Сообщество Империал: "Пращюркина" свадьба. Ушедший в виртуал -3-я часть. - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше
2
ГЛАВА 6

«Белый дракон»

Ничего интересного. «Скучная» глава. Если и нужна, то только для связки повествования.


     «…- У нежной тонкой руки
Украл платок свежий ветер…»

Нашим с Оливией обоюдным надеждам на скорое свидание не суждено было сбыться. Оппий провёл свою флотилию мимо Массилии. Корабли, как обычно, далеко от берега не отдалялись. Мне показалось, что среди лодок и сушившихся сетей одной из рыбачьих деревушек я увидел Оливию. Она стояла чуть впереди разномастной толпы деревенских жителей и махала мне платком. Вокруг, пронзительно крича, кружили чайки. Порыв ветра вырвал кусок материи из её рук. Подобно чайке, платок взмыл в небо, пометался из стороны в сторону, а затем осенним листом опустился вниз. И сразу стал неразличим среди качающихся на волнах чаек….

Дальнейший наш путь лежал вдоль болотистых берегов. На стоянках тучи комаров донимали своим непрекращающимся зудением. Настоящим спасением был свежий морской ветер, который сдувал насекомых в камыши. Если-же было безветрие или ветер дул с материка, мы спасались дымом костров и укутывали открытые части тела всем, чем только можно. Несмотря на постоянные комариные атаки, многим из моих товарищей это путешествие нравилось. Дело в том, что в плавнях водилось много птицы, и Асиний с Оппием частенько высылали охотничьи команды для пополнения запасов пищи. Охотники редко возвращались без добычи. Свежая дичь приятно разнообразила наше меню.

Но наконец мы достигли конечной точки своего морского путешествия. У деревеньки Пероль отряд трибуна Асиния сошел на берег и распрощался с флотилией Оппия. Отныне нам предстояло передвигаться на своём личном транспорте, дарованном каждому человеку самой природой. Я имею в виду ноги. У Асиния имелось ограниченное количество тяглового скота, а в разорённых войной окрестных деревнях не так-то легко было найти быков и мулов. Жители обычно разбегались при нашем приближении и угоняли скот в потайные места. Римских граждан попадалось мало, основное население состояло из так называемых «варваров» - представителей галльских племён. Так что солдатам приходилось тащить на своей спине не только обычную армейскую поклажу, но и часть «обозного имущества». Первый переход был очень небольшим – не длиннее 15 километров. Отвыкшие от пеших «прогулок» гастаты постепенно «втягивались в марш», переходы с каждым днём становились всё длиннее и длиннее, но ненамного. Взятые с собой запасы пищи постепенно истощались. Немного припасов удавалось купить или реквизировать в попадавшихся на пути деревеньках, кроме того, снабжение дичью было поручено нескольким охотничьим командам из добровольцев. Несмотря на все принимаемые меры, ежедневный паёк был уменьшен едва ли не на треть. Наш командующий Асиний явно был не в восторге от навязанного ему путешествия. Никаких выдающихся полководческих или организаторских талантов у этого человека не имелось. Он просто отбывал некую повинность. Его положение можно было сравнить с офицерами - «срочниками» в российской армии: после окончания ВУЗа призывникам предстояло служить – на выбор - 1 год солдатом или 2 года офицером. У нас в части был такой офицер - «срочник». Он занимал какую-то техническую должность и постоянно пропадал в ремонтных мастерских. Когда он «дембельнулся», сразу его исчезновения никто и не заметил. Мой нынешний «командир части» - ангустиклавий Асиний, конечно, ВУЗов не заканчивал – в этом мире таких учебных заведений ещё не придумали. Зато трибун уже успел послужить на гражданской должности в своём родном городе. Откуда Асиния и выдернула военная необходимость, с треском порвав едва налаженные связи и пошатнув материальное положение его семейства.

Понятно, что этот человек командовал нами только в силу необходимости, исполняя свой долг. Долг сословия, к которому он принадлежал по праву рождения. Однако, к чести трибуна нужно сказать, что он в меру своих возможностей старался обеспечить своих подчинённых всем необходимым, отчего зависел бы успех совершения марша к Лугдуну. Там, в Лугдуне, Асиний вольёт свой отряд в армию Флавия Юлия и тем самым сбросит с себя груз ответственности. А пока Асиний был вынужден изворачиваться, чтобы не испортить себе карьеру и не навлечь гнев сильных мира сего на свою голову.

Наконец на девятом переходе головной дозор доложил об обнаруженном в расположенной на нашем пути деревушке небольшом обозе. Римская военная машина всё-таки работала! Как и в наше время, здесь существовала своеобразная «служба тыла», префекты которой обязаны были снабжать армии всем необходимым – от продуктов питания до оружия и доспехов. Одним из результатов работы этой службы и стало появление на нашем пути обоза с салом, хлебом и уксусом. Дальше таких пунктов питания должно стать намного больше – чем дальше к северу мы продвигались, тем более цивилизованнее выглядели окрестности. Поля возделывались по римскому образцу, дороги были отремонтированы и снабжены канавами. Сидевшие неделю на голодном пайке солдаты устроили небольшой пир, тем более, что Асиний объявил о большом суточном привале. Нужно было подождать отставших, привести в порядок амуницию, да и просто дать отдохнуть людям.

Пообедав, я с помощью Квинтия принялся латать прорванный в двух местах плащ. За этим занятием нас и застала передаваемая по лагерю команда: - «Корнелия Андера к Асинию!». Мешкать было нельзя. Нацепив доспехи, я в состоянии лёгкой неуверенности споро зашагал к палатке трибуна. Зачем я мог ему понадобиться? Ангустиклавий принял меня без особенных церемоний. В палатке, кроме нас двоих, находился ещё один незнакомый мне пожилой мужчина. Асиний представил его как начальника обоза по имени Гракх.

- Я наслышан о твоих математических способностях, Корнелий, - с похвалы начал Асиний. – Помощник Гракха, по происхождения галл, куда-то пропал. Нам нужно послать в Массилию умеющего хорошо считать человека. Поедешь ты. Ты должен будешь помочь Гракху сформировать новые обозы. Пункты назначения и количество припасов я напишу. Ещё. В скором времени в Массилию должен прибыть отряд трибуна Марцела. Ты установишь с ним связь – возможно, у него будет письмо для меня. Моё письмо – вот этот свиток – ты передашь ему при встрече лично. Всё понятно?

- Ясно. Когда выступать?
- Не задерживайся со сборами. Возьми одного напарника. Гракх выделит тебе двух лошадей и запас пищи. Как будешь готов, зайди ко мне за письмами. Гракх выедет вслед за тобой, через сутки. Так что у тебя будет время навестить невесту – Асиний ободряюще улыбнулся – И стимул, чтобы не медлить в пути.

Через час с небольшим двое всадников покидали раскинувшийся у окраины деревни бивуак. «Дьячок» провожал нас откровенно завистливым взглядом. Ещё бы – важную миссию, связанную с поездкой в единственный крупный город этой провинции, поручили не ему, «старослужащему» легионеру, а относительно молодому, неизвестно откуда взявшемуся, гастату! В чёрную копилку неприязни упала ещё одна монетка.

Я был вне себя от радости. Ещё каких-то пару часов назад я и предполагать не смел о возможности скорого свидания с возлюбленной. Теперь же каждая минута приближала меня к Оливии. И плевать, что уже в начале скачки я натёр бедра и голени о лошадиные бока! Напрасно Квинтий – конечно, именно его я выбрал в напарники! – пытался образумить меня. Он кричал, что нельзя так сильно гнать, что лошадь может просто выбиться из сил и умереть. При быстрой скачке лошадь может угодить копытом в норку какого-нибудь зверька, сломать ногу и при падении покалечить седока. Ничего из его увещеваний я поначалу не воспринимал. Моя эйфория от предстоящей долгожданной встречи прервалась неожиданной выходкой напарника.

Подскакавший Квинтий хлестнул плёткой сначала по моей спине, затем по спине моей лошади. Оказалось, я по неопытности едва не погубил свой «транспорт» в самом начале пути. Моя лошадь тяжело вздымала бока, с шумом дыша, и на переправе через очередной ручеёк я хотел дать ей напиться вволю. Этого делать было нельзя – разгоряченное скачкой животное могло «опоиться», то есть стать негодной для дальнейшего использования или просто издохнуть. Всё это Квинтий пояснил мне немного позже. Вскоре после того, как, вздрогнув, взбодренная его плёткой лошадь вынесла меня на противоположный берег ручья. Никогда до этого я не видел своего товарища таким возбуждённым. Глаза его горели, лицо раскраснелось, горячий конь под ним вертелся, олицетворяя собой состояние седока. Чего я только не услышал в свой адрес! Мне даже стало стыдно за свою невольно совершенную глупость. Я дал Квинтию слово, что отныне во всех вопросах, связанных с совершением нашего марша, буду слушаться его. К слову сказать, я об этом своём обещании ни разу не пожалел. Квинтий был дитём своего времени и лучше меня знал, когда можно трогаться в путь, а когда нужно остановиться на привал. Он же устанавливал и скорость передвижения. За лошадьми тоже нужен был особый уход. Это автомобиль можно просто оставить на стоянке и спокойно идти отдыхать. Лошадь же требовалось распрячь, желательно протереть вспотевшие бока и спину, в меру накормить и напоить. Потом следить за тем, чтобы стреноженные животные не отошли бы слишком далеко. Местность была лесистая, в чащобах водилось немало хищников. Всем этим в основном занимался Квинтий. Я готовил нехитрый обед для нас двоих и «накрывал на стол».

Первую ночь мы провели в доме «ветерана». В награду за 20-тилетнюю службу он получил земельный надел в отвоёванной у галлов провинции. Поселился на берегу многоводной реки Ронии и возделывал небольшой огород. За небольшую плату на собственной лодке переправлял желающих на другой берег реки.

За ужином мы разговорились со стариком. По правде сказать, говорил больше Квинтий, я же был так вымотан многочасовой скачкой, что едва улавливал смысл разговора и только изредка вставлял реплики. Но рассказ «ветерана» я всё же запомнил, в общих чертах. Он, кстати, оказался не таким уж и старым – всего-то около сорока лет. А на первый взгляд я определил его возраст лет этак в 60-65. В этом мире время не очень щадит людскую наружность, безжалостно бороздя морщинами поверхность тела. В последующем мне не раз приходилось слышать подобные повествования, поэтому приведу историю нашего «ветерана» здесь, как наиболее типичную (за исключением некоторых деталей).

- Я был таким-же молодым, как вы оба. Началась война с галлами, и я поступил на службу. Бывал во многих походах. Три года назад наша когорта проходила по этим местам. Я в то время уже состоял в «ветеранском» резерве. Здешняя деревня была брошена, многие дома разорены. Я ещё тогда присмотрел себе этот участок. Уволился, получил пособие. Занял пустующий дом, потом перестроил его. Нас здесь «две руки» («две руки» - десять) «ветеранов», мы держимся друг друга. Половина со своими женами. Двое женились на «варварках». Моя «походная» жена ушла от меня четыре года назад – ранение у меня такое, что бабе от меня теперь никакого проку. А она женщина здоровая, ей мужик нужен не только как работник. Недавно начали возвращаться галлы, жившие здесь до войны. Селятся они неподалёку, вниз по течению. Смирные. Дичиной приторговывают. ..

Перед тем, как улечься спать, Квинтий с хозяином вышли из дому. «Старик» при свете луны показывал гостю своё небольшое хозяйство. Квинтий со знанием дела задавал специфические вопросы, «ветеран» с удовольствием на них отвечал. Разговор двух земледельцев на извечные темы: виды на урожай, состояние почвы, предпочтительные методы обработки земли…. Я в этих вопросах разбирался слабо – до недавнего времени все продукты мне приходилось покупать в супермаркетах, особенно не задумываясь об их происхождении.

Выйдя вслед за увлечёнными своими «теориями» «мичуринцами» в накрытый звёздным куполом дворик, я запрокинул голову и растворился взглядом во вселенной. Мысли постоянно крутились вокруг загадки моего попадания в здешний мир. Тело мое ныло от усталости, но я уже ничего не чувствовал. Я отдыхал душой и телом…. Я смотрел на северо-восток, где была – через тысячи километров и тысячи лет! – моя Родина. В последнее время мне не очень часто удавалось вот так, наедине с собой, поразмышлять в тишине. Военная служба редко представляет возможность помедитировать. Даже если для этого имеется свободное время и относительное одиночество, то чаще всего мешает элементарная усталость.

Наговорившись, Квинтий и «старик» вернулись в дом.
- Корнелий, завтра рано вставать… - позвал меня Квинтий. – допьём вино, и спать…
- Хорошо. Иду.

Проснувшись от наползавшего с реки зябкого тумана, мы приступили к сборам в дорогу. Квинтий начал готовить к переправе лошадей, а «старик» вынес из кладовки немного зерна и поручил мне смолоть его на ручной мельнице. А сам отправился осматривать лодку. Намолов, просеяв и посолив, я накатал пару крупных лепёшек и поставил их на очаг. Накрыл сверху черепком и засыпал горячими углями. К этому времени Квинтий и хозяин управились со своими делами и принесли с огорода чеснок, петрушку и кориандр. Пока «ветеран» толок в ступке зелень, приготовляя что-то вроде соуса к нашему завтраку, Квинтий разрезал «пайковый» кружок сыра и принёс разведённое водой вино. Здесь редко употребляли неразбавленное – это почему-то считалось признаком невежества.

Нам предстояло переплыть сначала на поросший камышами остров. «Ветеран» правил своей утлой посудиной, оба его пассажира сидели по концам лодки и держали в руках верёвки. Второй конец каждой верёвки был привязан к уздечкам. Наши с Квинтием лошади плыли сбоку от лодки, ниже по течению. Иначе животных могло затянуть под борт, и переправа в этом случае закончилась бы плачевно. Я, без сомнения, выплыл бы, а вот мои спутники – навряд ли. Не знаю, как держится на воде «ветеран», но мой юный напарник плавал не намного лучше топора. Видимо, он просто испытывал необъяснимый ужас перед «большой» водой, и никак не мог его побороть. Нечего и говорить, что перед тем, как войти в лодку, и Квинтий, и наш «лоцман» отдали дань здешним богам, усиленно помолившись. Но всё обошлось без эксцессов. «Ветеран» направил лодку в одному ему известную протоку среди камышей. Мягкий толчок об илистое дно указал на окончание первой фазы переправы. Мы вывели лошадей на берег и помогли «ветерану» вытащить лодку. Погрузили наши вещи на лошадей и донесли лодку до противоположного берега острова. От производимого нами шума вокруг вздымались многочисленные стаи уток. Комары и мошки жалили нас нещадно.

- На обратном пути поохочусь, - оставляя в приметном месте силки и пращу, пояснил нам «ветеран». – Давно дичинки не пробовал….

Мы пожелали «старику» удачи на охоте. Испытанным порядком преодолели ещё один рукав Ронии. Распрощались. Навьючили багаж на спины мокрых животных. Оседлали лошадей и тронулись в путь. Поднявшись на высокий левый берег реки, я оглянулся. Лодка «ветерана» уже скользила сквозь камыши. «Шустрый старик» - подумал я и пристукнул пятками лошадиные бока. «Рыжуха» встрепенулась и бодро затрусила вдогонку за Квинтием.

Вторую ночь провели в строящемся поместье какого-то землевладельца. Сам хозяин находился в Массилии, но Квитию удалось договориться с управляющим. За небольшую плату тот предоставил нам свою комнату в пристройке. Лошадей отвели на имевшуюся здесь конюшню, вычистили и в меру накормили. Квинтий лично проконтролировал этот вопрос и остался доволен грамотностью конюхов - рабов.

Утром, сразу после восхода солнца, управляющий пригласил нас составить ему кампанию – позавтракать. За лёгким разговором время пролетело незаметно. Конюхи вывели наших лошадей. Распрощавшись с управляющим, мы выехали в стлавшийся по лощинам плотный туман.

Фермы и деревеньки попадались всё чаще и чаще. Пересекли несколько рек по мостам и вскоре после полудня пообедали на склоне живописного холма. От проходящих по дороге путников мы узнали, что Массилия находится недалеко – «вон за тем поросшим лесом холмом». Сердце моё учащенно забилось. До встречи с Оливией оставалось никак не больше часа спокойной езды. Квинтий подозрительно посмотрел на меня – не вытворю ли я под конец пути какую – нибудь глупость?

- Не волнуйся, друг. Сначала выполним поручение. А потом все прочие дела… - успокоил я напарника. Но моим благим намерениям не суждено было сбыться.

Вот и поросший лесом холм. Дорога плавно огибала его по подошве. Чуть ниже, в долине, за мостиком через неширокую речку, в окружении земледельческих усадеб и деревенек виднелись брёвна защитного частокола. Видимо, это и есть конечная цель нашего путешествия – городок Массилия. Сдерживая волнение, я вслед за Квинтием приближался к мосту. Навстречу нам, с той стороны реки, переправлялась группа женщин в цветастом платье. Они свернули вправо, к небольшой деревушке в несколько домов, и вскоре пропали из виду за придорожными кустами. У моста нас встретила стража:

- Кто и с какой целью едет?
- Корнелий Андер. По поручению трибуна Асиния. Вот документ. – Я протянул начальнику караула глиняную табличку, которой снабдил меня Асиний перед отъездом в «командировку». Я к этому времени уже научился читать и писать по латыни, не очень хорошо, но общий смысл мог понять или передать.

- О! «Белый дракон» явился! – из-за спины стражников протиснулся наш с Квинтием сослуживец по центурии. Он получил ранение при захвате пиратского судна, и вместе с Нумерием был эвакуирован в Массилию. «Белым драконом» называли меня – за татуировку на плече и более светлый, чем у аборигенов, цвет кожи. – Я их обоих знаю, ещё с Арреция!

Мы спешились и поздоровались. Товарищ наш кратко поведал о своём выздоровлении, и о судьбе Нумерия. Бывшего «шефа» после поправки обратно на службу в легион уже не приняли – левая рука у некогда грозного центуриона теперь не поднималась выше плеча. Но предложили должность помощника «префекта лагеря». Чему мы с Квинтием несказанно обрадовались – могли встретиться с Нумерием при выполнении своего поручения. Задача наша, таким образом, облегчалась. Под конец разговора сослуживец вспомнил о моей невесте:

- Оливия твоя, Корнелий, только что мост перешла с подружками. Ты разве её не разглядел? Они туда пошли – он указал рукой вниз по течению. Я тут же вспомнил группу женщин в цветастом платье и с вопросительной мольбой обратил свой взор на Квинтия.

- Ну что с тобой поделаешь… - молчаливо снизошел до моей слабости Квинтий. Пару секунд спустя я уже сидел верхом. Не обращая внимания на пронизывающую боль от лопающихся мозолей – натёртые с непривычки внутренние поверхности бёдер обильно покрылись ими за три дня пути – я послал Рыжуху во весь опор. Кусты по обочинам, редкие прохожие – всё проносилось мимо. Сейчас, за этим поворотом, я увижу её….

Рыжуха вылетает за поворот, огибая развесистую ель. Дорога здесь идёт почти прямо, следуя параллельно реке. Впереди, метрах в двадцати, группа женщин в разноцветных одеждах. А прямо передо мной – Оливия. Глаза её распахнуты широко. В них испуг – лошадь я осадил перед самым её телом ; – затем изумление, смешанное с радостью неожиданной встречи и, наконец, обычные в такие моменты женские слёзы. Спрыгнув с Рыжухи, я подхватил ослабевшую невесту в свои объятия.

- А я слышу – кто то скачет… А ночью сон видела – ты приехал…

Мимо прошагала группа пожилых крестьян. Один из них весело посмотрел на нас и помахал рукой.

Смущённая Оливия слегка отстранилась от меня. Здесь не принято было выказывать свои чувства на людях. Она обернулась на разглядывающих нас без смущения своих подруг и крикнула им, что бы её не ждали. Как оказалось, Оливия направлялась к одной известной в этих местах даме. Та могла погадать, и оказать кое - какие медицинские услуги. В общем, выполняла обязанности местной «женской консультации» и, по совместительству, знахарки – ведуньи. К моему удивлению, в Массилии Оливия встретила своего отца. Того занесла в эти места коммерческая необходимость. Сначала отец был против женитьбы на солдате, но, поразмыслив, увидел в этом знак судьбы. Дела его шли неважно, а через зятя можно было попытаться сорвать хороший гешефт на армейских поставках. Так что отцовское «добро» получено. Это меня порадовало. Жила Оливия пока в одной комнате с отцом, в недавно построенном «гостином дворе». Решив выдать дочь замуж, её отец начал строительство домика для молодоженов. Таким образом, никаких препятствий для соединения двух сердец по законам здешнего общества более не существовало.

Через несколько дней после моего прибытия в Массилию сыграли свадьбу. Гостей было не очень много – человек пятьдесят. В основном коллеги тестя. Немного моих сослуживцев, не исключая, конечно же, старину Нумерия и Квинтия, общество которых украсило несколько подруг Оливии. Сама «процедура» свадьбы происходила в «гостином дворе», так как передача невесты в руки жениха должна была произойти в доме её родителей. Настоящий дом был далеко, поэтому обошлись комнатой, в которой жил отец Оливии. К услугам свадьбы так же был огромный, огороженный забором двор.

Распоряжалась церемонией одна внушительных размеров женщина, как поговаривали, состоявшая в определённых отношениях с отцом невесты. Но меня подобные слухи всегда мало волновали. Я сиротливо ожидал выхода невесты во дворе. Наконец Она появилась. И словно луч солнца проник в полумрак чулана. Вроде бы ничего особенного на ней одето не было, но весь образ Оливии светился для меня какой-то радостной энергией. Оливию вела ко мне распорядительница. Стоявшие рядом Квинтий и одна из невестиных «подружек» шепотом подсказывали мне, что и когда нужно говорить или делать. Процедура передачи невесты жениху сопровождалась исполнением религиозных ритуалов, в которых Оливия весьма усердно играла роль жрицы домашнего очага. Представление мне понравилось. Потом было пиршество, затраты на которое мы с тестем поделили пополам. К нашему с Квинтием удивлению, Нумерий вина почти совсем не пил. Хотя нос его усиленно «посизел». «Должность у меня сейчас такая, что всегда нужна трезвая голова» - объяснил он мне чуть позже. Квинтий куда-то пропал с одной из подружек Оливии, правда, ненадолго. Тесть в своём кругу завёл разговор о коммерции. Мы с Оливией сидели, тесно прижавшись друг к другу и молчали. Наконец осоловевшие гости начали выходить из-за столов. Скоро начнёт темнеть.

Наступило время исполнения ещё одного акта «свадебной пьесы по-древнеримски». А именно – проводы новобрачной в дом её мужа. Оливия подошла к отцу и, как заправская актриса, начала театрально сопротивляться и плакать. Я даже немного опешил. Хотя меня и предупреждали о таком повороте событий, но играла моя – теперь уже! – жена так хорошо, что я даже засомневался в том, насколько хорошо знаю Оливию. Даже одна подленькая мыслишка мелькнула – мол, ну её, эту свадьбу! Мысль мелькнула и исчезла, не оставив после себя и следа. Распорядительница решительно прекратила стенания молодой супруги и подвела её ко мне. Оливия доверчиво прижалась к мужу. Пришла пора прощаться с гостями.

Пока строился наш домик, мы поселились на «съёмной квартире» - в бревенчатом строении у самого частокола. Каждое утро я отправлялся на службу. В компании Нумерия и какого-нибудь купца (иногда это был тесть) я пересчитывал тюки, корзины, амфоры, упряжь, доспехи и оружие…. Записывал наименование и количество товара и следил за правильностью отгрузки. Относил списки в канцелярию префекта. Там получал от прибывшего вслед за мной Гракха новые указания и опять отправлялся на склад. Считал я по-прежнему лучше всех местных писарей. У меня не было каких-то особенных математических талантов. Просто для удобства я сначала на черновике записывал и складывал числа по-арабски, а затем уже полученную сумму указывал на глиняной дощечке римскими цифрами. Пара местных счетоводов заинтересовалась моим методом, но понять моих объяснений им не удалось. Наверное, я плохой педагог.

Вечерами я возвращался в созданный Оливией уют нашей скромной квартирки. Жена всегда сама встречала меня. Тесть подарил нам на свадьбу пожилую рабыню, которая выполняла роль прислуги – убирала, стирала, готовила – одним словом, выполняла основную работу по дому. При этом и самой Оливии всегда находилось дело. К слову, она очень любила готовить. Особенно мою любимую жаренную рыбу.

Наш медовый месяц длился всего лишь двадцать дней. В Массилию вошел полулегион трибуна Марцела. Я передал ему письмо Асиния и на другой день получил ответ. Нужно было срочно доставить его адресату. Разыскав загулявшего Квинтия, я приказал ему подготовить к вечеру лошадей. Половину оставшегося дня я посвятил Оливии.

К чему описывать эти часы предразлучной нежности и грусти?


1 комментариев к записиВернуться в блог as1991's блог
    Tanais, 05 Июнь 2011, 18:46


просто - Хорошо написано и, главное - интересно.

Последние посетители

  • Norinke
  • GreenXred
  • SVAROGRus
  • Mr.General
  • Age of Kings

    Стиль:
      06 Дек 2016, 22:56
© 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики