Сообщество Империал: Небывальщина 1 - Сообщество Империал




Небывальщина 1


Дата публикации: 02 Август 2019
Было почти час ночи. Кухтиль рассказал Марии, что, кажется, убиты Бородина-Богодская, Марков и четверо нападавших.
Выйдя на тентовую палубу, Антон сразу увидел напротив каюты Богодской два мужских тела. Внутри каюты лежала навзничь Богодская, в каюте горел свет.
Пройдя к корме, Кухтиль обнаружил ещё три тела. Маркова он узнал. В руке его был большой револьвер У люка в кормовой отсек на правом боку лежал незнакомец с оружием на подобие обреза. Ещё одно тело безжизненно свешивалось с фальшборта головой за борт. С баржи дважды выстрелили, явно по Кухтилю. Антон присел и крикнул, что бы не стреляли, что он пассажир. Подождав, он бросился к Маркову. Тот подавал признаки жизни и Антон поволок его к укрытию на тентовой палубе, но Марков застонал и прекратил дышать по пути. В это время Антон и позвал фельдшера. Пытаясь осмотреть тело, повисшее на фальшборте Кухтиль споткнулся о саквояж. Этот саквояж и принёс Антон в каюту, дождавшись фельдшера и матросов. Дальше Мария видела всё сама. Вряд ли кто обратил внимание на ношу немца.
Мария не удержалась и задала чисто женский вопрос, полный глубокого смысла, но несколько запоздалый: - «как ты думаешь, чей же это саквояж?».
Кухтиль знал, что отвечать в этом случае не обязательно, просто требовалось заполнить паузу, и он ответил:
- «Лучше решить, что делать дальше. Мы, с нашими паспортами, попадаем под следствие».
- «Как свидетели» - дополнила с тревожной надеждой Мария.
- «Даже как свидетели, мы в сфере риска».
- «Бежать не следует?».
- «Исключено. Сразу попадаем под подозрение. Надо ждать» - сформулировал Кухтиль.
Голоса на палубе усилились. Видимо прибыл капитан Осипов. Кухтиль посмотрел на часы, было 1.30 ночи. Антон попросил Марию лечь, а сам вышел на палубу. Там произошли изменения. Трупы лежали на корме, но их было не шесть, а восемь. Четверо матросов хмуро накрывали их брезентом. Толстый фельдшер сидел на банке (скамья) возле трапа и устало смотрел в темноту. Двое матросов с деловым видом мыли палубу. По трапу с капитанского мостика на корму спускался капитан Осипов.
- «Господин Кухтиль» - командным, официальным тоном произнёс Осипов - «До появления полиции прошу не покидать каюту без крайней нужды. Пока же прошу ко мне в каюту, письменно изложить всё, что Вам известно о произошедшем. У Вас есть оружие?».
По построению фразы Кухтиль понял, что капитан совершенно расстроен, и только военная дисциплина и воля помогают ему держать себя в руках.
- «Оружия не имею, а описание дам сейчас же».
Они направились в капитанскую каюту. Через пару минут туда же медленно и понуро двинулся фельдшер. Ему тоже предстояло описание событий ночи.
С кормы крикнули - «Боцмана нашли. Мёртвый кажись». Исайчук остановился, задрал голову вверх, вздохнул и, мелко топоча развернулся в сторону кормы. Спать этой ночью ему явно не выпадало.
***
Сложность положения, в которое попал капитан Осипов, не мог оценить никто из присутствующих на судне. Во первых, под угрозой оказалось управление пароходом. Был убит выстрелом в сердце Линдерманн. Убит один из двух рулевых. Вот теперь и боцман мёртв. Команда парохода под ослабленным контролем. Это всегда плохо.
Во вторых, вынужденная стоянка. Безделье плохо влияет на дисциплину. Матрос понимает необходимость выполнения той или иной команды, во избежание поломки, аварии, столкновения. Но когда судно на якоре, в матросов вселяется бес. Тянет к событиям, начинается недовольство, ропот, своеволие.
В третьих, нарушается график доставки груза и руководство несёт убытки. Слава Богу, что всего тысяча пудов зерна — 1/10 потенциальной загрузки баржи. Но могут затраты списать на капитана и команду. Уже бывало. Хотя сам Борель не из таких.
В четвёртых, следствие. Откуда вызывать полицию: из Саратова или из Николаевска. Правый берег здесь спратовский, левый берег — самарский. «Ваня стоит у левого берега, но пароход принадлежит саратовской компании. Начнут чиновники перебрасывать дело с берега на берег. Можно и месяц простоять, а следствие с места не сдвинется.
В пятых, пассажиры. Двое погибших близки к Борелю. Значит в его интересах разобраться, но избежать огласки, что бы не затронуло репутацию хозяина компании. В этом случае телеграфировать нельзя.
Всё выше перечисленное подводило к мысли сняться с якоря и вернуться в Саратов. Но полного следствия тогда ожидать не приходится.
Обо всём этом думал Осипов, пока Кухтиль писал объяснение по произошедшему.
Вернулся фельдшер Исайчук. Доложил: - «Боцман Зарочко того... горло перерезано... и это... голова пробита в области затылка тупым предметом... В воде нашли... случайно... гребцы с баржи».
Исайчук сел писать свою записку. Пыхтел, часто задумывался. В результате, через полчаса капитан читал следующее: - «Я, фельдшер буксировочного парохода «Ваня» Лев Тарасович Исайчук спал , когда услышал два выстрела и не понял ничего. Включил свет. Потом я слышал ещё два выстрела и погасил свет. Я стал одеваться. После как я одел брюки, меня позвали с палубы. Я взял больничный чемодан и побежал, но подскользнулся и чуть не упал. Справа от каюты госпожи Бородиной-Богодской я увидел два мужские тела. Один лежал на спине, другой на животе. У первого было ранение головы в области правого виска, у другого раны не было видно. Но я побежал кормовую палубу к господину Кухтилю, который показал мне на тело господина Маркова. По осмотрению тела господина Маркова были обнаружены три ранения: в область живота, во внутреннюю сторону правого бедра, в область печени. Г-н Марков не дышал. Сердцебиения не наблюдалось, пульс не прощупывался. Мною извлечены три револьверные пули.
Потом я осмотрел г-жу Бородину-Богодскую, которая была жива. Ранение в область нижней части живота. Смерть наступила от внутренней потери крови. Умерла через 10 минут. Перед смертью произносила «саквояж», «Лаврентьеву» (или «Лаврентию»), «слово сказано». Очень сильно кричала. Извлечена револьверная пуля.
Потом на палубу принесли тело г-на Линдерманна. Ранение прямо в сердце. Признаков жизни не было. Выстрел ружейной дробью. Дробь не извлечена.
Потом принесли тело рулевого Беседы. Ранение в голову ружейной дробью. Снесена часть затылка.
Потом мною осмотрены тела разбойников. У каждого по одному ранению. У одного в спину, под левую лопатку. Пуля револьверная. Извлечена. Второй ранен в левое лёгкое на вылет и был жив, но умер через 40 минут, не приходя в сознание. Характер ранения от револьвера. Пуля не найдена. Третий убит на смерть пистолетным выстрелом в левую грудинно-ключично-сосцевидную мышцу. Пуля извлечена. Причина смерти не ясна.
Последний труп — боцмана Зарочко. Две раны. Одна ножевая по горлу с пересечением сонной артерии слева. Вторая — удар тупым предметом по затылку. Затылочная кость проломлена. Смерть наступила от перерезания сонной артерии.
Осипов вздохнул. Утром возвращение в Саратов, но требуется осмотр берега. Шесть человек команды и капитан перебрались в шлюпке на берег и с фонарями осмотрели береговую линию на протяжении двухсот саженей в обе стороны. Найдена лодка со следами крови на днище. Выкопан след сапога в прибрежной глине. Найдены три разных окурка: самокруток и папиросы.
В три часа, пятнадцать минут капитан отдал приказ на отбой.

Уважаемый Гость, будем благодарны, если Вы поделитесь этой записью:

0 комментариев к записи

Последние записи

Последние посетители

  • Imperial Jackel
  • Imperial DmitryOO
  • Imperial Michaelhap
  • Imperial JeffreyNeics
  • Imperial Мемнон

0 посетителей

Блог просматривают: 0 гостей
Воспользуйтесь одной из соц-сетей для входа на форум:
 РегистрацияУважаемый Гость, для скрытия рекламы, зарегистрируйтесь на форумеВход на форум 
© 2019 «Империал» · Условия использования · Ответственность · Визитка Сообщества · 19 Сен 2019, 07:13 · Счётчики