Сообщество Империал: История одного рода - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

История одного рода
Исторический роман

  • 4 Страниц
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Optatus

    733

    33

    0

    51

    137
  • Статус:Центурион

Дата: 16 Август 2007, 17:09

Благодарю всех, кто мне в репу дал! Хвалили роман. Большое спасибо! Буду продолжать!

    BorgeN

      912

      7

      0

      6

      44
    • Статус:Центурион

    Дата: 16 Август 2007, 19:55

    Давай-давай.
    Три форума ждут.
    Потом, когда издашься, будем ждать от тебя книжки с дарственной надписью.

      Optatus

        733

        33

        0

        51

        137
      • Статус:Центурион

      Дата: 16 Август 2007, 23:15

      Ух ты! Ради этого стоит дописать! :angry:

        Optatus

          733

          33

          0

          51

          137
        • Статус:Центурион

        Дата: 18 Август 2007, 17:55

        Глава V

        На следующий день, то было воскресенье, после службы в походной церкви-палатке отец Кир, полковой священник македонского войска, дородный, величавый, исповедуя Фоку, строго его вопросил:
        ? Ты ходишь ко славянам?
        Фока не отрицал, а Кир повел речь о северных варварах-скифах и их языческих обрядах, и о том, что недопустимо православному христианину общаться с ними.
        ? Но, святой отец, ? возразил Фока с усмешкой, ? разве не могут просветиться и славяне? Поверь, что и я много тому способствую.
        Кир задумчиво погладил бороду и, причастив Фоку, отпустил его со словами:
        ? Весьма похвально, сын мой, что ты готов нести свет нашей веры поганым варварам, но не лучше ли дать это дело в руки более к тому предназначенного? Есть у меня на примете некий монах Павел из монастыря Каллистратова, что в граде столичном, он же и ученый астроном. Друг он верный полководца нашего доблестного Леонтия, который много привечает братью духовную, да благословит его за это Господь! Ты найдешь его в феме Анатоликона. Павел ? муж ученый, любознатен, и науки не только о звездах ведает. Грамоте воинов учит, и сведения разные о диковинах природных, странах чудесных, делах стародавних собирает. Давно интересует его и история славян. Ходит он в их лагерь, проповедует, да сказы их слушает.
        Фока разыскал Павла. Это был высокий человек с добрыми внимательными глазами. Острая его борода свисала почти до самого пояса. То был истинный монах из народа. Когда-то был воином, и много дел ратных достойно свершил. Постригся и долго жил отшельником, а затем поселился в Константинополе, в обители Святого Каллистрата, занялся учеными делами, и затворником уж не был. Часто его можно было видеть на рынках, ипподроме, в самых людных толпах, не отказывал он в совете и помощи никому. Учил ребятишек на площадях, искал в домах богачей и везде, где можно, старинные рукописи, свозил их в монастырь, где трудолюбивая и многочисленная братия писцов брала их на хранение и переписку.
        Труды древних, таким образом, множились, и сам Павел приумножал свои знания. Он завел себе небольшую наблюдальню на крыше одной монастырской базилики, и по ночам сидел там, изучая планеты и звезды, и их таинственный ход. Больше всего ему были занятны явления комет, ?звезд превеликих хвостатых, лучи испускающих?. И самое яркое на его памяти, которое он сам весьма подробно изучил и описал, было за год до воцарения нынешнего василевса. Много страха нагнало оно тогда на суеверный люд, и долго говорили о нем в народе как о предвестии чего-то ужасного и зловещего. А впоследствии связали это знамение с самим правлением жестокого Юстиниана.
        Также Павел, много думая о вращениях планет, мыслил, что и Земля ? такая же планета, как все, и не может быть она в центре Вселенной. Солнце ? вот истинная ось мироздания! Однако даже и говорить об этом казалось крамольным. Павел о том молчал, и лишь упорно искал у древних похожие мысли. Писал Павел и сам некие книги, и не только о сферах небесных. Интересовала его и история разных стран и народов, в том числе и особенно славян и их предков скифов. Он изучил их историю начиная от времен Геродота, выписывал из древних авторов нужные места, соотносил их с современными сведениями и преданиями самих славян, которые мог собирать без труда, ибо славян многих он знал, и много их было и в самом Византии-Константинополе, и в его окрестностях.
        Так постепенно писал Павел свою ?Скифскую историю?, и рад был любым дополнительным рассказам о том. Ныне он, давно и тесно друживший со славным стратигом Леонтием (когда-то давно они вместе начинали службу, происходя из одной области), отправился по его просьбе вместе с ним (Павел был его духовником) и со всем ромейским войском в поход против поганых сарацин, зная к тому же, что с анатоликами идут и федераты-славяне, и надеясь в походе ещё больше узнать о них.
        Фока зашел сначала к Леонтию, который уже давно его знал, а прежде и отца его, доблестного воина. Стратиг расспросил молодого фессалоникийца о его службе, о ранении, а затем познакомил его с Павлом, которого Фока попросил стать своим духовником. Тот не отказался, и теперь Фока, раз он всё равно ранен и не мог пока участвовать в воинских упражнениях, вполне свободно посещал лагерь славян вместе с Павлом, который нес им Слово Божье. Сам Леонтий одобрил это, а также и патрикий Даниил, магистр и стратиг фемы Опсикий, сиречь начальник Опсикиева войска-легиона, к которому официально был приписан корпус славян-федератов. Однако проповедь имела пока что мало успеха, но Павел не досадовал: зато попутно он столько собирал сведений о славянах, их быте, обычаях и преданиях!
        Сами славяне знали эту страсть ромейского монаха в длинной, как у женщины, черной одежде и охотно рассказывали ему свои были.

        Так прошло несколько дней. Фока изредка видел Сумилу. Она учила его славянскому языку. Ему нравилась плавная напевность, мягкость славянской речи, обилие всех этих загадочных шипящих и жужжащих звуков, словно бы убаюкивающих. Но грек с трудом произносил обычные славянские трескучие, царапающие слух звуки вроде ?здр? или ?дрств? и тому подобного, а Сумила смеялась его забавным попыткам. Но Фока не обижался и смеялся в ответ. Ему радостно было это веселье и вообще любое время, когда он ее видел. Хотя язык славян был действительно очень труден, не считая даже произношения, благодаря которому казалось, что человек набирал в рот камешков и так пытался говорить.
        Близилось время битвы. Занятия в лагере стали более интенсивными. Каждый день с утра до вечера командиры тренировали солдат в самую полную силу. Надо было успеть в оставшееся время довести их воинскую выучку и боевую слаженность до приемлемого уровня.
        То были обычные крестьяне-георги, свободные общинники. Но нельзя было сказать, что это были вовсе воины-неумельцы. Долгая жизнь на границах империи из поколение в поколение приучала этих земледельцев к воинственности. Прежде это, и правда, был мирный народ. Но давным-давно кончились времена относительного благополучия. Империя сократилась. Территория Византии к концу VII в. уменьшилась втрое по сравнению с серединой VI в. Со всех сторон ее окружали новые, молодые и горячие враги, очень опасные и очень буйные.
        Почти каждый год со всех сторон нападали они, совершая набеги на приграничные провинции, так длилось веками, и ничего удивительного в том нет, что постепенно, со временем тамошнее население (почитай всё население империи, особенно сельское, ибо почти вся держава, за исключением самых внутренних ее районов, была одним сплошным приграничьем) превратилось в неких воинов-пахарей.
        Одной рукой они держали плуг, а другой меч, и всегда зорко глядели вдаль ? не появится ли враг? Звали их стратиоты. Объединялись эти суровые люди в свободные общины-комы. Времена колоната, не без влияния славян, активно расселявшихся в империи и несших с собою свои общинные порядки, давным-давно прошли. Крестьяне были освобождены, сами владели своей землей, платили налоги непосредственно государству, и имели даже некоторые льготы. Взамен от них требовалась их главная повинность ? по первому призыву нести воинскую службу-стратею.
        Каждый год весной являлись они в условленные лагеря и занимались воинскими упражнениями, или выступали в боевой поход. Снаряжение и оружие каждый нес свое. Правительство лишь платило стратиотам деньги на их приобретение. Распределялись они по особым спискам по своим воинским отрядам, в строгом, раз и навсегда установленном порядке. Сын замещал место отца, а брат наследовал брату, примеряя его доспех.
        И никто не бежал от того, и не было прежнего нерадения о державных заботах. На всех одно общее дело, и тяготы все заодно. Ведь речь на самом деле шла о самообороне, о своей собственной защите, своих домов, своих семей. Стратиоты от службы не бегали и всегда исправно ее несли. Империя в свой черед уже не относилась к подданным с излишней драконовской суровостью, берегло стратиотов, шло им навстречу, снижало их подати и обычные повинности.

          Optatus

            733

            33

            0

            51

            137
          • Статус:Центурион

          Дата: 18 Август 2007, 18:19

          Комментарий ? 2. Фемы
          Так создавалось фемное ополчение ? основное войско ранней Византийской империи. Первые фемы появились еще при Ираклии, в связи с необходимостью реорганизации управления и армии под влиянием исламских завоеваний. Юстиниан их также деятельно внедрял. Фемы создавались на основе прежних провинций, объединяя сразу несколько из них, и потому первое время были очень крупными образованиями. Каждая фема была особым военно-административным округом во главе с единым наместником-стратигом со всей полнотой власти в своей феме ? военной, гражданской и судебной. Важнейшей его функцией было командование фемным войском. Хэлдон полагает (с. 329), что прежде эти полномочия исполнял магистр милитум, а фемные войска ? это реорганизованные полевые армии.
          Войско это по привычке продолжали звать легионом, а некоторые даже фалангой. Оно составлялось из всего населения фемы, ее военных поселенцев-крестьян. Постоянно с VII в. служило лишь наемное войско из варваров соседних племен. Фемное же войско было именно ополчением, созывавшимся при необходимости.

          Чем же было по преимуществу фемное войско ? пехотой или конницей?
          Отрывок из Хэлдона (с. 334):

          Цитата

          Факт, что контингенты полевых войск во второй половине VII и в VIII столетиях упоминались как конные армии, предполагает, что легкая конница начала доминировать в пограничных войнах, с их перестрелками, набегами, внезапными ударами и быстрыми отходами. Пехота продолжала играть важную роль в сражениях против арабов в середине VII столетия только потому, что и у них пехота была главным родом войск, но широкое использование верблюдов и лошадей позволяло арабам перебрасывать свои силы намного быстрее, чем большинству их врагов. Возможность ведения мобильной войны дала посаженной на коней арабской пехоте длительное преимущество над ромейской.

          Таким образом, роль конницы в ромейской армии усиливается, но в то же время пехота продолжала оставаться необходимой, играя важную роль при обороне крепостей и городов (их также стали называть кастронами с VIII в.), в полевых сражениях, мелких стычках, в той превентивной (?партизанской?) войне против арабов, что постоянно полыхала на юго-восточных и восточных рубежах Византии вплоть до X ? XI вв.
          Пограничные части и их округа именовались клисурами. ?Клисура? значило горный проход, ущелье, но в Византии так называли и укрепление на перевалах, а также и сторожевой отряд, его занимавший. В основном, они стояли на границе с арабами ? в проходах Тавра и Антитавра и на границе с болгарами ? в ущельях Балкан.
          Однако в битве с вражеской регулярной армией на пехоту нельзя было бы положиться. Повсеместное пересаживание пехоты на коней в полной мере отразило стратегическую ситуацию, в которой оказалась империя после первых исламских завоеваний. Причем доминировала легкая конница, тяжелая кавалерия сошла практически на нет.

          Полевые армии состояли из турм, друнгов и банд (заимствованный от готов термин). Грубо говоря, это были дивизии, бригады и полки. Турмы и банды формировались по территориальному принципу, в фемах. Они, таким образом, были не только воинскими частями, но и отдельными округами в составе фем. Друнг же (друнгус) не был структурным подразделением, а всегда оставался тактической единицей, не имея территориальной привязки. Он объединял в походе и на поле боя несколько банд одной фемы и им командовал друнгарий.
          Каждый командир турмы ? турмарх ? сидел в городе-крепости (кастроне) и являлся важной фигурой в военной администрации своей фемы. Он отвечал за состояние крепости и укрепленных пунктов в своем округе и за безопасность местного населения и его имущества. Он первым должен был выступить против вторгнувшегося врага и, в случае его большого численного превосходства, запросить помощь у начальства.
          Не существовало прямой зависимости между размерами округа и количеством набранных в нем солдат, а турмы не имели фиксированного штатного состава. Несколько турм могли появиться на поле боя как одно большое соединение. Если фема имела две турмы, то это вовсе не значило, что они имели одинаковый численный состав или соответствовали по численности турмам другой фемы. Большинство фем имели две или три турмы разного состава.
          Каждая банда (бандон) дислоцировалась в определенном районе, откуда черпала пополнения и ресурсы. Численность банд колебалась от 50 до 400 человек. Командовал бандой комес (комит).
          Кроме того, другим названием банды было тагма. Об этом говорится еще у Псевдо-Маврикия, за век до описываемых мною событий. Но, как утверждает Джон Хэлдон, тагмы (?полки?) были созданы великим иконоборцем и реформатором византийской армии Константином V Копронимом спустя полвека после того, в середине VIII в., и это были элитные полевые войска, независимые от фемного строя, небольшие отборные, полностью профессиональные части, составлявшие центр имперской боевой линии. Несколько тагм возглавлял дукс-дука или катепан.

          Интересно, что структура ромейской армии в конце VI ? начале VII в. н. э., перед введением фемного строя и на пороге перехода официального языка с латыни на греческий, согласно Псевдо-Маврикию, была несколько иной, чем всего век спустя.
          Армию возглавлял стратиг. Его заместителем был гипостратиг (позднее первым помощником стратига ? наместника фемы стал протоспафарий, гражданский глава фемы), бывший также начальником средней меры.
          Войско в походе бою делилось по тактическому принципу на три части (центр и два крыла) ? меры или друнгусы во главе с мерархами (стратилатами). Меру составляли три мерии во главе с мериархами или дуксами. Мериархи оптиматов (привилегированных частей армии) именовались таксиархами.
          Мерия состояла из известного количества тагм, или номеров, или банд. Начальником тагмы был комес (трибун).
          Тагмы делились на сотни. Начальником сотни мужей, сотником был гекатонтарх (центурион). Хилиарх ? первый из гекатонтархов.
          Были также пятидесятники, десятники-декархи, пентархи, тетрархи (урагосы, ураги).

          Вот таким было фемное войско. И не потому ли остановили ромеи арабов, и всегда успешно их контратаковали, и неизменно отбрасывали назад, пусть даже те и доходили порой до самого града царствующего, что появился в ромейской армии фемный строй и прирожденные воины-стратиоты? Ведь то было поневоле призванное нести эту тяжелую и необходимую борьбу искусное воинское сословие полупрофессиональных солдат и в то же время земледельцев, арендующих у государства надел земли за обязанность нести военную службу.
          Четыре века и больше, от середины VII в. до катастрофы при Манцикерте в 1071 г. фронт борьбы более-менее прочно удерживался по одной примерно линии ? между арабскими владениями в Сирии, Месопотамии и Закавказье и ромейской Анатолией (Малой Азией), которая за это время приобрела потому и соответствующее название: Романия ? Рум у восточных авторов.

          Конец первого комментария.

          Комментарий ? 3. Лагерь
          В Византии VI ? X вв. строго определялось, что на враждебной территории армии обязательно должны разбить укрепленный лагерь всякий раз, когда им надобно остановиться.
          Византийский походный лагерь обычно соответствовал римским образцам. Это был правильный прямоугольник, разделенный на четыре сектора дорогами, ведущими ко входам в середине каждой стороны. Вдоль дорог в определенном порядке стояли палатки различных частей.
          Лагеря были защищены рвом, валом и на валу частоколом или палисадом, иногда из доступной на месте древесины, иногда из копий солдат. Входы были расположены так, чтобы они прикрывались лучниками и не могли быть захвачены внезапно.

            Optatus

              733

              33

              0

              51

              137
            • Статус:Центурион

            Дата: 18 Август 2007, 18:35

            Как-то ранним утром в ромейском лагере поднялась тревога: разведчики донесли, что сарацины выступают на битву. Такое бывало и раньше: проносился слух о приближении врага, и все занимали свое место в боевом строю. Часто это был лишь повод к обучению умению строиться и держать строй, а иногда, и правда, сарацины выходили из своего лагеря. Тогда завязывались мелкие стычки легковооруженных конников и перестрелки лучников. Обычно тем и заканчивалось. И ромеи, и арабы выжидали, и пока не осмеливались начинать решающий бой. Постояв на широком поле под городом, они расходились.
            На сей раз, как это вскоре стало ясно, вновь была учебная тревога. Но чувствовалось, что настоящая битва может разразиться в любой миг. Император с самого прибытия в Абасгию ко вражескому стану горел желанием поскорее начать сражение. Его пока сдерживали лишь уговоры опытных стратигов, советовавших, раз и противник медлил, воспользоваться этим и успеть получше подготовить малообученную армию. Под тем предлогом Юстиниан и затеял пустые переговоры, выгадывая время. А может, обе стороны просто ждали подмоги, видя примерное равенство сил?
            Как бы то ни было, ромейское войско строилось сейчас под пение труб, звон кимвалов и грохот тимпанов, подававших сигналы военного сбора. Громко кричали люди, подбадривая друг друга, как то обычно бывает перед битвой. Ржали кони, звенело и блистало оружие.
            Фока находился на близлежащем холме средь палатинов (1) рядом с императором. Ему было приказано быть здесь до особого распоряжения на его счет. Кругом стояли и восседали на конях лучшие гвардейские части ? схоларии, экскубиторы, спафарии и доместики.
            Отсюда хорошо был виден строй ромейской армии. Банды и друнги строились по своим турмам, стратиги, турмархи, дуксы, комиты (2) и прочие командиры спокойно и четко отдавали распоряжения, а солдаты легко и слаженно в точности их исполняли.
            Это не была уже толпа, ошалело метавшаяся в поисках своего места туда и сюда как стадо баранов. :011: Долгими упорными тренировками вчерашние пахари, крепко и уверенно сжимавшие оружие, умелые в одиночном бою, но непривычные действовать единой массой, теперь знали, что такое боевой строй и как его держать.
            Каждый отряд ? словно тело, послушно внимающее воле управляющего им разума. Само тело, его руки и ноги ? ничто без головы, лишь бессвязные части распавшегося целого, никчемные, ненужные. И лишь голова придает всему строгий порядок, соединяет части и приводит все тело к успеху.
            Так думал невольно Фока, восхищенно глядя на ромейское войско. И еще другие мысли приходили ему в голову.

            (1) Палатины ? особые гвардейские части в византийской армии, парадные войска, телохранители и ближайшие помощники императоров, дворцовая охрана. Сопровождали императора в походе. Подразделялись на различные отряды-схолы.
            (2) Объяснение всех этих терминов смотрите в комментарии ? 2.


            Стоят ромеи по линиям ? ратники, воины, вдруг лишившиеся лиц. В большом и стройном войске личность теряется, люди числятся безликими бездушными отрядами, превращаются в цифры. Полководец глядит на них с высоты своего величия и ему даже опасно думать о них, как об отдельных людях, как о ремесленниках, крестьянах, кузнецах и мельниках, как о гениях и посредственностях, как о несостоявшихся (и уже никогда не состоящихся) поэтах и великих мыслителях, как о чьих-то мужьях, сыновьях и братьях. Это все потом, после битвы ? и слава выжившим, и почет героям. Но пока нет одиночек для военачальника. Он ведет в бой целые отряды, целые полки отправляет на смерть.
            Он должен жертвовать ими, ибо такова цена победы. И кто-то умрет, а кто-то благодаря этому одержит победу. Все дело в воинском умении и еще чуть в везении. Чистая лотерея. И надо ли жалеть о том? Может, и надо, но не смягчит ли жалость жестокость сердца, немилосердного к врагам веры и отечества? От полководца требуется, прежде всего, любовь к Господу и справедливость, дабы мог он заслужить милость Божию, единственно победу дарующую. И не одолеть неприятеля без помощи Господа. Кто погибнет, а кто нет ? решает Он, и в Его это власти. Так стоит ли думать об этом простому смертному?
            Так суждено, за грехи ли твои или отцов твоих, или еще почему, но так будет, и ничего уже не исправить. Сжимается сердце в смертной тревоге ? что-то впереди? Разум усиленно гонит страх прочь и заклинает небо всеми богами (а кое-кто по привычке вспоминает и Сильвана (1) с Гераклом даже): ?Только не я! Господи, только не я!? Но страх никуда не уходит, он тут, всегда внутри и всегда огромный как небо.
            Что же остается? Вообще не думать ни о чем и действительно уподоблять себя бездушному орудию Господа ли, человека ли (?Вот крамола! Да покарает Господь всех нечестивых еретиков и да явит Он мне свою великую милость в этот день!?). Шептать замусоленную тысячей повторов пустую молитву, сжимать ?эллинские? (2) амулеты или христианские иконки и ладанки с частицами мощей и святой водой, делать крестные знамения и знаки-обереги (?Чур меня!?), но главное ? не отступить, стоять твердо, упершись ногою о землю, изгнать все мысли и не думать о страхе, а пылать одним лишь чувством ? всепоглощающей дикой яростью и самоотверженной отвагой и доблестью! И не в сомнительном расчете на славу, а в желании в безумной горячке сокрушительного боя забыть обо всем, и прежде всего о такой мощной силе, как воля к жизни, стремиться пожертвовать ею, отдать всё во имя Победы!

            (1) Сильван ? популярный в Древнем Риме, особенно в Италии и на Дунае, языческий бог-лесовик. Его культ еще очень долго после христианизации сохранялся в сельской местности, с чем почти безуспешно, но очень упорно боролась церковь.
            (2) ?Эллинские? ? значит языческие. В первые века христианства слово ?эллины? приобрело значение ?язычники?, и лишь в позднем средневековье византийские ромеи, постепенно превращаясь в тех греков, которых мы знаем сейчас, вновь вернули себе прежнее имя.


            Стоят солдаты по шеренгам. Но всё же не манекены стоят, люди живые, из плоти и крови, такие же как мы с тобой. Пусть чересчур темные и суеверные, жестокие и грубые, но такие же, только отделенные от нас грудой веков. Сбросить эту толщу и кого бы мы увидели? Себя!
            Исчезает блеклый цвет времени, слетает пыль дряхлости, свежеет небосклон, сияет солнце, ярче становятся все краски дня, и вот вновь вокруг такой же обычный мир, только мир раннего средневековья!
            Здесь такие же деревья, и цветы, и вода так же весело бежит по камушкам в задорно сверкающем и щебечущем ручейке. И люди здесь такие же. Вот, например, этот бородатый воин в простой рубахе-тунике, вооруженный лишь шлемом, щитом и огромной дубиной с насаженными на нее шипами. Он так же как и мы чувствует, и так же смеется, и боится смерти, и радуется жизни, и плачет и грустит, если горько, если потерял родича или друга. Какая это боль! Представь на минуту. Поставь себя на его место. Вспомни то, как переживал ты, когда потерял самое дорогое, самое близкое, что у тебя было!
            Подойди ближе и загляни этому человеку в глаза, пожми его руку. Разве он музейный экспонат? Разве история ? это лишь машина забвения, как катком стирающая из нашего мира и памяти всё, что было когда-то такое же живое, как и мы сейчас?
            Ведь и нас когда-нибудь уже не будет на этом свете, и мы станем для какого-то лишь словом в книге (ладно еще по имени будут помнить и знать, а то ведь зачастую этим словом будет просто ?народ?). Но разве мы ? лишь слово?

              BorgeN

                912

                7

                0

                6

                44
              • Статус:Центурион

              Дата: 18 Август 2007, 19:10

              Optatus

              Цитата

              Вот таким было фемное войско.

              Немного дополню:
              Воины фем - стратиоты (stratiotai) были, как уже говорилось, крестьянами, владевшими землей на условии несения военной повинности. Всадник-стратиот выставлялся с участка стоимостью 4 литры, солдат и моряк - в 2-4 литры. Причем стоимость имущества моряка была заметно больше стоимости имущества пехотинца, а стоимость имущества моряка, приписанного к фемному флоту, должна была быть больше, чем у моряка царского флота, т.к. первые должны были снаряжать корабли на свои средства. В Византийской империи существовало разделение армии и флота на фемные и императорские. Войска, находившиеся в непосредственном подчинении императора, назывались ?государевыми войсками?. Одна литра (либра, римский фунт), являясь мерой веса, составляла около 327,45 граммов. Из одной либры золота чеканилось 72 номисмы, одна полновесная номисма (солид, иперпир) составляла 4,55 граммов золота. Разумеется, далеко не все крестьяне обладали таким солидным имуществом стоимостью в 360 номисм, или 1638 граммов золота, и если участок дробился, то воина снаряжали совладельцы в складчину (?синдота?). Пехота фем была легковооруженной, и, как и конница, была организована в банды - только большей численности, допустим, до тысячи человек (номинально 600), в то время как номинальной численностью конного банда можно считать 300 человек. Банды делились на сотни - гекатонтархии (кентархии), лохи, полулохи и декархии (десятки), каждым из которых соответственно командовал гекатонтарх (кентарх), лохаг, гемилохит и декарх. Очень схожую структуру имели постоянные пехотные формирования империи, разница состояла лишь в том, что банд заменяла другая воинская единица (см. ниже) [Византийские очерки. М., 1996. С. 130-142; Дашков С.Б. Указ. соч. С. 337-340; История войн. С. 306; Всемирная история. С. 476; Меньшиков А. Указ. соч.].
              Если интересует инфа по количеству фем, а также градации воинских званий-поделюсь.

                Optatus

                  733

                  33

                  0

                  51

                  137
                • Статус:Центурион

                Дата: 18 Август 2007, 20:44

                Конечно интересует! Выкладывай обязательно!
                И спасибо за интересную и очень полезную инфу!

                  BorgeN

                    912

                    7

                    0

                    6

                    44
                  • Статус:Центурион

                  Дата: 18 Август 2007, 20:56

                  Optatus
                  Лови по фемам:
                  В конце VII века Византия имела 13 фем: 7 - в Малой Азии, 3 - на Балканах и 3 - на островах и в прибрежных раинах Средиземного и Эгейского моря [История войн. С. 306]. К началу X века в империи уже насчитывалось 26 фем: 10 - в Европе, 16 - в Малой Азии [Дашков С.Б. Указ. соч. С. 16-17].
                  Вот тебе инфа по пехоте:
                  Пехота Византийской империи была организована в таксиархии, отряды по 1000 человек. По стратегикону конца X века ?De castrametatione? в подчинении у таксиарха - командира таксиса находилось 500 скутатов, их также называют гоплитами, 200 метателей дротиков и 300 лучников и пращников-сфендонитов (sfendonetes - легкий пехотинец, пращник). Все таксиархии находились под началом гоплитарха (oplitarhes). По традиции таксиархии делились на сотни - гекатонтархии, которыми командовали гекатонтархи (ekatontarhes), или кентархи по другим источникам (?Тактика Льва?). Звание ?кентарх? (kentarhos) - ?сотник? идентично римскому званию ?центурион?. Гекатонтархии делились на лохи и полулохи, которые, в свою очередь, подразделялись на декархии. Лох, находившийся под командованием лохага, состоял из нескольких десятков воинов (по некоторым данным - до 100, что, конечно, невероятно). По всей видимости, такое деление было типичным для всей византийской армии того периода [Меньшиков А. Указ. соч.; Дашков С.Б. Указ. соч. С. 16-17]. Все таксиархии находились под началом оплитарха (гоплитарха) [Меньшиков А. Указ. соч.]. Всего таксиархий было 16 [Никифор Фока (?), De castrametatione (Об устройстве лагеря).
                  И не забывай о катафрактах (хоть некоторые наши коллеги на сайте и называют их катафрактариями:011: , а также о еще одной значительной силе-гвардии.

                    Optatus

                      733

                      33

                      0

                      51

                      137
                    • Статус:Центурион

                    Дата: 19 Август 2007, 20:54

                    Спасибо за инфу! Теперь можно и о битве писать! Мне такой инфы как раз и не доставало, вот я и тянул.
                    Прежде только осмыслить надо и подумать, как лучше применить эти сведения.

                    Кататафракты говоришь? По некоторым сведениям, в византийской армии этого периода получает распространение легкая конница, а тяжелая почти исчезает. Или это не правильно?
                      • 4 Страниц
                      • 1
                      • 2
                      • 3
                      • 4
                      Ответить в темуВведите Ваш логин  
                      [Регистрация нового аккаунта]
                      Введите Ваш пароль 
                      [Восстановить пароль]
                      Создать новую тему
                      или Войти на форум через соцсеть
                        Стиль:
                          05 Дек 2016, 21:47
                      © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики