Сообщество Империал: Сравнение антипиратского закона и SOPA (его американского аналога) [большой текст] - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше
1
Публикую собственную работу, большой текст, надеюсь, будет интересно. Стоит сказать, что статья носит юридический характер.

По мере развития общественных отношений, должна развиваться и правовая отрасль, регулирующая эти отношения. Суметь ответить на вызовы времени для законодателя очень важно, потому что неактуальность правовых норм, их несоответствие объективно существующим обстоятельствам для общества может представлять бо́льшую угрозу, чем даже отсутствие правового регулирования этих отношений.
Развитие общества и общественных отношений может протекать постепенно или, наоборот, стремительно. Второй вариант, несомненно, является наиболее трудным для законодателя, ведь он вынуждает его к столь же стремительным правовым реформам.
Отношения, складывающиеся в сфере интеллектуальной собственности, а особенно те, которые возникают в процессе распространения произведений культуры в массы, имели относительно статичный характер на протяжении долгих веков. Ситуация резко изменилась в XX веке, когда технический прогресс затронул не только производство, но и бытовую жизнь всех без исключения людей развитого мира.
В развитии упомянутых отношений, складывающихся в сфере распространения произведений культуры в массы, особое место занимает самый конец XX века и начало XXI века. Это переход от вещественного способа распространения произведений культуры среди членов общества к безвещественному. То есть, фильмы, музыка, литература, передававшиеся при помощи бумажных книг, CD, DVD (а в последнее время и Blu-Ray) дисков, теперь все чаще распространяются при помощи сети Интернет, и не получают в процессе передачи какую-либо вещественную форму.
Указанный переход, несомненно, не произошел полностью, а во многих странах более половины произведений массовой культуры распространяются по старому, вещественному образцу. Однако развитые страны постепенно переходят к новому способу передачи произведений массовой культуры, что связано, в первую очередь, с широким распространением сети Интернет, сделавшем безвещественный способ передачи более удобным, дешевым, экологичным и эффективным.
Таким образом, отношения в сфере распространения произведений культуры в массы дополнились новыми обстоятельствами, приобрели несколько иной характер, и законодатель, конечно же, должен отреагировать на это.
Стоит, однако, учитывать, что указанная сфера общественных отношений имеет свои особенности, важные для правового регулирования. Речь идет, конечно же, о технической сложности передачи информации в сети Интернет. Правовые нормы должны быть созданы с учетом технической сложности и специфики передачи информации в сети Интернет, с одной стороны, и должны быть понятны не только специалистам, но и простым людям, с другой. Для создания эффективной правовой базы нужно четко закрепить ряд технических процедур в создаваемых нормах. А значит, необходимо сотрудничество парламентариев со специалистами в сфере Интернет-технологий.
Также в задачи законодателя входит не только защита прав правообладателя, но и обеспечение для людей наиболее простого доступа к произведениям культуры. И в данном случае интересы правообладателя и интересы потребителя нередко находятся в состоянии конфликта. Этот конфликт и должен разрешить законодатель.
В данной статье будут рассмотрены два правовых акта – российский закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях» и американский законопроект «Акт о противодействии онлайн-пиратству» (Stop Online Piracy Act). Эти акты призваны прекратить нелегальное распространение произведений массовой культуры в сети Интернет.

Анализ «Акта о противодействии онлайн-пиратству» (Stop Online Piracy Act)
Когда речь заходит о правовом регулировании сети Интернет, в том числе и защите прав интеллектуальной собственности там, общество разделяется на две группы – правообладателей, выступающих за наиболее полное правовое регулирование отношений в сети, и Интернет-пользователей и Интернет-компаний, которые, наоборот, ратуют за наименьшее вмешательство государства в традиционно самую свободную от какого бы то ни было регулирования сферу жизни общества.
«Акт о противодействии онлайн-пиратству» (Stop Online Piracy Act), Также известный как SOPA, не стал исключением. Этот законопроект был внесен в Палату представителей США 26 октября 2011 года группой из 12 соавторов во главе с конгрессменом от штата Техас Ламаром Смитом (Lamar S. Smith). Он встретился с массированной оппозицией и акциями протеста, причем не только в США. В частности, состоялась серия одиночных пикетов перед посольством Соединенных Штатов в Москве, некоторые участники которых были задержаны правоохранительными органами. Многие Интернет-компании выразили протест против принятия SOPA, в числе которых были Google, Facebook, eBay , а также некоторые российские компании, например, Лаборатория Касперского.
16 ноября 2011 года состоялась крупная акция, получившая название Американский день цензуры, в ходе которой различные Интернет-сайты призывали своих пользователей выразить несогласие с рассматриваемым законопроектом.
Еще одна акция состоялась 18 января 2012 года. Многие Интернет-сайты в этот день отключились и демонстрировали только одну страницу с призывом поддержать протест против принятия SOPA. SOPA стали иногда расшифровывать как Stop Online Privacy Act, что можно перевести на русский как «Акт о противодействии конфиденциальности в сети».
Стоит отметить, что некоторые организации выступили в поддержку законопроекта. Среди них числятся Американская ассоциация кинокомпаний (MPAA), Marvel Entertainment и другие. Однако противников SOPA было гораздо больше, чем сторонников.
Акции протеста не были бесплодными: 20 января 2012 года глава юридического комитета Конгресса Ламар Смит объявил, что работа над законопроектом SOPA, или H.R. 3261, отложена на неопределённое время.
Несмотря на это, законопроект продолжает представлять весьма интересный материал для изучения, так как является одним из немногих актов, наряду с Международным соглашением по борьбе с контрафактной продукцией (The Anti-Counterfeiting Trade Agreement (ACTA)) и отечественным «антипиратским законом» (187-ФЗ), целью которых является защита прав интеллектуальной собственности в сети Интернет. Более того, однажды Конгресс может вернуться к рассмотрению законопроекта SOPA или, что представляется более вероятным, к рассмотрению некоторого аналога SOPA.
Законопроект H.R. 3261 имеет ряд ключевых особенностей. Во-первых, он направлен на борьбу с нелегальным распространением (пиратством) объектов интеллектуальной собственности именно в сети Интернет, а не на борьбу с пиратством в принципе. То есть, SOPA – это акт исключительно цифрового права.
Отсюда вытекает его вторая особенность – рассматриваемый законопроект оперирует большим количеством технических терминов. Вводная часть SOPA начинается с большого перечня используемых выражений и терминов, вроде Domain Name System (DNS), Internet Protocol (IP) и им подобных. Всем терминам даны определения. Несмотря на сложность используемого в акте набора технических понятий, определения просты и лаконичны, что одновременно является и положительной, и отрицательной стороной акта. Положительная черта указанной особенности предельно ясна – простые и краткие определения просто усвоить как профессиональным юристам и правоприменителям, так и не специалистам в юридической науке. Негативная же черта заключается в том, что сложные понятия просто не могут быть определены так просто, в связи с чем буквальное толкование данных определений будет неэффектвным в последующем правоприменении. В связи с этим возникает вопрос – имеет ли смысл вообще определять сложные технические понятия в законе? Не правильнее ли оставить технические термины вообще без определения в юридических актах, и прибегать к помощи специалистов в правоприменительной практике? Технические термины имеют статичный характер, то есть, их значение, как правило, не меняется со временем, а остается постоянным. Тем более что трудные определения будут сложны для понимания, а простые – создадут некоторую неопределенность и нечеткость правовых норм.
Третья особенность SOPA – это вводимая законопроектом особая процедура, состоящая из двух шагов, которая позволяет правообладателю требовать введения превентивных мер против сайтов, которые, по его мнению, нарушают их права. Сначала правообладатель должен направить письменное уведомление платежной и рекламной сетям, работающим с сайтом, который подозревается в нарушении прав. Указанное уведомление должно содержать данные, идентифицирующие потенциально «пиратский» сайт и информацию о том, в чем, собственно, состоит нарушение этим сайтом авторских прав. Платежная и рекламная сети, в свою очередь, должны переслать уведомление администратору (владельцу) сайта и прекратить обслуживание сайта, если только администратор (владелец) сайта не направит ответное опровержение, раскрывающее, почему указанные в уведомлении действия не являются нарушением авторских прав.
В случае если администратор (владелец) сайта ответил опровержением, или отказался удалять «пиратскую» информацию с сайта, или же просто проигнорировал уведомление правообладателя, последний, если планирует подавать против администратора (владельца) сайта иск, имеет право обратиться в суд с требованием ввести против сайта «превентивные меры». Стоит отметить, что, помимо непосредственно правообладателей, с подобным запросом, согласно законопроекту, в суд может обратиться и Министерство юстиции Соединённых Штатов.
Указанные «превентивные меры» составляют четвертую отличительную черту законопроекта SOPA. Основываясь на требовании правообладателя или Министерства юстиции, утверждающих, что определенный интернет-ресурс нарушает исключительные авторские права, суд в праве, согласно параграфу (2)(A)(i) секции 102 SOPA, предписать всем регистраторам доменных имён, всем интернет-провайдерам, всем сетевым информационным центрам, а также операторам DNS-серверов, которые размещены на территории США, предпринять меры для того, чтобы доменное имя не было переведено в правильный IP-адрес. Это означает, что сайт окажется фактически недоступен для доступа, причем не только для граждан США, но и в некоторых случаях и для граждан других стран. Это будет происходить по ряду причин технического характера, рассматривать которые в данной статье будет неуместно.
Однако превентивные меры не ограничиваются техническими санкциями, но включают и ряд экономических. В соответствии с параграфом (2)(i) секции 102 SOPA, кредитным организациям и другим финансовым институтам может быть предписана блокировка всяческих транзакций, которые связаны с указанным доменным именем. Владельцев поисковых систем обяжут, в соответствии с параграфом (2)(B)(i) секции 102 SOPA, удалить или заблокировать поисковые результаты, ведущие на сайт. В соответствии с параграфом (2)(D)(i) секции 102 SOPA, сервисам сетевой, онлайн-рекламы может быть запрещено оказывать рекламные услуги определенному сайту.
Превентивные меры будут вводиться против сайта еще до начала непосредственно судебного процесса, то есть, не в виде наказания. Таким образом, из-за превентивных мер может пострадать и невиновный субъект.
Указанные меры видятся чрезмерно суровыми: для сайта, обвиненного в нарушении авторских прав, их введение будет иметь роковые последствия. Интернет-ресурс окажется фактически в полной блокаде, как информационной (технической), так и экономической. Он потеряет своих пользователей и доходы от рекламы и из иных источников. Фактически, будучи обвиненным в нарушении авторских прав, сайт как Интернет-ресурс будет уничтожен. Даже последующее возмещение расходов, которое будет присуждено владельцам сайтов, если суд признает их невиновными в распространении защищенной авторским правом информации, не сможет оживить сайт.
Разумеется, администраторам (владельцам) сайтов будет гораздо проще согласиться с условиями и требованиями правообладателя, чем пытаться ему противостоять. Законопроект SOPA создает неравные условия для правообладателей и владельцев сайтов, и, соответственно, не будет способствовать совершению правосудия. Гораздо более справедливым решением был бы отказ от введения против сайта превентивных мер. В этом случае, правообладатель и владелец сайта оказались бы в равных условиях.
Помимо этого, согласно законопроекту, для вынесения судебного решения по делу хватит присутствия лишь одной стороны (например, прокурора). Владельца доменного имени не вызывают в суд и не оповещают о начале процесса против его собственности.
Стоит отметить, что законопроект объявляет уголовным преступлением распространение в разных видах (например, при помощи потокового вещания) защищенной авторским правом информации. Преступление считается совершенным, если имело место распространение хотя бы 10 видео или музыкальных записей за 6 месяцев. Максимальный срок наказания за такое преступление достигает 5 лет тюремного заключения.
При этом, согласно законопроекту, интернет-компании, которые по собственной инициативе предприняли меры в отношении интернет-сервисов, распространяющих защищенную авторским правом информацию, например, прекратили сотрудничество с такими сайтами, наделяются иммунитетом от судебного преследования. Однако компании должны при этом принять на себя ответственность за тот ущерб, который был нанесен вследствие их действий сайтам, невиновность которых в распространении защищенной информации будет доказана.
Данное положение представляется несправедливым по отношению к интернет-компаниям, которым, по сути, предоставлен выбор из двух зол. Оно, если будет введено, несомненно, негативно скажется на развитии интернет-компаний и интернет-бизнеса.
SOPA вызвал немало дискуссий и споров, что неудивительно: законопроект определенно можно назвать неоднозначным. С одной стороны, он предлагает широкий набор способов защиты авторских прав в сети Интернет. Речь идет и об угрозе тюремного заключения для интернет-пиратов, и о превентивных мерах, вводимых против подозревающегося в нарушении авторских прав сайта. С другой стороны, законопроект несправедлив в отношении интернет-сайтов и интернет-компаний. Эти субъекты правоотношений поставлены в неравные позиции относительно правообладателей. Условия, которые создает SOPA, определенно, негативно отразятся на развитии сети Интернет и бизнеса в этой сети. Как уже указывалось, чрезмерно жёсткие превентивные меры не будут способствовать осуществлению правосудия, потому что доводить дело до суда и до введения указанных мер сайтам будет невыгодно, и они скорее будут принимать требования правообладателей, а не противостоять им, даже если обвинение в распространении защищенной авторским правом информации будет не обосновано.
Таким образом, можно заключить, что законопроект SOPA является чрезмерно жестким по отношению к интернет-сайтам и интернет-компаниям. Он будет эффективен как средство защиты авторских прав, но эта эффективность будет достигаться за счет умаления прав других субъектов. Общество нуждается в более сбалансированном и справедливом законе. Решение, принятое Палатой Представителей, отложить обсуждение законопроекта на неопределенный срок, видится правильным. SOPA нуждается в значительной доработке, чтобы стать действительно полезным для общества нормативным актом.

Анализ 187-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях»
Следующим актом, который будет рассмотрен в данной работе, является российский правовой акт ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях», более известный как антипиратский закон.
Законопроект был внесен на обсуждение в Государственную Думу 6 июня 2013 года депутатами от трех парламентских фракций Владимиром Бортко, Марией Максаковой-Игенбергс и Еленой Драпеко. Как и SOPA, антипиратский закон вызвал много критики со стороны интернет-сообщества. Против антипиратского закона высказались, в частности, представители «Яндекса», назвав его «технически нереализуемым и потенциально опасным». Ряд сайтов прекратил работу на сутки в знак протеста против этого закона, а Пиратская партия России устроила в Москве митинг-концерт. Подобные акции протеста были проведены в ряде других городов нашей страны.
Помимо этого, против антипиратского закона была создана петиция, собравшая более 100 тысяч подписей в Интернете. Однако данная петиция была проигнорирована депутатами.
Несмотря на протесты со стороны интернет-аудитории и интернет-компаний, антипиртский закон, в отличие от своего американского аналога, был принят Государственной Думой, одобрен Советом Федерации и подписан президентом Владимиром Путиным.
Российский антипиратский закон имеет много общего с SOPA, но и также обладает рядом отличий.
В отличие от SOPA, антипиратский закон не содержит множества дефиниций. Стоит отметить, что в отечественном законодательстве не дано определений технических терминов, связанных с функционированием сети Интернет и используемых в тексте закона.
Как и SOPA, антипиратский закон представляет собой нормативный акт цифрового права, то есть, он направлен на борьбу с пиратством именно в сети Интернет.
Антипиратский закон принят в форме поправок в ряд нормативно-правовых актов: Гражданский кодекс (ГК), Гражданский процессуальный кодекс (ГПК), Арбитражный процессуальный кодекс (АПК) и ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».
Подобно SOPA, антипиратский закон устанавливает особую процедуру досудебного блокирования сайтов, нарушающих авторские права. Согласно данной процедуре, правообладатель, чьи права были нарушены, может обратиться в суд с требованием ввести против потенциально пиратского сайта «обеспечительные меры». Обеспечительные меры являются российским аналогом превентивных мер, о которых идет речь в SOPA. Итак, правообладатель, предоставив суду документы, подтверждающие исключительные права на произведение, может требовать ограничения доступа к пиратскому контенту, размещенному на каком-либо сайте.
В определении суда о введении обеспечительных мер против сайта указывается срок, который не должен быть больше 15 дней, в течение которого правообладатель может подать иск против сайта, нарушившего его права. Эти положения закреплены в поправках к ГПК РФ (ст. 144.1).
Дальнейшие шаги правообладателя описаны в поправках к ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (ст. 15.2). Получив определение о применении обеспечительных мер от суда, правообладатель с этим определением обращается в Роскомнадзор, который, в свою очередь, уведомляет хостинг-провайдера на двух языках – русском и английском о необходимости удалить пиратский контент. Хостинг провайдер, в свою очередь, в течение дня информирует об этом администратора владельца сайта. Владелец сайта должен в течение одного рабочего дня удалить пиратский контент.
Если же он этого не сделает, хостинг-провайдер должен ограничить доступ к пиратскому сайту не позднее трех рабочих дней со дня получения уведомления Роскомнадзора. Если же хостинг-провайдер бездействует, то Роскомнадзор обращается прямо к интернет-провайдеру, обеспечивающему доступ в сеть Интернет, с требованием ограничить доступ к сайту, на выполнение которого дается один рабочий день. Таким образом, на сайт будет нельзя зайти, он окажется заблокирован.
В этом и заключаются обеспечительные меры, которые по сравнению с указанными в SOPA превентивными мерами выглядят довольно мягкими. То есть, против сайта вводятся лишь технические, а не экономические меры. Такой подход выглядит более правильным, потому что оказывает меньшее давление на владельца сайта. Однако и такое давление может сильно навредить заблокированному интернет-ресурсу, уменьшив его посещаемость и доходы его владельца. Таким образом, на одну из сторон еще не начавшегося судебного процесса оказывается сильное давление.
Также стоит отметить и то, что техническая процедура ограничения доступа к сайту не определена. Закон лишь устанавливает, что хостинг-провайдеры должны «ограничить доступ к соответствующему информационному ресурсу», а интернет-провайдеры — «ограничить доступ к такому информационному ресурсу, в том числе к сайту в сети "Интернет", или к странице сайта». Такая неопределенность может создать предпосылки для такого блокирования пиратских сайтов, которое будет легко обойти.
Обеспечительные меры и порядок их введения устанавливаются поправками к ГПК и ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».
Поправки в Арбитражный процессуальный кодекс (АПК) устанавливают подсудность дел по антипиратскому закону Московскому городскому суду. Думается, что такая мера является временной, и с появлением судов по интеллектуальным правам подсудность будет передана последним.
Поправки в ГК вводят понятие информационного посредника и ответственности посредника за нарушение антипиратского закона. Эти поправки вызвали волну критических отзывов, в первую очередь потому, что определение информационного посредника весьма расплывчато. Согласно ст. 1253.1 ГК, информационный посредник – это лицо, осуществляющее передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети, в том числе в сети «Интернет», лицо, предоставляющее возможность размещения материала или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети, лицо, предоставляющее возможность доступа к материалу в этой сети.
Из-за расплывчатости этого определения, к ответственности гипотетически может быть привлечены и новостные агрегаторы, и поисковые системы, которые просто не имеют возможности проверить все результаты поисковых запросов на наличие нарушений авторских прав. Даже обычные пользователи теоретически могут быть привлечены к ответственности за размещение ссылки на пиратский сайт, пусть даже ссылка и не была размещена с целью обеспечения возможности скачивания пиратского контента.
Однако судебная практика, скорее всего, пойдет по пути ограничительного толкования определения информационного посредника, не внося в эту категорию поисковые системы, новостные агрегаторы и простых пользователей, тем более что судебной практике известны случаи отказа в удовлетворении требований о признании поисковой системы виновной в размещении ссылки на пиратский контент.
Также закон определяет случаи, когда информационный посредник не несет ответственность за нарушение авторских прав. Информационный посредник, осуществляющий передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети, не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав, произошедшее в результате этой передачи, при одновременном соблюдении следующих условий:
1) он не является инициатором этой передачи и не определяет получателя указанного материала;
2) он не изменяет указанный материал при оказании услуг связи, за исключением изменений, осуществляемых для обеспечения технологического процесса передачи материала;
3) он не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицом, инициировавшим передачу материала, содержащего соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, является неправомерным.
Информационный посредник, предоставляющий возможность размещения материала в информационно-телекоммуникационной сети, не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав, произошедшее в результате размещения в информационно-телекоммуникационной сети материала третьим лицом или по его указанию, при одновременном соблюдении информационным посредником следующих условий:
1) он не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, содержащихся в таком материале, является неправомерным;
2) он в случае получения в письменной форме заявления правообладателя о нарушении интеллектуальных прав с указанием страницы сайта и (или) сетевого адреса в сети "Интернет", на которых размещен такой материал, своевременно принял необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав. Перечень необходимых и достаточных мер и порядок их осуществления могут быть установлены законом.
Отдельно стоит заметить неопределенность, которая возникает, когда речь заходит об участии иностранного элемента в регулируемых антипиратским законом отношениях. Дело в том, что сеть Интернет располагается сразу во всем мире. Сайт, находящийся в зоне .ru, может располагаться на сервере в Германии или на разных серверах в разных странах. И если американская SOPA может распространить свое влияние на иностранные сайты за счет того, что множество DNS-серверов находится на территории Соединенных Штатов, то антипиратский закон на такое неспособен. Естественно, отечественный акт не будет распространяться на иностранные элементы. Таким образом, иностранные хостинг-провайдеры смогут уклоняться от выполнения требований антипиратского закона, даже если речь идет о сайте с русскоязычной аудиторией. Однако нельзя исключать и возможности того, что иностранные элементы будут склонны к сотрудничеству с российским правопорядком.
Антипиратский закон вызвал немало противоречивых отзывов и критики. Во многом он похож на SOPA, в чем-то отличается. С одной стороны, он гораздо мягче, чем американский аналог, с другой, он все равно оказывает довольно сильное давление на владельцев сайтов. Стоит отметить, что отечественный закон исключает из области своего действия обычных пользователей, скачивающих нелегальный контент, хотя во время обсуждения антипиратского закона высказывались идеи штрафовать за скачивание пиратского контента. Некоторые страны, стоит отметить, уже ввели ответственность за нелегальное скачивание, в частности, в Японии установлена довольно строгая ответственность в виде тюремного заключения сроком до двух лет или штрафа в размере двух миллионов йен (порядка 640 000 рублей).

Заключение
В статье был проведен анализ двух актов – американского законопроекта SOPA и российского ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях». У указанных актов есть много общего, однако присутствует и ряд отличий.
Законопроект SOPA был чрезмерно жестким в отношении интернет-аудитории актом, и, очевидно, не был приемлем для регулирования тех отношений, на которые он был направлен. Вводя довольно суровое уголовное наказание и институт превентивных мер, он фактически способствовал бы не установлению справедливости и гармоничному развитию авторского права в цифровую эпоху, а привел бы к установлению полного господства правообладателей. Превентивные меры, полностью парализующие функционирование интернет-ресурса, являются самым главным недостатком законопроекта. Очевидно, что принятие SOPA, пусть и защитило бы интересы правообладателей, но замедлило бы развитие интернет-сферы и усложнило бы доступ к произведениям массовой культуры.
Российский антипиратский закон перенял основные сущностные черты SOPA: институт превентивных (названных обеспечительными) мер, блокировку сайтов, досудебную процедуру, предоставляющую возможность избежать разбирательства в суде и решить дело мирным путем. Однако самые негативные черты SOPA в российском законе либо отсутствовали, либо были смягчены.
Так, обеспечительные меры в антипиратском законе не предусматривают введение экономических санкций против подозревающегося в пиратстве сайта, а уголовная ответственность за распространение нелегального контента и вовсе оставлена им без внимания (поправок в Уголовный кодекс антипиратский закон не вносил).
Однако и смягченная версия SOPA в лице антипиратского закона может негативно сказаться на развитии интернет-сферы. Технические санкции, вводимые против потенциально пиратского сайта, оказывают давление, которое может негативно сказаться на попытке установления справедливости мирным досудебным путем. Владельцы сайтов будут склоняться к тому, чтобы принять требования правообладателей, лишь бы избежать введения обеспечительных мер.
Стоит помнить, что авторское право должно в равной степени способствовать распространению произведений культуры в массах, в том числе и при помощи сети Интернет, и защите прав правообладателей.
На данный момент право, развивающиеся в сфере регулирования отношений, связанных с распространением произведений массовой культуры, характеризуется смещением баланса в пользу правообладателей, в то время как оно призвано найти компромисс между обладателями исключительных прав и потребителями.
Нельзя не сказать о необходимости развития международного сотрудничества и международного права в указанной сфере общественных отношений. Интернет – явление общемировое, а не национальное, так что и право Интернета также должно быть общемировым. Не так важно, пойдет ли развитие права по пути принятие международных актов или по пути принятия сходных по содержанию национальных актов, главное, чтобы правовое поле было однородным, иначе регулирование будет неэффективным.



0 комментариев к записиВернуться в блог Просто блог

Последние комментарии

0 посетителей

0 гостей
0 форумчан
0 скрытых форумчан

Поиск по блогу

Последние посетители

  • nelsonV
  • Jackel
  • Сенатор
  • Barka
  • Чиполлино

    Стиль:
      09 Дек 2016, 12:49
© 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики