Сообщество Империал: Перевод книги "Последняя атака итальянской кавалерии", продолжение, главы 2-3 - Сообщество Империал




Imperial
ГЛАВА 2
14-й кавалерийский полк «Кавальеджери Алессандрия» в югославской драме



По воле судьбы среди итальянских солдат, направленных в Югославию, были кавалеристы 14-го полка «Кавальеджери Алессандрия», многие из которых были сицилийцами, некоторые родом из провинции Трапани.

Среди них, в частности, мне запомнился кавалерист Винченцо Тобиа 1917 года рождения, сицилиец знатного происхождения, родом из города Кастелламаре-дель-Гольфо, героически погибший в бою.

Он искренне любил свою родину. Вдохновляясь чувством солидарности, товарищества, человечности и самопожертвования, он часто добровольно вызывался участвовать в самых трудных и опасных заданиях.

Несколько лет назад мне удалось разыскать нескольких его сослуживцев, которые подтвердили, каким уважением пользовался этот сицилийский солдат за его необычайную отвагу, силу духа и альтруизм.

Нелегкий опыт военной службы он принимал со спокойным смирением и ответственностью.
В своих письмах домой он, верный своим принципам, никогда не рассказывал о страданиях и невзгодах, которые ему пришлось перенести.

В подписях на оборотной стороне фотографий, которые он присылал семье, обнаруживается его привязанность к «дорогой маме».

Считаю справедливым вкратце упомянуть о его жизни, выходившей за рамки военной службы, где он проявил столь выдающуюся доблесть.

Годы его детства проходили безмятежно и счастливо, в окружении любви родителей; мирные годы, прожитые с открытостью и вниманием к окружающему миру: простой и искренней крестьянской среде.

Он вырос здоровым и крепким, воспитанным в христианской вере, усвоив высшие ценности: любовь к семье и к Родине, честь и честность.

Потом военная служба. Благодаря его способностям и отличным физическим данным, его направили служить в кавалерию: 14-й полк «Кавальеджери Алессандрия», 2-й эскадрон, 1-й взвод, дислоцировавшийся тогда в Пальманове (Удине). С этого момента словно сама судьба вела его.

Весной 1941 тихая гарнизонная жизнь в Пальманове закончилась, полк ожидала грозная встреча с реальностью войны, полной неизвестности, опасностей и смертельных засад.

Начало было достаточно бескровным: югославская армия оказала лишь слабое сопротивление, и 14 апреля 1941 14-й кавполк под командованием полковника Антонио Аймоне-Кат вошел на территорию противника без потерь.

Операция войск Оси против Югославии продолжалась всего 12 дней и завершилась безоговорочной капитуляцией югославской армии.

Югославское королевство, созданное Версальским договором, было уничтожено.
Немцы оккупировали Белград и всю Сербию, Италия получила Словению.

Хорватия же, благодаря ухищрениям печально известного Анте Павелича, главы военизированных формирований, известных под названием усташи, и превзошедших в жестокости самых свирепых преступников из СС, сумела получить статус независимого государства, союзного Оси.

Именно в Хорватии пришлось служить кавалеристам 14-го полка, защищая сербское и далматинское население от преследований усташей, и защищая себя от партизанских отрядов Тито.

Полк дислоцировался в Карловаце, городе, находившемся в зоне военных действий.
Наступили тяжелые времена, полк терял людей убитыми и ранеными.

К военным тяготам и опасностям добавлялась тоска по родным, нередко голод, и нараставшее чувство бессмысленности войны.

Кавалеристы в основном выполняли задачи по сопровождению транспорта, патрулированию и охране железнодорожных путей и телеграфных линий.

Наиболее частым заданием было патрулирование, обычно выполнявшееся группами по 5-6 кавалеристов, двигавшихся вдоль дорог и прилегавших к ним лесов. Титовцы часто ставили между деревьями бомбы-растяжки, и когда лошадь натыкалась на проволоку, бомба взрывалась с ужасными последствиями.

Враг присутствовал вокруг постоянно и неуловимо: стрелял внезапно, и сразу же исчезал.
Во время бивуака, молодой лейтенант, который сидел рядом с другими кавалеристами и пил горячий кофе, вдруг рухнул на землю мертвым, в его горле была красная дыра, из которой хлынула струя крови.

Его застрелил партизанский снайпер, внезапно и беспощадно.

Из-за сильного холода по ночам кавалеристы стояли на посту по очереди не более часа, после чего отдыхали рядом с лошадьми, закутавшись в шинель и намотав уздечку на руку.
Их кони были верными незаменимыми товарищами.

Хорватское население в целом хорошо относилось к итальянцам, благодаря их гуманному отношению.

К чести наших солдат нужно сказать, что их присутствие в этом районе помогало сдерживать свирепые репрессии усташей, часто против воли немцев, которые наоборот, разрешали и даже подстрекали хорватов к массовым убийствам, жертвами которых стало около миллиона православных сербов в Боснии-Герцеговине и самой Хорватии, включая Далмацию.

Сегодня некоторые политики связывают ответственность за эти массовые убийства с нашими солдатами, тем самым оскверняя их память.

Правда, что в некоторых отдельных эпизодах, произошедших из-за чувства отчаяния и мести за подлые нападения, наши солдаты были главными действующими лицами, но это не дает права осуждать их всех.

Это необходимо сказать ради чести истории, с уважением ко всем объективным причинам и погибшим с обеих сторон. Правдивая история гораздо более драматична и преисполнена боли и скорби, чем я могу рассказать. Это история наших солдат, жертв той несправедливой войны, и она не должна быть забыта, ее необходимо сохранить для следующих поколений.


ГЛАВА 3
Операции на хорватском фронте в октябре 1942



16 октября 1942 в зоне противопартизанских действий в Хорватии начался новый цикл операций, в котором принял участие 14-й полк «Кавальеджери Алессандрия» вместе с подразделениями дивизий «Ломбардия» и «Каччиатори делле Альпи». Конечной целью этих операций были прочесывание и зачистка района Перьясицы между реками Мрезница и Корана.

Основной задачей 14-го кавполка, соответствующим образом усиленного, было наблюдение за районом между Огулином и Виницей и последующее участие в ликвидации повстанческих сил, оказавшихся в ловушке между двумя дивизиями.

12 и 13 октября силами тактической группы проводилась разведка в районе Дуга-Гора и Вукова Горица, где было обнаружено присутствие отрядов титовцев. Обе разведывательных операции в целом имели негативный результат, поскольку сведения о повстанцах были частично преувеличены, и в любом случае устарели по времени.

Днем 15 октября 14-й полк отдыхал в Тоуне в ожидании приказов.

16 октября 14-й кавполк вместе с другими частями тактической группы – батареей артиллерии на конной тяге из состава 23-го полка дивизии «Ре» (4 орудия 75-мм), 3-м эскадроном легких танков из группы «Сан-Джусто» и частями службы тыла был передан в прямое подчинение генералу Марио Мацца, заместителю командира 1-й мобильной дивизии «Эудженио ди Савойя». Около 12:30 полк вошел в покинутую и безмолвную Перьясицу, откуда немного позже направился дальше на юг, в направлении Примислье.

Достигнув моста через реку Корана, тактическая группа столкнулась с агрессивными и хорошо вооруженными силами партизан. Последовал быстрый и решительный авангардный бой, в котором противник понес потери, и его попытка обойти расположение итальянцев была пресечена.

К вечеру полк, потерявший одного солдата и 7 лошадей, вернулся в Перьясицу на ночлег.
На рассвете 17 октября, чтобы позволить напиться коням, которые не пили почти два дня, 14-й кавполк направился к реке Корана; около 10:00 эскадроны полка начали возвращаться в Перьясицу, однако в это время их начинают обстреливать титовцы, занимавшие господствовавшие высоты на противоположном берегу. Хотя итальянцы отреагировали быстро, во 2-м эскадроне был убит лейтенант Марио Нови Уссаи, а в пулеметном эскадроне – рядовой Тарчизо Дель Деган.

Утренний отдых в Перьясице прошел без происшествий, солдаты позавтракали дневным пайком.

В 13:00 кавполк с приданными частями (батареей конной артиллерии и эскадроном легких танков) получил приказ возобновить движение к Примислье. Вместе с ними в операции участвует 81-й батальон чернорубашечников.

Полк в боевом порядке, с эскадронами, расположенными в форме ромба, начал выдвижение в заданном направлении. 1-й эскадрон находился в авангарде, 2-й и 3-й на флангах, в центре – штабной эскадрон, пулеметный эскадрон, за ними батарея артиллерии и автотранспорт. Около 14:30 тактическая группа достигла высоты Полой.

Итальянские части охранения заметили присутствие противника и обнаружили на окружающих высотах движение вражеских отрядов, пытавшихся остановить и окружить нашу колонну, чтобы потом атаковать ее с флангов.

Командир полка полковник Антонио Аймоне-Кат немедленно приказал организовать оборону.
В официальном рапорте полковник сообщал:

«… принято решение занять позицию в районе высоты 249. Это наиболее выгодная позиция в том районе, расположенная по обе стороны дороги, немного сильнее на юге, чем на севере, однако превосходная в том отношении, что противник будет вынужден спуститься с высот, чтобы атаковать нас. Позиция позволяла держать нашу автотранспортную колонну защищенной в центре на дороге и гарантировала отличное взаимодействие с эскадроном легких танков. В позиции были глубокие впадины, в которых я приказал укрыть коней, а спешенные кавалеристы заняли оборону на господствующих обводах позиции, прикрывая фланги. Батарее артиллерии я приказал занять позицию напротив уже обозначенных целей, расположенных между высотами 317 и 258, и через посыльного сообщил 1-му эскадрону, двигавшемуся в авангарде, что движение колонны остановлено до выяснения ситуации…»

В 15:15 1-й эскадрон сообщил, что его атакуют с фронта и флангов значительные силы противника; на помощь ему были направлены 3 легких танка. Только к 16:30 эскадрон смог выйти из боя и вернуться на позицию, занятую главными силами тактической группы. Из его состава младший лейтенант Кальвани был ранен в грудь, один солдат убит и еще один смертельно ранен.

Тем временем полковник Аймоне-Кат доложил генералу Мацца о сложившейся ситуации (также через посыльного, так как радиосвязь работала плохо). В результате этого выясняется, что генерал Мацца лично направился в Перьясицу, куда он прибыл около 15:45.

Узнав о происходящем, генерал направляет на помощь тактической группе батальон чернорубашечников, который атакует противника, но из-за больших сил титовцев и их удачного расположения, атака чернорубашечников не приносит успеха.

К месту боя, которое вскоре станет безмолвным свидетелем доблести и самопожертвования полка «Кавальджери Алессандрия» прибывают офицер Генерального Штаба капитан Джангалеаццо Бернабо и начальник штаба 1-й мобильной дивизии майор Саллюсти, направленные генералом Ло Мальо, командиром 1-й мобильной дивизии. Они подтверждают первоначальный приказ генерала – прибыть в Примислье.

Полковник Аймоне-Кат объяснил этим двум офицерам причины, по которым первоначальный план операции не может быть реализован.

На обратном пути в штаб дивизии один из двух офицеров, капитан Бернабо, попал в засаду и после упорного сопротивления погиб в бою.

Тем временем ситуация ухудшалась.

Противник оказывал сильное давление на фронт и фланги, пытаясь обойти оборонительную позицию тактической группы.

Проходили часы, стали сгущаться сумерки, и полковник Аймоне-Кат отдал приказ усилить оборону и провести ночь на оборонительной позиции. Но около 18:00 тактическая группа получает новый четкий приказ командира 1-й мобильной дивизии: отступать к Перьясице.

Исполнение этого приказа сильно затрудняли изменившиеся условия, особенно наступившая темнота, благоприятствовавшая вражеским засадам, и постоянный дождь.

Полковник изложил свою точку зрения генералу Мацца, но последний, как сообщает Аймоне-Кат в своем рапорте:

«… сказал мне, что приказ является вполне четким, и велел исполнять его, организовав отступление с полком «Кавальеджери Алессандрия» в авангарде и батальоном чернорубашечников в арьергарде».

Собрав офицеров, полковник отдал соответствующие приказы: 1-й эскадрон идет в авангарде, за ним в центре штабной и пулеметный эскадроны, 2-й эскадрон на правом фланге, 3-й на левом, 4-й эскадрон в арьергарде позади конной батареи, с задачей облегчить отступление артиллерии и при необходимости прикрыть ее.

У всех присутствующих было четкое ощущение (по воспоминаниям капитана Кальдерони), что отступать уже слишком поздно.

В 18:30 эскадроны строятся в указанном порядке и начинают марш, которых для многих станет встречей со смертью и славой.

Уважаемый Гость, будем благодарны, если Вы поделитесь этой записью:

0 комментариев к записи

Последние посетители

  • Imperial Квинт Сципион
  • Imperial as1991
  • Imperial Jackel
  • Imperial Shtusha1
  • Imperial Colomon

1 посетителей

Блог просматривают: 1 гостей
Воспользуйтесь одной из соц-сетей для входа:
[ Регистрация ]Для скрытия рекламы, зарегистрируйтесь на форуме[ Вход на форум
© 2020 «Империал» · Условия использования · Ответственность · Визитка Сообщества · 29 ноя 2020, 16:19 · Счётчики