Сообщество Империал: Ушедший в виртуал - 5 ("Галчонок") - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше
2

Ушедший в виртуал - 5 ("Галчонок")

Дата публикации: 15 Июнь 2011
ГЛАВА 8 «Галчонок»

- Чисто волчонок! Смотри, глазёнками так и сверкает!
- Не пугай его, Квинтий. Ребёнок ведь…
- Он твой раб, Андер. Твой трофей. Зачем он тебе? Ты же не умеешь с ним обращаться. Уступи его мне. По дружески. И я покажу тебе, что можно сделать с «варварёнком» за месяц.
- А тебе он зачем? Что ты с ним делать будешь?
- Для начала приручу. Его нужно кормить пореже и поменьше. Голод – лучший воспитатель. И плётка. Через неделю или две дикость из него уйдёт. Станет шёлковым. После этого буду на день снимать с него путы – послужит у меня на побегушках. Научу его чистить доспехи. Будет завтрак мне готовить.… Со временем из него получится хороший раб. Продай его мне!

Зима в этом году выдалась снежная и непостоянная. Частые метели засыпали холмы белыми хлопьями только для того, что бы на другой – третий день превратить подтаявшую землю в чавкающую под ногами снежно – грязевую кашу. Колонна легиона растянулась на десяток стадий. Квинтий, как обычно, шел на своём месте справа от меня. Место слева раньше занимал наш товарищ по центурии. Во вчерашнем сражении он погиб. И теперь слева от меня, приноравливаясь к скорому шагу легионеров, семенил мальчишка. Руки его были связаны за спиной, конец веревки был прицеплен к моему поясу. Мальчишка был моим военным трофеем.

Вчера я участвовал в своей первой крупной битве. Наш легион скорыми переходами достиг той деревушки, вблизи которой были замечены легконогие галльские дротикометатели. Ночами было довольно холодно. Обозы с палатками отстали на день или два. Поэтому от ветра мы укрывались в лесу, строили шалаши и разжигали огромные костры. Кутались кто во что мог.

На рассвете налетела метель. Бивуак начал просыпаться. Солдаты по своим делам бродили в снежной завесе во всех направлениях. Готовился завтрак. Внезапно по лагерю поднялась тревога. Из цепи охранения передали о замеченных у противоположной опушки леса бивуачных дымах.

Наш командующий Флавий Юлий спешно выстроил легион на опушке. Крупные хлопья снега залепляли глаза, лезли в нос. Стоять на ветру было не очень комфортно. К счастью, метель вскоре прекратилась, и взошедшее справа солнце бросило на расстилавшееся перед нами поле косые тени деревьев. И тут я увидел галлов.

Армия варваров выстраивалась перед нашей, косой линией пересекая ведущую на север дорогу. Слева и впереди от нашего строя возвышалась вершина покатого холма. Видимо, галлы не ожидали нашего скорого появления здесь, или просто не придали значения этой вершине. Флавий – же моментально оценил выгодность этого рубежа. Пара всадников из его свиты вскакало на вершину и подала сигнал «Засады нет!».

- Поворот нале – Во! – иерихонской трубой пробасил примипил, пробегая позади строя. Дублируя приказ начальника, в разных концах линии заголосили центурионы, побуждая озябших солдат к совершению манёвра.

- Сейчас согреемся, - прокомментировал перестроение пожилой сосед слева, - Руки разомните, что бы дротики не выронить на бегу.

Действительно, у меня, как и у других новичков, от излишнего волнения ладонь чрезмерно сильно сжимала древки пилумов. Под воздействием ветра и низкой температуры кисти рук потеряли чувствительность, слегка онемели. Стряхивая напряжение с конечностей, большинство солдат замахало руками. Тем временем примипил добрался до бывшего левого фланга, ставшего теперь головой колонны. Оборотился к легиону и протрубил своей луженой глоткой очередной приказ: - Бегом! За мной!

Растягиваясь наподобие гармошки, легион упругой лентой пополз на вершину. Я всё время поглядывал вправо, на варваров, интересуясь их реакцией на наше перестроение.

- Не боись, парень! – заметив мои взгляды, подбодрил тот же сосед слева. – Флавий своё дело знает! Я с ним не впервой сражаюсь! Галлам пока не до атак!

Действительно, отдельные варвары всё еще продолжали подбегать к неровному строю и заплнять многочисленные интервалы в боевых порядках. Позади пехоты гарцевали всадники, подгоняя опоздавших. Таким образом, рискованный манёвр более дисциплинированной армии на виду не полностью готового к бою противника совершенно удался. Согревшиеся и даже пропотевшие, мы вбежали на вершину. Под крики центурионов выровняли строй. «Готовь луки!» - донеслось справа - сзади. Галлы были как на ладони. Их линия растянулась больше нашей, на левом фланге втаптывали снег в землю около двухсот лошадей конной дружины. Вся реакция варваров на наш манёвр – занятие господствующей высоты – выразилась единственно в довороте боевой линии на оси дороги таким образом, что бы опять стать фронт к фронту.

Защелкали тетивы, несколько сотен стрел пронзили воздух. За первым залпом последовал второй, третий…. Боевые порядки противника заколебались, то в одном месте, то в другом оперённые стрелы проделывали бреши в строю, бросая наземь очередную жертву. И галлы не выдержали. Волнообразно извиваясь, стена из человеческих тел и раскрашенных щитов начала приближаться. Зрелище было довольно устрашающее, и вместе с тем завораживающее. Я бросил взгляд на соседей. Квинтий побледнел и впился взором в надвигающихся врагов. Поймав мой взгляд, быстро глянул в ответ:
- Держись, «Дракон»!
Сосед слева несуетливо поправил щитовой ремень и подхватил в правую руку дротик. Посмотрел на меня и ободряюще усмехнулся:
- Приготовься, Андер….

Я поудобнее сжал древко, встал в позу для метания, проверил, хватает ли пространства для замаха. Напряжение нарастало. Кровь тугими толчками билась в сосудах, метрономом отсчитывая мгновения. Стало жарко, несмотря на ветер, веселящийся от раздолья безлесой вершины.

- Пилумы - в бой! – сквозь устрашающие вопли галлов пробились голоса центурионов. Многочисленные тренировки не оставили места размышлениям. Вспотевшая ладонь освободилась от метательного копья. Мгновения – и второй дротик взлетел в небо. Сотни пилумов во вдруг наступившей тишине обрушились на подбегающих врагов. Приглушённые удары наконечников копий о мерзлую землю, щиты, доспехи и, конечно же, заветную человеческую плоть. Вскрики и завывания раненых, топот ног и учащенное дыхание подбегающих людей. Бежать в гору вообще нелегко, а по скользящим камням и грязи – вдвойне непросто. Косматые варвары сдерживают дыхание, что бы раньше времени не выплеснуть приготовленную для нас ярость... Они уже в нескольких шагах! Выбросив пилумы, центурии раздваивают ряды – каждый четный ряд делает два шага вперёд и уплотняет нечётную шеренгу. Задние шеренги подтягиваются к передней.

- Щиты – сомкнуть! – гремят над холмом команды. Перед галлами, приостановившимися на несколько секунд для краткой передышки, выросла стена из римских щитов. Над щитами торчат шлемы пригнувшихся легионеров. Стена не слишком длинна, она короче галльской боевой линии. Поэтому сотни две с половиной копейщиков отделяются от основной массы и начинают совершать охват нашего левого фланга. Наивные, неужели они не догадываются, что стена из щитов - это всего лишь первая линия манипул? За нашими спинами манипулы 2-й линии перестраиваются по отработанному на учениях сценарию. За фланг можно быть спокойным. Всё внимание – вперёд.

- Не оборачиваться! Держать строй! – бушуют центурионы. – Задние ряды! Оставшиеся пилумы – в бой!

Несколько десятков дротиков вразноброд вылетают из-за наших спин и рушатся вниз, в толпы рванувших в атаку галлов. Разъяренные варвары стремительно приближаются, подбадривая себя воинственным кличем и выставив вперёд наконечники копий. Боевой порядок атакующих разжижен, на пятерых гастатов первой линии приходится примерно по два – три галла. Но глубиной построения варвары превосходят наши манипулы. Мышцы каменеют, сердце замирает…. Ещё одно мгновение ожидания – и я уворачиваюсь от наконечника копья. Подняв щит, отбиваю оружие оскаленного в крике врага вверх и влево. Стоящий справа гастат делает выпад по открывшемуся в попытке удержать равновесие варвару, но лишь слегка царапает того. И тут же отпрыгивает назад – на него бросается ещё один подбежавший только что галл. Теперь пришла наша с Квинтием очередь спасать товарища. Квинтий прикрывает его щитом, а я ударом меча отбиваю копьё вниз. Наконечник копья впивается в землю и галл спотыкается и падает. Через него катится следующий.

Первого галла силой напора подбегающей сзади толпы прижало к моему щиту. Враги только мешают друг другу, их главное оружие – копья – в такой тесноте крайне неэффективны. Я поднимаю меч над щитом и пытаюсь уколоть противника. Рыжеволосый галл издаёт вопль отчаяния – до меня долетает смрад его дыхания! – бросает копьё и хватается за край моего щита. Он силён, и рывки обеих его рук едва не сбивают меня с ног. Я никак не могу ударить его мечом достаточно сильно, так как с трудом сохраняю равновесие. Меня спасает «левоплечий» сосед – просовывает меч в щель между щитами и пропарывает незащищённый доспехами бок врага. Рыжеволосый взвыл и упал. Мой щит теперь свободен, но я на полшага впереди строя и повёрнут корпусом влево. Мой правый бок открыт! Хорошо, что некому воспользоваться этим – ближайшие галлы связаны боем с моими соседями. Один из галлов налетает на меня своим правым боком. Отвлечься на меня он не может – на него наседает Квинтий. Моё место в строю уже занято бойцом из второй шеренги, отходить мне некуда. С разворотом я наношу горизонтальный рубящий удар по спине галла, и тот замирает на секунду, откинувшись назад. Воспользовавшись паузой, я добиваю врага совместно с Квинтием – наши гладиусы одновременно погрузились в галльскую плоть.

«Правильный» с точки зрения римской военной науки бой на нашем участке превратился в обычное неконтролируемое побоище. Галлам не удалось смять нас первым натиском, мы не побежали. Ярость и сила варваров вошла в противодействие с обученностью и дисциплинированностью римлян. Галлы уже не стремились победить – они отмахивались копьями не с целью убить, а как бы по привычке, потому что у них в руках были копья, которыми нужно отмахиваться. Глаза варварских бойцов уже не горели всесокрушающей злобой – теперь в них мы видели тень неуверенности. Чаще и чащё они оглядывались назад, словно нашкодивший щенок, который ищет укрытие от законного хозяйского наказания.

И торжествующее чувство превосходства горячей волной поднималось откуда-то из желудка, проникало сквозь солнечное сплетении и неистовыми криками победы вырывалось из наших глоток. И галлы побежали!

Вид бегущего всегда заманчив. Человек в этом отношении не далеко ушел от хищников. Догнать, вонзить меч, повалить, нагнать следующего…. Кажется, это так легко – вот они, спины трусливых врагов, шедших нас убить! Но галлы спасали свою жизнь и бежали налегке, побросав все тяжести. Амуниция легионеров весила слишком много, что бы надеяться на удачную погоню. Всё же некоторые горячие головы рванули вдогонку. Тут же загремели центурионовы глотки, призывая подчинённых вернуться в строй.

- Квинтий! Живой?!
- Живой, Андер! Ты ранен? Кровь на плече…
- Пустяк! Быстрее в строй!

В ходе рукопашной схватки наш центр и левый фланг сместились вперёд и влево. Возникла опасность для открытого теперь правого фланга центральных манипул. Поэтому центурионы спешили выстроить боевой порядок как можно скорее, что бы отразить возможные контратаки противника. Пока на помощь нам спешил последний резерв Флавия – три манипулы триариев, наши центурии были атакованы полутысячей копейщиков с фронта. А в открытый правый фланг врубился конный отряд самого галльского главнокомандующего – князя Виндекса. Здоровенные всадники на прекрасных конях смяли крайнюю центурию, потеснили следующую и, потеряв импульс, увязли в нашей. Отборные бойцы, в отличных доспехах и с качественным оружием, они конской грудью рассекали пешие ряды гастатов и кололи и рубили на выбор. Всадника с земли вообще достать трудно, а если учесть состояние наших притупившихся в бою мечей и малопробиваемые доспехи конной «гвардии» Виндекса, то и вовсе маловероятно.

- Вали коней! – призвал один из центурионов. Благодаря нашему численному перевесу и непроизвольному рассредоточению конных противников, нам удавалось окружать всадников по одиночке и колоть лошадей или перебивать им ноги. Оказавшихся на земле «гвардейцев» без сожаления добивали. Подоспевшие триарии ссадили своими копьями ещё остававшихся в седле и поспешили на помощь тем шести манипулам, что сдерживали фронтальный удар пятисот пеших галлов. Вслед за триариями подскакала дружина Флавия.

Всадник в богатых доспехах, на украшенном серебром коне – видимо, сам Виндекс – незадолго до этого вырвался из нашего окружения. Шлем был с него сбит, окровавленный меч иззубрен. Квинтий успел полоснуть по крупу коня своим мечом, но, видимо, неглубоко. Вражеский военачальник ускакал.
Флавий Юлий не стал преследовать князя. Лошади у варваров были лучше, и догнать Виндекса вряд ли бы удалось. Вместо этого благородный сын Рима послал своих телохранителей разгонять неприятельских застрельщиков, начавших забрасывать нашу многострадальную манипулу своими дротиками.
Нам предстояло выдержать натиск ещё одной племенной группы варваров – это был последний резерв противника. Они налетели, свирепо вращая глазами и оглашая всё вокруг своим боевым кличем. Мы – жалкие остатки 6-й манипулы – устало отбивались, не думая о контратаках. Враг сначала потеснил нас немного назад, но вскоре напор галлов ослаб. Дело было не в нашем тщетном сопротивлении, а в общей обстановке на поле боя. Враг повсеместно бежал. Поэтому атаковавшее нас племя вышло из боя и тоже побежало к дороге. Я устало сел на лошадиный труп и подозвал Квинтия.

- Друг, перевяжи плечо….

Остриё копья прошло по касательной, разрезав кожу и мышцы прямо поперёк татуировки.

- Ты теперь не «Белый дракон», а «Раненый дракон», - пошутил Квинтий, обматывая рану тряпкой. – Ну вот, вроде всё. Ты посиди, а я побегу. А то никаких трофеев не достанется….

Видимо, я потерял достаточно крови для того, чтобы меня начал бить озноб. В горячке боя на рану некогда было обращать внимания, да и боли я не чувствовал. На открытом месте было довольно холодно – ветер не утихал. Подобрав обломок галльского копья, я опёрся на него и встал. Ничего, головокружение не такое сильное. Нужно поскорее спуститься вниз, к дороге. Прежде чем тронуться в путь, я огляделся. Заваленная трупами и калеками вершина холма, бродящие среди павших мародёры…. Внизу, за дорогой, в нескошенном поле шла охота за трофеями – там размещался галльский лагерь.

Пойду туда, где горят уже костры – мне нужно обязательно согреться. По пути я увидел своего «левоплечевого» соседа по строю. Он лежал на спине, в груди торчал обломок копья. Открытые глаза смотрели в небо. Я закрыл его веки. Немного подумав, снял с тела сапоги – мои совсем никуда не годились. А у убитого были новые калиги, зачем они ему теперь?

У первого же костра я присел. Товарищи угостили меня захваченной у галлов провизией и вином. Слегка взбодрившись и отогревшись, я отправился на розыски своей центурии. Проходя мимо опрокинутой в канаву тележки, я решил проверить её содержимое. Запряжённый в тележку мул был заколот. Видимо, галлом, не желавшим оставлять нам полезное животное. Спустившись в канаву, я с трудом приподнял тележку одной рукой. И тут же острая боль пронзила правое запястье. Что за черт! Выматерившись (по русски!) я отскочил назад и выхватив меч, взглянул на ранку. Но определить, что за зверёк меня цапнул, я так и не смог. Подошел к тележке и пнул ногой. Никакой реакции. Тогда я подхватил край тележки и рывком опрокинул её на бок. Нет, зверьков под ней не было. Было кое что позанимательнее.

Взлохмаченное, покрасневшее от холода человеческое существо лет девяти – десяти от роду. Сжавшись в комок, ребёнок настороженно следил за моими движениями. Одежда и волосы обильно усыпаны грязью и торчащей во все стороны соломой. Я был в растерянности, так как ни коим образом не ожидал увидеть ребёнка на войне. Конечно, я знал, что варварские армии в походах часто сопровождаются женами воинов. Но что бы детьми…. О таком мне слышать не доводилось.

Мальчик был явно испуган. Его колотило в ознобе. И что мне прикажете с ним делать? Вообще – то мальчик будет считаться моей законной добычей, и я вправе сделать с ним всё, что захочу. Могу просто отпустить на все четыре стороны. Пусть идёт к себе домой. Если дорогу знает, конечно. Хотя нет, в округе сейчас бродят сотни опьянённых победой и вином римлян, и любой из них может просто умертвить мальчишку в порыве кровожадности. Оставлю, пожалуй, пока находку себе. А там видно будет.

- Ну, не бойся, парень. На вот, согрейся, – я бросил ему подобранный на дороге плащ. Ребёнок вздрогнул и отодвинулся от упавшей рядом вещи. Плащ был галльский, с пятнами свежей крови. Внутренне чертыхнувшись, я снял свой плащ и протянул его пацану. Тот по-прежнему не желал ничего принимать от меня.

- Ну, знаешь, мне это надоело, - я шагнул вперёд. Мальчишка подскочил на месте и во второй раз впился зубами в мою руку. Обмотав взбесившегося ребёнка плащом, я связал ему руки и поставил на землю. Но он тут же упал.

Оказалось, у пацана от долгого лежания под тележкой затекли ноги. Усадив его на край борта, я растёр ему икры и бёдра. Неугомонный сын галльского племени ещё несколько раз пытался укусить меня, а потом … заплакал. Не люблю слёз. Ни женских, ни детских. Когда при мне плачут, я почему то чувствую себя виноватым. Я не знаю, что нужно делать в таких случаях. И у меня портится настроение. А тут еще повязка сбилась, и кровь из раны хлынула с новой силой. Мальчишка перестал плакать и уставился на мою татуировку. Пока я перевязывал рану, он пристально смотрел на моё плечо, а потом вдруг злобно что то выкрикнул.

- О, «Раненый дракон» времени даром не теряет! – засмеялся подошедший по дороге Квинтий. – Пойдём, а то примипил уже закипает….

С Квинтием было еще несколько солдат. Все они были навеселе. Трофеи – ремни, одежда, ножи, кувшины и окорока – придавали им вид бандитов с большой дороги. Нахвалившись друг перед другом, они начали обсуждать мою добычу.

- Смотри, Андер приобрёл ценный приз!
- Да нет, взгляни внимательно – из этого «галчонка» выйдет плохой раб. Видишь, как глазёнками – то зыркает! У, гадёнышь!
- А ведь верно! Гляди, «Дракон», за ним глаз да глаз нужен, ещё прирежет во сне своего хозяина!
- Не болтай ерунды! Смотри, кувшин уронишь.… Дай лучше отхлебнуть! – я выбрался из канавы, ведя за верёвку мальчишку, и отпил из кувшина неразбавленного кислого вина. – Пошли!

Товарищи Квинтия ушли вперёд. Мальчишка упирался, замедляя мое продвижение.
- Да хлестни ты его пару раз! – не выдержал Квинтий, – так мы и до вечерней зари до места сбора не поспеем!
- Квинтий, неужели не понимаешь? Ведь он галл. Вероятнее всего, против нас сегодня сражался его отец или брат. Возможно, я или ты, неважно, кто именно, убили его близкого. Он ребёнок. Он напуган. Он нас боится.
- И ненавидит!
- Да, ты прав….
- Ну так зачем нужен непокорный раб?
- Ты что предлагаешь? Убить его? Ну так давай, режь….
- Я с детьми не воюю….

Некоторое время мы прошагали в молчаливом раздумье. Квинтий сосредоточенно сопел, роясь за пазухой. Достав небольшой охотничий нож с костяной, искусно украшенной, рукояткой, протянул его мне:
- Возьми, «Белый дракон». В знак нашей дружбы. А то ты совсем без добычи сегодня остался. Этот «галчонок» - какой с него прок? Маета одна…. А я таких ножей сегодня три нашёл….
- Спасибо, Квинтий. А с «галчонка» толк будет, я уверен. Просто надо его приручить. Это дело времени. Из него может получиться хороший воин.
- Ну, как знаешь, Андер.

Я решил пока не отпускать мальчишку на волю. Попробую воспитать его по своему разумению, так, как воспитывали меня в благословенном двадцатом веке. Я надеялся на успех своего предприятия. Воспользовавшись тем, что Квинтий ушагал вперёд, я присел перед мальчиком и приобнял его за плечи.
- Ты меня не бойся. Я тебя в обиду не дам.

Я сам не понял, почему, но произнёс эти
слова я по-русски. При неслыханных до этого звуках неизвестного ему языка мой пленник преобразился в лице. Впервые без страха и злости он заинтересованно взглянул мне в глаза.

- Я – Андрей, - ткнул себя пальцем в грудь. – А ты…?

Для установления контакта необходимо было познакомиться. Когда то я читал модного в то время Корнеги, и с тех пор усвоил одну истину – нет для человека слаще звуков, чем его собственное имя.

- Барриобельс…. – едва слышно прошептал мальчишка, потупив взор и шмыгнув носом. Вероятно, вспомнил те моменты, когда имя его для окружающих не составляло секрета. Я решил научить Барриобельса русской речи. Без постоянной практики я уже начал забывать некоторые слова и выражения. И для мальчишки польза будет, знание разных языков расширяет кругозор, тренирует память. Кроме того, я заметил, что русская речь ему нравится, по крайней мере, гораздо больше, чем латиница. Ещё бы, на латинском разговаривали враги его племени….

- Ну, побежали, Барриобельс! А то командир ругаться будет. Побежали?
- По – пе – шали… - согласился по русски весьма способный ученик. Развязывать я его пока не стал, в силу различных причин. Например, я всё же не был уверен, что мальчику не взбредёт в голову убежать. Кроме того, освобождать пленников просто так здесь было не принято.

«Белый дракон» бежал по дороге, а за ним вприпрыжку семенил на веревке «галчонок». От края нескошенного поля махал им рукой Квинтий – «Давай быстрее, центурия уже в сборе!». Большой русский и маленький галл подбегали к опьянено гудящей массе римского легиона….


4 комментариев к записиВернуться в блог as1991's блог
    alZarif, 15 Июнь 2011, 16:20


Интересно :008:
Пиши, не останавливайся :006:
    Гопит, 20 Июнь 2011, 20:45


Прочитал с большим интересом. Очередную главу. Как раз хотел дать пожелание описать бой. Хотелось узнать, как это получится у автора. Получилось хорошо. Сцена боя всегда сложная. Не знаешь на что сделать акцент, на переживания героя или на описание событий, самого боя. Для меня чтение твоего произведения интересно тем, что не знаешь, что будет дальше. Сюжет непредсказуем, хотя не происходит смена событий как в американском экшене. И еще, начинаешь себя ассоциировало с главным героем, а такое у меня происходит только при чтении сильных художественных произведений.

Вот тут я пытался описать в свое время несколько боевых сцен. Но Вс таки боялся, но не дотяну в историчности и добавил несколько фэнтезийных зарисовок, чтоб не нести ответственность за историзм.
http://metr100.narod...%E5%E3%E8%EE%ED
Получается у нас с тобой еще одно пересечении интересов кроме морской тематики :-) :-)
    as1991, 20 Июнь 2011, 21:52


Спасибо за внимание. :)
Батальные сцены - сложная вещь, это точно. Особенно по эпохе, о которой не прекращаются споры (различные трактовки "первоисточников", реконструкции и т.п.) Я отразить пытался своё понимание боевого процесса тех времён. Современный бой я как никак представляю, а вот каково было мечом махать (и махать ли?)...
А что бы не нести ответственности за историзм, у меня есть "отмазка" - это, мол, всего лишь описание хот-сита! :) .
Над развитием сюжета (по мелочам) я редко размышляю. Жду наплыва вдохновения и записываю, что в голову придёт. А потом встраиваю как нибудь в текст.
У тебя (http://imtw.ru/go.ph...IHdl12LvoDc0RHa) много деталей, мелочей, которые очень красят описание. Кстати, буду рад, если поделишься ты, или любой другой человек, своими мыслями по "механике" "древнеримского" боя. Пригодится, наверное. Я же просто физику боевых подразделений показал, по моему, с вкраплением каких-то личных моментов. "Без названия" я ещё раньше читал, замечательно!
Да, по "морской тематике" пока сдвигов нет. "Зафрахтованный" чел долго не выдержал, вдобавок, у него на личном фронте перемены...
До связи! :)
    Гопит, 20 Июнь 2011, 22:08


Без названия - это мое любимое, написано сходу. Придумано было в забытье, когда наполовину засыпаешь, но мозг лениво из последних сил еще пытается следить за потоком мыслей и асоциаций, предшествующих крепкому сну.

Что касается сюжета и героев. Л. Толстой говорил, что его герои живут отдельной, независимой от его, автора жизнью. И он , автор, не может заставить героев действовать так или иначе. Я воспроизвел не дословно, а только идею Толстого. Я часто вспоминаю эту мысль.

Точно ты сказал "наплыв вдохновения"! Думаю, так и рождается произведение, а не вымученные фантазии. Процесс творчества удивительно интересен!

Последние посетители

  • Norinke
  • GreenXred
  • SVAROGRus
  • Mr.General
  • Age of Kings

    Стиль:
      06 Дек 2016, 22:58
© 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики