Сообщество Империал: Небывальщина 1 (1906) - Сообщество Империал




Небывальщина 1 (1906)


Дата публикации: 14 Июнь 2019
Последнее, что помнил Егорка — атака сотен разнокалиберных искр, медленно, но одновременно летящих в его сторону от рухнувшего строения и горячий обжигающий дымный воздух, обжигающий губы, нёбо и горло. Дальше он просто упал и потерял сознание. Как к нему бежпли люди, как эвакуировали его, кто вывозил его, мальчик не помнил. Очнулся он только к вечеру от протяжного пароходного гудка. Озноб, дрожь и мучительная боль в горле сопровождали возвращение сознания. Даже открывать веки было больно. И вдруг Егорка почувствовал облегчение от прикосновения чьей-то руки к его лбу. Рука была волшебно добрая, она приносила облегчение горящей коже. Это помогло ощутить гул и дрожание под телом. Ребёнок не понимал, что находится на пароходной палубе. Он понял, что пожара нет, есть рука приносящая облегчение и снова погрузился в забытьё.
***
Егор окончательно пришёл в себя и начал самостоятельно передвигаться без мучений только через месяц, в августе. Его не отдали в опеку, он не был в больнице. Он жил в Саратове под заботой странной пары: Марии и Антона. Это был странный альянс совершенно разных людей — игрока-шуллера Антона Кухтиля православного из волжских немцев, 29 лет, представлявшегося иллюзионистом, и еврейки Марии Траубер, иудейки, тихо преодолевшей черту оседлости и скрывающей своё происхождение под греческой фамилией Димитриди, 22 лет.
Настоящая фамилия Антона была известна только полиции, разыскивающей его за шулерство. В Москве он купил настоящий паспорт на фамилию Кухтиль.
Уже 2 года пара скиталась вместе. Одесса, где они встретились, затем Царицын, после Воронеж, Тамбов, Москва, где была рискованная игра и успешный побег в Нижний Новгород, откуда на пароходе по Волге они двинулись в Сызрань. Но так случилось, что катастрофа в городе поломала их планы. Кухтиль провожал Сызрань грустным взглядом. Деньги ещё были, но не очень много. Играть на транспорте было не в правилах шулера. Придётся жить экономно.
С мостика раздалась команда «стоп машина». Оказывается лодка, переполненная людьми пересекала курс судна. Столкновения избежать удалось, обессилившие от дыма люди были переправлены на пароход. Среди них был мальчик в мелких ожогах и без сознания. Как он оказался в лодке и чей это сын никто объяснить не мог. Капитан приказал постелить под спину ребёнка многократно сложенный брезент на носу нижней палубы, вот только духота накалённого воздуха и дым перечёркивали заботу людей. Как то само собой случилось, что Мария стала сиделкой для неизвестного малыша, а когда через день сходили на берег в Саратове, настояла сопровождать его в больницу при местном женском монастыре.
Кухтиль ещё не подозревал, что его спутница по жизни задумала оставить ребёнка при себе, поэтому спокойно занялся устройством в Саратове. Три дня в гостинице, не больше, далее снять пару комнат поближе к центру, но не дорогие. Неделя на установление связей в обществе, определить профессионалов, найти одного надёжного партнёра, изучить город, проезды, проходные дворы. Ещё нужен продажный околоточный, пьющий телеграфист и знакомый извозчик. Если через пару недель первая игра не состоится, то ждут дачные посёлки и работа фокусника. А этим много не заработаешь.
Мария Димитриди тем временем должна повращаться в местном обществе, очаровывая местную элиту рассказывая печальную историю сызранской трагедии и организовывать компанию по сбору средств для погорельцев. Здесь обожжённый мальчик очень кстати.
Получилось несколько иначе. Мария настолько включилась в судьбу Егорки, что пропадала в больнице каждую свободную минуту. На пятый день жизни в Саратове Кухтиль сам пошел в лечебницу, что бы взять процесс под свой контроль.
Ожоги ребёнка подживали и покрывались коркой. Это выглядело впечатляюще для глаз обывателя. А ещё мальчуган хрипел и кашлял. Тоже не плохо. Кухтиль посетовал Марии на жестокость общества и аккуратно намекнул, что многое зависит от них обоих. Мария прослезилась и тут же пошла писать прошение губернаторше в кабинет управляющего лечебницей. Кухтиль простецки, но сдержанно улыбнулся Егорке, печально смотрящему на него из-за едва открытых век.
«Смотри, красавец: раз, два, три!» в руках Кухтиля оказалась колода карт. Вытащил из середины туза червей, показал, положил сверху колоды рубашкой вверх. Подул.
«Где туз?» - задорно спросил мальчика. Тот, не поднимая руки, указал на левый рукав - «там».
Кухтиль склонил голову на бок и посерьёзнел.
«Смотри ещё» - он перетасовал колоду. На соседних койках зашевелились другие больные, тянули головы, те кто мог. Больница, грустное место и события в ней часто скорбные.
Кухтиль выровнял колоду, снял верхнюю карту. Оказалась крестовая шестёрка. Положил в середину колоды, подул на неё и с размаху бросил колоду на кровать Егорки. В руках осталась одна карта — шестёрка крестей.
Мальчёнка не улыбаясь прохрипел - «Ниточка».
Провернув ещё пару фокусов, Кухтиль дождался возвращения Марии и пошёл с нею на квартиру, снятую на Большой Горной у Духосошественской церкви. Его планы менялись.

Уважаемый Гость, будем благодарны, если Вы поделитесь этой записью:

0 комментариев к записи

Последние записи

Последние посетители

  • Imperial Haktar
  • Imperial Мемнон
  • Imperial t1aro
  • Imperial Амир
  • Imperial Alexios

0 посетителей

Блог просматривают: 0 гостей
Воспользуйтесь одной из соц-сетей для входа на форум:
 РегистрацияУважаемый Гость, для скрытия рекламы, зарегистрируйтесь на форумеВход на форум 
© 2019 «Империал» · Условия использования · Ответственность · Визитка Сообщества · 19 Июл 2019, 13:20 · Счётчики