Сообщество Империал: Блог Colpo Sicuro - Сообщество Империал

Уважаемый Гость, Реклама отключается для зарегистрированных посетителей форума: Регистрация
Глава 3 продолжение
При возвращении в Берат после сопровождения бомбардировщиков «Фиаты» G.50bis обнаружили одинокий «Потэ-63» из 31-й эскадрильи EVA и сбили его в районе Воскопулии. Пилот лейтенант Георг Ставратос погиб.

На следующее утро 11 февраля в 07:45 «Фиаты» CR.42 из 150-й группы (17 машин под командованием капитана Мариотти) в сопровождении 15 монопланов G.50bis из 154-й группы внезапно атаковали аэродром Янины, обстреляв его из пулеметов, и сбили один греческий «Гладиатор», пытавшийся взлететь. Три «Гладиатора» на земле получили повреждения. Итальянцы сильно преувеличили свой успех, заявив о двух сбитых в воздухе, трех уничтоженных на земле и еще 15 поврежденных. По сведениям греков, один CR.42 был поврежден зенитным огнем и разбился при возвращении, но фактически все итальянские истребители вернулись без потерь. После этого всю первую половину дня над аэродромом постоянно патрулировали 4-5 «Гладиаторов» RAF, но итальянские самолеты не появлялись до вечера.

Однако греческие зенитчики все же добились успеха в тот день, сбив над фронтом один «Юнкерс» Ju-87R из 238-й эскадрильи 97-й отдельной группы Ba’T. Экипаж пикировщика (старший сержант Ди Карло и рядовой 1-го класса Бинчелли) выпрыгнул на парашютах над итальянскими позициями. Еще один «Юнкерс» из 239-й эскадрильи был поврежден. В 22:45 при ясной погоде и лунном свете шесть «Фиатов» CR.42 повторили налет на Янину, около 20 минут обстреливая аэродром. Итальянцы заявили о шести поврежденных «Гладиаторах» и уничтоженном грузовике. Фактически же был поврежден только один истребитель.

Командование обещало прислать для 80-й эскадрильи RAF 8 истребителей «Хоукер Харрикейн», и флайт-лейтенант Кеттлуэлл вылетел в Афины, чтобы быть готовым облетать новые истребители, когда они прибудут. На следующий день 9 «Бленхеймов» из 84-й эскадрильи RAF (командир эскадрильи Льюис) и три «Бленхейма» из 30-й эскадрильи RAF (флайт-лейтенант Хорган) прибыли на базу Парамифия. К концу дня к ним присоединились 4 «Веллингтона» из 37-й эскадрильи RAF (ранее прибывшей в Мениди под командованием винг-коммандера Р. Колларда).

Греческие зенитчики снова добились успеха 12 февраля; один из 15 бомбардировщиков Z.1007bis (47-й полк), бомбивших Аргирокастрон, был ими сбит, только двое членов экипажа смогли выпрыгнуть на парашютах. Еще шесть Z.1007bis из 35-го полка бомбили Превезу, три из них были повреждены зенитным огнем. Также был поврежден один из пяти Ju-87 из 97-й группы. Греческие зенитчики после этих налетов заявили о четырех сбитых. Пилоты истребителей «Фиат» G.50bis из 24-й группы сообщили о сбитии самолета, приблизительно идентифицированного как «Хадсон», в районе гор Тобари – Мали Калойя. Что это был за самолет, в точности неизвестно, со стороны британских и греческих ВВС данных об этом нет.

С наступлением темноты с аэродрома Парамифия взлетел один «Веллингтон» (T2822 «D», пилот сержант Джиллендерс) с целью бомбового удара по аэродрому Тираны. По возвращении экипаж доложил, что их бомбами подожжены четыре самолета. Фактически был уничтожен один S.81 и еще два получили повреждения, также были повреждены четыре связных самолета «Бреда» Ba.44. Еще три «Веллингтона» бомбили Дураццо, экипажи докладывали о пожарах в порту, но фактически ущерб противнику нанесен не был.

На следующее утро британские бомбардировщики нанесли итальянцам ответный удар за атаки последних двух дней. В 10:00 «Бленхеймы» из 84-й и 211-й эскадрилий RAF (12 машин вели в бой лично командиры эскадрилий) вылетели атаковать цели к северу от Тепелены в сопровождении 14 «Гладиаторов». Истребители G.50bis из 154-й группы, сопровождавшие над фронтом разведчик Ro.37, заметили «Бленхеймы» и атаковали. После боя итальянцы заявили об одном сбитом. Фактически же был тяжело поврежден «Бленхейм» L8541 флайн-офицера Бьюкенена, получивший попадания в фюзеляж, крылья и шасси. Все же он смог приземлиться в Парамифии с одной выпущенной стойкой шасси. Его стрелок сержант Пэтиссон заявил об одном вероятно сбитом истребителе, но фактически итальянцы потерь не понесли.

На борту «Бленхейма» командира эскадрильи Гордон-Финлейсона находился офицер министерства ВВС по связям с прессой Том Уисдом, и он написал об этом вылете следующее:
«Наши бомбы попали в цель. Это было восхитительно. Я увидел внизу множество белых облачков от взрывов, за которыми в небо взметнулись фонтаны земли, двигавшиеся точки, вероятно, были разбегавшимися солдатами. Мы развернулись и легли на обратный курс, повсюду вокруг нас взрывались зенитные снаряды. Вдруг Джерри (пайлот-офицер Дэвис, наблюдатель) повернулся ко мне и закричал «Истребители!». Они атаковали звено Бака (флайн-офицера Бьюкенена), но я не видел их. Потом они все-таки обратили внимание и на нас, судя по тому, что Артур (пайлот-офицер Гейри, стрелок) начал стрелять из своего пулемета».
Когда «Бленхеймы» снижались через густую облачность в районе Тепелены, сопровождавшие их «Гладиаторы» потеряли бомбардировщики из вида и не встретились с «Фиатами». Позже «Гладиаторы» вернулись в Янину, где приземлились в 11:35.

Во второй налет британцы вылетели в 15:00, шесть «Бленхеймов» из 211-й эскадрильи направились бомбить Бузи, а шесть из 11-й эскадрильи (с базы в Лариссе) – на Берат, их должны были сопровождать 12 «Гладиаторов», имевшие задачу обстрелять итальянские позиции. «Бленхеймы» 11-й эскадрильи RAF были перехвачены над Бератом шестью «Фиатами» G.50bis из 154-й группы под командованием капитана Скарпетты. Британские бомбардировщики были вынуждены срочно сбросить бомбы и уходить, «Бленхейм» T2166 загорелся и упал, из экипажа смог выпрыгнуть на парашюте только пилот сержант Л. Уильямс. Бомбардировщик командира эскадрильи Стивенса был также атакован итальянскими истребителями, но его стрелок сержант Боуэн считал, что сбил одного и повредил второго (он идентифицировал истребители как МС.200). Когда «Бленхеймы» развернулись и направились обратно, два бомбардировщика отстали, и на них сосредоточили атаки итальянские истребители. «Бленхейм» L3581 пайлот-офицера Хатчинсона загорелся и упал, выпрыгнуть на парашюте из него смог только один человек. «Бленхейм» флайн-офицера Берггрена совершил вынужденную посадку на поле с одним подбитым двигателем. Два «Бленхейма» смогли вернуться в Лариссу без повреждений, спустя 30 минут после них вернулся тяжело поврежденный «Бленхейм» пайлот-офицера Хьюисона. Пилоты «Фиатов» после этого боя заявили о двух сбитых бомбардировщиках и одном поврежденном, который позже разбился в горах.

«Бленхеймы» 211-й эскадрильи RAF также не избежали встречи с итальянскими истребителями, бомбардировщик флайн-офицера Бьюкенена снова получил повреждения, у «Бленхейма» флайн-офицера Алана Годфри был поврежден левый двигатель. Его стрелок сержант Уэйнхаус считал, что смог повредить один вражеский истребитель (он тоже принял «Фиаты» G.50bis за «Макки»). В этом вылете офицер по связям с прессой Том Уисдом выполнял обязанности бомбардира и написал:
«Мы оказались в одиночестве, и в это время «Макки» атаковали нас на пересекающихся курсах. Я оглянулся назад – «Макки» был так близко, что можно было разглядеть голову пилота в шлеме. Мимо кабины прошли очереди, раздался дребезжащий металлический звук, за ним появился неприятный горелый запах – разрывная пуля попала в гондолу левого двигателя. Мы начали маневры уклонения – внезапные виражи и резкие повороты – не давая противнику прицелиться и добить нас. Наш стрелок все время вел огонь из своего пулемета и сообщал пилоту о положении противника. Это было словно игра в пятнашки в воздухе. И мы выиграли! Наш «Бленхейм» укрылся в столь удачно попавшемся облаке. Некоторое время мы летели вслепую – теперь главной опасностью были горы, невидимые в облачности – а потом снова набрали высоту. Истребители потеряли нас, и небо снова было нашим».

Хотя пилоты «Гладиаторов» заметили четыре «Фиата» G.50bis, но не стали их атаковать, и, не зная о тяжелом положении «Бленхеймов», продолжали выполнять поставленную им задачу – обстреливали позиции итальянских войск в районе Тепелены. Зенитный огонь был довольно сильным, и несколько «Гладиаторов» получили повреждения. «Гладиатор» N5761 сержанта Баркера получил попадание в двигатель и попытался совершить вынужденную посадку в 40 милях к северу от Янины, но при посадке истребитель перевернулся и был полностью разбит. Сержант Баркер не пострадал, и вернулся в Янину на греческом армейском грузовике.
Вечером того же дня в Парамифию из Афин прибыли еще пять «Гладиаторов» из 112-й эскадрильи RAF. Тогда же два «Фиата» CR.42 из 150-й группы, вылетевшие на разведку погоды, заметили в районе Требешинье один греческий «Бэттл» из 33-й эскадрильи EVA, и младший лейтенант Уго Драго cо своим ведомым сбили его.
На некоторое время наступило относительное затишье, и, хотя следующие четыре дня «Гладиаторы» и «Бленхеймы» RAF совершали боевые вылеты над фронтом, итальянских самолетов в воздухе они не встречали. На следующий день 14 февраля пять пилотов 80-й эскадрильи RAF во главе с флайт-лейтенантом Вудсом, и флайн-офицер Экуорт из 112-й эскадрильи RAF вылетели на транспортном «Бомбее» в Афины, чтобы забрать обещанные «Харрикейны». Удалось прислать только шесть «Харрикейнов», остальные два еще не прибыли. Из штаба британских войск в Греции всем подразделениям RAF прибыло следующее сообщение:
«Генерал Папагос просил меня передать благодарность всем пилотам британских ВВС от имени греческой армии за их ценную поддержку в боевых операциях. Греческая армия выполнила все поставленные задачи»
Д’Альбиак
13 февраля 1941

Ночью 15/16 февраля винг-коммандер Коллард повел «Веллингтоны» 37-й эскадрильи RAF с базы Мениди для удара по порту Бриндизи. До цели долетели четыре из пяти бомбардировщиков, они бомбили порт и аэродром, британцы предполагали, что им удалось поджечь ангар гидросамолетов и уничтожить один итальянский самолет на земле. Бомбардировщики столкнулись с сильным зенитным огнем, «Веллингтон» T2822 “D” сержанта Джиллендерса был сбит, пилот и еще три члена экипажа погибли, а двое выживших попали в плен. На следующее утро три «Бленхейма» Mk IF искали пропавший «Веллингтон» и заметили пять «Кантов» Z.1007bis из 47-го полка, которых преследовали до итальянского берега. Позже появились три истребителя G.50bis, но «Бленхеймы» смогли уйти от них. По итальянским сведениям один из «Кантов» 47-го полка был поврежден зенитным огнем при налете на Превезу. «Фиаты» BR.20 из 37-го бомбардировочного полка (31 машина) бомбили цели в горах в районе Требешинье, один человек из экипажей бомбардировщиков был убит зенитным огнем. После полудня BR.20 из того же полка были перехвачены «Гладиаторами» и PZL (по данным итальянцев до 20 истребителей), один из членов экипажей бомбардировщиков был ранен. Стрелки BR.20 заявили об одном сбитом PZL, греческие пилоты 23-й эскадрильи EVA, в свою очередь, заявили об одном сбитом бомбардировщике.

«Гладиаторы» 80-й эскадрильи RAF продолжали действовать с аэродрома Янины, греческие же «Гладиаторы» 21-й эскадрильи EVA к тому времени перебазировались в Парамифию. Туда же 17 февраля перелетели шесть новых «Харрикейнов» под командованием флайт-лейтенанта Кеттлуэлла, и четыре «Бленхейма» из 30-й эскадрильи RAF. Тогда же 17 февраля «Бленхейм» L6662 из 80-й эскадрильи RAF разбился при взлете, экипаж не пострадал. Два дня спустя прибыли винг-коммандер Кут и майор Севастопуло для формирования Передового Авиакрыла, также известного как Западное Крыло (Western Wing). Первоначально в его состав вошли отряд «Бленхеймов» из 30-й эскадрильи, 84-я и 211-я эскадрильи в полном составе, и отряд из 11-й эскадрильи, который должен был прибыть через несколько дней; также должны были вернуться «Веллингтоны» из отряда 37-й эскадрильи, а к шести «Харрикейнам» 80-й эскадрильи должны были присоединиться еще шесть, которые только прибыли в тот день.

Штаб Западного Крыла должен был базироваться в Янине, где оставались «Гладиаторы» 80-й и 112-й эскадрилий RAF. Греческие PZL в Янине также временно были включены в состав крыла. При взлете вечером в сумерках два PZL столкнулись на аэродроме. За ночь из двух разбитых машин удалось собрать одну исправную. Также в Янину прибыл греческий транспортный «Юнкерс» Ju-52/3m с грузом продовольствия и боеприпасов, которые следовало доставить греческим войскам в районе Клисуры.

Пока в Грецию прибывали британские подкрепления, в Албании почти непрерывно шли сильные дожди, из-за чего стали невозможны активные действия авиации над фронтом и над албанскими базами. Недавно прибывшая из Египта 33-я эскадрилья RAF была уже опытным подразделением и сыграла важную роль в наступлении армии Уэйвелла в Ливии в декабре 1940 г. Ее 16 «Харрикейнов» перелетели в Грецию через Крит во главе с командиром эскадрильи Чарльзом Райли, который недавно временно исполнял обязанности командира 230-й эскадрильи летающих лодок «Сандерленд». Один «Харрикейн» совершил вынужденную посадку в оазисе Бук-Бук, и последовал за остальными самолетами эскадрильи позже. Звеном «А» 33-й эскадрильи командовал флайт-лейтенант Джон Литтлер, а звеном «Б» флайт-лейтенант Альфред Янг. Всего на счету 33-й эскадрильи было около 80 побед, среди ее опытных пилотов были флайн-офицер Чарльз Дайсон (9 побед, Крест за летные боевые заслуги), канадцы флайн-офицер Вернон Вудворд (8 побед) и флайн-офицер Джон Макки (6 побед). Флайт-сержант Лен Коттингэм, флайн-офицер Питер Уикхэм и родезиец флайн-офицер Фрэнк Холмен также имели на счету по 6 побед. Флайн-офицер «Дикси» Дин имел на счету 5 побед, а южноафриканец флайн-офицер Гарри Старрет 3 победы. Наземный персонал под командованием пайлот-офицера Билла Уинсленда должен был прибыть по морю через пару дней. Уинсленд, а также пайлот-офицеры Рэй Данскомб, Чарльз Читэм и сержант Джендерс прибыли в Египет в прошлом месяце, перегоняя «Харрикейны» с авианосца «Фьюриэс» через Такоради (Западная Африка). Все три офицера до этого служили в Англии на «Харрикейнах». Уинсленд служил в 601-й истребительной эскадрилье RAF, но боевого опыта не имел. Данскомб служил в 213-й эскадрилье и одержал одну победу, но сам был сбит и получил сильные ожоги, после чего одним из первых пилотов RAF проходил лечение в экспериментальном подразделении пластической хирургии в Ист-Гринстеде. Читэм служил в 1-й эскадрилье во время Битвы за Британию, и имел на счету пару побед.

Погода над фронтом слегка улучшилась 20 февраля, что позволило авиации обеих сторон возобновить активные действия. В 09:00 истребители G.50bis из 154-й группы (15 машин) вылетели под командованием майора Мастрагостино на сопровождение четырех разведчиков Ro.37bis на разведку в районе Клисура-Тепелена. В 09:30 по данным итальянцев, они встретились с 30 греческими истребителями («Гладиаторы» и PZL), которые, вероятно, также сопровождали бомбардировщики или разведчики. Фактически же греческих истребителей было 19, и их пилоты также значительно преувеличили силы итальянцев. Греческие пилоты 22-й эскадрильи EVA заявили о трех сбитых «Фиатах» и еще двух вероятно сбитых, кроме того сержант Дагулас заявил о сбитом разведчике. В действительности ни один из четырех итальянских разведчиков не был сбит, и только один Ro.37bis получил небольшие повреждения (по данным итальянцев – от зенитного огня). Фактически были подбиты два G.50bis (лейтенанта Франкини и лейтенанта Фуско), оба совершили вынужденные посадки на аэродроме Берат, при этом один истребитель разбился. Итальянцы же заявили о десяти сбитых греческих истребителях и еще восьми поврежденных. Данные о фактических потерях греков в этом бою не сохранились, но известно, что никто из греческих пилотов не был убит или ранен.

Немного позже в тот же день восемь «Бленхеймов» из 84-й эскадрильи RAF и три «Бленхейма» из 30-й эскадрильи направились бомбить цели в районе Тепелены в сопровождении шести новых «Харрикейнов» из 80-й эскадрильи (это был первый их боевой вылет на греческом фронте). В 10:25 над целью бомбардировщики разделились на две группы и атаковали. В этот момент были замечены шесть «Фиатов» CR.42, но они не вступили в бой, вероятно, заметив «Харрикейны».
Вскоре после полудня восемь «Гладиаторов» из 80-й эскадрильи RAF и девять «Гладиаторов» из 112-й эскадрильи перелетели из Янины на аэродром Парамифия. В 14:45 командир эскадрильи Браун повел 15 из этих «Гладиаторов» (5 звеньев по три машины) на сопровождение двух «Веллингтонов» из 37-й эскадрильи RAF и греческого «Юнкерса» Ju-52/3m с грузом продовольствия и боеприпасов, которые следовало доставить греческим войскам в районе Клисуры (каждый «Веллингтон» вез около полутора тонн грузов). Из-за низкой облачности и дождя полет был трудным, были замечены пять итальянских самолетов, но они не подходили близко. Грузы были успешно сброшены на позиции греческих войск, и «Веллингтоны» и «Юнкерс» вернулись в Парамифию, а «Гладиаторы» продолжили патрулирование над фронтом.

Когда доставка грузов была успешно завершена, 17 «Бленхеймов» RAF (8 из 84-й эскадрильи, 6 из 211-й и 3 из 30-й) взлетели для бомбового удара по Берату. У одного из самолетов 84-й эскадрильи отказал двигатель, и ему пришлось совершать вынужденную посадку на брюхо, но остальные 16 «Бленхеймов» в сопровождении 6 «Харрикейнов» (истребителями командовал флайт-лейтенант Пэттл) успешно прибыли к цели и сбросили бомбы на город и склады, а также разбомбили мост через реку Осуми. По бомбардировщикам был открыт зенитный огонь, истребители G.50bis из 154-й группы начали срочно взлетать с аэродрома Берата. «Харрикейны» Пэттла атаковали итальянцев, пока те не успели набрать высоту. Пэттл обстрелял один G.50bis, который взорвался под его огнем. Флайт-лейтенант Вудс заявил о еще одном сбитом «Фиате», а сержант Кэсболт считал, что сбил двоих.

Часть этих заявленных побед была подтверждена экипажами «Бленхеймов». Так «Бленхейм» L8542 пайлот-офицера Кокса был тяжело поврежден итальянским истребителем G.50bis, но экипаж «Бленхейма» видел, что атаковавший их «Фиат» был сбит двумя «Харрикейнами». Пайлот-офицер Гейри, стрелок в экипаже командира эскадрильи Гордон-Финлейсона, вспоминал:
«G.50bis атаковал нас, и вдруг «Харрикейн» просто смел его огнем. «Фиат» перевернулся, загорелся и врезался в гору. Это было потрясающе»
Несмотря на потери, итальянцы все же пытались преследовать отступающие «Бленхеймы». У одного из «Бленхеймов» 30-й эскадрильи был подбит правый двигатель, но сержант Рэтлидж смог привести поврежденный бомбардировщик обратно в Парамифию. Когда «Бленхеймы» пересекли линию фронта, патрулировавшие над фронтом «Гладиаторы» из 80-й и 112-й эскадрилий RAF заметили преследовавшие их итальянские истребители и атаковали их. Флайн-офицер Каллен вспоминал:
«Ведущий «Фиат» подошел близко, перевернулся и спикировал. Я сделал полубочку и зашел ему точно в хвост. Четыре длинных очереди – и «Фиат» загорелся и врезался в гору, покрытую снегом. Потом я атаковал другой G.50bis и добился нескольких попаданий. Увидев две группы бипланов, я принял их за наши «Гладиаторы» и приблизился, чтобы взглянуть на них. Оказалось, что это «Фиаты» CR.42. Сел одному на хвост и выпустил очередь. «Фиат» перевернулся, и из него на парашюте выпрыгнул пилот. Остальные к тому времени уже скрылись. Как раз вовремя – у меня не осталось патронов»
«Гладиатор» Каллена получил повреждения в этом бою, пилот был ранен в руку, но смог благополучно вернуться на аэродром Янины. Флайт-лейтенант Шваб из 112-й эскадрильи также заявил об одном сбитом G.50bis, и еще на три сбитых «Фиата» претендовали пилоты 112-й эскадрильи – флайт-лейтенант Абрамс, флайн-офицер Бэнкс и пайлот-офицер Гроувс. Флайт-лейтенант Кеттлуэлл из 80-й эскадрильи также заявил о сбитом G.50bis, а пайлот-офицер Троллип об одном вероятно сбитом.

Итальянские пилоты заявили об одном сбитом «Бленхейме» и одном истребителе, который они идентифицировали как «Спитфайр». Вопреки заявлениям британцев о многочисленных победах в этом бою, в действительности были потеряны только два итальянских истребителя G.50bis. Лейтенант Альфредо Фуско из 361-й эскадрильи был сбит и погиб. Лейтенант Ливио Басси из 395-й эскадрильи был ранен, но когда он пытался посадить свой поврежденный истребитель в Берате, его «Фиат» перевернулся и загорелся. Басси получил тяжелые ожоги и после долгих мучений спустя 43 дня умер в госпитале в Риме. На его счету к тому времени было семь побед. Басси и Фуско были посмертно награждены Золотой Медалью за храбрость. Кроме того, G.50bis сержанта Гамбетты получил в том бою повреждения.

На следующий день 21 февраля плохая погода снова мешала активным действиям авиации. Два «Веллингтона» из 37-й эскадрильи готовились перелететь с Парамифии обратно на базу Мениди, но при взлете у «Веллингтона» Т2607 “P” сержанта Спиллера сломалось шасси, и бомбардировщик получил такие повреждения, что не подлежал ремонту. К отряду «Харрикейнов» из 80-й эскадрильи на аэродроме Парамифия присоединился флайн-офицер Экуорт из 112-й эскадрильи для получения большего опыта полетов на «Харрикейне». 22 февраля четыре оставшихся «Веллингтона» 37-й эскадрильи направились из Греции обратно в Шаллуфу (Египет).
В тот день 22 февраля из-за сильного и продолжительного дождя самолеты с аэродрома Янина не могли действовать, но «Харрикейны» и «Бленхеймы» с базы Парамифия смогли атаковать дорогу Бузи-Глара. Однако далее к югу защитникам Афин впервые за несколько недель довелось принять участие в бою. Шесть «Бленхеймов» Mk IF из 30-й эскадрильи RAF с базы Элефсис вели патрулирование парами с часовым интервалом. Первая пара – командир эскадрильи Милуорд и флайн-офицер Дэвидсон – взлетели в 10:15 и недалеко от острова Занте на высоте 7000 футов заметили итальянский гидросамолет «Кант» Z.506B из 86-й группы морских бомбардировщиков. «Бленхеймы» атаковали его, спикировав со стороны солнца, и выполнили несколько успешных атак. Наконец все двигатели «Канта» были подбиты, и гидросамолет сел на воду, было видно, как один из итальянцев машет белым платком. Дэвидсон сбросил итальянцам спасательную надувную лодку, а Милуорд сбросил на аэродром Агринион сообщение о терпящем бедствие итальянском экипаже. Для стрелка Милуорда сержанта Герберта «Лофти» Лорда это был четвертый успешный бой, в котором он участвовал.

В 12:35 вторая пара «Бленхеймов» (флайт-лейтенант Уокер и флайн-офицер Ричардсон) встретилась с пятью бомбардировщиками «Кант» Z.1007bis из 47-го бомбардировочного полка примерно в 12 милях к западу от Превезы. Уокер и Ричардсон атаковали с пикирования, подбив бомбардировщик, летевший в центре итальянской группы, по данным британцев этот «Кант» упал в море к югу от Левкаса. После этого Уокер обстрелял Z.1007bis, летевший в конце строя, и заметил дым из правого двигателя итальянского самолета. В этот момент у «Бленхейма» Уокера заклинило пулеметы, но Ричардсон продолжил атаку, сделав несколько успешных заходов, и подбитый «Кант» совершил вынужденную посадку на воду. Ричардсон увидел двух итальянцев, взобравшихся на его фюзеляж. «Бленхейм» Ричардсона получил попадания нескольких пуль, но серьезных повреждений причинено не было. По данным итальянцев был потерян только один Z.1007bis (очевидно, второй из атакованных британцами), но они считают, что он был подбит зенитным огнем.

На следующее утро (23 февраля) в 10:30 «Гладиатор» флайн-офицера Каллена из 80-й эскадрильи RAF направился на поиски гидросамолета «Кант» Z.506B, подбитого «Бленхеймами» прошлым утром. Предполагалось, что «Кант» дрейфует в море примерно в десяти милях к югу от Парги. Вероятно, экипаж гидросамолета смог частично исправить повреждения, потому что когда Каллен прилетел в район его предполагаемого местонахождения, он обнаружил «Кант» у южной оконечности острова Антипаксои, итальянский гидросамолет пытался взлететь. Каллен спикировал и выпустил по нему очередь, заставив остановиться, и заметил, что итальянцы машут белым платком. После того, как Каллен пролетел над «Кантом», тот снова попытался взлететь, и Каллен еще раз обстрелял его, при этом по его словам, итальянцы отвечали огнем, хотя продолжали махать белым платком. Наконец подбитый гидросамолет начал тонуть, а Каллен полетел на базу Парамифия и доложил об этой стычке. Позже второй «Гладиатор», направленный в тот район, подтвердил, что Z.506B перевернулся и выброшен на берег острова Акра Новаре. Греческое госпитальное судно «Андрос» подобрало четырех выживших итальянцев из экипажа гидросамолета, и тела двух убитых. Несколько позднее экипаж одного из «Бленхеймов» 30-й эскадрильи RAF сообщил, что «Кант» наполовину погрузился, и его поплавки торчат из воды.

Над фронтом в тот день британская авиация не вела значительных воздушных боев, но силы RAF на базе Парамифия получили новые подкрепления. Десять «Бленхеймов» 11-й эскадрильи RAF вылетели из Лариссы в Парамифию в очень плохую погоду, и четыре из них были вынуждены вернуться, а пятый разбился при попытке совершить вынужденную посадку в долине, его пилот пайлот-офицер Хьюисон и стрелок погибли, а наблюдатель получил травмы. Оставшиеся пять «Бленхеймов» были включены в состав 211-й эскадрильи RAF. Также в Парамифию были направлены шесть «Харрикейнов» звена «В» 33-й эскадрильи, но при подлете к Парамифии у «Харрикейна» Р3970 пайлот-офицера Уинсленда заклинило двигатель, и пришлось экстренно садиться:
«Мне не хватило времени задействовать аварийный ручной насос для гидравлических систем, управляющих закрылками и выпуском шасси. Я только наполовину успел завершить работу с закрылками, и срочно запустил гидравлику шасси, но на панели приборов загорелся только один зеленый огонек вместо двух. В результате пришлось садиться на одном колесе, «Харрикейн» сделал большой круг по земле и с разбитым винтом остановился в 40 ярдах от полевого склада с бомбами – небольшого (около тридцати 250-фунтовых бомб), но если бы самолет врезался в него, все вокруг взлетело бы на воздух».

Хотя 23 февраля RAF не вели над фронтом активных действий, греческим ВВС пришлось в тот день вступить в бой. 12 итальянских истребителей «Фиат» G.50bis из 154-й группы в ходе патрулирования над районом Клисура-Деволи встретили группу греческих истребителей в составе 10 PZL P.24 и 15 «Гладиаторов» (по оценкам итальянцев). Итальянские пилоты после боя заявили о четырех сбитых PZL и одном «Гладиаторе» и трех вероятно сбитых PZL и трех «Гладиаторах». Точные данные о потерях греков неизвестны, достоверно известно, что в том бою погибли пилот «Гладиатора» сержант Константинос Хризопулос (21-я эскадрилья) и капитан Николаос Скрубелос (23-я эскадрилья). Греки заявили о трех сбитых итальянских истребителях, хотя вероятно, в действительности итальянцы не понесли потерь в том бою.

Сильные дожди продолжали мешать активным действиям авиации, особенно в Янине, где аэродром некоторое время не мог действовать. Однако базу в Парамифии можно было использовать, и «Харрикейны» и «Бленхеймы» 24 и 25 февраля смогли нанести удары по дороге Клисура-Тепелена. Погода была настолько неблагоприятной, что 25 февраля в бухте Скараманга из-за шторма затонула летающая лодка «Сандерленд» L5804 из 230-й эскадрильи RAF. 26 февраля отряд «Харрикейнов» из 33-й эскадрильи RAF, снова пополненный до шести машин после аварии истребителя пайлот-офицера Уинсленда, вместе с шестью «Харрикейнами» 80-й эскадрильи сопровождал «Бленхеймы» 11-й и 211-й эскадрилий RAF в налете на Бузат (район Тепелены). После полудня этим «Харрикейнам» снова пришлось сопровождать бомбардировщики, на этот раз в район Валоны. Также в тот день Парамифию посетили главный маршал авиации Лонгмор, министр иностранных дел Великобритании Энтони Иден, генерал сэр Арчибальд Уэйвелл и генерал сэр Джон Дилл.

Британцы сильно преувеличили свои успехи в бою 27 февраля, когда девять «Бленхеймов» (шесть из 211-й эскадрильи RAF и три из 11-й) в 15:00 снова направились бомбить Валону в сопровождении девяти «Харрикейнов» (пять из 80-й эскадрильи и четыре из 33-й). Час спустя, когда британские самолеты были уже над целью и начали бомбить, их атаковали «Фиаты» CR.42 из 150-й группы (13 машин). Хотя «Харрикейны» немедленно вступили в бой, некоторые «Фиаты» смогли прорваться к бомбардировщикам, и пять «Бленхеймов» получили серьезные повреждения (в том числе все три «Бленхейма» из 11-й эскадрильи). Два британских бомбардировщика совершили вынужденные посадки по пути обратно в Парамифию, получив новые повреждения корпуса и шасси. «Бленхейм» N3579 после этого пришлось списать. Тем временем «Харрикейны» были вовлечены в тяжелый бой с «Фиатами», после этого боя британцы заявили о семи сбитых итальянских истребителях, также по их свидетельствам два «Фиата» столкнулись в воздухе и разбились. Заявленные победы были записаны на счет следующих пилотов: флайт-лейтенант Пэттл, флайн-офицер Каллен, сержант Хьюитт (две), флайн-офицер Экуорт и флайн-офицер Ванклин Флауэр, разделивший победу с пилотом 33-й эскадрильи флайн-офицером Старретом. Седьмая победа была записана на счет пилота 33-й эскадрильи флайт-сержанта Коттингэма.
В действительности итальянцы потеряли в том бою только два «Фиата»: младший лейтенант Эгидио Фальтони и сержант Освальдо Бартолаччини получили ранения и выпрыгнули на парашютах. Итальянцы о победах в том бою не заявляли, и приняли атаковавшие их истребители за «Спитфайры». «Харрикейн» Пэттла получил попадание в бензобак – это было единственное повреждение, полученное британскими истребителями. Еще один «Фиат» CR.42 был уничтожен на земле бомбами «Бленхеймов», и еще несколько истребителей были повреждены, сгорело несколько бочек с горючим, два человека были ранены.

Пайлот-офицер Гейри, стрелок в экипаже «Бленхейма» L1481, снова записал свои впечатления об этом налете:
«С моего места открывался превосходный обзор всего происходящего. Мы отбомбились отлично – точно накрыли аэродром и близлежащие здания. На перехват взлетела большая группа «Фиатов» CR.42. Один сел нам на хвост, я выпустил в него очередь, и он немного отстал. Внезапно на него спикировали два «Харрикейна», и «Фиат» просто развалился на куски. «Харрикейны» развернулись и атаковали остальных. Небо было полно падающих самолетов – и все они были вражескими. Возвращались назад мы в отличном настроении, наслаждаясь прекрасным пейзажем».

По возвращении из этого налета уцелевшие «Бленхеймы» из 11-й эскадрильи были возвращены в Лариссу.
Наступило 28 февраля 1941 – день, в который британцы, как считается, одержали больше всего побед в воздухе в греческой кампании RAF. Однако существуют значительные разногласия относительно того, сколько в действительности побед было одержано.
Штаб авиакрыла «W» приказал всем исправным истребителям вести патрулирование с 15:30 до 16:30 в районе между Тепеленой и побережьем, так как были получены данные разведки, сообщавшие, что в том районе ожидается появление значительного количества итальянских самолетов. Еще утром 28 февраля все исправные «Гладиаторы» 80-й и 112-й эскадрилий RAF были переведены на базу Парамифия в рамках подготовки к этой операции. С утра патрулирование в указанном районе вели «Харрикейны», но пока ничего замечено не было.
Около 15:00 одиннадцать «Гладиаторов» 112-й эскадрильи RAF (командир эскадрильи Браун) и семь «Гладиаторов» 80-й эскадрильи (командир эскадрильи Джонс) направились на патрулирование в указанный район. Их сопровождал командир авиакрыла «W» винг-коммандер Кут, летевший на «Гладиаторе» 80-й эскадрильи. Спустя 15 минут в этот район также прибыли для патрулирования четыре «Харрикейна» 80-й эскадрильи (флайт-лейтенант Пэттл, флайн-офицер Каллен, флайн-офицер Ванклин Флауэр, флайн-офицер Экуорт). Еще четыре «Харрикейна» 33-й эскадрильи под командованием флайт-лейтенанта Янга патрулировали в районе побережья. Там над островом Корфу британцы заметили несколько бомбардировщиков S.79, пытались их преследовать и заявили о двух поврежденных «Савойях». Вероятно, это были S.79 из 105-й бомбардировочной группы, по данным итальянцев, их атаковали «Спитфайры», одна «Савойя» вернулась в Тирану с одним убитым членом экипажа.

Тем временем звено Пэттла южнее Валоны заметило направлявшиеся к фронту бомбардировщики «Фиат» BR.20 из 37-го бомбардировочного полка. Британцы насчитали 15 бомбардировщиков (фактически их было 10), тогда как экипажи BR.20 докладывали, что их атаковали 18 «Спитфайров». Пэттл атаковал крайний бомбардировщик на правом фланге, и после трех очередей BR.20 загорелся и пошел вниз. Второй бомбардировщик, атакованный Пэттлом, также загорелся, фонарь «Харрикейна» залило маслом из мотора BR.20. Пэттл сбросил скорость и попытался протереть фонарь шарфом, но в этот момент его атаковали пять «Фиатов» G.50bis. Спикировав, Пэттл все же смог оторваться от них и вернуться в Парамифию. Ванклин Флауэр и Экуорт заявили каждый о сбитом BR.20, хотя Экуорт позже предположил, что сбитый им бомбардировщик был «Кант» Z.1007bis. Флайн-офицер Каллен, награжденный за этот бой Крестом за летные боевые заслуги (DFC), позже вспоминал:
«Бой развернулся над Албанией. Сначала я обнаружил четыре «Бреда-20» (sic), и атаковал одного, он загорелся и пошел вниз. Потом мы заметили три группы S.79. Я выбрал крайнего и открыл огонь, целясь в правый мотор. Бомбардировщик загорелся и упал. Я набрал высоту и спикировал на следующего – он тоже начал падать. После мы заметили десять истребителей CR.42, набрали высоту и атаковали их. Я зашел одному в хвост и сбил. Сразу же набрал высоту и спикировал на следующего, целясь ему в кабину – он перевернулся, вспыхнул и полетел вниз. После этого мне пришлось возвращаться – патроны кончились».

Фактически же в том бою было сбито три BR.20, и четвертый совершил вынужденную посадку в районе Отранто. Еще несколько бомбардировщиков вернулись с ранеными членами экипажа, один человек был убит.
В это время с британской стороны к бою присоединились «Гладиаторы», а с итальянской - «Фиаты» CR.42 из 160-й группы и G.50bis из 24-й группы. Один «Харрикейн» из 33-й эскадрильи (пайлот-офицер Ньютон) прибыл к месту боя с некоторым опозданием, он только взлетал из Парамифии, когда поступили сведения о развернувшемся тяжелом бое в пространстве над Албанией. Сразу по прибытии Ньютон атаковал первый замеченный биплан, приняв его за CR.42, но это был «Гладиатор» из 80-й эскадрильи. Другой «Гладиатор» (из 112-й эскадрильи) атаковал «Харрикейн» Ньютона, очевидно, приняв его за G.50bis, и нанес повреждения, после чего преследовал его до самого аэродрома в Парамифии. Несколько «Гладиаторов» вступили в бой с бомбардировщиками, пайлот-офицер Вейл заявил о сбитом S.79, а флайн-офицер Бэнкс и пайлот-офицер МакДональд сообщили о поврежденных BR.20. В основном же заявленные победы пилотов «Гладиаторов» касались истребителей: они претендовали на девять сбитых CR.42 (и два вероятно сбитых) и шесть G.50bis.

Командир эскадрильи Браун вспоминал, что атакованный им G.50bis перевернулся и ушел в перевернутый штопор; вероятно, его огонь поразил пилота. Флайт-лейтенант Фрейзер заявил, что сбитый им G.50bis врезался в гору, а из сбитого CR.42 выпрыгнул пилот, но его парашют не раскрылся. Сержант Дональдсон утверждал, что сбитый им G.50bis разбился на побережье. Флайт-лейтенант Абрамс, сбив один G.50bis, был атакован другим «Фиатом» (вероятно, это был истребитель лейтенанта Марио Беллагамби) и сбит в районе Саранде. Он вспоминал:
«Мой старичок «Гладиатор» внезапно перестал управляться. Ничего не работало. Я решил, что пора прыгать. Но самолет крутился как бешеный, и я не мог выбраться. Наконец кое-как я смог выпрыгнуть. Было так приятно висеть в воздухе над горами, что я чуть не забыл дернуть вытяжной трос. Наверное, я поставил рекорд по затяжному прыжку для всей Албании и Греции. Как только я опустился на землю, меня окружили греческие солдаты. Они были настроены дружественно, смеялись и хлопали меня по спине. Я уже воображал себя чертовым героем, пока один солдат не спросил: «Милано, Рома?» И тут я понял, что они принимают меня за итальяшку! Похоже, они считали, что британских пилотов невозможно сбить. Я сказал «Inglese», и тут начался праздник. Они подняли меня на плечи и понесли как настоящего героя. Мы здорово выпили и повеселились. Чертовски хорошие ребята».
Глава 3 из книги Air War for Yugoslavia, Greece and Crete 1940-41
Весенние бои


Новый 1941 год фронт в Албании встретил в состоянии затишья. Погода резко ухудшилась, вследствие чего активные действия на земле оказались серьезно затруднены, а воздухе практически невозможны. Греческие войска были серьезно истощены в ходе контрнаступления, и по-прежнему испытывали сильную нехватку транспорта, зимнего обмундирования, противотанковой и зенитной артиллерии. Большая часть греческих войск и почти все ВВС были задействованы на фронте, границу с Болгарией охраняли только четыре ослабленные дивизии. Между тем предполагалось, что при возникновении угрозы с этого направления для обороны восточной Македонии и Салоник потребуется еще не менее девяти дивизий с соответствующей поддержкой ВВС. Однако греческое правительство опасалось спровоцировать Германию, и британские сухопутные войска могли высадиться в Греции лишь в том случае, если немецкая армия перейдет Дунай и войдет в Болгарию. Британские ВВС также должны были действовать только на западе и юге, и не могли базироваться в районе Салоник. Но в рамках этих ограничений новые подкрепления британской авиации в Греции были крайне необходимы, их прибытие позволило бы греческим ВВС сосредоточиться в районе Салоник и восстановить боеспособность. Поэтому в январе британское командование намеревалось направить в Грецию еще две эскадрильи – одну эскадрилью истребителей и одну бомбардировщиков, одновременно планируя захватить Додеканезские острова, принадлежавшие итальянцам (в частности о. Родос), с целью обеспечить господство в Эгейском море и восточном Средиземноморье.
Угроза вмешательства Германии становилась все более реальной, в начале января 1941 г. Гитлер решил направить подкрепления в Албанию для помощи итальянцам, эта операция планировалась под кодовым названием Alpenweilchen. Но остановка греческого наступления и усиление итальянских войск в Албании в феврале позволили отменить подготовку к этой операции, когда стало ясно, что итальянские войска прочно удерживают фронт.

В начале января в Албании шли продолжительные дожди, аэродромы сильно затопляло, и действия авиации были серьезно затруднены, боевые вылеты выполнялись редко. Однако в начале месяца произошло несколько событий и организационных перемен, так или иначе повлиявших на численность и положение частей авиации на фронте. 1 января 23-я эскадрилья греческих ВВС была перебазирована в Салоники, откуда ее истребители PZL P.24 должны были действовать в восточном секторе над фронтом греческой 3-й армии, используя базу в Корице как передовой аэродром для дозаправки. Тем временем 22-я эскадрилья EVA перебазировалась в Янину. В 211-й эскадрилье RAF начало 1941 года было отмечено несчастным случаем. Пришли сведения, что командир эскадрильи Гордон-Финлейсон награжден Крестом за летные боевые заслуги. Кроме того, на канун Нового Года приходился день рождения флайт-лейтенанта Джонса. Имея такую тройную причину для празднования, офицеры эскадрильи устроили праздничный ужин в ресторане «Максим» в Афинах, но при возвращении один автомобиль с офицерами врезался в дерево. Офицер по техническому обслуживанию флайт-лейтенант Барретт погиб от полученных травм, Гордон-Финлейсон, Джонс и пайлот-офицер Пирсон получили травмы, к счастью, не тяжелые. Эскадрилья была одним из немногих подразделений, продолжавших в то время активные действия – 8 «Бленхеймов» 2 января бомбили Эльбасан, а два дня спустя 9 «Бленхеймов» нанесли удар по целям на фронте.

К этому времени в Грецию были доставлены для пополнения новые истребители «Гладиатор», и четыре машины были переданы 80-й эскадрилье RAF взамен потерянных. Один из этих «Гладиаторов» пилотировал флайт-лейтенант Вудс, герой обороны Мальты, награжденный Крестом за летные боевые заслуги, и имевший на счету пять побед. В 80-й эскадрилье он был назначен командиром одного из звеньев. Также в эскадрилью был назначен пайлот-офицер Элдон Троллип (родезиец), ранее лечившийся от желтухи в госпитале в Афинах. Несколько дней спустя в Мениди и Элефсис прибыли девять «Веллингтонов» 70-й эскадрильи RAF под командованием винг-коммандера Уэбба. Кроме того, в Грецию прибыли в качестве военных наблюдателей два офицера ВВС армии США, полковник Бауэр и майор Кроу. Оба они в последующие несколько месяцев участвовали как наблюдатели в боевых вылетах на «Бленхеймах» и «Веллингтонах» RAF.

Первый воздушный бой в новом году произошел 6 января, когда погода позволила действовать более активно. Девять «Бленхеймов» 211-й эскадрильи RAF в 09:40 нанесли удар по Валоне, сбросив бомбы на порт с высоты 4000 футов. На их перехват взлетели CR.42 из 150-й группы и G.50bis из 154-й группы. Истребители атаковали «Бленхеймы» когда те уже отбомбились. Лейтенант Ливио Басси и еще два пилота 154-й группы претендовали на один «Бленхейм» (разделив эту победу между собой), после этого Басси атаковал и сбил второй «Бленхейм» (L1487 флайн-офицера Р. Кэмпбелла). Бомбардировщик Кэмпбелла получил множество пробоин, его стрелок сержант Эппльярд был дважды ранен в голову, когда «Бленхейм» упал в море, Кэмпбелл получил перелом ноги. Несмотря на ранения и травмы все три члена экипажа остались живы и смогли выбраться из самолета, хотя в море их отнесло далеко друг от друга. Басси, вместо того, чтобы преследовать оставшиеся «Бленхеймы», передал сигнал о терпящих бедствие на итальянский эсминец, который подобрал из воды наблюдателя сержанта Бихаррела. Кэмпбелл и Эппльярд смогли подплыть к берегу и выбраться на сушу, хотя это было очень тяжело из-за ранений и обрывистой береговой линии. Позже, около полуночи, итальянцы нашли их и взяли в плен.

Тем временем пилоты CR.42 продолжали преследовать бомбардировщики, и по возвращении заявили о еще четырех сбитых «Бленхеймах». Три из них были засчитаны сержанту Освальдо Бартолаччини и один – младшему лейтенанту Паскуале Фальтони. «Бленхейм» L1542 сержанта Дж. Маршалла получил повреждения хвостовой части (по сведениям британцев – от зенитного огня), когда его атаковал CR.42, стрелок сержант Билл Бэрд отогнал истребитель огнем своего пулемета, позже сообщив, что из двигателя «Фиата» шел дым от попаданий. «Бленхейм» L8536 флайн-офицера Л. Делани получил тяжелые повреждения, его стрелок сержант МакКорд сообщил о вероятно сбитом истребителе «Макки». На обратном пути у самолета Делани заглох левый двигатель, но он еще держался в воздухе, сопровождаемый «Бленхеймом» флайт-лейтенанта Даудни, так же тяжело поврежденным. Недалеко от греко-албанской границы Делани сигналом показал, что его самолет падает. Он попытался посадить «Бленхейм» на брюхо, но при посадке самолет врезался в валуны и перевернулся, весь экипаж погиб. Даудни почти смог дотянуть до Мениди, но ему пришлось совершить аварийную посадку недалеко от базы. Еще два «Бленхейма» также получили повреждения, флайн-офицер Бьюкенен смог дотянуть до Мениди, а пайлот-офицер Кокс приземлился в Элефсисе для ремонта. Таким образом, потери британцев были следующими: один «Бленхейм» сбит над целью, два серьезно повреждены и разбились при возвращении (один из них полностью разрушен), еще два поврежденных «Бленхейма» смогли вернуться на свои аэродромы. Итальянцы же претендовали в этом бою на шесть сбитых «Бленхеймов» и один поврежденный.

В тот же день греческий разведчик «Хеншель» Hs-126 (номер Е33) из 3-й эскадрильи EVA, действовавшей над фронтом в районе Поградеца, когда позволяла погода, был сбит зенитным огнем. Экипаж (майор Деметриус Далиацис и капитан Спиридон Нанопулос) погиб.
Два дня спустя, 8 января группа бомбардировщиков Z.1007bis над фронтом в районе Остраво была атакована греческими истребителями PZL из 22-й эскадрильи. По греческим данным капитану Г. Фанургакису был засчитан один сбитый бомбардировщик, хотя в этом бою ни один самолет не был сбит. Стрелки итальянских бомбардировщиков претендовали на один сбитый PZL. Позже тем же днем девять CR.42 из 154-й группы, сопровождавшие разведчик Ro.37bis из 72-й группы над районом Клисуры, вступили в бой с греческими «Гладиаторами» из 21-й эскадрильи и PZL P.24 из 22-й эскадрильи EVA. Каждая из греческих эскадрилий претендовала на один сбитый «Фиат», в частности, одна победа была засчитана капитану А. Андониу, командиру 22-й эскадрильи. Итальянцы претендовали на пять сбитых «Гладиаторов». Фактически же, насколько известно, и в этом бою ни одна сторона не понесла потерь.

Ухудшение погоды снова не позволило активно действовать до 12 января, когда 24 истребителя «Фиат» CR.42 из 150-й и 160-й групп вылетели для штурмовки различных неплановых целей за линией фронта, таких как караваны мулов. «Фиат» лейтенанта Франческо Гатти из 150-й группы был сбит зенитным огнем. Над Лариссой погода также несколько улучшилась, и 80-й эскадрилье RAF после полудня было приказано перелететь в Янину. Из-за плохой видимости британским пилотам не удалось найти путь над горами, но в любом случае аэродром в Янине был на тот момент непригоден для базирования. На следующий день стало невозможно действовать и с аэродрома Лариссы, потому что ночью выпал сильный снег. Снег продолжался, иногда сменяясь дождем, пять или шесть дней. Особенно погода ухудшилась 17 и 18 января, когда непрерывный дождь и буря сделали действия авиации совершенно невозможными.

Однако, в ожидании прибытия новых подкреплений британской авиации, 80-й эскадрилье RAF было приказано при первой возможности покинуть Лариссу и перебазироваться в Янину. Наземный персонал выехал в Янину прямым маршрутом на грузовиках, но по пути столкнулся с большими трудностями. Дороги были практически непроходимы, а ночью температура опускалась до 32 оF. В конце концов, грузовики были вынуждены вернуться в Лариссу и ехать в Янину более долгим южным путем, через Лариссу, Агринион и Арту. Тем временем 14 января сержант Грегори смог перелететь на своем «Гладиаторе» на новую базу. Спустя еще два дня за ним последовали еще девять «Гладиаторов», и еще три истребителя перелетели в Янину 19 января.

Одним из наиболее пострадавших от ухудшения погоды аэродромов был аэродром в Каламбаке в Центральной Греции, где базировались «Гладиаторы» 21-й эскадрильи EVA. Когда эскадрилья получила приказ перелететь в Элефсис для прикрытия ожидавшегося конвоя, наземный персонал не смог своими силами очистить от снега взлетную полосу. Капитан Йон Келлас, командир 21-й эскадрильи, обратился за помощью к местным жителям, и на его обращение откликнулись около 200 стариков, женщин и детей. Упорно работая, они смогли очистить аэродром достаточно, чтобы эскадрилья смогла взлететь. После этого греческая истребительная авиация начала сосредотачиваться на аэродромах Македонии. 21-я эскадрилья вернулась из Элефсиса в Птолемаиду, а 22-я перебазировалась в Салоники, заменив там 23-ю, которая была отведена в Лариссу на переформирование. 24-я эскадрилья EVA, вооруженная истребителями французского производства МВ.151 и ранее обеспечивавшая ПВО Афин, была также перебазирована в Салоники.

В составе сил Regia Aeronautica в Албании также произошли некоторые перемены. 5 января в Деволи из Италии прибыла 5-я группа OA (31-я и 39-я разведывательные эскадрильи), вооруженная самолетами Ro.37bis. На следующий день 154-я отдельная истребительная группа и 394-я истребительная эскадрилья были перебазированы из Берата в Деволи. 20 января бомбардировщики S.79 из 105-й бомбардировочной группы покинули Албанию и вернулись в Италию, войдя в состав сил 4-й воздушной эскадры (так с 1 января 1941 была переименована 4-я воздушная территориальная зона). 41-я бомбардировочная группа также вернулась в Италию для перевооружения на торпедоносцы. В 35-м полку морских бомбардировщиков 95-я группа сменила свои гидросамолеты Z.506B на бомбардировщики Z.1007bis, но 86-я группа пока по-прежнему была вооружена старыми Z.506B. 30 января 96-я группа пикировщиков, вооруженная «Юнкерсами» Ju-87, была направлена из Албании в Ливию для поддержки армии маршала Грациани, оказавшейся к тому времени в тяжелом положении.
Утром 20 января пять «Бленхеймов» 211-й эскадрильи RAF направились снова бомбить Валону. Когда «Бленхеймы» сбросили бомбы, их атаковали четыре CR.42 из 150-й группы. Младший лейтенант Эрнани Лоддо заявил об одном сбитом бомбардировщике, в действительности же два «Бленхейма» только получили повреждения. Все пять «Бленхеймов» возвращались на базу, когда в десяти милях к югу от острова Корфу они обнаружили гидросамолет «Кант» Z.506B из 35-го полка морских бомбардировщиков. «Бленхейм» L1490 флайн-офицера Бьюкенена атаковал противника и, сблизившись до 75 ярдов, нанес итальянскому гидросамолету серьезные повреждения, ответным огнем был поврежден один двигатель «Бленхейма». По возвращении стрелки Z.506B заявили об одном сбитом «Бленхейме» и одном вероятно сбитом.

Часть «Гладиаторов» 80-й эскадрильи RAF по-прежнему оставалась в Элефсисе, обеспечивая ПВО Афин. В тот же день 20 января в 12:20 были замечены приближавшиеся с запада к Афинам итальянские бомбардировщики, и три «Гладиатора» получили приказ взлетать для патрулирования над Пиреем. Две минуты спустя были подняты в воздух еще два «Гладиатора» и два истребителя «Бленхейм» Mk IF из 30-й эскадрильи RAF. В 13:30 над Афинами появились четыре бомбардировщика «Кант» Z.1007bis из 47-го бомбардировочного полка и сбросили бомбы с высоты 13 000 футов, избежав встречи с истребителями. «Гладиаторы» патрулировали на высоте 10 000 футов и не успевали догнать бомбардировщики, хотя долго преследовали их. К тому времени, когда над городом появилась вторая группа итальянских бомбардировщиков, «Гладиаторы» набрали высоту до 15 000 футов и находились в хорошей позиции для перехвата, и выполнили фронтальную атаку, когда Z.1007bis повернули к цели. После этого пайлот-офицер Стакки, оторвавшись от других истребителей, самостоятельно атаковал один бомбардировщик, подойдя на очень близкую дистанцию. Его «Гладиатор» К7902 был поврежден ответным огнем, и, выйдя из боя, Стакки попытался посадить истребитель на недавно построенном аэродроме в Хассани к югу от Афин. Когда он заходил на посадку, на его пути оказался другой самолет, и Стакки зашел на второй круг. Но когда он пролетал над ангарами, топливный бак его «Гладиатора» внезапно вспыхнул. Охваченный огнем истребитель сразу же упал на землю, Стакки погиб.

Тем временем флайт-лейтенант Вудс атаковал тот же бомбардировщик, вероятно, уже поврежденный огнем Стакки, его атаку поддержал «Бленхейм» Mk IF флайт-сержанта Д. Иннес-Смита. Внезапно большой трехмоторный «Кант» загорелся, четыре члена его экипажа выпрыгнули на парашютах. Итальянский самолет упал в море в 10 милях к югу от Афин, взорвавшись при ударе о воду. Другие четыре итальянских бомбардировщика из этой группы получили повреждения в этом бою.
211-я эскадрилья RAF снова активно действовала 22 января. Командир эскадрильи Гордон-Финлейсон повел шесть «Бленхеймов» на разведку и поиск целей в районе дороги Клисура-Берат. Над Бератом «Бленхеймы» нанесли бомбовый удар по зданиям с высоты 6500 футов, после этого британцев атаковали два «Фиата» G.50bis из 154-й группы. Они преследовали «Бленхеймы» около 10 минут и заявили об одном сбитом бомбардировщике. Фактически их огнем были повреждены четыре «Бленхейма», на самолете флайн-офицера Годфри от попадания пули загорелась сигнальная ракета, возникла опасность, что пожар охватит весь самолет, и экипаж уже приготовился покинуть машину, но пожар удалось потушить, и «Бленхейм» Годфри смог вернуться на базу.

Пайлот-офицер Бевингтон-Смит, наблюдатель на «Бленхейме» L1528 пайлот-офицера Кокса, вспоминал:
«Истребители атаковали нас над целью, и мы ушли в облака, хотя при этом разделились. Назад мы летели одни, и когда были уже к югу от Корфу, Кокс передал мне управление, а сам задремал на моем сиденье наблюдателя. Когда я посмотрел на приборы, то подумал, что что-то не так, и разбудил Кокса (давление масла было на нуле, и масло сильно перегрелось). Я еще никогда не видел, чтобы Кокс так суетился! Когда он взял управление, наш правый мотор начал сильно дымить, и пришлось его выключить. Кокс решил садиться в Араксосе, в северо-западной части Пелопоннеса… Мы выпустили красные сигнальные ракеты, с земли тоже ответили красными ракетами, предупреждая, что садиться нельзя, но у нас уже не было выбора. Мы зашли на посадку на недостроенный аэродром, и как только коснулись полосы, правый мотор загорелся. Кокс приказал открыть люки и приготовиться покинуть самолет. Я отстегнул привязной ремень, но в этот момент наш «Бленхейм» сошел с полосы, колеса увязли в земле, и самолет встал на нос. От удара меня бросило вперед, я ударился лицом о бомбовый прицел и потерял четыре передних зуба».
Три британских летчика на крестьянской повозке доехали до Патраса, где связались с консулом США. Консул сообщил им, что поезда до Афин не будет еще четыре или пять дней, поэтому британцы пошли в порт и наняли лодку, доставившую их до Пирея.

Тем временем в Грецию прибывали новые подкрепления RAF. Самолеты 11-й эскадрильи прибыли в Элефсис 23 января, в составе шести «Бленхеймов» Mk I и шести «Бленхеймов» Mk IV, под командованием командира эскадрильи Стивенса. Когда пять дней спустя прибыла команда наземного обслуживания, 11-я эскадрилья RAF перебазировалась в Лариссу и приступила к боевым операциям. В тот же день прибыло звено «А» 112-й эскадрильи RAF – девять «Гладиаторов», командир эскадрильи Браун, и транспортный «Бомбей» из 216-й эскадрильи, перевозивший предметы снабжения. Наземный персонал был перевезен морским путем, через несколько дней прибыло звено «В», которым командовал флайт-лейтенант Чарльз Фрай, австралиец. Звеном «А» командовал флайт-лейтенант Ллойд Шваб, канадец, имевший на счету четыре победы, одержанных в Африке.

25 января итальянские бомбардировщики 4-й воздушной эскадры возобновили удары по Салоникам, где с ними вступили в бой греческие истребители. Десять трехмоторных «Кант» Z.1007bis из 50-й отдельной группы, бомбившие город, были перехвачены истребителями 21-й и 22-й эскадрилий EVA. Греки заявили о двух сбитых бомбардировщиках, один был засчитан капитану Андониу из 22-й эскадрильи, другой – одному из пилотов «Гладиаторов». Итальянцы признали сбитым только один Z.1007bis (по их данным – сбит зенитным огнем), второй бомбардировщик получил повреждения в бою с истребителями, но смог вернуться на базу. Двухмоторные «Фиат» BR.20 из 37-го бомбардировочного полка в тот день также действовали над Грецией, и в районе Клисуры были перехвачены «Гладиаторами» и PZL P.24. Стрелки бомбардировщиков заявили об одном сбитом PZL. Греки, в свою очередь, заявили о двух сбитых BR.20, один был засчитан пилотам 23-й эскадрильи, второй – капитану Г. Дукасу из 22-й эскадрильи. В действительности два BR.20 получили повреждения, один совершил вынужденную посадку в районе Берата, другой смог вернуться на свою базу в Лечче с тремя ранеными членами экипажа.

После полудня три «Бленхейма» из 30-й эскадрильи RAF вылетели бомбить цели в Албании, но в 15:05 их перехватили шесть истребителей G.50bis – часть группировки из 14 G.50bis и 20 CR.42, патрулировавших над основными итальянскими базами в Албании. «Бленхейм» L8443 сержанта Л. Стаммерса был атакован несколько раз, стрелок сержант Эйкройд был ранен в руку, кисть руки и живот. Несмотря на тяжелые ранения, он продолжал стрелять из пулемета, пока итальянские истребители не прекратили атаки. Наблюдатель также был ранен в ногу. Пилоты G.50bis заявили об одном вероятно сбитом бомбардировщике, но, хотя еще один «Бленхейм» также получил серьезные повреждения, все три смогли вернуться в Элефсис. Командование 30-й эскадрильей принял командир эскадрильи Р. Милуорд, ранее командовавший звеном «Бленхеймов» в составе 39-й эскадрильи RAF в Адене.

В период с 21 по 26 января плохая погода продолжала ограничивать действия авиации, но 27 января отряд из девяти «Гладиаторов» 80-й эскадрильи RAF перелетел из Элефсиса в Янину, присоединившись к остальной части эскадрильи. Их место в ПВО Афин заняла 112-я эскадрилья RAF, которая провела первое патрулирование над Афинами тогда же 27 января. К 1 февраля эскадрилья была полностью готова к боевым действиям.

Усиленная 80-я эскадрилья RAF приступила к активным действиям 28 января, командир эскадрильи Джонс повел 15 «Гладиаторов» на патрулирование над районом между Клисурой и Премети. В 14:20 британцы заметили четыре бомбардировщика «Фиат» BR.20 (из 37-го полка) и пять «Кант» Z.1007bis (из 35-го полка). Звено «Гладиаторов» флайт-лейтенанта Пэттла (Пэттл, сержант Кэсболт и пайлот-офицер Троллип) атаковало один из последних бомбардировщиков. Z.1007bis загорелся и упал, только двое членов экипажа смогли выпрыгнуть на парашютах. После этого Кэсболт атаковал второй «Кант», а Пэттл и Троллип атаковали один из BR.20. Последний ушел со снижением и дымом из правого двигателя, поэтому британцы посчитали его вероятно сбитым. Флайн-офицер Каллен также доложил об одном сбитом Z.1007bis, который загорелся и взорвался в воздухе, но так как в действительности итальянцы потеряли только один бомбардировщик, вероятно, Каллен атаковал тот же «Кант», что и звено Пэттла. Еще один Z.1007bis был поврежден и вернулся с тремя ранеными членами экипажа – вероятно, это был бомбардировщик, атакованный Кэсболтом. Позже после полудня греческие власти сообщили, что в том районе упал еще один итальянский самолет. Вероятно, это был истребитель G.50bis сержанта Томмазо Пачини из 355-й эскадрильи, сопровождавший бомбардировщики над районом Корицы и не вернувшийся из вылета. Считается, что он был сбит зенитным огнем.

После этого погода над центральной и южной Грецией снова ухудшилась, не позволяя вести активные действия, до 5 февраля. 31 января, несмотря на плохую погоду, флайт-лейтенант Пэттл повел шесть «Гладиаторов» в патрулирование над Корфу, но противника не обнаружил, а при возвращении истребитель флайт-лейтенанта Кеттлуэлла перевернулся при посадке и получил серьезные повреждения. В последние дни января пилоты 211-й эскадрильи RAF узнали, что флайт-лейтенант Грэм Джонс награжден Крестом за летные боевые заслуги (DFC), а погибший командир 80-й эскадрильи Хикки представлен к той же награде посмертно.

Плохая погода в феврале привела в начале месяца к нескольким несчастным случаям. 2 февраля один из недавно прибывших «Бленхеймов» (N3580) 11-й эскадрильи RAF совершил вынужденную посадку недалеко от Салоник. Еще один «Бленхейм» (Т2235) пропал без вести со всем экипажем при перелете из Элефсиса в Абу-Суэйр. Летающая лодка «Сандерленд» “U” L2166, патрулировавшая в прибрежной зоне, была атакована двумя итальянскими гидросамолетами «Кант» Z.506B, бой шел около шести минут. «Сандерленд» не получил повреждений, но его стрелки утверждали, что добились попаданий во вражеские самолеты.

Три «Бленхейма» 84-й эскадрильи 5 февраля в 07:15 вылетели бомбить склады в районе дороги Валона-Тепелена. По пути из-за низкой облачности «Бленхеймы» разделились и атаковали цели по отдельности. На обратном пути у «Бленхейма» L1392 флайт-лейтенанта Тоугуда отказал левый двигатель, и при посадке бомбардировщик разбился на краю аэродрома Мениди, пилот погиб, но два других члена экипажа остались невредимы. На следующий день «Бленхейм» L1393 флайн-офицера Николсона из этой же эскадрильи в одиночку вылетел бомбить цели в районе Тепелены. Погода снова сильно ухудшилась, и в условиях очень плохой видимости Николсон был вынужден совершить аварийную посадку в море недалеко от маленького острова в восточной оконечности Коринфского залива. Стрелок сержант Холлист погиб при посадке на воду, а наблюдатель пайлот-офицер Дэй утонул. Только Николсон смог надуть спасательную лодку и добраться до острова, откуда его эвакуировали в госпиталь.

По данным Regia Aeronautica итальянские бомбардировщики 8 февраля снова атаковали цели в Греции. Трехмоторные «Кант» Z.1007bis бомбили Каяццу, где вступили в бой с греческими истребителями. Стрелки бомбардировщиков заявили об одном сбитом «Гладиаторе» и одном PZL, еще один PZL считался вероятно сбитым. Один Z.1007bis был серьезно поврежден и разбился при посадке в Лечче, три члена его экипажа получили ранения. Другая группа бомбардировщиков была атакована истребителями PZL, один член экипажа был ранен. Также сообщается, что один S.79 был поврежден зенитным огнем. Греческих данных о потерях и действиях противника в тот день нет, и, вероятно, часть этих событий относится к следующему дню - 9 февраля.
Днем 8 февраля греческие 22-я и 23-я истребительные эскадрильи перебазировались на передовой аэродром в Парамифию в северо-восточной Греции, поблизости от Эпирского сектора фронта.
На следующий день в воздухе велись активные действия. В 10:30 командир эскадрильи Джонс повел с базы в Янине 14 «Гладиаторов» 80-й эскадрильи RAF в патрулирование над районом Тепелены. Истребитель флайн-офицера Прайс-Оуэна едва успел подняться в воздух, как у него отказал двигатель, и пришлось срочно снова садиться. Недалеко от Тепелены британцы заметили три бомбардировщика S.79, но итальянцы успели скрыться в облаках. После этого у «Гладиаторов» командира эскадрильи Джонса и флайн-офицера Ванклина Флауэра возникли неисправности с двигателями, и им пришлось возвращаться, командование принял флайт-лейтенант Пэттл. Незадолго до полудня были замечены пять истребителей «Фиат» CR.42, за которыми следовали другие, всего британцы насчитали 30-40 итальянских истребителей. В действительности их было 16, это были CR.42 из 150-й группы, командовал ими капитан Эдмондо Травальини. Итальянцы также переоценили силы противника, сообщив, что «Гладиаторов» было 20 (в действительности 11).

В районе между Тепеленой и Аргирокастроном развернулось множество индивидуальных воздушных боев. По данным британцев, Пэттл сбил один «Фиат», врезавшийся в землю на окраине Тепелены, флайн-офицер Каллен всадил четыре очереди в другой, и доложил, что этот «Фиат» врезался в склон холма. По возвращении эскадрилья претендовала на четыре сбитых «Фиата» и три вероятно сбитых. На следующий греческие власти сообщили, что итальянских самолетов сбито семь, и кроме Пэттла и Каллена победы были засчитаны флайт-лейтенанту Кеттлуэллу, пайлот-офицеру Вейлу, пайлот-офицеру Таллоку, сержанту Грегори и сержанту Кэсболту. Первоначальный подсчет был ближе к истине – в действительности было подбито четыре «Фиата»; из этого вылета не вернулись сержант Майоника и сержант Бароло, хотя последний, по словам очевидцев, успел выпрыгнуть на парашюте. Лейтенант Роветта был ранен и разбился при посадке на базе, а капитан Травальини совершил вынужденную посадку недалеко от Тираны. Итальянцы в свою очередь претендовали на четыре сбитых «Гладиатора» и девять поврежденных. В действительности же был сбит только «Гладиатор» N5811, его пилот флайн-офицер Хоскен был ранен в ногу и выпрыгнул на парашюте в районе Тепелены, когда истребитель потерял управление. Флайт-лейтенант Кеттлуэлл на «Гладиаторе» N5858 совершил вынужденную посадку в 50 милях к северу от Янины из-за неисправности с давлением масла, при этом истребитель не получил повреждений. Оба британских пилота с помощью греческих солдат вернулись в Янину.

Когда «Гладиаторы» улетели, в 11:00 по Янине нанесли удар пять итальянских бомбардировщиков, которые греки идентифицировали как BR.20, хотя в действительности это были трехмоторные S.79 из 104-й группы. Их бомбы не попали по военным объектам, и пострадали только южные окраины города. В 16:00 итальянцы провели второй налет, на этот раз, по данным греков, в нем участвовали 15 бомбардировщиков в сопровождении 6 истребителей; и снова военные объекты не пострадали. Позже в тот же день еще 18 бомбардировщиков S.79 из 104-й группы вылетели бомбить цели в районе Клисура-Тепелена, их сопровождали 12 истребителей G.50bis из 24-й группы под командованием майора Эудженио Леотты и 12 CR.42 из 160-й группы под командованием лейтенанта Эдоардо Крейнца. С ними вступили в бой четыре греческих «Гладиатора» из 21-й эскадрильи EVA и восемь PZL P.24 из 22-й и 23-й эскадрилий.

После ряда ожесточенных и беспорядочных воздушных боев пилоты G.50bis претендовали на один сбитый «Гладиатор» и три PZL, а пилоты бипланов CR.42 на три «Гладиатора» и два PZL. В действительности, судя по данным греков, было подбито только три греческих истребителя; лейтенант Антонис Папаиоанну был тяжело ранен в обе ноги и совершил вынужденную посадку, после которой его «Гладиатор» не подлежал ремонту. Один PZL после попаданий в мотор также был полностью разбит при вынужденной посадке, хотя его пилот не пострадал. Еще один PZL вел бой с тремя итальянскими истребителями, его пилот сержант Йон Миропулос был ранен в бедро, но смог совершить вынужденную посадку на аэродроме Салоники/Седес.

Греки претендовали на шесть побед в этом бою. Капитан Келлас, командир 21-й эскадрильи, заявил о двух сбитых бомбардировщиках, сержант Дагулас из 22-й эскадрильи доложил об одном сбитом бомбардировщике. Младший лейтенант Анастасос Бардивилиас из 21-й эскадрильи заявил о двух сбитых истребителях, и еще на один сбитый истребитель претендовал лейтенант Митралексис из 22-й эскадрильи. В действительности итальянские истребители в том бою потерь не понесли, но некоторые из заявленных бомбардировщиков, вероятно, могли быть пикировщиками Ju-87 из 238-й эскадрильи Ba’T, действовавшей над фронтом в тот день. По данным итальянцев, шесть «Юнкерсов» были атакованы 20 греческими истребителями. Ju-87 младшего лейтенанта Луиджи де Региса был тяжело поврежден и совершил вынужденную посадку поблизости от Валоны, другой «Юнкерс» был поврежден, по сведениям итальянцев, зенитным огнем. Еще один итальянский бомбардировщик, заявленный греками как сбитый, вероятно, мог быть одним из тех, которые действовали над фронтом 8 февраля.

Бомбардировщики «Кант» Z.100bis из 47-го бомбардировочного полка и 50-й отдельной группы также в тот день действовали над Грецией и снова бомбили Салоники. Там, по сведениям итальянцев, их перехватили истребители «Бленхейм» и «Харрикейн», причем последние нанесли повреждения одному Z.1007bis. «Бленхеймы» RAF над Салониками не действовали, но возможно, что греческие «Бленхеймы» Mk IV из 32-й эскадрильи EVA могли вступить в бой с итальянскими бомбардировщиками. За «Харрикейны», несомненно, были приняты истребители MB.151 из 24-й эскадрильи EVA, действовавшие с аэродрома Седес. Сержант Е. Смирниотопулос из этой эскадрильи заявил об одном сбитом бомбардировщике.

В начале февраля в южной части Эгейского моря несколько раз были замечены итальянские подводные лодки, поэтому «Энсоны» из 13-й эскадрильи EVA получили задачу вести патрулирование в районе между Саронским заливом и Критом. 9 февраля «Энсон» N57 направился в патрульный вылет в плохую погоду, которая позже ухудшилась до шторма, и экипаж «Энсона» заблудился. В конце концов, когда горючее уже кончалось, они попытались совершить вынужденную посадку на равнине Мессара в южной части Крита. При заходе на посадку экипаж сбросил бомбы, но одна бомба застряла в бомбодержателе, и взорвалась, когда самолет коснулся земли. «Энсон» был полностью разрушен взрывом, пилот лейтенант Николаус Тубакарис и его штурман погибли, стрелок получил ранения.

После тяжелых боев вечером 9 февраля 80-я эскадрилья RAF получила подкрепления в виде пяти «Гладиаторов» из 112-й эскадрильи вместе с их пилотами. Также тем вечером пилоты эскадрильи праздновали награждение флайт-лейтенанта Пэттла Крестом за летные боевые заслуги (DFC), личный счет Пэттла теперь был доведен до 15 сбитых. Командир эскадрильи Милуорд, командовавший 30-й эскадрильей RAF в Элефсисе, также получил Крест за летные боевые заслуги (за службу в Адене). Тогда же 9 февраля шесть «Бленхеймов» 211-й эскадрильи RAF присоединились к греческим истребителям PZL на аэродроме Парамифия. «Сказочная долина», как ее прозвали британцы, в последующие недели приобрела для них особую важность. Длиной около 10 миль, расположенная на высоте 3000 футов над уровнем моря и окруженная со всех сторон горами, достигающими высоты 6000 футов, в эту долину можно было попасть только по воздуху или по горным тропам – пешком или на мулах. Самолеты подходили к долине, следуя на малой высоте вдоль русла высохшей реки, тянувшегося на много миль, до разрыва в горной цепи. Этот разрыв был достаточно широким, чтобы самолет размером с «Веллингтон» можно было с осторожностью провести в него и посадить на аэродром, расположенный всего в получасе полета от фронта. Зданий на этой базе не было, только палатки, но благодаря этому итальянские разведчики, хотя и часто летавшие в том районе, долго не могли обнаружить аэродром, который «Бленхеймы» использовали как передовую посадочную площадку.

Итальянские бомбардировщики всех типов продолжили удары по Янине 10 февраля. Греческие и британские истребители пытались их перехватить, что имело следствием ряд довольно беспорядочных воздушных боев. Утром Янину бомбили три группы Z.1007bis из 47-го полка и пять «Савой» S.79 из 104-й группы, последних сопровождали истребители «Фиат» G.50bis из 154-й группы под командованием майора Леотты. Три греческих «Гладиатора» из 21-й эскадрильи EVA пытались перехватить «Савойи», но были немедленно атакованы «Фиатами». Майор Леотта заявил об одном сбитом, а его пилоты еще об одном (совместная победа). В действительности с греческой стороны был сбит и погиб лейтенант Бардивилиас. Экипажи пяти «Кантов» Z.1007bis (первыми бомбившие Янину) доложили, что их атаковали 10 «Гладиаторов», а также истребители «Кертисс» (вероятно, за них приняли МВ.151 с базы Седес). Стрелки бомбардировщиков заявили об одном сбитом истребителе, три «Канта» получили повреждения в бою с истребителями и от зенитного огня. Вторая группа из девяти Z.1007bis была атакована пятью «Гладиаторами», а третья встретила 8 «Гладиаторов» и PZL. Стрелки «Кантов» заявили о трех сбитых PZL. Двухмоторные BR.20 из 37-го полка (13 машин) также вели бой с истребителями PZL, итальянские стрелки заявили об одном сбитом истребителе. Один BR.20 получил повреждения и совершил вынужденную посадку в Валоне. Вероятно, об этом бомбардировщике пилоты 23-й эскадрильи EVA заявили как о сбитом.

Три «Гладиатора» из 80-й эскадрильи RAF утром пытались атаковать группу из пяти Z.1007bis (вероятно, первая группа, атаковавшая Янину), но не успели набрать достаточную высоту для эффективной атаки. Тем не менее, по утверждениям британцев, их огонь поразил два бомбардировщика, флайт-лейтенант Пэттл заявил об одном поврежденном Z.1007bis. Во время этих утренних налетов итальянские бомбы попали в западную и северную части аэродрома, но повреждения были минимальными, а потери включали только один разбитый штабной автомобиль.

После полудня воздушная тревога практически не прекращалась. Сначала Янину бомбили четыре S.79 из 104-й группы в сопровождении дюжины G.50bis из 154-й группы, пилоты «Фиатов» заявили об одном сбитом «Гладиаторе». После этого атаковали 10 «Кантов» Z.1007bis из 47-го полка. Экипажи бомбардировщиков сообщили, что их перехватили 10 «Гладиаторов» и 7 PZL, и заявили о четырех сбитых «Гладиаторах». Однако 7 «Кантов» в этом бою были повреждены, один из них серьезно, несколько членов экипажей бомбардировщиков ранены. 14 британских «Гладиаторов» (12 из 80-й эскадрильи RAF и еще 2 из 112-й) вели патрулирование, во время которого флайн-офицер Каллен погнался за группой из пяти трехмоторных бомбардировщиков, потом атаковал еще одну группу из пяти трехмоторных, идентифицировав их как S.79, и преследовал их до моря, заявив об одном сбитом. Еще одна группа бомбардировщиков, которые британцы приняли за BR.20 (хотя почти наверняка это были Z.1007bis из 47-го полка) были перехвачена тремя «Гладиаторами» (флайт-лейтенант Пэттл, флайт-лейтенант Вудс, сержант Кэсболт). Каждый из британских пилотов заявил об одном поврежденном бомбардировщике, пайлот-офицер Вейл заявил еще об одном сбитом, который по его словам упал в 15 милях к юго-западу от Янины. Не менее пяти групп итальянских бомбардировщиков после полудня атаковали аэродром в Янине, сбросив на базу и поблизости около 150 тяжелых бомб. Три «Гладиатора» 80-й эскадрильи RAF получили повреждения, один истребитель 21-й эскадрильи EVA был уничтожен на земле. Город пострадал гораздо серьезнее, много мирных жителей было убито и ранено.
Глава 2 продолжение
На следующий день шесть «Гладиаторов» звена «А» 80-й эскадрильи RAF под командованием флайт-лейтенанта Джонса направились на патрулирование. Над Дельвинакионом они встретились с итальянскими истребителями CR.42, которых, по британским данным, было около 20 машин. В действительности «Фиатов» было десять, это были истребители из 150-й группы под командованием капитана Джорджио Граффера, командира 365-й эскадрильи. В развернувшемся воздушном бою «Гладиатор» флайн-офицера Сайкса (N5812) столкнулся с «Фиатом» сержанта Коррадо Миньяни, оба пилота погибли. Флайт-лейтенант Джонс после боя заявил о двух сбитых «Фиатах», но сам получил ранение в шею, его «Гладиатор» N5816 был сильно поврежден. В сопровождении сержанта Грегори он смог вернуться на базу в Янине и успешно совершил посадку. Истребитель флайн-офицера Ванклина Флауэра (N5854) также был тяжело поврежден, но пилот претендовал на один сбитый CR.42. Еще два «Гладиатора» N5788 флайн-офицера Прайс-Оуэна и N5786 флайн-офицера Хоскена также получили повреждения. Всего же британцы претендовали на семь сбитых истребителей противника и еще два вероятно сбитых.

В действительности кроме «Фиата» Миньяни было потеряно еще два CR.42. Капитан Граффер – один из наиболее успешных итальянских пилотов на тот период войны, имевший на счету пять побед – погиб, а сержант Акилле Пачини выпрыгнул на парашюте. Еще два «Фиата» получили повреждения, их пилоты – старшина Гульельмо Баччи и сержант Арриго Дзотти – были ранены, но смогли вернуться на базу. Итальянцы заявили о четырех сбитых «Гладиаторах» и еще одной возможной победе. Капитан Граффер был посмертно награжден высшей военной наградой Италии – Золотой медалью (Medaglio d’Oro). 150-я группа потеряла уже двух командиров эскадрилий.
В тот же день девять «Бленхеймов» 84-й эскадрильи RAF совершили налет на Дураццо. На их перехват были подняты G.50bis из 24-й группы. Лейтенант Барталетти заявил об одном сбитом «Бленхейме», и сержант Савино об одном вероятно сбитым. В действительности был сбит «Бленхейм» L1385, пайлот-офицер Берд и его экипаж попали в плен. CR.42 из 150-й группы, возвращавшиеся после сопровождения бомбардировщиков, также заявили об одном вероятно сбитом «Бленхейме».

29 ноября девять «Бленхеймов» 84-й эскадрильи RAF снова направились бомбить цели в Албании, на этот раз в сопровождении шести «Гладиаторов» из 80-й эскадрильи RAF, сопровождавших бомбардировщики до их целей в Тепелене. Выполнив задачу сопровождения, четыре «Гладиатора» пролетели на малой высоте над горами в поисках пропавшего самолета флайн-офицера Сайкса, а истребители флайт-лейтенанта Пэттла и пайлот-офицера Вейла прикрывали их. В процессе поисков британцы заметили несколько трехмоторных самолетов, которые были идентифицированы как S.79. На самом деле это были «Кант» Z.1007bis из 47-го бомбардировочного полка, летевших со своей базы в Гротталье бомбить цели на территории Греции. Пэттл и Вейл атаковали противника, но, хотя по словам британских пилотов, их огонь поражал вражеские самолеты, результатом попаданий был лишь тонкий след дыма за двумя итальянскими бомбардировщиками, о повреждении которых британские пилоты позже доложили. Стрелки итальянских бомбардировщиков докладывали, что «Гладиаторов» было девять, и заявили об одном вероятно сбитом. Возможно, они приняли за сбитый истребитель Пэттла, который после атаки выполнил штопор.

Поиски самолета Сайкса были возобновлены 30 ноября, три «Гладиатора» 80-й эскадрильи RAF сопровождали греческий разведчик «Бреге» Br.XIX, проводивший поиск над районом. Снова ничего не было найдено, но тем же вечером пришло сообщение от греческих войск, что тело Сайкса найдено среди обгоревших обломков его самолета, и похоронено рядом.

У греческих войск, преследовавших итальянцев, заканчивалось продовольствие, сильные снегопады препятствовали подвозу. Поэтому «Веллингтоны» 70-й эскадрильи RAF были нагружены мешками с хлебом и консервами, которые они сбрасывали греческим солдатам. Хотя эти вылеты проводились в условиях снега и сильной облачности, продовольствие было успешно доставлено голодным солдатам.

В декабре на фронте возникло относительное затишье, потому что погода в горах серьезно препятствовала активным действиям. Условия, в которых приходилось действовать авиации, иногда были исключительно трудными. 1 декабря три «Бленхейма» из 30-й эскадрильи RAF, возвращавшиеся после налета на Валону, попали в область атмосферного фронта, на их крыльях началось обледенение, что серьезно затруднило управление самолетами. Ведущим самолетом был «Бленхейм» флайт-лейтенанта Бокинга (канадец), и, так как погодные условия все более ухудшались, Бокингу пришлось принимать решение, не следует ли всем экипажам покинуть самолеты и выпрыгнуть на парашютах. Однако в этот момент в снежных облаках появился просвет, и пилоты двух бомбардировщиков смогли проскользнуть в него и проложить курс на базу в более ясном небе. Третий «Бленхейм» (К7103) отстал от них, и его пилот сержант Рэтлидж попытался набрать высоту и подняться на 20000 футов, чтобы оказаться над слоем облачности. Бокинг вспоминал:

«… но на такой высоте машина не держалась, и периодически сваливалась обратно в облачность, где сразу же начинал намерзать лед. Пилот упорно боролся, стремясь вывести самолет в чистое небо над облачным слоем. Внезапно отказал один мотор, вероятно, из-за того, что намерзший лед закрыл воздухозаборник. «Бленхейм» немедленно сорвался в штопор. Пилот приказал экипажу прыгать, но оказалось, что из-за вращения самолета парашют наблюдателя отлетел в нишу, откуда его невозможно было достать. Тогда пилот и стрелок отказались прыгать и остались с наблюдателем. «Бленхейм», все еще в штопоре, оказался в чистом небе на высоте 7000 футов, внизу оказалась узкая долина, по обе стороны от которой возвышались горы. Пилот смог выровнять машину и совершил посадку с неработающим двигателем на крошечном поле, единственной пригодной площадке на много миль вокруг».

Первый воздушный бой в декабре произошел 2-го числа, когда флайт-лейтенант Пэттл из 80-й эскадрильи RAF взлетел утром с аэродрома Янина для разведки погоды. В районе Аргирокастрона он заметил в воздухе одинокий итальянский биплан – это был разведчик Ro.37bis из 42-й разведывательной эскадрильи 72-й группы. Пэттл атаковал и сбил его, разведчик упал в пяти милях южнее, его пилот сержант Луиджи Дель Манно и наблюдатель лейтенант Микеле Милано погибли. После полудня Пэттл снова поднялся в воздух, на этот раз во главе 12 «Гладиаторов» для патрулирования над фронтом с целью поддержки греческой армии. Недалеко от Премета на 1000 футов ниже были обнаружены еще два Ro.37bis из 72-й группы. Пэттл и пайлот-офицер Купер спикировали на них и быстро сбили. Купер заметил, как из сбитого им самолета выпрыгнул на парашюте один человек, но по данным итальянцев все члены экипажей обоих разведчиков погибли (капитан Гарделла/капитан Фукс, сержант Леони/сержант Вескиа).

Девять «Бленхеймов» 211-й эскадрильи RAF под командованием командира эскадрильи Гордон-Финлейсона бомбили Валону, но этот налет причинил незначительный урон итальянцам. Ведущее звено было атаковано истребителями CR.42 из 150-й группы, но атака была безрезультатной и британцы потерь не понесли. Гордон-Финлейсон вспоминал:

«Нам пришлось идти на довольно малой высоте из-за облачности, и истребители ждали нас. Однако им не повезло – пока они преследовали одно звено, другое сбросило бомбы. Мы видели вспышку и большой столб дыма, что позволяло предположить попадание в какую-то важную цель. Один вражеский истребитель был поражен сосредоточенным огнем стрелков нашего звена, задымил и пошел вниз. Мне отстрелили антенну, а Джорджу Даудни пуля пробила шлем, но этим все повреждения и ограничились».

В тот же день греческая авиация, понесшая большие потери, получила пополнение: восемь британских «Гладиаторов» были перегнаны пилотами 112-й эскадрильи RAF из Сиди-Ханиша (Египет) и переданы грекам. Британские пилоты отправились назад на транспортном «Бомбее». К этим «Гладиаторам» были добавлены пять «Гладиаторов» из 80-й эскадрильи RAF и один из 112-й эскадрильи. Греческая 21-я эскадрилья была направлена в Элефсис для перевооружения на «Гладиаторы», ее оставшиеся PZL P.24 были распределены между 22-й и 23-й эскадрильями, которые теперь действовали в северном секторе, поддерживая армию. Эти «Гладиаторы» были не первыми у греков: еще в 1938 г. греческий предприниматель в частном порядке купил у фирмы «Глостер» два «Гладиатора» по цене 9200 фунтов и подарил их греческим ВВС.

Греческие истребители снова участвовали в воздушном бою 3 декабря, когда шесть PZL из 23-й эскадрильи вступили в бой с 18 «Фиатами» CR.42 из 160-й группы под командованием майора Оскара Молинари к юго-западу от Москополиса. Итальянцы заявили о трех сбитых греческих истребителях, эти победы были засчитаны майору Молинари, младшему лейтенанту Джорджио Моретти и сержанту Лючано Тарантини, также было заявлено о двух вероятно сбитых. Достоверные потери греческих самолетов неизвестны, но один греческий пилот – лейтенант Константин Цицас – погиб в этом бою, пилоты 23-й эскадрильи EVA заявили об одном сбитом «Фиате». В тот же день часть 80-й эскадрильи RAF, направленная в Янину, вернулась в Лариссу, наземный персонал был перевезен на греческом «Юнкерсе» Ju-52/3m. В условиях плохой видимости итальянские истребители сбили над фронтом один из своих бомбардировщиков S.81, но его экипаж успел выпрыгнуть на парашютах.

4 декабря в Грецию прибыл еще один британский самолет – «Локхид Хадсон» (N7364), приземлившийся в Элефсисе. Этот самолет ранее эксплуатировался в авиакомпании «Империал Эйрвэйз» и имел гражданское обозначение G-AGAR, потом служил в 267-й эскадрилье в качестве транспортного, а после был оборудован аэрофотокамерой, хотя так и не получил вооружения, и переведен во 2-й отряд фоторазведки. На этом «Хадсоне» флайт-лейтенант Р. Уокер и командир эскадрильи МакФейл до конца декабря выполняли разведывательные полеты над Албанией, Югославией и Румынией, 30 декабря «Хадсон» вернулся в Гелиополис (Египет).
Также 4 декабря из Египта прибыли еще четыре «Гладиатора», это были истребители 112-й эскадрильи RAF, по прибытии они были присоединены к 80-й эскадрилье. Эти четыре машины и одиннадцать уже имевшихся «Гладиаторов» были сразу же перебазированы в Янину для дальнейших операций. С базы в Янине командир эскадрильи Хикки повел 14 «Гладиаторов» в патрулирование над районом Тепелены. В этом районе британцы обнаружили 27 «Фиатов» CR.42 (в действительности их было 12) из 150-й группы и 10 «Фиатов» G.50bis из 154-й группы. После боя флайт-лейтенант Пэттл заявил о трех сбитых CR.42 и еще об одном вероятно сбитом. Также он в ходе боя атаковал истребитель, который идентифицировал как CR.32, и тоже заявил его вероятно сбитым. Сержант Хьюитт заявил о двух сбитых CR.42 и одном G.50bis, пайлот-офицер Вейл, сержант Грегори и сержант Баркер также заявили каждый об одном сбитом CR.42. Таким образом, британцы претендовали на девять побед и две вероятные победы. В действительности итальянцы потеряли два CR.42, их пилоты лейтенант Альберто Триоло и младший лейтенант Паоло Пенна погибли. Пилоты G.50bis заявили о двух сбитых «Гладиаторах». На следующий день 80-я эскадрилья RAF вернулась в Лариссу.

4 декабря два «Бленхейма» из 30-й эскадрильи RAF с малой высоты атаковали итальянский эсминец, обстреливавший позиции греческих войск у Саранде. На следующий день три «Бленхейма» из этой же эскадрильи вернулись в тот район, чтобы обстрелять дорогу Саранде-Валона на побережье. Истребители CR.42 из 364-й эскадрильи пытались перехватить их, но безуспешно. Один «Бленхейм» был вынужден вернуться из-за неисправности двигателя, два других были повреждены зенитным огнем, и у них кончалось горючее, поэтому при возвращении они совершили вынужденные посадки. «Бленхейм» флайн-офицера Блэкмора сел в Корусадисе на острове Корфу, а «Бленхейм» пайлот-офицера Эттвелла – к юго-востоку от Агриниона. Из экипажей никто не пострадал.

7 декабря в 12:20 шесть «Бленхеймов» из 84-й эскадрильи направились бомбить Валону, в 13:00 за ними последовали еще девять «Бленхеймов» из 211-й эскадрильи. Они столкнулись с исключительно тяжелыми погодными условиями, и ведущее звено (три «Бленхейма») 84-й эскадрильи было вынуждено вернуться из-за сильного обледенения. Следующие три бомбардировщика были перехвачены над целью истребителями CR.42 из 150-й группы. Были сразу же сбиты «Бленхеймы» L8455 флайт-лейтенанта Л. Кэттела и L8457 сержанта М. Кэзлита, бомбардировщик флайн-офицера Линтона (L1381) был тяжело поврежден и совершил вынужденную посадку в районе Саранде. Из экипажей первых двух сбитых «Бленхеймов» выжил только стрелок Кэзлита сержант Фостер.
Два звена «Бленхеймов» 211-й эскадрильи были вынуждены вернуться из-за обледенения, при этом два бомбардировщика - L1535 флайн-офицера Пикерсгилла и L4926 пайлот-офицера Джердайна врезались в холмы в районе Ламии, оба экипажа погибли.

Оставшиеся три «Бленхейма» под командованием лейтенанта Джонса продолжили полет к Валоне, где столкнулись с сильным сопротивлением истребителей CR.42. Однако все три бомбардировщика смогли отбомбиться и вернуться на базу, при этом их стрелки претендовали на один сбитый истребитель.

В это время прибыла первая помощь итальянцам от их немецких союзников. Итальянской авиации крайне не хватало транспортных самолетов для срочной доставки подкреплений и снабжения на албанский фронт, и Муссолини обратился за помощью к Гитлеру. 10 декабря в район Фоджи начали прибывать первые из 53 транспортных «Юнкерсов» Ju-52/3m из III/KGzbV1 (3-я группа 1-й эскадры транспортной авиации) под командованием оберста Рудольфа Штарке. Силы RAF в Греции тогда тоже получили подкрепления, хотя гораздо меньшие – три «Бленхейма» Mk IF (истребители) и два бомбардировщика «Бленхейм» Mk I усилили 30-ю эскадрилью RAF.

Прибыли подкрепления и к итальянским соединениям 4-й воздушной территориальной зоны (4a Zona Aerea Territoriale). В конце ноября из Тревизо в Бари и Гротталье соответственно перебазировались 373-я и 374-я отдельные истребительные эскадрильи, каждая имела 12 истребителей «Макки» MC.200. 7 декабря за ними последовала 370-я отдельная эскадрилья (8 истребителей «Макки» MC.200), перебазировавшаяся в Фоджию. 27 ноября в Гротталье из Неаполя прибыли 14 бомбардировщиков «Савойя» S.79 из 42-й бомбардировочной группы, но 14 декабря это подразделение было переброшено в Ливию, где началось британское наступление. Неделю спустя за «Савойями» последовали истребители G.50bis из 2-й отдельной истребительной группы. Последним подкреплением, полученным зимой, была еще одна группа пикирующих бомбардировщиков (97-я), которая прибыла с Сицилии и присоединилась к 96-й группе пикировщиков в Лечче. «Юнкерсы» Ju-87 из этой группы выполнили первые боевые вылеты на Эпирском фронте 14 декабря.

После отбытия из Греции «Веллингтонов» 70-й эскадрильи ночные налеты на тыловые объекты итальянцев сильно сократились. Однако вечером 13 декабря четыре «Веллингтона» из 148-й эскадрильи взлетели с Мальты и направились в долгий полет для бомбового удара по Валоне. Тяжелые погодные условия заставили ведущий самолет повернуть назад, и до Валоны долетели только два «Веллингтона», третий бомбил запасную цель в Кротоне. Все четыре «Веллингтона» успешно вернулись на Мальту еще до полуночи.

14 декабря возобновились дневные налеты британских бомбардировщиков – «Бленхеймы» дважды бомбили Валону, но безуспешно. Четыре дня спустя три «Бленхейма» Mk IF утром вылетели для удара по Валоне. Там они бомбили ангары гидросамолетов, но были атакованы шестью истребителями CR.42 из 150-й группы и тремя G.50bis из 154-й группы. «Бленхейм» флайн-офицера С. Пейджета (L8462) получил попадания в левый двигатель, загорелся и упал в море в 8 милях к западу от Саранде. Флайн-офицер Р. Дэвидсон провел короткий бой с истребителем G.50bis (позже сообщил о нем, как о вероятно сбитом), потом пролетел над местом падения в море «Бленхейма» Пейджета и сбросил ему надувную спасательную лодку; но сбитый «Бленхейм» утонул очень быстро, и никто из экипажа не спасся. Вероятно, огонь Дэвидсона действительно повредил один «Фиат», который разбился при посадке в Валоне. Пилоты G.50bis заявили только об одном поврежденном «Бленхейме», тогда как пилоты CR.42 сочли все три британских самолета вероятно сбитыми. Этой ночью британские линейные корабли «Уорспайт» и «Вэлиент» обстреляли Валону, их огнем были повреждены на аэродроме 13 «Фиатов» CR.42 из 150-й группы. Британский флот не обошелся без потерь в этом районе – подводная лодка «Тритон», недавно потопившая 6000-тонный транспорт у Дураццо, была перехвачена в проливе Отранто и потоплена итальянским миноносцем «Конфиенца».

Пока британские линкоры обстреливали Валону, три «Веллингтона» с базы Мениди нанесли бомбовый удар по ж.-д. станции Бриндизи и складам горючего, по данным британцев, от попаданий бомб начались большие пожары. У «Веллингтона» флайт-лейтенанта Дж. Барнарда зенитным огнем был поврежден левый двигатель и отстрелян винт, но мастерски пилотируя бомбардировщик, и облегчив его путем сброса части оборудования, экипаж смог привести поврежденный «Веллингтон» на базу в Мениди и успешно совершить посадку.

На рассвете 19 декабря установилась достаточно ясная погода над равниной Лариссы, и девять «Бленхеймов» из 84-й эскадрильи RAF вылетели бомбить Валону и Крионеро. Их перехватили истребители G.50bis, и три бомбардировщика получили повреждения, сержант Арриго Дзоли из 154-й группы заявил об одном вероятно сбитом. Стрелки «Бленхеймов» заявили об одном поврежденном «Фиате». Пикировщики Ju-87 из 96-й группы, базировавшейся в Италии, также действовали активно – 24 «Юнкерса» атаковали корабли в гавани Порт-Эдда, заявив об одном потопленном небольшом судне.

Около полудня командир эскадрильи Хикки повел 14 «Гладиаторов» 80-й эскадрильи RAF на базу в Янину, наземный персонал последовал за ними на греческом «Юнкерсе» Ju-52/3m. После дозаправки 13 этих «Гладиаторов» вылетели на патрулирование в район Тепелены. Там британцы заметили пять бомбардировщиков S.79 из 46-го полка, в сопровождении истребителей CR.42 и G.50bis. Британские пилоты немедленно атаковали бомбардировщики и после боя заявили об одном сбитом (на самом деле итальянцы потерь не понесли), но ответным огнем был подбит и загорелся «Гладиатор» N5785, его пилот пайлот-офицер Купер выпрыгнул на парашюте. Командир эскадрильи Хикки счел предположительно сбитым один истребитель CR.42. После боя Хикки приземлился на залитом водой поле в районе Аргирокастрона, чтобы найти пропавшего Купера. С помощью греческих солдат тяжело раненый Купер был найден и перевезен в госпиталь в Аргирокастроне, но тем же вечером умер. «Гладиатор» N5827 сержанта Хьюитта был серьезно поврежден зенитным огнем и совершил вынужденную посадку в 20 милях к северу от Янины; позже истребитель был отремонтирован.
Единственной потерей итальянцев в тот день стал истребитель CR.42 майора Мастрагостино, сопровождавший разведчик Ro.37bis и совершивший вынужденную посадку в районе Билиште (причина в итальянских источниках не указана).

20 декабря погода с утра была хорошей, и в 10:00 флайт-лейтенант Пэттл повел девять «Гладиаторов» провести патрулирование над районом Тепелена-Клисура, а также встретить «Бленхеймы» 211-й эскадрильи RAF, возвращавшиеся из налета. В ходе патрулирования британцы заметили девять (по их данным, в действительности шесть) бомбардировщиков S.79. Это были «Савойи» из 104-й бомбардировочной группы (из 252-й и 253-й эскадрилий). Пэттл атаковал «Савойю» лейтенанта Андреа Берлиньери и сбил ее. Видели, как из падающего бомбардировщика выпрыгнули на парашютах четыре человека, но позже они так и не были найдены, и считаются пропавшими без вести. Второй S.79 был сильно поврежден, но смог вернуться в Тирану, его экипаж доложил, что в их самолет врезался «Гладиатор». Экипаж S.79 лейтенанта Виварелли заявил об одном сбитом «Гладиаторе». В действительности в этом бою были повреждены два «Гладиатора», но оба смогли вернуться на базу в Янину.

«Гладиаторы» 80-й эскадрильи RAF продолжали патрулирование и вскоре заметили другую группу итальянских трехмоторных бомбардировщиков – на этот раз шесть S.81 из 38-го бомбардировочного полка, их сопровождали истребители «Фиат» G.50bis из 24-й истребительной группы. «Фиаты» не успели вмешаться, когда Пэттл атаковал с пикирования среднюю «Савойю» из первого звена, было видно, что из правого двигателя бомбардировщика начало вытекать горючее. Пэттл расстрелял все оставшиеся боеприпасы, и позже доложил, что S.81 медленно теряя высоту, совершил вынужденную посадку примерно в 15 милях к северу от Клисуры, потеряв при этом правое крыло. Пайлот-офицер Вейл доложил о сбитии еще одного S.81. Фактически же один S.81, на борту которого находился командир 38-го бомбардировочного полка полковник Людовико, был серьезно поврежден и приземлился в Берате с тремя убитыми членами экипажа и тремя ранеными. Выжившие едва успели выбраться из самолета, прежде чем S.81 взорвался. Вторая «Савойя» вернулась со всеми ранеными членами экипажа. Британские пилоты сообщили, что истребители G.50bis в ходе этого боя патрулировали на большой высоте, не делая попыток атаковать «Гладиаторы».

21 декабря «Гладиаторы» участвовали в третьем крупном воздушном бою за эти три дня. В 10:30 командир эскадрильи Хикки повел десять «Гладиаторов» на патрулирование. Вскоре они обнаружили противника, и начался запутанный и беспорядочный воздушный бой, в котором обе стороны значительно преувеличивали силы (и потери) противника. Британские истребители летели к фронту тремя звеньями – первое составляли четыре «Гладиатора» под командованием самого Хикки, второе – три под командованием Пэттла, и последним звеном из трех «Гладиаторов» командовал флайн-офицер Линнард. Недалеко от Аргирокастрона британцы заметили три трехмоторных бомбардировщика, которые идентифицировали как S.79, позже были замечены еще три двухкилевых самолета, которые британские пилоты идентифицировали как «Фиаты» BR.20. На самом деле все эти шесть самолетов были «Кант» Z.1007bis из 47-го бомбардировочного полка. Британцы атаковали противника, и Пэттл полагал, что подбил один бомбардировщик. В этот момент на помощь бомбардировщикам подошли 15 истребителей CR.42 из 160-й группы. Их вел в бой командир 160-й группы майор Оскар Молинари, и их задачей было боевое патрулирование над районом Янины и Парамифии. Увидев, что бомбардировщики атакованы 20 (по итальянским оценкам) «Гладиаторами», итальянские истребители вступили в бой. Вскоре к ним присоединились «Фиаты» из 150-й группы, и британцы оценили количество итальянских самолетов в 54 машины (!)

Воздушный бой шел 25 минут, британцы заявили о восьми победах и еще о трех вероятных. Пайлот-офицер Вейл претендовал на три победы, сержант Кэсболт – на две, сержант Грегори – также на две, но его самолет был тяжело поврежден, и он ранен в правый глаз. Все же он смог вернуться в Янину, как и флайн-офицер Линнард, раненый в ногу, на своем серьезно поврежденном «Гладиаторе» N5834. Пэттл и флайт-сержант Риченз заявили каждый об одном сбитом «Фиате», флайн-офицеры Прайс-Оуэн и Хоскен – каждый об одной вероятной победе. Флайн-офицер Рипли на «Гладиаторе» N5854 был сбит и погиб – другие пилоты видели, как падал его горящий истребитель. Командир эскадрильи Хикки («Гладиатор» N5816) также был сбит. Видели, как он выпрыгнул на парашюте, но его парашют загорелся, и вскоре после падения Хикки умер от травм. Тела обоих погибших пилотов были найдены греческими солдатами.

Со стороны итальянцев пилоты 160-й группы претендовали на шесть сбитых «Гладиаторов» - по две победы было засчитано майору Молинари и лейтенанту Крейнцу, по одной – лейтенанту Гвидичи и капитану Арканджелетти. О вероятных победах заявили лейтенант Тестерини, старший сержант Франческо Пенна и старший сержант Доменико Туфано. Пилоты 150-й группы претендовали на два сбитых «Гладиатора», а стрелки бомбардировщиков 47-го полка заявили об одном сбитом и одном вероятно сбитом. Как и в случае британцев, действительные потери итальянцев составили два истребителя. Погибли старший сержант Каранчини и лейтенант Фраскадоре из 160-й группы, майор Молинари был ранен в правую ногу и с поврежденным двигателем совершил вынужденную посадку в районе Тепелены.

После этих трех дней активных действий «Гладиаторы» 80-й эскадрильи RAF 23 декабря вернулись в Лариссу, их место на базе в Янине заняла греческая 21-я эскадрилья, в составе которой к тому времени находилось 11 истребителей «Гладиатор» Mk II.

Итальянская авиация в тот день (21 декабря) продолжала действовать активно, утром три бомбардировщика с большой высоты бомбили Лариссу, на город упало 8 или 9 бомб, одна из них разорвалась недалеко от офицерской столовой британских пилотов, много мирных жителей были убиты или ранены. После полудня над фронтом три истребителя G.50bis из 154-й группы в ходе патрулирования между Деволи и Валоной обнаружили легкий бомбардировщик «Потэ-63» из греческой 31-й эскадрильи. Его пилотировал командир 31-й эскадрильи подполковник Йон Пападакис, он выполнял разведывательный вылет над южной Албанией в интересах армии. Итальянцы атаковали и сбили греческий самолет, эту победу разделили лейтенант Ливио Басси, сержант Эмилио Пива и сержант Гуидо Печиле. Пападакис и его стрелок выпрыгнули на парашютах, но оба упали в море и погибли.

Пикировщики Ju-87 из 96-й группы дважды выполняли боевые вылеты; утром они бомбили Доляну, «Юнкерс» старшины Элио Скарпини (летчик-испытатель фирмы «Савойя-Маркетти») был сбит зенитным огнем. После полудня «Юнкерсы» повторили атаку, при этом зенитным огнем был сбит Ju-87 лейтенанта Брецци.
Истребители G.50bis из 154-й группы добились нового успеха 22 декабря, когда пять «Фиатов» перехватили «Бленхеймы» из 84-й эскадрильи RAF (девять машин), направлявшиеся бомбить нефтяные вышки в районе Клисуры. Сержант Манфредо Бьянки заявил о трех сбитых бомбардировщиках, сержант Арриго Дзоли претендовали на четвертый, и еще один «Бленхейм» считался вероятно сбитым. В действительности было сбито два «Бленхейма» - L8471 флайн-офицера Майлза (весь экипаж погиб) и L8374 флайн-офицера Эванса (экипаж спасся). Еще пять «Бленхеймов» получили повреждения, некоторые от зенитного огня. «Бленхейм» L4818 флайт-сержанта Гордона был серьезно поврежден, наблюдатель сержант Фарни получил тяжелое ранение в голову, однако Гордон смог привести самолет обратно на базу.

Флайн-офицер Эванс позже вернулся в Афины. Он рассказал, что в бою кабину его «Бленхейма» внезапно охватило пламя. Наблюдатель успешно выпрыгнул на парашюте, но Эванс, раненый в руку, запутался в стропах и из-за рывка при открытии парашюта получил тяжелый перелом бедра. Он приземлился на позициях греческих войск, там же, где его наблюдатель, и с помощью греческих солдат Эванса доставили в ближайшую деревню. После оказания первой помощи четыре греческих солдата понесли Эванса на носилках по горным тропам до ближайшего городка – мучительное путешествие, занявшее три дня. После его погрузили на поезд и отправили в Афины.

На Рождество пять «Бленхеймов» 84-й эскадрильи RAF в условиях плохой погоды вылетели на Корфу и сбросили на площади мешки с подарками для детей, живших на острове. После полудня над островом снова появились самолеты – но на этот раз итальянские бомбардировщики. Они сбросили несколько бомб по зданиям в районе порта Корфу. Одна бомба попала в здание Национального Банка Греции, пробила бетонный пол и взорвалась в подвале, который использовался как бомбоубежище. 18 человек было убито и 25 ранено. В других районах города было убито 3 человека и 5 ранено.

Когда новости об этой атаке достигли Афин, было приказано немедленно провести ответный налет на Валону, эта задача была поставлена 211-й эскадрилье RAF. Однако по случаю Рождества все пилоты были в отпуске, и с трудом удалось набрать пять экипажей. Один из наблюдателей, пайлот-офицер Эрик Бевингтон-Смит, вспоминал:
«Мы собрали пять экипажей и вылетели на Валону. Погода была ужасной, нижняя кромка облачности опустилась ниже 2000 футов, и мы летели вдоль Коринфского залива и дальше на Валону, кромка облачности проходила по высоте 1700 футов… Мы с трудом проскользнули под ней, потом снова вошли в облака. Нам повезло выйти из облаков над Валоной, и мы сбросили бомбы. Зенитчики еще не проснулись, поэтому мы снизились и прошли над портом. Когда мы были на высоте 500 футов, то заметили, как в порт заходят итальянский крейсер и эсминец. Мы спикировали на корабли и обстреляли их из носовых пулеметов, а когда выходили из пике, их обстреляли наши хвостовые стрелки. Зенитчики начали стрелять лишь когда мы были уже в двух милях от порта, и нам оставалось только изменить курс к югу. Похоже, итальянские моряки считали, что при заходе в собственный порт они будут в полной безопасности».

Остаток дня Рождества прошел достаточно спокойно. На следующий день (26 декабря) пять истребителей CR.42 из 150-й группы под командованием капитана Луиджи Корсини сообщили о перехвате восьми «Бленхеймов» над Дукати и заявили о двух сбитых. По британским данным в тот день части RAF на греческом фронте боев не вели и потерь не имели, по греческим ВВС сведения о боях и потерях в тот день отсутствуют, поэтому с кем в точности вели бой итальянские истребители, так и не установлено. Следующий воздушный бой после Рождества между британскими и итальянскими самолетами по документам произошел лишь 29 декабря. В тот день рано утром три «Бленхейма» из 30-й эскадрильи RAF направились в налет на Валону с целью разведки и бомбового удара по порту, где разгружались итальянские транспорты с подкреплениями. «Бленхеймы» едва успели сбросить бомбы на порт, когда их атаковали три CR.42 и один G.50bis, который пилотировал сержант Арриго Дзоли из 154-й группы. Он смог подбить «Бленхейм» К7104 флайт-лейтенанта Карда (канадец), левый двигатель которого загорелся.
«Бленхейм» Карда упал в море, экипаж выпрыгнул на парашютах, но спасти удалось только одного человека. Сержант Дзоли после этого атаковал два других «Бленхейма» и заявил об одном сбитом и другом вероятно сбитом. «Бленхейм» L6677 пайлот-офицера Крокетта был серьезно поврежден, но смог вернуться в Элефсис, где совершил посадку на брюхо. «Бленхейм» сержанта Оуэна получил попадания в топливные баки, крылья и фюзеляж, но также смог вернуться на базу.

Немного позже в тот же день 28 бомбардировщиков «Кант» Z.1007bis из 47-го бомбардировочного полка бомбили цели над фронтом, где их пытались перехватить девять «Гладиаторов» греческой 21-й истребительной эскадрильи. Стрелки итальянских бомбардировщиков заявили об одном вероятно сбитом «Гладиаторе».
Эти «Гладиаторы» на тот момент оказались фактически единственными греческими истребителями, способными действовать достаточно оперативно. Несколько раньше в декабре греческие 22-я и 23-я эскадрильи, вооруженные истребителями PZL P.24, были перебазированы в Птолемаиду, ближе к штабу греческого 3-го армейского корпуса, там же разместился штаб подполковника Келайдеса, командующего греческой истребительной авиацией. Аэродром в Птолемаиде оказался весьма плохо подготовлен, и самолеты с него могли действовать лишь с большим трудом. В период дождей аэродром периодически затоплялся, но после 15 декабря пошел снег и началось резкое похолодание, весь аэродром покрылся льдом. Возникла серьезная опасность, что истребители, прикованные к земле погодными условиями, могут стать жертвой бомбовых и штурмовых ударов итальянской авиации. Улучшения погоды все не происходило, и истребители пришлось разобрать и на грузовиках перевезти на ж. д. станцию Аминдеон, откуда поездом их доставили в Салоники. Вся эта операция заняла лишь четыре дня – с 26 по 30 декабря, и все истребители были снова готовы к боевым действиям. Похожие условия были на аэродроме Ниамата между Волосом и Альмиросом, где базировалась греческая 31-я эскадрилья, но ее «Потэ-63» все же смогли взлететь и перебазироваться в Лариссу.

Рано утром 30 декабря пять истребителей «Бленхейм» Mk IF из 30-й эскадрильи RAF направились на патрулирование над районом Превеза – Левкас. Прибыв в указанный район, британские самолеты разделились на две группы, в одной три, в другой два «Бленхейма». В последней паре оказался самолет командира эскадрильи Шэннона. Спустя примерно час после начала патрулирования стрелок Шэннона сержант Фред Голдинг заметил внизу гидросамолет «Кант» Z.506B. Это был «Кант» лейтенанта Доменико Бацци из 190-й эскадрильи 86-й группы 35-го полка морских бомбардировщиков, выполнявший разведывательный полет над греческим побережьем. Шэннон атаковал его с пикирования, стреляя из носовых пулеметов, и сделал несколько заходов, пока не израсходовал все боеприпасы. К атаке присоединился «Бленхейм» флайн-офицера Ричардсона (канадец), атакуя гидросамолет сверху и снизу, чтобы позволить стрелку дать несколько очередей. Шэннон тоже зашел снизу, чтобы позволить Голдингу вести огонь, но стрелок был тяжело ранен в колено разрывной пулей из надфюзеляжного пулемета Z.506B. Шэннон прервал бой и направился на базу, однако заметив тяжелое состояние Голдинга, приземлился в Агринионе, чтобы стрелку была быстрее оказана помощь. Хотя медики прибыли через несколько минут, Голдинг уже был без сознания и вскоре умер от потери крови. Тем временем Ричардсон видел, как поврежденный «Кант» упал в море. Двое членов его экипажа стояли на крыле и махали носовыми платками, еще три или четыре члена экипажа, вероятно раненых, лежали на крыле. Ричардсон сбросил им спасательную надувную лодку и вернулся на базу. Позже стало известно, что итальянцев подобрал греческий военный корабль.

В 9:35 тем же утром в Лариссе была объявлена воздушная тревога, но вражеских самолетов не было замечено. В 10:20 был объявлен отбой воздушной тревоги, но спустя 20 минут показались итальянские бомбардировщики. Три «Гладиатора» из 80-й эскадрильи RAF взлетели на перехват, но одному вскоре пришлось вернуться из-за неполадок с давлением масла в двигателе. В 11:15 снова были замечены вражеские самолеты, направлявшиеся с северо-востока, и 10 «Гладиаторам» из отряда, базировавшегося в Афинах, и патрулировавшим в тот момент над районом, был сигналом передан приказ продолжать патрулирование в поисках противника. Флайн-офицер Каллен сообщил, что заметил трехмоторный самолет над морем к западу от полуострова Кассандра и опознал его как «Савойю» S.81. Каллен атаковал противника и позже доложил, что один двигатель «Савойи» загорелся, и она упала в море. Предполагалось, что это был S.81 из 38-го бомбардировочного полка. По итальянским данным в тот день был атакован «Гладиаторами» и получил повреждения только «Фиат» BR.20 из 37-го бомбардировочного полка. Вероятно, его атаковали греческие «Гладиаторы», а не британские.

В тот же день два разведчика «Потэ-25» из греческой 4-й эскадрильи, базировавшейся в Корице, выполняли разведывательный полет, из которого один разведчик не вернулся. По греческим данным он был сбит над Эльбасаном истребителями «Макки», но с итальянской стороны сведений об этом не обнаружено. Также греки потеряли два «Бленхейма» Mk IV из 32-й эскадрильи; один был сбит, выполняя вылет в секторе 2-й армии, его перехватили два CR.42 из 363-й эскадрильи, которые пилотировали лейтенант ди Робилант и сержант Энрико Микели. Итальянцы сообщили, что «Бленхейм» упал поблизости от Валоны, его пилот капитан Клеантес Хациоанну и его экипаж погибли. Другой «Бленхейм», который пилотировал командир 32-й эскадрильи EVA подполковник Орфанидис, разбился рядом со своим аэродромом в Казакларе, весь экипаж погиб, предположительно в результате несчастного случая. Другие пилоты истребителей итальянской 154-й группы сообщали, что видели в тот день над фронтом девять «Бленхеймов», но догнать их не смогли.

В последний день 1940 г. девять «Бленхеймов» из 211-й эскадрильи RAF нанесли удар по итальянским складам к югу от Валоны. Их перехватили три CR.42 и один G.50bis (лейтенанта Джулиано Фиссоре) из 154-й группы. И снова догнать «Бленхеймы» смог только моноплан, лейтенант Фиссоре атаковал бомбардировщик L1540 сержанта С. Беннета. Левый двигатель «Бленхейма» загорелся, и самолет упал в море, весь экипаж погиб.

Так окончился 1940 год, и два месяца тяжелых боев для небольшого контингента RAF и их греческих союзников.
Глава 2 из книги Air War for Yugoslavia, Greece and Crete1940-41
ГЛАВА 2
Королевские ВВС Великобритании спешат на помощь





Когда Италия начала войну против Греции, британские войска быстро взяли под свою защиту Крит, но на помощь грекам на албанском фронте Великобритания пришла не так скоро. 30 октября британский посол в Афинах направил телеграмму генералу Уэйвеллу, сообщив, что, хотя боевой дух греков высок, необходимо оказать им прямую помощь значительными силами, чтобы их сопротивление оставалось эффективным. Уэйвелл обратился к командующему авиацией RAF Средиземноморского района главному маршалу авиации сэру Артуру Лонгмору, который немедленно направил в Грецию 30-ю эскадрилью. За этой эскадрильей, одно звено которой было укомплектовано самолетами «Бленхейм» Mk IF (в модификации истребителя), а второе бомбардировщиками «Бленхейм» Mk I, должны были последовать еще две эскадрильи бомбардировщиков «Бленхейм» и одна эскадрилья истребителей «Гладиатор». Последние предполагалось усилить «Харрикейнами», как только они будут доступны в достаточном количестве. Кроме того, коммодор авиации Дж. Г. Д’Альбиак получил приказ отправиться в Грецию и принять командование британской авиацией там.

Изучение обстановки в Греции показало, что основной проблемой, связанной с перебазированием туда значительных сил авиации, является нехватка хорошо оборудованных аэродромов с твердым покрытием. Только аэродромы Афины-Элефсис и Мениди (Татои) могли считаться относительно приемлемыми в этом отношении. Однако оба аэродрома располагались довольно далеко от линии фронта и целей, которые предстояло атаковать в Албании. Из-за горной местности на большей части территории Греции было слишком мало подходящих мест для строительства новых больших аэродромов, и это серьезно ограничивало численность авиационных соединений, которые могли эффективно действовать на греко-албанском ТВД. Положение можно было бы улучшить хотя бы частично, если бы более тяжелые и обладавшие большей дальностью бомбардировщики «Виккерс Веллингтон» оставались в Египте, а для налетов на цели в Албании использовали бы Элефсис в качестве передового аэродрома для дозаправки. «Бленхеймы» могли базироваться на аэродромах Элефсис и Мениди, но «Гладиаторы» пришлось бы расположить на хуже оборудованных аэродромах в Триккале и Янине, откуда истребители могли бы долетать до линии фронта, располагая при этом резервом горючего для патрулирования и боя.

Греческой зенитной артиллерии для защиты этих баз было крайне недостаточно, и Уэйвеллу пришлось добавить одну тяжелую и одну легкую зенитные батареи к инженерным и административным подразделениям, которые направила в Грецию британская армия, чтобы обеспечить там базирование частей RAF. Кроме того, ослабление британских ВВС в Египте из-за отправки части их в Грецию следовало немедленно компенсировать присылкой новых подкреплений из Великобритании.

Таким образом, 3 ноября 1940 г. первые восемь истребителей «Бленхейм» Mk IF из 30-й эскадрильи под командованием командира эскадрильи Шэннона перелетели на аэродром Элефсис в сопровождении четырех транспортных самолетов «Бристоль Бомбей» из 216-й эскадрильи, доставивших первую партию наземного обслуживающего персонала. Остальной личный состав наземной команды, оборудование и боеприпасы для эскадрильи были отправлены морем и прибыли в Афины три дня спустя. Тогда же в Грецию прибыл на транспортном «Бомбее» коммодор авиации Д’Альбиак со своим штабом; сразу же после прибытия он был повышен в звании до вице-маршала авиации.

Imperial

Бомбардировщик-транспортник «Бристоль Бомбей»

Британцы прибыли в Грецию как раз тогда, когда неожиданно сильное сопротивление греческой армии заставило итальянцев остановить наступление, и моральный дух греков, и так высокий, поднялся еще выше. Британцев приветствовали в Афинах как героев и спасителей. Фактически же те весьма незначительные силы, которые были в распоряжении Д’Альбиака, оставляли ему ограниченный выбор в плане их эффективного применения. Д’Альбиак уже знал, что итальянцы располагают в Албании значительным числом истребителей, и использовать свои немногочисленные «Бленхеймы» для прямой поддержки греческих войск на фронте означает нести неизбежные тяжелые потери от итальянских истребителей, а «Гладиаторов» будет слишком мало, чтобы надежно прикрыть бомбардировщики. Поэтому вице-маршал выбрал для своих бомбардировщиков стратегическую задачу – по крайней мере, для начала. Хотя полеты с целью нанесения бомбовых ударов по албанским портам Валона и Дураццо были долгими и трудными, Д’Альбиак решил, что это единственные цели, достойные усилий его «Бленхеймов».

Бомбардировщикам предстояло лететь до целей в Албании в исключительно тяжелых погодных условиях, над высокими горами и с плохими картами. После этого им предстояло без прикрытия истребителей атаковать хорошо защищенные цели, а потом при тех же условиях возвращаться на свои базы. Такие перспективы не вызвали бы особой радости ни у одного летчика. Чтобы поддержать их действия, «Веллингтоны» с баз Мальты и Египта должны были наносить удары по итальянским портам Бари и Бриндизи, откуда шло снабжение итальянских войск в Албании. Греческие войска на фронте оставались фактически без прикрытия истребителей, если не считать немногочисленных греческих ВВС и британских «Гладиаторов». В основном им, как и раньше, приходилось надеяться на плотную облачность, дождь и снег балканской зимы.

Только что прибывшие истребители «Бленхейм» Mk IF 30-й эскадрильи RAF вылетели из Элефсиса на первое патрулирование 4 ноября. «Бленхеймы» заметили летающую лодку «Кант» Z.501, но не успели ее перехватить, и итальянский самолет скрылся в облаках. На следующий день из Египта прибыли четыре бомбардировщика «Бленхейм» Mk I той же 30-й эскадрильи, ими командовал флайн-офицер Уокер. Днем позже в Элефсис прибыли шесть «Веллингтонов» из 70-й эскадрильи под командованием командира эскадрильи Рольфа. В тот же день (6 ноября) британская авиация предприняла первые наступательные действия на новом фронте – в 11:20 командир эскадрильи Шэннон повел три бомбардировщика «Бленхейм» на разведку и поиск целей над Сарандой, Тепеленой, Валоной и Аргирокастроном. «Бленхеймы» дозаправились в Триккале и направились к Саранде, где обнаружили два итальянских корабля и сбросили на них бомбы, но попаданий не наблюдали. Следующей целью был порт и аэродром в Валоне, британцы насчитали на земле около 50 итальянских самолетов, идентифицированных ими как CR.42, «Бреда» Ba.65 и «Савойя» S.79. Британцы нанесли по ним бомбовый удар и заявили о прямом попадании в одну «Савойю». На самом деле три итальянских бомбардировщика S.81 из 38-го полка получили небольшие повреждения, и была повреждена ВПП.
Отбомбившись, Шэннон повел «Бленхеймы» обстрелять аэродром из пулеметов, но, заходя в атаку, он заметил взлетающие итальянские истребители CR.42. Три «Фиата» из 394-й эскадрильи взлетели и атаковали бомбардировщики; все три «Бленхейма» получили много пробоин, сержант Джон Мерифилд, бортстрелок «Бленхейма» №3 (пилот сержант Рэтлидж), был убит. Командовавший итальянскими истребителями капитан Никола Магальди считал, что сбил как минимум один бомбардировщик, на самом же деле все три «Бленхейма» смогли дотянуть до Элефсиса.

На следующий день настала очередь «Веллингтонов» идти в бой. Все шесть бомбардировщиков 70-й эскадрильи на рассвете направились бомбить Валону. Над портом большие бомбардировщики были атакованы значительным числом истребителей CR.42 из 154-й группы. «Веллингтон» Т2734 взорвался в воздухе, пилот сержант Брукс и весь его экипаж погибли; «Веллингтон» Т2731 загорелся и упал, пилот флайт-лейтенант Брайан и остальные члены экипажа так же погибли. Еще два бомбардировщика получили повреждения, но смогли вернуться на базу. Стрелки «Веллингтонов» утверждали, что сбили один CR.42 и возможно один «Бреда» Ba.65. Итальянцы претендовали на три сбитых «Веллингтона», по одному было засчитано пилотам истребителей – лейтенанту Вальтеру Франкино и старшему сержанту Адрио Гисмонди, и один считался сбитым зенитной артиллерией. Итальянцы в том бою потерь не понесли, но «Фиат» лейтенанта Франкино, вероятно, был поврежден. В тот же день после полудня, когда он взлетал снова, у него отвалилось одно крыло, истребитель разбился и пилот погиб. Возможно, это было результатом незамеченных боевых повреждений.


Imperial

Поплавковый бомбардировщик-разведчик «Кант» Z.506B

При возвращении над проливом Отранто «Веллингтоны» встретили три поплавковых гидросамолета «Кант» Z.506 из 35-го полка морских бомбардировщиков (35o Stormo BM). Итальянские гидросамолеты вылетели из Бриндизи бомбить Калибаки, но были вынуждены возвращаться из-за плохой погоды над целью. «Веллингтоны» флайн-офицера Хаббарда (Т2816) и пайлот-офицера Хогга (Т2813, один из поврежденных) вместе атаковали один гидросамолет, но были отогнаны внезапно появившимся истребителем CR.42. Тем не менее, британцы полагали, что смогли сбить Z.506. Действительно, поврежденный гидросамолет совершил вынужденную посадку в море в 20 милях от берега. Остальные два Z.506 сели рядом и забрали с него экипаж, но поврежденную машину пришлось бросить, и она была потеряна.

После возвращения в Элефсис четыре уцелевших «Веллингтона» на следующий день (8 ноября) были отправлены обратно в Египет, позже в тот же день на смену им прибыли еще шесть «Веллингтонов». Однако после этого «Веллингтоны» больше не летали бомбить цели в Албании в светлое время суток. Кроме того, прибыло звено «А» 84-й эскадрильи – пять «Бленхеймов» Mk I под командованием командира эскадрильи Льюиса, дозаправившись в Элефсисе, они перелетели на назначенную им базу Мениди. Три транспортных «Бомбея» доставили наземный персонал и боеприпасы. Новые бомбардировщики совершили свой первый налет на Валону 10 ноября, хотя из-за плохой погоды результаты этого налеты, вероятно, были незначительны. В тот же день греческие «Бленхеймы» вылетели из Лариссы бомбить цели в Калпаки к северу от Янины. Когда они возвращались в Лариссу уже после наступления темноты, их обстреляла греческая зенитная артиллерия, защищавшая аэродром. «Бленхеймам» пришлось лететь в Мениди, где зенитчики тоже открыли по ним огонь.
Но горючее уже было на исходе, и «Бленхеймы» продолжали кружить над аэродромом, пока, наконец, их не опознали, и разрешение на посадку было получено. В результате один бомбардировщик разбился, его пилот капитан Ламброс Кусигианнис сломал позвоночник, хотя остался жив.

Еще один греческий «Бленхейм» был потерян на следующий день; он не вернулся с разведывательного вылета к северо-западу от Клисуры, эта авиаразведка велась в интересах греческой 8-й дивизии. Капитан Фотиус Маравелиас и его экипаж погибли. Этот «Бленхейм» был атакован истребителями CR.42 из 150-й отдельной группы недалеко от Полиграде и сбит капитаном Джузеппе Скарпеттой. Но когда «Фиаты» после этого вылета возвращались на аэродром, истребитель сержанта Итало Ритеньи разбился при посадке, пилот погиб. В тот же день при посадке «Фиат» лейтенанта Ливио Басси врезался в солдата аэродромной команды, который погиб, истребитель при этом перевернулся и получил повреждения. Еще один CR.42 итальянцы потеряли 8 ноября – истребитель младшего лейтенанта Пьетро Джанелло из 363-й эскадрильи был сбит зенитным огнем, когда обстреливал из пулеметов греческие позиции на фронте.

Новый отряд бомбардировщиков «Веллингтон», базировавшийся в Мениди, начал активно действовать по ночам. В темное время суток 11/12 ноября флайт-лейтенант Уэллс повел два «Веллингтона» бомбить Валону и доложил об уничтожении склада боеприпасов и нескольких грузовиков. Остальные четыре бомбардировщика под командованием командира эскадрильи Рольфа нанесли удар по Дураццо и сообщили о попаданиях бомб по причалам в порту. Следующей ночью Валону снова бомбили три «Веллингтона», а Рольф повел один бомбардировщик в налет на Бари на восточном побережье Италии с целью нанести удар по итальянскому нефтеперерабатывающему заводу. 13 ноября отряд бомбардировщиков был усилен прибытием еще двух «Веллингтонов». В тот же день новый боевой вылет совершили «Бленхеймы» звена «А» 84-й эскадрильи, рано утром атаковав итальянские аэродромы в Валоне и Аргирокастроне. На последнем были уничтожены два разведчика – один Ro.37bis и один «Капрони» Ca.311,один истребитель CR.42 получил повреждения. Младший лейтенант Эрнесто Тревизи и сержант Марио Скальярини взлетели на своих CR.42 и атаковали «Бленхеймы». Оба итальянских пилота заявили, что сбили по одному бомбардировщику. На самом деле только один «Бленхейм» получил повреждения, но смог вернуться в Мениди.

К тому времени пришли новости об успешном ударе английских палубных торпедоносцев «Фэйри Суордфиш» по главной базе итальянского флота в Таранто ночью 11/12 ноября, и это значительно подняло боевой дух союзников. 14 ноября греческая армия перешла в наступление по всему фронту, и оборона ослабленных итальянских войск начала рассыпаться. Греческие ВВС приложили максимум усилий для поддержки этого наступления и действовали очень активно, особенно в первые два дня операции. «Бленхеймы», «Потэ-63» и «Бэттлы» всех трех бомбардировочных эскадрилий EVA выполнили много боевых вылетов 14 ноября, нанося удары по северному и южному аэродромам в Корице и Аргирокастроне. Так как для них невозможно было обеспечить прикрытие истребителей, бомбардировщикам приходилось летать на малой высоте в ущельях между горами, чтобы хоть как-то уменьшить угрозу со стороны итальянских истребителей. Однако греческое командование считало эти налеты очень важными для поддержки наступления греческой армии на Корицу.
Шесть «Бэттлов» и три «Бленхейма» были объединены в два звена. Четыре «Бэттла» в 08:00 атаковали северный аэродром в Корице, где в результате налета был уничтожен один транспортный «Капрони» Ca.133 и три CR.42 получили повреждения. Два «Бленхейма» - третий при взлете увяз в грязи и не смог взлететь – и остальные два «Бэттла» в 09:45 нанесли удар по южному аэродрому. Итальянцы заявили о двух сбитых «Бленхеймах», один был сбит зенитным огнем, другой - истребителем CR.42 лейтенанта Тестерини из 393-й эскадрильей. «Бленхейм» капитана Деметриоса Папагеоргиу разрушился в воздухе от прямого попадания зенитного снаряда, другой бомбардировщик, поврежденный тем же разрывом, был атакован (по греческим данным) тремя истребителями, но все же смог сбросить бомбы и вернуться в Лариссу с разбитым хвостовым стабилизатором и более чем 100 пробоин в фюзеляже. Стрелок «Бленхейма» заявлял, что сбил один из атаковавших истребителей, но это не подтверждается.

Другие истребители CR.42 из 393-й эскадрильи при патрулировании заметили два «Бэттла», взлетавших с греческого передового аэродрома, и атаковали их. Сержант Вальтер Раттикьерри заявил, что сбил один бомбардировщик. В действительности «Бэттл», хотя и получил тяжелые повреждения, но смог вернуться на свою базу в Куклине. Греки заявляли, что в результате этих налетов были уничтожены на земле до 10 итальянских самолетов и еще больше повреждены. В действительности результаты были намного скромнее. Кроме того, тем же утром греческий разведчик «Потэ-25А» из 4-й эскадрильи, выполнявший разведывательный полет над фронтом, был сбит итальянской зенитной артиллерией, его пилот лейтенант Деметриос Иакас погиб.

Позже утром того же дня произошел крупнейший воздушный бой из до сих пор случавшихся над Грецией. Девять греческих истребителей PZL P.24 из 23-й эскадрильи вели патрулирование, когда были внезапно атакованы парой CR.42 из 393-й эскадрильи (командовал лейтенант Энеа Атти). Итальянцы позже заявляли об одном вероятно сбитом греческом истребителе, на самом деле все PZL сумели уклониться от внезапной атаки итальянцев и не понесли потерь. Позже эти два итальянских пилота заметили пару «Бленхеймов» (греческие, из 32-й эскадрильи), летевших бомбить Корицу, атаковали их и тоже заявили об одном вероятно сбитом. Тем временем к месту боя подошли другие «Фиаты» 393-й эскадрильи и атаковали греческие истребители, развернулся упорный маневренный воздушный бой. Младший лейтенант Уго Драго заявил об одном сбитом PZL, младший лейтенант Ромео Делла Костанца также претендовал на один сбитый греческий истребитель из трех, с которыми он вел бой. Еще на один сбитый PZL претендовал лейтенант Каранчини. Обе эскадрильи перегруппировались и снова атаковали. На этот раз Драго и его звено (младший лейтенант Эрнесто Тревизи, сержант Аугусто Манетти и сержант Витторио Пиркио) претендовали еще на три сбитых греческих истребителя и на четвертый вероятно сбитый. Греки оказали упорное сопротивление в том бою, и сбили «Фиаты» Тревизи (погиб) и Манетти, который выпрыгнул на парашюте над итальянскими позициями. Пиркио был ранен в левую ногу, его истребитель серьезно поврежден и перевернулся при посадке. Командовавший греческими истребителями майор Теодоропулос и его пилоты заявили о восьми сбитых «Фиатах». Точные данные о потерях греков отсутствуют: хотя многие греческие истребители получили повреждения, и некоторые из них могли быть действительно сбиты, известно, что ни один греческий пилот не был убит в том бою.

Звено из трех PZL P.24 той же 23-й эскадрильи под командованием лейтенанта Ласкариса позже перехватило одиночную «Савойю» S.79 (из 254-й эскадрильи), выполнявшую разведывательный полет над районом Корица-Билиште. Греки атаковали решительно, и «Савойя» получив серьезные повреждения, совершила вынужденную посадку в Корице, ее пилот лейтенант Калогеро Мацца был ранен в ногу, а радист старшина Аттилио Грассини убит; стрелки S.79 заявили об одном сбитом греческом истребителе.

После полудня три «Бленхейма» 84-й эскадрильи RAF вылетели бомбить мост и сосредоточение итальянских войск в районе Корицы. Мост был успешно уничтожен, что воспрепятствовало переброске итальянских войск к фронту в том районе. После этого «Бленхеймы» были атакованы итальянскими истребителями CR.42, бомбардировщики флайт-лейтенанта Мади (L1389) и сержанта Сайдвэя (L1387) были сбиты, а третий «Бленхейм» (L1536, пилот сержант Натхолл) поврежден. Из какого подразделения были итальянские истребители, добившиеся этого успеха, точно не установлено. Пикировщики Ju-87 из 96-й группы Ba’T Regia Aeronautica также активно действовали в тот день; утром они бомбили мост в районе озера Преспа, а позже нанесли удары по позициям греческой артиллерии. Один итальянский Ju-87 атаковал греческий передовой аэродром к северо-востоку от Флорины, заявив об уничтожении одного истребителя PZL на земле и повреждении еще двух истребителей и бомбардировщика. После этой смелой атаки за «Юнкерсом» погнались четыре истребителя PZL P.24, но не смогли перехватить его. Истребители греческой 22-й эскадрильи были перебазированы из Салоник на аэродром Каламбака/Вассилики, присоединившись к 21-й эскадрилье, для усиления частей EVA, поддерживавших наступление греческой армии на Корицу, в ходе которого наступавшие греческие войска стали подвергаться сильным ударам итальянской авиации.

После небольшого перерыва бои продолжились 15 ноября. В этот день произошла схватка между истребителями-монопланами «Фиат» G.50bis из 24-й отдельной группы и греческими PZL P.24 из только что прибывшей на фронт 22-й эскадрильи. Итальянские истребители сопровождали пять бомбардировщиков S.79 из 105-й отдельной бомбардировочной группы, летевших бомбить позиции греческих войск в районе Билиште. Их атаковали четыре или пять греческих истребителей, сержант Аргиропулос нанес серьезные повреждения одной «Савойе», которая совершила вынужденную посадку на аэродроме в Корице, из экипажа бомбардировщика один человек был убит и один ранен. Стрелки бомбардировщиков заявляли о двух сбитых греческих истребителях. Пять «Фиатов» G.50bis под командованием капитана Этторе Фоскини пришли на помощь бомбардировщикам, после этого боя итальянские пилоты истребителей заявили об одном сбитом PZL и о еще одном вероятно сбитом.

Вскоре после 14:00 три бомбардировщика «Бленхейм» из 30-й эскадрильи RAF вылетели бомбить позиции итальянских войск к северо-востоку от Корицы. Хотя экипажи бомбардировщиков сообщали, что их атаковали три CR.42 и три G.50bis, в итальянских источниках о монопланах не упоминается, и в том бою участвовали только бипланы CR.42. Сержант Вальтер Раттикьерри и сержант Доменико Туфано из 393-й эскадрильи заявили о двух сбитых «Бленхеймах» (по одному на каждого). На самом деле был сбит один «Бленхейм» - сержанта Чайлда (L1120). Еще один CR.42, который пилотировал аристократ младший лейтенант Маурицио Николис ди Робилант, сопровождал разведчик Ro.37 из 72-й отдельной разведывательной группы. Сопровождая Ro.37, Робилант обнаружил четыре «Бэттла» из 33-й эскадрильи EVA, бомбившие цели в районе Корицы, атаковал бомбардировщики и заявил о трех сбитых. Фактически был сбит «Бэттл» сержанта Франгулиса Арнидиса, весь экипаж погиб. Второй «Бэттл» был сильно поврежден, но смог вернуться на базу, его стрелок-наблюдатель младший лейтенант Аристофанис Папас был смертельно ранен. Один «Потэ-63» также вернулся с вылета тяжело поврежденным, наблюдатель младший лейтенант Спиридон Ковацис убит – экипаж сообщил, что их самолет был обстрелян греческой зенитной артиллерией в районе Миссолонги.

Ночные действия 70-й эскадрильи «Веллингтонов» продолжались, два бомбардировщика провели новый налет на нефтеперерабатывающий завод в Бари ночью 14/15 ноября, четыре «Веллингтона» бомбили нефтехранилища в Бриндизи ночью 16/17 ноября, и три бомбили Валону ночью 17/18 ноября. Над Валоной бомбардировщики командира эскадрильи Рольфа в первый раз встретились с вражескими ночными истребителями, но все «Веллингтоны» смогли уйти невредимым. Еще три «Веллингтона» той же ночью вылетели бомбить Дураццо, но из-за исключительно плохой погоды только один бомбардировщик долетел до цели. Той ночью «Веллингтон» Т2827 сержанта Палмер-Сэмберна врезался в гору в районе Даниловграда (Югославия), погиб весь экипаж и находившийся на борту американский военный корреспондент Ральф Барнс из «Нью-Йорк Геральд Трибьюн». Ночью 19/20 ноября отряд «Веллингтонов» выполнил еще один налет на Дураццо, после чего 24 ноября вернулся в Кабрит.

Тем временем на фронте 16 и 17 ноября погода препятствовала активным действиям авиации. Греческая армия продолжала наступление, тесня итальянцев. Тем не менее, когда было возможно, итальянская авиация продолжала действовать над фронтом крупными силами, и 17 ноября из 14 самолетов Z.506B 86-й группы 35-го полка морских бомбардировщиков один был сбит греческой зенитной артиллерией, еще два гидросамолета получили повреждения.

18 ноября погода улучшилась, что позволило греческим истребителям возобновить активные действия в воздухе, и истребители PZL из трех эскадрилий выполнили в тот день 20 боевых вылетов над западной Македонией. S.79 из 105-й группы 46-го бомбардировочного полка атаковали цели в районе Корчиано, одна «Савойя» из 255-й эскадрильи была атакована и сбита тремя PZL P.24 из 23-й эскадрильи EVA. Все члены экипажа бомбардировщика выпрыгнули на парашютах, но у первого пилота младшего лейтенанта Алессандро Казелли парашют не раскрылся, и пилот погиб. Выжившие члены экипажа заявили об одном сбитом греческом истребителе. Позже тем же утром 18 бомбардировщиков «Кант» Z.1007bis бомбили цели в районе Бозиград-Слинариса-Арица, где были атакованы тремя истребителями PZL P.24. Стрелки бомбардировщиков заявили об одном сбитом истребителе. Час спустя еще шесть Z.1007bis, на этот раз из 16-го бомбардировочного полка направились атаковать цели в районе Корицы, где были атакованы греческими истребителями PZL 23-й эскадрильи EVA. Греческие пилоты заявили о трех сбитых бомбардировщиках. На самом деле был сбит только один Z.1007bis младшего лейтенанта Марио Лонго из 211-й эскадрильи. И снова стрелки бомбардировщиков претендовали на два сбитых греческих истребителя.

Итальянские истребители также выполнили много вылетов на патрулирование и сопровождение – одна только 160-я группа выполнила в течение дня шесть вылетов на патрулирование, три на сопровождение и четыре вылета на перехват; 24-я и 154-я группы выполнили каждая по пять вылетов на патрулирование, и 150-я группа – еще один. Но воздушный бой был только в одном случае – когда CR.42 из 160-й группы встретились с греческими PZL из всех трех истребительных эскадрилий. Итальянцы заявили о шести победах и еще одной вероятной. Эти победы были засчитаны следующим образом: два сбитых PZL на счету старшего сержанта Артуро Бонато, и по одному у лейтенанта Тестерини, лейтенанта Каранчини, сержанта Минелла и сержанта Биолькати. В действительности было сбито не менее трех греческих истребителей, лейтенант Яникостас из 22-й эскадрильи и сержант Вальканас из 23-й эскадрильи погибли, лейтенант Корнелиус Котронис из 22-й эскадрильи был ранен в ногу, его самолет сильно поврежден, но он смог совершить вынужденную посадку на запасном аэродроме. Греки заявили о двух сбитых итальянских истребителях, эти победы были засчитаны лейтенанту Ласкарису из 23-й эскадрильи и лейтенанту Кацаросу из 21-й эскадрильи; фактически же ни один итальянский истребитель в том бою не был сбит.

В тяжелых воздушных боях 14 и 18 ноября на счет греческой 23-й эскадрильи истребителей было занесено девять сбитых итальянских истребителей и пять бомбардировщиков (часть этих побед не подтверждена). Предполагается, что эти победы были одержаны следующими пилотами:

Майор Г. Теодоропулос.
Лейтенант А. Апладас
Лейтенант Н. Скрубелос
Лейтенант П. Бузиос
Лейтенант Г. Ласкарис
Младший лейтенант К. Цицас
Старший сержант К. Кабунис
Сержант Н. Стасинопулос
Сержант К. Сиорис
Сержант Г. Номикос
Сержант И. Куйюмзоглу
Сержант Г. Вальканас
Сержант С. Депунтис
Сержант П. Кутрубас

К тому времени греческие истребители понесли большие потери в боевых действиях и от поломок, и в подкрепление из Египта (через Крит) прибыло звено «В» 80-й эскадрильи RAF, вооруженное бипланами «Глостер Гладиатор». За ним вскоре должно было последовать звено «А», а команда наземного обслуживания должна была прибыть морем на борту крейсеров «Глостер» и «Эдинбург». Звено «В», которым командовал сам командир 80-й эскадрильи У. Хикки, было укомплектовано опытными пилотами, у некоторых из них было на счету по несколько побед – например, у флайт-лейтенанта Мармадьюка Пэттла 4 победы, у пайлот-офицера Винсента Стакки 3 победы, и у флайн-офицера Сидни Линнарда – 2.

19 ноября «Гладиаторы» звена «В» прибыли на аэродром Триккала. После дозаправки девять «Гладиаторов» в сопровождении трех греческих PZL сразу же направились на патрулирование в район Корицы. В момент появления там истребителей союзников, в том районе патрулировали итальянские CR.42 из 160-й группы, а монопланы G.50bis сопровождали бомбардировщики. Греческие PZL P.24 из-за своей недостаточной дальности вскоре были вынуждены возвращаться, но «Гладиаторы» вступили в бой с итальянскими истребителями. По данным итальянцев, британских истребителей было не менее 20. Над горами в воздухе развернулось много индивидуальных маневренных схваток, позже британские пилоты заявили о девяти сбитых вражеских самолетах и еще двух возможно сбитых. Эти победы были распределены следующим образом:

Флайт-лейтенант Пэттл – два CR.42
Пайлот-офицер Стакки – один G.50bis и один CR.42
Пайло-офицер Купер - один CR.42 как общая победа
Пайлот-офицер Вейл – один CR.42 и один CR.42 как общая победа
Флайн-офицер Грэм - один G.50bis и один CR.42
Флайн-офицер Линнард – два CR.42 возможно
Сержант Кэсболт - один G.50bis

Стакки был ранен в плечо и ногу, его истребитель поврежден, но он смог вернуться на аэродром Триккала, откуда был отправлен в госпиталь в Афинах. Фактически были сбиты три CR.42 и один G.50bis. Все их пилоты погибли: старший сержант Виола, старшина Сальвадори и старший сержант Бонато из 160-й группы, и лейтенант Аттилио Менегель из 355-й эскадрильи 24-й группы. Еще один CR.42 (пилот – старший сержант Раттикьерри) был поврежден, и пилот ранен в обе ноги. Один из пилотов CR.42 старший сержант Лючано Тарантини заявил об одном сбитом «Гладиаторе», еще две победы были засчитаны как вероятные – одна капитану Паоло Арканджелетти, другая пилотам G.50bis.

Позже активность авиации снова уменьшилась. 20 ноября итальянский разведчик Ro.37 из 72-й разведывательной группы был сбит зенитным огнем, экипаж выпрыгнул на парашютах над итальянскими позициями. Капитан Йон Келлас, командир 21-й истребительной эскадрильи EVA, заявил о сбитом бомбардировщике Z.1007bis. На следующий день «Бленхейм» L1166 из 30-й эскадрильи RAF, выполнявший разведывательный вылет, заблудился из-за плохой погоды, пилот флайн-офицер Ричардсон успешно совершил вынужденную посадку. В тот же день три греческих Hs-126 из 3-й эскадрильи EVA обстреляли большую колонну итальянцев, отступавших по Поградецкой дороге, вызвав значительную панику. Сержант Беллуччи из 154-й истребительной группы сообщил, что был атакован двумя «Гладиаторами», и заявил об одном вероятно сбитом. В документах 80-й эскадрильи RAF нет сообщений об этом бое, возможно, что противниками сержанта Беллуччи были греческие самолеты. Еще один воздушный бой произошел 22 ноября, когда CR.42 из 160-й истребительной группы сопровождали бомбардировщики S.79 в районе Корицы и заявили об одном сбитом неопознанном самолете. Возможно, это был один из «Хеншелей» Hs-126 3-й эскадрильи EVA, сбитый над Капетистой, его пилот лейтенант Деметриус Сидерис погиб.

К тому времени греки уже заняли Корицу и Лесковику, а на юге форсировали реку Каламас. Захватив плацдарм в Албании и важную рокадную дорогу к югу от Корицы, греческие войска остановились, чтобы закрепиться и подтянуть подкрепления. Среди техники, оставленной итальянцами, оказался гражданский пассажирский самолет S.73 в непригодном для ремонта состоянии. Этот самолет, ранее имевший обозначение I-LODI, получил военный номер 606-7, означавший, что машина служила в составе 606-й транспортной эскадрильи. 19 ноября при взлете с аэродрома Корица у «Савойи» отказал левый мотор; пилоту лейтенанту Мартинелли пришлось прервать взлет, но не удалось избежать столкновения с тремя CR.42, стоявшими на аэродроме. «Савойя» была оставлена на аэродроме, как не подлежащая ремонту.

Боевой дух итальянцев к тому времени сильно упал, и только в воздухе они еще могли эффективно наносить удары противнику. Потеря Корицы и приближение греческих войск к Аргирокастрону стали причиной отвода частей Regia Aeronautica на главные авиабазы Албании, которые в результате оказались переполнены самолетами. Из Корицы штабные части и 393-я эскадрилья 160-й истребительной группы были отведены в Деволи, а 394-й эскадрилье пришлось делить аэродром Берат с подразделениями 154-й истребительной группы. 25-я разведывательная эскадрилья была переведена в Тирану, а 363-я истребительная эскадрилья (тоже из Корицы) присоединилась к 364-й в Валоне, как и 365-я эскадрилья и штаб 150-й истребительной группы из Аргирокастрона, таким образом, все эскадрильи этой группы оказались на одном аэродроме. Только 120-я разведывательная эскадрилья оставалась близко к фронту в Аргирокастроне, перебазировавшись туда из Тираны. В следующем месяце эту эскадрилью пришлось отвести в Валону. К тому времени был подготовлен аэродром в Скутари, и бомбардировщики 38-го полка и 104-й группы перебазировались туда из Валоны и Тираны.

23 ноября в Грецию прибыло звено «А» 80-й эскадрильи под командованием флайт-лейтенанта Джонса, присоединившись к остальным звеньям эскадрильи в Триккале. В тот же день началось прибытие из Египта 211-й эскадрильи RAF под командованием командира эскадрильи Дж. Р. Гордон-Финлейсона, которая присоединилась к 84-й эскадрилье RAF на базе в Мениди; к тому времени все подразделения RAF, направленные в Грецию, были полностью укомплектованы.

На следующий день пилоты истребителей G.50bis из 24-й группы сообщили о нескольких боях с одиночными «Бленхеймами». Об одном сбитом «Бленхейме» заявили четыре пилота под командованием лейтенанта Доменико Панчера, другой «Бленхейм» был заявлен как предположительно сбитый лейтенантом Дино Барталетти, на еще один предположительно сбитый претендовали три пилота. О действиях «Бленхеймов» RAF нет сведений, и, вероятно, это могли быть греческие «Бленхеймы», хотя о потерях 32-й эскадрильи EVA в тот день также не сообщается. Один «Бленхейм» этой эскадрильи был сбит недалеко от Поградеца только 27 ноября, предположительно огнем с земли; пилот лейтенант Александрос Малакис и его экипаж погибли. Днем ранее (26 ноября) британские «Бленхеймы» действовали активно, шесть бомбардировщиков 84-й эскадрильи RAF атаковали Валону, где их перехватили три G.50bis из 154-й группы, причем британцы приняли их за «Макки» MC.200 или «Мессершмитты». Флайн-офицер Дж. Эванс сумел уйти на малой высоте, по пути он заметил на земле итальянский бомбардировщик, и атаковал его бомбами. Флайт-лейтенант Р. Тоугуд также сумел уйти от трех истребителей, его стрелок заявил об одном сбитом. Пилоты «Фиатов» также претендовали на один сбитый «Бленхейм».

Тем временем три «Бленхейма» 211-й эскадрильи RAF направились в свой первый боевой вылет, их целью стал порт Дураццо. Бомбардировщики были встречены сильным зенитным огнем, «Бленхейм» флайт-лейтенанта Даудни был поврежден, хотя смог вернуться на базу. «Бленхейму» L8511 командира эскадрильи Гордон-Финлейсона повезло меньше, он получил тяжелые повреждения. Гордон-Финлейсон позже вспоминал:
«Едва мы успели сбросить бомбы, как получили несколько попаданий. Одно сделало большую пробоину в капоте левого двигателя, но мотор продолжал работать, хотя из него вытекало масло. Другой двигатель тоже получил попадание и сразу же заглох… Но мы еще держались в воздухе, хотя и летели медленно, и на одном моторе не могли набрать высоту. Кабина наполнилась парами бензина, и я боялся, что или мы потеряем сознание, или начнется пожар… Мы летели почти два часа, пока не заметили остров недалеко от берега – Корфу. Мы взглянули на него и решили, что единственное место, где можно попытаться сесть – полоса берега, не больше 20 ярдов в ширину… Мы стали снижаться, но не смогли выпустить шасси, и пришлось садиться на брюхо. Несколько бомб еще оставались у нас на борту, и когда мы пропахали песок, они рассыпались по берегу».

Местные рыбаки помогли британским пилотам переправиться с острова на материковую Грецию, и спустя несколько дней после путешествия на мулах, автомобиле и поезде британцы невредимыми вернулись на базу своей эскадрильи в Мениди.

26 ноября дюжина «Гладиаторов» 80-й эскадрильи была направлена в Янину, на следующий день это назначение было повторено. Тогда же (27 ноября) командир эскадрильи Хикки повел девять «Гладиаторов» с базы Триккала на патрулирование района к северу от Янины. Там британцы обнаружили три бомбардировщика S.79, которых сопровождали около десяти истребителей CR.42 из 150-й группы под командованием капитана Магальди, командира 364-й эскадрильи. Британские пилоты сразу же атаковали противника, флайт-лейтенант Джонс («Гладиатор» N5861) и сержант Грегори (N5776) заявили каждый об одном сбитом «Фиате». Капитан Магальди погиб в этом бою, «Фиат» сержанта Негри был сильно поврежден, но пилот остался невредим и смог привести истребитель обратно на базу. В тот же день около дюжины истребителей G.50bis из 24-й группы под командованием майора Оскара Молинари, возвращаясь с сопровождения бомбардировщиков, атаковали греческий аэродром в Козани, где базировалась 2-я (разведывательная) эскадрилья EVA. Итальянские пилоты заявили о пяти уничтоженных самолетах противника на земле и еще о трех поврежденных. И действительно, 2-я эскадрилья EVA потеряла фактически все свои «Бреге» Br.XIX, один из ее пилотов, лейтенант Панайотис Марулакос, был убит, еще несколько человек ранены.
Глава 1 продолжение
Итальянские истребители CR.42 сопровождали бомбардировщики в налетах на Салоники и Янину, хотя греческие документы о них не упоминают. Над Салониками девять «Фиатов» из 363-й эскадрильи капитана Мариотти вели бой с восемью PZL P.24 и заявили о четырех сбитых греческих самолетах, два CR.42 получили повреждения. Вероятно, над Яниной в бою участвовали «Фиаты» из 365-й эскадрильи капитана Джорджио Граффера, сам Граффер заявлял о трех сбитых PZL. Майор Анджело Мастрагостино, командир 160-й группы, претендовал на один сбитый греческий истребитель (возможно, Мастрагостино тогда летал с эскадрильей Мариотти). Бортстрелки разных итальянских бомбардировщиков оптимистично заявляли о шести сбитых истребителях, таким образом, по данным итальянцев, греки потеряли 13-14 самолетов, тогда как в действительности потери греческих истребителей составили, вероятно, не более трех машин. Возможно, что один из пилотов греческой 21-й эскадрильи мог сбить «Савойю» S.81 из 38-го полка, четыре же победы, записанные на счет двух погибших над Яниной греческих пилотов, являются неподтвержденными. В результате налетов итальянских бомбардировщиков погибло около 200 мирных жителей, в основном в Салониках.

После полудня три «Бленхейма» из 32-й эскадрильи снова нанесли удар по аэродрому в Корице. Когда греческие бомбардировщики атаковали аэродром, сержант Пиппо Ардезио (из 393-й эскадрильи) попытался взлететь на своем CR.42, но его «Фиат» был задет взрывом бомбы и полностью разрушен, пилот погиб.
«Бреге» Br.XIX греческой 2-й эскадрильи получили приказ вести разведку на участке фронта в районе Самарина – Ромиос – Керассовон – Фурка (горный массив Пинда), так как греческие войска в этом районе потеряли контакт с противником, и штаб греческой армии в Козани не имел сведений о положении наступающих итальянских альпийских стрелков, двигавшихся по горным тропам и ущельям. В 07:00 один «Бреге», проводя разведку в этом районе, заметил части итальянской альпийской дивизии «Джулия», двигавшиеся от Самарины к Дистратону с множеством нагруженных мулов. Получив эти сведения, греческое командование направило авиацию бомбить итальянские колонны, чтобы задержать их продвижение к перевалу Мецовон, потеря которого могла поставить греческие войска в опасное положение. В течение следующих нескольких дней греческое командование направило в этот район подкрепления и организовало контрудар, почти отрезавший дивизию «Джулия» после ее трудного 45-мильного марша по горным тропам. К 7 ноября итальянцы уже отступали. Хотя на западе итальянские войска еще продолжали наступать и 3 ноября заняли Парамифию и Маргаритион, на восточном участке фронта греки нанесли сильные контрудары. Уже 2 ноября греческие войска проникли более чем на 3 мили на территорию Албании, захватив в плен 9 итальянских офицеров и 153 солдата, а также мулов и прочие трофеи. 4 ноября началось общее контрнаступление греческих войск на Эпирском фронте.

Тем временем 3 ноября итальянская авиация 4-й воздушной территориальной зоны продолжала удары по Салоникам. Девять Z.1007bis из 47-го полка снова бомбили город. Бомбардировщик младшего лейтенанта Винченцо Паллара (ММ21673, 262-я эскадрилья 47-го полка) по итальянским данным был сбит зенитным огнем, по данным греков его сбил истребитель PZL P.24 сержанта Панайотиса Аргиропулоса из 22-й эскадрильи. Другие истребители этой эскадрильи также атаковали итальянские бомбардировщики. Лейтенант Константинос Яникостас преследовал один Z.1007bis до югославской границы, и утверждал, что сбил его. Вероятно, в этом налете бомбардировщики сопровождали только что прибывшие истребители-монопланы G.50bis из 24-й группы. На один сбитый истребитель – идентифицированный как «Макки» МС.200 – претендовал сержант Дагулас, и еще было заявлено о двух поврежденных итальянских истребителях и двух бомбардировщиках. Были подбиты два греческих PZL P.24, сержант Константинос Ламбропулос был ранен и выпрыгнул на парашюте, а сержант Деметриос Филос, хотя тоже был ранен, но смог посадить свой истребитель на аэродроме Седес. Греческие зенитчики также претендовали на три сбитых бомбардировщика, но самолеты, которые были замечены падающими – это, вероятно, итальянский бомбардировщик и два истребителя (один из которых греческий), которые были действительно сбиты в этом бою. Это был последний налет итальянской авиации на Салоники в 1940 году - признак упорной и решительной обороны города греческими ВВС.

4 ноября Regia Aeronautica продолжала активные действия. Истребители обстреливали из пулеметов греческие войска на фронте, по позициям греческой армии в районе Янины нанесли удары четыре Ju-87R из 96-й группы пикировщиков и прототип пикирующего бомбардировщика «Савойя» S.86 – его пилотировал летчик-испытатель фирмы «Савойя-Маркетти» Элио Скарпини. Этот самолет испытывался и в боях над Мальтой, но итальянское командование признало его уступавшим Ju-87, и больше S.86 в боях не участвовал. Много вылетов совершили S.79 и S.81 с баз в Албании, один S.81 из 38-го полка был потерян, его пилот майор Моска погиб. Действовала и авиация с баз 4-й территориальной воздушной зоны; восемь Z.1007bis из 50-й группы бомбили порт Волос, один «Кант» был поврежден зенитным огнем, один человек из его экипажа смертельно ранен. Греческие истребители в тот день претендовали на три сбитых итальянских бомбардировщика, два из которых были записаны на счет младшего лейтенанта Йона Кацароса из 21-й эскадрильи. По данным греков сообщалось, что один итальянский самолет упал на Фессалийской равнине, другой – у моста через реку Арахтос, а третий – у Капетисты. Итальянские данные этих потерь не подтверждают.

«Бреге» Br.XIX 2-й эскадрильи EVA продолжали наносить удары по колоннам альпийских стрелков, наступавшим по ущельям в районе Дистратона. При одном таком налете три «Бреге» были перехвачены двумя CR.42 из 365-й эскадрильи. Пилотами «Фиатов» были младший лейтенант Лоренцо Клеричи и сержант Доменико Факкини. «Фиаты» сосредоточили огонь на ведущем «Бреге», у стрелка-наблюдателя которого заклинило пулемет, и он не мог отстреливаться. Греческий самолет был серьезно поврежден, его стрелок-наблюдатель ранен, но пилот, проявив большое мастерство, смог уклониться от новых атак, и совершил вынужденную посадку в районе Ксиролимни. Второй «Бреге», который пилотировал командир 2-й эскадрильи майор Фридерикос Катассос, также был атакован истребителями, загорелся и упал. Катассос и стрелок-наблюдатель младший лейтенант Александрос Сарванис погибли. Третий «Бреге», не замеченный итальянцами, смог ускользнуть.

Этим воздушным боем закончилась первая неделя кампании. Для греческой армии ситуация на фронте в значительной степени изменилась к лучшему. Греки наносили контрудары по всему фронту, и к 8 ноября наступление итальянской армии окончательно остановилось, и итальянцы начали отход. У этой неудачи было много причин; неожиданно плохая погода, недостаточное время на подготовку операции, нехватка транспорта, низкая пропускная способность портов Валона и Дураццо, через которые велось снабжение итальянской армии в Албании. Итальянские войска были брошены своим политическими и военными лидерами в плохо подготовленную авантюру, где от солдат внезапно потребовались героические усилия и большие жертвы ради причин, которые фашистские вожди так и не смогли внятно объяснить. Фашистская пропаганда описывала Грецию как слабую, лишенную единства страну, которая легко подчинится власти Италии. Реальность оказалась совсем другой; греки проявили себя стойкими и яростными бойцами, с отчаянной храбростью сражавшимися за свою родину. Упорство их обороны и ярость контратак стали для итальянцев настоящим потрясением. Вследствие военных неудач в Албанию был направлен генерал Убальдо Содду, чтобы принять фактическое руководство кампанией, хотя генерал Висконти Праска номинально сохранил свой пост «по политическим соображениям».
Однако война в воздухе складывалась для греков не так удачно, как на сухопутном фронте. Города северной Греции пострадали от сильных налетов итальянской авиации, а войска на фронте остались фактически без прикрытия истребителей. Греческая бомбардировочная авиация еще не имела потерь, но семь самолетов поддержки сухопутных войск уже были сбиты или серьезно повреждены . Из истребителей, в которых так нуждалась греческая авиация, было полностью потеряно не менее трех, и еще как минимум два требовали значительного ремонта. Нехватка запасных частей была для греков серьезной проблемой, и можно было рассчитывать только на помощь извне – но помощь была уже в пути.

Последние записи

Последние посетители

  • Imperial Haktar
  • Imperial Боспорец
  • Imperial Rhaegar Targaryen
  • Imperial ZmeY89
  • Imperial DarthNexus

3 посетителей

Блог просматривают: 3 гостей
Воспользуйтесь одной из соц-сетей для входа на форум:
Сообщество ИмпериалБлоги Блог Colpo Sicuro
Обратная Связь
© 2019 «Империал» · Условия использования · Ответственность · Визитка Сообщества · 17 Янв 2019, 22:33 · Счётчики