Сообщество Империал: Партизанская борьба - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Партизанская борьба
Партизаны в лесах, горах и селениях...

  • 9 Страниц
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • Последняя »

WizarDSaNa ответил:

    371

    14

    0

    3

    20
  • Статус:Опцион

Дата: 07 Февраль 2007, 03:30

Едиснтвенный способ порьбы с партизанами показали немцы, но они немного не довели до ума, а до них евреи - нужно ВСЕХ И ВСЯ ВЫРЕЗАТЬ И ПОЛНОСТЬЮ ВСЕ УНИЧТОЖАТЬ тогда будет толк. А янки пытаються на 2 стульях усидеть и как бы воевать и как бы хорошими казаться.

Цитата

Никакое это ни другое дело  , это тоже самое ДЕЛО-ВОЙНА!!!

Неа! Изначально разные её ведения, в нашем мире. Раньше было одно, приходили и все выжигали, а ведь не даром!

    Дмитрий ответил:

      1 851

      21

      1

      78

      312
    • Статус:Примипил

    Дата: 07 Февраль 2007, 06:49

    WizarDSaNa

    Цитата

    Едиснтвенный способ порьбы с партизанами показали немцы, но они немного не довели до ума

    Единственный спсоб бороться с партизанами показал один кремлевский дядя с трубкой, который в течении суток собрал некоторые народы и отправил их в другое место... А немцы ничего кроме пуль в свою сторону не получили, чему примером вся деятельность советских партизан в ВОВ...

      Брат Госпитальер ответил:

        2 610

        25

        0

        35

        167
      • Статус:Всадник

      Дата: 07 Февраль 2007, 10:59

      Цитата

      один кремлевский дядя с трубкой, который в течении суток собрал некоторые народы

      Ну уж так и за сутки ? Целых две недели собирали "неблагонадёжные элементы" по аулам, а потом ещё по горам достреливали несколько долгих месяцев отдельных абреков в Крыму и на Кавказе !

        Дмитрий ответил:

          1 851

          21

          1

          78

          312
        • Статус:Примипил

        Дата: 07 Февраль 2007, 12:44

        Брат Госпитальер
        Кое - кто в "фельдграу" три года не мог ничего сделать с партизанами... Можно сравнить потери советских войск НКВД и немцев при борьбе... Или еще например действия немцев против партизан в Крыму и действия НКВД там же.

          Брат Госпитальер ответил:

            2 610

            25

            0

            35

            167
          • Статус:Всадник

          Дата: 07 Февраль 2007, 21:38

          Дмитрий, ну ты чё, шутки не понимаш ?!?
          "Целых две недели" для спецоперации - это великолепный срок - и 6 мес. для подавления бандитизма - тоже великолепно !! (в Прибалтике и на Украине так не получилось, лет 10 после 1945 года шла вялотекущая война)

            WizarDSaNa ответил:

              371

              14

              0

              3

              20
            • Статус:Опцион

            Дата: 08 Февраль 2007, 01:46

            Так что единственный вариант борьбы с партизанами это тотальное истребление насиления. А трубки и все такое это это же не Гитлер звонил и выселял.

              Дмитрий ответил:

                1 851

                21

                1

                78

                312
              • Статус:Примипил

              Дата: 08 Февраль 2007, 17:23

              WizarDSaNa

              Цитата

              Так что единственный вариант борьбы с партизанами это тотальное истребление насиления.

              Можно без таких пассажей дальше писать? Надеюсь на понимание.

                Брат Госпитальер ответил:

                  2 610

                  25

                  0

                  35

                  167
                • Статус:Всадник

                Дата: 08 Февраль 2007, 21:33

                "...Любимым занятием этого кавказского героя было перерисовывать на картах красные точки, обозначавшие аулы хищников, в чёрные точки - аулы уничтоженные или переселённые..."


                "...Никого из предводителей русской армии не боялись так черкесы и ни один из них не пользовался такой известностью у горцев, как этот оригинальный курляндец. Его военная хитрость была столь же замечательна и достойна удивления, как и его неустрашимость, и при этом он обнаруживал еще необыкновенную способность изучать характер кавказских народов...".


                Цитата

                Григорий Христофорович Засс

                Затянувшаяся почти на столетие Кавказская война создала особый тип офицера. В условиях борьбы с нерегулярным и подвижным противником храбрость, способность к импровизации, владение информацией и решительность значили куда больше, чем педантичное следование установленным шаблонам. Наибольшего успеха добивались те, кто мог перенять образ действия горцев, полностью погрузиться в местную жизнь и до известной степени сродниться с нею. О многих из этих оригинальных людей ходили легенды. Наш рассказ - о наиболее ярких офицерах "кавказского" типа.

                Григорий Христофорович Засс родился 29 апреля 1797 года. Он происходил из древнего вестфальского баронского рода, некоторые представители которого в XV веке переселились в Прибалтику. Как и многие его предки, Григорий Засс избрал военную карьеру и в возрасте 16 лет поступил на службу юнкером в Гродненский гусарский полк, с которым участвовал в заграничном походе русской армии 1813-1814 годов. За мужество, проявленное в сражениях под Дрезденом, Кульмом и Лейпцигом, был награжден знаками отличия Военного ордена и произведен в корнеты.

                По окончании войны с Францией Засса зачисляют в стяжавший себе громкую славу и считавшийся привилегированным Псковский кирасирский полк. Мирная жизнь (полк квартировал на Украине) не устраивала жаждущего подвигов молодого офицера, и он стал искать иного, менее спокойного места службы. Впрочем, поиски не были продолжительными. Легендарный герой 1812 года Я. П. Кульнев не зря говорил, что "Матушка-Россия тем и хороша, что в каком-нибудь ее углу непременно дерутся". В 1820 году Засс был переведен в Нижегородский драгунский полк, располагавшийся в Кахетии. Здесь молодой офицер впервые столкнулся с особенностями ведения боевых действий на Кавказе. К счастью, с учителями ему повезло. В 1821-1822 годах полком командовал известный своим бесстрашием князь А. Г. Чавчавадзе, а потом И. П. Шабельский, которого В. Потто в своей "Истории 44-го драгунского Нижегородского полка" охарактеризовал как "одного из замечательнейших кавалерийских генералов царствования Николая Павловича". Правда, после похода в начале 1822 года в Джарскую область полк временно не принимал участия в крупных военных действиях. На Лезгинской линии дело ограничивалось лишь схватками с небольшими отрядами (или, как тогда говорили, партиями) лезгин, устраивавших набеги на русские посты. Поэтому в 1826 году Засс покидает кавалерию и переходит сначала в 43-й егерский, а затем в Навагинский пехотный полк.

                На сей раз мечтам рвущегося в бой офицера суждено было сбыться. Он участвовал в русско-турецкой войне 1828-1829 годов, был награжден орденом св. Владимира 4-й степени с бантом и чином подполковника. А через год его назначили командиром Моздокского казачьего полка. С этого времени, говоря словами одного из его биографов, "начинается настоящая боевая деятельность Засса на Кавказе, стяжавшая ему славу в рядах Кавказской армии и грозную репутацию среди горцев". В 1831-1832 годах он с вверенным ему полком совершил две экспедиции в Чечню и Дагестан, за что был произведен в полковники, а в июле 1833 года был назначен командиром Баталпашинского участка Кубанской линии, считавшегося, по словам сослуживца Засса Г. Атарщикова, "одним из наиболее опасных вследствие беспрестанных набегов горцев". При этом командующий войсками Кавказской и Черноморской линий генерал-майор Вельяминов предоставил Зассу "действовать по своему личному усмотрению, без особого предварительного разрешения начальника Кубанской линии".

                Основными силами, имевшимися в распоряжении Засса, были казаки Хоперского и двух Донских полков и солдаты 1-го батальона Навагинского пехотного полка, располагавшиеся в станице Невинномысской. До приезда нового командира русский отряд ограничивался пассивной обороной. Казачьи станицы, по воспоминаниям современника, были надежно укреплены: "обнесены кругом двойными плетнями, пустое пространство между которыми, в аршин шириной, засыпано землею, в образовавшихся таким образом фасах укрепления были прорезаны бойницы, а на четырех углах расположены батареи". Все работы и поездки совершались только при ярком солнечном свете; с наступлением сумерек и даже просто в туманные дни люди скрывались в станицах, ибо, как пишет Г. Атарщиков, "горцы, пользуясь мглой, могли неожиданно напасть на рабочих или угнать стада". Прекрасно знавшие местные условия черкесы, как правило, появлялись неожиданно и, совершив набег, исчезали раньше, чем русские отряды настигали их. Характеризуя в одном из первых своих рапортов противника, Засс отмечал, что наиболее опасными среди них являются живущие на реке Лабе "бесленеевцы, самые воинственные и многочисленные", а также абазинцы и мохошевцы. Особую тревогу у него вызывали и "беглые кабардинцы", являвшиеся, по его словам, "лучшими наездниками и отличнейшими хищниками".

                Прекрасно понимая, что для успешной борьбы следует перехватить инициативу, Засс в первые же дни своего пребывания на Кубанской линии приступил к организации разведки. Он тратил средства (и часто из собственного жалованья) на оплату разного рода осведомителей и лазутчиков, собирая буквально по крупицами информацию о намерениях и планах противника. Кроме того, он приказал перекопать некоторые лесные топы, ведущие к берегу Кубани, и выставить казачьи пикеты у бродов. А уже на второй месяц своего руководства Баталпашинским участком Засс предпринял первую экспедицию на неприятельскую территорию. Заблаговременно узнав от своих лазутчиков, что около ста черкесов скрывается на левом берегу Кубани, готовясь напасть на русские посты, он быстро собрал отряд в 350 казаков, перешел с ними реку и стремительным маршем (80 верст за сутки) настиг неприятеля. Засс сформулировал главный принцип своей тактики так: "Лучше подвергнуться ответственности за переход через Кубань, нежели оставить хищников без преследования". Подводя итоги операции, он особенно подчеркивал ее психологический эффект: "Они (казаки. - Авт.) как бы воскресли духом, снова видя успех оружия, долго перед тем остававшегося только в оборонительном положении, и получив надежды, что наконец прекратятся беспрестанные вторжения в их край хищнических партий".

                Ободренный успехом, Засс совершил в августе - октябре 1833 года еще несколько закубанских экспедиций. В них все четче и четче вырисовывалась избранная им тактика. Как правило, получив от своих лазутчиков сведения о готовящемся набеге того или иного вражеского отряда, он первым нападал на него, часто не давая горцам возможности даже собраться в условленном месте. Нанеся ошеломленному противнику поражение, Засс обычно сжигал для острастки несколько аулов (иногда даже не принадлежавших непосредственным участникам набега, а просто известных как "недоброжелательные"), захватывал скот и лошадей и так же стремительно уходил на русский берег Кубани. Эта тактика была близка к тактике самих горцев и оказалась весьма эффективной. Очень скоро Баталпашинский отряд из защищающегося превратился в нападающий.

                Во время набегов Засс никогда не забывал о задачах разведки и тщательно исследовал все лесистые балки, которые могли служить укрытием неприятелю. Другая показательная деталь: в своих реляциях он педантично перечислял по именам знатных горцев, убитых в бою или взятых в плен. Все это говорит о том, что русский военачальник прекрасно ориентировался в обстановке и знал врага буквально в лицо.

                Самым типичным для Засса представляется поход, совершенный им в ноябре 1833 года на бесленеевцев за реку Лабу. Собрав отряд из 800 пехотинцев и 400 конных казаков при шести легких орудиях он неожиданно напал на аул "известного своим недоброжелательстовом" князя Айтека Канукова и расстрелял его из пушек. "Затем, - писал Засс в своем рапорте, - солдаты и спешенные казаки бросились на них (горцев. - Авт.), почти всех истребили штыками или шашками, а разграбленный аул сожгли". Однако на обратном пути к переправе через Лабу отряд был атакован "скопищем" из 2000 бесленеевцев, абадзехов и кабардинцев во главе с самим Айтеком Кануковым. Желая отомстить за уничтоженный аул, горцы подожгли на пути отступающих русских сухую траву и камыш. Однако, вовремя разгадав замысел противника, Засс приказал выжечь для своего отряда площадку и обезопасил себя от огня. Когда же неприятель подошел ближе, его встретили картечью. Обратив воинов Канукова в бегство, Засс быстро дошел до Лабы и, не останавливаясь на ночлег, при свете костров начал переправу. Когда горцы опомнились, русские были уже на другом берегу. В этом походе Засс потерял только одного солдата убитым и 14 ранеными.

                Уже через две недели (середина декабря 1833 года) Засс напал на два бесленеевских аула. "Я сжег запасы сена и проса... чем лишил их возможности кормить и скрывать скот в своих крепких ущельях", - рапортовал он.

                Подводя итого первому году своей службы на Баталпашинском участке, Засс писал: "Враждебные горцы наказаны были потерею многих знатных хищников, взятых нами в плен, отбитием большой баранты, истреблением их аулов и запасов хлеба и фуража, они перестали делать беспрестанные набеги на нашу линию".

                В последующие два года Засс продолжал совершать регулярные набеги на аулы абадзехов, бесленеевцев, баракаевцев, шапсугов и кабардинцев. Он проявлял при этом блестящее владение всеми специфическими приемами кавказской войны: засады, стремительные нападения, ложные отступления и т. д. "Принятая мною с самого начала командования моего система наступательной войны, необходима была, по мнению моему, со стороны Лабинского кордона. Только следуя ей, мы могли воздержать и на будущее время мирных горцев от измены, непокорных от частых вторжений в наши границы мелкими партиями и даже сильными сборищами".

                В 1835 году Засс был награжден золотой саблей с надписью "За храбрость" и назначен командиром всей Кубанской линии. Воинское искусство и большая личная храбрость снискали ему громкую славу как среди соратников, так и среди врагов. Г. Атарщиков вспоминал: "Засс представлялся даже линейным казакам человеком сверхъестественной храбрости, героем беспримерным, под начальством которого можно разбить неприятеля, хотя бы он в тысячу раз был сильнее... По своей наружности, характеру, складу ума, находчивости, решительности, умению внушить к себе уважение и страх в горцах, любовь казаков и солдат, был рожден собственно для партизанской боевой жизни..." А. Розен в "Записках декабриста" отмечал: "Никого из предводителей русской армии не боялись так черкесы и ни один из них не пользовался такой известностью у горцев, как этот оригинальный курляндец. Его военная хитрость была столь же замечательна и достойна удивления, как и его неустрашимость, и при этом он обнаруживал еще необыкновенную способность изучать характер кавказских народов".

                Храбрость и особенно невероятная осведомленность Засса о делах противника снискала ему среди горцев славу человека, связанного с потусторонними силами. Сам же он всячески старался подобные слухи поддерживать.

                Г. Атарщиков вспоминал, что однажды, принимая у себя черкесских делегатов, Засс послал верного человека вынуть из их пистолетов пули и передать ему. Затем он обратился к гостям с вопросом: "Для чего вы носите за поясом пистолеты? Ведь вы не можете попасть из них в цель на 10 шагов!" Когда же возмущенные таким предположением горцы стали возражать, предложил им выстрелить для пробы в его шапку. Не ведая, что в пистолетах, горцы согласились выстрелить, а Засс незаметно бросил пули на землю. Удивление стрелявших было безмерным. Но оно перешло в ужас, когда Засс, добившись, чтобы стреляли прямо в него, продемонстрировал свою "неуязвимость". Интересно, что точно таким же приемом пользовались британские агенты на Востоке.

                В другой раз Засс показал нескольким абадзехам через врезанное в дверь оконце искусно нарисованную панораму аула и заявил, что способен видеть любое место на земле и поэтому бесполезно пытаться что-либо от него скрыть. С большим успехом показывал Засс горцам и такие "волшебные" вещи, как музыкальная табакерка, подзорная труба, электрическая машина... "Все эти не более как пустые фокусы для образованного человека, - писал Атарщиков, - на полудиких горцев... производили огромное действие. Они признали Засса чародеем и называли его "шайтан".

                На разного рода хитрости Засс был действительно неистощим. Однако венцом проявленной им изворотливости, вероятно, следует считать следующее событие. Желая ввести противника в заблуждение, Засс распустил слух о собственной болезни. Явившихся проверить это горцев полководец принимал лежа в постели среди склянок с лекарствами. Затем был разыгран целый спектакль. "Засс лежал на постеле покрытый простынею в виде савана, три восковые свечи тускло горели над изголовьем... Мы все знали о мнимой смерти барона Засса, но увидев его лежащего с закрытыми глазами, с мертвенно бледным лицом, готовы были забыть, что перед нами лежит живой здоровый человек". Узнав о "смерти" Засса, черкесы полностью утратили бдительность. Каков же был их ужас, когда вдруг "воскресший" военачальник перешел реку Белую с большим отрядом и сжег два аула!

                В своей борьбе Засс применял меры очень суровые и жестокие. Его рапорты пестрили сообщениями типа: "аул истреблен до основания", "сопротивляющиеся вместе с аулом преданы огню и мечу", "в пламени аула погибли жители" и т. д. Нельзя, однако, не согласиться и с доводом Атарщикова, что Засс в данном случае просто подчинялся пословице "С волками жить - по-волчьи выть".

                Верно, что именем Засса в черкесских аулах матери пугали детей. Но верно и то, что горцы уважали его за мужество и верность данному слову. В мемуарах Г. Атарщикова есть рассказ о том, как Засс освободил и наградил деньгами пленного черкеса, брат которого предложил ему в качестве выкупа свою жизнь. А. Розен вспоминал, как после смерти ездившего на переговоры к Зассу черкесского князя распространился слух, что последний якобы был отравлен русским полководцем. Тогда Засс без всякой охраны, в сопровождении одного лишь толмача, отправился в аул, где жил умерший, и опроверг обвинения. "С этой минуты, - прибавляет А. Розен, - имя Засса прогремело между горцами".

                В 1840 году Засс занял пост начальника правого фланга Кавказской линии, протянувшейся от станицы Васюринской на границе Черноморского войска на запад до устья Лабы и далее вверх по ней до Георгиевска. Еще в 1836 году он составил проект организации новой, Лабинской линии. Теперь он мог приступить к его осуществлению. К 1843 году им были основаны станицы Урупская, Вознесенская, Чемлыкская и Лабинская. Между станицами располагались укрепленные посты. "Размещение первых станиц, - писал очевидец, - принесло большую пользу впоследствии и оказалось лучшею мерою, как для взаимной поддержки, так и для отражения вторжений хищников в наши пределы".

                Замыслы Засса, однако, простирались еще дальше. Он разработал план укрепления левого берега реки Белой, создания мощных опорных пунктов для русской армии. "Полагаю, что отряды должны неослабно воевать земли неприятеля, как в продолжении постройки крепостей, так и после, до тех пор, пока он не будет прочно покорен", - писал он в одном из своих донесений. Но занимавший с 1838 года пост командующего войсками на Кавказской лини и в Черномории П. Х. Граббе не поддержал планов Засса, что привело к конфликту между ними. Вообще Граббе был склонен недооценивать противника. Например, Шамиля он искренне считал всего лишь "безродным бродягой, голова которого не стоит и ста червонцев", поэтому предпринимаемые Зассом меры казались ему совершенно излишними. Тем не менее Зассу удалось создать сильную кордонную линию на Лабе, а наиболее упорных в сопротивлении горцев переселить из высокогорных аулов на равнины. Он также содействовал привлечению в эти районы мирных поселенцев, надеясь, что под их воздействием горцы утратят воинственность и перейдут к более спокойным занятиям. Зассу, кстати, обязан своим возникновением Армавир, выросший на месте одного из таких поселений.

                В 1842 году Засс оставил службу на Кавказе, а затем и вовсе вышел в отставку. Однако в 1849 году он еще раз принял участие в военных действиях, теперь уже против венгерских повстанцев. С 1864 года Засс состоял по Кавказской армии с зачислением в запас. Скончался прославленный полководец 4 декабря 1883 года.


                И тут про Якова Бакланова есть также :
                http://www.istrodina...php3?id=120&n=7

                Вот такие были немцы на русской службе.

                  partyzaan ответил:

                    1 295

                    15

                    0

                    120

                    1 978
                  • Статус:Примипил

                  Дата: 09 Февраль 2007, 11:59

                  Чувствую, тема интересна многим камрадам. Пошёл открывать личную страницу...

                    Брат Госпитальер ответил:

                      2 610

                      25

                      0

                      35

                      167
                    • Статус:Всадник

                    Дата: 09 Февраль 2007, 18:43

                    а почему бы не продолжить обсуждение на форуме ?
                      • 9 Страниц
                      • 1
                      • 2
                      • 3
                      • 4
                      • 5
                      • Последняя »
                      Ответить в темуВведите Ваш логин  
                      [Регистрация нового аккаунта]
                      Введите Ваш пароль 
                      [Восстановить пароль]
                      Создать новую тему
                      или Войти на форум через соцсеть
                        Стиль:
                          10 Дек 2016, 11:51
                      © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики