Сообщество Империал: Перевод книги French Volunteers in Mussolini's Army продолжение главы 11-14 - Сообщество Империал




Imperial
Глава 11


Операция началась 30 июля 1944 в полночь, грузовики с солдатами из Ивреи выехали в Куорнье. Этот небольшой городок был занят без проблем, и на дорогах установлены блокпосты. На следующий день с первыми лучами рассвета началась самая важная часть операции – наступление на Кьесануову.

- Мы вошли в деревню около двух часов дня, окружив ее, чтобы застать врасплох местных партизан, но не нашли даже тени их. Некоторые наши патрули осуществили поиск за пределами деревни, но и они не нашли ни следа активности партизан. Тем же вечером мы вернулись в Куорнье с впечатлением, что побывали на очередных учениях, - говорит Карло, таким образом, подтверждая, что в начале гражданской войны в Италии партизаны обычно отступали со своих баз, как только обнаруживали, что к ним направляется противник. Часто это было лишь потому, что к «партизанам» относили лиц, уклонявшихся от призыва в вооруженные силы Итальянской Социальной Республики.

На рассвете 2 августа началась операция по зачистке Альпетте. Этот пункт обладал стратегической важностью потому, что находился на возвышенности, и через него проходила единственная дорога к Черезоле Реале и французской границе. Эту операцию описывает Зарини:

«10-километровый марш, выполняемый в боевом порядке, оказался очень утомительным. Два патруля «добровольцев Франции» по 10 человек каждый, двигались в авангарде, один на правом фланге, другой на левом. Остальные силы батальона выполнили хорошо скоординированное окружение противника. Патрули вступили в недолгую, но сильную перестрелку с партизанами. Оказавшись под угрозой полного окружения, партизаны бросились бежать из населенного пункта, бросая одежду, много оружия и снаряжения. Уже темнело, и, выставив охранение, батальон «Фульмине» приготовился провести ночь на захваченных вражеских позициях. На следующий день «добровольцы Франции» оставались в Альпетте и патрулировали район, обыскивая каждый дом. Было найдено много оружия и взрывчатки – подтверждение активности партизан в этом районе. После этого рота «добровольцев Франции» соединилась с остальными силами батальона, направлявшимися на зачистку близлежащего Спароне, оставив в Альпетте в качестве гарнизона один взвод из 20 человек».

Следующей целью была Локана, до которой батальон добрался после нового изнурительного марша.

Карло вспоминает:

- Чтобы добраться до Локаны нам потребовалось почти 11 часов. Локана была лишь в 10 милях от Альпетте, но по пути нам приходилось обыскивать все дома и сараи в почти десятке деревень в поисках оружия и взрывчатки. Мы, «добровольцы Франции», продвигались вдоль дороги, прикрывая остальные силы батальона с возвышенности. И, как обычно, добравшись до цели, мы не нашли ни следа партизан. Они успели бежать в горы и унесли с собой все продовольствие, оставив местное население совсем без еды. Мы организовали снабжение местных жителей продовольствием, в том числе мукой, которой уже давно не было в деревне. Поэтому нас всегда хорошо встречали в Локане, и мы могли ходить там без оружия.

Я заметил, что Карло с особенной гордостью рассказывает мне об этом случае, и позже он добавил, что во многих изолированных деревнях только солдаты Итальянской Социальной Республики обеспечивали снабжение продовольствием. Партизаны, напротив, отбирали продукты у жителей и уходили в горы, оставляли население голодать.

Имел место один негативный момент, о котором упомянул Карло:

- Однажды двое наших добровольцев внезапно исчезли: это были Джузеппе Поллиотти и Томмазо Валерио. Оказалось, что они ушли к партизанам. В Италии у них оказались родственники, которые убедили их дезертировать и перейти на другую сторону. Судьба свела нас с Валерио в Турине в апреле 1945 перед самым концом войны. Мы поговорили с ним в отеле, стараясь не привлекать внимание. Мы не обвиняли его ни в чем и не держали зла на него, как и он на нас. Он не заставил нас заплатить за наш выбор, как многие другие предатели, готовые ночью открыть ворота наших казарм партизанам. Рассказав про обстановку за Альпами, он посоветовал нам быть осторожными 25 апреля, словно заранее знал дату всеобщего восстания.

7 августа была проведена совместная операция батальонов «Фульмине» и «Сагиттарио» (тоже из 10-й флотилии), целью которой был населенный пункт Рибордоне. Продвигаться к нему пришлось по извилистой дороге, очень удобной для засад. Эту операцию кратко описывает Зарини:

«Мы заметили несколько групп партизан, с которыми вступили в интенсивную перестрелку. Они долго не продержались и бросились искать спасения в том, что лишь в порядке эвфемизма можно назвать отступлением. Мы заняли позиции противника. Потом, чтобы завершить операцию, пока другие части нашего батальона и батальона «Сагиттарио» действовали в других секторах, патруль «добровольцев Франции» направился к деревне Талозио и храму Девы Марии в Прасконду. Операция завершилась выполнением всех поставленных задач. Батальон «Фульмине» вернулся в Локану тем же путем».

Так закончилась первая часть операции в долине реки Орко. Батальон «Фульмине» не понес потерь убитыми и ранеными.

Карло добавил следующее:

- В заключение я хочу подчеркнуть важную деталь: в воскресенье, когда операция еще продолжалась, к нам в Локану прибыл капеллан нашего батальона, святой отец Казимиро Канепа, чтобы провести воскресную службу. Он всегда был с нами, часто на самой линии фронта, поддерживая и утешая нас словом Божьим. Я хочу отдать должное уважение этому скромному и отважному слуге Господа.

В батальоне капеллана очень уважали все, даже антиклерикально настроенные французы, выросшие в тени доктрин «Просвещения». Это подтверждают слова мичмана Витторио Креа, офицера, служившего в роте «добровольцев Франции» после включения ее в состав 10-й флотилии MAS:

«Нам не забыть святого отца Казимиро, который всегда был вместе с наступавшими солдатами, часто в горах и под огнем противника, в своей форме с большим красным крестом на груди, он первым входил в покинутые деревни. Отец Казимиро, казалось, ничего не боялся. Он выслушивал исповедь солдат, просто подходя и дружески разговаривая с ними. Именно такому священнику я хотел бы исповедаться перед смертью. На рождество 1944 он провел самую красивую и трогательную мессу, которую я только видел в своей жизни».



Глава 12


Операция в долине реки Орко возобновилась 9 августа. Батальон «Фульмине» получил задачу занять Черезоле Реале и обеспечить безопасность плотины гидроэлектростанции в Росоне.
«Добровольцы Франции» присоединились к остальным силам батальона, который за день до этого выдвинулся в направлении Ноаски и начал продвигаться к Капелле, где к батальону присоединилась артиллерийская группа «Коллеони» (также из 10-й флотилии MAS), также передвигавшаяся пешком. Наступление должно было продвигаться по извилистой дороге, ведущей к Черезоле Реале. Кроме батальона «Фульмине» в операции был задействован батальон «Сагиттарио», части 1-й мобильной «Черной бригады» и немецкие войска с бронетехникой. Батальон «Фульмине» и артиллерийская группа «Коллеони» должны были наступать по опасным горным тропам национального парка Гран Парадизо, обойти Черезоле Реале, достигнув Пунта Мерола, и захватить этот пункт, застав противника врасплох.
Операцию снова описывает Зарини:

«Батальон «Фульмине» и артиллерийская группа «Коллеони» продвигались по труднопроходимой горной дороге, не встречая сопротивления, пока не достигли последних скал Пунта Мерола на высоте 2751 м над уровнем моря. Там они столкнулись с сильным сопротивлением, с многих направлений был открыт очень плотный огонь из автоматического оружия. Это нас не удивило, рано или поздно мы должны были встретить противника.
Нам пришлось наступать под сильным огнем по крутому склону, где не было укрытий, а подниматься было все труднее и труднее. Но мы действовали успешно, бросок за броском продвигаясь вперед по очереди - одна группа наступала, а другая прикрывала ее огнем, заставляя противника прятаться. Шаг за шагом мы наступали, выигрывая у противника пространство. В определенный момент огонь со стороны партизан прекратился почти полностью. Возможно, они начали отступать, или у них стали кончаться боеприпасы. Как бы то ни было, мы немедленно воспользовались этим и очень быстро бросились вперед, одним броском приблизившись к позициям, которые занимали партизаны. Оттуда мы своим огнем нанесли им очень серьезные потери. Они обратились в бегство. В это время, около 17:00, Пунта Мерола оказалась в наших руках. Открылась причина прекращения огня партизан: в перестрелке был убит Баттиста Кольи по кличке «Титала», командир 50-й «Гарибальдийской» бригады. Оказавшись без командира и под нашим сильным огнем, партизаны поспешно отступили к французской границе».

Карло продолжил:

- Когда мы заняли Пунта Мерола, время уже шло к вечеру. Мы расположились лагерем на высоте 2700 м в летней форме и почти без пайков, а разводить костры было запрещено. Мы нашли пакеты с галетами, которые партизаны бросили при отступлении, но побоялись их есть – кто-то сказал, что они отравлены. Я хоть и сомневался в этом, но решил лучше не рисковать. Ночь была недолгой, но страшно холодной. На рассвете перед нами открылся вид на Гран Парадизо во всей его красоте. Но нам некогда было любоваться видами – мы снова пошли в наступление, теперь нашей задачей было взять Черезоле Реале.

С первыми лучами солнца остальные силы батальона «Фульмине» стали быстро спускаться с гор, направляясь к цели, а «добровольцы Франции» продолжали наступать прямо на Кьяпилли, пытаясь перехватить партизан, бегущих к французской границе. Обыскав этот небольшой городок, «добровольцы Франции» вернулись к Черезоле Реале, который уже был занят остальными силами батальона «Фульмине».

С большим облегчением он увидели, что искусственное озеро и плотина ГЭС невредимы и уже взяты под охрану. Задача была выполнена.

Карло, как обычно, дополнил историю интересным комментарием:

- Много раз бойцы 10-й флотилии MAS предотвращали разрушение партизанами важных объектов итальянской промышленности, и тем самым внесли вклад в спасение национальной экономики. В самом конце войны именно мы не позволили немцам уничтожить много важных объектов промышленности и инфраструктуры, например, взорвать портовые сооружения Генуи. Также мы не позволяли перевозить итальянское промышленное оборудование в Германию и Австрию. Быстрое и успешное послевоенное восстановление экономики Италии в том числе и наша заслуга.

Батальон «Фульмине» не понес потерь в этом бою, чего нельзя было сказать о других частях RSI, участвовавших в операции. Среди раненых было заметно два важных имени: Алессандро Паволини, генеральный секретарь Республиканской Фашистской Партии, и капитан Боргезе. О последнем Карло рассказал подробнее, на этот раз несколько смущенно:

- Расскажу вам про этот случай, когда был ранен Боргезе. Командир 10-й флотилии оказался посреди боя и под сильным огнем противника укрылся за небольшим валуном у дороги. Вместе с ним там укрылся один из наших маро, которому Боргезе признался, что на борту подводной лодки он отлично знал, что делать при встрече с врагом, но в бою на суше не знает, как вести себя в такой ситуации. Наш доброволец посоветовал ему просто оставаться в укрытии и сохранять спокойствие, пока наши минометы и пулеметы не подавят огонь противника. Боргезе так и сделал, но через некоторое время все же был ранен в руку шальной пулей.



Глава 13

Уже наступали сумерки, когда Карло встал из-за письменного стола и дал мне знак следовать за ним. Мы перешли в гостиную и устроились в удобных креслах.

Полагая, что он устал, я подумал, не стоит ли отложить продолжение истории на следующий день, но Карло хотел закончить рассказ об операции в долине реки Орко. В гостиной он признался, что лишь когда на него не устремлен суровый взгляд Боргезе, запечатленного известным фотографом Элио Луксардо (также служившим в 10-й флотилии после Перемирия), он может рассказать о нескольких скорбных эпизодах, одно лишь воспоминание о которых до сих пор причиняет боль.

12 августа в Иврее был убит Сальваторе Ферретти. Еще один выстрел в спину. Еще одна смерть итальянца от рук итальянца. 14 августа части артиллерийской группы «Коллеони» и батальона «Фульмине» выступили в направлении перевала Крочетто, чтобы предотвратить вероятное возвращение партизан на итальянскую территорию через французскую границу. Там они попали в засаду.

Карло рассказывает об этом несчастливом бое, от волнения вцепившись своими большими руками в подлокотники кресла:

- На рассвете мы выступили из Черезоле Реале и стали подниматься выше в горы, одетые в легкую летнюю форму. Мы направлялись к перевалу Крочетта, и по пути встретили только нескольких пастухов с их стадами. Тем временем из близлежащей долины реки Ланцо к перевалу стал подниматься батальон «Лупо». Мы шли около трех часов, и пока ничего не обнаружили. Наконец мы достигли плато, почти лишенного растительности. Перед нами простирался большой каньон, расположенный между двумя горными хребтами, и за этим каньоном и был перевал Крочетта. Наши офицеры приняли рискованное решение направить три патруля из «добровольцев Франции» на разведку пути. Мне не повезло оказаться в одном из этих патрулей. Мы успели пройти только несколько минут, как оказались под сильным огнем пулеметов. Мы немедленно попытались укрыться за камнями, но командир нашего отделения Вальтер Вескови был убит сразу же – пуля попала ему в лоб. Луиджи Ардито был тяжело ранен в ногу и потерял много крови.

Добровольцы оказались в отчаянном положении. Партизаны, укрывшись на удобных позициях, несколько раз тщетно предлагали им сдаться. Вместе с патрулем был мичман из артиллерийской группы «Коллеони», он решил попытаться вернуться к основным силам батальона и вызвать помощь. Но он пропал, так и не добравшись до батальона; или его убили или взяли в плен партизаны, или, как предполагали некоторые, он сбежал от страха. Странная история, какова бы ни была правда.

Карло продолжал свой рассказ:

- Недалеко от меня истекал кровью несчастный Луиджи Ардито, тяжело раненный в бедро. Никто из нас не мог прийти ему на помощь: немедленным результатом была бы пуля в голову. Так Луиджи истек кровью до смерти на наших глазах, и мы ничего не могли сделать.

В глазах Карло блеснули слезы. Он внезапно встал, решив вернуться обратно в кабинет, и вскоре вышел оттуда, передав мне петлицу с формы Вальтера Вескови, обагренную его кровью. Она раньше хранилась у семьи Вескови, Карло получил ее несколько лет назад, и до сих пор хранит ее как реликвию. После нескольких мгновений скорби о погибших товарищах, Карло продолжает:

- Я выпустил три красных ракеты, запрашивая поддержку 81-мм минометов и указывая позиции партизан. 2-я рота батальона «Фульмине», вооруженная тяжелыми минометами, выдвинулась на позиции в нижней части плато и открыла огонь. Однако их огонь был неточным и часто с недолетами, несколько осколков ранили меня в руку. Вскоре минометный огонь совсем прекратился, и это повергло нас в отчаяние. Не видя другого способа помочь нам, остальные силы батальона отступили обратно в Черезоле Реале, фактически бросив нас на произвол судьбы. Мы должны были выбираться сами. Лишь несколько лет спустя я узнал, что тогда «добровольцы Франции» едва не подняли мятеж, требуя позволить им отправиться нам на помощь. Как бы то ни было, нам пришлось провести почти восемь часов, укрываясь за камнями под палящим солнцем и вражеским огнем. Мы слышали ругательства и песни партизан, но, слава Богу, не теряли голову и решили ждать, пока вечерний туман или ночная темнота не позволят нам пробраться обратно. И такая возможность, наконец, наступила. Я помню, как вытащил из своего бумажника изображение Пресвятого Сердца Иисусова, которое подарили мне еще на базе в Бордо, и, прочитав молитву, напечатанную на обратной стороне, передал его своим друзьям. Внезапно из долины поднялась серая пелена тумана и скрыла нас от глаз врага. Мы решили снять подбитые гвоздями ботинки, чтобы избежать лишнего шума, и попытались выскользнуть из ловушки. Мы слышали песни партизан, располагавшихся лишь в нескольких десятках метров от нас. Бросившись бежать, мы добрались до противоположной стороны хребта, где можно было найти более надежное укрытие. После этого мы осторожно стали спускать на плато, и когда добрались туда, из-за наступившей темноты и тумана ничего не было видно. Мы решили подождать наступления рассвета, и по очереди выставляли часовых. На следующее утро мы живыми и здоровыми вернулись в Черезоле Реале, хотя и не без опасений, что нас могут принять за партизан и подстрелить.

Карло не скрывает своего гнева:

- Я был очень зол из-за смерти двух моих товарищей и из-за того, как этот мичман, которого я не знал, действовал совершенно по-дилетантски, словно мы были группой туристов, а не солдатами на войне. В конце концов, он бросил нас и сбежал! 15 августа местные пастухи принесли в Черезоле Реале двух наших убитых.

У добровольцев не было времени отдыхать и скорбеть о товарищах. Батальон «Фульмине» ожидали новые боевые задачи.



Глава 14

После этого наступления батальону «Фульмине» предстояла позиционная война – точнее, война на удержание занятых позиций. Проводя патрулирование и устанавливая блокпосты на дорогах, батальон должен был поддерживать контроль над долиной реки Орко, очищенной от партизан. Фактически партизаны отошли на границу этого района и за исключением нескольких небольших перестрелок, больше не пытались оспаривать господство над районом войск Итальянской Социальной Республики, овладевших этой территорией и обеспечивавших безопасность важных объектов промышленности и инфраструктуры. Морские пехотинцы батальона «Фульмине» охраняли дорогу, соединявшую Черезоле Реале и Кьяпилли, а также постоянно патрулировали альпийские долины поблизости от французской границы. Из-за близости французской территории «добровольцы Франции» особенно ощутили тоску по своим семьям, как видно из записи Зарини, описывавшей патрулирование перевала Галисия рядом с французской границей:

«Мы снова начали марш и, благополучно достигнув цели, замерли, затаив дыхание. Конечно, не потому, что устали после подъема. Нет, это было из-за испытываемых нами эмоций. И не столько из-за открывшегося нам прекрасного вида, сколько потому, что перед нами простиралась страна, где жили наши семьи, наши родители и возлюбленные, страна, где мы выросли, а многие из нас и родились; страна, культуру и традиции которой мы приняли; страна, которую мы любили, но которая причинила нам столько горя и разочарования. Мы никогда не подняли бы оружия против этой страны, если бы в ней не относились к нам с таким презрением, не называли бы «грязными макаронниками»…»

Ночью 19 августа пришел приказ покинуть Локану. Бойцов батальона «Фульмине» ожидала новая боевая задача. На этот раз было необходимо предотвратить соединение партизан из региона Канавезе с партизанами, еще остававшимися на границе района долины Орко. Эта задача была выполнена 28 августа в ходе решительного наступления на Форно Канавезе. После этой операции на гарнизонной службе в Локане осталась только рота «добровольцев Франции», а остальные силы батальона были переведены в Куорнье. Местное население было настроено дружественно к морским пехотинцам 10-й флотилии, что подтверждает запись Зарини:

«Население – которое успело нас узнать и открыто симпатизировало нам – проявляло к нам большое уважение, потому что мы вели себя дисциплинированно и в свою очередь уважительно относились к ним. Также местные жители были благодарны 10-й флотилии за то, что мы помогали им продовольствием, особенно пшеничной мукой, мясом и другими продуктами, которых люди долго были лишены, потому что их грабили партизаны».

В Локане «добровольцы Франции» узнали из газет о вступлении американских войск в Париж:

- С тревогой мы прочитали о том, что 25 августа 1944 американские войска вошли во французскую столицу. Мысли наши немедленно обратились к нашим семьям: не пострадают ли они из-за нас? Кто знает, какая жизнь ожидала их? – говорит Карло.

Я воспользовался этой возможностью, чтобы спросить: неужели непрерывное и победоносное наступление войск антигитлеровской коалиции в сердце Европы не разрушило веру добровольцев в возможность победы?

Карло ответил мне почти с упреком:

- Как вы могли заметить раньше, смысл был не в том, чтобы победить или проиграть. Мы просто хотели искупить своей кровью позор предательства, случившегося 8 сентября 1943. Конечно, мы знали, что война проиграна, но всегда была какая-то небольшая надежда. Мы надеялись на таинственное секретное оружие, о котором говорил фюрер: ракеты V2, реактивные самолеты, 70-тонные танки, атомные бомбы… Кое-что из этого видел на испытаниях наш знаменитый журналист Луиджи Ромерса, который всегда не жалел добрых слов, когда говорил о 10-й флотилии MAS.

Еще один печальный эпизод омрачил пребывание в этой маленькой альпийской деревне: доброволец Гаэтано Палермо погиб от случайного выстрела часового. Этот случай Парелло не мог оставить просто так. Он уже потерял трех своих солдат, и потребовал военного суда над несчастным часовым, что означало неминуемый смертный приговор.

- Парелло был очень зол из-за случившегося, но мы все-таки смогли убедить его, и он не стал требовать казни часового. Даже со мной однажды был похожий случай, к счастью без трагических последствий. Когда я чистил свой автомат, то случайно выстрелил и ранил в руку Роберто Боно. В наказание Парелло приказал привязать меня к столбу на весь день, таким образом сделав меня потенциальной целью для партизанских снайперов, если бы они там были. К счастью, мои товарищи присматривали за мной и даже тайно приносили мне сигареты, - рассказывает Карло, явно волнуясь при воспоминании об этом событии.

За патрулированием и учениями время летело быстро, и наступило 8 сентября 1944 – первая годовщина перемирия. Я попросил Карло рассказать, не изменилось ли за тот год что-либо в его отношении к этим событиям и к той войне за линией фронта, в которой ему приходилось сражаться.

Он ответил:

- Конечно, это было не то же самое, что сражаться на фронте против настоящего врага, но без нашего вклада в борьбу фронт был бы ослаблен, по дорогам невозможно было бы подвозить снабжение, а заводы перестали бы выпускать оружие. И, кроме того, нам всегда обещали, что отправят нас на фронт, когда задача борьбы с партизанами будет выполнена.

Он не сожалел ни о своем выборе, ни о том, что сражался в такой войне, и был уверен, что исполняет свой долг, как солдат, искупивший кровью вину своей родины.


Imperial

Куорнье, июль 1944. Доброволец Стефано Зарини на КПП.

Imperial

Куорнье. Доброволец Жан Тондан проверяет документы у местной жительницы.

Imperial

Доброволец Джино Убиццо чистит легкий миномет "Бриксиа".

Imperial

Куорнье, июль 1944. Справа налево: священник Казимиро Канепа (капеллан батальона "Фульмине"), Элео Бини, лейтенант Джузеппе Орру (командир батальона "Фульмине"), лейтенант Джузеппе Парелло (командир 3-й роты "добровольцев Франции")

Imperial

Ивреа, август 1944. Похороны добровольцев Луиджи Ардито и Вальтера Вескови, погибших в бою на перевале Крочетта.


Imperial

Петлица с формы Вальтера Вескови, на которой осталась его кровь. Карло Альфредо Пандзараса хранил ее как реликвию.


Imperial

Турин, казармы "Монте Граппа". Слева Джузеппе Парелло, командир роты "добровольцев Франции". Справа Джузеппе Орру, командир батальона "Фульмине".

Уважаемый Гость, будем благодарны, если Вы поделитесь этой записью:

4 комментариев к записи

The Marlboro Man, 28 Ноябрь 2019, 22:42


Imperial
Вы целые книги, оказывается, переводите :006: А можете как-нибудь обновить ссылку на эту http://imtw.ru/blog/...0-41-zavershen/, с таблицами и фотографиями.
Colpo Sicuro, 28 Ноябрь 2019, 23:56


Imperial
Пожалуйста, обновленная ссылка: DropMeFiles
The Marlboro Man, 29 Ноябрь 2019, 01:36


Imperial
Спасибо, :046:

А что после французов планируется? Или плана нет, просто работа в свое удовольствие? :)
Colpo Sicuro, 29 Ноябрь 2019, 21:02


Imperial

Цитата

Или плана нет, просто работа в свое удовольствие?


Именно так :) Возможно, буду переводить книгу Патрика Клотье "Regio Esercito: the Italian Royal Army in Mussolini's Wars 1935-1943"

Последние посетители

  • Imperial pushful
  • Imperial Torpedniy_Kater
  • Imperial The Marlboro Man
  • Imperial Старый
  • Imperial Дракон

2 посетителей

Блог просматривают: 2 гостей
Воспользуйтесь одной из соц-сетей для входа на форум:
 РегистрацияУважаемый Гость, для скрытия рекламы, зарегистрируйтесь на форумеВход на форум 
© 2019 «Империал» · Условия использования · Ответственность · Визитка Сообщества · 09 Дек 2019, 04:00 · Счётчики