Сообщество Империал: Путешествие "Глориосо" - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

[ Регистрация ] · [ Авторизация ]

0

Путешествие "Глориосо"

Дата публикации: 15 Август 2011
Путешествие «Глориосо».

Удивительно – но в войну из-за уха Дженкинса (плавно перетекшую в войну за Австрийское наследство) испанский флот проявил себя в самом лучшем качестве. Это относится и к сражению у Тулона, и к бою испанского корабля «Принцесса», а так же к путешествию «Глориосо». Связано это, на наш взгляд, с особенностями конструкции испанских кораблей и с подготовкой «на французский манир» экипажей иберийцев.
В 1720-х годах испанский адмирал Хастаньета совершил несколько инспекционных поездок по верфям Франции и в результате выбрал именно французскую систему кораблестроения. Взяв за основу конструкцию французского 74-пушечника Хастаньета разработал отличный проект 70-пушечника, с высоким бортом, сильным вооружением, отличной маневренностью. Гон-дек нового корабля располагался довольно высоко от уровня воды, что позволяло использовать пушки нижней палубы даже в непогоду. После смерти Хастаньеты в 1728 году испанское кораблестроение возглавил его последователь Хосе Аутран, поэтому корабли продолжили строиться по подобной системе.
Эти линкоры были сложны и дороги в постройке, однако в войне они показали все свои самые лучшие качества. «Глориосо» принадлежал как раз к данному проекту. Построен этот корабль был в Гаване в 1740 году, из знаменитого своей прочностью красного дерева. Вооружение линкора было следующим: на нижней палубе двадцать восемь 24-фунтовых орудий, на средней палубе – двадцать восемь 18-фунтовых орудий, на опердеке – четырнадцать 8-фунтовых пушек. Водоизмещение – 3000 тонн. Экипаж, как и на любом испанском корабле, был очень раздут – 760 человек .
После сражения у Тулона в 1744 году (мы уже подробно рассказывали об этом) большая и лучшая часть испанского флота (15 кораблей и 1 фрегат) оказалась заблокирована в Картахене, около которой англичане сосредоточили до 37 линкоров под командованием контр-адмирала Вильяма Роули, которого потом сменил вице-адмирал Генри Медли (Medley). Поскольку Картахена была ограничена в ремонтных мощностях - о попытке прорыва в Кадис, где так нужны были испанские корабли, пришлось забыть. Наварро, получивший титул маркиза де ла Викториа, укатил ко двору и лучшая часть испанского флота медленно гнила в заштатном порту метрополии.
Меж тем испанцам как воздух нужны были свободные корабли. Необходимо было возить в Америки ртуть, с помощью которой добытое в шахтах серебро очищалось от примесей, а так же сопровождать «серебряные флоты» в Испанию. Вся тяжесть этих операций упала на сосредоточенные в колониях корабли. На тот момент в Гаване находились девять (два 70-пушечных «Инвесибле» и «Глориосо», шесть 60-пушечных «Рейна», «Реал Фамилиа», «Сан Антонио», «Европа», «Кастилья», «Сан Луис» и один 50-пушечный «Сантьяго») кораблей под командованием лейтенант-генерала Торреса. В начале 1745 года Торрес с 70-пушечным «Глориосо» и 60-пушечными «Европой» и «Кастильей» сопроводил торговые суда «серебряного флота» в Ла-Корунью. Испанцам удалось избежать британских патрулей и в гавани они сгрузили серебра и товаров на 9 миллионов песо. Обратно в Америку пошел один «Глориосо» под командованием капитана Педро Мессии де ла Серды, поскольку остальные корабли Торреса во время перехода из Америки получили повреждения разной степени тяжести, а те, что оставались в Гаване, были просто не готовы к выходу. На корабль загрузили товары и припасы для кубинских колонистов. В 1746 году «Глориосо» удачно прибыл в Гавану, сгрузил товары, вернулся в Кадис, где его загрузили ртутью, так необходимой на серебряных рудниках, и в начале 1747 года отправили в Вера-Крус – столицу испанской Панамы.
В мае того же года «Глориосо», до верху загруженный серебром и колониальными товарами на общую сумму 3 миллиона песо (для этого пришлось даже снять несколько пушек с нижнего дека), взял курс на Гавану. Там он принял на борт провизию и воду и отплыл по направлению к Испании. Неудачи преследовали корабль практически с самого выхода – около Подветренных островов его обнаружил британский конвой, линкор сумел скрыться в набежавшем шквале (как оказалось позже, англичане были предупреждены своими шпионами о выходе «серебряного галеона» ).
Тем не менее, де ла Серда без особых проблем довел корабль до Азорских островов, но вечером 25 июля у острова Флорэс «Глориосо» был обнаружен английским отрядом в составе 60-пушечного корабля «Варвик» (кэптен Роберт Эрскайн) и 40-пушечного фрегата «Ларк» (кэптен Джон Крукшенкс, флагман). Английские корабли сопровождали конвой с припасами и провиантом для английского Ньюфаундленда и гарнизона Луисбурга, поэтому появление испанца спутало британцам все планы. Тем не менее – англичане сразу пустились в погоню за «Глориосо». «Ларк» довольно быстро нагнал испанца и завязал перестрелку, де ла Серда смог отбиться за счет крупнокалиберных ретирадных 18-фунтовок. Фрегат отстал, поджидая линкор. К 14.00 26-го июля «Варвик» приблизился к «Глориосо», Крукшенкс решил еще раз атаковать испанца на «Ларке», а «Варвику» приказал обстенить паруса и немного отстать. Позже он мотивировал свое решение тем, что основной задачей эскорта было прикрытие конвоя, а не бой с испанцем .
«Глориосо», грамотно маневрируя, смог отбиться от фрегата, сбив противнику две реи на грот-мачте и сильно повредив такелаж. В свою очередь испанцы недосчитались 4 человек убитыми и 44 – раненными. В испанца попало 4 ядра (одно из них – чиненое картечью – разорвалось на шканцах).
После поражения «Ларка» «Варвик» ринулся за испанцем, 28-го числа нагнал его и навязал бой. Де Ла Серда меткими залпами повредил англичанину грот-мачту, а наступивший шторм не дал британцу использовать крупнокалиберные орудия нижнего дека, тогда как испанец спокойно пользовался своими 24-фунтовками . Без улучшения погоды погоня «Варвика» за «Глориосо» не имела смысла - его 9- и 6-фунтовкам верхних деков противостояла грозная сила из 24-фунтовых и 18-фунтовых орудий, поэтому английский корабль решил не искушать судьбу и отвернул обратно, испанец же взял курс на Ферроль, поскольку де ла Серда предполагал, что англичане уже ждут его у Кадиса.
Как позже оказалось – испанский капитан ошибся только в одном – англичане выслали перехватчиков почти ко всем испанских портам.
У мыса Финистерре 15 августа 1747 года «Глориосо» обнаружил кэптен Смит Кейлис с 50-пушечным «Оксфорд», 24-пушечным «Шорхэм» и 20-пушечным «Фэлкон». Кейлис замешкался, он приказал фрегату и шлюпу взять испанца в два огня, а сам не поддержал их, поскольку испугался. Позже он говорил, что «Оксфорд» не атаковал испанца, так как принял его за 100-пушечник, против которого 50-пушечник не имел шансов. Де ла Серда быстро сориентировался в ситуации и отослал всех свободных марсофлотов к пушкам. В результате испанцы развили такой огонь, что вскоре «Шорхэм» и «Фэлкон», расстрелянные донельзя, спешно вышли из боя, а «Оксфорд» потерял грота-рей.
Капитан британского патруля был отдан под суд, офицеры фрегата и шлюпа свидетельствовали, что «Оксфорд» не поддержал атаку малых кораблей. Несмотря на это обстоятельство Кейлиса оправдали, что в свете решения по бою «Ларка» и «Варвика» с «Глориосо» совершенно невозможно понять, ибо Крукшенкс, отягощенный конвоем, хотя бы храбро атаковал, несмотря на разницу в размерах, тогда как трусость кэптена «Оксфорда» глупейше позволила разбить английский патруль по частям.
Но в этом бою получил повреждения и «Глориосо» – «Шорхэму» удалось сбить у де ла Серды бушприт, разворотить корму, около 40 человек на испанце было убито, а более 50- ранено.
Корабль взял курс на порт Коркубион (недалеко у Ла-Коруньи), где с него, прежде всего, выгрузили серебро и попытались произвести необходимый ремонт, а так же пополнили экипаж.
Бушприт удалось поставить, а вот корму отремонтировать в маленьком рыбацком порту было нечем. Поэтому в начале октября «Глориосо» покинул Коркубион и направился в Кадис. Памятуя о британских патрулях де ла Серда повел корабль подальше от португальских берегов, но 17 октября у мыса Сент-Винсент его перехватила эскадра Джорджа Уолкера в составе аж четырех 30-пушечных фрегатов «Дюк», «Кинг Джордж» (флагман), «Принсесс Амалия» и «Принц Фредерик» . Это были зафрахтованные и вооруженные приватиры (лучше всех вооруженным из них был «Кинг Джордж», имевший на гон-деке шесть 12-фунтовых орудий). Уолкер отличился тем, что в 1745 году с 30-пушечным «Боскауэн» и 22-пушечным «Ширнес» атаковал и захватил семь из восьми судов французского конвоя с Мартиники. Сумма захваченного оказалась равна 700 тысячам фунтам стерлингов, каждый матрос получил по 850 гиней призовых.
Узнав, что за корабль они обнаружили, Уолкер, предвкушая еще один жирный куш, кинулся в атаку. Позже на трибунале он объяснял, что вполне осознавал силу противника и слабость своих зафрахтованных фрегатов, однако «на борту испанца – и я знал об этом – было 700 тысяч фунтов!» Эти слова произвели на суд впечатление и Уолкера оправдали .
Де ла Серда же, как мы знаем, тоже был парнем не промах – после 20-минутной дуэли головной «Кинг Джордж» потерял фок-рею и грот-рею, 8 орудий, а так же 7 человек убитыми и 29 – раненными. Корабль Уолкера отвернул, остальные продолжили преследование.
Утром следующего дня к «гончим» присоединились 50-пушечный «Дартмут» и 80-пушечный тяжеловес «Расселл» с 32-фунтовками на нижнем деке (однако корабль имел неполный экипаж – всего 400 человек). «Дартмут», недавно почистивший днище, быстро сблизился с «Глориосо» и затеял дуэль с испанцем. Далее произошло необъяснимое – на «Дартмуте» появились клубы дыма и через минуту корабль взлетел на воздух. Спаслись лишь лейтенант Кристофер О’Брайан и 11 матросов, но и они не смогли объяснить, что произошло. По одной из версий – матрос с фонарем упал около мешков с порохом, что произвело возгорание в крюйт-камере и взрыв. По другой – испанцы все же смогли нанести смертельный удар, ядро попало в разложенный около пушек порох или разбило одну из бочек с порохом; создалось пороховое облако, которое и послужило причиной пожара и взрыва. В любом случае – «Дартмут» был уничтожен. Теперь уже «Глориосо» должен быть захвачен или потоплен хотя бы из соображений престижа.
К вечеру 18 октября англичане смогли окружить испанца. Несмотря на бешеное превосходство в силах бой длился с полуночи аж до 9 утра следующего дня. На утро на «Глориосо» не осталось ни одной целой мачты, совсем кончились порох и ядра, потери убитыми и раненными превысили 160 человек, поэтому де ла Серда по решению военного совета поднял белый флаг.
Англичане сопроводили приз в Лиссабон. Кэптен «Рассела» Мэттью Бакль, рассчитывая получить за захваченного испанца большие призовые, выделил 1726 фунтов стерлингов на ремонт корабля. Португальцы, которым корабль очень понравился, предложили за него 30 тысяч фунтов, однако их предложение было отвергнуто. Весной 1748 года Бакль направился домой вместе с призом, 6 мая он прибыл в Даунс. Но – вот незадача – война уже кончалась и Адмиралтейство весьма прохладно отнеслось к предложению Бакля приобрести «Глориосо». 13 апреля 1749 года с большим трудом Баклю удалось продать испанский корабль британскому купцу за 12100 фунтов стерлингов. Корабль сразу же пошел на слом, поскольку купец надеялся нажиться на продаже запасных частей, сделанных из добротного красного дерева.
Что же касается капитана и экипажа «Глориосо» - они были отправлены в Лондон, где стали предметом поклонения англичан. Де ла Серду принял сам Лорд-Адмирал и выразил ему свое восхищение действиями во время «путешествия «Глориосо».
Сэр Джулиан Корбетт охарактеризовал бои «Глориосо» как «лучший пример настоящего боевого духа испанских моряков».


0 комментариев к записиВернуться в блог Renown's блог
    Стиль:
      04 Дек 2016, 21:27
© 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики