Сообщество Империал: Блог Морандира - Сообщество Империал




Третий рассказ по мотивам Толкина
Вторая редакция рассказа. Внесены некоторые изменения в сюжет для большего соответствия канону.

Рассказ третий: Возвращение в Хитлум

Горы. Холодные, покрытые льдом и снегом горы. Они вздымались к небу, напоминая о своей красоте и о своем гордом величии.
Ветер. Холодный, пробирающий до костей, северный ветер. Он дул с огромной силой, гулко завывая и неся тучи снега. Ужасная метель разразилась в горах. Белоснежная пелена окутала все вокруг, ничего нельзя было разглядеть.
В этом снежном вихре по склону горы кто-то шел. Точнее, даже не шел, а пытался идти вперед, но его тормозил сильный ветер и снег, бьющий путнику в лицо. Но путник упрямо продолжал пробираться вперед, несмотря на трудности. Сквозь снежную мглу он сумел разглядеть неподалеку маленькую пещерку, в которой можно было укрыться от непогоды. Наконец странник достиг пещеры и заглянул внутрь. Там было пусто и туда не задувало снег. В пещере было довольно темно, но странника это не волновало – он прекрасно видел в темноте. Зайдя внутрь, он снял капюшон, отряхнул с себя снег и сел в углу, повернувшись лицом к выходу.
Этим странником был Морандир. Он тяжело дышал и немного вздрагивал от холода. К сожалению, развести костер было невозможно, и эльф мог замерзнуть насмерть, но его сейчас беспокоило не это. Морандир очень устал. Много дней он добирался до этих мест и наконец-то достиг своей цели. Он шел домой. Сейчас он находился в горах Эред Витрин, южнее Митрима. Морандир рассчитывал пересечь горы за несколько дней и спуститься в Митрим, но разбушевавшаяся метель заставила его остановиться. Теперь же ему придется сидеть в этой мрачной и холодной пещерке, ожидая, когда метель закончится. Ветер яростно выл и дул с огромной силой, словно собираясь сдуть весь снег, что лежит на вершинах гор. Но Морандиру это было безразлично. Он погрузился в раздумья.
Он думал о своем предназначении. О том, что он сделал, и что еще должен сделать. И он вдруг начал понимать, что от него ничего не зависит. И как бы он не старался, ничего не изменится. Уже пять долгих лет прошло с тех пор, как Морандир ушел из Хитлума. После того, как Белегорн и его отряд были убиты, эльф странствовал по Белерианду совсем один. Одиночество давило на него тяжким бременем и поэтому Морандир решил вернуться туда, где была его родина. Он вернулся в Хитлум.
Эльфа угнетало не только одиночество. Он видел, как Белерианд, цветущий и прекрасный край, превращается в мертвую и разоренную страну, полную ужаса и тьмы. И все это было делом Врага. Морандир изо всех сил боролся с его слугами, но их было слишком много, и один эльф не мог остановить все воинство Ангбанда. Морандиром постепенно овладевало отчаяние. В памяти всплыли слова Белегорна: «Ты еще можешь продолжать борьбу с Врагом! Ты еще многое должен сделать».
«Но что я могу сделать?!» - подумал Морандир, пытаясь вырваться из нахлынувшей на него волны отчаяния. Эльф вскочил и принялся ходить по пещере, тяжело дыша. Грудь сдавило какое-то щемящее чувство. Морандир даже начал задыхаться от безысходности.
И тут в его душе пробудилась ярость. Сначала она была слабой, но с каждой секундой она разгоралась все сильнее и сильнее, обжигая эльфа изнутри. Морандир в гневе выскочил из пещеры и закричал изо всей силы. И ветер, словно испугавшись его ярости, стал дуть слабее. Но тут Морандир осознал свою ошибку. Ибо горы задрожали, грозясь обрушить свой гнев на того, кто потревожил их покой. Эльф быстро заскочил обратно в пещеру. И как раз вовремя, ибо в этот самый момент сошла огромная снежная лавина, сносящая все на своем пути. Горы содрогались и ревели, ветер завыл еще сильнее.
Горы вздрогнули в последний раз и все затихло. К счастью для Морандира, вход в его пещерку лишь слегка засыпало снегом. Разрыв его руками, эльф выбрался наружу и огляделся. Метель прекратилась, даже ветер совсем утих. Внизу, сквозь рваную пелену, можно было разглядеть горные долины Митрима, поросшие хвойными лесами. Морандир улыбнулся. Он был близок к своей цели.
Эльф начал спуск. Он аккуратно ступал по крутому склону, стараясь не потерять равновесие. Временами он чуть не падал, скользя вниз по крутому склону горы. Внезапно перед ним открылся обрыв. Морандир глянул вниз. И тут же отдернулся, потому что почувствовал, что бездна тянет его вниз. Эльфу пришлось искать обходной путь. Наконец, он нашел более-менее подходящую тропу и стал спускаться по ней.
Короткий зимний день подходил к концу. Солнце, которое было скрыто за плотными серыми тучами, зашло за горизонт. Морандир остановился, думая, продолжать ему путь или же отдохнуть. Немного подумав, он решил отдохнуть. Найдя небольшую впадинку на склоне горы, он лег в нее, укутавшись в плащ и накинув на голову капюшон. Плащ за пять лет странствий поизносился, несмотря на то, что был соткан эльфами.
Морандир лежал на снегу, свернувшись калачиком. Он отдыхал, расслабив свой разум. Эльф то закрывал глаза, то открывал. Это не имело для него значения, ведь эльфы не спят так, как люди. Пролежав несколько часов, Морандир почувствовал, что начинает замерзать. Тогда он быстро вскочил и побежал вниз. Спускаться было уже легче, так как склон стал более пологим, и сохранять равновесие было нетрудно.
Наконец долгая зимняя ночь закончилась. Пронзая тучи своими яркими лучами, выглянуло солнце. Оно поднималось выше, но, даже достигнув зенита, висело низко над горизонтом. Снег отражал солнечные лучи, мерцая тысячами ярких бликов. Туман в долине рассеялся и Морандир увидел прекрасные хвойные леса, засыпанные снегом. Он глубоко вдохнул свежий морозный воздух и продолжил спуск.
Час за часом солнце клонилось все дальше к западу, и вскоре начала сгущаться темнота. Мороз крепчал и Морандир поежился от холода. Но он упорно продолжал идти вперед. Наконец эльф вступил в густой и мрачный хвойный лес. Тут было теплее, чем наверху и Морандир почувствовал, что холод, пытающийся сковать его тело, отступает.
Морандир оглянулся, ища место, где можно было бы отдохнуть. Ночная темнота ему совершенно не мешала, ведь он был эльфом. Наконец, взор Морандира привлекла небольшая полянка, окруженная елями. Дойдя до поляны, эльф сел на снег, сняв перед этим плащ и подложив его под себя. Он расслабился и погрузился в воспоминания.
Неожиданно Морандир услышал около себя волчий вой. Он тут же вскочил и огляделся. На поляну выскочила волчья стая. Морандир быстро окинул ее взглядом и посчитал, сколько в ней было волков. Их было восемь. Все они хищно скалились и смотрели на него своими яркими глазами, светящимися в темноте. Вперед выступил вожак. Это был крупный волк темно-серого цвета. Он слегка зарычал, глядя при этом Морандиру в глаза. Эльф злобно посмотрел на него. В волчьих глазах появилось сначала удивление, а потом и легкий страх, ибо Морандир вынул из ножен свой меч и сделал шаг в сторону вожака. Вожак слегка огрызнулся, но эльф продолжал идти вперед, все так же глядя волку прямо в глаза. И волк не выдержал. Воля эльфа оказалась сильнее охотничьего инстинкта и голода. Слегка прорычав, вожак развернулся и, прыгнув, исчез с поляны. Остальные волки последовали его примеру и тоже исчезли в лесной чащобе.
Прогнав волков, Морандир слегка ухмыльнулся и снова сел на плащ, расслабив разум. Эльф начал вспоминать свое безоблачное детство, веселую юность, служение в армии. Потом он дошел до недавних воспоминаний о битве Дагор Браголлах. Морандир сразу же вскочил, не желая вновь переживать боль, связанную с теми событиями. Он глубоко дышал, стараясь успокоиться.
«Я же вернулся домой. Скоро я увижу своих родных, отдохну на родной земле. Незачем вспоминать то, что причиняет мне только страдание» - думал Морандир, пытаясь успокоиться и унять боль, сжимавшую его в груди и мешающую дышать.
Наконец боль отступила и Морандир почувствовал спокойствие. Он снова сел и погрузился в воспоминания.
Уже рассветало, когда Морандир, наконец, очнулся от грез. Хоть он слышал и видел все вокруг, его разум витал в совершенно других местах. Он встал, надел плащ и пошел дальше. Путь его лежал через лес. В лесной чаще было спокойно, иногда белки прыгали с ветки на ветку, еще слышались голоса птиц, живущих здесь. Воздух был чистый и холодный, и Морандир с удовольствием вдыхал его.
Морандир шел уже несколько часов, а лес все не кончался. Уже начало заходить солнце, когда эльф наконец-то вышел на опушку леса. Перед его взором раскинулся Митрим – обширная область Хитлума. Здесь, в Митриме, жило много эльфов Хитлума. Где-то чуть правее Морандира текла река, берущая исток в Эред Витрин и впадавшая в озеро Митрим. Но сейчас она была скована льдом, и разглядеть ее не мог даже эльф. Слева возвышались горы Митрима, разделявшие Митрим и Дор-Ломин, в котором жили люди дома Хадора.
В эту ночь Морандир не останавливался, чтобы отдохнуть. Душа его была преисполнена радости, и он почувствовал необычайный прилив сил. Он побежал вперед по равнине. За ночь он пробежал довольно приличное расстояние и оставил горы позади. Когда рассвело, он остановился, чтобы немного передохнуть. Он вспомнил, что не ел уже больше трех дней и начал рыться в мешке, ища там что-нибудь съестное. Но, как назло, еды не было. Немного раздосадованный этим, Морандир решил продолжать путь.
День подходил к концу, а эльф продолжал бежать вперед без устали. Места, где он сейчас находился, были не так густо заселены, как берега озера Митрим, но здесь уже попадались небольшие поселения эльфов.
Тут зоркий взор эльфа уловил впереди эльфийскую хижину. Морандир ускорил бег, намереваясь дойти до нее как можно скорее. Наконец он достиг хижины. Она стояла на краю небольшой деревушки. Двор не был огорожен, но сама хижина была выстроена добротно, и от нее веяло уютом. Окно было с восточной стороны, а дверь выходила на юг. Крыша была покрыта снегом, с ее краев свисали сосульки.
Морандир заглянул в слегка заиндевевшее окно. Внутри дома было темно. Морандир постучал в дверь. Ответа не было. Морандир постучал еще раз. Тут внутри дома послышались шаги. Дверь со скрипом отворилась. На пороге дома стояла молодая эльфийка в белом платье. Увидев Морандира, она слегка испугалась и удивленно воскликнула:
- Кто вы такой? С какой стати вы ломитесь в мой дом?!
- Тише, тише, успокойтесь, я не причиню вам зла! Я всего лишь странник, ищущий приют и покой - ответил Морандир.
- А… вы мне не врете? Почему это я должна вам верить? – настороженно спросила эльфийка, смерив Морандира немного злобным взглядом – Вдруг вы один из шпионов Врага?
- Шпионов Врага? – удивленно воскликнул Морандир.
- Да. А что, вы про них не слышали? Это эльфы или люди, что попали в плен к Врагу и были подчинены его воле, а потом отпущены на свободу, для того чтобы нести лживые слухи и следить, что замышляют противники Моргота.
- Разве я похож на слугу Моргота?! – вспылил Морандир - Я изо всех сил борюсь с его ордами. Я убил множество орков, а вы смеете обвинять меня в том, что я - шпион Врага?!
- Хорошо-хорошо, успокойтесь! Допустим, я вам верю – сказала эльфийка.
- Я могу зайти к вам? Я очень устал и мне нужен отдых – спросил Морандир.
- Ладно, заходи – грубовато сказала эльфийка, вновь смерив Морандира хмурым взглядом.
Морандир зашел в дом, снял сапоги и плащ и сел на скамью у стены. Эльфийка тем временем подкинула в печку дров и зажгла несколько свечей, которые своим светом разогнали темноту в доме. Дом был вполне просторным и очень уютным. Оконные рамы были резными, печь была сложена просто, но со вкусом, присущим только эльфам. Вся мебель: стол, стулья, кровать – была вырезана из дерева. Все было так уютно, что Морандир улыбнулся, вспомнив про свой дом.
Эльфийка посмотрела на него и сказала:
- Тебя как зовут-то?
- Меня зовут Морандир – улыбаясь, произнес эльф – А тебя?
- Эльвен – ответила эльфийка.
- Приятно познакомиться – дружелюбно произнес Морандир.
- Взаимно – протянула Эльвен и легла на кровать.
Морандир понял, что ему тут не рады и прекратил разговор. Он вздохнул и уставился в печку. Огонь постепенно пожирал подкинутые дрова, которые немного потрескивали. И тут Морандира внезапно охватил ужас. Ему вспомнилась Дагор Браголлах. Он вновь представил те ужасные потоки пламени, которые пожрали зеленый и прекрасный Ард-Гален, навсегда превратив его в выжженную пепельную пустыню со зловещим названием Анфауглит – удушающая пыль. Морандир опять почувствовал щемящее чувство в груди и вскочил, яростно вскричав. Эльвен вскрикнула от испуга и неожиданности и с ужасом уставилась на Морандира.
- Что с тобой? – спросила она испуганным голосом.
- Ничего. Все нормально – ответил Морандир, тяжело дыша и опираясь на стол.
- Что с тобой случилось? Тебя что-то тревожит? – спросила Эльвен, с тревогой глядя на Морандира.
- А почему ты спрашиваешь?! – злобно произнес Морандир – Ты же не рада мне, с чего бы тебе интересоваться тем, что я пережил?
- Ладно, прости, пожалуйста. Просто я очень испугалась, когда ты постучался в мой дом среди ночи, поэтому так себя вела.
- Ладно, забудь об этом.
- Так может, все-таки расскажешь, что тебя тревожит?
- Хорошо, слушай – сказал Морандир, немного подумав.
И он начал свой рассказ. Эльвен слушала его с интересом, и ее лицо становилось грустным, когда он говорил о своих лишениях и об опасностях, с которыми он сталкивался во время своих странствий. Наконец Морандир закончил свой рассказ и вздохнул, погрузившись в раздумья.
- Да. Теперь я тебя понимаю. Нелегкая у тебя жизнь. Но я вижу, что ты силен и крепок духом, и ты никогда не отступишь перед опасностью – сказала Эльвен.
- Спасибо за то, что выслушала меня. Ты не представляешь, как мне стало легче.
- Да ладно. Я всегда могу помочь, ты только попроси – улыбнувшись, ответила Эльвен.
- Хорошо – сказал Морандир и улыбнулся в ответ. Он глядел на лицо Эльвен и понял, что она очень красива. Волосы ее были темны, как у всех Нолдор. Ее яркие глаза были темно-серого цвета, черты лица были правильными и утонченными, а улыбка – просто прекрасна. Но самое главное, он почувствовал, что у нее очень доброе сердце.
- Если хочешь, то можешь пожить у меня – сказала Эльвен, прервав его мысли.
- Правда? Спасибо! – радостно произнес Морандир.
- Да не за что. Вдвоем веселее, верно? – сказала Эльвен и рассмеялась. Ее смех был очень звонким и заразительным.
- Да, ты права – произнес Морандир, посмеиваясь.
- Ну ладно. Я пойду, отдохну немного.
- Хорошо.
Эльвен снова легла, а Морандир опять задумался. «Жаль, что эльфы не могут спать. Эльвен свою жизнь вспоминает сейчас, а я думаю непонятно о чем. А как хотелось бы забыть про все тревоги и беды» - думал Морандир, сидя на резном стуле и глядя в огонь, который уже не пугал его, а напротив, успокаивал.
Наступило утро и Морандир вместе с Эльвен занялись домашними хлопотами. Потом они пообедали и решили прогуляться по окрестностям.
На дворе стояла прекрасная солнечная погода. Солнце было в зените, ярко освещая землю, а снег отражал солнечные лучи, слепя эльфов, идущих в сторону реки, которая была где-то на востоке, покрытая льдом. Когда солнце начало клониться к западу, эльфы повернули обратно и вернулись домой.
Вечер прошел спокойно. Морандир и Эльвен весело разговаривали, рассказывая друг другу о своей жизни. Неожиданно Морандир спросил:
- А где же твои родители?
Тут Эльвен замолчала. Ее лицо погрустнело, и она отвернулась, закрыв лицо руками.
- С ними что-то случилось? – тревожно спросил Морандир, нахмурив брови.
- Они… погибли – произнесла Эльвен, с трудом выдавив из себя эти слова.
- Прости… мне очень жаль – тихо произнес Морандир, опустив голову.
- Нет. Ты не виноват. Все в порядке.
- Нет, не в порядке. Я же вижу, что тебе больно.
- Да… ты прав. Давай лучше не будем говорить об этом – сказала Эльвен холодным голосом.
Морандир сменил тему разговора, и Эльвен постепенно успокоилась и вновь стала улыбаться, когда Морандир рассказывал про свою жизнь.
Прошел еще день, а ним еще один. Морандир не заметил, как прошла неделя, а затем и две. Ему было так хорошо здесь, с Эльвен. Он наконец-то обрел покой.
Как-то вечером они сидели за столом и ужинали. Вкусно поев, они снова начали разговаривать, шутить и вспоминать о своей жизни. Морандир рассказал какую-то очень смешную шутку, и они с Эльвен расхохотались над ней. Они смеялись очень долго, но никак не могли остановиться. Наконец Морандир сумел взять себя в руки и перестал смеяться. Эльвен тоже замолчала. Они взглянули друг на друга, и тут Морандир почувствовал какое-то необъяснимое чувство. Его словно тянуло к Эльвен. Взглянув ей в глаза, он увидел, что она испытывает то же самое. Он слегка придвинулся к ней. Потом придвинулся еще ближе, протянул руку и начал гладить ее гладкие и мягкие волосы. Другой рукой Морандир обнял Эльвен и прижал ее к себе. Затем он коснулся губами ее губ, и они слились в страстном поцелуе. Наконец, Морандир отпустил Эльвен, посмотрел ей в глаза и сказал:
- Мне так хорошо здесь, с тобой. Я никогда в жизни еще не был так счастлив.
- Ты знаешь, я могу сказать то же самое – ответила Эльвен - Ты сделал меня самой счастливой на свете. Я так люблю тебя, что не могу выразить словами свои чувства.
- Эльвен, я хочу, чтобы ты стала моей женой. Ты согласна?
- Конечно же, разве я могу ответить иначе – сказала Эльвен и улыбнулась.
Улыбнувшись в ответ, Морандир призадумался. Он понял, что начал забывать, зачем вообще вернулся в Хитлум. Да, он обрел покой, и ему было очень хорошо с Эльвен. Но ему очень хотелось вернуться в родной дом.
- Эльвен, я же не говорил тебе, почему я вернулся в Хитлум? – спросил Морандир.
- Нет. А что случилось?
- Я хочу вернуться в родной дом. Там остались мои родители. Я очень скучаю по ним.
- Что ж, раз мы собрались пожениться, то мы обязательно должны навестить твоих родителей.
Когда взошло солнце, Морандир и Эльвен выступили в путь. Сначала они прошли эльфийскую деревню, а потом пошли по дороге, ведущей к озеру Митрим, вокруг которого располагались основные поселения эльфов Хитлума.
Они шли весь день и всю ночь, потом еще два дня и, наконец, достигли берегов озера. Там они отдохнули в доме одной эльфийской семьи и двинулись на запад вдоль озера. Дом Морандира, дом его детства, находился к северо-западу от озера, близ северо-восточного края гор Митрима. Еще два дня ушло на то, чтобы обогнуть озеро. Оказавшись севернее озера Митрим, эльфы на северо-запад, к своей цели.
Прошел еще день. Ночью Морандир и Эльвен остановились передохнуть, а утром, на рассвете, вновь двинулись в путь. Еще стояла зима, но уже чувствовалось, что скоро должна начаться весна.
Солнце было еще довольно высоко, хоть и начинало клониться к западу, когда Морандир и Эльвен достигнули своей цели. Морандир остановился и смотрел на свой дом. Каким милым казался он ему в тот момент. У Морандира потекли слезы по щекам. Он побежал вперед, стремясь быстрее дойти до дома. Эльвен побежала за ним, стараясь не отставать. Когда Морандир уже подбегал к дому, на крыльцо вышел высокий темноволосый эльф. Это был Эльгон, отец Морандира. Увидев двух бегущих к нему эльфов, он внимательно посмотрел на них и был ошеломлен. К нему навстречу бежал его сын. Его любимый сын, которого он не видел уже много лет. От радости Эльгон даже не мог пошевелиться. Тем временем на крыльцо выглянула мать Морандира – Гилвен. Она тоже замерла, увидев бегущего к ним Морандира.
Морандир бежал изо всех сил. Увидев родителей, стоявших на крыльце и смотрящих на него, он обрадовался еще больше. Его душа была готова вылететь из его тела и полететь куда-то ввысь. Сердце бешено стучало. Наконец он добежал до крыльца. Резко остановившись, он чуть не сбил с ног родителей. Он обнимал и целовал их, они тоже обнимали и целовали его. Слезы счастья лились у них из глаз. Мать шептала: «О, мой милый мальчик», отец тоже был на седьмом небе от счастья.
Тем временем к дому подошла Эльвен. С улыбкой глядя на обнимающуюся семью, она сказала:
- Простите, что отвлекаю вас друг от друга, просто я хотела бы познакомиться с вами.
Гилвен спросила с удивлением:
- Сынок, кто это?
- Мама, это моя возлюбленная. Ее зовут Эльвен. Она очень хорошая девушка и хотела познакомиться с вами. Поэтому отправилась в путь вместе со мной.
- Сынок, вижу, ты стал взрослым и уже собираешься завести семью, да? – с улыбкой сказал отец.
- А как же, отец! Эльфийский род должен продолжаться. И мы с Эльвен очень любим друг друга.
- Ну, раз любите друг друга, то все хорошо – сказала мать – Давайте в дом, я накормлю вас, а то вы, наверное, устали с дороги.
Все вошли в дом. Обед был отличным. Еда была очень вкусной. Морандир, Эльвен и родители Морандира весело разговаривали. Морандир рассказывал о своих странствиях. Родители слушали его с интересом и немного пугались, когда Морандир говорил про бои с орками и прочими слугами Врага. Наконец он закончил свой рассказ и, вздохнув, сказал:
- Наконец-то я дома. Я все-таки обрел счастье.
Прошло несколько недель с того дня, как Морандир вернулся домой. Наступила весна. Снег сошел, и сквозь прошлогоднюю сухую траву уже пробивалась молодая зеленая поросль. Эльвен и Морандир наслаждались покоем. Они хотели сыграть свадьбу, а затем отправиться на поиски Эльнаро. Но вдруг, неожиданно для всех, случилась ужасная беда…
Моргот, Черный Враг, отправил огромную армию орков в Хитлум. Поначалу дозорные эльфов не придавали особого значения тому, что на севере Хитлума бродят мелкие отряды орков. После Дагор Браголлах это было обычным явлением. Но неожиданно один из дозоров вернулся в крепость после разведки, будучи сильно потрепанным в бою, а его командир сообщил, что через северную часть Эред Витрина переходят большие отряды орков. Тотчас же на юг были отправлены гонцы со страшной вестью.
Но не успели гонцы достигнуть своей цели, как в Хитлум хлынула орда орков. Она смела своим жестоким натиском оборонительные форпосты Нолдор на севере Хитлума и продолжила шествие на юг, сея на своем хаос, разрушение и смерть.
Когда эта ужасная весть достигла князя Фингона, то он был ошеломлен ею, но собрался с силами и приказал собрать армию и выступить на северо-запад.
Светило теплое весеннее солнце. Зеленела пышная трава. Дул теплый ветерок. Морандир сидел на крыльце своего дома и смотрел на северо-восток. Внезапно его зоркий взгляд различил вдалеке клубы пыли. Присмотревшись, он разглядел отряды эльфов, идущие на северо-запад. Доспехи воинов блестели на солнце, отбрасывая яркие блики.
В душу Морандира закралось плохое предчувствие. Он понял, что идет большая беда, и что она уже близко. Он вскочил и забежал в дом, где сидели его родители и Эльвен. Увидев его встревоженное лицо, отец Морандира, Эльгон, спросил:
- Что случилось, сын мой?
- Я видел армию эльфов. Они идут на северо-запад. Похоже, в Хитлум вторглись войска Моргота.
- Что?! Быть этого не может! – воскликнул отец.
- Иди сам погляди.
Эльгон выбежал наружу и пригляделся. Увидев то, что сказал ему сын, он произнес:
- Да, ты прав.
- И что же нам делать? – испуганным голосом спросила Гилвен.
- Так, ты вместе с Эльвен уходите на юг, туда, где ее дом – твердо произнес Морандир.
- Но, а как же вы с отцом?
- Уходи, дорогая – сказал Эльгон – Морандир прав. А мы отправимся на соединение с армией князя.
- Нет! Я не хочу этого! – вскричала Гилвен.
- Мама, прошу, послушай меня и отца. Здесь слишком опасно.
- Я не хочу, чтобы вы шли туда.
- Мы должны, дорогая, мы должны – сказал Эльгон и опустил голову.
Гилвен промолчала. Она поняла, что ничего не изменишь и печально, дрожащим голосом, произнесла:
- Хорошо. Мы с Эльвен уйдем на юг, а вы пойдете своей дорогой.
После короткого сбора, Эльвен и Гилвен отправились на юг, а Морандир и Эльгон на север, в армию князя Фингона.
Через два дня эльфы сумели нагнать войско. Там они передохнули и вооружились. Морандир надел новый плащ, наручи, наплечи, наголенники и шлем. Щит он брать не стал. Эльгон же, оделся так же, как и его сын, но в качестве оружия взял копье, щит и два кинжала.
Еще через два дня войско, наконец, встретилось с ордой орков. Войска Моргота двигались на юг, уничтожая все на своем пути. Эльфийская армия остановилась и выстроилась широким фронтом, чтобы сдержать вражеские орды. Толпы орков двигались на защитников Хитлума, но эльфы не дрогнули перед лицом врага. Они встали плотным строем, прикрылись щитами и выставили вперед копья. Орки, яростно вопя, бросились в атаку на армию Фингона.
И грянул бой! Орки налетели на плотные ряды эльфов, пытаясь смять их или пробить брешь в рядах армии Хитлума. Но эльфы, приняв на себя мощный натиск, сдержали первую волну. Атака врага захлебнулась и орки, потеряв несколько отрядов, откатились. Но это было только начало. Подошли основные силы врага и вновь накатились черной волной на ряды эльфов.
Морандир и Эльгон сражались в первых рядах. Они вместе со всеми сдерживали яростный натиск орков, который, несмотря на большие потери с вражеской стороны, не ослабевал, а напротив, становился все сильнее. Морандир с яростным криком вырвался вперед, рубя орков своим мечом. Те падали у его ног, обагряя землю своей черной кровью. Эльф с холодным гневом рассекал орков на части, отрубал конечности и пронзал врагов, которые наседали на него. Эльгон же колол орков своим копьем и оглушал щитом, прикрывая сына.
Но силы орков были слишком велики. Они медленно, но верно заставляли эльфов отступать. На поле битвы все смешалось. В одном месте эльфы отбрасывали врагов назад, в другом орки прорывались вперед. Раздавался звон стали, кричали и стонали раненые, кровь текла рекой. Эльфы отступали.
Морандир и Эльгон продолжали рубить орков, когда увидели, что вокруг них никого не осталось. Все те эльфы, что были рядом, лежали убитыми или же отступили. Орки окружили двух храбрецов. Они яростно скалились и смеялись над эльфами, полагая, что те не окажут им серьезного сопротивления. Морандир посмотрел на отца и сказал:
- Ну что, отец, терять нам нечего. Давай-ка порубим этих тварей на куски!
- Да, сынок. Вперед! За Хитлум! – вскричал Эльгон и бросился в атаку.
Два эльфа атаковали орков с такой яростью и силой, что те не смогли сдержать их. В первую же минуту отец и сын изрубили на части три десятка орков. Остальные в ужасе начали разбегаться, пытаясь спастись от гнева эльфов.
- Ага, побежали, да?! Идите сюда, проклятые твари! – яростно крикнул Морандир.
Но тут на них неожиданно налетел здоровый свирепый орк, который, размахивая тяжелым молотом, обрушил всю свою мощь на Эльгона. Тот прикрылся щитом, но даже это не помогло. Щит разлетелся вдребезги, а эльф с раздробленной рукой упал на землю, крича от боли. Второй удар обрушился в то же мгновение, ломая грудную клетку эльфа.
- НЕТ!!! – отчаянно закричал Морандир, но было уже поздно.
Эльф бросился на вожака орков и одним яростным ударом отрубил ему голову. Она упала на землю и откатилась в сторону, а тело мешком повалилось на землю. Морандир бросился к отцу. Он попытался сделать хоть что-нибудь, чтобы спасти его, но увидев, какой ужасной была рана, он понял, что он тут бессилен.
- Сын мой – прошептал Эльгон из последних сил и закашлялся кровью – Не плачь обо мне, ибо умирает лишь мое тело, а моя душа улетает на запад, в бессмертные земли Валинора. Прощай, Морандир, надеюсь, мы еще увидимся…
Эльгон слабо улыбнулся, слегка вздрогнул и замер. Из уголка губ тонкой струйкой потекла алая кровь. Лицо эльфа было совершенно спокойно, как будто он всего лишь уснул. Но Морандир понимал, что это не так. Слезы текли из его глаз, и он, обхватив голову отца руками, прижал ее к себе и тихо рыдал, постоянно вздрагивая. Затем он закрыл отцу глаза и тихо прошептал:
- Покойся с миром, отец. Пусть жизнь в Амане избавит тебя от страданий этих земель.
Затем он встал и повернулся лицом к оркам, которые осмелев, вновь собрались возле эльфа, как волки вокруг добычи. Морандир взял меч в левую руку и пошел на орков.
Молча, не издавая ни звука, он нанес удар. Затем еще удар. Он колол и рубил орков, которые пытались защититься, дрожа от ужаса, но не могли остановить разящий меч эльфа. Морандир беспощадно разрубал врагов на части. В стороны летели отрубленные руки, ноги и головы. Черная кровь заливала землю. Морандир продолжал изничтожать врагов. У его ног уже лежала груда тел, но он не останавливался и продолжал яростно кромсать врагов своим острым мечом.
Тем временем армия князя несла большие потери и отступала к югу. Но тут ветер принес с юго-запада звук рога. Это были эльфы Фаласа под предводительством Кирдана Корабела. Его войско поднялось по заливу Дренгист, высадилось в Кирит Ниниахе и бросилось на помощь к армии Хитлума. Ободренные этим, эльфы Хитлума привели в порядок свои ряды, и, выждав момент, когда эльфы Фаласа ударили по врагу с запада, пошли в атаку, отбрасывая орков и ломая их строй.
Морандир уже был без сил и чуть ли не валился на землю от усталости, когда войско эльфов, наконец, отбросило орков и погнало их на север. Он в одиночку перебил не менее сотни орков и заставил некоторых из них бежать еще до подхода основных сил эльфов.
Еще несколько дней эльфы гнали врагов на север, отбросив силы Моргота за Эред Витрин и заставив орков отступить к Железным горам. Но Морандир не участвовал в этом преследовании. Он был полностью опустошен битвой и смертью отца. В его душе не было ничего – одна пустота. Исчезли даже боль и отчаяние, которые были с ним до того, как эльф вернулся в Хитлум. Похоронив отца на небольшом холмике и водрузив камень над его могилой, он покинул эти места. Усталый и понурый, он брел туда, где остались его мать и любимая. Единственным его желанием было вернуться к ним и забыть все, что произошло с ним в последние дни.
Счастье, которое обрел Морандир, длилось недолго. Злая воля Моргота разрушала все светлое в Белерианде, вплоть до судеб простых эльфов и людей. Но Морандир вновь начал обретать уверенность. Победа эльфов вселила в него слабую надежду на то, что Враг будет побежден. Поглядев на восходящее солнце, Морандир выпрямился во весь свой рост и продолжил путь.
Второй рассказ по мотивам Толкина
Вторая редакция.

Рассказ второй: Становление Странника

Уже прошло больше недели с того дня, когда Морандир ушел из крепости Эйфель Сирион на склонах Эред Витрина. У него кончалась еда и вода, поэтому он старался есть как можно меньше. Хоть он и был эльфом, а эльфы могут обходиться без еды дольше, чем люди, он все же испытывал чувство голода и жажды. Он решил добыть себе пищу с помощью охоты и пошел дальше, надеясь наткнуться на след оленя или кабана.
Выйдя из крепости, он сначала шел по западному берегу Сириона, двигаясь левее предгорий Эред Витрина. Но, не доходя до топей Серех, он решил переплыть реку, что ему, хоть и с трудом, удалось. Когда он переправлялся через реку, он сам себя ругал за то, что он сразу не догадался перейти на восточный берег. Переплыв реку, он пошел на восток, обходя топи Серех с севера, а после повернул на юг, к Дортониону.
Сейчас же он был у северо-западных границ Дортониона, где люди дома Беора еще сражались с орками, прячась в хвойных лесах на западе, у истоков Ривиля. Командовал ими Барахир, сын Брегора и брат Бреголаса. Он с группой верных воинов сражался с орками, прячась в лесах и постоянно передвигаясь с места на место, чтобы орки не напали на них в большом количестве. Но день ото дня силы их таяли, и Барахир понимал, что Дортонион потерян.
Вот в эти разоренные войной и опустевшие земли и пришел Морандир.
Наконец он наткнулся на след молодого оленя, который вел его на юго-восток, вдоль северного берега Ривиля, заводя его в глубины лесов Дортониона. Морандир не боялся того, что Дортонион наводнен орками, он не боялся умереть в бою с этими тварями. Он был даже рад, что встретится с ними. Он жаждал убивать их, убивать столько, сколько сможет убить.
Сейчас Морандир был голоден и шел по следу оленя, надеясь догнать его как можно скорее. Конечно, он любил животных, как и все эльфы, ведь они любят природу и всех живых существ, за исключением созданий Врага. Но он понимал, что вынужден убить оленя, чтобы выжить самому.
Часа два он шел по следу и наконец, увидел за деревьями, на небольшой полянке, оленя, который пил воду из реки и подергивал ушами. Он был молод, его рога были еще маленькими, но было видно, что со временем он превратится в гордое и прекрасное существо. Олень ни о чем не подозревал, считая, что здесь он в безопасности.
Морандир глубоко вдохнул, снял со спины лук, вынул из колчана стрелу и положил на тетиву. Натянул ее, прицелился, прикрыв правый глаз, и выстрелил. Стрела со свистом пролетела сквозь кустарник и вонзилась в тело оленя. Олень издал крик, исполненный боли, дернулся и упал на землю, истекая кровью. Он был еще жив, когда эльф подошел к нему и, вытащив из ножен меч, перерезал оленю горло, чтобы избавить того от страданий.
Убрав меч в ножны, Морандир наклонился над телом оленя, вытащил из него стрелу и вытер ее об траву, растущую у него под ногами. Ему в нос бил металлический запах крови, а к горлу подступила тошнота. Морандир сглотнул, поморщился и снова вынул меч, чтобы освежевать тушу. Тогда он подумал про себя, что надо было найти охотничий нож, прежде чем уходить из крепости, но сейчас было уже поздно и пришлось использовать меч, который из-за своей длины был неудобен для работы мясника.
Через несколько часов, расправившись, наконец, с тушей оленя и нанизав куски мяса на более-менее прямые ветки, найденные им неподалеку, он вытер меч и руки об траву, и решил развести костер. Он собирал сухие ветки и заодно искал в сгущающейся темноте несколько камней. Когда он закончил собирать хворост и нашел два маленьких камешка, он сел возле кучки веток и принялся ударять камни друг об друга, чтобы высечь искры. Камни были прочными, поэтому они не сломались от ударов, а начали высекать яркие искорки. Морандир начал ударять быстрее, и костер все-таки загорелся, когда от очередного попавшего на него снопа искр запылала сухая трава.
Согрев руки, эльф взял ветку с мясом и принялся вертеть ее над огнем, поворачивая то в одну, то в другую сторону. Конечно, лучше следовало бы подождать, пока костер догорит и жарить на углях, но Морандир был сильно голоден и решил не дожидаться, пока пламя утихнет. С мяса капали капли жира, и каждый раз, когда расплавленный жир попадал в огонь, раздавалось шипение. Через некоторое время от мяса пошел аппетитный и вкусный запах. Морандир вдыхал его и у него от этого заурчал желудок. Подождав, пока мясо полностью прожарится, он поднес ветку ко рту и откусил кусок мяса. Оно было очень вкусным, и от него шел такой аппетитный запах, что Морандир аж заурчал от удовольствия и принялся поедать мясо с большим аппетитом. Доев мясо, он погрелся немного у костра, взял остальные ветки с мясом и принялся жарить их, время от времени подкидывая в костер новые ветки и траву, чтобы не дать огню погаснуть. Когда мясо было готово, он достал из мешка кусок ткани, завернул туда ветки и положил в мешок.
Морандир решил немного отдохнуть, прежде чем идти дальше. Он положил лук и колчан со стрелами возле себя, меч положил под руку, а мешок с мясом он на всякий случай прижал к себе. Лег около костра, укрылся плащом и закрыл глаза.
Костер уже догорал, и над поляной сгустилась тьма. Шумела река, неся свои воды на северо-запад и вдалеке, за пределами Дортониона, в топях Серех, впадавшая в Сирион. Раздавались голоса ночных птиц, живущих в этом лесу. Было спокойно и тихо, но чувствовалась некая скрытая тревога.
Морандир лежал, не шевелясь, странствуя в мире грез и воспоминаний. Ему виделся Хитлум, его родная земля. Он был спокоен и расслаблен и не чувствовал врагов, которые могли бы быть где-то поблизости.
Ночь прошла спокойно, и на рассвете, открыв глаза, Морандир встал, подошел к реке, умылся, попил воды и набрал ее во фляжку, лежавшую у него в мешке. Собрал свое оружие, меч убрал в ножны, а лук и колчан закинул на спину. Надел на спину мешок с припасами, затоптал погасший костер. Надел на голову капюшон, повернулся на восток, и, сказав: «Ми Лем», что на синдарине значило «в путь», пошел вперед.
Солнце было уже в зените, когда Морандир услышал впереди какой-то шум. Он побежал вперед, продираясь сквозь кустарник. Когда он вышел из цепких веток кустов, то увидел, что ниже, на склоне холма, на вершине которого он стоял, шел бой. Небольшой отряд людей, отбиваясь от наседавших орков, отступал на холм. Орков было больше, и они яростно наседали на людей, стремясь как можно скорее покончить с ними. Морандир скинул с головы капюшон, снял со спины лук, достал стрелу, натянул тетиву, прицелился и выстрелил. И тут же один орк упал, пронзенный стрелой эльфа и покатился вниз, к подножию холма. Морандир выстрелил еще раз. Потом еще несколько раз. И каждый раз, когда стрела со свистом слетала с тетивы и летела вперед, один из орков катился вниз, пронзенный ею.
Орки и люди не сразу поняли, кто же так метко посылает стрелы откуда-то сверху. Люди были удивлены, а орки шокированы неожиданным появлением невидимого стрелка. Обе стороны даже прекратили схватку и принялись озираться по сторонам, ища глазами того, кто стрелял. Морандира же трудно было заметить, так он был на вершине холма и стоял в тени деревьев. Пока орки и люди замерли в удивлении, Морандир выстрелил еще три раза. И снова вниз покатились орки.
Наконец, один из людей заметил чей-то силуэт, стоявший наверху, со стороны которого летели стрелы. Он ткнул в сторону Морандира пальцем и закричал:
- Вон там! Смотрите! Чья-то тень!
Люди оглянулись, а тем временем еще двух орков пронзили стрелы. Орки тоже заметили силуэт и снова бросились в атаку, намереваясь добраться до вершины холма. Но люди, воодушевленные появлением невидимого союзника, с криком бросились на орков, не давая им пробиться наверх.
Морандир продолжал стрелять, пока у него не кончились стрелы. Тогда он убрал лук за спину, вынул меч из ножен и бросился вперед. Когда он выбежал из тени деревьев, то орки замерли в ужасе, потому что на них бежала высокая фигура с развевающимися черными волосами и яркими голубыми глазами, в которых они увидели свою смерть. И орки побежали. Они забыли, что есть люди, с которыми они сражались. Они забыли, что им дан приказ уничтожать любого встреченного им врага. Они даже забыли страх перед хозяином. Они видели только свою смерть, которая воплотившись в облике эльфа, с холодной ненавистью бежала на них. Орки вопили, бросая свое оружие и бежали на восток, пытаясь убежать от своей неминуемой смерти. Ими завладел животный, неконтролируемый, всепоглощающий страх.
Морандир бежал вниз по склону холма, пытаясь догнать убегающих орков. Люди тоже бросились за орками, убивая тех, кого смогли догнать. Один из людей, который, видимо был командиром отряда, крикнул:
- Не дайте им уйти! Убейте их всех, иначе они приведут подкрепление!
Орков оставалось уже немного, когда Морандир, обогнав усталых людей, догнал убегавших. Орки кричали от страха, видя, что он догоняет их. Вот один орк споткнулся о камень и тут же был зарублен эльфом. Вот упал и второй, не сумев оторваться от преследователя. Морандир бежал и рубил орков, пока последний из них не был пронзен эльфийским мечом, выкованным из прочной стали.
Морандир убрал меч в ножны и повернулся к людям, которые с удивлением смотрели на него. Один из них, тот, который кричал: «Не дайте им уйти!», вышел вперед и спросил эльфа:
- Мое имя Белегорн. Я командир этого отряда. А кто ты, незнакомец в плаще?
- Я Странник – спокойно и холодно ответил Морандир – Охотник на прислужников Врага.
- Понятно – протянул Белегорн – Спасибо за помощь. Если бы не ты, мы были бы мертвы.
- Не за что – ответил Морандир – Расскажешь последние про последние события, произошедшие в Дортонионе?
- Хорошо, расскажу. Только, пожалуйста, помоги нам сложить тела наших павших друзей и трупы орков.
- Я помогу. Павших нужно похоронить с почестями – сказал в ответ Морандир.
Люди и эльф принялись складывать тела убитых в этом бою людей и орков. Только ночью, они, наконец, сумели закончить это дело. Насчитали двадцать три убитых человека и восемьдесят убитых орков. Трупы орков свалили в кучу, а тела павших людей зарыли у подножия холма в братской могиле, поставив над ней камень в память об их доблести. Выживших людей оставалось лишь семнадцать. Они были усталыми и понурыми. Но в их сердцах была и радость от того, что к ним присоединился эльф из великого народа Нолдор.
Морандир сидел недалеко от небольшого костра и смотрел в огонь. Люди сидели в сторонке и разговаривали о недавних событиях.
Морандир о чем-то задумался, глядя в темноту. Тут к нему подошел Белегорн, сел рядом и внимательно посмотрел на эльфа. Морандир взглянул на него, рассматривая его лицо. В свете пламени обветренное и суровое лицо Белегорна слегка светилось алым светом. У него были черные волосы до плеч и прямой лоб. В волосах виднелась седина – Белегорн был немолод. Также у него был шрам на правой щеке, полученный в одном из боев. В глубоких серых глазах читалась некая грусть, но виднелся и опыт, полученный с годами. У Белегорна был прямой, с небольшой горбинкой нос, и впалые щеки. Нижняя часть лица заросла жесткой щетиной.
Рассмотрев своего нового знакомого получше, Морандир сказал:
- Ты обещал, что расскажешь про последние события в Дортонионе.
- Хорошо. Обещания нужно выполнять – ответил ему Белегорн.
И Белегорн начал свой рассказ. Он говорил о том, как велики силы Врага, и что Барахира теснят. Он рассказал и о том, что случилось с его отрядом, как они попали в орочью засаду и отчаянно сражались, пытаясь спастись. Взгляд Морандира помрачнел. Он понимал, что дела плохи, но что они настолько плохи, он не представлял.
- Не думал, что дела так плохи – сказал Морандир печально – Но я здесь, чтобы помочь вам, и я не отступлю, пока у меня есть силы, чтобы бороться с Врагом.
- Спасибо тебе – промолвил Белегорн – Сегодня ты показал себя отличным воином. Ты раньше служил в армии, да?
- Да. В армии князя Финголфина. Но я теперь там не состою.
- А почему? Ты же должен защищать свою родину, разве нет? – удивленно спросил Белегорн.
- Что я могу сделать, сидя в крепости? Отражать атаки орков? Нет, этого мне мало. Я не хочу тратить свое время и силы, отсиживаясь в защищенном Хитлуме. Я хочу сражаться с Врагом и готов отдать свою жизнь, если придется! – твердым, мужественным голосом сказал Морандир, взглянув Белегорну в глаза.
- Вижу, ты очень храбрый воин – сказал Белегорн. В его голосе слышался некий трепет. Его очень удивила такая храбрость Морандира. Он понял, что этот эльф очень силен и что его не остановят никакие трудности.
- Это мой долг – бороться с Врагом – спокойно ответил Морандир.
- Отлично. Значит, теперь ты с нами? Нам очень пригодится твоя помощь.
- Я к твоим услугам – спокойно ответил Морандир и замолчал, задумавшись о чем-то.
Попросив эльфа побыть дозорным, Белегорн пошел спать. Другие люди тоже уснули. Морандир же всю ночь просидел неподалеку от костра.
На рассвете Морандир разбудил Белегорна и остальных. Люди встали с небольшой неохотой: все-таки они слишком устали вчера. Но они были привычны к трудностям, поэтому через несколько минут уже были готовы выступать.
Белегорн приказал двигаться на юго-восток, вглубь Дортониона. Отряд выступил в путь. Они старались идти как можно тише, чтобы не обнаружить себя. По пути они несколько раз натыкались на небольшие патрули орков и убивали их из засады, расстреливая из луков. Так прошло два дня.
На третий день отряд достиг мест восточнее истока Ривиля. Неожиданно Морандир увидел впереди крупный отряд орков. Он поднял правую руку, давая знак, что нужно остановиться. Отряд замер. Морандир тихо прошел вперед и пригляделся. Орков было пятьдесят. Но с ними был тролль. Тогда Морандир принял очень опасное решение. Он дал знак людям, чтобы те стреляли из луков. А сам вышел из кустов и пошел прямо на орков.
Орки увидели высокую фигуру, идущую прямо на них. Они принялись смеяться и трясти оружием. Морандир вынул меч из ножен и пошел быстрее. Орки приготовились к бою. Тролль заревел и побежал на Морандира. Он замахнулся огромной булавой, но эльф отпрыгнул в сторону, перекатился вперед и оказался у тролля под ногами. Морандир громко свистнул, давая сигнал людям, а затем рубанул что было силы по правой ноге тролля. Тот яростно взревел от боли, а из раны потоком потекла черная кровь. Эльф, не теряя ни секунды, перекатился еще раз и ударил тролля сзади по левой ноге. Тролль попытался достать эльфа своей булавой, но из-за ран споткнулся и упал на колени. Морандир, ловко уворачиваясь, оказался у тролля за спиной, вскарабкался к нему на плечи и вонзил троллю меч в голову. Тот упал замертво, едва не придавив своей тушей Морандира. Люди же тем временем расстреливали орков из луков, не пуская их к эльфу. Расправившись с троллем, Морандир бросился на оставшихся орков и вместе с людьми добил их. Бой был окончен.
Люди благодарили Морандира за то, что он помог им победить. Они не потеряли ни одного воина и были рады этому. Ведь если бы не эльф, то их бы всех перебили.
С момента последнего боя прошло три дня. Морандир и люди пришли в центральный Дортонион, где столкнулись с крупными отрядами орков. Те постепенно окружали отряд, заставляя их отступать. Морандир предложил идти к Проходу Анаха, так как это был ближайший выход из Дортониона. Но орки сжимали петлю. И они настигли людей. Тогда Белегорн сказал:
- Уходи, Странник, ты должен спастись.
- Нет, я останусь! – ответил ему эльф.
- Пойми, мой народ обречен, а ты еще можешь продолжать борьбу с Врагом! – воскликнул Белегорн – Ты не должен погибнуть здесь, ты еще многое должен сделать.
- Но я не могу бросить вас!
- Ты должен.
Тем временем орки уже ворвались на поляну, где занял оборону отряд Белегорна. И тогда Морандир принял тяжкое решение. Проглотив подступивший к горлу комок, он сказал Белегорну:
- Прости меня, друг. Я всегда буду помнить о вас.
- Я знаю. А теперь уходи – ответил ему Белегорн на прощанье.
Морандир повернулся и побежал на юго-запад. Ему было очень тяжко на душе. Он опять остался один. Пробежав несколько метров, он оглянулся и увидел Белегорна, яростно рубившего орков. Морандир отвернулся и снова побежал. Больше он не оглядывался.
Мой рассказ по мотивам Толкина
Вторая редакция первого рассказа. Внесены некоторые изменения для улучшения общей композиции.

История Морандира

Рассказ первый: Дагор Браголлах

В истории Арды было много страниц. В давние времена Тьма и Свет переплетались меж собой, создавая прекрасный, но в то же время полный ужасов и опасностей мир. Сегодня уже не осталось тех, кто помнил те дни, но остались рассказы о тех далеких веках, когда Средиземье еще было молодым, когда эльфы еще жили в нем и когда Темный Властелин еще распространял свою темную волю, отравляя этот мир.
Одной из тысяч страниц истории Средиземья была жизнь одного из Нолдор по имени Морандир. В тот далекий год, когда в Хитлуме, в семье Гилвен и Эльгона, родился Морандир, произошла битва Дагор Аглареб, в которой эльфы одержали решительную победу над силами Моргота. Тогда Белерианд был цветущим краем, в котором раскинулись земли Нолдор и Синдар.
Детство Морандира было безоблачным и веселым. Его лучшим другом был Эльнаро. Этот эльф имел огненно-рыжие волосы и веселый нрав. Он был старше лет на двадцать, и потому всегда старался опекать и защищать Морандира.
Шли годы, и два друга выросли. Эльнаро вступил в армию и стал воином князя Финголфина. Морандир последовал его примеру и с тех пор они вместе с Эльнаро не раз участвовали в мелких стычках с орками, которые то и дело осмеливались бродить по Белерианду, грабя и убивая всех на своем пути.
Годы продолжали идти, и казалось, мир продлится еще долго. Из-за Эред Луин пришли люди, вторые дети Илюватара. Они быстро сблизились с эльфами и стали их верными друзьями.
Князь Финголфин видел, что его народ умножился и стал силен, а присоединившиеся к ним люди многочисленны и доблестны. Он знал, что кольцо осады не сомкнуто и Моргот может спокойно трудиться в своих подземельях, измышляя новое зло. Поэтому он не раз предлагал пойти в атаку на Ангбанд, но остальные Нолдор не желали и слушать его.
Когда наступил 455 год Первой Эпохи, случилась та беда, которую предчувствовал князь. Моргот долго копил силы, и в итоге его ненависть так воспылала в нем, что он начал свою атаку раньше, чем замыслил.
Морандир хорошо помнил то, что случилось тогда. Ведь эльфы никогда ничего не забывают. Им не дано забвение, в отличие от смертных людей. Люди умирают, оставляя все тяготы жизни, а их души уходят из Арды. А эльфы обречены вечно помнить все, что им довелось пережить.
Стояла безлунная зимняя ночь. Ард-Гален был тускло освещен холодными звездами. Кое-где горели сторожевые костры эльфов. Морандир стоял на стенах Эйфель Сирион и внимательно глядел во тьму.
Тут подошел Эльнаро, встал рядом, вздохнул и сказал:
- Как думаешь, соберет ли князь войско, чтобы напасть на Ангбанд? Он ведь давно уже говорил, что нужно нанести удар первыми, пока не стало слишком поздно.
- Не думаю, что князь вот так вот и нападет на Ангбанд, ведь ему так и не удалось убедить остальных присоединиться к нему. Только Ангрод и Аэгнор поддержали его, а этого недостаточно – ответил Морандир.
- Ничего, друг, когда-нибудь мы нападем на Ангбанд и победим этого проклятого Моргота! – взмахнув рукой и нахмурившись, воскликнул Эльнаро.
Вижу, ты полон решимости, а, друг? – сказал Морандир и рассмеялся.
- Смейся, смейся, – слегка обидчиво ответил Эльнаро – Вот увидишь, придет время и мы…
Договорить он не успел. Потому что раздался оглушительный грохот и Эльнаро так и замер с открытым ртом, в ужасе уставившись на равнину.
Морандир тоже взглянул на равнину и вскрикнул. По Ард-Галену стекал вниз огромный поток пламени, пожирая все на своем пути. А над пламенем клубились облака дыма ядовитого цвета, которые отравляли воздух на равнине. Так началась Дагор Браголлах, четвертая из великих битв Белерианда.
Те эльфы, которые находились в то время на равнине, сгорели заживо в этом адском пламени или задохнулись в ядовитом дыму. Их кости так и остались лежать непогребенными. Когда огненный поток остановился на склонах Эред Витрина и Дортониона, спалив все леса, что находились на склонах, смотревших на равнину, Моргот выпустил свои войска. Впереди шел Глаурунг Золотой, во всем блеске своей мощи, за ним – балроги с огненными бичами и черные орды орков в огромном количестве.
Многие погибли в первые дни войны. А те, кто выжил, бежали на юг или попали в рабство к Морготу. Основной удар был нанесен по Дортониону, и Ангрод с Аэгнором пали в битве. Также с ними пал Бреголас, вождь дома Беора. На западе, в топях Серех, Финрод, спешивший на помощь к братьям был окружен врагами, но его спас Барахир со своими храбрыми воинами.
Финголфин и Фингон начали собирать войска, чтобы пробиться к Дортониону…
Первым очнулся от шока Морандир. Услышав, как в крепости трубят в рог, он затряс Эльнаро за плечо:
- Очнись, очнись! Объявили общий сбор. Нам нужно скорее спуститься во двор.
Эльнаро, кивнув в ответ, побежал к лестнице, ведущей во двор. Там уже слышались крики эльфов и людей, строившихся в боевой порядок.
Морандир с Эльнаро сбежали вниз по лестнице и заняли свои места в рядах гарнизона. Уже взошло солнце, когда сбор, наконец, был закончен. У ворот крепости, сидя на своем коне Рохолоре, князь Финголфин вынул из ножен свой меч Рингил и произнес речь:
- Эльфы и люди! Наш враг вероломно напал на нас, в тот самый момент, когда мы были неготовы к битве. Но это не значит, что он победил нас! Мы покажем ему, как велика наша доблесть! Нам нужно помочь сыновьям Финарфина, Ангроду и Аэгнору. Вперед за мной, эльфы и люди! За Белерианд!
В ответ раздался крик войска, жаждущего вступить в бой с врагом и разгромить его.
Войско вышло из крепости и направилось на восток. Впереди ехали Финголфин и Фингон, окруженные самыми лучшими воинами Хитлума. Позади с большим отрядом своих воинов шел Хадор Золотоволосый, вождь людей своего дома. Левее него, шла пехота эльфов, в которой и находились Морандир с Эльнаро. Доспехи воинов блестели, отражая лучи солнца. Было довольно холодно, ведь стояла зима. Но в воздухе явственно чувствовался запах гари после ночного извержения огненного потока. Весь Ард-Гален был превращен в выжженную пустошь. Теперь он носил другое имя – Анфауглит. Войско молчало, угрюмо глядя вперед и маршируя навстречу врагу.
И его не пришлось долго ждать. Вскоре на гарнизон налетели первые отряды орков, среди которых были тролли и варги. Начался бой.
Вынув меч из ножен, Морандир ринулся на орков. На него бежали четыре орка, вооруженные саблями и щитами. Первый, хрипло крича, кинулся на Морандира, но тот ловко парировал удар и вонзил меч в грудь противника. Орк дернулся и повалился на землю, заливая ее черной кровью. Второй орк оказался умнее и, прикрывшись щитом, решил обойти Морандира. Но эльф, ударил орка ногой, отчего тот свалился на землю, и вонзил меч ему в горло. Орк захрипел, захлебываясь собственной кровью. Третий орк кинулся на эльфа, но тот, ударив ему мечом по ногам, вторым ударом отрубил орку голову. Четвертый хотел было бежать, но Морандир догнал его и зарубил. Морандир оглянулся и увидел Эльнаро, дерущегося с орком. Около него валялись еще несколько орочьих трупов. Морандир бросился было к нему, но услышал яростное рычание. Прямо на него несся огромный серый варг, разинув зубастую пасть. Морандир отпрыгнул влево, и варг, клацнув зубами, схватил пустоту. Он затормозил и принялся озираться, ища врага. Не теряя ни секунды, Морандир запрыгнул варгу на спину и вонзил тому меч в голову. Варг повалился на землю с зияющей раной в голове. Морандир едва успел спрыгнуть в сторону, чтобы не быть прижатым к земле этой косматой тушей. Эльнаро тем временем разделался с орком и смотрел по сторонам, ища нового противника. К нему подбежал Морандир. Эльнаро обернулся на звук шагов и сказал:
- А, Морандир! Ну что, порубим еще орков, а, дружище? – весело сказал он.
Морандир кивнул, и они вновь ринулись в бой. Навстречу им шел довольно крупный отряд орков во главе с командиром. Тот, увидев эльфов, хрипло прокричал:
- Убейте этих поганых эльфов!
Орки бросились вперед, но эльфы, ловко уходя от ударов, принялись рубить их. Орки падали один за другим, пронзенные и разрубленные мечами эльфов. Командир выругался и, рыча, сам ринулся в бой. Справиться с ним оказалось труднее, чем с остальными. Он сам парировал удары и уворачивался не хуже эльфов. Но наконец, Эльнаро сумел ловким выпадом выбить ятаган у орка из рук, а Морандир пронзил того мечом. Оставшиеся орки тем временем разбежались.
Морандир и Эльнаро продолжали сражаться и убили еще немало орков, до того как услышали, что трубит в рог кто-то из воинов князя. Они бросились туда, но путь им преградили несколько орков. Эльфы храбро атаковали их, и ловко парируя удары и уворачиваясь, прикончили орков. Тут они услышали крик князя Финголфина:
- Отступаем, отступаем!
Морандир и Эльнаро недоуменно взглянули друг на друга. Они не понимали, почему нужно отступать, если враг проигрывает. Но с востока шли все новые и новые отряды орков, подкрепленные варгами и троллями. Они теснили эльфов и людей по всему фронту, заставляя их отступать. Морандир и Эльнаро принялись прорываться к остальным, рубя и пронзая орков, преграждавших им путь. Наконец они объединились с другими эльфами, которые отступали на запад, в крепость. Их путь был тернист, ведь враги окружали эльфов. Но эльфы не сдавались, упорно пробиваясь к крепости. Тем временем Финголфин оказался зажат между двумя отрядами орков, но к нему на выручку бросились люди Хадора с ним самим во главе. Морандир и Эльнаро разошлись в этом хаосе и сражались теперь отдельно друг от друга. До крепости оставалось совсем немного, и лучники, стоявшие на стенах, начали стрелять по врагу, давая возможность отступавшим оторваться от преследования.
Морандир добежал до стен, остановился и огляделся, ища взглядом Эльнаро. Наконец он увидел рыжего эльфа, бежавшего среди остальных отступавших, и окликнул его:
- Эльнаро! Эльнаро! Беги скорей сюда!
Эльнаро побежал к нему, опережая остальных эльфов. Наконец он остановился около Морандира. Он снял шлем, вытер пот со лба и устало произнес:
- Да этих орков тут столько, сколько ос в гнезде! Как будто Моргот бросил на нас все свои силы.
- Нет, - отрицательно покачал головой Морандир - Боюсь, это лишь малая часть Морготовых полчищ.
- Что?! – удивленно воскликнул Эльнаро – Не может этого быть!
- Увы, может. Со времени Дагор Аглареб Моргот, видимо, успел вырастить в глубинах Ангбанда новые орды орков – сказал Морандир, немного поникнув головой.
- Неужели это значит, что Нолдор обречен? – испуганно спросил Эльнаро.
- Надеюсь, что мы все же сумеем отбить атаки врага и победить – ответил Морандир, взглянув другу в глаза и похлопав его по плечу – Ладно, пойдем в крепость, отдохнем, пока есть возможность.
Тем временем отряд Хадора, защищая отступавшего Финголфина, был сильно потрепан и Хадор пал в том бою. Вместе с ним погиб и его младший сын Гундор, пронзенный множеством орочьих стрел. Тогда Галдор возглавил войска людей и стал правителем дома Хадора.
Морандир и Эльнаро сидели внутри крепостной казармы и молчали. У них на душе было тяжелое ощущение от проигранного боя. Много эльфов и людей пало сегодня. Им также было жаль павшего Хадора, хоть тот и пал с честью. Они думали о том, что будет дальше. Неужели Нолдор обречен? Или надежда еще есть? Этого они, увы, не знали. Атака была отбита, но враг все же загнал войска Хитлума обратно в крепость, не дав прорваться к Дортониону. Но дальше орки продвинуться не смогли. Им не помогли ни их численность, ни варги, ни тролли, ни даже балроги.
Долго еще шли бои под стенами Эйфель Сириона, и Морандир с Эльнаро сражались в этих боях. Благодаря доблести эльфов и людей Хитлум так и не был захвачен Морготом. Но Дортонион был потерян, а дом Беора почти уничтожен. Войска Моргота же начали наступление на сыновей Феанора. Те сражались храбро, но тоже были разгромлены и укрепились в цитадели на холме Химринг, который орки не смогли взять благодаря подвигам Маэдроса.
Весной битва Дагор Браголлах закончилась, потому что атаки врага прекратились. Но война с тех пор не прекращалась. В Хитлум пришли горестные вести про Дортонион. И тогда, Финголфин, посчитав, что Нолдор обречен и нет смысла бороться, сел на своего коня Рохолора и поехал к Тангородриму, где сразился с Морготом и пал храброй смертью. Это было тяжелой потерей для эльфов Хитлума.
Через два года после Браголлах Саурон захватил остров Тол Сирион, превратив это место в средоточие мрака.
Морандир стоял на стене Эйфель Сириона. Уже два года прошло с того злополучного дня. Враг побеждал, и надежда таяла. В душе Морандира была пустота и отчаяние, но там зарождалось и чувство мести. Он ненавидел орков лютой ненавистью. Раньше, до Браголлах, он презирал орков, как прислужников Врага. А теперь же он их просто ненавидел. Ненавидел он и других прислужников Врага. А его самого он ненавидел больше всего. Он хотел, как Финголфин, сразиться с ним, но понимал, что это глупо, да и вряд ли ему удастся. И в его голове постепенно созрел другой план…
Он зашел в свою комнату и сел на скамью. Эльф взял лист пергамента, обмакнул перо в чернильнице и начал писать:
«Мой дорогой друг, я должен сообщить тебе эту грустную весть. После Браголлах что-то сломалось в моей душе и жизнь больше не кажется мне такой лучезарной, как прежде. Отчаяние застилает мой разум, а ненависть пожирает мою душу. Жить в крепости я больше не могу, ибо мысль о том, что мы бездействуем в то время, пока идет война и Враг побеждает, не дает мне покоя. Прости, но я должен уйти, хоть мне и жаль покидать Родину. Я постараюсь быть храбрым и до конца сражаться с Тьмой, что хочет уничтожить нас. Возможно, мы еще свидимся, кто знает. Но сейчас, я ухожу, друг мой. Прошу, не иди за мной и не ищи меня. Спасибо тебе за все, что ты сделал для меня. Прощай».
Закончив писать, Морандир надел кольчугу и плащ с капюшоном. Положил в мешок немного еды и воды и надел его на спину. Опоясался мечом и повесил на спину лук. Закинул на спину колчан, набитый стрелами, вздохнул, и вышел во двор крепости.
Во дворе было малолюдно, лишь часовые стояли на стенах и у ворот. Морандир прошел через двор и дошел до калитки, которую сторожил молодой эльф-стражник. Увидев Морандира, он встрепенулся, выставил руку и сказал:
- Стой! Куда это ты?
- Мне нужно выйти из крепости, хочу разведать окрестности – ответил Морандир.
- А почему один?
- А что, нельзя одному ходить на разведку?
- Да я просто спросил – протянул стражник – Ну ладно, проходи.
Стражник открыл калитку, выпустил Морандира и закрыл за ним дверь.
Путь был свободен. Немного постояв на месте, Морандир взглянул на восток, где ярко светило весеннее солнце. На душе у него было тяжко, ведь он уходил из родных мест, оставляя все, что ему было дорого. Он старался не думать о родителях и об Эльнаро. Вдохнув воздух полной грудью, он сделал первый шаг навстречу неизвестности и, отбросив сомнения, уверенно пошел вперед.

Последние комментарии

0 посетителей

Блог просматривают: 0 гостей
Воспользуйтесь одной из соц-сетей для входа на форум:
 РегистрацияУважаемый Гость, для скрытия рекламы, зарегистрируйтесь на форумеВход на форум 
© 2019 «Империал» · Условия использования · Ответственность · Визитка Сообщества · 15 Окт 2019, 00:34 · Счётчики