явно не с теми силами. То, что находится в этой шкатулке, показывает мне видения. Я видел гибель всей вселенной. Видел множество таких шкатулок. Артефакты внутри них - это ключ к концу времён. Ключ к смерти всего живого. Я видел и колдуна, что охотится за ними. Он настоящий демон. Чёрный Глаз. Так его называют. Я не хочу, чтобы из-за вашей ошибки гибла вселенная.
Count Bagatur RF, 01 Август 2017, 11:56


Imperial
- Может не стоит? - послышался здесь голос Секирщицы, - Может не стоит нам брать эту шкатулку?
Взгляд пиратки был ещё более напуганным, чем прежде. Глаза её явно говорили о жутком страхе, поселившемся внутри неё.
- Я тоже думаю, что стоит с этой чертовнёй завязывать, - вдруг выдавил из себя Берсерк, - Что-то здесь явно не то. Эти голоса.... я их слышу..... Я их слышу.
Берсерк говорил чистую правду. Он слышал тот таинственный и зловещий шёпот, исходивший откуда-то издалека. Он не мог разобрать смысл сказанных слов, но он чувствовал, что этот голос вещает о чём-то ужасном и злом. Этот демонический шёпот заставил Берсерка поёжиться. Он вдруг ощутил себя невероятно слабым перед мощью всего этого колдовства.
- Ребята, хватит фигнёй заниматься! - раздался здесь яростный голос Кастратора, - Давайте прикончим эту мразь, заберём шкатулку и вернём её Джеку! Что вы церемонитесь? Вы в своём уме?
- Нет! - резко завопила Секирщица, - Если мы это сделаем - миру конец!
- Да пошла ты, ведьма! - рявкнул во весь голос Отпетый Негодяй., - Хватит с нас этих страшилок!
Пираты почувствовали внутри себя невесть откуда взявшийся гнев. Он закипал в них с бешеной скоростью. Берсерк чувствовал, что он вызван не случайно. Это всё проделки этой колдовской штуки, что находилась сейчас в серебристой шкатулке. То зло, которое исходило из неё, влияло на всех находившихся людей рядом.
Не успел Берсерк осознать всю опасность положения, как пролилась первая кровь пиратов. Отпетый Негодяй был настолько разъярён, что набросился на Секирщицу с обнажёнными клинками. Но пиратка умела за себя постоять. Двумя топорами она резко отсекла товарищу голову, а затем вонзила лезвия в грудь Кастратору.
- Сдохните! - заорала пиратка во всё горло, - Сдохните все!
Кастратор захрипел от боли и рухнул на пол. Секирщица была в дикой ярости. Своими топорами она лишила жизней не только двоих воинов. Убив Кастратора, она обрушила свои орудия на остальных собратьев. Чёрная Тигрицы пала первой. Её голова отделилась от тела и рухнула на пол. Затем пал и Придурок из Нью-Форварда. Он даже не успел обнажить свою саблю, чтобы отразить удары.
Обезумевшая от ярости Секирщица с бешеным рёвом рубила направо и налево. Её топоры немедленно находили свою жертву. Она изрубила на части уже едва ли не десятерых бойцов. Она была похожа на настоящую демоницу.
Берсерк же не мог ей противостоять. Этот таинственный шёпот вдруг стал настолько громким, что воину захотелось закрыть уши. Но шёпот всё продолжался и продолжался. Он видел гибель своих товарищей от рук Секирщицы, но никак не мог ей помешать.
Наконец, Берсерк заставил себя собраться с силами. Каждое движение ему сейчас давалось с диким трудом. С ужасной болью в суставах, он вытянул руку с пистолетом вперёд и наставил оружие на Секирщицу.
Пиратка уже перерубила почти всю свою команду, а затем её яростный взор обратился к предводителю. Столь ужасной ярости Берсерк ещё никогда не видел. Секирщица просто пылала от гнева и безумия. Её глаза едва не выкатывались из орбит. Но сделать новый выпад пиратка не успела.
Берсерк выстрелил. Пуля с бешеной скоростью направилась к своей жертве. Голова Секирщицы разлетелась на куски. Её бездыханное тело тут же рухнуло на каменный пол. Это был единственный выход. Берсерк сожалел, что лишил жизни свою подругу, но иного варианта у него не было.

- Прости, - послышался здесь голос султана Ашхара.
Берсерк резко развернулся к Шахнузраду, и снова наставил пистолет на него. Однако лицо Ашхара теперь не было горестным. Напротив, оно отдавало некой решительностью и даже яростью.
- За что простить? - вопросил здесь Берсерк, не понимая к чему клонит султан.
- За это, - ответил Ашхар, указав рукой на кучу мёртвых пиратов.
Берсерк ещё раз оглядел своих убиенных товарищей, включая и Секирщицу. Он до сих пор чувствовал жуткую слабость и боли в суставах. Магия колдовского предмета стремительно высасывала из него все силы.
- Ты ... ты это сделал? - недоумённо спросил пират, - Но как?
- Это были вынужденные меры.... - произнёс Ашхар, прокашлявшись, - Вынужденные меры.
- Какие меры? - снова задал вопрос Берсерк, - Что ты несёшь?
- Нельзя было отдавать Обломок вам, - ответствовал султан, - В этой шкатулке находится один из камней, которые являются частью ключа к концу света. Те силы, которые их ищут, желают уничтожить наши миры. Но я не могу позволить, чтобы этот камень достался им.
- И ты убил моих братьев и сестёр? - гневно завопил пират, - Из-за этого?
- Да, тайная магия, - проговорил Ашхар, - Меня научили ей дервиши. Когда на меня напали разбойники в пустыне, я заставил их перебить друг друга. То же самое я сделал с твоими людьми только что. Это всё лишь во благо.
- Во благо чего? - выкрикнул Берсерк.
- Во благо всеобщее, - ответил Шахнузрад, - Во благо всей вселенной. Лучше этому камню никогда не быть найденным. Джек вас предал, и ты это знаешь. Наверняка он избавится от вас после того, как вы отдадите ему шкатулку с камнем.
- Ты лжёшь! - снова выкрикнул пират, - Ты лживая паскуда!
- Я не лгу, - проговорил султан, - И никогда не лгал! А сейчас, мой друг, мы с тобой попрощаемся. Обломок не должен попасть к тёмным силам. Они желают захватить нашу вселенную и править ею. Но я не намерен допускать это! Даже ценой собственной жизни! Надеюсь, великие Боги простят меня за это.
Ашхар более не сказал ни слова. Он резко проследовал к квадратному столу, на котором лежала таинственная колдовская шкатулка. Недолго думая, он выхватил из-за пазухи кинжал и со всей силы вонзил его прямо в серебристый предмет. Кинжал был довольно острым, и сумел прорубить шкатулку насквозь. Султан вложил в этот удар всю свою колдовскую силу.
Неожиданно торчащий в шкатулке, кинжал, начал заливаться ослепительно красным свечением. Берсерк едва не ослеп, увидев это явление. Ашхар так и не убрал руки с кинжала, а втыкал его всё сильнее и сильнее. От напряжения он громко взвыл, но продолжал усиливать удар. Кинжал всё глубже и глубже вонзался в шкатулку, и наконец протаранил всё её содержимое.
Красное свечение становилось всё ярче и ярче. Вначале оно охватило кинжал вместе со шкатулкой, а затем плавно перекинулось на султана. Ослепительно яркие молнии вырвались из кинжала и обрушились на тело Ашхара. Электрические разряды начали пульсировать по всему его телу. Одна из молний ударила его по глазам и тотчас же выжгла их.
А затем всё вокруг жутко затряслось. От столь неожиданного явления Берсерк рухнул на пол. Он сильно ударился головой об выступ в каменной стене, и более он не дышал. Так закончились дни могучего предводителя "Безбашенных Нахалов". Молнии между тем продолжали пульсировать по всей комнате. Свечение становилось всё ярче и ярче. Вскоре оно уже охватывало всю башню дворца.
Тряска была настолько сильной, что стены сооружения начали трескаться. Колдовская энергия вырвалась на свободу, и теперь уже ничто не помешает ей разрушить всё вокруг до основания.

-----
Count Bagatur RF, 01 Август 2017, 11:56


Imperial
-----

- Гранд-адмирал! - послышались напуганные крики матросов.
Они пытались пробиться в каюту своего командующего. Они стучали так громко, что едва не снесли дверь. Голоса их были встревоженные и полны жуткого страха.
Джек Ромильтон немедленно проследовал к дверям и поспешно отворил их. Взгляд, которым он окинул корсаров, был довольно суровым.
- Что стряслось? - гневно вопросил он.
- Джек, город разрушается! - с ужасом возопил один из матросов, - Надо сваливать!
- Что? - с диким недоумением воскликнул Ромильтон, - Город?
Гранд-адмирал даже не успел одеться в свой синий мундир. Он проследовал на палубу в одной белой рубашке и чёрных панталонах. На его голове даже не было треуголки, да и невидящий глаз его не был закрыт повязкой.
Едва он ступил на палубу, он увидел взбушевавшихся матросов на его флагмане. Всюду бегали в разные стороны члены экипажа. Они так громко кричали, что в этой какофонии было невозможно ничего разобрать. Один из корсаров, довольно зрелый пират в синем мундире и треуголке, со всей скорости кинулся к бортам, а затем с криком невиданного ужаса прыгнул в море. Всюду бушевал сильный ветер, который был настолько мощный, что едва не сбил гранд-адмирала с ног.
Джек Ромильтон поначалу не понял в чём дело. Но как только он взглянул на панораму Артавана, его сердце охватил такой жуткий приступ страха, какой он ещё никогда за свою жизнь не испытывал. А затем в его душу пришло отчаяние.
Артаван уже не был тем самым величественным городом, который он видел до вторжения. Теперь же небо над ним было ослепительно красным, и жуткие колдовские молнии ударяли вниз с неистовой яростью. Молний было воистину бесчисленное количество. Это не было никаким стихийным бедствием. В мир прорвалась чистая и первородная магия. Тёмная магия.
Молнии с бешеной скоростью разрушали город. Они обрушивались на всё вокруг. Тысячи зданий за одно мгновенье превращались в руины. А затем возникло ещё более страшное землетрясение, которое вызвало разломы в земле. Казалось бы, весь этот мир просто погибал. Артаван уже превратился в руины, и скоро все его здания окончательно исчезнут под землёй. Величественное и некогда прекрасное чудо света навеки кануло во тьму.
- Что мы натворили.... - произнёс про себя Джек Ромильтон.
Это были последние его слова в этой жизни. После этого, ослепительно яркая молния ударила ему прямо в голову. Тело Джека превратилось в пар, не оставив после себя даже капли крови. Могучий король морей отправился к праотцам. Его время закончилось навсегда. Эпоха пиратов навеки ушла в прошлое.
Вскоре остальные чудовищные разряды обрушились и на весь его флот. Молнии сметали всё на своём пути. Они уничтожали каждое судно, что находилось в порту Артавана. Вспышки на небе становились всё ярче и ярче.


Так закончились дни великой Далгапурской империи, а заодно и обитателей всего этого мира. В одночасье был уничтожен целый мир. Колдовская буря не пощадила никого. Ужасные катаклизмы положили конец существованию всей жизни на этой далёкой и захолустной планете. Вот чем закончилась эта сказка. Вот что последовало после того, как Ашхар пронзил артефакт. А что шкатулка? Неужели шкатулка также погибла, погрузив бесценный колдовской артефакт во тьму времён? Нет.... Шкатулка сохранилась.... Она ещё сыграет свою роль в этой вселенной. Огромную и невероятно важную роль.... Но это уже совсем иная история......

(с)
серый волк, 21 Сентябрь 2017, 00:16


Imperial
конец, конец не тот, надо что-нибудь хэппиэндского. А так отлично!


Imperial
спасибо!

Последние комментарии

Последние посетители

  • Imperial arsenkogan
  • Imperial Haktar
  • Imperial Чиполлино
  • Imperial Hanesydd
  • Imperial as1991
  • Imperial Ординатор
  • Imperial Mures
  • Imperial gggfdsa
  • Imperial RS4
  • Imperial FrostiK

1 посетителей

Блог просматривают: и 1 гостей

Воспользуйтесь одной из соц-сетей для входа на форум:


Внимание: Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

Стиль
   21 Ноя 2017, 05:23
© 2017 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Декларация о Сотрудничестве. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики