Сообщество Империал: Omega-блог - Сообщество Империал




Испытание
- Говоришь, за мудростью пришёл?
Вечно юная Изис в прозрачном покрывале волнующе повела бедром.
- Где ты здесь видишь мудрость?
Адепт сглотнул слюну. В храме Триединой Богини редко бывали женщины. Они предпочитают более комфортные культы. Между тем богиня сделала движение и прозрачная ткань упала с ослепительного в своём совершенстве плеча. Нет, не совсем, иначе, как гласит предание, адепт ослепнет от сияния её тела. Однако и обнажённого плеча богини хватило для того, чтобы захватило дух.

Вокруг богини вились едва заметные духи – Соблазн, Похоть, Страсть и многие другие, всегда сопутствующие вечно юной. Изис рассмеялась, и смех её разбил сердце адепта. Мраморное точёное колено, мелькнувшее в складках тончайшего одеяния, сковало движения адепта. Он боялся шевельнуться, чтобы не вспугнуть видение.
- Так где же мудрость, смертный? – спросила Изис смеясь. – Не в том ли, что, созерцая мою красоту, ты стараешься подавить свои желания?
- Может быть… - промямлил адепт.
- Так это глупость, старик, - Изис подошла совсем близко. – ты будешь жалеть об этом всю свою оставшуюся жизнь. А то, о чём жалеют смертные – глупость.
Старик? Почему старик? Адепту едва минуло девятнадцать, он в самом расцвете сил для того, чтобы пройти испытание. Он глянул на сложенные на коленях руки и мысленно ахнул. Они были тёмными, как древесная кора, морщинистыми и скрюченными неизвестной болезнью. Руки старика. Настоящего старика. О, Изис!

- Может быть, ты пришёл за бесстрашием?
Голос Триединой возрос до медного звона. И уже не дева-соблазнительница стояла перед адептом, а грозная богиня-воительница в сверкающих доспехах, с окровавленным мечом и страшно татуированном по-военному лицом. Меч Триединой ещё дымился кровью, и адепт зажмурился, боясь увидеть обрубки рук на своих коленях. Ибо адская боль пронзила обе конечности.
- Здесь нет бесстрашия, дитя, - молвила богиня. – Здесь только ужас и боль близкой погибели.
Дитя? Ну да, адепт понял, что он более не сидит на пятках, как свойственно последователю культа Триединой богини, а стоит на щербатых камнях святилища. И при этом точка зрения его находится не выше, чем у сидящего взрослого человека. Ребёнок лет шести, не более. Кто мог знать, что так будет? Прошедшие испытание ничего о нём не рассказывают – табу. Адепт хотел закрыть лицо руками и заплакать, но культи отрубленных рук нелепо ткнулись в подбородок, вызвав новый взрыв боли. Кровь фонтаном брызнула в лицо. И адепт закричал, закричал в голос, ибо ребёнку не обязательно стесняться своего страха.

- Или тебе нужна любовь?
Его безумные после пережитого глаза уловили сквозь туман слёз и крови тёмный силуэт, приближающийся к нему.
- Протри глаза, несчастный. Здесь нет любви.
Глухой, надтреснутый голос богини звучал невыразительно, словно шуршание сыплющегося в песочных часах песка. Да и сама Изис, сморщенная, согбенная веками, с обвисшей кожей и выступающими костями, угадывающимися под коричневым балахоном, теперь была невыразительна, словно нищенка на ступенях храма Атару, покровителя стариков.
Богиня, непристойно хихикая, подняла коричневый балахон, и адепту открылись костлявые коленки, покрытые тёмной сморщенной кожей. Выше, выше… Он не выдержал, простёр руку, жестом умоляя Триединую остановиться.
- Как видишь, ты и сам не знаешь, зачем пришёл, - прошамкала богиня. – Иди. И приходи тогда, когда поймёшь, что тебе нужно более всего. Тогда это и получишь.

Устыжённый адепт уныло брёл храмовым коридором, окружавшим святилище. Как же другие проходят испытание? Почему его, именно его прогнала Изис? Горестные мысли не оставляли адепта в покое, пока он не добрался до сгорбленной фигуры наставника Кото, сидевшего на пятках у входа в святилище.
- Скажи, наставник, что нужно, чтобы пройти испытание? – спросил адепт, учтиво поклонившись.
- Говорят, что нужно быть.
Кото всегда говорит странно, загадками. Вот и сейчас оборвал фразу на полуслове и умолк.
- Но я же есть, - неуверенно сказал адепт.
Кото покачал лысеющей головой с жиденькой седой косичкой.
- Тебе кажется. Тот, кто есть, всегда делает то, что уместно и свойственно. Ты же не прошёл испытание.
- А ты, наставник, как его прошёл ты? – спросил адепт.
- А кто тебе сказал, что я его прошёл?
Вот тебе раз! Если даже мудрейший Кото не прошёл испытания, то чего тогда ждать от него, адепта? Зачем наставники посылают юношей в святилище богини?
- Садись, глупец, - Кото хлопнул старческой ладонью по нагретым солнцем камням двора храма. – Твоё место здесь.
Адепт послушно сел на пятки, стараясь, как учили, погрузить взор в себя и увидеть лик Триединой Богини. Но он видел её лица, и теперь ему не нужно было представлять, только вспомнить.
- Я смогу ещё раз пройти испытание? – спросил он.
- Сможешь. Если захочешь, - непонятно сказал Кото. Но потом пожалел адепта и пояснил:
– Это возможно только тогда, когда звезда Чар встанет на одну линию с луной Набу и луна закроет собой вселенную.
Адепт вздрогнул. Противостояние звезды Чар происходит раз в семьдесят семь лет. Он будет таким, как Кото, когда это случится в следующий раз. Если вообще доживёт до этого.

Адепт ещё обдумывал это печальное известие, когда в коридоре святилища послышался топот босых пяток и радостный клич: Ого-го-о-о-о! Из врат святилища вылетел юноша в хитоне адепта, препоясанный мечом богини, лицо его светилось неземным светом.
- Смотри, несчастный, - сказал Кото. – На нём – любовь богини.
И адепт всё понял. Кото прав, надо было быть, а не казаться. Но дважды войти в святилище нельзя. Ибо там нет ничего кроме заваленной мусором круглой комнатки с дохлыми мышами и плесенью, светящейся в призрачном свете луны Набу. Он знает, он проверял. Святилище становится обиталищем богини только раз в семьдесят семь лет. И то – ненадолго. На время встречи богини с избранным. Выбежавший из недр святилища избранный выхватил лучезарный меч богини, поднял его, держа обеими руками, к небу, и его юное лицо вновь озарилось божественным светом. Адепт горестно скорчился рядом с Кото, прилагая силы, чтобы не завидовать избранному. Ибо зависть – это грех…
Геймер нашего времени
Вы когда-нибудь отсиживали… уши? Я – да. После этого крайне придирчиво стала относиться к подбору наушников для компьютера. А то посидишь пару часов в party, и уши от черепа приходится отвёрткой отковыривать. При этом в них бегают противные мурашки, знакомые всем по отсиженным ногам и отлёжанным рукам. Ужос.

Вообще, между нами, девочками, что такое геймер? С точки зрения обычной логики всё просто. Геймер (gamer) – это тот, кто гамает в какую-то игру (game). Кстати, вы знаете, что если написать game, не меняя раскладки, то получится «пфьу»? Забавное буквосочетание. И даже символичное. Так вот, все мои пфьу исчерпываются списком из двух позиций: World of Tanks и Star Wars The Old Republic. В первую я сдуру припёрлась сама, вторую мне подарил близкий друг Ринат. Но уже на примере WoT я легко поняла, почему геймеров называют задротами. Обидно? Может быть, но, думаю, обижаться на правду не стоит, редко кому удаётся избежать геймерской болезни. И мой друг Ринат, упоённо прокачивавший перса в SWTOR, а ныне не желающий говорить об этой игре, ничуть не менее болен, чем я сама. Просто у него хроническая форма, а у меня ещё острая.

Вообще, геймерство, это не сольное локальное сумасшествие, это вполне адекватный во всех других вопросах коллективный дурдом. Геймеры, заболевшие новой пфьу, склонны сбиваться в стаи, подобно голодным зимним волкам, в сплочённых стаях они бывают не менее опасны, чем упомянутые псовые. Правда, есть и геймеры-одиночки, предпочитающие соло гильдиям, кланам и party. Они редко, но встречаются. Другая категория геймеров одиночек – это те, кто не успел прокачаться вместе со своей волной. Я из таких. Вроде, не успела оглянуться, а те, кто вместе со мной пришёл в игру, уже в «полтинниках» ходят, и мои 35-37 уровни никому не интересны. Флаг вам в руки, уважаемые, обойдусь без ваших премейдов и инстансов. «И у меня в запасе ход конём», то есть, возвращение в WoT.

Попробую описать всё, что успела понять о геймерах и их нежно любимых пфьу. Обычно в анамнезе содержится скупая и отрывочная информация о предстоящем релизе новой игры. Неважно, какой, в анонсах они все эпичны и увлекательны. Игровые предрелизные ролики – венец совершенной лжи и надувательства потребителей. К такому выводу я пришла, пересмотрев их достаточно много. Уже в это время озабоченные новой игрой геймеры начинают сбиваться в стаи, разделяясь на тех, кто ждёт, и тех, кому по барабану. Затем объявляется закрытое бета-тестирование и не попавшие на него геймеры истекают желчью по поводу попавших счастливчиков, девелоперов и несовершенства мира. Параллельно они забрасывают вопросами тех, кто всё-таки попал в ЗБТ, интересуясь цветом штанов персонажа и возможностью их переодевания без ущерба для здоровья.

Затем следует открытый бета-тест (ОБТ), в который, задрав штаны, несутся недоистёкшие желчью, и о котором более всего говорят и спорят на Интернет-форумах и блогах. И вот, поистине великий день – релиз! В этом месте должны прозвучать фанфары, и, если вы их не услышали, проверьте настройки вашей звуковой карты. Или обратитесь в достопочтенный саппорт SWTOR, результат будет гарантировано одинаковым, поскольку фанфары сии звучат только в моём разбушевавшемся воображении.

Итак, релиз. Те, кто ещё не купил-не скачал, лихорадочно покупают и качают, те, у кого пфьу уже есть, делают важные мины и толкуют о малопонятных для непосвящённых вещах. К примеру, о танкостойке для сорки или стакании дотов джаггернаута. В день релиза сервера провайдеров воют от выпавших на их долю нагрузок, байт за байтом пропихивая в каналы связи вожделенные игровые клиенты, а виртуальные платёжные системы гребут комиссионные лопатой. В околоигровом секторе Интернета ревёт настоящий шторм, за эпическим рёвом которого не слышно попискивания калькуляторов подсчитывающих барыши девелоперов и мирного храпа сотрудников их саппорта.

Но вот пфьу куплена, скачана, инсталлирована и геймер даже успел ею насладиться. Внимание, первые симптомы геймерской болезни: красные глаза, нервный взгляд, системные опоздания на работу (учёбу), необъяснимая мечтательность в самых неподходящих для этого ситуациях. Если в общественном транспорте вы видите всклокоченное существо с остекленевшими красными глазами, не пугайтесь, это не сумасшедший и не наркоман, это геймер. Просто, может быть, именно в этот момент он спасает мир. Или просчитывает билд нового перса. Спасает – неважно от чего или кого, был бы мир, а от чего спасать – девелоперы придумают.

Аналогичные, выпавшие из реальности субъекты, могут встречаться практически в любом месте – в офисе, за заводским станком, за прилавком магазина и в университетских аудиториях. Исключение – суровые армейские казармы, там играют в другие игры. Преимущественно, в тетрис, и то – только комсоставом.

Острая форма геймерской болезни характеризуется бессонницей, стремлением непрерывно щёлкать клавишами компьютерной мыши и в определённом порядке манипулировать клавиатурой. Наибольшим предпочтением при этом пользуются клавиши AWSD. Поэтому у геймера-хроника они, как правило, значительно затёрты. Геймер с тяжёлым течением острой формы может забывать про еду и секс, если его вовремя не накормить и не изнасиловать. Но и есть он предпочитает, не отходя от клавиатуры, а, выполняя супружеский долг, думает о том, будет ли ему засчитан этот квест.

Прогрессирующая острая форма геймерской болезни вызывает у больного нездоровые фантазии, основанные на игровых коллизиях. Я, к примеру, в этом периоде оценивала углы городских домов на предмет надёжности укрытия для танка. А цехи восстанавливаемого завода напоминали мне фабрику боевых дроидов на Балморре. Впрочем, острая форма геймерской болезни редко бывает продолжительной. Здесь возможны два варианта исхода: хроническая геймерская болезнь и благополучное выздоровление. Будучи хроником и зная многих пфьу-хроников, не берусь описывать состояние выздоровевшего, я таких даже не видела. А вот среди нашего брата, хроников, есть разные. Есть такие, которые упорно, до дыр, заигрывают понравившуюся игрушку, а есть и те, кто, пройдя её до конца, возвращаются к прежним пфьу, или находят новые. Объединяет хроников одно общее качество: эти люди по-прежнему в игре. Пусть не в той, другой какой-нибудь, но они в игре. И этим сродни наркозависимым. Ибо геймер-доза со временем становится для них обязательной.

Не нужно говорить, что де, уж я-то от пфьу никак не завишу. Захочу – книжку почитаю, захочу – фильм посмотрю, поиграю с детьми, схожу на прогулку, тренировку, выгуляю, наконец, собаку. Как говаривал один анекдотичный дед – одно другому не помеха. Ибо геймер, выгуливающий собаку, ничуть не менее геймер, чем тот, который без собаки. Только с собакой. И оба они рано или поздно окажутся там, где им положено быть. То есть, за клавиатурой своего компьютера со стандартно растопыренными вилочкой (помните – AWSD) пальцами. В этом он весь, геймер нашего времени…
Утренне-растрёпанное
Просыпаешься, и сразу понимаешь, что что-то не так. Криво-косо, как встарь, когда мир был растрёпанным, как твоя голова по утрам. Но ведь всё давно причёсано и разложено по полочкам, борьба бобра с ослом окончена, остаётся только наблюдать за тем, как её ведут другие. Почему же теперь снова не покидает чувство незавершённости? Привет из прошлого? Зачем? Чтобы убедиться в том, что добро и ум не бывают непорочными? Это ты и так знаешь.

Можно долго закрывать глаза на реалии и делать вид, будто ничего не происходит. Жизнь идёт, стоишь на обочине, а всё – мимо, мимо…

А, может быть, так и должно быть? Может быть. Зачем же тогда вложенная в тебя природой пассионарность? Зачем стремление к созиданию и совершенствованию? Успокойся, всё уже создано и усовершенствовано, осталось только наблюдать. Со стороны, с обочины. И отмечать для себя, как много было упущено, как много прошло без толку.

«Дай знать, что ты жива…» А сама-то в этом уверена?
Инициация
Imperial

Отношение людей к киборгам всегда странное. Слегка брезгливое, отстранённое. А между тем, какая разница, какое сердце у тебя в груди – данное природой биологическое, или автономный насос H293L94? У Марго был насос. Следствие врождённого порока сердца, прооперированного в младенчестве. Плюс улучшенная квазиоптическая система, рекомендованная врачами, прогнозирующими угрожающую близорукость, и вершина достижений учёных империи – псевдогуманоидный искусственный интеллект. Конечно, всё это потребовало замены ещё ряда органов и частей тела. Титановый эндоскелет гораздо надёжней обычного. Во всяком случае, до четырнадцати лет Марго не знала ни одной болезни, свойственной её сверстникам. В 14 лет потребовалась замена ряда киберорганов девайсами нового поколения, саморазвивающимися. Назвать это операцией было уже сложно, сама Марго считала процесс модернизацией. Что дала модернизация? Повышение надёжности и силы. В 15 лет Марго легко справлялась с тяготами, посильными для взрослого биологического мужчины. Потому что жила в крайне неблагополучном районе Хатты, населённом разного рода криминальным элементом. А пятнадцатилетняя девочка-киборг внешне ничем не отличается от своих биологических сверстниц.

Сила и ловкость, с которой девушке удавалось защитить не только себя, но и своих немногочисленных друзей от посягательств уличной шпаны и мелких бандитов, не пропала зря. Удивительно ли, что к своему двадцатилетию Марго пришла в муниципалитет и заявила о своём желании поступить на военную службу? Ситх, распоряжающийся вербовкой, посмотрел на неё с недоверием. Хрупкая фигурка как-то плохо ассоциировалась с образом гвардейца империи. А легкомысленно завязанные ленточками «хвостики» на голове наводили на мысль о школе и прогулянных уроках. Однако ситх внёс данные Марго в компьютер-регистратор и велел ждать приглашения на собеседование. Красно-коричневые глаза ситха смотрели скептически, но ничего более Марго сделать не могла.

А через две недели состоялось её первое свидание с капитаном Рейнджем. Почему-то в баре, и почему-то неофициально. Да и капитан Рейндж показался Марго при первой встрече вовсе не капитаном, а обычным пижоном, каких немало на улицах по вечерам. Так Марго стала агентом империи.

В её жизни не изменилось почти ничего, кроме нескольких деталей: она получила огромное бластерное ружьё и вместе с ним лицензию на отстрел шести гангстеров, информация о которых была загружена в один из блоков памяти Марго. Но в городе толпы народа ходят с оружием, и какая разница – что у кого висит на бёдрах или за спиной? Тем не менее, со своей громадной пушкой за плечами Марго чувствовала себя именинницей. Ей всегда нравилось оружие, и в детстве она даже мечтала о том, чтобы во время модернизации ей встроили в руку что-нибудь этакое, стреляющее и точное. И вот теперь, обзаведясь, наконец-то желанной пушкой, Марго летела домой, словно на крыльях. И плевать было на то, что выданное ей оружие было низкоклассовым и не слишком точным, и что на чёрном рынке эта модель стоит копейки и пренебрежительно зовётся «бабахом». Зато она по праву носит свой «бабах» за плечами.

Независимо от оружейной эйфории, искусственный интеллект Марго автоматически сканировал фигуры встречных, выполняя поставленную первым заданием задачу. Пять людей и один киборг. Шестеро гангстеров. Каждый из которых имеет свои неповторимые параметры, ошибиться просто невозможно. Локализация тоже указана, совсем рядом с кантиной старого хатта. Марго как раз и двигалась в нужном направлении. Поэтому тревожный сигнал, посланный опознавшим цель интеллектом, случайным назвать никак нельзя. Квазиоптическая система, заменявшая Марго зрение, свелась на тёмном лице мгновенно, столь же незамедлительно бластерная автоматическая винтовка оказалась приведённой в боевое положение. Марго открыла огонь на поражение, не задумываясь, без размышлений и колебаний. Ошибки быть не могло, цель номер один. Нельзя сказать, чтобы неожиданно, к цели номер один присоединились цель номер два и цель номер три. Подчиняясь электронным инстинктам, Марго бросилась на землю, легко перекатилась к груде ржавого металла, за которым и укрылась, не прекращая огня. Индикаторы целей мигали и гасли одна за другой. Первый, второй, третий. Всё. Половина работы выполнена.

Вторую половину задания Марго добила здесь же, неподалёку от кантины. Убийство? Кто сказал – «убийство»? Это всего лишь выполнение задания находящимся на государственной службе имперским агентом. И какая разница, в чём заключается это задание? Это – государственная служба. Ну да, в последней перестрелке Марго прихватила парочку лишних целей. Но за каким дьяволам лояльным к империи гражданам стрелять в имперского агента? Её доклад капитану Рейнджу содержал в себе информацию о ещё двух лишних целях, уничтоженных агентом в порядке самообороны. Никакой негативной реакции со стороны капитана это не вызвало. Между тем, одна из случайных целей была вооружена гораздо более интересным оружием, чем табельный агентский «бабах». И Марго не испытывала ни малейших угрызений совести, заменив штатную пукалку этим великолепным на её дилетантский взгляд контрабандным бластерным самопалом...
Набить морду горгонару
Этот перекрёсток показался знакомым. Точней, даже не знакомым, а идентичным сотням других, на которых я уже побывала. Я прекрасно помню, что вон за тем газетным киоском есть хромоногая садовая скамья, а, если свернуть направо, то по улице будет идти мужчина с кривоногой старой таксой. Ибо время тоже идентично. Здесь ничего не может измениться, таков закон Йоханнеса. И проблема не в том, - когда, проблемы в том – где. Более восьмисот тысяч известных человечеству миров, располагающихся в разных пространственных плоскостях. Каковы мои шансы найти свой мир? Каковы шансы избежать нападения горгонара? Я не обольщалась. Но нужно же что-то делать, если уж так вышло. Спасибо координаторам межпространственной станции, вошли в положение.

Стоять на перекрёстке смысла очень мало. Нужно куда-то идти. Хотя бы в кафе «Под липами», здесь неподалёку. Там будут люди, и я смогу заметить хоть что-то, диссонирующее с представлениями о моём мире. На афишной тумбе на углу в глаза бросилось объявление: «Срочно ищется суррогатная мать. Обращаться…». Возможно ли это для моего мира? Пожалуй, да. Тем не менее, я осмотрелась. Говорят, что горгонара нельзя увидеть до тех пор, пока не станет поздно. Однако его появление предвещает множество мелких вихрей, поднимающих пыль. Улица была спокойна, ни ветерка. Только жёлтые листья на тротуарах, убрать которые дворникам явно не под силу. Что ж, пока ничего не говорит о том, что это не мой мир.

В кафе «Под липами» народу было немного. В этом тоже не было ничего удивительного, утро же. Немного позже сюда набегут офисные самураи из близлежащих контор и конторок, будет оживлённей. Но пока пустовато. Я взяла чашку кофе и села у окна, с таким расчётом, чтобы видеть происходящее в зале. Ничего особенного там не происходило. Девица с припухшими глазами и прыщавый парень с утра пили пиво. Похожий на командированного солидного вида мужчина в слегка помятом пиджаке ожидал заказ. За бильярдным столом лениво перекатывал шары человек с обширной лысиной, похожий на престарелого бухгалтера. Всё как обычно. И никаких завихрений за окном. Я прихлебнула кофе, который здесь был неплохим. Это я знала по прежним посещениям в других мирах. Менялось всё что угодно, а кофе в кафе «Под липами» был неизменно хорошим.

Под звон дверного колокольчика в зале появился человек в потёртых джинсах и короткой курточке. Вздыбленные волосы его носили на себе следы беспорядочной активности, глаза подведены, а в ухе мерцала серьга. Эпатажный имидж тоже ни о чём ещё не говорит.
- Хай!
Человек довольно бесцеремонно уселся за мой столик, откровенно пялясь.
- Ждёшь кого-то?
Сочные губы человека слегка улыбнулись.
- Жду, - ответила я. – Горгонара.
- Прикольное имечко, - усмехнулся собеседник. – Я не помешаю?
Спохватился. Сиди уж. Я снова поднесла чашку к губам.

Человек, очевидно, удовлетворённый осмотром моих породистых статей, улыбнулся:
- Я – Ник.
Улыбка у него оказалась неожиданно детской, обезоруживающей. И мне ничего не оставалось, кроме как назваться.
- А кто таков Горгонар? – поинтересовался Ник.
- Долго объяснять, - сказала я. – Прими на веру, встретиться с ним я бы не хотела.
- А зачем тогда ждёшь его?
Странный вопрос. Он всё равно появится, независимо от моего желания. Если только я по великому везению не угодила в свой собственный мир. В моём мире горгонаров нет. Зато в любом другом они непременно появляются, чтобы восстановить статус кво – стереть следы любого вмешательства в мир извне. Наверное, окажись человек из другого измерения в моём мире, его тоже будет преследовать горгонар. Невидимый для обитателей нашего измерения.
- Он придёт независимо от того, жду я его или нет, - объяснила я. – Поэтому лучше быть готовой к его появлению.
- Неприятный разговор?
- Нет, полная аннигиляция.
Последнюю фразу я сказала с улыбкой, чтобы собеседнику показалось, будто я шучу.
- Что-то мне подсказывает, что ты не врёшь, - сказал Ник. – И что ты собираешься делать?
- Ждать.

Не могла же я сказать Нику о браслете и спасительной кнопке, имитирующей гладко обработанный гранат? Если я не прозеваю появление горгонара и успею воспользоваться браслетом, то в мгновение ока окажусь снова на межпространственной станции, откуда повторю свой путь в один из непосещённых ещё миров. Зачем? Чтобы воспользоваться одним из более чем восьмисот тысяч шансов – обрести свой мир. Это – если замечу вовремя появление горгонара. Если не успею, воспользоваться кнопкой будет уже некому.

- Мда, - непонятно сказал Ник и заказал себе бифштекс с яичницей.
В этом тоже не было ничего странного, разве что то, что перед этим он, подмигнув мне, проглотил пару таблеток, даже не запивая водой. Наркоман, что ли? Или просто представитель «золотой молодёжи», экспериментирующий со своим организмом? Впрочем, экспериментаторы такого рода не завтракают бифштексами с яичницей. У них, как правило, плохой аппетит.

Уплетая бифштекс, Ник то и дело косил на меня подведёнными глазами. Его алые губы умудрялись улыбаться даже в процессе еды. Возможно, в другой ситуации я бы обратила внимание на эти взгляды и улыбки, но не сейчас. Слишком устала от повторения ситуаций и ожидания неминуемой гибели. Наверное, это отразилось на моём лице, поскольку покончивший с бифштексом Ник посерьёзнел и предложил:
- Хочешь, я поговорю по-мужски с твоим приятелем?
Поговорить по-мужски с горгонаром? Это забавно. Если бы ещё знать – что он собой представляет. Или кого. Я отрицательно покачала головой.
- А, понимаю, «и в памяти свежи воспоминанья»… - усмехнулся Ник.
Ну, хорошо, пусть так.

Этот мир до боли был похож на мой. И мягкая осень с её жёлтыми листьями, и уютное кафе, и даже этот панкующий парень, называющий себя на английский манер и глотающий таблетки перед едой. Но что-то здесь было не так. Уж слишком всё обыденно, даже как-то сонно. Был ли мой мир таким обыденным и сонным? Кто может сейчас это сказать?

А Ник продолжал развлекаться:
- А хочешь, мы с тобой потанцуем? А? – он подмигнул подведённым глазом и обаятельно улыбнулся.
- Ага, прямо с утра. И сразу за танцы, - проворчала я.
- Ну, как тебя развеселить? – огорчился Ник.
- А это непременно нужно? – поинтересовалась я.
- Мне – да.
- Вот, я уже улыбаюсь, - улыбнулась я.
- Как кукла, - не согласился он, - у тебя силиконовая улыбка.
- Ну что ж, какая есть.
- Да нет же, я знаю, как ты можешь улыбаться.
- Откуда?
- Я тебя видел здесь раньше.
Это уже интересно. Когда это он мог видеть меня раньше? Неужели операторы станции по ошибке закинули меня в один из миров, в котором я уже побывала? Или мне сказочно повезло, и это мой мир?
- Когда? – я старалась говорить спокойно.
- Не помню, - беззаботно ответил Ник.
Всё правильно, для него это не имеет значения. А для меня – да. Если он видел меня здесь месяц назад, и, если не притворяется, чтобы разговорить меня, то это – мой мир!
- Постарайся, пожалуйста, вспомнить, - попросила я.
- Ну, может неделю назад, может пол года. Я не помню, - замялся он. – Какое это имеет значение?
- А что я делала? Во что была одета?
Ну, вспомни же хоть что-нибудь! Неужели это так сложно?
- Ну, думаешь, я разглядывал твою одежду? Я заметил только глаза и улыбку.
Балбес! В сердцах я поставила недопитую чашку на псевдомраморный столик.
- Ну, если это тебя так беспокоит, я постараюсь что-нибудь вспомнить, - примирительно сказал Ник.
Значит, не врёт. Значит, действительно видел. Или врёт? Продолжает играть?

Краем глаза я увидела, как за окном подхватило ветром и закружило опавшие листья. Уже?! Я вскочила со стула и прижалась спиной к стене. Ну да, я – чужеродное для этого мира явление, и горгонар просто обязан затереть меня и следы моего присутствия в этом измерении.

Проследив мой взгляд, Ник повернул голову к окну. На его лице было написано недоумение. Смотреть за окном, действительно, было не на что. Встревоженные ветром листья плавно улеглись на тротуар, более ничего особенного там не происходило.

- Послушай, ты ни на чём не сидишь? – как-то вскользь спросил Ник.
- Нет.
- Может, у тебя с нервами не в порядке?
Похоже, так. Какими должны быть мои нервы, после сотен панических бегств через портал Йоханнеса, спасаясь от гибели? После уговоров операторов межпространственной станции – рискнуть ещё разок, или остаться в заповеднике. Заповедник. Дикое пространство для тех, кого вышвырнуло из собственного мира. Примитивный до идиотизма мир, который некоторые именуют раем. Бесплатная еда, бесплатная комната и больничный режим для жертв межпространственного конфликта, выброшенных из своего измерения. Тьфу.

- Ага, не в порядке, - согласилась я. – Сейчас на стену полезу.
- Ты на неё уже чуть не залезла, - усмехнулся Ник. – Может, всё-таки скажешь, чего ты так боишься?
- Бабая.
Если начать рассказывать о межпространственных конфликтах и горгонаре, то точно можно угодить в местную психушку. Где, обколотая всякой дрянью, я могу не заметить приближения опасности. А то и вовсе потерять браслет.
- Я серьёзно, - Ник заглянул мне в глаза.
- И я.
- Понимаешь, мужчине трудно видеть ужас девушки и не попытаться избавить её от него.
- Мне просто показалось.
- Показалось – что? Ты едва столик не перевернула.
- Неважно.
Ник продолжал молча смотреть, и его подкрашенные глаза слегка щурились. Мне нужно было следить за окном. За листьями. Но – отвести взгляд сейчас – означало бы сдаться. Признать свою слабость. Равно как и сбежать через портал Йоханнеса, воспользовавшись заветной кнопкой. И кто может поручиться, что этот мир – не мой? До конца дней скитаться в межпространстве, блуждая по разным мирам? Окончить дни в маразматическом заповеднике?

- Ты не врёшь, - согласился Ник. – Просто правда почему-то не можешь мне сказать, чего боишься. Может, ты запуталась в долгах?
- А ты предлагаешь мне руку и сердце, и счёт в банке?
- Ну, на счёт руки и сердца ты погорячилась. А счёта в банке у меня никогда и не было. Но кое-что я всё-таки могу.
Ага. Набить морду горгонару.

- Пойдём лучше на улицу.
- Пойдём. Я всё равно уже поел.
Ник предусмотрительно придержал дверь, и мы оказались на засыпанной осенними листьями улице. Я быстро окинула её взглядом. Ничего такого, что могло бы привлечь внимание. Ник подобрал красный липовый лист, похожий на сердечко, и протянул мне:
- Вот тебе сердце. А вот рука, если хочешь.
Он взял мою руку в свою, сухую и горячую. Взял крепко, но не так, чтобы я почувствовала себя пойманной. Не скажу, что мне это было неприятно. Но время ли сейчас думать об амурных делах?

Я не заметила, что улыбаюсь. Это заметил Ник.
- Ну вот, теперь ты улыбаешься, как тогда. Не силиконом.
- Ты действительно меня видел раньше?
- Конечно. А почему это тебя так беспокоит?
- Это очень важно, поверь.
Ник снова заглянул мне в глаза.
- Да, вижу.

Ник, миленький, вспомни! Вспомни, где ты меня видел, и когда. Разумеется, я этого не сказала, только подумала, но он, кажется понял.
- Чёртова память!
Ник даже хлопнул себя ладонью по лбу. Я остановилась и взяла его за вторую руку. Теперь я смотрела в его глаза, краем глаза пытаясь контролировать окружающее. О горгонаре забывать нельзя. Подкрашенные глаза Ника широко раскрылись.
- Кофта. Огненная какая-то, со всполохами…
Есть! Есть у меня такая туника, ало-серая, в языках пламени. Она осталась в моём мире, и в ней он мог видеть меня только там!

Ещё боясь поверить, я отпустила руку Ника и огляделась. Ну конечно! Вон там, за поворотом, улица Ледовского, потом направо, и мой дом. Дом! Прощай межпространственная станция, прощай маразматический заповедник, прощайте другие миры! Словно оглушённая, я стащила с запястья спасательный браслет. В конце улицы мелкие вихри кружили осенние листья…

Последние комментарии

0 посетителей

Блог просматривают: 0 гостей
Воспользуйтесь одной из соц-сетей для входа на форум:
 РегистрацияУважаемый Гость, для скрытия рекламы, зарегистрируйтесь на форумеВход на форум 
Сообщество ИмпериалБлоги Omega-блог
Письмо АдминуОбратная Связь
© 2019 «Империал» · Условия использования · Ответственность · Визитка Сообщества · 14 Окт 2019, 23:36 · Счётчики