Сообщество Империал: Блог Colpo Sicuro - Сообщество Империал




Глава 2 из книги Air War for Yugoslavia, Greece and Crete1940-41
ГЛАВА 2
Королевские ВВС Великобритании спешат на помощь





Когда Италия начала войну против Греции, британские войска быстро взяли под свою защиту Крит, но на помощь грекам на албанском фронте Великобритания пришла не так скоро. 30 октября британский посол в Афинах направил телеграмму генералу Уэйвеллу, сообщив, что, хотя боевой дух греков высок, необходимо оказать им прямую помощь значительными силами, чтобы их сопротивление оставалось эффективным. Уэйвелл обратился к командующему авиацией RAF Средиземноморского района главному маршалу авиации сэру Артуру Лонгмору, который немедленно направил в Грецию 30-ю эскадрилью. За этой эскадрильей, одно звено которой было укомплектовано самолетами «Бленхейм» Mk IF (в модификации истребителя), а второе бомбардировщиками «Бленхейм» Mk I, должны были последовать еще две эскадрильи бомбардировщиков «Бленхейм» и одна эскадрилья истребителей «Гладиатор». Последние предполагалось усилить «Харрикейнами», как только они будут доступны в достаточном количестве. Кроме того, коммодор авиации Дж. Г. Д’Альбиак получил приказ отправиться в Грецию и принять командование британской авиацией там.

Изучение обстановки в Греции показало, что основной проблемой, связанной с перебазированием туда значительных сил авиации, является нехватка хорошо оборудованных аэродромов с твердым покрытием. Только аэродромы Афины-Элефсис и Мениди (Татои) могли считаться относительно приемлемыми в этом отношении. Однако оба аэродрома располагались довольно далеко от линии фронта и целей, которые предстояло атаковать в Албании. Из-за горной местности на большей части территории Греции было слишком мало подходящих мест для строительства новых больших аэродромов, и это серьезно ограничивало численность авиационных соединений, которые могли эффективно действовать на греко-албанском ТВД. Положение можно было бы улучшить хотя бы частично, если бы более тяжелые и обладавшие большей дальностью бомбардировщики «Виккерс Веллингтон» оставались в Египте, а для налетов на цели в Албании использовали бы Элефсис в качестве передового аэродрома для дозаправки. «Бленхеймы» могли базироваться на аэродромах Элефсис и Мениди, но «Гладиаторы» пришлось бы расположить на хуже оборудованных аэродромах в Триккале и Янине, откуда истребители могли бы долетать до линии фронта, располагая при этом резервом горючего для патрулирования и боя.

Греческой зенитной артиллерии для защиты этих баз было крайне недостаточно, и Уэйвеллу пришлось добавить одну тяжелую и одну легкую зенитные батареи к инженерным и административным подразделениям, которые направила в Грецию британская армия, чтобы обеспечить там базирование частей RAF. Кроме того, ослабление британских ВВС в Египте из-за отправки части их в Грецию следовало немедленно компенсировать присылкой новых подкреплений из Великобритании.

Таким образом, 3 ноября 1940 г. первые восемь истребителей «Бленхейм» Mk IF из 30-й эскадрильи под командованием командира эскадрильи Шэннона перелетели на аэродром Элефсис в сопровождении четырех транспортных самолетов «Бристоль Бомбей» из 216-й эскадрильи, доставивших первую партию наземного обслуживающего персонала. Остальной личный состав наземной команды, оборудование и боеприпасы для эскадрильи были отправлены морем и прибыли в Афины три дня спустя. Тогда же в Грецию прибыл на транспортном «Бомбее» коммодор авиации Д’Альбиак со своим штабом; сразу же после прибытия он был повышен в звании до вице-маршала авиации.

Imperial

Бомбардировщик-транспортник «Бристоль Бомбей»

Британцы прибыли в Грецию как раз тогда, когда неожиданно сильное сопротивление греческой армии заставило итальянцев остановить наступление, и моральный дух греков, и так высокий, поднялся еще выше. Британцев приветствовали в Афинах как героев и спасителей. Фактически же те весьма незначительные силы, которые были в распоряжении Д’Альбиака, оставляли ему ограниченный выбор в плане их эффективного применения. Д’Альбиак уже знал, что итальянцы располагают в Албании значительным числом истребителей, и использовать свои немногочисленные «Бленхеймы» для прямой поддержки греческих войск на фронте означает нести неизбежные тяжелые потери от итальянских истребителей, а «Гладиаторов» будет слишком мало, чтобы надежно прикрыть бомбардировщики. Поэтому вице-маршал выбрал для своих бомбардировщиков стратегическую задачу – по крайней мере, для начала. Хотя полеты с целью нанесения бомбовых ударов по албанским портам Валона и Дураццо были долгими и трудными, Д’Альбиак решил, что это единственные цели, достойные усилий его «Бленхеймов».

Бомбардировщикам предстояло лететь до целей в Албании в исключительно тяжелых погодных условиях, над высокими горами и с плохими картами. После этого им предстояло без прикрытия истребителей атаковать хорошо защищенные цели, а потом при тех же условиях возвращаться на свои базы. Такие перспективы не вызвали бы особой радости ни у одного летчика. Чтобы поддержать их действия, «Веллингтоны» с баз Мальты и Египта должны были наносить удары по итальянским портам Бари и Бриндизи, откуда шло снабжение итальянских войск в Албании. Греческие войска на фронте оставались фактически без прикрытия истребителей, если не считать немногочисленных греческих ВВС и британских «Гладиаторов». В основном им, как и раньше, приходилось надеяться на плотную облачность, дождь и снег балканской зимы.

Только что прибывшие истребители «Бленхейм» Mk IF 30-й эскадрильи RAF вылетели из Элефсиса на первое патрулирование 4 ноября. «Бленхеймы» заметили летающую лодку «Кант» Z.501, но не успели ее перехватить, и итальянский самолет скрылся в облаках. На следующий день из Египта прибыли четыре бомбардировщика «Бленхейм» Mk I той же 30-й эскадрильи, ими командовал флайн-офицер Уокер. Днем позже в Элефсис прибыли шесть «Веллингтонов» из 70-й эскадрильи под командованием командира эскадрильи Рольфа. В тот же день (6 ноября) британская авиация предприняла первые наступательные действия на новом фронте – в 11:20 командир эскадрильи Шэннон повел три бомбардировщика «Бленхейм» на разведку и поиск целей над Сарандой, Тепеленой, Валоной и Аргирокастроном. «Бленхеймы» дозаправились в Триккале и направились к Саранде, где обнаружили два итальянских корабля и сбросили на них бомбы, но попаданий не наблюдали. Следующей целью был порт и аэродром в Валоне, британцы насчитали на земле около 50 итальянских самолетов, идентифицированных ими как CR.42, «Бреда» Ba.65 и «Савойя» S.79. Британцы нанесли по ним бомбовый удар и заявили о прямом попадании в одну «Савойю». На самом деле три итальянских бомбардировщика S.81 из 38-го полка получили небольшие повреждения, и была повреждена ВПП.
Отбомбившись, Шэннон повел «Бленхеймы» обстрелять аэродром из пулеметов, но, заходя в атаку, он заметил взлетающие итальянские истребители CR.42. Три «Фиата» из 394-й эскадрильи взлетели и атаковали бомбардировщики; все три «Бленхейма» получили много пробоин, сержант Джон Мерифилд, бортстрелок «Бленхейма» №3 (пилот сержант Рэтлидж), был убит. Командовавший итальянскими истребителями капитан Никола Магальди считал, что сбил как минимум один бомбардировщик, на самом же деле все три «Бленхейма» смогли дотянуть до Элефсиса.

На следующий день настала очередь «Веллингтонов» идти в бой. Все шесть бомбардировщиков 70-й эскадрильи на рассвете направились бомбить Валону. Над портом большие бомбардировщики были атакованы значительным числом истребителей CR.42 из 154-й группы. «Веллингтон» Т2734 взорвался в воздухе, пилот сержант Брукс и весь его экипаж погибли; «Веллингтон» Т2731 загорелся и упал, пилот флайт-лейтенант Брайан и остальные члены экипажа так же погибли. Еще два бомбардировщика получили повреждения, но смогли вернуться на базу. Стрелки «Веллингтонов» утверждали, что сбили один CR.42 и возможно один «Бреда» Ba.65. Итальянцы претендовали на три сбитых «Веллингтона», по одному было засчитано пилотам истребителей – лейтенанту Вальтеру Франкино и старшему сержанту Адрио Гисмонди, и один считался сбитым зенитной артиллерией. Итальянцы в том бою потерь не понесли, но «Фиат» лейтенанта Франкино, вероятно, был поврежден. В тот же день после полудня, когда он взлетал снова, у него отвалилось одно крыло, истребитель разбился и пилот погиб. Возможно, это было результатом незамеченных боевых повреждений.


Imperial

Поплавковый бомбардировщик-разведчик «Кант» Z.506B

При возвращении над проливом Отранто «Веллингтоны» встретили три поплавковых гидросамолета «Кант» Z.506 из 35-го полка морских бомбардировщиков (35o Stormo BM). Итальянские гидросамолеты вылетели из Бриндизи бомбить Калибаки, но были вынуждены возвращаться из-за плохой погоды над целью. «Веллингтоны» флайн-офицера Хаббарда (Т2816) и пайлот-офицера Хогга (Т2813, один из поврежденных) вместе атаковали один гидросамолет, но были отогнаны внезапно появившимся истребителем CR.42. Тем не менее, британцы полагали, что смогли сбить Z.506. Действительно, поврежденный гидросамолет совершил вынужденную посадку в море в 20 милях от берега. Остальные два Z.506 сели рядом и забрали с него экипаж, но поврежденную машину пришлось бросить, и она была потеряна.

После возвращения в Элефсис четыре уцелевших «Веллингтона» на следующий день (8 ноября) были отправлены обратно в Египет, позже в тот же день на смену им прибыли еще шесть «Веллингтонов». Однако после этого «Веллингтоны» больше не летали бомбить цели в Албании в светлое время суток. Кроме того, прибыло звено «А» 84-й эскадрильи – пять «Бленхеймов» Mk I под командованием командира эскадрильи Льюиса, дозаправившись в Элефсисе, они перелетели на назначенную им базу Мениди. Три транспортных «Бомбея» доставили наземный персонал и боеприпасы. Новые бомбардировщики совершили свой первый налет на Валону 10 ноября, хотя из-за плохой погоды результаты этого налеты, вероятно, были незначительны. В тот же день греческие «Бленхеймы» вылетели из Лариссы бомбить цели в Калпаки к северу от Янины. Когда они возвращались в Лариссу уже после наступления темноты, их обстреляла греческая зенитная артиллерия, защищавшая аэродром. «Бленхеймам» пришлось лететь в Мениди, где зенитчики тоже открыли по ним огонь.
Но горючее уже было на исходе, и «Бленхеймы» продолжали кружить над аэродромом, пока, наконец, их не опознали, и разрешение на посадку было получено. В результате один бомбардировщик разбился, его пилот капитан Ламброс Кусигианнис сломал позвоночник, хотя остался жив.

Еще один греческий «Бленхейм» был потерян на следующий день; он не вернулся с разведывательного вылета к северо-западу от Клисуры, эта авиаразведка велась в интересах греческой 8-й дивизии. Капитан Фотиус Маравелиас и его экипаж погибли. Этот «Бленхейм» был атакован истребителями CR.42 из 150-й отдельной группы недалеко от Полиграде и сбит капитаном Джузеппе Скарпеттой. Но когда «Фиаты» после этого вылета возвращались на аэродром, истребитель сержанта Итало Ритеньи разбился при посадке, пилот погиб. В тот же день при посадке «Фиат» лейтенанта Ливио Басси врезался в солдата аэродромной команды, который погиб, истребитель при этом перевернулся и получил повреждения. Еще один CR.42 итальянцы потеряли 8 ноября – истребитель младшего лейтенанта Пьетро Джанелло из 363-й эскадрильи был сбит зенитным огнем, когда обстреливал из пулеметов греческие позиции на фронте.

Новый отряд бомбардировщиков «Веллингтон», базировавшийся в Мениди, начал активно действовать по ночам. В темное время суток 11/12 ноября флайт-лейтенант Уэллс повел два «Веллингтона» бомбить Валону и доложил об уничтожении склада боеприпасов и нескольких грузовиков. Остальные четыре бомбардировщика под командованием командира эскадрильи Рольфа нанесли удар по Дураццо и сообщили о попаданиях бомб по причалам в порту. Следующей ночью Валону снова бомбили три «Веллингтона», а Рольф повел один бомбардировщик в налет на Бари на восточном побережье Италии с целью нанести удар по итальянскому нефтеперерабатывающему заводу. 13 ноября отряд бомбардировщиков был усилен прибытием еще двух «Веллингтонов». В тот же день новый боевой вылет совершили «Бленхеймы» звена «А» 84-й эскадрильи, рано утром атаковав итальянские аэродромы в Валоне и Аргирокастроне. На последнем были уничтожены два разведчика – один Ro.37bis и один «Капрони» Ca.311,один истребитель CR.42 получил повреждения. Младший лейтенант Эрнесто Тревизи и сержант Марио Скальярини взлетели на своих CR.42 и атаковали «Бленхеймы». Оба итальянских пилота заявили, что сбили по одному бомбардировщику. На самом деле только один «Бленхейм» получил повреждения, но смог вернуться в Мениди.

К тому времени пришли новости об успешном ударе английских палубных торпедоносцев «Фэйри Суордфиш» по главной базе итальянского флота в Таранто ночью 11/12 ноября, и это значительно подняло боевой дух союзников. 14 ноября греческая армия перешла в наступление по всему фронту, и оборона ослабленных итальянских войск начала рассыпаться. Греческие ВВС приложили максимум усилий для поддержки этого наступления и действовали очень активно, особенно в первые два дня операции. «Бленхеймы», «Потэ-63» и «Бэттлы» всех трех бомбардировочных эскадрилий EVA выполнили много боевых вылетов 14 ноября, нанося удары по северному и южному аэродромам в Корице и Аргирокастроне. Так как для них невозможно было обеспечить прикрытие истребителей, бомбардировщикам приходилось летать на малой высоте в ущельях между горами, чтобы хоть как-то уменьшить угрозу со стороны итальянских истребителей. Однако греческое командование считало эти налеты очень важными для поддержки наступления греческой армии на Корицу.
Шесть «Бэттлов» и три «Бленхейма» были объединены в два звена. Четыре «Бэттла» в 08:00 атаковали северный аэродром в Корице, где в результате налета был уничтожен один транспортный «Капрони» Ca.133 и три CR.42 получили повреждения. Два «Бленхейма» - третий при взлете увяз в грязи и не смог взлететь – и остальные два «Бэттла» в 09:45 нанесли удар по южному аэродрому. Итальянцы заявили о двух сбитых «Бленхеймах», один был сбит зенитным огнем, другой - истребителем CR.42 лейтенанта Тестерини из 393-й эскадрильей. «Бленхейм» капитана Деметриоса Папагеоргиу разрушился в воздухе от прямого попадания зенитного снаряда, другой бомбардировщик, поврежденный тем же разрывом, был атакован (по греческим данным) тремя истребителями, но все же смог сбросить бомбы и вернуться в Лариссу с разбитым хвостовым стабилизатором и более чем 100 пробоин в фюзеляже. Стрелок «Бленхейма» заявлял, что сбил один из атаковавших истребителей, но это не подтверждается.

Другие истребители CR.42 из 393-й эскадрильи при патрулировании заметили два «Бэттла», взлетавших с греческого передового аэродрома, и атаковали их. Сержант Вальтер Раттикьерри заявил, что сбил один бомбардировщик. В действительности «Бэттл», хотя и получил тяжелые повреждения, но смог вернуться на свою базу в Куклине. Греки заявляли, что в результате этих налетов были уничтожены на земле до 10 итальянских самолетов и еще больше повреждены. В действительности результаты были намного скромнее. Кроме того, тем же утром греческий разведчик «Потэ-25А» из 4-й эскадрильи, выполнявший разведывательный полет над фронтом, был сбит итальянской зенитной артиллерией, его пилот лейтенант Деметриос Иакас погиб.

Позже утром того же дня произошел крупнейший воздушный бой из до сих пор случавшихся над Грецией. Девять греческих истребителей PZL P.24 из 23-й эскадрильи вели патрулирование, когда были внезапно атакованы парой CR.42 из 393-й эскадрильи (командовал лейтенант Энеа Атти). Итальянцы позже заявляли об одном вероятно сбитом греческом истребителе, на самом деле все PZL сумели уклониться от внезапной атаки итальянцев и не понесли потерь. Позже эти два итальянских пилота заметили пару «Бленхеймов» (греческие, из 32-й эскадрильи), летевших бомбить Корицу, атаковали их и тоже заявили об одном вероятно сбитом. Тем временем к месту боя подошли другие «Фиаты» 393-й эскадрильи и атаковали греческие истребители, развернулся упорный маневренный воздушный бой. Младший лейтенант Уго Драго заявил об одном сбитом PZL, младший лейтенант Ромео Делла Костанца также претендовал на один сбитый греческий истребитель из трех, с которыми он вел бой. Еще на один сбитый PZL претендовал лейтенант Каранчини. Обе эскадрильи перегруппировались и снова атаковали. На этот раз Драго и его звено (младший лейтенант Эрнесто Тревизи, сержант Аугусто Манетти и сержант Витторио Пиркио) претендовали еще на три сбитых греческих истребителя и на четвертый вероятно сбитый. Греки оказали упорное сопротивление в том бою, и сбили «Фиаты» Тревизи (погиб) и Манетти, который выпрыгнул на парашюте над итальянскими позициями. Пиркио был ранен в левую ногу, его истребитель серьезно поврежден и перевернулся при посадке. Командовавший греческими истребителями майор Теодоропулос и его пилоты заявили о восьми сбитых «Фиатах». Точные данные о потерях греков отсутствуют: хотя многие греческие истребители получили повреждения, и некоторые из них могли быть действительно сбиты, известно, что ни один греческий пилот не был убит в том бою.

Звено из трех PZL P.24 той же 23-й эскадрильи под командованием лейтенанта Ласкариса позже перехватило одиночную «Савойю» S.79 (из 254-й эскадрильи), выполнявшую разведывательный полет над районом Корица-Билиште. Греки атаковали решительно, и «Савойя» получив серьезные повреждения, совершила вынужденную посадку в Корице, ее пилот лейтенант Калогеро Мацца был ранен в ногу, а радист старшина Аттилио Грассини убит; стрелки S.79 заявили об одном сбитом греческом истребителе.

После полудня три «Бленхейма» 84-й эскадрильи RAF вылетели бомбить мост и сосредоточение итальянских войск в районе Корицы. Мост был успешно уничтожен, что воспрепятствовало переброске итальянских войск к фронту в том районе. После этого «Бленхеймы» были атакованы итальянскими истребителями CR.42, бомбардировщики флайт-лейтенанта Мади (L1389) и сержанта Сайдвэя (L1387) были сбиты, а третий «Бленхейм» (L1536, пилот сержант Натхолл) поврежден. Из какого подразделения были итальянские истребители, добившиеся этого успеха, точно не установлено. Пикировщики Ju-87 из 96-й группы Ba’T Regia Aeronautica также активно действовали в тот день; утром они бомбили мост в районе озера Преспа, а позже нанесли удары по позициям греческой артиллерии. Один итальянский Ju-87 атаковал греческий передовой аэродром к северо-востоку от Флорины, заявив об уничтожении одного истребителя PZL на земле и повреждении еще двух истребителей и бомбардировщика. После этой смелой атаки за «Юнкерсом» погнались четыре истребителя PZL P.24, но не смогли перехватить его. Истребители греческой 22-й эскадрильи были перебазированы из Салоник на аэродром Каламбака/Вассилики, присоединившись к 21-й эскадрилье, для усиления частей EVA, поддерживавших наступление греческой армии на Корицу, в ходе которого наступавшие греческие войска стали подвергаться сильным ударам итальянской авиации.

После небольшого перерыва бои продолжились 15 ноября. В этот день произошла схватка между истребителями-монопланами «Фиат» G.50bis из 24-й отдельной группы и греческими PZL P.24 из только что прибывшей на фронт 22-й эскадрильи. Итальянские истребители сопровождали пять бомбардировщиков S.79 из 105-й отдельной бомбардировочной группы, летевших бомбить позиции греческих войск в районе Билиште. Их атаковали четыре или пять греческих истребителей, сержант Аргиропулос нанес серьезные повреждения одной «Савойе», которая совершила вынужденную посадку на аэродроме в Корице, из экипажа бомбардировщика один человек был убит и один ранен. Стрелки бомбардировщиков заявляли о двух сбитых греческих истребителях. Пять «Фиатов» G.50bis под командованием капитана Этторе Фоскини пришли на помощь бомбардировщикам, после этого боя итальянские пилоты истребителей заявили об одном сбитом PZL и о еще одном вероятно сбитом.

Вскоре после 14:00 три бомбардировщика «Бленхейм» из 30-й эскадрильи RAF вылетели бомбить позиции итальянских войск к северо-востоку от Корицы. Хотя экипажи бомбардировщиков сообщали, что их атаковали три CR.42 и три G.50bis, в итальянских источниках о монопланах не упоминается, и в том бою участвовали только бипланы CR.42. Сержант Вальтер Раттикьерри и сержант Доменико Туфано из 393-й эскадрильи заявили о двух сбитых «Бленхеймах» (по одному на каждого). На самом деле был сбит один «Бленхейм» - сержанта Чайлда (L1120). Еще один CR.42, который пилотировал аристократ младший лейтенант Маурицио Николис ди Робилант, сопровождал разведчик Ro.37 из 72-й отдельной разведывательной группы. Сопровождая Ro.37, Робилант обнаружил четыре «Бэттла» из 33-й эскадрильи EVA, бомбившие цели в районе Корицы, атаковал бомбардировщики и заявил о трех сбитых. Фактически был сбит «Бэттл» сержанта Франгулиса Арнидиса, весь экипаж погиб. Второй «Бэттл» был сильно поврежден, но смог вернуться на базу, его стрелок-наблюдатель младший лейтенант Аристофанис Папас был смертельно ранен. Один «Потэ-63» также вернулся с вылета тяжело поврежденным, наблюдатель младший лейтенант Спиридон Ковацис убит – экипаж сообщил, что их самолет был обстрелян греческой зенитной артиллерией в районе Миссолонги.

Ночные действия 70-й эскадрильи «Веллингтонов» продолжались, два бомбардировщика провели новый налет на нефтеперерабатывающий завод в Бари ночью 14/15 ноября, четыре «Веллингтона» бомбили нефтехранилища в Бриндизи ночью 16/17 ноября, и три бомбили Валону ночью 17/18 ноября. Над Валоной бомбардировщики командира эскадрильи Рольфа в первый раз встретились с вражескими ночными истребителями, но все «Веллингтоны» смогли уйти невредимым. Еще три «Веллингтона» той же ночью вылетели бомбить Дураццо, но из-за исключительно плохой погоды только один бомбардировщик долетел до цели. Той ночью «Веллингтон» Т2827 сержанта Палмер-Сэмберна врезался в гору в районе Даниловграда (Югославия), погиб весь экипаж и находившийся на борту американский военный корреспондент Ральф Барнс из «Нью-Йорк Геральд Трибьюн». Ночью 19/20 ноября отряд «Веллингтонов» выполнил еще один налет на Дураццо, после чего 24 ноября вернулся в Кабрит.

Тем временем на фронте 16 и 17 ноября погода препятствовала активным действиям авиации. Греческая армия продолжала наступление, тесня итальянцев. Тем не менее, когда было возможно, итальянская авиация продолжала действовать над фронтом крупными силами, и 17 ноября из 14 самолетов Z.506B 86-й группы 35-го полка морских бомбардировщиков один был сбит греческой зенитной артиллерией, еще два гидросамолета получили повреждения.

18 ноября погода улучшилась, что позволило греческим истребителям возобновить активные действия в воздухе, и истребители PZL из трех эскадрилий выполнили в тот день 20 боевых вылетов над западной Македонией. S.79 из 105-й группы 46-го бомбардировочного полка атаковали цели в районе Корчиано, одна «Савойя» из 255-й эскадрильи была атакована и сбита тремя PZL P.24 из 23-й эскадрильи EVA. Все члены экипажа бомбардировщика выпрыгнули на парашютах, но у первого пилота младшего лейтенанта Алессандро Казелли парашют не раскрылся, и пилот погиб. Выжившие члены экипажа заявили об одном сбитом греческом истребителе. Позже тем же утром 18 бомбардировщиков «Кант» Z.1007bis бомбили цели в районе Бозиград-Слинариса-Арица, где были атакованы тремя истребителями PZL P.24. Стрелки бомбардировщиков заявили об одном сбитом истребителе. Час спустя еще шесть Z.1007bis, на этот раз из 16-го бомбардировочного полка направились атаковать цели в районе Корицы, где были атакованы греческими истребителями PZL 23-й эскадрильи EVA. Греческие пилоты заявили о трех сбитых бомбардировщиках. На самом деле был сбит только один Z.1007bis младшего лейтенанта Марио Лонго из 211-й эскадрильи. И снова стрелки бомбардировщиков претендовали на два сбитых греческих истребителя.

Итальянские истребители также выполнили много вылетов на патрулирование и сопровождение – одна только 160-я группа выполнила в течение дня шесть вылетов на патрулирование, три на сопровождение и четыре вылета на перехват; 24-я и 154-я группы выполнили каждая по пять вылетов на патрулирование, и 150-я группа – еще один. Но воздушный бой был только в одном случае – когда CR.42 из 160-й группы встретились с греческими PZL из всех трех истребительных эскадрилий. Итальянцы заявили о шести победах и еще одной вероятной. Эти победы были засчитаны следующим образом: два сбитых PZL на счету старшего сержанта Артуро Бонато, и по одному у лейтенанта Тестерини, лейтенанта Каранчини, сержанта Минелла и сержанта Биолькати. В действительности было сбито не менее трех греческих истребителей, лейтенант Яникостас из 22-й эскадрильи и сержант Вальканас из 23-й эскадрильи погибли, лейтенант Корнелиус Котронис из 22-й эскадрильи был ранен в ногу, его самолет сильно поврежден, но он смог совершить вынужденную посадку на запасном аэродроме. Греки заявили о двух сбитых итальянских истребителях, эти победы были засчитаны лейтенанту Ласкарису из 23-й эскадрильи и лейтенанту Кацаросу из 21-й эскадрильи; фактически же ни один итальянский истребитель в том бою не был сбит.

В тяжелых воздушных боях 14 и 18 ноября на счет греческой 23-й эскадрильи истребителей было занесено девять сбитых итальянских истребителей и пять бомбардировщиков (часть этих побед не подтверждена). Предполагается, что эти победы были одержаны следующими пилотами:

Майор Г. Теодоропулос.
Лейтенант А. Апладас
Лейтенант Н. Скрубелос
Лейтенант П. Бузиос
Лейтенант Г. Ласкарис
Младший лейтенант К. Цицас
Старший сержант К. Кабунис
Сержант Н. Стасинопулос
Сержант К. Сиорис
Сержант Г. Номикос
Сержант И. Куйюмзоглу
Сержант Г. Вальканас
Сержант С. Депунтис
Сержант П. Кутрубас

К тому времени греческие истребители понесли большие потери в боевых действиях и от поломок, и в подкрепление из Египта (через Крит) прибыло звено «В» 80-й эскадрильи RAF, вооруженное бипланами «Глостер Гладиатор». За ним вскоре должно было последовать звено «А», а команда наземного обслуживания должна была прибыть морем на борту крейсеров «Глостер» и «Эдинбург». Звено «В», которым командовал сам командир 80-й эскадрильи У. Хикки, было укомплектовано опытными пилотами, у некоторых из них было на счету по несколько побед – например, у флайт-лейтенанта Мармадьюка Пэттла 4 победы, у пайлот-офицера Винсента Стакки 3 победы, и у флайн-офицера Сидни Линнарда – 2.

19 ноября «Гладиаторы» звена «В» прибыли на аэродром Триккала. После дозаправки девять «Гладиаторов» в сопровождении трех греческих PZL сразу же направились на патрулирование в район Корицы. В момент появления там истребителей союзников, в том районе патрулировали итальянские CR.42 из 160-й группы, а монопланы G.50bis сопровождали бомбардировщики. Греческие PZL P.24 из-за своей недостаточной дальности вскоре были вынуждены возвращаться, но «Гладиаторы» вступили в бой с итальянскими истребителями. По данным итальянцев, британских истребителей было не менее 20. Над горами в воздухе развернулось много индивидуальных маневренных схваток, позже британские пилоты заявили о девяти сбитых вражеских самолетах и еще двух возможно сбитых. Эти победы были распределены следующим образом:

Флайт-лейтенант Пэттл – два CR.42
Пайлот-офицер Стакки – один G.50bis и один CR.42
Пайло-офицер Купер - один CR.42 как общая победа
Пайлот-офицер Вейл – один CR.42 и один CR.42 как общая победа
Флайн-офицер Грэм - один G.50bis и один CR.42
Флайн-офицер Линнард – два CR.42 возможно
Сержант Кэсболт - один G.50bis

Стакки был ранен в плечо и ногу, его истребитель поврежден, но он смог вернуться на аэродром Триккала, откуда был отправлен в госпиталь в Афинах. Фактически были сбиты три CR.42 и один G.50bis. Все их пилоты погибли: старший сержант Виола, старшина Сальвадори и старший сержант Бонато из 160-й группы, и лейтенант Аттилио Менегель из 355-й эскадрильи 24-й группы. Еще один CR.42 (пилот – старший сержант Раттикьерри) был поврежден, и пилот ранен в обе ноги. Один из пилотов CR.42 старший сержант Лючано Тарантини заявил об одном сбитом «Гладиаторе», еще две победы были засчитаны как вероятные – одна капитану Паоло Арканджелетти, другая пилотам G.50bis.

Позже активность авиации снова уменьшилась. 20 ноября итальянский разведчик Ro.37 из 72-й разведывательной группы был сбит зенитным огнем, экипаж выпрыгнул на парашютах над итальянскими позициями. Капитан Йон Келлас, командир 21-й истребительной эскадрильи EVA, заявил о сбитом бомбардировщике Z.1007bis. На следующий день «Бленхейм» L1166 из 30-й эскадрильи RAF, выполнявший разведывательный вылет, заблудился из-за плохой погоды, пилот флайн-офицер Ричардсон успешно совершил вынужденную посадку. В тот же день три греческих Hs-126 из 3-й эскадрильи EVA обстреляли большую колонну итальянцев, отступавших по Поградецкой дороге, вызвав значительную панику. Сержант Беллуччи из 154-й истребительной группы сообщил, что был атакован двумя «Гладиаторами», и заявил об одном вероятно сбитом. В документах 80-й эскадрильи RAF нет сообщений об этом бое, возможно, что противниками сержанта Беллуччи были греческие самолеты. Еще один воздушный бой произошел 22 ноября, когда CR.42 из 160-й истребительной группы сопровождали бомбардировщики S.79 в районе Корицы и заявили об одном сбитом неопознанном самолете. Возможно, это был один из «Хеншелей» Hs-126 3-й эскадрильи EVA, сбитый над Капетистой, его пилот лейтенант Деметриус Сидерис погиб.

К тому времени греки уже заняли Корицу и Лесковику, а на юге форсировали реку Каламас. Захватив плацдарм в Албании и важную рокадную дорогу к югу от Корицы, греческие войска остановились, чтобы закрепиться и подтянуть подкрепления. Среди техники, оставленной итальянцами, оказался гражданский пассажирский самолет S.73 в непригодном для ремонта состоянии. Этот самолет, ранее имевший обозначение I-LODI, получил военный номер 606-7, означавший, что машина служила в составе 606-й транспортной эскадрильи. 19 ноября при взлете с аэродрома Корица у «Савойи» отказал левый мотор; пилоту лейтенанту Мартинелли пришлось прервать взлет, но не удалось избежать столкновения с тремя CR.42, стоявшими на аэродроме. «Савойя» была оставлена на аэродроме, как не подлежащая ремонту.

Боевой дух итальянцев к тому времени сильно упал, и только в воздухе они еще могли эффективно наносить удары противнику. Потеря Корицы и приближение греческих войск к Аргирокастрону стали причиной отвода частей Regia Aeronautica на главные авиабазы Албании, которые в результате оказались переполнены самолетами. Из Корицы штабные части и 393-я эскадрилья 160-й истребительной группы были отведены в Деволи, а 394-й эскадрилье пришлось делить аэродром Берат с подразделениями 154-й истребительной группы. 25-я разведывательная эскадрилья была переведена в Тирану, а 363-я истребительная эскадрилья (тоже из Корицы) присоединилась к 364-й в Валоне, как и 365-я эскадрилья и штаб 150-й истребительной группы из Аргирокастрона, таким образом, все эскадрильи этой группы оказались на одном аэродроме. Только 120-я разведывательная эскадрилья оставалась близко к фронту в Аргирокастроне, перебазировавшись туда из Тираны. В следующем месяце эту эскадрилью пришлось отвести в Валону. К тому времени был подготовлен аэродром в Скутари, и бомбардировщики 38-го полка и 104-й группы перебазировались туда из Валоны и Тираны.

23 ноября в Грецию прибыло звено «А» 80-й эскадрильи под командованием флайт-лейтенанта Джонса, присоединившись к остальным звеньям эскадрильи в Триккале. В тот же день началось прибытие из Египта 211-й эскадрильи RAF под командованием командира эскадрильи Дж. Р. Гордон-Финлейсона, которая присоединилась к 84-й эскадрилье RAF на базе в Мениди; к тому времени все подразделения RAF, направленные в Грецию, были полностью укомплектованы.

На следующий день пилоты истребителей G.50bis из 24-й группы сообщили о нескольких боях с одиночными «Бленхеймами». Об одном сбитом «Бленхейме» заявили четыре пилота под командованием лейтенанта Доменико Панчера, другой «Бленхейм» был заявлен как предположительно сбитый лейтенантом Дино Барталетти, на еще один предположительно сбитый претендовали три пилота. О действиях «Бленхеймов» RAF нет сведений, и, вероятно, это могли быть греческие «Бленхеймы», хотя о потерях 32-й эскадрильи EVA в тот день также не сообщается. Один «Бленхейм» этой эскадрильи был сбит недалеко от Поградеца только 27 ноября, предположительно огнем с земли; пилот лейтенант Александрос Малакис и его экипаж погибли. Днем ранее (26 ноября) британские «Бленхеймы» действовали активно, шесть бомбардировщиков 84-й эскадрильи RAF атаковали Валону, где их перехватили три G.50bis из 154-й группы, причем британцы приняли их за «Макки» MC.200 или «Мессершмитты». Флайн-офицер Дж. Эванс сумел уйти на малой высоте, по пути он заметил на земле итальянский бомбардировщик, и атаковал его бомбами. Флайт-лейтенант Р. Тоугуд также сумел уйти от трех истребителей, его стрелок заявил об одном сбитом. Пилоты «Фиатов» также претендовали на один сбитый «Бленхейм».

Тем временем три «Бленхейма» 211-й эскадрильи RAF направились в свой первый боевой вылет, их целью стал порт Дураццо. Бомбардировщики были встречены сильным зенитным огнем, «Бленхейм» флайт-лейтенанта Даудни был поврежден, хотя смог вернуться на базу. «Бленхейму» L8511 командира эскадрильи Гордон-Финлейсона повезло меньше, он получил тяжелые повреждения. Гордон-Финлейсон позже вспоминал:
«Едва мы успели сбросить бомбы, как получили несколько попаданий. Одно сделало большую пробоину в капоте левого двигателя, но мотор продолжал работать, хотя из него вытекало масло. Другой двигатель тоже получил попадание и сразу же заглох… Но мы еще держались в воздухе, хотя и летели медленно, и на одном моторе не могли набрать высоту. Кабина наполнилась парами бензина, и я боялся, что или мы потеряем сознание, или начнется пожар… Мы летели почти два часа, пока не заметили остров недалеко от берега – Корфу. Мы взглянули на него и решили, что единственное место, где можно попытаться сесть – полоса берега, не больше 20 ярдов в ширину… Мы стали снижаться, но не смогли выпустить шасси, и пришлось садиться на брюхо. Несколько бомб еще оставались у нас на борту, и когда мы пропахали песок, они рассыпались по берегу».

Местные рыбаки помогли британским пилотам переправиться с острова на материковую Грецию, и спустя несколько дней после путешествия на мулах, автомобиле и поезде британцы невредимыми вернулись на базу своей эскадрильи в Мениди.

26 ноября дюжина «Гладиаторов» 80-й эскадрильи была направлена в Янину, на следующий день это назначение было повторено. Тогда же (27 ноября) командир эскадрильи Хикки повел девять «Гладиаторов» с базы Триккала на патрулирование района к северу от Янины. Там британцы обнаружили три бомбардировщика S.79, которых сопровождали около десяти истребителей CR.42 из 150-й группы под командованием капитана Магальди, командира 364-й эскадрильи. Британские пилоты сразу же атаковали противника, флайт-лейтенант Джонс («Гладиатор» N5861) и сержант Грегори (N5776) заявили каждый об одном сбитом «Фиате». Капитан Магальди погиб в этом бою, «Фиат» сержанта Негри был сильно поврежден, но пилот остался невредим и смог привести истребитель обратно на базу. В тот же день около дюжины истребителей G.50bis из 24-й группы под командованием майора Оскара Молинари, возвращаясь с сопровождения бомбардировщиков, атаковали греческий аэродром в Козани, где базировалась 2-я (разведывательная) эскадрилья EVA. Итальянские пилоты заявили о пяти уничтоженных самолетах противника на земле и еще о трех поврежденных. И действительно, 2-я эскадрилья EVA потеряла фактически все свои «Бреге» Br.XIX, один из ее пилотов, лейтенант Панайотис Марулакос, был убит, еще несколько человек ранены.
Глава 1 продолжение
Итальянские истребители CR.42 сопровождали бомбардировщики в налетах на Салоники и Янину, хотя греческие документы о них не упоминают. Над Салониками девять «Фиатов» из 363-й эскадрильи капитана Мариотти вели бой с восемью PZL P.24 и заявили о четырех сбитых греческих самолетах, два CR.42 получили повреждения. Вероятно, над Яниной в бою участвовали «Фиаты» из 365-й эскадрильи капитана Джорджио Граффера, сам Граффер заявлял о трех сбитых PZL. Майор Анджело Мастрагостино, командир 160-й группы, претендовал на один сбитый греческий истребитель (возможно, Мастрагостино тогда летал с эскадрильей Мариотти). Бортстрелки разных итальянских бомбардировщиков оптимистично заявляли о шести сбитых истребителях, таким образом, по данным итальянцев, греки потеряли 13-14 самолетов, тогда как в действительности потери греческих истребителей составили, вероятно, не более трех машин. Возможно, что один из пилотов греческой 21-й эскадрильи мог сбить «Савойю» S.81 из 38-го полка, четыре же победы, записанные на счет двух погибших над Яниной греческих пилотов, являются неподтвержденными. В результате налетов итальянских бомбардировщиков погибло около 200 мирных жителей, в основном в Салониках.

После полудня три «Бленхейма» из 32-й эскадрильи снова нанесли удар по аэродрому в Корице. Когда греческие бомбардировщики атаковали аэродром, сержант Пиппо Ардезио (из 393-й эскадрильи) попытался взлететь на своем CR.42, но его «Фиат» был задет взрывом бомбы и полностью разрушен, пилот погиб.
«Бреге» Br.XIX греческой 2-й эскадрильи получили приказ вести разведку на участке фронта в районе Самарина – Ромиос – Керассовон – Фурка (горный массив Пинда), так как греческие войска в этом районе потеряли контакт с противником, и штаб греческой армии в Козани не имел сведений о положении наступающих итальянских альпийских стрелков, двигавшихся по горным тропам и ущельям. В 07:00 один «Бреге», проводя разведку в этом районе, заметил части итальянской альпийской дивизии «Джулия», двигавшиеся от Самарины к Дистратону с множеством нагруженных мулов. Получив эти сведения, греческое командование направило авиацию бомбить итальянские колонны, чтобы задержать их продвижение к перевалу Мецовон, потеря которого могла поставить греческие войска в опасное положение. В течение следующих нескольких дней греческое командование направило в этот район подкрепления и организовало контрудар, почти отрезавший дивизию «Джулия» после ее трудного 45-мильного марша по горным тропам. К 7 ноября итальянцы уже отступали. Хотя на западе итальянские войска еще продолжали наступать и 3 ноября заняли Парамифию и Маргаритион, на восточном участке фронта греки нанесли сильные контрудары. Уже 2 ноября греческие войска проникли более чем на 3 мили на территорию Албании, захватив в плен 9 итальянских офицеров и 153 солдата, а также мулов и прочие трофеи. 4 ноября началось общее контрнаступление греческих войск на Эпирском фронте.

Тем временем 3 ноября итальянская авиация 4-й воздушной территориальной зоны продолжала удары по Салоникам. Девять Z.1007bis из 47-го полка снова бомбили город. Бомбардировщик младшего лейтенанта Винченцо Паллара (ММ21673, 262-я эскадрилья 47-го полка) по итальянским данным был сбит зенитным огнем, по данным греков его сбил истребитель PZL P.24 сержанта Панайотиса Аргиропулоса из 22-й эскадрильи. Другие истребители этой эскадрильи также атаковали итальянские бомбардировщики. Лейтенант Константинос Яникостас преследовал один Z.1007bis до югославской границы, и утверждал, что сбил его. Вероятно, в этом налете бомбардировщики сопровождали только что прибывшие истребители-монопланы G.50bis из 24-й группы. На один сбитый истребитель – идентифицированный как «Макки» МС.200 – претендовал сержант Дагулас, и еще было заявлено о двух поврежденных итальянских истребителях и двух бомбардировщиках. Были подбиты два греческих PZL P.24, сержант Константинос Ламбропулос был ранен и выпрыгнул на парашюте, а сержант Деметриос Филос, хотя тоже был ранен, но смог посадить свой истребитель на аэродроме Седес. Греческие зенитчики также претендовали на три сбитых бомбардировщика, но самолеты, которые были замечены падающими – это, вероятно, итальянский бомбардировщик и два истребителя (один из которых греческий), которые были действительно сбиты в этом бою. Это был последний налет итальянской авиации на Салоники в 1940 году - признак упорной и решительной обороны города греческими ВВС.

4 ноября Regia Aeronautica продолжала активные действия. Истребители обстреливали из пулеметов греческие войска на фронте, по позициям греческой армии в районе Янины нанесли удары четыре Ju-87R из 96-й группы пикировщиков и прототип пикирующего бомбардировщика «Савойя» S.86 – его пилотировал летчик-испытатель фирмы «Савойя-Маркетти» Элио Скарпини. Этот самолет испытывался и в боях над Мальтой, но итальянское командование признало его уступавшим Ju-87, и больше S.86 в боях не участвовал. Много вылетов совершили S.79 и S.81 с баз в Албании, один S.81 из 38-го полка был потерян, его пилот майор Моска погиб. Действовала и авиация с баз 4-й территориальной воздушной зоны; восемь Z.1007bis из 50-й группы бомбили порт Волос, один «Кант» был поврежден зенитным огнем, один человек из его экипажа смертельно ранен. Греческие истребители в тот день претендовали на три сбитых итальянских бомбардировщика, два из которых были записаны на счет младшего лейтенанта Йона Кацароса из 21-й эскадрильи. По данным греков сообщалось, что один итальянский самолет упал на Фессалийской равнине, другой – у моста через реку Арахтос, а третий – у Капетисты. Итальянские данные этих потерь не подтверждают.

«Бреге» Br.XIX 2-й эскадрильи EVA продолжали наносить удары по колоннам альпийских стрелков, наступавшим по ущельям в районе Дистратона. При одном таком налете три «Бреге» были перехвачены двумя CR.42 из 365-й эскадрильи. Пилотами «Фиатов» были младший лейтенант Лоренцо Клеричи и сержант Доменико Факкини. «Фиаты» сосредоточили огонь на ведущем «Бреге», у стрелка-наблюдателя которого заклинило пулемет, и он не мог отстреливаться. Греческий самолет был серьезно поврежден, его стрелок-наблюдатель ранен, но пилот, проявив большое мастерство, смог уклониться от новых атак, и совершил вынужденную посадку в районе Ксиролимни. Второй «Бреге», который пилотировал командир 2-й эскадрильи майор Фридерикос Катассос, также был атакован истребителями, загорелся и упал. Катассос и стрелок-наблюдатель младший лейтенант Александрос Сарванис погибли. Третий «Бреге», не замеченный итальянцами, смог ускользнуть.

Этим воздушным боем закончилась первая неделя кампании. Для греческой армии ситуация на фронте в значительной степени изменилась к лучшему. Греки наносили контрудары по всему фронту, и к 8 ноября наступление итальянской армии окончательно остановилось, и итальянцы начали отход. У этой неудачи было много причин; неожиданно плохая погода, недостаточное время на подготовку операции, нехватка транспорта, низкая пропускная способность портов Валона и Дураццо, через которые велось снабжение итальянской армии в Албании. Итальянские войска были брошены своим политическими и военными лидерами в плохо подготовленную авантюру, где от солдат внезапно потребовались героические усилия и большие жертвы ради причин, которые фашистские вожди так и не смогли внятно объяснить. Фашистская пропаганда описывала Грецию как слабую, лишенную единства страну, которая легко подчинится власти Италии. Реальность оказалась совсем другой; греки проявили себя стойкими и яростными бойцами, с отчаянной храбростью сражавшимися за свою родину. Упорство их обороны и ярость контратак стали для итальянцев настоящим потрясением. Вследствие военных неудач в Албанию был направлен генерал Убальдо Содду, чтобы принять фактическое руководство кампанией, хотя генерал Висконти Праска номинально сохранил свой пост «по политическим соображениям».
Однако война в воздухе складывалась для греков не так удачно, как на сухопутном фронте. Города северной Греции пострадали от сильных налетов итальянской авиации, а войска на фронте остались фактически без прикрытия истребителей. Греческая бомбардировочная авиация еще не имела потерь, но семь самолетов поддержки сухопутных войск уже были сбиты или серьезно повреждены . Из истребителей, в которых так нуждалась греческая авиация, было полностью потеряно не менее трех, и еще как минимум два требовали значительного ремонта. Нехватка запасных частей была для греков серьезной проблемой, и можно было рассчитывать только на помощь извне – но помощь была уже в пути.
Глава 1 из книги Air War for Yugoslavia, Greece and Crete 1940-41
Главы из книги Air War for Yugoslavia, Greece and Crete 1940-41. Буду ли переводить до конца - не знаю :) но кое-что переведенное выложу здесь.


Кристофер Шорз
Брайан Келл
Никола Малиция

ВОЙНА В ВОЗДУХЕ ЗА ЮГОСЛАВИЮ, ГРЕЦИЮ И КРИТ



Вступление

Война в воздухе за Средиземноморье началась в июне 1940 г. после вступления Италии во Вторую Мировую Войну. В прошлом среди историков имелись значительные разногласия относительно подробностей военных действий в воздухе. Например, известно, что Мармадьюк Пэттл, которого многие считают лучшим асом британских Королевских ВВС за всю войну, именно здесь одержал большую часть своих побед. Сколько же в точности побед он одержал и как?
Многие победы пилотов британских Королевских ВВС (RAF) не подтверждаются итальянцами, а из-за внезапного удара немецкого блицкрига по Югославии и Греции и поспешной эвакуации британских войск многие записи оказались утеряны.
Путем тщательной проверки имеющихся сведений – британских, итальянских, немецких – многочисленными интервью и перепиской с уцелевшими участниками войны или их родственниками авторы этой книги пытаются восстановить полную картину тех событий.
Эта книга, дополненная множеством новых бесценных фотографий, представляет собой важный вклад в исследование событий Второй Мировой Войны и является прекрасным добавлением к библиотеке любого военного историка, как специалиста, так и энтузиаста, увлекающегося историей авиации.


ГЛАВА 1
Нападение Италии на Грецию


Imperial


Истребители PZL P.24 польского производства составляли основу истребительной авиации Греческих Королевских ВВС (EVA) в 1940 г. Этот истребитель сфотографирован вскоре после доставки в Грецию. Фотография предоставлена греческим посольством в Италии. (Н. Малиция)


Рано утром 28 октября Иоаннис Метаксас, премьер-министр Греции, издал обращение к народу своей страны:
«Пришло время сражаться за нашу независимость, за целостность и честь Греции. Хотя мы строго соблюдали нейтралитет и были абсолютно объективны ко всем, Италия, намереваясь лишить нас права жить жизнью свободных эллинов, потребовала от меня уступок территорий по выбору итальянского правительства и предупредила, что итальянские войска сегодня в 6:00 вступят на нашу землю, чтобы занять эти территории. Я ответил итальянскому послу, что считаю и само это требование и манеру его предъявления прямым объявлением войны со стороны Италии. Пришла пора показать, достойны ли мы наших славных предков и свободы, за которую сражались наши отцы и деды. Пусть весь народ поднимется как один человек. Сражайтесь за вашу родину, за ваших жен и детей, за наши священные традиции. Идет битва за само существование нашего народа».
За обращением премьер-министра последовало обращение короля Греции Георга II:
«Премьер-министр объявил вам, в каких обстоятельствах мы были вынуждены вступить в войну в ответ на угрозу Италии лишить Грецию независимости. В это прискорбное время я уверен, что все греки исполнят свой долг до конца и проявят себя достойными наследниками нашего славного прошлого. С верой в Бога и в предназначение нашего народа, мы будем сражаться, защищая родные очаги, до полной победы. Объявлено в королевском дворце в Афинах 28 октября 1940 г.»
Вскоре после этого генеральный штаб греческой армии сообщил первую оперативную сводку:
«В 5:30 этим утром итальянские войска атаковали наши передовые посты на греко-албанской границе. Наши солдаты ведут бой, защищая родину».

Греция была атакована, от Ионического побережья до Корицы более 100 000 итальянских солдат перешли ее границу, начав наступление с территории Албании. Семи дивизиям итальянской армии с частями поддержки противостояли три плохо вооруженные греческие дивизии. Исход казался предрешенным. В небе патрулировали истребители 160-й отдельной истребительной группы (160o Gruppo Autonomo CT) итальянских ВВС (Regia Aeronautica), действовавшие с передового аэродрома в Корице. Вскоре около 10:00 три итальянских истребителя «Фиат» CR.42 из 393-й эскадрильи этой группы, патрулировавшие над районом Дреновы, заметили первый греческий самолет. Это был разведчик «Хеншель» Hs-126 из 3-й эскадрильи поддержки наземных войск (3 Mira Stratiotikis Synergassias) греческих королевских ВВС (Elleniki Vassiliki Aeroporia, EVA). Лейтенант Марио Гаэтано Каранчини атаковал и сбил «Хеншель», упавший к востоку от Дарды. Хотя пилот и наблюдатель «Хеншеля» спаслись, не получив ранений, греческие королевские ВВС понесли свою первую потерю во Второй Мировой Войне. Началась новая война на Балканах, что впоследствии оказало серьезное влияние на ход военных действий в Европе и Северной Африке.

Но почему мирная Греция стала жертвой этого нападения? Едва ли какие-либо нормальные экономические, политические и военные факторы, которые обычно приводятся как причина для таких действий, являются в действительности основанием для решения Италии открыть третий фронт. Вероятно, причина этой агрессии полностью связана с манией величия итальянского диктатора Бенито Муссолини – «Иль Дуче».
Однако у этого конфликта существовал исторический контекст. После завершения Балканских войн в начале XX века великие державы использовали свое влияние для создания независимого королевства Албания. Бедная, отсталая страна, почти не обладавшая природными ресурсами, пребывала в состоянии внутренних беспорядков и междоусобной борьбы, когда события в другом регионе Балкан привели к началу Первой Мировой Войны. Итальянцы немедленно воспользовались возможностью, чтобы оккупировать город и порт Валону, а греческие войска вошли в район Северного Эпира, откуда они незадолго до того были отведены по настоянию Италии и Австрии.

В мае 1916 г. греки уступили болгарам форт Рупель в Восточной Македонии, что дало возможность итальянцам, ставшим к тому времени союзниками Антанты, снова изгнать греческие войска из Северного Эпира и расширить свою зону оккупации до Корицы, занятой французами. Интриги союзников, имевшие целью заставить Грецию формально вступить в войну, привели в июне 1917 г. к тому, что Англия и Франция потребовали от греческого короля Константина отречься от престола, и была предоставлена независимость Албании, над которой был объявлен итальянский протекторат. После итальянцы ввели войска в Южный Эпир и оккупировали Янину, но эти действия вызвали неодобрение их более сильных союзников, и столкнувшись с дипломатическим давлением на конференции союзников в Париже, итальянцы спустя месяц отвели войска. Однако теперь они рассматривали Эпир как свою сферу влияния.

Imperial

Самым многочисленным самолетом морской авиации греческих ВВС был разведчик-бомбардировщик «Дорнье» Do-22KG. Этот самолет снят перед доставкой в Грецию с альтернативным колесным шасси вместо поплавков. В этой модификации некоторые Do-22KG оказывали поддержку греческим наземным войскам вместе с армейскими «Бреге» Br.XIX. (А. Стаматопулос)


В 1923 г. определение греко-албанской границы все еще являлось вопросом рассмотрения международной комиссии. Итальянский представитель международной комиссии генерал Теллини и четверо членов его штаба были убиты неизвестными лицами, когда проезжали по греческой территории. Это убийство вызвало большой резонанс. В следующем году Муссолини значительно упрочил свою власть, и одним из первых его действий был ультиматум Греции, в котором требовалось: 1) принесение Грецией официальных извинений; 2) отдание воинских почестей итальянскому флагу кораблями греческого флота; 3) проведение расследования итальянскими официальными лицами на греческой территории и смертная казнь для тех, кто будет сочтен виновным; 4) уплата компенсации на сумму 50 000 000 итальянских лир (около 500 000 фунтов стерлингов). Не удивительно, что греческое правительство смогло согласиться только на первые два условия. В ответ на это 31 августа 1924 г. Муссолини приказал итальянскому флоту обстрелять греческий остров Корфу и высадить на него десант. 16 жителей острова были убиты и многие ранены, но Международная Комиссия потребовала от итальянцев вывести войска, на что Муссолини был вынужден согласиться. Виновные в убийстве генерала Теллини и его штаба так и не были найдены. Греческая пресса обвиняла в этом убийстве агентов албанского правительства Ахмеда Зогу (позднее провозгласившего себя королем), а албанцы же обвиняли Грецию.

Итальянские планы насчет Албании были реализованы в виде полной ее аннексии в апреле 1939 г. Итальянские военные корабли обстреляли албанский порт Дураццо, а самолеты Regia Aeronautica разбросали листовки над Тираной, предлагая населению не оказывать сопротивления итальянским оккупационным войскам. 16 апреля 1939 г. итальянский король Виктор-Эммануэль III принял титул короля Албании.

Спустя немногим более года Муссолини вверг свой народ во Вторую Мировую Войну. Итальянские войска вторглись во Францию, как раз перед тем, как деморализованные французы капитулировали перед победоносной армией Гитлера. К этому времени блестящие успехи Германии и ее несомненное военное превосходство изменили баланс между двумя государствами; Муссолини больше не был старшим партнером в Оси, и это раздражало его. Он хотел повысить международный престиж своего режима, но теперь это было проблематично. Итальянская колониальная империя в Восточной Африке, отрезанная от метрополии британскими войсками в Египте, Кении и Судане, оказалась в сильнейшей опасности. Мальта так и не была подавлена, несмотря на частые налеты итальянской авиации; итальянский флот редко рисковал покидать свои базы из-за присутствия в Средиземном море сильного британского флота, а начатое в Северной Африке наступление армии маршала Грациани быстро остановилось.

Когда Италия оказалась вовлечена в военные действия на стольких фронтах, большинство наблюдателей считали, что открытие еще одного фронта будет для нее в высшей степени нежелательно. Однако Муссолини хотел решительной победы, причем такой, чтобы он мог бы поставить Берлин перед свершившимся фактом, как, по его мнению, часто поступал с ним Гитлер. Еще в июле 1940 г. итальянское командование получило приказ дуче разработать планы наступательных операций на случай враждебных действий со стороны Югославии, и для обеспечения этих операций была желательна оккупация некоторой части Ионических островов (Корфу, Левкас, Кефалония и Занте) и района северо-восточного Эпира. Эти планы разрабатывались в рамках двух разных операций; операция против Югославии была обозначена «Esigenza E», а операция против Греции – «Esigenza G». В качестве оправдания этих планов было представлено враждебное отношение к Италии в общественном мнении этих стран и усилившиеся в них пробританские настроения.
В то же время увеличилось число итальянских провокаций против Греции, и хотя некоторые из этих инцидентов можно отнести к случайным, другие, напротив, были явно преднамеренными. 8 июля 1940 г. итальянский бомбардировщик «Савойя» S.79 из 41-й бомбардировочной группы совершил вынужденную посадку на Крите, экипаж самолета был интернирован. Четыре дня спустя три итальянских самолета бомбили и обстреляли из пулеметов греческое судно маячной службы «Орион», а потом атаковали греческий эсминец «Идра», подошедший на помощь «Ориону». В связи с этим инцидентом Метаксас направил в итальянское посольство решительный протест, но по иронии судьбы три дня спустя итальянские дипломаты выразили ему благодарность за оказание греческими властями помощи экипажу итальянского гидросамолета, совершившего вынужденную посадку у Кефалонии.

Imperial

Одним из четырех типов самолетов британского производства, служивших в EVA в 1940 г. был морской разведчик-бомбардировщик «Авро Энсон» Мк I.


Конечно, британские военные корабли тогда вели действия против итальянского судоходства, и итальянские пилоты могли случайно принять греческие корабли за британские. Однако это было явно не так в инциденте, случившемся в начале августа 1940 г., когда греческие эсминцы «Василевс Георгиос» и «Василисса Ольга» были атакованы итальянскими самолетами в Коринфском заливе, так же были атакованы две греческие подводные лодки, стоявшие в порту Лепанто. 15 августа греческий легкий крейсер «Элли» был торпедирован неизвестной подводной лодкой на рейде острова Тенос, когда его экипаж готовился к участию в праздновании Дня Богородицы. Одна торпеда попала в центр корабля, один член экипажа был убит, еще 29 ранены, в 09:45 крейсер затонул. Другие две торпеды прошли мимо и взорвались на берегу, где еще несколько человек получили ранения, а одна женщина умерла от сердечного приступа. В 18:20 того же дня два итальянских самолета обстреляли из пулеметов старое почтово-пассажирское судно «Фринтон» в двух милях от побережья Крита. Итальянские власти решительно отвергали ответственность за эти действия, и лишь после войны из рассекреченных записей выяснилось, что ответственной за потопление крейсера «Элли» была итальянская подводная лодка «Дельфино».

Муссолини, убежденный льстецами и политиканами из своего окружения, окончательно утвердился в намерении начать войну против Греции, и был полностью уверен, что победа будет быстрой и обойдется дешево. Его лозунг «Мы сломаем ребра Греции» (Spezzeremo le reni alla Grecia) в полной мере выражал мнение дуче, готовившегося нанести по Греции внезапный удар, запланированный на 26 октября 1940 г. В рамках подготовки к этой операции в сентябре из Бриндизи в Албанию были направлены дополнительные войска для усиления находившейся там итальянской группировки – всего в Албанию было перевезено 40 310 солдат, 7728 лошадей и мулов, 701 автомашина и 33 535 тонн различных грузов.

Итальянские представители власти в Албании – губернатор Франческо Якомони и командующий войсками генерал Висконти Праска – хотя и были удивлены приказом дуче готовиться к войне против Греции, но не сделали ничего, чтобы переубедить его. Перспектива легкой победы, наград и повышений, оказалась для них слишком привлекательной. Однако Албания была далеко не самым подходящим местом в качестве плацдарма для крупной наступательной операции. Из-за трудностей, испытываемых экономикой Италии, было сделано слишком мало для развития военной инфраструктуры Албании, дороги были очень плохи, морские порты и аэродромы крайне недостаточно оборудованы. Существовал долгосрочный план развития военной инфраструктуры, но для его реализации было сделано слишком мало из-за нехватки средств, неблагоприятных природных условий и враждебности населения. Буквально в последний момент для улучшения ситуации были направлены большие средства, особенно для оборудования аэродромов, но значительная часть этих средств была потрачена неэффективно, и было уже слишком поздно.

Прибытие в Албанию еще трех итальянских пехотных дивизий – 29-й «Пьемонте», 49-й «Парма» и 51-й «Сиена» - и продолжавшиеся итальянские провокации сильно обеспокоили греческое правительство, вследствие чего были усилены греческие гарнизоны на границе с Албанией. Итальянцы, кроме увеличения числа наземных войск, усиливали и свою авиационную группировку в Албании (Commando Aeronautica Albania), в начале 1940 г. составлявшую всего 61 исправный самолет. Но здесь основным ограничением было количество пригодных аэродромов, лишь шесть из которых к началу войны были подготовлены: в Тиране, Валоне. Дураццо, Аргирокастроне, Корице и Берате. Было подготовлено несколько запасных импровизированных грунтовых посадочных площадок в Шийяке, Скутари, Деволи и Дренове, но на них не было никакого оборудования и почти не было зданий. Расположенный близко к границе аэродром в Аргирокастроне и еще две площадки в Дельвине и Поградеце были пригодны только для действий легких самолетов разведывательной авиации (Osservazione Aerea).

Пока эти планы медленно осуществлялись, в распоряжении Commando Aeronautica Albania было лишь одно слабое истребительное соединение – 160-я отдельная истребительная группа, базировавшаяся в Тиране, и имевшая только 12 старых истребителей «Фиат» CR.32 и 5 «Фиат» CR.42 (все бипланы), а также три более новых истребителя-моноплана «Фиат» G.50bis. 393-я и 394-я эскадрильи этой группы летали на CR.32, а 395-я эскадрилья на CR.42. Вскоре должны были прибыть новые CR.42 и G.50bis, чтобы заменить старые CR.32, и 17 октября 160-я истребительная группа была реорганизована. 393-я эскадрилья получила CR.42, а 395-я монопланы G.50bis. Два дня спустя две эскадрильи, вооруженные бипланами, были переброшены в Дренову поблизости от Корицы, а к концу октября из Италии в Албанию были направлены еще три эскадрильи истребителей CR.42; они прибыли 1 ноября.

Перед вторжением в Грецию итальянское командование разделило границу на три сектора. Первый сектор – Эпирский (от моря до Янины) – был зоной операций итальянского XXV корпуса «Чамурия», в состав которого входили 23-я пехотная дивизия «Феррара», 51-я пехотная дивизия «Сиена», 131-я бронетанковая дивизия «Чентауро», три кавалерийских полка (6-й, 7-й и 19-й), 3-й гренадерский полк и 18 батарей тяжелой артиллерии. Этой значительной группировке противостояла греческая 8-я дивизия. Центральный сектор – Пинд – охватывал район горного массива Пинда, тянувшегося из Албании через северную Грецию с северо-запада на юго-восток. Здесь действовала 3-я альпийская дивизия «Джулия» из элитного корпуса альпийских стрелков (Alpini), поддерживаемая пулеметным батальоном и значительным количеством горной артиллерии. Им противостояла также элитная часть - один полк эвзонов, знаменитой греческой горной пехоты с одной батареей артиллерии. Третий сектор – Восточный – тянулся до югославской границы, охватывая район, ограниченный Корицей с албанской стороны границы и Флориной с греческой. Здесь, в менее гористом районе, должен был наступать итальянский XXVI корпус «Корица», в состав которого входили 19-я пехотная дивизия «Венеция», 29-я пехотная дивизия «Пьемонте», 49-я пехотная дивизия «Парма», три албанских батальона, 101-й пулеметный батальон, 14 батарей тяжелой артиллерии и танковый полк. Этим силам противостояла греческая 9-я дивизия, усиленная одной пехотной бригадой. У греков не было танков, не хватало минометов, противотанковой и зенитной артиллерии, почти все снабжение к войскам на границе приходилось доставлять на мулах по плохим дорогам и труднодоступным горным тропам от железнодорожных станций, находившихся значительно южнее.

Греческую армию поддерживали ВВС (Elleniki Vassiliki Aeroporia), насчитывавшие к началу войны около 150 исправных самолетов, но у них практически не было резервов, и им приходилось защищать города и порты на территории всей страны, поэтому греки не могли сосредоточить все свои ВВС на албанском фронте. Вооружение греческих ВВС было исключительно разнообразным, это касалось и моделей самолетов, и их типов, и стран-производителей, где они были приобретены, поэтому ремонт, обслуживание и снабжение в ходе длительных боевых действий неминуемо должны были стать серьезной проблемой. Самолеты, закупленные в предвоенные годы, включали:

6 истребителей «Авиа» В.534, купленных в 1937 г. у Чехословакии.

30 истребителей PZL P.24F и 6 истребителей PZL P.24G, купленных в 1938 г. у Польши.

2 истребителя «Глостер Гладиатор» Mk I, купленных в 1938 г. у Великобритании

16 самолетов поддержки наземных войск «Хеншель» Hs-126, купленных у Германии

12 гидросамолетов «Дорнье» Do-22 KG, купленных у Германии

12 морских разведчиков-бомбардировщиков «Авро Энсон» Mk I, купленных у Великобритании.

11 легких бомбардировщиков «Потэ-63», купленных у Франции (было заказано 24 самолета и доставлено 11, но после начала Второй Мировой Войны в сентябре 1939 французские ВВС реквизировали оставшиеся 13)

12 легких бомбардировщиков «Фэйри Бэттл» Mk I, купленных у Великобритании.

12 бомбардировщиков «Бристоль Бленхейм» Mk IV, купленных у Великобритании

9 истребителей «Марсель-Блок» МВ.151, купленных у Франции

Также имелось значительное число устаревших бипланов разведчиков-бомбардировщиков, прежде всего «Бреге» Br.XIX и «Потэ-25», и много учебных самолетов. Как видно из боевого расписания, почти все исправные самолеты были задействованы в боевых операциях.

За несколько дней до начала боевых действий итальянская авиационная группировка в Албании насчитывала 187 относительно современных самолетов и имела следующие задачи:

1) Обеспечивать поддержку наземных войск и принять участие в запланированной оккупации острова Корфу.

2) Вести воздушное наступление против греческих аэродромов в Эпире, Салониках и Македонии, военных портов в Превезе и Салониках и атаковать основные пути сообщения противника.

3) Обеспечивать ПВО Албании, особенно морских портов в Валоне и Дураццо

На первый взгляд неравенство сил не кажется значительным, но итальянцы могли рассчитывать на поступление новых самолетов, запасных частей, и, если необходимо, подкреплений. Более того, итальянская авиация в Албании могла быть поддержана силами 4-й территориальной воздушной зоны (4a Zona Aerea Territoriale), базировавшимися на аэродромах юго-восточной Италии, находившиеся там сильные бомбардировочные соединения Regia Aeronautica могли атаковать аэродромы и порты западной Греции и Ионических островов. Они также при необходимости могли обеспечить прямую поддержку итальянских наземных войск на Эпирском фронте, могли противодействовать попыткам британцев высадиться на Крит, и могли принять участие в операциях против Корфу. Кроме того, истребители 4-й территориальной воздушной зоны обеспечивали ПВО морских портов, через которые направлялись в Албанию войска и снабжение – Таранто, Бари и Бриндизи. Наконец, на принадлежавших Италии Додеканезских островах к юго-востоку от Греции базировалась отдельная группировка итальянской авиации (Aeronautica dell’Egeo), которая могла действовать над Критом и атаковать британские конвои, направлявшиеся через Эгейское море в южные порты Греции. 5-я воздушная эскадра (5a Squadra Aerea), базировавшая в Ливии, также могла противодействовать попыткам британцев оказать поддержку Греции. Из боевого расписания Regia Aeronautica (таблица 1) видно, какие силы итальянской авиации могли быть задействованы над территорией Греции.

Еще до начала наступления против Греции итальянцы едва избежали катастрофических потерь. 26 октября, за два дня до начала операции, три итальянских транспорта, нагруженных ценным оборудованием для ВВС в Албании, вышли из Бари и направились в Валону. Недалеко от порта назначения британская подводная лодка атаковала корабли и добилась попадания торпедой в транспорт «Кисоне», который потерял ход. Два других судна, «Гермада» и «Олимпус», получили приказ возвращаться. Позже и поврежденный «Кисоне» был прибуксирован в Валону, не потеряв свой ценный груз.

Итальянцы начали наступление столь энергично, что греческие войска на границе быстро стали откатываться назад, особенно в Эпирском секторе. Здесь к 30 октября итальянские войска проникли на территорию Греции на 30 миль, греки отступили за реку Каламас. В горах Пинда 3-й альпийской дивизии «Джулия» оставалось пройти всего 12 миль до важного перевала Мецовон. Но первые четыре дня боев по всему фронту были отмечены исключительно плохой погодой, замедлившей движение итальянского автомобильного и гужевого транспорта, доставлявшего снабжение наступающим войскам по и без того плохим албанским горным дорогам. Но что самое главное, плохая погода не позволила итальянской авиации оказывать поддержку наземным войскам. Особенно это касалось соединений 4-й воздушной территориальной зоны, которые первые четыре дня боев принимали лишь незначительное участие в боевых действиях над Грецией.

Сразу же после начала войны бывший начальник штаба греческой армии 57-летний генерал Александр Папагос был назначен главнокомандующим. Герой Балканских войн и советник короля, Папагос действовал быстро и решительно – он немедленно направил на фронт подкрепления (в том числе с болгарской границы) и сразу же начал планировать контрудары. Первый контрудар был проведен уже 31 октября в Центральном секторе и имел целью вернуть важную высоту к северу от Янины.

После первой схватки в воздухе 28 октября между тремя CR.42 и одним Hs-126, вскоре после полудня восемь бомбардировщиков «Савойя» S.81 из 38-го бомбардировочного полка (38o Stormo BT) под командованием полковника Людовико нанесли первые бомбовые удары по дороге Доляна-Калибаки. За этим последовали и действия авиации 4-й воздушной территориальной зоны – удары по тылам греческих войск выполнили 13 бомбардировщиков «Кант» Z.1007bis из 47-го бомбардировочного полка, бомбардировщики «Фиат» BR.20 и «Савойя» S.81 из 37-го бомбардировочного полка и S.79 из 105-й отдельной группы, базировавшейся в Албании. Над Патрасом один из тихоходных устаревших S.81 был поврежден зенитным огнем и совершил вынужденную посадку у Отранто, после чего бомбардировщик пришлось списать.

29 октября погода не позволяла авиации действовать, но на следующий день самолеты обеих сторон снова были в воздухе. Греческие разведчики «Хеншель» Hs-126 из 3-й эскадрильи выполняли разведывательные полеты над районом Кастории в северо-западной Греции (Эпирский сектор), а патрулировавшие там итальянские истребители пытались их перехватить. Рано утром три истребителя CR.32 из 394-й эскадрильи, взлетевшие из Корицы, перехватили пару «Хеншелей», но на «Фиате» командира итальянцев лейтенанта Марио Фраскадоре заклинило пулеметы, и греческие разведчики скрылись в облаках. Немного позже подполковник Фернандо Дзанни, командир 160-й истребительной группы, повел на патрулирование пять CR.42, и тоже заметил пару «Хеншелей». Старший сержант Вальтер Раттикьерри успешно атаковал и сбил один Hs-126, а подполковник Дзанни добился нескольких попаданий в другой, но тот успел уйти в облака, явно тяжело поврежденный. Стрелки «Хеншелей» активно отстреливались, и несколько «Фиатов» получили повреждения от ответного огня. Однако оба греческих самолета были потеряны; один, пилотируемый старшим лейтенантом Эвангелосом Яннарисом, разбился у деревни Вассилиада, пилот погиб – это был первый пилот EVA, погибший в войне. Второй «Хеншель» так и не был найден, и его судьба осталась неизвестной; его пилот младший лейтенант Лазарос Папамихаэль и стрелок капрал Константинос Геменетрис пропали без вести.

Imperial

38-й бомбардировочный полк Regia Aeronautica, базировавшийся в Валоне, в 1940 г. был вооружен устаревшими бомбардировщиками «Савойя» S.81. (Н. Малиция)


Плохая погода в последний день октября снова сильно мешала действиям авиации. Утром 10 бомбардировщиков S.81 из 38-го полка вылетели бомбить цели на фронте, но экипажи не смогли найти цели в густой облачности и вернулись. Три «Савойи» повторили попытку около полудня, но столкнулись с теми же условиями. Истребители CR.32 и CR.42 из 160-й группы провели штурмовку греческих аэродромов во Флорине и Кастории, но вылеты после полудня завершились для них потерями. Когда в 17:30 над Билиште был замечен греческий самолет, на перехват взлетели два CR.32 из 394-й эскадрильи, но оба истребителя заблудились из-за плохой погоды и начинавшихся сумерек, и пилоты были вынуждены выпрыгнуть на парашютах. Лейтенант Дино Чиарло попал в плен к грекам, а старшина Марчелло Луи смог пешком вернуться в Корицу.

Наконец 1 ноября погода улучшилась достаточно, чтобы авиация могла действовать более активно. Рано утром три CR.32 из 394-й эскадрильи, патрулировавшие над фронтом, заметили два медленно летевших греческих биплана-разведчика. Итальянцы под командованием лейтенанта Фраскадоре немедленно атаковали и добились множества попаданий. Оба биплана ушли на греческую территорию, и итальянцы посчитали их предположительно сбитыми. Похоже, что в этом случае их противниками были «Бреге» Br.XIX из 2-й эскадрильи, оба этих самолета действительно были потеряны, хотя их экипажи выжили.

Imperial

Разведчики-бомбардировщики «Бреге» Br.XIX, еще служившие в греческих ВВС, были самыми старыми самолетами, участвовавшими в Итало-Греческой войне в 1940 г.


Это был день громких имен. В 08:35 десять S.79 из 105-й отдельной группы вылетели бомбить Салоники, командовал бомбардировщиками подполковник Галеаццо Чиано, зять Муссолини и министр иностранных дел Италии. Сопровождение обеспечивали пять CR.42 из 393-й эскадрильи 160-й отдельной группы под командованием майора Анджело Мастрагостино. Еще четыре истребителя этой эскадрильи сопровождали десять бомбардировщиков «Кант» Z.1007bis из 47-го полка, которые также направлялись бомбить Салоники, но по пути бомбили еще аэродром в Лариссе. Один из этих бомбардировщиков пилотировал второй сын дуче капитан Бруно Муссолини, командир 260-й эскадрильи 47-го бомбардировочного полка. Предполагается, что старший сын дуче Витторио также участвовал в этом налете (Чиано и братья Муссолини ранее в качестве пилотов бомбардировщиков участвовали в операциях в Эфиопии и Испании).

Первый налет 105-й группы имел целью удар по докам порта Салоники, но S.79 были перехвачены семью истребителями PZL P.24 из 22-й эскадрильи, взлетевшими с аэродрома Седес. «Фиаты» сопровождения претендовали на один сбитый греческий истребитель, и еще один «вероятно сбитый». Бортстрелки «Савой» также заявили об одном сбитом истребителе и одном вероятно сбитом. Один CR.42 получил повреждения. Точные потери греков неизвестны, но ни один из пилотов не был убит или ранен. Десять Z.1007bis из 47-го полка также были перехвачены греческими истребителями, на этот раз из 21-й эскадрильи, пилоты которой претендовали на один сбитый итальянский бомбардировщик. На самом деле один Z.1007bis получил повреждения, но смог вернуться на базу. Жертвами этих двух налетов стали 35 жителей Салоник.

К вечеру 1 ноября три «Бленхейма» из 32-й эскадрильи EVA в первый раз направились в бой, атаковав два итальянских аэродрома в районе Корицы. Аэродром в Дренове не получил повреждений, но в самой Корице аэродром серьезно пострадал, 15 человек было убито и 20 ранено. Греки полагали, что уничтожили много самолетов противника, на самом деле ни один итальянский самолет в ходе этого налета не получил повреждений. Однако вскоре после налета один CR.32 и один CR.42, прилетевшие из Тираны, совершая посадку в Корице, попали в воронки от бомб и получили повреждения. При возвращении на базу один «Бленхейм» заблудился в темноте, и вскоре его пилот заметил на земле огни, которые принял за импровизированное освещение ВПП в Лариссе, зажженное, чтобы помочь ему приземлиться. «Бленхейм» совершил посадку, но на самом деле он сел на поле, где греческие крестьяне жгли старую траву. Самолет не получил повреждений, но его экипаж столкнулся с крестьянами, которые приняли греческих летчиков за итальянцев, говорящих по-гречески. Сначала ничего – даже греческие опознавательные знаки на «Бленхейме» - не могло убедить крестьян в том, что перед ними их соотечественники. Крестьяне повторяли, что итальянцы наносят такие знаки на свои самолеты. Эта ошибка была связана с тем, что белые кресты на хвостах итальянских самолетов издалека действительно были похожи на крест на греческом флаге. Тогда гражданские еще не знали, что греческие военные самолеты имели на хвостах не кресты, а сине-бело-синие полосы. В прессе и по радио же говорилось, что итальянские самолеты, бомбившие Патрас, Салоники и Корфу, имели на хвостах изображение греческого флага. Наконец пилот «Бленхейма» лейтенант Маравелиас начал петь и танцевать греческий народный танец, что убедило крестьян, которые тоже стали петь и танцевать.

1 ноября в Албанию прибыла из Турина 150-я истребительная группа в составе 36 истребителей «Фиат» CR.42. Ее 363-я эскадрилья перелетела в Тирану, 364-я в Валону, а 365-я с командиром группы подполковником Роландо Прателли – в Аргирокастрон. Едва успев прибыть, 364-я и 365-я эскадрилья сразу же отправились на задание - сопровождать бомбардировщики к Корфу. Также прибыл полковник Арриго Тессари, бывший командир 53-го истребительного полка, назначенный командующим истребительной авиацией Aeronautica dell’Albania. На следующий день из Пизы в Албанию прибыла 24-я истребительная группа, вооруженная монопланами «Фиат» G.50bis.

Активные бои в воздухе развернулись 2 ноября, когда итальянские бомбардировщики воспользовались улучшением погоды и атаковали цели на территории Греции крупными силами. Бои были довольно запутанными и беспорядочными, обе стороны преувеличивали свои успехи. Четыре S.81 из 38-го полка утром бомбили Доляну, но при повторном налете один самолет из 40-й группы этого полка был, вероятно, поврежден зенитным огнем, а после атакован греческим истребителем; этот S.81 взорвался в воздухе на высоте 3000 футов, его пилот младший лейтенант Франческо Руджеро и остальные члены экипажа погибли.

Бомбардировщики из соединений 4-й территориальной воздушной зоны действовали в тот день очень активно. S.81 из 37-го полка бомбили Корфу, позже налет на Корфу выполнили шесть пикировщиков «Юнкерс» Ju-87B из 96-й группы пикирующих бомбардировщиков (96o Gruppo Ba’T). Это был их первый боевой вылет, через пролив Отранто их сопровождали гидросамолеты «Кант» Z.506B из 35-го полка морских бомбардировщиков (35o Stormo BM). Еще пять «Юнкерсов», на этот раз модификации Ju-87R, имевших большую дальность, атаковали Янину. Также этот город бомбили десять трехмоторных Z.1007bis из 47-го бомбардировочного полка, еще девять Z.1007bis нанесли удар по Лариссе, а десять BR.20 из 37-го полка бомбили Патрас. Янина была основной базой, опираясь на которую греческая армия готовила контрнаступление, но для ее защиты от налетов противника греческое командование смогло выделить лишь три истребителя PZL P.24 из 21-й эскадрильи. Эти истребители под командованием старшего лейтенанта Йона Сакеллариу были подняты в воздух при налете противника на Лариссу. Они перехватили итальянские бомбардировщики над горой Мицикели, недалеко от Янины. В бою старший лейтенант Сакеллариу был сбит и погиб; на его счет было записано два самолета противника, но эти победы не подтверждены. Девять Z.1007bis, летевших бомбить саму Лариссу, прибыли несколько позже, и на их перехват смог взлететь только один греческий истребитель, пилотом которого был капрал Кристос Пападопулос. С земли видели, как он атаковал два итальянских самолета, которые занесли на его счет, как предположительно сбитые. Огонь итальянских стрелков поразил топливный бак его истребителя, PZL P.24 загорелся и упал, капрал Пападопулос погиб.

Несколько позже, после полудня еще десять Z.1007bis, на этот раз из 50-й отдельной бомбардировочной группы, направились бомбить Салоники. Там их перехватили греческие истребители из 22-й эскадрильи, заставив итальянцев сбросить бомбы и повернуть назад. Лейтенант Маринос Митралексис потратил все боеприпасы, пытаясь сбить один бомбардировщик (и позже утверждал, что сбил его), после чего таранил хвост другого Z.1007bis винтом своего истребителя. Это был бомбардировщик младшего лейтенанта Беньямино Паскалотто, (номер ММ22381), он упал в районе Лангады, пилот погиб, но остальные четыре члена экипажа выпрыгнули на парашютах. Митралексис с разбитым винтом совершил вынужденную посадку поблизости и с помощью местных крестьян смог найти и взять в плен всех четырех итальянцев. Другой греческий пилот, сержант Эпаминандас Дагулас, приземлившийся в районе города Веррия с пустыми баками, претендовал на третий сбитый бомбардировщик. Еще один «Кант» Z.1007bis (пилот – лейтенант Омеро Маттеуцци) совершил вынужденную посадку в этом же районе, экипаж попал в плен. Греки утверждали, что был сбит и четвертый итальянский бомбардировщик, но итальянские данные этого не подтверждают. Однако еще один Z.1007bis из 211-й эскадрильи достоверно получил повреждения, его стрелок был тяжело ранен и умер при возвращении на базу в Бриндизи. Один греческий PZL P.24 в этом бою был поврежден, его пилот капитан Йон Кириацис ранен.

Последние записи

Последние посетители

  • Imperial Cerber
  • Imperial Jackel
  • Imperial Helg
  • Imperial JulianSol
  • Imperial Owain

0 посетителей

Блог просматривают: 0 гостей
Воспользуйтесь одной из соц-сетей для входа на форум:
 РегистрацияУважаемый Гость, для скрытия рекламы, зарегистрируйтесь на форумеВход на форум 
Сообщество ИмпериалБлоги Блог Colpo Sicuro
Обратная Связь
© 2019 «Империал» · Условия использования · Ответственность · Визитка Сообщества · 17 Июн 2019, 11:41 · Счётчики