Сообщество Империал: Сезон охоты - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

[ Регистрация ] · [ Авторизация ]



1

Сезон охоты

Дата публикации: 01 Июнь 2011
- Ты как?
- Пойдёт.
Мэйген поднялась с засыпанной ржавчиной и бетонной крошкой земли и осмотрелась. Партнёр, вроде цел. Только пылью засыпало. На левом мониторе побежал список повреждений, система зашевелилась, разгоняя ремонтных паучков. Смотреть список Мэйген не стала, если есть что-то серьёзное, система оповестит. А с мелочами справятся ремонтные паучки - подпрограммы. Игорь, похоже, тоже серьёзно не пострадал.
Мина накрыла их на самом опасном месте, у разрушенного формовочного цеха. Укрыться здесь негде, торчишь на открытом месте, как таракан на столе. Вот машина и заприметила их. Интересно, где она сама-то? Мэйген просканировала окрестности тепловизором. Мелькнуло какое-то слабое свечение вон там, в четырнадцатом квадрате, сразу за руинами бытовок, и тут же погасло. Мгновенно заглушить реактор невозможно, машина, скорей всего, торчит там, готовясь повторить атаку. Поэтому лучший выход – бежать. Древние боевые роботы, а минами швыряются именно они, плохо ориентируются в развалинах построенных человеком зданий. До ближайшего укрытия было всего около двух километров, они преодолели это расстояние, даже не запыхавшись. Правда, после взрыва у Игоря лязгала рука, но это пустяки, механики на базе посмотрят.
Более полувека прошло после последней войны, положившей конец первородству человечества. И люди сами загнали себя в мышеловку, расплодив наделённых примитивным интеллектом боевых роботов, которых теперь называли просто машинами. Интеллект машин был убогим, он изначально не предназначался для решения сложных задач. Руководила машинами одна простая мысль – убей. И они убивали. Убивали всех, чья опознавательная система «свой-чужой» давала неверный ответ. Портативные ядерные реакторы, работавшие на гелий-дейтериевом топливе, которыми были оснащены машины, рассчитаны были на века, поэтому ожидать близкого окончания сезона охоты на людей не приходилось. Поэтому людям приходилось приспосабливаться к новым условиям жизни.
Да и сами люди с каждым годом всё больше становились похожими на машины, слишком много увечий и страшных травм приносила продолжавшаяся негласно эта война, развязанная далёкими предками. Киберпротезирование пришло на помощь, как тем, кто пострадал от схваток с машинами, так и тем, кто был рождён с увечьем. Последствия ядерных бомбардировок не прошли бесследно. Люди, а точнее, симбионты, совместившие в себе свойства и качества людей и машин, вели борьбу за выживание. И когда-нибудь эта борьба должна была принести им победу. Но не станет ли эта победа торжеством машин одного типа над машинами другого? Пока титановые эндоскелеты и ситетические ткани, покрывающие сервомоторы, хранят в своей глубине человеческую личность – нет. Даже будучи на три четверти киборгом, человек сохраняет свою человеческую сущность. И этим отличается о тупых машин, запрограммированных на убийство.
Игорь, морщась, потёр локоть кибер-руки, очевидно, беспокоящей его.
- Зацепило? – скпросила Мэйген.
- Ерунда, на базе починю.
Боль, которую медики считали фантомной, а механики - выдумкой симбионтов, была не единственным отличием людей от машин. Функция контроля целостности, встроенная в электронный разум, наверное, могла соперничать с человеческой болью, но никто не знал – испытывают ли боль машины? Люди испытывали, даже если речь шла всего лишь о повреждении киберпротеза.
- Дай посмотрю, - Мэйген придвинулась к партнёру.
Так и есть, в синтетический локтевой сустав впилась длинная тонкая заусеница. Мэйген ухватила кончик ржавого металла пальцами и вытащила её.
- А теперь?
Игорь пошевелил рукой.
- Теперь нормально. Спасибо.
Тонкие пальцы Мэйген, выполненные из высокопрочного сплава, поднесли заусеницу к глазам Игоря.
- Блин, из-за такой ерунды!
Игорь бросил занозу на землю и придавил ногой. Обе руки и плечевой пояс у Игоря были кибернетическими, что давало ему преимущества перед Мэйген, у которой искусственными были только правая рука и сердце. Человек, состоящий из мышц и костей гораздо более уязвим, чем высокотехнологичный симбионт. Хотя операционная система, управляющая киберпротезами и дающая человеку множество недоступных ранее возможностей, была одна и та же.
Укрытие, в котором укрылись Игорь и Мэйген, представляло собой врытую в землю трансформаторную будку. Такие строили около семидесяти лет назад, когда уже вовсю полыхали войны. Потом кто-то выбросил из будки ставшую ненужной начинку, приспособив помещение под укрытие. Как и в каждом таком укрытии, здесь было несколько спальных мест, имелись аккумуляторные батареи, примитивная мастерская для экстренного ремонта протезов, аптечка для «починки» биологического организма и, конечно, запас концентрированных продуктов и воды. Расходуемые запасы регулярно пополнялись, ибо неизвестно – кто воспользуется укрытием в следующий раз, и насколько важным будет для него наличие тех или иных ресурсов. Иногда такое укрытие спасало жизни.
Они не собирались здесь задерживаться, поэтому ничего тратить не стали. Просто небольшая передышка перед очередным марш-броском. Мэйген проверила оружие, оба лазергана, укреплённых на её бёдрах, были в порядке. Игорь стащил со спины массивный автоматический аннигилятор, придирчиво осмотрел. Штука серьёзная, обладающая адской убойностью. Но уж больно громоздкая и энергоёмкая, сажает аккумуляторы только так. Именно поэтому Мэйген и не таскала с собой эту бандуру.
После передышки они рванут дальше, на восток, туда, где за руинами разрушенного войной литейного завода и примыкавших к нему складов металлолома лежит сектор Х-28. В этом секторе имеется заброшенная подземная железная дорога. Дальнейший путь будет намного безопасней, ведь подземку контролируют люди. Там не нужно опасаться нападения из-за угла.
- Ну что, пошли?
- Пошли.
За грудой ржавого металла их ожидал ещё один «сюрприз» - автоматическая «летающая собака». Машины этого класса легко подскакивали, преодолевая массивные препятствия, в прыжке плевались миниатюрными бронебойными снарядами, которые рвали в клочья даже высокопрочные киберпротезы, не говоря уж о человеческом теле. «Собаками» их прозвали за рваные раны, которые оставляли эти роботы на телах своих жертв. И за стремление держаться стаями.
- Прикрой! – крикнул Игорь, потянув со спины аннигилятор, и Мэйген мгновенно выхватила оба лазергана.
«Собака», задетая лучом лазергана, издала металлический визг и взвилась вверх, стараясь уйти за груду металлолома. Однако выпущенный ею заряд прижал людей к земле. К счастью, машина промазала, людей только осыпало ржавой трухой от годами лежащего в куче металлолома, в который и ушёл выстрел «собаки». Игорь сканировал местность, впившись взглядом в монитор аннигилятора, Мэйген отслеживала передвижение машин посредством тепловизора. Три. Три «собаки», прячущихся за ржавым железом. Реакторы машин едва тлели, работая на пониженной мощности, очевидно, машины сидели в засаде. Только одна яркая точка – подстреленная Мэйген четвёртая «собака» улепётывала гигантскими скачками.
- Слева, за трактором, - тихо сказала Мэйген.
- Вижу, - отозвался Игорь.
Ржавая махина брошенного много лет назад трактора перегораживала наискось проход, справа и слева от него сидели в засаде «летающие собаки». Только самоубийца мог решиться проскочить здесь. Идти назад, в укрытие? А дальше что? Топать в обход, прибавляя к маршруту двадцать семь километров? Чёрта с два!
Мэйген приподнялась и швырнула в трактор камешек. Укрывшаяся за трактором машина не отреагировала. Они могут сидеть в засаде хоть вечность, им спешить некуда. А людям тратить время на состязание в «лежалки» с роботами нет резона. Их ждут.
Полоснуть по трактору аннигилятором? Не факт, что удастся зацепить «собаку». А тратить энергию на резку металлолома бессмысленно. Мэйген подняла валяющийся рядом с ней кусок проволоки и помахала им над головой. Машины наверняка ждут, когда люди поднимутся, чтобы вести прицельный огонь. И следят за ними во все камеры.
Манипуляции проволокой «собаки» тоже проигнорировали. Умнеют, что ли? Наверное, придётся «ловить на живца». Риск, конечно, велик, а что делать?
- Я пойду, будь наготове, - сказала Мэйген, приподнимаясь.
- Осторожно, не подставься сама под огонь.
Игорь припал к аннигилятору, а Мэйген, держа наготове оба лазергана, вскочила на ноги. К чёрту тепловизор, загораживает обзор. Машины сейчас сами выскочат.
Первой появилась та, что сидела за трактором, ещё ловя воронёный корпус в прицел лазергана, Мэйген увидела, как металлическая обшивка машины начала исчезать, попав в поток, генерируемый аннигилятором. Через мгновение «собака» рухнула к ногам Мэйген безжизненной грудой металла. Её паучьи шасси судорожно загребли землю и остановились. Кажется, реактор не задет, утечки можно не опасаться.
Рассматривать убитую «собаку» было некогда, прямо на голову Мэйген пикировала ещё одна, выпрыгнувшая из-за штабеля спрессованного металла. Всё произошло в доли секунды, гораздо быстрей, чем об этом подумалось. Мэйген метнулась к трактору, в прыжке стреляя в летящую на неё машину, споткнулась о сползшую с роликов тракторную гусеницу и полетела на землю. За визгом железа расслышать тонкое гудение аннигилятора просто невозможно, но Мэйген показалось, что она его слышала. И уже не одна, а две «собаки» дымящейся грудой громоздились позади нее.
Игнорируя боль в ушибленном плече, Мэйген прижалась к трактору, пытаясь сообразить – одна или две «собаки» остались целы. Вернулись ли подстреленная ею в самом начале? Должна была вернуться. Они всегда держатся стаей.
В воздухе пахло горячим металлом, ржавчиной, поднятая пыль затягивала монитор тепловизора. И всё-таки два активных реактора Мэйген разглядела. Машины прятались за домиком автовесов и за прессом для металлолома.
- За весами, - в пол голоса сказала Мэйген, - и за прессом.
- Ага, - согласился Игорь. – Как ты думаешь – выйдут?
- Не думаю. Будут ждать.
- Отдохни, - сказал Игорь. – Тебе нужно восстановить силы. Ты цела?
- Плечо ушибла.
- Вторая тварь успела выстрелить. Не попала?
Так вот почему их было сразу две. Они тоже «ловят на живца». Оглянувшись назад, Мэйген порадовалась удачно попавшей под ноги тракторной гусенице. Если бы не падение, то выстрел второй «собаки», разнёсший вдребезги кусок тракторной кабины, снёс бы ей голову. Однако радоваться можно, находясь в безопасности. Сейчас для радости нет особых оснований.
Переведя дух, Мэйген осторожно поднялась. Огоньки на мониторе тепловизора начали разгораться. Всё, больше смотреть в тепловизор нельзя, можно прозевать реальную опасность. Мэйген вскочила на ноги и сделала два длинных скачка в направлении автовесов. Вопреки ожиданиям, прячущаяся за ними «собака» не отреагировала, зато вместо неё в атаку ринулась та, что ждала за прессом. И Мэйген, успев разок выстрелить, снова распласталась на земле. Было бы нелепо попасть под огонь своего же аннигилятора.
- Ты в порядке? – Крикнул со своего места Игорь.
- Да, - ответила Мэйген. – Осталась одна, за автовесами.
На этот раз не помогли ни швыряемые камешки, ни демонстрация активности Мэйген. Прячущаяся «собака» не реагировала на людей. Игорь поднялся и с аннигилятором наперевес двинулся к автовесам, Мэйген, пригибаясь, стараясь не попадать на линию возможного огня, тоже.
«Летающая собака» была на месте. Но, вместо атаки или прыжка она тупо перебирала паучьими шасси, уставив камеры свёрнутой на бок металлической головы в небо. По тепловому отпечатку реактора не определить – чем занята машина. Можно только судить об активности. Реактор повреждённой машины тлел, его активность поддерживалась автоматически. Однако сама машина уже не могла выполнять какие-либо целенаправленные действия. Поток плазмы из лазергана Мэйген перерезал шлейфы, обеспечивающие кибернетическую иннервацию робота.
- Ого! – присвистнул Игорь. – Твоя добыча.
- Толку-то, - отмахнулась Мэйген. – Не на себе же её волочь, она весит около двух тонн.
- Сама пойдёт, - сказал Игорь, ковыряясь в воронёном корпусе отвёрткой.
- Ты спятил? Она нас в клочья разнесёт.
- Ничего, не впервой.
Конечно, основы кибертехники все проходят в школе, но, чтобы перепрограммировать боевых роботов, нужны специальные знания. Этому умению обучают в академии. Мэйген с сомнением смотрела на манипуляции Игоря.
С коротким гудением откуда-то из чрева «летающей собаки» выпала, звякнув, обойма. Практически полная. Эта псина могла ещё перестрелять целый взвод. Мэйген подобрала обойму. На базе всё сгодится. Даже заряды для «летающей собаки».
Игорь перебрался к шарниру, на котором сидела голова робота, возился с проводами, заглянул внутрь. Наконец, соединил два последних провода и гулко хлопнул по стальному корпусу.
- Сама пойдёт.
Беспорядочные движения шасси робота приобрели осмысленность, «собака» поднималась. Держа наготове лазерганы, Мэйген внимательно наблюдала за ней. Неуверенно встав на шасси, робот покачивался, словно колеблемый ветром тростник. Но оставшаяся скособоченной голова вращала камерами, фокусируя обзор.
- Лишь бы не удрала, - усмехнулся Игорь. – Жалко столько добра.
Однако «собака» и не думала убегать. Нападать, впрочем, тоже. Металлический зверь сделал неуверенный шаг, потом ещё один и заковылял в сторону траншеи, в которой когда-то располагались вывернутые взрывом автовесы.
- Э, нет, так не пойдёт!
Игорь решительно повернул голову робота в нужном направлении. И «собака» покорно затопала туда, куда смотрели её камеры.
- Нам что, придётся весь маршрут вертеть её голову? - усмехнулась Мэйген.
- А ты хотела, чтобы я прямо здесь перепрограммировал её на самостоятельные действия? У неё работают только камеры и шасси. Всё остальное отключено. Так что, при некотором нашем вмешательстве псина сможет добраться до базы своим ходом.
Игорь оказался прав, «летающая собака» могла только идти вперёд. Причём «вперёд» для неё означало то направление, куда уставлены её камеры. Чтобы остановить робота, достаточно было разъединить скрутку синих проводов, соединяющих бортовой компьютер с сервомоторами.
До подземки добрались без приключений. Ребята с блокпоста у входа в подземку с удивлением таращились на трофей, но ничего не сказали. Позавидовали только меткому выстрелу, обездвижившему машину. Мэйген помалкивала. Какая там меткость, если лупанула в белый свет, как в копеечку, а тут «собака» подвернулась.
На базе их уже ждали. Механики забрали машину в свой отсек, Игорь остался с ними, а Мэйген пошла докладываться к коменданту базы. Комендант, невысокий лысоватый человек в сером комбинезоне, радушно улыбнулся.
- Пойдёмте, все уже в сборе.
Им пришлось спуститься ещё на один уровень вниз, что означало повышенную безопасность. Пройдя фейс-контроль, сканирование сетчатки глаз и отпечатка комендантского пальца, вошли в длинный коридор, обшитый металлом. В самом конце коридора дверь отсека бесшумно скользнула в стену, и Мэйген очутилась в умопомрачительно светлом помещении, заставленном самыми обычными столами и стульями. Вдоль стен отсека в кадушках росли самые настоящие растения, а в глубине виднелся даже небольшой аквариум. За столами сидели дети. Много детей разных возрастов, с бледными от пребывания в подземелье личиками, с большими глазами, устремлёнными на вошедших.
- Здравствуйте, дети, - сказал комендант. – Познакомьтесь с вашей новой учительницей. Её зовут Мэйген Кински…
2 комментариев к записиВернуться в блог Omega-блог
    as1991, 03 Июнь 2011, 14:36


Тёмной ночью, на тропинке
Не хочу встречать училку (Мэйген Кински)! ;)
    Flamma, 03 Июнь 2011, 16:07


Мэйген Кински к вам придёт,
И дневник ваш заберёт!

Последние комментарии

0 посетителей

0 гостей
0 форумчан
0 скрытых форумчан

Поиск по блогу

    Стиль:
      02 Дек 2016, 23:02
© 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики