Сообщество Империал: Эхо из винного кувшина - Сообщество Империал




Небывальщина 1 (1906)
Последнее, что помнил Егорка — атака сотен разнокалиберных искр, медленно, но одновременно летящих в его сторону от рухнувшего строения и горячий обжигающий дымный воздух, обжигающий губы, нёбо и горло. Дальше он просто упал и потерял сознание. Как к нему бежпли люди, как эвакуировали его, кто вывозил его, мальчик не помнил. Очнулся он только к вечеру от протяжного пароходного гудка. Озноб, дрожь и мучительная боль в горле сопровождали возвращение сознания. Даже открывать веки было больно. И вдруг Егорка почувствовал облегчение от прикосновения чьей-то руки к его лбу. Рука была волшебно добрая, она приносила облегчение горящей коже. Это помогло ощутить гул и дрожание под телом. Ребёнок не понимал, что находится на пароходной палубе. Он понял, что пожара нет, есть рука приносящая облегчение и снова погрузился в забытьё.
***
Егор окончательно пришёл в себя и начал самостоятельно передвигаться без мучений только через месяц, в августе. Его не отдали в опеку, он не был в больнице. Он жил в Саратове под заботой странной пары: Марии и Антона. Это был странный альянс совершенно разных людей — игрока-шуллера Антона Кухтиля православного из волжских немцев, 29 лет, представлявшегося иллюзионистом, и еврейки Марии Траубер, иудейки, тихо преодолевшей черту оседлости и скрывающей своё происхождение под греческой фамилией Димитриди, 22 лет.
Настоящая фамилия Антона была известна только полиции, разыскивающей его за шулерство. В Москве он купил настоящий паспорт на фамилию Кухтиль.
Уже 2 года пара скиталась вместе. Одесса, где они встретились, затем Царицын, после Воронеж, Тамбов, Москва, где была рискованная игра и успешный побег в Нижний Новгород, откуда на пароходе по Волге они двинулись в Сызрань. Но так случилось, что катастрофа в городе поломала их планы. Кухтиль провожал Сызрань грустным взглядом. Деньги ещё были, но не очень много. Играть на транспорте было не в правилах шулера. Придётся жить экономно.
С мостика раздалась команда «стоп машина». Оказывается лодка, переполненная людьми пересекала курс судна. Столкновения избежать удалось, обессилившие от дыма люди были переправлены на пароход. Среди них был мальчик в мелких ожогах и без сознания. Как он оказался в лодке и чей это сын никто объяснить не мог. Капитан приказал постелить под спину ребёнка многократно сложенный брезент на носу нижней палубы, вот только духота накалённого воздуха и дым перечёркивали заботу людей. Как то само собой случилось, что Мария стала сиделкой для неизвестного малыша, а когда через день сходили на берег в Саратове, настояла сопровождать его в больницу при местном женском монастыре.
Кухтиль ещё не подозревал, что его спутница по жизни задумала оставить ребёнка при себе, поэтому спокойно занялся устройством в Саратове. Три дня в гостинице, не больше, далее снять пару комнат поближе к центру, но не дорогие. Неделя на установление связей в обществе, определить профессионалов, найти одного надёжного партнёра, изучить город, проезды, проходные дворы. Ещё нужен продажный околоточный, пьющий телеграфист и знакомый извозчик. Если через пару недель первая игра не состоится, то ждут дачные посёлки и работа фокусника. А этим много не заработаешь.
Мария Димитриди тем временем должна повращаться в местном обществе, очаровывая местную элиту рассказывая печальную историю сызранской трагедии и организовывать компанию по сбору средств для погорельцев. Здесь обожжённый мальчик очень кстати.
Получилось несколько иначе. Мария настолько включилась в судьбу Егорки, что пропадала в больнице каждую свободную минуту. На пятый день жизни в Саратове Кухтиль сам пошел в лечебницу, что бы взять процесс под свой контроль.
Ожоги ребёнка подживали и покрывались коркой. Это выглядело впечатляюще для глаз обывателя. А ещё мальчуган хрипел и кашлял. Тоже не плохо. Кухтиль посетовал Марии на жестокость общества и аккуратно намекнул, что многое зависит от них обоих. Мария прослезилась и тут же пошла писать прошение губернаторше в кабинет управляющего лечебницей. Кухтиль простецки, но сдержанно улыбнулся Егорке, печально смотрящему на него из-за едва открытых век.
«Смотри, красавец: раз, два, три!» в руках Кухтиля оказалась колода карт. Вытащил из середины туза червей, показал, положил сверху колоды рубашкой вверх. Подул.
«Где туз?» - задорно спросил мальчика. Тот, не поднимая руки, указал на левый рукав - «там».
Кухтиль склонил голову на бок и посерьёзнел.
«Смотри ещё» - он перетасовал колоду. На соседних койках зашевелились другие больные, тянули головы, те кто мог. Больница, грустное место и события в ней часто скорбные.
Кухтиль выровнял колоду, снял верхнюю карту. Оказалась крестовая шестёрка. Положил в середину колоды, подул на неё и с размаху бросил колоду на кровать Егорки. В руках осталась одна карта — шестёрка крестей.
Мальчёнка не улыбаясь прохрипел - «Ниточка».
Провернув ещё пару фокусов, Кухтиль дождался возвращения Марии и пошёл с нею на квартиру, снятую на Большой Горной у Духосошественской церкви. Его планы менялись.
Небывальщина 1 (продолжение)
Бог не дал детей дьякону Ефимию и его жене. Молились и ходили к доктору. Не помогало. Года шли. Тогда и решили они усыновить 4-месячного младенца, подкинутого в местный сызранский Сретенский монастырь в январе 1901 года. Ни каких данных о ребёнке приложено не было, поэтому его покрестили 18 января как Георгия. Удивительно, но через два года у этой пары родилась дочь Софья, а ещё через год сын Василий.
Между тем, Гуня, как его называла приёмная мать, к пяти годам разбирал буквы, читал слова, но почти не говорил. Любые попытки общения вызывали не по годам внимательный, но отстранённый взгляд, а иногда — гундосые односложные ответы без эмоций, так присущих маленьким детям. Современный психиатр наверняка бы обнаружил у мальчика некоторые признаки аутизма. Было одно свойство, которое никто не знал, а Егорка не мог объяснить. Иногда возникало ощущение замедления происходящего и всё видимое становилось отдалённым, маленьким и ярким. Особенно это состояние проявлялось после стояния в монастыре перед небольшой ипоясной иконой святого, имя которого не было известно сироте.Дьякон Ефимий был просто поражён, увидев, как Егорка улыбается перед иконой и слегка кивает, словно вслушиваясь в чью-то речь.
Когда возник известный сызранский пожар, Егор находился в пределах монастыря, где его приёмный отец помогал священнику. Город полыхнул быстро. Началась суета и крики. Мальчик, вроде бы и не спеша пошёл в храм, где была икона и сел возле неё. Деревянные постройки монастыря уже занялись. Старая деревянная церковь наполнялась дымом. Тем не менее, он дождался пробегающую миму послушницу и указав на икону произнёс - "помоги". Монашка почти сорвала икону со стены и сунула в руки мальчику. Побежала, кашляя и что-то крича, начала снимать другие иконы. Егорка пошёл к выходу, обнимая образ. Рухнуло перекрытие за спиной, но мальчуган шёл спокойно, не оборачиваясь. Остановился, подождав, пока перед им упадёт лопнувшее стекло. Пошёл дальше. Воздуха не хватало. Когда он вышел на паперть, огонь уже не просто горел в церкви он гудел и всё трещало. Ещё немного и строение рухнет. Действительно, раздался сильный треск и церковь стал вроде проваливаться и одновременно заваливаться огромная головня полетела в сторону Егорки. Тот даже не шелохнулся. Всё было очень медленно, и он просто видел, что опасность пролетит немного в сторону.
Небывальщина 1
22 июня 1941 года рядовой новобранец Садыков и ещё три его сослуживца охраняли мост на приграничной реке Лесной, впадающей в Западный Буг возле Бреста. Было 10 утра, всюду шли бои, только мост оставался целым. Смена караула происходящая в 8 утра не состоялась. Старший наряда, сержант Кубасов хмуро смотрел то на дорогу за мостом, то в сторону Бреста, где слышвлась не только стрельба, но и скрежет танковых гусениц и рёв самолётов. Наконец за рекой послышались моторы машин и 6 или 7 немецких автомобилей и бронемобиль направились к мосту. Красноармейцы не успели даже принять решение, когда из бронемобиля был открыт пулемётный огонь. Рядовой Деркач был убит наповал, Кубасов, Щень и Садыков были ранены и побежали к лесу. Из бронемобиля выскочили двое офицеров с автоматами и начали преследование, третий немец, видимо начальник что-то кричал им в след. До леса добежал только Садыков, но свалился около края леса. Ему было больно и грустно. Приближалась смерть в виде двух немцев. Садыков, лёжа на боку, подтянул упавшую трёхлинейку, выстрелил в бегущих врагов и промазал. Пуля Садыкова попала в третьего, всё ещё высовывавшегося из бронемобиля.
Уже вечером этого же дня было сообщено Гитлеру, что убит Хайнц Гудериан.

Последние записи

Последние посетители

  • Imperial Jackel
  • Imperial АрАл
  • Imperial Alexios
  • Imperial JulianSol
  • Imperial Haktar

0 посетителей

Блог просматривают: 0 гостей
Воспользуйтесь одной из соц-сетей для входа на форум:
 РегистрацияУважаемый Гость, для скрытия рекламы, зарегистрируйтесь на форумеВход на форум 
Сообщество ИмпериалБлоги Эхо из винного кувшина
Обратная Связь
© 2019 «Империал» · Условия использования · Ответственность · Визитка Сообщества · 16 Июн 2019, 06:44 · Счётчики