Сообщество Империал: УШЕДШИЙ В ВИРТУАЛ (9-я серия) - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше
1

УШЕДШИЙ В ВИРТУАЛ (9-я серия)

Дата публикации: 14 Август 2011
НЕДЕТСКИЕ ИГРЫ
ГЛАВА 12

Нет, что ни говори, а домашний уют, созданный заботливыми женскими руками, гораздо приятнее бесшабашной армейской жизни. Негромкое «гугуканье» сына, убаюкивающие напевы жены, интригующий шум и запахи, доносящиеся с кухни – отрадный контраст для почерневшего в походной жизни душой и телом человека. Уже четверо суток я гостил дома. Гостил – дома! Слегка горчащее словосочетание…

***

Флавий Юлий, хотя формально и подчинялся Сенату, из-за большой удалённости от метрополии являлся кем – то вроде независимого вассала. Он не только командовал войсками севера и северо- запада Римской республики, но так же выполнял функции весьма свободного в принятии решений губернатора. Чёткого разделения между собственно штабом Флавиевого легиона и «гражданской канцелярией» не существовало. «Штаты» чиновников и порученцев постоянно разбухали – это и не удивительно, если учесть неуклонное расширение границ Республики. Заниматься приходилось буквально всем – писать и переписывать (снимать копии), считать, сопровождать грузы и людей, распоряжаться на строительстве дорог и мостов; а однажды меня направили обучать галлов «правильным» (то есть римским!), методам обработки земли. Естественно, никакого толка из моей «сельскохозяйственной» миссии не вышло, и я был снят с этой дурацкой должности самим Флавием. Надо отметить, что за провал «ячменной» операции я нисколько не пострадал – наш лидер весьма прохладно относился к ковырянию в земле. Полушепотом, с оглядкой, ползали слухи о невесёлом детстве Флавия, впитавшем отвращение к сельскому хозяйству.

- Все эти понукания и поучения не заставят поля плодоносить больше, чем определит Церера! – говорил частенько Флавий, отвечая различным прожектёрам по поводу аграрных реформ, - Оставьте работника в покое, он сам знает как, когда, где и что сажать!

Мысль, конечно, интересная, но всё же, на мой взгляд, не совсем верная. Уже перед осадой Алессии стал ощущаться недостаток продовольствия. Значительную его часть приходилось перевозить морем в Массилию, а затем по суше до Лугдуна и далее на север. Для ускорения доставки Флавий приказал отремонтировать старые и проложить новые, более удобные, короткие и безопасные, дороги и мосты. Для выполнения этой задачи привлекались мастеровые, солдаты, рабы и жители окрестных селений. Последние отрабатывали трудовую повинность с явной неохотой, так как данное занятие отрывало их от добывания «хлеба насущного». Но отказ от работ был приравнен к преступлению, поэтому случаи дезертирства с «трудового фронта» были редки. К тому же всем работникам полагалась хоть и скудная, зато бесплатная кормёжка.

Флавий был очень въедливым и дотошным «шефом». Вникал в мелкие детали, давал частные указания, вмешиваясь в, казалось бы, «недостойные» человека такого уровня, дела. И почти всегда его вмешательство оказывалось плодотворным. Организаторские способности Флавия соответствовали его статусу. В просвещённом 21-м веке он мог бы стать успешным топ - менеджером любой крупной корпорации. А если учесть то обстоятельство, что Флавий прекрасно ориентировался в межличностных хитросплетениях и всегда был в курсе намерений своих реальных или потенциальных оппонентов, то можно смело прогнозировать ему удачную политическую карьеру. Средства и методы «подковёрной» борьбы за века развития цивилизаций не очень сильно изменились, разве что инструменты этой борьбы прогрессировали на протяжении тысячелетий. Флавий чувствовал себя в политике как рыба в воде, не в последнюю очередь благодаря отлично налаженной работе осведомителей. Насколько я мог судить по второстепенным признакам (мне не так часто приходилось общаться с лидером фракции напрямую), Флавий Юлий втайне лелеял мысль о создании своего собственного, независимого от Сената, государства. Втайне, потому что время для претворения в жизнь подобных намерений наступит ещё нескоро, он был неглупый человек и хорошо это понимал. Пока же необходимо было обеспечить будущую автономность нового государства закладкой надёжного экономического фундамента.

***

- Поедешь в Массилию. Встретишь там морской транспорт с кузнецами, каменщиками и архитектором. Сопроводишь сюда. Выезжай завтра с утра. Для охраны возьми двоих всадников.
Получив новое распоряжение от начальника канцелярии, я начал готовиться к отъезду. Конечно, я с большим удовольствием выбрал бы в попутчики своего друга, но мне чётко было указано, кого и откуда взять для охраны. Квинтий же всё ещё служил в пехоте – я не успел «перетянуть» его поближе к себе, в конюхи при Флавиевских конюшнях. Почву для перевода Квинтия я уже подготовил – расписал способности своего друга главному конюху Флавия, сдабривая красноречие хорошей порцией неплохого вина. Через несколько месяцев можно было бы надеяться на перевод Квинтия в «кавалерию». А пока Квинтий продолжал «стаптывать калиги». На этот раз центурию, в которой мы с ним служили, придали «дикому легиону» Вибия Юлия.

- С этим командиром все ноги сотрёшь, - жаловался мне Квинтий накануне своего выступления – вечно горячку порет, марши совершает так, как будто на пожар спешит. Или ему нагруженного золотом мула пообещали, если вперёд всех придёт? Переходы большие, отдых короткий…

- Терпи, гастат, центурионом будешь, - успокоил я своего друга немного переделанной цитатой из другого катехизиса. – Вибий хороший начальник, солдат понимает.

- Дерёт три шкуры за всякую ерунду. Одна надежда, что под его началом будет возможность отличиться. Тогда побыстрее в конюхи переберусь.

- Ты бы математику освоил, учил же я тебя… Быстрее тебя заметит и выделит. Вибий сам любит эту науку. Я ему как-то раз помогал с чертежами разобраться, он геометрию очень ценит.

- Нет, Андер, не в коня корм. Эти твои «гиппопотамузы» не по мне. Просто «гиппо» - лошадям - хвосты крутить, или ещё что попроще – это мне в самый раз. А геометрию пусть Барриобельс изучает, он парень смышленый. Кстати, давно не видел пацана. Куда делся?

- Никуда не делся. На побегушках в канцелярии; или в писарской пропадает. С сородичем своим, парисием, часто встречается. Я и сам его редко вижу. Да, меня беспокоит немного одно обстоятельство. Деций Куртий пару раз интересовался мальчишкой. Как бы не вовлёк ребёнка в свои дела….

- Если такой человек «положил глаз» на Барриобельса, то это неспроста, поверь мне. У нас в центурии про Куртия много чего говорят. Деций просто так ничего не делает и слов на ветер не бросает.

- Вот я и переживаю, как бы чего не случилось за время моего отсутствия. И ты, Квинтий, приглядеть за пацаном не сможешь….

Квинтий кивнул. Ковыряя носком калиги землю, помолчал, думая. Поднял голову, внимательно посмотрел в глаза:

- По-моему, Андер, тебя намеренно отправляют в Массилию. Разве больше некого послать? А что в Массилии твоя жена, так это просто облегчающий повод, для отвода глаз. Якобы начальник канцелярии заботится о подчинённом, учитывая его интересы. Ты ещё и должен будешь его отблагодарить….

- Верно, Квинтий! Он намекал на полагающееся вознаграждение…. И когда я про Барриобельса заикнулся, приказал оставить его при канцелярии, нужен, мол, мальчишка здесь, а не в Массилии. Что же делать?

- Да ничего не сделаешь. Молись богам! Они не допустят, что бы с Барриобельсом что-нибудь плохое случилось. Деций Куртий не сам по себе что то затеял. Он человек Флавия. Наверняка действует по его указанию, или с его ведома. Так что смело езжай и побыстрее возвращайся.

***


Двое молодых «всадников» - или «эквитов» - оба родом из Арреция; отцы обоих вели активную экономическую жизнь, благодаря которой сыновья получили всё необходимое для начала успешной карьеры. Они ехали то по бокам, то, словно конвоируя меня, один спереди, а другой сзади. Легкая рысь, затем опять шаг. Неспешное путешествие, неторопливые разговоры. Ребята в основном обсуждали торговые сделки своих отцов, немного хвастали друг перед другом своими «подвигами» - как военными, так и на «личном фронте». Я скучал. Общаться с охраной мне было не с руки. «Золотая молодёжь», прекрасно ориентирующаяся в общественных статусах, относилась ко мне с плохо скрываемым чувством превосходства. Ведь я считался незнатного происхождения.

Путь до Массилии проделали без приключений. Ночевали каждый раз в придорожных поселках, большинство из которых возникло совсем недавно. Дороги теперь были намного лучше, чем те, которые я помнил по прошлым поездкам. Первое время опасались встречи с германскими шайками, частенько забредающими на свою бывшую территорию в поисках поживы. На третий день пути встретили спешащую к Алессии когорту наёмников. Вёл её один из приближённых Флавия Плак Скавр. Он заверил нас, что дальше к югу дорога очищена от разбойников и нам нечего опасаться за свои жизни и багаж. Действительно, ничто не омрачило нашего путешествия. На двенадцатый день пути я передал перемётную суму с почтовой корреспонденцией префекту Массилии (доставка секретной переписки являлась моим дополнительным заданием). От него же узнал, что флотилия с необходимыми Флавию людьми и материалами задерживается из-за противных ветров и частых штормов на несколько дней. Старины Нумерия в городе не было, поэтому, поставив в известность префекта, я прямиком отправился домой.

Как давно я здесь не бывал! На месте небольшой хибарки теперь красовалась свежевыстроенная усадьба. Всевозможные постройки, тесно соприкасаясь одна с другой, образовывали замкнутый прямоугольник, в центре которого находился двор. Прикрывая территорию двора от солнца и дождя, на нескольких колоннах покоился дощатый навес.

Выходившая в калитку рабыня, увидев меня, ойкнула и бросилась открывать ворота. Я въехал под сень портика и, спешившись, привязал коня. Рабыня задвинула воротный засов, после чего стремительно исчезла в доме. Спустя несколько секунд Оливия вынесла мне навстречу нашего наследника. Карапуз во все глаза смотрел на меня и не узнавал.

- Дай-ка его мне!

Крепко ухватив и подбросив малыша вверх, я поставил его на землю и угостил медовой лепёшкой. Сын взял подарок и, смешно переваливаясь, не совсем умело побежал к ёмкости с дождевой водой. Обогнув дымящийся очаг, он спрятался за вкопанный в землю стол и, хитро щурясь, выглянул и снова спрятался. От избытка чувств я весело рассмеялся. Сын улыбнулся в ответ и принялся за лепёшку. Оливия шагнула мне навстречу. Наплевав на местные обычаи, я обнял жену и поцеловал. В отдалении проворчали раскаты грома, через комплювий в цистерну заплюхали крупные дождевые капли. Кормилица увела ребёнка со двора. Я подхватил Оливию на руки и внёс в дом.

После праздничного ужина наступило время рассказов. Оказалось, что отец Оливии, мой тесть, месяца три назад недалеко от Лугдуна упал при переправе через быструю горную речушку в холодную воду. Его мул поскользнулся на камнях и сломал ногу. Товарищи с трудом вытащили тестя из-под взбесившегося, захлёбывающегося в струях воды животного. Тесть сильно ушиб о камни ногу и руку, и в довершении всех бед простудился. Его оставили в горном селении под присмотром одного слуги. Торговый караван продолжил путь без одного из своих организаторов. Как выяснилось впоследствии, это было к лучшему. Нанятый проводник намеренно завёл торговцев в разбойничью засаду. Товары были разграблены, люди перебиты. Прослышав о потере товаров, едва держащийся в седле тесть покинул гостеприимных хозяев и отправился к ближайшему гарнизону за помощью. В пути его перехватили разбойники. Слугу убили, а за тестя запросили выкуп. Растерянная Оливия начала собирать необходимую сумму – в этом ей помогли некоторые знающие тестя купцы и, конечно же, Нумерий. Но проблема разрешилась без выкупа – тот самый центурион Терций, являющийся надёжной оказией для передачи моих сбережений Оливии, оказался в нужном месте в нужное время. Начальник местного гарнизона обратился за помощью к сопровождающим обоз солдатам. Местонахождение разбойничьего гнезда было установлено с помощью местных жителей-переселенцев. Операцией командовал слегка поправившийся Терций. Логово разбойников было тайно окружено, все они схвачены или перебиты, освобождено несколько пленников – и в их числе тесть. Сам Терций, ко всеобщему сожалению, был снова ранен и, несмотря на обеспеченный ему благодарным тестем хороший уход, скончался в доме Оливии.

Тесть устроил своему покойному избавителю пышные похороны. Новая белая тога, лучшее масло, богатая курительница у парадной постели Терция (последней постели в этом мире!) – обычно прижимистый, торговец в тот раз не скупился, чем удивил даже свою дочь. Эти похороны запомнились всему городу, и долго ещё жители судачили на всех перекрёстках о неимоверно зычном голосе глашатая, искусстве плакальщиц и актёров, красивых картинах, изображающих деяния умершего. Похоронили центуриона на новом, римском кладбище, расположенном в стороне от старого, греческого. Четыре каменных столбика по углам могилы призваны вечно стеречь покой отважного Терция.

***

- Отец сейчас в Арреции. Там живут родственники Терция.

- Тесть поправился?

- Да, почти. Смотри, что он недавно нам прислал – Оливия поднялась и принесла большой кувшин. – Гляди!

- Что глядеть? Кувшин как кувшин….

- Эх ты, вояка! Отстал от жизни среди своих варваров! Это не кувшин, это – аутепса! – Оливия покрутила «кувшин» и показала мне небольшое отверстие в его боковине. – Очень полезная штука. Кладём сюда лёд – и вино в «кувшине» всегда прохладное. Нужно разогреть что либо – вместо льда засыпаем уголья. Наследник твой любит подогретое козье молоко….

- Античный самовар-холодильник? Два в одном. А лёд откуда?

- С гор привозят. На рынке можно купить. Храним в подвале. – Оливия отставила чудо бытовой техники нынешнего мира и, опустив голову на сложенные руки, помолчав, спросила, видимо о наболевшем, - Милый, а ты надолго?

- К сожалению нет. Войне на севере не видно конца. Германцев слишком много. И галлы не все покорены. Но ты за меня не бойся. Я теперь при штабе.

- Всё равно там опасно. Хоть при штабе, хоть в центурии – везде могут убить. У меня подруга недалеко живёт – ты её должен помнить, она была на нашей свадьбе – такая высокая, худая. Теперь, правда, поправилась. Так вот, её брат служил на флоте, в Кротоне. Там ведь не было войны. На них напали греки. И у подруги теперь нет брата – он погиб. Подумать только – я знаю здесь несколько греческих семей, такие хорошие люди. Зачем они начали войну? Зачем вообще вы, мужчины, так любите воевать?

- Мы воюем, дорогая, за свою жизнь. Что бы жить так, как нам нравится. Я, например, воюю за тебя. Если римляне «перекуют мечи на орала», сюда придут варвары или греки, сделают нас, мужчин, рабами или перебьют. А вы, женщины, станете их наложницами. А вообще – солдату рассуждать не нужно, войны начинают и заканчивают политики, цари и прочие правители.

- Я всё это знаю. Только всё равно, любить и растить детей, по-моему, гораздо лучше, чем убивать.

- Кто же спорит. Конечно, лучше. Кстати, насчёт детей. Что наш сын такой неразговорчивый? Ему пора уже вовсю «балакать»….

- Да это он тебя стесняется. Тоже мне, папа – раз в два-три месяца сына видит! Со мной он нормально говорит, с другими детьми тоже, когда играет с ними. И не только по-нашему, но и по-гречески – с их детьми он часто видится, они через два дома живут, двое мальчишек – ровесников. Драчун, кстати!

- Драчун? Это ничего. Главное, что бы «палку не перегибал». И нужно ему учителя подыскивать. Мой сын должен быть грамотным!

- Я уже узнавала. Здесь хороших учителей не найти. Придётся выписывать из Италии. А это очень дорого.

- У тебя есть я.

- Я знаю.

***

Обратный путь к резиденции Флавия занял гораздо больше времени. Около сотни кузнецов, стеклодувов, черепичников и прочих мастеровых людей, полсотни быков, полторы сотни мулов, три десятка солдат, погонщики – весь этот отягощённый инструментами и материалами караван делал в сутки не более 20 - 30 километров. Руководителем походной колонны считался я. Два моих телохранителя – эквита помогали организовывать марш и следили за соблюдением порядка в колонне. Свободное время я коротал в беседах с архитектором. Им оказался уже знакомый мне по Аррецию грек, строивший в столице Юлия новые кузнечные мастерские. Несмотря на своё социальное положение – архитектор являлся рабом – он держался достойно. Не заискивал, не искал покровительства или поблажек. Всё-таки ум и знания ценились в здешнем мире достаточно высоко. Грек знал это и воспринимал текущее положение дел как должное.

На исходе четвёртой недели пути закат застал караван на обширной луговине. Вдали за ручьём виднелось на невысоком холме несколько построек и фундамент обширной виллы в окружении строительных материалов. От людей, копошащихся вокруг построек, отделился быстроногий бегун.

- Кто здесь Корнелий Андер? – приблизившись к голове колонны, прокричал он.

Я выехал вперёд.

- Тебя просит подъехать Гракх! Караван может расположиться на ночлег у ручья, вон там. Следуй за мной!

Гракх встретил меня у небольшого шатра. Вскинув кулак в приветствии, он пригласил меня внутрь:

- Приветствую Белого Дракона! Раздели скромный ужин со старым товарищем!

- С удовольствием! – обернувшись к сопровождавшему эквиту, я распорядился о ночлеге и спешился. Всадник развернулся и послал коня в сторону каравана. Вслед за хозяином я вошел в рассеянный огнём светильников сумрак шатра. Мы опустились на походный топчан, перед которым стоял трёхногий раскладной стол. Бесшумно скользившие внутрь и наружу слуги быстро уставили столешницу мисками, кувшинами и кубками.

- Вот, попробуй борща. Это фирменное блюдо моего повара. Знаю, ты любитель этого супа. Да и я, признаться, проголодался. Утром только перекусил немного. Всё дела, заботы….

- А что ты здесь делаешь? Что нового знаешь?

- Много чего случилось, пока ты был в отъезде. Расскажу всё. И тебя выслушаю. Но сначала давай поедим….

***

- Да, похоже, на семье твоего тестя какое-то проклятие. Или же происки конкурентов? То дочь его похищают, то самого его….

- Я тоже об этом думал, Гракх. Врагов у него нет, по крайней мере, сам тесть так говорил. Видимо, это всё-таки случайность.

- Ну, пускай будет случайность. Главное, что он жив и здоров, значит, вскоре даст о себе знать. О начавшейся войне с греками мы здесь уже знаем. Цены на многие товары выросли. Я едва не потерял часть состояния. Тесть правильно сделал, что в столицу поехал. Там он будет в курсе событий и сможет хорошо заработать. Надеюсь, и меня не забудет – мы с ним давно уже общими делами ворочали.

- Конечно, не забудет, – я отставил опустевший бокал и потянулся за кувшином – Теперь твоя очередь, Гракх.

- Ну что же, слушай. Не всё тебе в моём рассказе, Андер, понравится. Начну по порядку.

Полулежавший на топчане Гракх поднялся и сел. Голос его из расслабленно – уставшего преобразился в металлически резкий. Почувствовав перемену в настроении собеседника, я так же сел и внутренне подобрался. Наполненный бокал сиротливо стоял на краю стола. Гракх произносил фразы размеренно и весомо, так же, как кузнец бьёт по куску раскалённого железа.

- Через несколько дней после твоего отъезда, Андер, Флавию донесли о вновь приближающихся к Алессии германцах. Ты знаешь, их шайки часто бродили поблизости. Но в этот раз варваров было достаточно много. Флавий решил заманить их к самому городу, чтобы не гоняться за ними по лесам. Для этой цели распустили слухи о малочисленности гарнизона, всех солдат попрятали по казармам и много ещё чего сделали. Короче говоря, германский князёк Хариомер клюнул на удочку и привёл своих архаровцев прямо под стены Алессии. Флавий даже позволил им пограбить окраинные селения. Хариомер совсем загордился и потерял всякую бдительность. Ну и поплатился за свою беспечность головой. Весь его отряд был уничтожен, поголовно. Никто не спасся. Плак Скавр – ты ведь его встретил на своём пути? – со своими кельтами обошел германцев с тыла и всех бегущих порубил. До сих пор Плак хвастается своим манёвром, хотя прошло уже немало времени….

- Да, Скавр при встрече показался мне чересчур красноречивым….

- Куда красноречивей! Хотя можно понять – у парня первое сражение было. Оно всегда запоминается. Ну так вот, продолжу. Как водится, лагерь германский разграбили, победу отметили. Спустя пару дней вижу – парисий, Флавиев приближённый, ведёт Барриобельса куда-то. Послал за ними своего слугу – оказалось, в хоромы Деция Куртия. Оттуда он больше и не выходил. А дней через пять Деций, Барриобельс и ещё несколько сомнительных личностей тайно покинули Алессию. Мои люди за ними проследили немного, пока была возможность. Ушли те по дороге на Трир. Я не мог ничего поделать – Деций Куртий на короткой ноге с Флавием, и ничего без его одобрения не делает…. Не переживай, Андер. Барриобельс нашелся вскоре. И знаешь, кто о нём весточку подал? Друг твой Квинтий! Он ведь тоже на Трир двинулся.…

Как оказалось впоследствии, верный слуга Флавия Деций Куртий обратил внимание на способного мальчишку, обитавшего при штабе легиона. Барриобельс был кельтского происхождения, умел разговаривать на многих наречиях своего народа, знал латиницу, изучал счёт и писание. Умел рисовать и чертить (в канцелярии он часто снимал копии с чертежей и карт). Ну и самым главным его достоинством был его возраст. Шпион с ребёнком менее подвержен подозрениям и проверкам. Под личиной галлов, бегущих от римлян, Деций Куртий и Барриобельс должны были проникнуть в город Трир – следующую цель Вибия Юлия. Подготовить мальчишку к выполнению такого спецзадания особого труда не составило – к обработке подключился его сородич, а я и Квинтий были устранены и не могли ничем помешать. Скорее всего, Барриобельс из-за небольшого жизненного опыта, обусловленного малым возрастом, не понимал всей опасности предприятия, в которое его вовлекали. Возможно, ему даже нравилось новое занятие, ведь он был ребёнком сметливым, подвижным и смена впечатлений должна была его увлекать. Другое дело, что обман, подковёрные интриги, и понимание - по мере взросления - того обстоятельства, что тебя просто использовали в качестве прикрытия для выполнения шпионской миссии, могло травмировать детскую психику.

Проникнуть в Трир особого труда не составило. Куртий со своими помощниками выяснил всё, что требовалось, навербовал новых помощников из числа кельтов, в большом количестве проживающих в городе и, заставив Барриобельса заучить наизусть все сведения, отослал того навстречу «дикому легиону» Вибия. Там мальчишку встретили с распростёртыми объятиями, и не только Квинтий. Конечно, такой опытный разведчик, как Куртий, не мог доверить важные сведения только одному гонцу. С подобными донесениями было послано ещё несколько человек, двое из них пропали, остальные прибыли в легион Вибия. Но самые верные сведения принёс именно Барриобельс, благодаря своей памяти и умению рисовать. Он в точности, с минимальными погрешностями, описал и зарисовал германские укрепления, обозначил на схеме и показал на местности расположение неприятельских пикетов и разъездов. Благодаря полученным сведениям «дикий легион» смог довольно близко подойти к городу, оставаясь необнаруженным германцами. Следствием этого явился внезапный для варваров штурм неподготовленного к обороне Трира. Штурм начался на рассвете. Уже к полудню город перешел под власть римлян.

Деций Куртий из осторожности отпустил Барриобельса. Ведь не исключено, что те двое пропавших гонцов попали в руки германцев и для варваров теперь не является секретом истинное обличье «беженца с ребёнком». В таком случае Барриобельс являлся бы «особой приметой». Вибий Юлий взял юного агента под свою опеку, а присматривать за мальчишкой поручили хорошо его знавшему Квинтию. В распоряжение Барриобельса выделили мула и письменные принадлежности.

Но все эти подробности о приключениях «галчонка» стали известны мне немного позже. Гракх тогда знал только основное – Барриобельс жив и находится рядом с Квинтием. Эти сведения слегка успокоили меня, я всё-таки очень привязался к мальчишке. Именно с ним я мог разговаривать на любые темы, не опасаясь быть пойманным на каком–нибудь несоответствии здешним реалиям. Все мои оговорки из прошлой, цивилизованной жизни, Барриобельс воспринимал не с недоверием, как, например, тот же Квинтий, а с пониманием, как волшебную сказку. Например, «галчонок» был уверен, что там, откуда я родом, водятся добрые и злые всемогущие волшебники. Имена этих волшебников он хорошо запомнил: «Гаишник», «Компьютер», «Банкомат», «Автомобиль», «Лифт», «Налоговая» и тому подобное. Изредка я рассказывал ему всевозможные истории из жизни 21-го века, привирая совсем чуть – чуть. Эти сказки были нашей с ним тайной. Кроме того, Барриобельс был единственным человеком, который более-менее сносно понимал русский язык. Несмотря на уже почти полную ассимиляцию своей личности, я испытывал потребность практиковаться в родной речи.

Но вернёмся в шатёр Гракха. Выслушав друг от друга все новости, мы осушили ещё по одному кубку. Поморгав и прокашлявшись, Гракх вдруг спросил меня об архитекторе, следующем в моём караване.

- А зачем он тебе?

- Андер, в самом начале нашей беседы ты задал мне вопрос – что я здесь делаю?

- Помню. Ещё не слишком пьян.

- Ну так я тебе вот что скажу. Вот этот шатёр, где мы с тобой сидим, раскинут на холме. Этот холм, и луговина, и соседний холм за ручьём – теперь это моя земля. Флавий позволил мне занять эту местность под поместье.

- А почему именно здесь? Есть и получше земли, в десятке стадий отсюда….

- Нет, Андер, я понял, про какую землю ты говоришь. Та местность нездоровая. И вот почему я это знаю. И здесь, и там целый год паслись овцы. Недавно проверили печень у животных в обоих стадах. Здешнее стадо здоровое, а у овец из дальнего стада печень оказалась не отличного состояния. Поэтому я именно здесь и строюсь. Опять же, здесь ручей близко, лощинка небольшая рядом. Я её углублю и наполню водой. Устрою пруд. На склонах холмов будут виноградники. В лощине – ячмень или полба. Лес рядом – охоться, не хочу!

- Подожди. Виноградник на склоне, говоришь? Там же дорога проложена?

- Дорога – это ничего. Дорогу я перенесу чуток. Пойдёт в обход холма. Повод я уже придумал – склон глинистый в том месте, дожди будут дорогу постоянно размывать. А там, подальше, камень на камне, видимо, русло древнего ручья.

- Рискованно. Флавий к дорогам очень трепетно относится.

- Да он и не узнает. Дорогу я за свой счёт передвину, своими работниками. С твоей помощью.

- Так вот зачем тебе архитектор….

- И не только для этого. Мне тут местные строители чертёж виллы нарисовали. Я бы хотел, что бы твой грек его посмотрел. Он, я слышал, очень хороший специалист. А ты на день – два задержись здесь с караваном, привал устрой людям. Пусть отдохнувшие к Флавию на глаза появятся. А то измотаны все дорогой, что люди, что мулы…

- Ну-ка, дай посмотреть чертёж…. И пошли человека за архитектором. Пусть передаст, что я его зову, на консультацию. И огня нужно прибавить, темно совсем! Архитектор он действительно стоящий. Государственные кузни в Арреции он строил. И ещё много зданий. В том числе и в Риме.

***

Близоруко щурясь, архитектор внимательно рассматривал свитки. Просмотрев все, положил их на стол и обратился к Гракху.

- Из чего стены строить планируешь?

- Щебень. Зальём раствором извести и песку.

- Бутовая кладка…. Откуда известь и песок? Какое качество?

- Здесь недалеко добыть можно. Про качество не знаю. Завтра покажу, посмотришь, оценишь.

- Хорошо. Колонны портика из цельного камня?

- Да.

- Они у тебя по всей длине равного диаметра. Такие колонны, когда на них с земли смотришь, выглядят корявыми. Нужно сделать утолщение в середине. Тогда вид будет гармоничнее. И боковые колонны нужно немного изменить. Каменотёсам работы прибавится, но зато внешний вид будет пропорционален, а значит – красив.

- Объяснишь всё это завтра моим строителям. Я тебя отблагодарю.

***

Двухдневная задержка в Гракховом поместье не повлекла для меня никаких последствий. Правда, начальник канцелярии слегка пожурил меня за то, что я не поставил его в известность о привале. Но обязательно полагающийся в таких случаях подарок вернул благорасположенность чиновника.

Через несколько недель штабная служба забросила меня в Трир, чему я несказанно обрадовался. Впрочем, как и мои друзья – Квинтий и Барриобельс. Последний уже не был похож на мальчишку – вытянулся и посерьёзнел.
- «Галчонок» наш превращается в орла! – шутил Квинтий. – А я при нём, как курица-наседка. Таскаю ящик с причиндалами, когда мулу неохота….

В разграбленном городе Квинтий набрёл на лавку ремесленника – художника, и без смущения экспроприировал найденные инструменты и материалы в пользу моего воспитанника. Получив благодаря новым материалам творческий толчок, Барриобельс увлёкся живописью. Его теперешнее занятие более соответствовало возрасту, в пику недолговечной карьере тайного агента. Он рисовал на штукатурке, досках, камне – словом, на всём, на чём останавливался его взгляд. Больше всего ему удавались сцены охоты. Произведения не были долговечны – Барриобельс не знал никаких секретов живописцев, и действовал интуитивно, пытаясь методом проб и ошибок найти верные решения. Работал он увлечённо, полностью поглощаясь в процесс. Когда что-то не получалось, Барриобельс становился замкнутым и раздраженным. В такие моменты я пытался отвлечь его, вызывал на разговор. Я пообещал парню, что в скором времени отправлю его учиться живописи в Арреций или даже в Рим. Осталось только получить разрешение от Флавия, и дождаться ответа от тестя, которому я писал о способном мальчике.

- Рисовать лучше, чем шпионить. Верно, Барриобельс?
- Конечно, Андер. Обманывать я не люблю. А рисовать люблю.

Кто знает, быть может целью моего появления в здешнем мире является способствование развитию гуманитарных наук? С тех пор, как я принял решение об отправке Барриобельса на учёбу, сны с местными богами в главной роли мне сниться перестали.


5 комментариев к записиВернуться в блог as1991's блог
    as1991, 14 Август 2011, 13:09


Извиняюсь за длительное отсутствие в блоге. Причины личного, технического и даже исторического характера. Критику - в студию! ;)
П.С. И картинку чёрно-белую хотя бы... ;)
    alZarif, 14 Август 2011, 14:23


Ура! Продолжение!

Очень вкусный кусочек, жаль быстро кончился.

Картинка - обещал - будет. :008:
    Гопит, 15 Август 2011, 21:56


Спасибо, интересно! Сегодня много писать не могу. В следующий раз.
    Тит Пулло, 22 Август 2011, 00:07


Требую продолжения банкета... :030:
    as1991, 22 Август 2011, 13:03


Пишется... Правда, про греков там ещё маловато будет. Сит забуксовал что-то :008: :)

Последние посетители

  • Norinke
  • GreenXred
  • SVAROGRus
  • Mr.General
  • Age of Kings

    Стиль:
      11 Дек 2016, 14:55
© 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики