Сообщество Империал: Земляки Урарту - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Земляки Урарту
Есть люди которые идут и открывают дальние дороги, строят дома, спорят

  • 16 Страниц
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • Последняя »

Пастух ответил:

    178

    3

    0

    130

    187
  • Статус:Легионер

Дата: 03 Февраль 2013, 10:37

Есть люди которые идут и открывают дальние дороги, строят дома, спорят, сражаются. Сначала их немного, земляков на Руси, но вот появляется первая карта, и к ним присоединяются молодые первопроходцы других национальностей. В жизни всё сложней, но мы и не собираемся писать о всех проблемах!
    • 16 Страниц
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6
    • 7
    • 8
    • Последняя »

    Пастух ответил:

      178

      3

      0

      130

      187
    • Статус:Легионер

    Дата: 04 Март 2013, 05:40

    Перед самой битвой ты можешь присоединиться к защитникам или восставшим, но можешь и молча стоять в сторонке.

      Пастух ответил:

        178

        3

        0

        130

        187
      • Статус:Легионер

      Дата: 05 Март 2013, 04:45

      ЧАСТЬ 3 . 6

      Перед самой битвой ты можешь присоединиться к защитникам или восставшим, но можешь и молча стоять в сторонке.

      Рьяно схватились ребята, как бывало в кулачных боях, деревня на деревню, но пролилась кровь – вояки озлобились, почувствовали запах смерти, лёгкость боя и убийства опьянила их и кровавые человечки вскружили мозг. Дурман победы, призрачность силы и порыв толпы, походная жизнь, совсем не похожая на размеренную русскую вольницу. Кажется, что армия закаляет, нет, она делает человека другим. Это не тот - "человек разумный", а другой – "человек безумный". Одновременно школа жизни, больница и морг, а победа, которая достаётся такой ценой, ускользает так, что не ясно потом – для чего ты воевал?

      Первые русские, специально обученные, охотники Субуры Шатэса и моряки Саймона Бионди одним броском загнали мятежников на курган прямо к камню. И те поняли – хана наступит сейчас, пизд-ц подкрался незаметно. Они налегли толпой и сдвинули тот камень с надписью, обрушивая его на русских. Камень покатился на нашего брата, а из-под того места, где он лежал, раздался мерзкий шип и гигантский Змей вырвался наружу. Со скрежетом и шипением, разбрасывая яд и слизь по сторонам, он чавкнул поганой пастью над стоящими в ужасе бунтарями и кольцами-рывками бросился в нашу сторону. Морячки не ожидали такого поворота, змей щёлкнул хвостом, и дюжина дружинников разлетелась замертво. Эта озверевшая гадюка со строительный кран, перекокала и сожрала бы всю нашу армию и не подавилась.

      И тут на золотом коне горделиво и с вызовом подлетел Георгий, правитель земли русской. Даже с шатров, с места моего дальнего дислоцирования могу сказать, как он был воодушевлён, отчаянно смел, потому что царь. Георгий вскинул меч Аскалон и ринулся в атаку на змея. Мне в какое-то время показалось издалека, что они играют. Один Георгий и громадный змей! Но это была правда. …Сейчас многие не верят в битву Георгия со змеем – сидя в интернете, куря марихуану или летая еженедельно бизнес - классом через океан. Поживите ещё немного, не в то поверите, змей и телепортация в пустыню, покажутся вам сериалом о колобке. …Весь забрызганный ядом, Георгий атаковал и колол змея, увёртываясь и выскакивая из-под его ужасных ударов головой и хвостом. Нет, он его не одолеет, просто физически, змей слишком огромный.

      Георгий глянул на солнце и молнии над курганом одна за другой пронизали небеса, грозный меч его был поднят в ту же минуту вверх и, принимая разряд, Георгий опустил кладенец прямо на переносицу змея. Молния скользнула по металлу и, отразившись, шлёпнула гада между глаз, червяка аж заколбасило. Мгновения хватило царю, он, вздыбив коня, с лёту вогнал Аскалон змею по рукоятку, дёрнул туда-сюда и, вырывая, отпрянул в сторону. Змей изогнулся треугольником и сказал ласково:
      — Что ж ты наделал, Егорка? Всё могло бы быть по-другому…
      И чёрная смола хлынула из его ран. Она как магма ручьём потекла по склону и змей издох. Рёв восторга и предвкушения победы, раздавшийся на поле, я думаю, услышали все наши соседи – и Джоны и Гамали и Педро и Кимы и Вальтеры и Разманы.

      — Георгий Победоносец! – кричала Армия, и не было её восторгу конца и края.

      Соседний с шатром бивуак занимал триумвир Хактар, знатному иностранцу нелегко давалось быть сторонним наблюдателем. В момент гибели змея он низко опустил голову, и кому-то показалось, что раздался тяжкий вздох, а один из камней его семивратной лестницы запульсировал дремуче зелёным цветом.

      В небесах потемнело, а потом и в глазах у многих, потому что огромный дракон Aku_Aku затмил светило и шумно барражировал над войском. Думали, "всё хана второго змея не одолеть!" Но только не русские – мы не боялись больших червей. К нашей радости дракон выбрав вражеский стан, развернулся и с хрипом: "Бот или шизофрения!", пикировал над толпой восставших, дупло зияло, и началась бомбардировка врага экскрементами. Дерьмо как с трубы летело на землю, обделывая бунтарей, залепляло им рожу, одежду и оружие. Вам лучше меня известно, что этого добра у нашего дракона с избытком, так что фактически он заменил В-52. Появление дракона вызвало панику и не только в рядах врага, кто его знает этого ящера, фортуна переменчива, сегодня – вы, а завтра – я. Варвары отшатнулись, оторопь пробежала по их рядам, а паника переросла в бегство. Тут Аку_Аку по-видимому полностью облегчившись дал жару прямо над повстанцами. Огонь быстро принялся на подсохшем помёте и обосраные загорелись. Чтоб впредь неповадно было!

      Вот тогда я впервые увидел Влада хохотавшего при виде драконей бомбардировки. Контос был воткнут в землю, бармица висела на кусте и он, не обращая внимания, на призадумавшегося рядом триумвира потешался над сражением. Завидев меня, катафрактарий подмигнул своим тёмным глазом, победно вскинув руку со шлемом вверх, и я поспешно отвёл свой восторженный взгляд.

      Никто не ждал, а лейтенант Язверг привёл гиперборейцев. Россию пришли защищать музыканты, певцы, танцоры, девушки. Они хороводами обступили крайний фланг нападающих бунтарей. Играла музыка, неслись весёлые заводные песни, пляски были такие, что кони и собаки пританцовывали. Девушки с распущенными длинными волосами, нагие и притягательные водили хороводы. Как вдруг всё изменилось. Начался дикий шабаш, девицы подняли волосы, а танцоры стали вытворять с ними такие па, что не только варвары и восставшие, но и защитники отечества, побросали оружие, задрали рубахи и не скажу все, но многие не растерявшись, оприходовали свои торчащие стволы. Варвары как по команде ринулись на девушек. Это и требовалось, те охотно и податливо тянули их в сторону от боя. Неудобно для такого "эпоса", но и гиперборейские парни послужили для победы в грязных варварских руках, сложив уж, какую там честь на алтарь победы. Гиперборейцы придушивали врагов до или после соития. Такие вот времена, такие нравы.

      До побоища донеслись странные трубные звуки, оглушающие, пугающие своей гаммой и какофонией, приводящие в трепет и заполняющие весь мозг. Со всех сторон поля боя стали появляться невообразимые чудовища, огромные, диковинных красок и форм. Они медленно двигались с разных сторон, приближаясь, трубя и издавая сводящие с ума звуки. Это были то ли гигантские птицы то ли ящеры, то ли звери с огромными спинами. У некоторых рога, челюсти, жабры, головы, торчащие в разные стороны, крылья, хвосты и всё это в самом диком и нелепом сочетании. От их вида у людей волосы становились дыбом, в портках намокало и грузнело с перепугу. Довелось же такое увидеть!

      Конь под триумвиром вздыбился, и Хактар выкрикивая грозные команды, не удержался и ввязался в бой. Нарядный всадник привлёк внимание оригинальным способом ведения боя, с кем он воевал, я не разглядел. "С такой реликвией сам чёрт не страшен!" – позавидовал сержант менявший оружие в опустевшем бивуаке.

      Чудища выбирали восставших, обступая со всех сторон, все их лопасти, конечности и звуки превратились в одну адскую машину, от которой хочется зарыться в землю по ноздри и не вылазить. Повстанцы сгонялись в кучи, они боялись даже смотреть на чудовищ. А кто уже попался, был затоптан исполинскими зверями. Рёв всё нарастал. Но защитники отечества будто перестали их бояться и подстраивались за ними, вместе двигаясь на мятежников, стреляя из луков, бросая топоры, копья, камни, рубя саблями, или вступая в рукопашный бой. Восставший Баня с пятёркой отважных наперевес с длинными копьями фалангитами подбежали к чудовищу, одновременно выбрасывая в него свои копья. Гигант издал трубный рёв и повалился на бок. Бани подлетел к нему и начал стаскивать амуницию с поверженного гиганта. Но что это? Под раскрашенными чехлами чудищ открываются слоны, которых многие видели в районах столицы. А на слоне был замаскирован воин, в которого сейчас угодило одно из копий. Поняв, в чём дело осмелевшие мятежники стали группами нападать на переодетых слонов, хотя большинство и не рискнуло приближаться к этим зверюгам. Это были воины на слонах с апгрейдом Фарадея, приведённые Фантастом.

      Русский царь, которому змеиный яд прибавил сил, рубился вместе со всеми. Внезапно маленький топорик необычной формы, запущенный рукой убийцы, просвистел, врезаясь в шею и грудь вождя. Георгий улыбнулся новой царапине, вырвал предмет и отбросил в сторону. Кровь фонтаном залила царское шитьё.
      — Мы победили! Где ты солнце – слышишь, мы победили!

      Солнце скрылося за тучи, Георгий рухнул замертво. Его подхватил невысокий солдат и бережно понёс в царский шатёр. У шатров был и я. Принесли правителя. Дурная весть быстро облетела армию и наши солдаты стали сдавать одну позицию за другой. Влад катафрактарий зычно кринув: "123!" и собирая расстроенные части ринулся навстречу неумолимо двигающейся к нам вражеской пехоте. Его грозный вид внушал уважение, панцирь звенел, а три символа бармицы призывно сияли – дружинники сразу признали такого командира, прорывая ряды восставших, но в целом армия отступала, теряя позиции. Увидев поверженного Георгия и его меч Аскалон, который, не выпуская, держал солдат, принёсший на руках царя, я чего-то испугался и, дёргая за рукав, стоящего, как и все с поникшей головой Тези Элляма, закричал:
      — Дядя Василий, пора, пора!
      Тези Эллям тряхнул головой, смотря на меня:
      — Куда пора, Винчяй? – назвал он меня по-старинке.
      — Туда пора! – я показывал рукой на Влада123Тангоньику в самую гущу надвигающегося врага. Это был сигнал. Тези Эллям взглянув на стоявших рядом, убитых горем командиров:
      — Бьёмся насмерть! Или победа или смерть!

        Haktar ответил:

          9 769

          1 304

          13

          1 138

          21 565
        • Статус:Основатель
        • Трибун:Модмейкеры

        Дата: 07 Март 2013, 22:15

        Камрады, форумчанин старается, пишет. Вы как то бы поактивнее отнеслись к труду человека.

          Пастух ответил:

            178

            3

            0

            130

            187
          • Статус:Легионер

          Дата: 09 Март 2013, 09:54

          ЗДРАВСТВУЙТЕ ТРИ ЗВЕЗДЫ! ЧАСТЬ 3. 7.

          Змей не смог одолеть – предательский топорик человека оборвал жизнь великого князя. В этом рассказе прозвучат имена тех, кто, следуя за Георгием Победоносцем спас и сохранил великую Русь!
          Отличился романтик цивилизации – Штурман, он во время боя залез и укрепил над штабом восставших свою тельняшку. Когда наши ребята увидели её, колышущуюся над мятежниками, то с криками "Ура!" бросились врукопашную. А тельняшка стала знаменем Родины, так у нас появился первый флаг и был он бело-синим и полосатым, как сама жизнь. Моряки Штурмана и над нашим Шатром Георгия прикрепили такую же тельняшку. Знамёна вдохновили нас, а дух нападавших на страну и на знамя заметно упал, мятежники, словно поникли, да и выдохлись они порядком, как-никак тоже же люди…

          Влад123 Тангоньика, простая серая рубаха на нём, поверх искусно сплетёная панцирная кольчуга нездешней работы, узкую талию стягивает кожаный пояс. На ногах диковинные широченные штаны зеленого шелка, небрежно заправленные в грязные сапоги. Невесть откуда взявшийся катафрактарий остановивший отступление собравший охрану великого князя и потерявшиеся отряды и смелыми атаками повергший в панику противника на своём направлении. Его контос не знал пощады! Копьё Тангоньики – наблюдая за боем, я чувствовал невероятную силу этого копья! Казалось, оно существует одновременно и в нашем мире, и в мире потустороннем! Когда контос ударял о металл, я видел черные искры, которые прожигали и камень. В атаке копьё будто пронзало саму материю нашего мира и из этой черной дыры в любой момент были готовы вырваться полчища жутких демонов! Мальчишка художник Фирузо размечтался: если такая сила окажется в моих руках, никакие маги и чудовища не будут страшны!

          Отборные войска участвовали в этой странной схватке с обеих сторон. Я достал из мешка сменную тёмно-зелёную рубаху и оделся. Большинство же воинов, натянув только штаны, щеголяли обнаженными крепкими торсами. Обращало внимание наличие у многих амулетов. Выделялись несколько человек с полным набором вымпелов и штучек, среди них я обнаружил и дядю Василия – наверное, они привлекали не только моё внимание. Хороший амулет стоит недешево. А возможно, бойцы привыкли полагаться на собственные силы. Кроме того, у некоторых я заметил на груди магические татуировки трёх кланов. У высоченного варвара красовался серебристый крылатый зверь, у южанина красное солнце на шее и груди и жуткий иероглиф, режущий глаза на желтокожем мечнике. Их всех втянула кровавая завируха.
          — Хотым-н-н! – ухали булавы по мясу и дереву, оставляя ухабы боли.
          — Дзи-н-н-ь! - слышался звук спускаемой тетивы лука, и вскидывались щиты, а кто не спрятался, я не виноват.
          — Пцын-н-ш! – звенели копья, оголяя зияющие кроваво-чёрные человеческие дыры.
          — Брен-н-ч! – это мечи шваркали по головам, скользя по защите или увеча тёплым рубленым пирогом.
          — Дзан-н-г! – так выпущенные стрелы ударялись в бронзовые умбоны, но чаще благополучно врезаясь в цель.
          — Ул-лю-лю! – пытались взбодриться парни и мужики, сломив страх и очумев от ужаса убивая всё, что движется навстречу.
          Бери оружие, вставай в наши ряды!

          Сибиряками командовал Василий Тези Эллям. Георгия они не знали и с нетерпением ждали меня. Я обошёл всё ополчение кержаков, как мог, стараясь показать, что ничуть не волнуюсь и наше дело правое. Такая уверенность была от непомерной юности и детских представлений о жизни. Сотни незнакомых лиц, море разных настроений – за их воодушевлением я распознал, сколько ещё предстоит свершений моему трудолюбивому и не агрессивному народу. Упорство и настойчивость победили, хватило сил и умения – сибирцы, наконец, взяли кольцом мятежников и, навалившись, вязали их прямо на земле. — "Врёшь не уйдёшь" – посмеивались бородачи, крепко стягивая пленённых по трое. Ополченцы с Байкала и Енисея подчистую раздолбали восставших на Курганном поле.
          Завидев Хактара и видимо узнав в нём своего лихие заезжие вояки чувствуя поражение дружно взмолились:
          — Лейтенант, сделай же что-нибудь! – обращаясь к Хактару, выкрикнул раскосый воин в красном рваном кафтане. — Уж больно помирать неохота...
          Но южный гость с равнодушным, ленивым сожалением ответил:
          — А видно, придется!
          Тогда ассириец громко чтобы услышали, окружившие их бойцы Язверг сотоварищи крикнул:
          — Складно говоришь, да еще и в варварских племенах разбираешься. А не шпион, ли ты случаем?
          Хактар мигом прореагировал и, указывая на него русской дружине, из его уст прозвучало словно приказ:
          — Камрады, форумчанин старается, пишет. Вы как то бы поактивнее отнеслись к труду человека.
          Дружинники набросились на ассирийца, прерывая его навсегда, но Хактар передумал:
          — Не спешите, друзья мои, этих я возьму в рабство.
          Рабство, такой ужасной участи не пожелаешь и врагу и стража по сигналу лейтенанта Язверга отступила.



          И настал этот день! Мы победили восстание! Не потому что нас больше, мы умнее, наши командиры опытнее, а атаки изощрённей. Да просто потому, что восстания всегда, когда то кончаются. И надо пожинать плоды, горькие и неутешительные. Как мне не трудно говорить об этом, но из-за дури и неумения распорядиться десятком городов, полегло полстраны, а грёбаные начальники теперь в один голос винят мятежников и злых иностранцев, которые спят и мечтают уничтожить русский народ, потому что больше им делать нечего. Народ то наш простой, ему куда покажешь, он туда и пойдёт.

          Восставший из бани, не прятался в толпе и не убегал, он был великий революционер. Уже "подаривший" родине технологии – восстание, революция, оппозиция, трибунал, плен, анархия. На него навалились стражники, начали избивать парня и убили бы, да их сменили матросы Штурмана, который заявил, что восставший из бани нужен живым и его будут судить по закону. Этого слова "закон", никто не знал, даже и в шатре я понял, что командиры первый раз слышут, кто это такой – Закон? Только Язверг пошутил:
          — Закон что дышло, как повернёшь, так и вышло!
          Все одобрительно засмеялись и поняли, что это очередная фигня и ненадолго…
          Но на всякий случай Штурмана послушали и Восставшего из бани перестали бить, а посадили в большую клетку и повезли показывать народу.


          Похороны Георгия решили совместить с парадом Победы, а пока его тело поручили шаманам Йорика, сибирским целителям и прибывшим первым христианским священникам во главе с митрополитом. Гиперборейцы предложили до похорон забальзамировать тело Вождя. У них в Гиперборее был Мавзолей Массолуса и наши члены Политбюро задумались, хоронить или не хоронить.



          Ареопаг штормило без хозяина. Кто будет преемником? Этот вопрос витал в воздухе и перекрывал даже победу и восстановление трёх разрушенных городов, чувствовалось напряжение, появившееся в отношениях членов Ареопага между собой. Бесцеремонно вёл себя Райан Гуго Фаберляйн, показывая всем, что он был таки правая рука Георгия. Большинство же желанно смотрели на Доминика Арктура Шелесто, этот парень был всем хорош, что и говорить. Неожиданно появились новые кандидатуры. Моряки дружно поддерживали своего Штурмана, за которого очевидно стояли и многие командиры – Йорик, Фантакт, Язверг, Куаззак, был бы Смертин, уже набиралось большинство. Но победу в восстании на самом решающем этапе одержали сибиряки и их голова Василий Тези Эллям с самой большой армией, сейчас стоял в столице. Его авторитет рос на глазах. Дальше откладывать было нельзя, иначе начались бы необратимые последствия без царя.


          Во дворце, в Георгиевском Зале собрался Ареопаг. Народу было достаточно много, меня мальчишку посадили на трон, стоящий на возвышении, честно скажу, у меня аш дух захватывало, до сих пор помню эту минуту, от гордости вскружилась голова, и было чертовски хорошо. У остальных были такие огромные репутации, что один другому мешал занять трон царя. А я мальчишка, поместился там. Хотя тело Георгия бальзамировали, и оно находилось во временном памятном месте, он незримо присутствовал с нами. Его меч Аскалон бережно держал, стоящий в сторонке солдат Эльмар, который на поле боя подхватил смертельно раненого правителя и бережно отнёс к шатру. Всю битву я находился у шатра, моряки так и прозвали – Шатров.
          Не буду всех перечислять, вы их уже знаете. Отсутствовал только Смертин, никто не знал, где он скорей всего, был убит в Субуре Шатэсе, но тело не нашли. А Йорик говорил, что он жив и в пустыне, но Йорик много чего говорил, всему верить.
          В центр зала выскочил Давид, которого стали уже забывать:
          — Страна потеряла своего первого и великого Правителя и нашего друга – Георгия Победоносца.
          Все встали с мест.
          — Георгий завещал нам сильную и свободную Россию. Ареопаг соратников, всех тех, кто помогал ему, выберет сегодня преемника и нового царя.
          Он замолчал и посмотрел на Фантаста, потому что тот хотел выступить. Но Фантаст только скромно добавил:
          — Пусть высказываются предложения и соображения!
          Опаньки, даже я понял его уловку, предложениЯ и соображениЯ, а значит это не один Гуго, а несколько кандидатов! Посмотрев на помрачневшего Гуго Фаберляйна, который зло смотрел в сторону, мне стало не по себе. Давид, не покидая середины зала, предложил:
          — Никого нет достойнее и отважнее старинного друга Георгия – мужественного Райана Гуго Фаберляйна!
          И сам захлопал в ладоши, где он этому научился? Одним словом олигарх из Куршевеля на лыжах и другой олигарх из Лондона с чемоданчиком компромата. В зале воцарилось молчание. Вот эти моменты меняют судьбы цивилизации. Потом встал Фантаст и сказал:
          — Почему восстали в Гуго Фаберляйне? Почему именно там? Не у меня в Фарадее и не в Юмруде Живанши у Марсо, не в Сибири или Гиперборее где о восстании даже слыхом не слышали, и народу оно на дух не нужно было? Есть ответы на этот вопрос у уважаемого Ареопага?
          Гуго Фаберляйн побагровел. Давид снова посмотрел на Фантаста, но уже по-другому:
          — Ой, зря мы тогда у камня тебе грамотному доверились!..
          Фантаст вспыхнул, но опустил голову и промолчал. Зигфрид Субура Шатэс встал и, указывая на себя, признался:
          — Я виноват, мой город погиб, и я не смог его защитить. Погиб, потому что был лучше других, его разграбили и уничтожили, даже зверей перебили. Нет и Смертина.
          Поднялся Доминик Арктур Шелесто и все замолчали, глядя на главного кандидата.
          — Друзья мои! Когда мы основали новую цивилизацию, мы не догадывались, что будет так сложно. Мы теряем лучших друзей. Проблемы, вражда, несправедливость. Но я думаю, нам русским надо жить на этой земле дружно и справедливо, если так будет, люди нас поймут и поддержат. А памятью для Георгия Победоносца станут наши славные победы, в том числе над собственной гордыней и жадностью, начнём же с себя!
          И я увидел, как подобрели глаза у сидящих, но тут Доминик продолжил:
          — Вот я проглядел за бесконечными стройками и людей и своих товарищей. Он посмотрел на Гуго и Давида. — А если бы вовремя заметил, то и беды избежали бы. И это моя личная вина, а не только моих лучших друзей. И мои синие глаза, в которые вы все вглядывались с любовью и надеждой, были слепы. А потому никакой, я к лешему, ни кандидат. У нас, слава богу, есть достойные люди.
          Тут все зашумели, многие повскакивали с мест, жестикулируя и доказывая друг другу. Принесли обед, и в соседней трапезной началась вторая часть шоу.

            Пастух ответил:

              178

              3

              0

              130

              187
            • Статус:Легионер

            Дата: 10 Март 2013, 11:27

            ЧАСТЬ 3. 8. ЗДРАВСТВУЙТЕ ТРИ ЗВЕЗДЫ!

            Во время обеда началась раздача наград. Мы победили восстание. Это был новый этап развития страны. Звания присуждали единогласным голосованием, вручал их Райан Гуго Фаберляйн.
            Первые лейтенантские звёзды получили – З. Субура Шатэс, С. Бионди, М. Юмруд Живанши, В. Тези Эллям, Суперрегистр (заочно), Фантаст, Йорик, В. Тангоньика, Хактар, А. Фарадей, Д. Арктур Шелесто, Давид.
            Вторые, капитанские звёзды получили – Штурман, Смертин (заочно), Р. Гуго Фаберляйн, Язверг.
            Третьи, майорские – Куаззак и я.
            Фантакт прикрепил мне на лацкан рубахи звёздочку и с улыбкой сказал:
            — Здравствуйте, три звезды! Будет и у тебя репутация, да побольше нашей!

            Остаток дня пировали. А на следующий день отправились на памятное место к Георгию, прощаться с ним. Когда ритуал прощания заканчивался, митрополит Матуш Йогиберра Даян, сделал хитрый ход, напоминающий конклав, выбирающий папу, который закрывают до результата.
            — Братья мои! Георгий, наш навсегда первый Правитель призывает вас, без корысти, думая только о своей земле, выбрать сейчас на этом самом месте самого достойного, того, кто не сделал и не сделает ошибок. Слава Христу, пусть это будет и его избранник.
            Таковыми оказались Штурман и Доминик, поровну. Доминик опять заявил, что он снимает свою кандидатуру. А Штурман, что нельзя выбирать из одного кандидата, это фарс, а не выборы. И все вдруг посмотрели на меня. Митрополит Йогиберра Даян подошёл ко мне ближе.
            — А ты за кого, сын мой, Винченцо Фирузо, майор и художник?
            Но я и не думал об этом, представляя свою новую картину, мне нравились все в Ареопаге. У каждого было что-то своё, оригинальное.
            [Информация к размышлению]:

            Райан Гуго Фаберляйн был сильный, любил лошадей и не раз катал меня на них. Характер нордический взрывной, боевой офицер, друг основателя государства, имеет поддержку армии.

            Давид задаривал подарками и внимательно следил за успехом моих картин. Признаюсь, я не ведал что такое деньги – так он незаметно помогал мне. Предприимчив, ловок, мобильный товарищ, не славянин.

            Доминик Арктур Шелесто брал с собой на стройки, я бы мотался с ним всё время, такой он был притягательный. Славянин, достойный товарищ, характер нордический, выдержанный, надёжный.

            Йорик наверное был самым добрым в Ареопаге, хоть и нравоучительным, как его было не любить? Родом с западных земель, позже их назовут Украина, ищущий, сомневающийся, ироничный.

            Фантакт научил меня говорить и писать, да так, что большие репутации и рядом не валялись. По характеру – себялюбив, высокомерен, несмотря на учёность консерватор, родоначальник интеллигенции.

            Штурман – наверное, умнейший в Ареопаге и достойнейший в Правители, а как его обожали моряки? Характер нордический, выдержанный, осторожный. Разносторонний – умеет делать сразу несколько дел.

            Влад Тангоньика. Влада я уже считал другом, хотя из-за плотного графика церемоний нам так не удалось даже поговорить. Катафрактарий рассказал Ареопагу, что он родом с Танганьики – второго после Байкала пресноводного озера по объёму и глубине, самого длинного в мире и столь же древнего по происхождению. Оно располагается в глубочайшей тектонической впадине Африки, на большой высоте над уровнем моря и является частью древней рифтовой системы. Этим обстоятельством заинтересовались наши учёные, там было что поискать. Подводным порогом озеро делится на два глубоководных бассейна, вода в них разнится по основному критерию – живая - мёртвая! Вода Танганьики необычно прозрачна на десятки метров и это озеро – родина настоящего ихтиологического чуда – здесь необычайно быстро происходит эволюция рыб, что является причиной большого разнообразия их видов. Рассказ об Африке и Танганьики стал откровением, ведь мы не знали толком даже о своих соседях, Зигфрид загорелся желанием немедленно отправиться на озеро и открыть там колонию!

            Зигфрид Субура Шатэс, сноровистый и совершенно необычный, я собирался рисовать его в лесном полиптихе. Характер нордический, ровный, смелый, любит природу и животных, хороший охотник и товарищ.

            Куаззак – самый высокий по званию офицер в армии, со своими казаками он творил чудеса, к тому же был немногословен и не имел врагов. Характер имел угрюмый, замкнутый, первооткрыватель южных земель.

            Смертин. Жаль, с нами не было этого весёлого парня, тот бы сейчас своими шутками сорвал бы весь ареопаг.

            Марсолино Юмруд Живанши. Рыжий гигант. В моих глазах он был супергерой, постоянно таскал меня на плечах всюду и везде где он появлялся, начинался праздник. Атлетически сложен, изящен, нрав весёлый, любвеобильный, хороший строитель, моряк и путешественник.

            Язверг – этот человек изучал меня больше других, а мне это нравилось. Изучает, значит, я ему чем-то интересен. Он уберёг меня ни от одной оплошности в Гиперборее, где сама земля к этому располагала. Характер нордический, выдержанный, аналитический. Христианин.

            Василий Тези Эллям – ну это, абсолютно эпическая личность в моём понятии, дядя Вася был для меня, как отец родной. Обладает хозяйским складом ума, сильным характером, гибким управленческим даром.

            И конечно я не забывал Георгия Победоносца!

            Даже в драконе Аку_Аку, которого не вспоминали, я всегда был уверен, что однажды он превратиться в человека.

            Хактар. Необычная личность, умён, доброжелателен, ироничен, диалектик. Всему Ареопагу представился, как триумвир восточного государства и только троим, коих он определил каким-то своим чутьём, назвался посланником Змеиного братства – секретная информация. Я не знал, что Влад предложил мою кандидатуру на пост царя, мол, мальчишка тонко чувствует расстановку сил, а мы все будем ему помогать, но триумвир, глядя на меня, развалившегося на троне категорически не соглашаясь, качая головой, заметил:

            — Этого делать нельзя! По той же причине, по которой я не дам горящего факела ребенку, сидящему на стоге сена.

            Матуш Йогиберра Даян. В мантии я его немного смущался, но так и должно было быть. Ведь он – митрополит, а я мальчишка. Церковь никогда не любил, не ходил туда, но иерарх просто обожал мои картины на античные и библейские сюжеты. Митрополит подошёл ко мне и, обращаясь ко всем, сказал:
            — Устами младенца глаголит истина!
            Я обиделся за младенца, и не глядя на него, отошёл к дяде Васе. В зале не раздавалось ни шороха. Это был момент истины. Все думали, я покажу на Тези Элляма, а он фактически был уже царь. Но меня настолько своим младенцем разозлил поп, что я назло всем, встав во весь рост, показал прямо на ни кому неизвестного парня, стоящего одиноко в углу с мечом Георгия.

            Это был солдат Эльмар, стражник меча Георгия Победоносца. Он так и не выпускал меч Аскалон со времени ухода Правителя. Возгласы удивления, растерянности, иронии, желчи, неприязни, ужаса. Кто-то сказал:
            — С ума сойти!
            Посыпались реплики:
            — Ну, вы даёте!
            — Ещё одно восстание!
            — Тогда бы уж дракона выбрали!
            — Или давайте, Восставшего из Бани в клетке прямо коронуем!
            Матуш Йогиберра Даян, завёл глаза кверху:
            — Это выбор свыше!
            Но почти всем его церковь была ещё тогда по барабану, и на его слова никто не обратил внимание. Василий Тези Эллям, посмотрев на меня, пожалуй, по-новому, неожиданно сказал:
            — Да это лучший выбор для всех нас!
            Он был искренен.
            — Верный стражник меча Георгия Победоносца. Он подхватил нашего правителя раненого на поле боя. И меч никому даже подержать не давал – а это привилегия преемника. Можете спорить хоть неделю, но здесь, в памятном месте выбор сделан!

            В три дня прошли коронация Эльмара Тевессон Крёз, прощание с Георгием Победоносцем, Великим князем русским и первым русским Правителем и парад победы над восстанием голых. Приговорённые к казням мятежники стояли у скрещенных буквой «/ \» колов, на которых их должны были казнить, насадив ртом и задом на 2 скрещенных кола, такую казнь переняли у гиперборейских наёмников.

              Пастух ответил:

                178

                3

                0

                130

                187
              • Статус:Легионер

              Дата: 12 Март 2013, 05:52

              ЧАСТЬ 4.1. НАШ ПУТЬ.

              Вдоль идущих к поверженным городам дорог, Гуго Фаберляйну и Субуре Шатэсу стояли приговорённые к казни – посажению на 2 кола « / \» мятежники. Казнь предложил и организовал, привезённый Язвергом с Гипербореи наёмник. Гиперборея сама не воевала, поручая это наёмникам с другой стороны, несколько человек остались и приехали на Русь. Среди них выделялся молодцеватый, подтянутый парень - Тиль. Он реорганизовал стражу, вырядив в красную форму и дав новое холодное оружие. Толпы осуждённых мятежников стояли повязанные и кольев на всех не хватало. Картина была печальная. Немало людей жалело связанных по рукам и ногам полуголых бунтарей, приносили им поесть. Русские люди добрые, отходчивые - если не пьют, а уж когда напьются, так целоваться лезут.

              В Ареопаге не утихали споры. Наказать, конечно, надо, бунт против власти, масса людей погибла, три города разрушены. Однако Доминик, и Штурман настаивали, чтобы мятежников и варваров отправлять на стройки. Давид предложил новую фишку – продать часть пленных в рабство арабам – но по цене выходило почти бесплатно, сделка не состоялась. Триумвир Хактар усмехнулся – это он подал мысль о рабстве, собираясь выкупить своих и чужих. Наши бояре Давид, Матуш, Василий хотели выменять у него за рабов талисман "семивратную лестницу", так и ходили вокруг её семи переливающихся пластин-ступеней, может и ещё какая оплата была, жаль я тогда не интересовался этим, а сейчас самому интересно узнать. Большой отряд отобранных им бунтарей дожидался у кольев – часть проданных в рабство избежала суровой участи быть посаженными на кол. Триумвир выкупил рабов и набрал специалистов. По моим ощущениям – с ним заключили договор, иначе, зачем было отдавать рабочую силу и потенциальных бойцов? Что за этим скрывалось, пока было не ясно.

              Субура Шатэс загорелся идеей путешествия на Танганьику. Решив оставить свой разрушенный варварами некогда прекрасный городок, и восстанавливать его будут другие. Слишком много сил и души отдал он своему, некогда цветущему городу и просто не мог туда возвращаться к руинам. Зигфрид набирал воинов, крестьян и охотников в дорогу, живо обсуждалась и тема колонии у озера Танганьики. Зигфрид предложил Владу участие в этой компании, но катафрактарий не собирался возвращаться домой. Влад и Зигфрид – они были чем-то похожи – открытый независимый Тангоньика и свободолюбивый самостоятельный в делах и поступках Субура Шатэс, два воспетых в балладах героя! Что входило в планы Влада123 занимало и меня, но надеюсь, он сам об этом напишет!

              Тези Эллям и Юмруд Живанши собирались взять людей на свои рудники. Гиперборейцы тоже просили себе слуг, тех же рабов. Йогиберре Даяну нужны были люди на постройку собора и храмов. Стражник – советник Тиль Бруни Швайгер убеждал Ареопаг, что только казни станут уроком для всех. Он был напорист и вёл себя на равных с уже поднаторевшими советниками князя. Язверг указывая на него, обращался к остальным:
              — Вот послушайте, что вам говорят знающие люди и мотайте, себе на ус.

              Меня отправили от греха подальше домой в Фирузо, чтоб я не видел этой расправы. Мы выехали из столицы и проезжали мимо частокола уготовленных к посажению на колья. Моё внимание привлекла фигура здорового варвара, похожего на ночного персонажа с неоконченной дома картины маслом. Он выделялся среди других приговорённых к казни, был особо бледен, высокорослый, с длинными волосами, глубокие и леденящие душу глаза и что-то неизбежное манящее в том взгляде. Я остановил свою кампанию, спрыгнул и, подойдя ближе к узнику, вздрогнул – на меня будто вывалили ушат иголок, на шее и в кистях запульсировало – такого со мной не случалось. Вспомнилось, как смотрели такие личности, как Георгий, Василий, Марсолино – реально дух захватывало и тут просто мурашки по коже, а самое смешное я не могу отойти, нет, конечно, могу, но почему-то не хочу. Обернувшись, я оглядел соседних смертников - полутрупов и мне показалось, что они его больше бояться, чем казни. Показалось, бывает.
              — Давайте этого варвара отпускайте! - не понимая зачем, сказал я кому-то.
              Поднялась небольшая сумятица.
              — Пацан какой-то командует, - переговаривались между собой стражники, несмотря на вялые объяснения моих сопровождающих. Я вывернул им на обозрение лацкан своей майорской тёмно-синей рубахи с тремя звёздами:
              — Ну что непонятно, стража! Отпускайте, я забираю его с собой, - придумал я на месте.
              Тут мои сибиряки подошли к ним плотнее и стали объясняться. Но пацанёнок сказал своим разрубить все вериги с варвара, замечая по ходу, что тот уже сам их снимает.
              — Как его зовут?
              — А чёрт его знает.
              — Роман, - прохрипел варвар.
              Дело было сделано, варвар не дожидаясь, пока стража раздумает, зашагал прочь от частокола кольев к нашим повозкам. Стражники дёрнулись было за ним, но мой возничий прикрикнул на них:
              — Стоять! Приказ майора Фирузо!
              Мне понравилось, как он это сказал и те заткнулись, недоумённо всматриваясь в меня.
              — Майор?!
              Мои сибиряки тоже не поняли моего доброхотства и когда мы чуть отъехали, по-свойски спросили:
              — Винченцо, ты действительно хочешь взять с собой этого варвара?
              — Да, хочу. Мы его отпустим, когда отъедем от города.
              Сибирячки вообще запутались, переглянулись недоумённо, но тему закрыли. Мы ехали дальше, варвар шёл за нами. Смотрю, моя охрана стала поёживаться, оглядываясь на него, да и у меня вокруг шеи холодок гулял. Повозки остановились, я подошёл к нему, как в тумане, для чего?
              — Вот Роман тебе знак, что ты освобождён мною.
              И передал ему фигурку, которую знали все как мою и человек её показывающий был моим. Роман прохрипел что-то в ответ, по-моему:
              — Благодарю, господин.
              Но он, же не мог такое сказать. Забирая фигурку, его рука задержалась на моём запястье чуть дольше, ежовое прикосновение, у меня накидка зашумела как от ветра. Он смотрел мне в глаза, прямо и не мигая. Что-то мне тогда почудилось, еле уловимое вокруг нас, становилось не по себе. Мои сибиряки втроём подошли, вопросительно глядя на нас.
              — Всё, он свободен, я его отпускаю. Сам найдёт себе работу.
              Ребята совсем растерялись, это было ни на что не похоже.
              — Винченцо, может, мы его отдадим им обратно?
              — Поехали домой, по дороге я вам всё расскажу, - заверил я их, отстраняя в сторону повозок. И мы двинулись домой. Роман долго глядел нам вслед.


              Разум победил! А может это безумие? После жарких дебатов князь Руси Эльмар Тевессон Крёз объявил амнистию по вхождению на престол. Осуждённые передавались княжеским советникам для важных дел страны. Попросту говоря работать то некому было после восстания из бани. Решение ни всем пришлось по нраву. Тиль Бруни Швайгер, выйдя из тронного зала, отдал приказ своим стражникам повсеместно начать казни. И колья заработали. А следом отдал приказ об амнистии. Вот такой он был этот ариец – и приказ исполнил и душу отвёл. Тем сильнее навалилась радость прощения на бунтовщиков и им сочувствующих. Князя Эльмара посчитали добрым правителем. Приговорённые мятежники считали себя заново рождёнными, свободно вздохнули и посмотрели на жизнь и страну другими глазами. Надеюсь.

              Провожая сановников из столицы, Тези Эллям наставлял их в дорогу:
              — Разум, работа и люди! Не забывайте об этом!
              Йогиберра Даян добавлял:
              — И вера во всевышнего!
              Путешествие на Танганьику – что могло быть прекраснее? Зигфрид вёл пионеров к его далёким прозрачным берегам, нам жаль было расставаться с ним. Начало пути им покажет Хактар, затем триумвир с большим отрядом повернёт в свою сторону. Ох, долго убеждали его русские в силу нашего союза Руси и Триумвирата, который он однажды назвал Империал. Быть может и договорились потому что "семивратная лестница" снова ослепляла при встрече с ним.
              Советники разъехались. Раненые отправились с Фантактом лечиться на Источник молодости и в Благоухающую долину рядом с чудным городом Фарадеем. В Тайницкой башне остались только пятеро из Ареопага. Василий Тези Эллям, губернатор Сибири:
              — Мы отстаём! Потеряли много народу. Скажу прямо, нам нужны люди, города и земли. Надо расти во всех направлениях от наших границ, но не хватает сил. Поэтому я предлагаю выбрать Бразилию.
              — Говори, - он кивнул арийцу.
              — План такой. Мы засылаем нашего революционера Восставшего из бани, якобы сбежавшего от расправы с кучкой бунтарей к бразильцам, пусть они повторят то, что сделали здесь. Часть моих стражников станет лазутчиками к ним. Это мы уже проходили в Гиперборее, помогая им пировать и дожидаясь, пока Ариана захватит Гиперборею. Но чуть ошиблись – здесь будем хитрее.
              Продолжил митрополит:
              — Церковь пошлёт туда христианских миссионеров с широкими правами.
              — А вы, Давид? – спросил князь.
              — А я князь, давно готов вернуть мой город. Деньги, торговля, подкуп, перекуп, долги, договоры. У меня масса инструментов.
              — Мы очень надеемся на вас, Давид! – сказал Тевессон Крёз.
              — "Ваши инструменты" заменят не нужную кровь, - подметил митрополит.
              — Ну вот, а потом хорошая и большая армия с внезапным броском к ближним бразильским городам и всё будет в ажуре. Пока думаю о командире похода, – заключил Тези Эллям.

              Восставший из бани, оказался не только революционером, но и патриотом. С ним долго разговаривали по очереди Тези Эллям и Бруни Швайгер. Бани – новое имя восставшего. Ему прощались все прегрешения, за эту миссию подрыва приграничной Бразилии и обещали дать лейтенанта сразу за второй город. Первым было вернуть уничтоженный Давидов городок, куда вернулись бразильцы.

              Странным образом часть мятежников осталась прикованными к кольям. В поселениях вдоль дороги с частоколом появились путаные и непонятные рассказы. Мол, в тёмное время видели странных созданий бледных и синих, чёрных и красных, жёлтых и зелёных, так рассказывали, которые шастают вокруг домов. А потом и того больше, якобы они сосут кровь у привязанных бунтарей, оттого те и померли, да и в селениях нет-нет да появляются жертвы. А привлёк их запах крови казнённых. Крови было много – казни и восстание. Вот вурдалаки и появились. Деревенька странная такая стояла, Моска называют – там их полно, туда и ушёл Роман с моей фигуркой, а деревеньку эту все обходить стали, даже дорог к ней не было.
              Наш обоз двигался на север, когда мы заметили облако пыли, клубящееся за нами. Нас догоняли всадники, первого бы я узнал из тысячи – то был грозный катафрактарий Влад Тангоньика. Вооружённые всадники оцепили наш обоз, а лейтенант широко улыбаясь, направился ко мне.

                Пастух ответил:

                  178

                  3

                  0

                  130

                  187
                • Статус:Легионер

                Дата: 18 Март 2013, 03:01

                ЧАСТЬ 4 . 2 ПОДМОСКОВНЫЕ ВЕЧЕРА.

                Панциря на нём не было – обнажённый торс путешественника, крест-накрест пересекали бронированные ремни, заканчивающиеся с двух сторон мордами нагов из чёрной бронзы. Зубы разъярённых змей намертво вцепились в широкий пояс покрытый бляхами и глаза Тангоньики сверкали ярче полировки металла.
                — Они вожди славные, спору нет, - подъезжая, Влад усмехнулся, взял паузу и добавил: — Но сейчас они хотят жить тихо и мирно, а мне и моим парням нужна схватка.
                Он рассмеялся – звонким, сильным и чистым смехом. И заразил меня.
                — Ты бросил стариков одних? – хохотал я, имея в виду Ареопаг и прыгая вокруг него.
                — Бросил, ха, сейчас около русского князя генеральное сражение за власть и землю. Самое время таким парням как мы слепить что-нибудь своё, ты согласен?
                — Ты говори правду, потом пусть хоть небо провалится, - заметил я, немного смущаясь и рисуя ногой на земле.

                — Мы немного поспорили, - продолжил он, — навязанная история, не навязанная история, вытеснение истины говорят они, а я им в ответ –
                подмена реальности, изменение человеческой сущности, вместо доброты и честности – лицемерие и обман. — У каждого времени свои идолы и образы, - сказал мне Ареопаг и я покинул столицу.

                Мальчишка слушал и старался его понять, а вспомнив, произнёс:
                — Где много слов, там правда теряется.

                — Я им сказал – всю вашу историю в кусты и пишем свою! – бесшабашно заключил Влад.

                — А дядька Василий, а князь?

                — Им нужны рабы для строительства странствующего королевства, - убедительно поведал он, но я чувствовал, что у рыцаря иссякли аргументы для оправдания.
                — Странствующее королевство? Вау! Что это такое?

                — Самые умные и самые асоциальные поселенцы, и воины всегда изгонялись. Они уходили и создавали будущие кланы земли и странствующие королевства.
                — Поэтому вы ушли с озера Танганьики?
                — Там я родился, но я земляк Урарту.
                — Звучит как сказка!
                — Или как песня, как боевой клич.
                — Расскажете?
                — Обязательно расскажу!
                Влад продемонстрировал причину ссоры с Ареопагом - его правая рука почти по локоть была покрыта поблескивающей чёрной пленкой.
                — Напоминает смолу, - пробормотал я. — Только без запаха.
                — Вот она Урарту! – восхищённо заявил он.
                — Эта штука нам пригодится в странствующем королевстве?
                — Вы абсолютно правы господин майор! – воскликнул рыцарь, пряча чёрную руку в ламинарный наручь.
                Масленица, запахло шашлыками и фруктово-ягодными муссами – в дни волнений и тревог, в дороге я заказывал любимые блюда. Отдельный обоз поваров и кулинаров кормил начинающего темнеть белокурого и голубоглазого сибирского паренька. Схваченное огнём на ветру аппетитное мясо с потемневшим салом, скворчащим жиром и утомлённым лучком скрасило нашу товарищескую встречу.
                — Где это мы?
                — Под Москвой.
                — В смысле?
                — Вон за дикорастущим садом та захудалая деревушка – так называется.

                В палевом небесном корыте с затихающим дуновением вздыхала дубрава. Меж двух дубочков мы наслаждались закатом уходящего дня. Многие из вас, наверное, замечали, что под сенью дерева наш мозг находит успокоение, тут хорошо думается и мечтается. Дело не в том, что под листвой деревьев прохладнее и душистее, а в том, что наш мозг имеет определенную фрактальную формулу, близкую к той, по которой развивается крона дерева.
                — Фрактальный резонанс. Если одну фрактальную форму гармонизировать с другой, то происходит явление "фрактальный резонанс". Существует мандала - геометрический рисунок сложной структуры, интерпретируемый как модель вселенной – фрактал, построенный по определенной формуле. Фрактальный резонанс - это четвертое измерение реальности. Мы же привыкли видеть мир трехмерным, но благодаря данному типу резонанса можно ощутить мир в плоскости, которая нам плохо знакома.

                Услышав это, я решил, мой друг Тангоньика – чародей! Не испугался, пока. Влад закрыл глаза, чтобы не видеть препятствий ведь в магии главное верить и не сомневаться. И рыцарь негромко запел "Подмосковные вечера".

                Не слышны в саду даже шорохи.
                Все здесь замерло до утра.
                Если б знали вы, как мне дороги
                Подмосковные вечера.


                Наши игрушки – моя одинокая фигурка подобная той, что я отдал варвару, и бармица Влада мелодично подыгрывали нам? Два человека вместе напевали красивую песню.


                Речка движется и не движется,
                Вся из лунного серебра.
                Песня слышится и не слышится
                В эти тихие вечера.


                — Без насыщения силой эти вещицы были бы просто дешевыми украшениями, имитирующими ритуальный рисунок.

                Мы пели, но я слышал пояснения Влада и не заметил, как он перешёл от реликвий к оружию.

                — Звериная природа - это нечто, находящееся вне человеческой власти. Саги постоянно напоминают, что в человеке под спудом скрывается вторая природа "внутренняя душа", не поддающаяся его контролю. Во снах и видениях она материализуется, приобретая облик животного.

                Лунное сияние призрачно заострило черты Влада, неуловимым жестом он вынул кинжал. Лезвие кинжала отливало зеленоватым цветом и характерные узоры на клинке наводили на мысль о комбинировании, проковке и последующем травлении разных типов стали, но большего я понять не смог.

                — А теперь смотри! Этот контос называется "Копьё судьбы" – когда римский солдат Лонгин вонзил его в подреберье Христа, оно стало священной реликвией христиан. Место его хранения оспаривают уже несколько храмов, а оно у меня! – засмеялся Тангоньика. И после этого мне спорить с Ареопагом? Да кто мы такие с тобой Винченцо, а?

                Я для себя давно решил, что Влад точно крупная фигура в этом мире. Тени метнулись с сада, пара оборванцев – высоченный детина и белокурая девица мотались вдоль дворов.

                — Москва – имя громкое, а деревня бедная, - покачал я головой, разглядывая шесть перекосившихся изб.
                — Вампиры, вестимо, не любят путешествовать. Понимаю, тут родной склеп, свой гроб – домашний уют и всё такое.
                — Вампиры?! – мальчишка уставился на тени, глаза загорелись.
                — Поэтому нежить и селится там, где скапливается магия: на погостах, близ святилищ, в курганах, в тех особенных местах, что сами непонятным образом притягивают волшебство.

                Двое местных оборванцев приблизились к нам, девица хищно разевала пасть, опустив голову и насупив брови. Влад пропел:


                Что ж, ты, милая, смотришь искоса,
                Низко голову наклоня?
                Трудно высказать и не высказать
                Все, что на сердце у меня.


                Девица, услышав эту мелодию, уселась на косогоре и принялась жалобно выть. То ли песня проняла, то ли ей кровушки нашей захотелось. Её дружок в это время зазывал из обоза жертву прочь с дороги, там, в ночной глуши он вампирил её, потом бросал, и пока она приходила в себя, искал новую.
                Дремота одолевала нас, но едва очнувшись, воины Тангоньики бросились на вампира. Его реакции можно было позавидовать, оказавшись первоклассным бойцом, он легко парировал все удары. Кольцо вокруг вампира сжималось, тут он вынул мою фигурку и, омыв её кровью жертвы, протянул в лунном сиянье. Этого хватило, Влад побледнел ещё больше, приобретая черты Дракулы. Бойцы отшатнулись при виде двух вампиров, их растерянность ослабила хватку.

                Москвич стал звать меня в Москву. Что он говорил, я не понял и на фига мне Москва тоже. Его больная фантазия разыгралась, он тихо говорил нам, что это будет "лучший город земли" и "утро красит нежным светом стены древнего", и "хорошо на московских просторах" – а там было шесть перекосившихся изб рогожа да куча могил.

                Влад не мог мне помочь, так как сопротивлялся обретению образа Дракулы, я вспомнил, как он говорил – "вторая природа" животного или существа. А долговязый гипнотическим вампирским шёпотом расписывал мне рубиновые звёзды, грановитые палаты и несметные наворованные сокровища – всё это будет якобы моё "если ты повстречался в Москве". Я заколебался, Влад заметил мои сомнения и, перебарывая сумерки, крикнул мне:
                — Ни шагу назад, позади Москва!

                Девица рыдала и убивалась, ползя к Владу. И тут я сделал шаг и посмотрел на Москву. Вампиры замерли. Я достал свою фигурку и показал её клыкастому, тот неожиданно поднял такую же и еле ворочая языком, я произнёс:
                — Отпустите людей и ступайте за мкад!

                Роман, было, дёрнулся, но Тангоньика молодец, поднял бармицу, пальцем закрывая на ней Луну и светя Солнцем и листком. Вампиры попятились, у девахи по-прежнему лились слёзы, но сама она уже не плакала, а злобно оборачиваясь, шипела гадости, уползая за своим Ромой. Всё наше полупарализованное воинство приходило в себя и когда все очухались, Влад предложил:
                — Сотрём эту деревушку к ядрёне фене, сожгём и пепел пустим по ветру, чтобы нормальные люди потом поселились, а не кровососы! Обе группы приготовились выполнить команду на уничтожение деревни.
                И тогда прозвучал мой странный приказ:
                — Нет! - закричал я.
                Все, я подчёркиваю, все посмотрели на меня осуждающе, мол, паренёк сбрендил. Команда Влада, ухмыльнувшись, смотрела на своего командира, им нужен был лишь его приказ. Влад и тогда и позже нисколько не сомневался, что нечисть надо изгонять, но огромным усилием воли подтвердил:
                — Нет, сказал русский майор, значит, нет!

                Да зайди я тогда в Москву, всё шло бы по известному сценарию!

                Нежить заскрежетала зубами, протягивая к Фирузо культи. Рыцарь ударил упыря ногой в грудь, отбрасывая назад, к входу в дом, но полу-мертвец, сохранив равновесие, вновь двинулся на него, волоча за собой ногу.

                — Роман?! – узнал его я, с ужасом наблюдая, как чудовищно изменился спасённый мною варвар.

                — Б-рр-у-ман, - послышалось в ответ злобное урчание, он сделал шаг ко мне, лунная дорожка вела от сада к дубраве и по ней неслышно шагали бледно - серые селяне, поблёскивая гипертрофированными клыками.

                А рассвет уже все заметнее.
                Так, пожалуйста, будь добра,
                Не забудь и ты эти летние
                Подмосковные вечера.


                Так в предрассветной заре пели наши бойцы, расчищая лунную дорожку от сассунов.

                Рассвет опускался на сад и дубраву. Один из кустов был заляпан то ли содержимым кишок, то ли мозгами, а может и всем этим вперемежку.


                Покинув подмосковье, мы миновали заливные луга, могучий лес и поля в сизой дымке. Всю дорогу я слушал рассказ о культовой земле, о золотом стандарте цивилизации о городе номер один в нашей истории. Рим! В ранние века христианства Рим назывался Новым Вавилоном. Магия имени "римлянин" была такова, что некогда небольшой город на берегах Тибра, набирая мощь на протяжении столетий, постоянно обретал новых сыновей в самых отдаленных уголках мира. И родившийся у Иберийских гор, и увидевший свет в долинах Дуная или там, где начинается великая африканская пустыня, считал себя римлянином.
                — Поэтому двое пареньков один с Енисея другой с Танганьики направлялись в Рим обрести такой статус, закончил свою поэму Влад. Мы остановились перед выбором – на север в родной Фирузо или на запад с Владом Тангоньикой. Рыцарь стал объяснять, показывая на себя: — Это урарту, - потом на меня — Это русский, - потом на нас обоих, — Это римляне! Мы станем ими, чтобы завоевать этот мир!
                И копьё его грозно высилось над землёй.
                Винченцо Фирузо поднял обе руки с завёрнутыми рукавами голубой рубахи и, показывая на себя, твёрдо ответил:
                — Это русский.
                — Хорошо, это руски – этруски, подойдёт - назовём так новую землю!
                — Не-а! Я хочу домой, - отрицательно замотал я головой.
                — И я хочу, только мой дом – родился я на Танганьике, земляк Урарту, а сейчас стою под Москвой и думаю взять не взять с собой этого мальчишку.
                — И что же вы решили, - насупился я.
                — Художник, майор, летописец – эта книга уникальна уже сейчас и…
                Я перебил его:
                — Летописец, я только записываю события, а не создаю их!
                — Хм-м, - непроизвольный смешок сорвался с рыцарских уст, — Поначалу все так говорят.
                Он похлопал по панцирю коня и с гордостью поправил бармицу.
                — Когда мы найдём новое место – знаки бармицы укажут нам это. Так было – так будет. Танганьика – Урарту – Русь – Этруски, мы ничего не забыли?
                — Не хочу! Надоело таскаться по грязным дорогам в неизвестность! – безапелляционно заявил я.
                — Вот поэтому я и сказал, художник! А знаешь, Винченцо для чего нам нужны картины? Картины художников – ворота в миры и перекинут нас в то самое место.
                — Так не бывает, картины не оживают, - совершенно точно сказал юный художник.

                — Я мог бы ответить – плохие картины да, не оживают, но это не совсем так. Я видел полотна Рубенса, Рембрандта, Сезанна, Гейнсборо – очень хорошие дорогие картины, но не те. Эти картины вполне могут ожить в чьём-то воображении, но они не живые.

                — А какие живые? Разве чьего-то воображения мало?

                — Для грёз воображения хватит, но для телепортации мало. Спасибо рыцарю Владу он любит живопись и купил такую картину.

                Тангоньике принесли из экипажа мой мифологический сюжет с девочкой, драконом и рыцарем. Оказывается, единственный у нас экипаж предназначался исключительно для перевозки этой картины, даже я ехал на телеге!

                — Купил? – вырвалось у меня, когда я узнал свой холст.

                — Ну не совсем, подарок знаменитого автора.

                Я сделал талантливое лицо и приготовился слушать дальше. Тангоньика продолжил, читая пергамент.

                — Телепорта?ция — изменение координат объекта, при котором его траектория не может быть описана математически непрерывной функцией в несингулярной системе координат. Либо существует возможность телепортации цепочек ДНК в удаленные клетки с помощью электромагнитных сигналов. Либо перенос предполагает увеличение размера планковских прыжков вместе с ростом скорости. Либо это прокол в ноль-пространство, чтобы преодолеть там пару метров и "проколоться" обратно в наше пространство. Либо джантация усилием воли и под влиянием стресса Альфреда Бестера "Тигр! Тигр".

                Влад посмотрел на меня безумными глазами, и я понял, что он сам ничегошеньки в этом не понимает.

                — Одно знаю точно, нам поможет Урарту.

                Я накрыл голову двумя руками, типа я в домике – меня не трогать и ушёл, оставив и Влада и картину.

                — Дорогу осилит идущий, - лихорадочно вспоминал рыцарь спасительные мудрости.
                — Желаем тебе не добычи, а возвращения, - в ответ съязвил я.
                — Единственный вред – мы будем моложе или по ошибке станем частью картины.


                Пауза колебаний затянулась. К позабытой картине подошёл старикашка, возможно из нашей экспедиции – смотрит лупень и аш глаза из орбит вылазят.
                — Дед, ты хочешь купить что ли, это очень дорогая картина! – Влад полез за пустым кошелём.
                — Дедушка не верьте рыцарю, она ему бесплатно досталась! – поспешил сказать правду я, радуясь что, по крайней мере, при авторе полотно не сбагрят налево.
                — Хорошо молодые люди и я её покупаю, - он рассыпал в открытой суме горсть не виданных мною золотых монет!
                — Ого! – не скрывал удивления рыцарь.
                — Продавай! – вошёл я в коммерческий раж. Тангоньика проверил всё золото и грозно надел бармицу. "Щас начнётся" - некстати подумал я.
                — Настоящее золото! – рыцарь купался ладонями в звенящих изобилием монетах. — За эту картину? – такой его скепсис поверг меня в шок. Я пригляделся, что же не так? Чем не шедевр? И вдруг понял – взгляд Влада пронзающего того что за рамкой картины говорил – "Всё тебе конец!", но в глазах дракона читалось – "Хе, битва не окончена!", а куда смотрела девочка в развевающейся газовой юбке, её лицо вообще ничего не выражало. Ай да картина.
                — Я дам ещё столько, - проверещал старческим голосом старик.
                — А кто вы такой уважаемый позвольте узнать? – почтение деду в голосе рыцаря и за возраст и за богатство.
                — Да я сынки садовник, сад - помните что под Москвой.
                — Вы что же дядя, фрукты вампирам выращиваете? – деланно удивился Влад, а рука его потянулась за кинжалом.
                — Дедушка, а почему у вас там одни дички растут? – это спросил уже я.
                — Сынок, прививают дички, потом наливные яблочки появляются.
                — А-а-а, - охотно согласился я с садовником.
                — Спасибо вам за рассказ, за ботанику. Картина нам нужна самим, - серьёзно без дураков заявил Тангоньика.
                — А я бы продал и в хорошие руки - садовник, да и москвичам будет что посмотреть.
                Влад уставился на меня непонимающе, "какие москвичи, те которые на кустах висят что ли?"
                — Влад продавай, я тебе ещё нарисую!
                Старичок аж подпрыгнул, изумлению его не было предела:
                — Вы автор полотна?
                — Ой, дедушка извините я не Рафаэль, - малость смутился Винченцо.
                — Отлично, скажите мне, кого пронзает этот славный рыцарь, - и он показал не на живописного, а на реального Влада.
                — Да я не знаю, кого он пронзает, врагов…
                — Замечательно, господа я покупаю картину и к золоту добавляю все права на Москву и близлежащие территории.
                — Нет, ну зачем нам бывшее вампирское гнездовье?
                — Не скажите молодой человек, будет намного веселей! Реально место очень дорогое! – заявил он такое, что мы с Владом по-другому посмотрели на старикашку садовничего.
                — Вот мы и не продаём картину, чтобы этого не случилось и мир расцветёт! – тяжело вздохнув, уверенно и потрясённо заявил Тангоньика.
                Садовник опустил седую голову, плечи безвольно ссутулились, я заметил старческую слезу или показалось. Он достал заскорузлую корку хлеба и, шамкая, пожевал её. Мы смотрели это как кинофильм. Он сказал:
                — Вы сумели решить задачу, которую до вас никто не решил. Я имею в виду фазу вампира. Все игроки до вас волей-неволей становились очередным графом Дракулой, и продолжение главного квеста оказывалось невозможным. Происходило зацикливание игры, ошибка, плей-офф. Подобная фатальная ошибка была неизбежна, поскольку демиург не завершил своё творение, оказалось, есть запасные платформы. Что я говорю – не так.
                Старик запутался в терминах, достал кислую зелёную дичку и откусил её.
                — Расти и расти! – сплюнув кислятину произнёс он. — Истину скажу – дерзайте молодцы, кистью, пером и шпагой! Перо могущественнее меча, - посмотрел садовник на меня. — Допиши старику эти строки, и я покидаю вас!

                Фирузо записал, слуга, ловко посыпал пергамент песком, чтобы не растеклись и быстрее засохли чернила, садовник довольно крякнул и ловко спрятал его, выбрасывая из освобождённого места, словно мусор золотые монеты. Дед скинул лапти и прытко заковылял прочь.

                — Этруски вперёд! – раздалось напоследок его надсадное эхо.
                Мы некоторые время сидели в раздумье, потом Влад сказал:
                — Вот видишь! А ты говорил, домой, домой, ещё детское время – поиграем, а? – азартно улыбаясь во всю широту своей надёжной доброй улыбки, встряхнул меня за плечи Тангоньика.
                — Поиграем, - мой голос звенел и переливался, а пять разбуженных стихий уже предвкушали победу.
                Влад двумя руками богатырски поигрывал копьём. Малец Винченцо и поднять то его не смог. Знаменитое копьё судьбы, наносившее раны Иисусу Христу, пронзающее невидимого врага на картине в очернённой по локоть руке Влада123.
                – Отдать его христианам что ли? Давай-ка сюда своего идола!
                Пришлось мне расстаться с фигуркой, Тангоньика ударил по ней контосом – копьём судьбы легко расщепив идола, точь-в-точь как не было нарисовано за картиной. Чёрная маслянистая субстанция, проступившая на расщепе, заполняла дефекты и ущербы идола, капая на землю. Расщеплённая фигурка лежала в чёрной маслянистой луже перед картиной, желейное колыхание вязкой субстанции создавало иллюзию почвы.
                — Искажение времени, другое время, задержка времени, резонанс и плёнка Урарту, Винченцо мы слепим свой мир! Вперёд Урарту! Вперёд Этруски! – позвал Тангоньика и первым вступил на чёрную покраску. Ничего не произошло, но Влад торопил меня.
                — Шире шаг сибиряк!
                Что же мне оставалось и, взяв летопись, я шагнул в чёрную лужу, ставшую вдруг пейзажем моей картины.


                Обозы и сопровождение без двух героев возвращались домой.


                — О, Цезарь, не вели казнить! Увы, Фирузо избегает твоих шатров! Он едет почти без остановок, а вчера вечером, став на ночлег у селения Марциано, приказал разбить свой лагерь как можно дальше от оплота твоего гостеприимства!
                — Откуда он взялся?
                — Его обнаружили у Падуи.
                — Смешной варварский отпрыск, не он первый, не он последний. Знаешь сколько таких, как он, родившихся якобы под необычными звёздами, в каждой провинции по двое. И все желают и все хотят, но первый под солнцем – Рим! Пусть приходят и учатся как надо жить, если славянский сын умён или обладает талантом, мы дадим ему пару деревень для раскрутки.
                — Наисветлейший, божественный, ты – извечная мечта всех царей и президентов! Можно оторвать ему ноги и скажем, что так было?
                — Знаете, когда он родился – 1 июля, а я – 2 июля, хорошо хоть месяц назван моим именем. Пусть живёт, чем бы, дитя не тешилось, лишь бы не в пелёнки. Я удаляюсь из Рима, пусть выбирают папу, за своих богов мы не боимся!
                Бурные, искренние аплодисменты провожали Цезаря всю дорогу от трона до приморской виллы.

                  Пастух ответил:

                    178

                    3

                    0

                    130

                    187
                  • Статус:Легионер

                  Дата: 19 Март 2013, 01:55

                  ЧАСТЬ 4 . 3 АМАЗОНКИ. ( 19 + )

                  Хроники краткие, рассусоливать некогда, кто хочет, пусть подробней пишет, страна большая – места всем хватит!

                  Первый свой визит князь Руси сделал в Давидов городок. Вместе с князем поехала барыня Сусанна Сибирская. Для устрашения, при въезде в город в ряд стояли колья с посаженными на них бунтовщиками, амнистия сюда сильно припоздала. Тевессон Крёз был вне себя – вереница жертв уходила к самому горизонту. Причём здесь решили сэкономить – вместо арийской казни на двух колах, сажали традиционно на один. Сусанна правила в таёжном западно-сибирском городе и узнав о неженатом князе, приехала в гости в столицу, князю приглянулась и он брал её с собой. Барыня ехала за княжеской охраной со своими людьми, её не пугала картина смерти на обочине дороги и она рассматривала эту живую драму – людей посаженных на кол. Варвары, мятежники, солдаты – угадывала она. Большинство из них были уже одинаковы – съёжившиеся, с гримасой, скукоженные, усохшие, обезображенные тела, мучившиеся, просящие пощады и не получившие её. Но что это, дама, аж подскочила от неожиданности, когда увидала сидящего на колу, обмотанного рогожей, из под которой вывалился, глядя на неё здоровым багровым глазом бугристый член. Сусанну как молнией пронзило, и варвар глядел на неё, прищурив глаза, он был жив. Повинуясь какому-то древнему чувству и будто позабыв о князе, Сусанна приказала:
                  — Немедленно снимите его! И перенесите на ту повозку!
                  Варвара с трудом сняли, рана была страшная, но он ещё жил, его уложили и позвали знахаря, как требовала мадам.

                  Вся процессия остановилась у четырёх единственных, домов спалённого городка на болоте. Эльмар нерешительно подошёл к двери, отстраняя свою охрану. На пороге его ждал приземистый, невысокий тёмноволосый селянин. Ни бразилец, да и на русского мало похож, жил он здесь всё время, чудом уцелел при пожаре и мятежном разгроме. Рауль Кыштым многое хотел поведать о своём городе, каким он его видит и как можно это сделать. Это был мод города цивилизации. Долго разговаривали они с князем, не ожидал Тевессон Крёз услышать такое от простого селянина, удивился князь как богата земля русская самородками. Но не постеснялся Эльмар переспросить ещё раз, а Рауль толково и обстоятельно изложил представление о месте и жизни и тогда русский князь дал грамоту, где наделил Р. Кыштыма неограниченными полномочиями по городу и месту.


                  Бани (восставший) и его группа "оранжевой революции" отправились в сторону северного бразильского города Ресифи. Следом тронулись в путь безлошадные казаки со своим атаманом Qqazzaqqом и группа есаула Бая Олеговича. Лошадей нельзя было брать – чтобы они не попали в руки бразильцев. Миновав бывший Давидов городок – ныне Кыштым, они двинулись на северо-запад, за болотистой местностью там начинались субтропические леса. Русским они были в диковинку. Бани с оранжевыми завернул на север, где растительности было намного меньше. Минуя заросли, они ушёл вперёд, а казаки пошли на запад. Внезапно резкие крики заставили их остановиться. Со всех сторон чащи, окружив пришельцев, выстроились крепкие мускулистые воины. Наши не сразу разобрались, что перед ними бабы. С резкими грубыми чертами, накаченные, поджарые, но бабы все как одна. Казаки попробовали шутить, да не тут-то было, бабы бесцеремонно стали валить их на землю, выкручивать руки, связывать. Война пока не входила в наши планы, и мы находились на бразильской территории – было запрещено воевать под страхом смерти, чтобы не спровоцировать бразильцев раньше времени. Мы даже не знали, какая у них армия. Бабы не улыбались, несмотря на попытки казаков, кого ущипнуть, кого погладить и казацкие рожи, ухмыляющиеся до ушей. Как-то ведь надо было нравиться бабам. Бай Олегович разошёлся перед солдатками и стал показывать им приёмы. Бабы обступили его кучей, немного поглазели и быстро заломали. Две ближайшие к нему оказались особо старательные и накаченными бёдрами прижали его руки. Похоже, мужики им не нравились. Часть казаков, оторвалась от преследовательниц и ушла в непроходимые заросли.

                  Это было племя варварок – Барбары. Мужчин они избегали, прогоняли или убивали, прекрасно без них обходясь. Племя сторожило "сердце джунглей", так они называли то место. Казаки задержались у них на неделю. Приглянулось барбаркам, что эти русские не воюют с ними, слушаются, помогают и всё время загадочно улыбаются, как будто хотят чего-то. Атлетки предавались любви вдвоём, вчетвером прямо на глазах у неискушённого зрителя. У казачков челюсти отвалились, такой дивы они не видали. Грубыми шутками, тяжёлыми руками, суровым нравом казаки прокладывали дорожку к диким сердцам барбар. И часть казаков осело у барбарок, основав казацкие станицы, Куаззак нашёл себе жену, майоршу.


                  К южному бразильскому городу Сальвадору пошли группы Фантаста, Язверга, Давида и с юга они достигли, бразильские джунгли. Давид в сопровождении большой группы повернул ещё южнее к городу. А Язверг и Фантаст с командой вошли в мангровые заросли, плотной стеной граничащие с рекой. Крики птиц, бурелом вокруг, шумы джунглей, живой растительный ковёр, в который проваливаешься по уши. Чавканье отовсюду, дикая живность, пугающая и неведомая, тяжёлый душный дурман, наваливающийся на тебя. Влажный и насыщенный воздух как в теплице, цветы всё ярче и ярче, их обманчивая доступность оборачивающаяся болью, живность мелькающая повсюду. А где не проникал свет – там четырёх-пяти ярусные древесные этажи и нет кустов и подлеска. Зато длиннющие балконы лиан, связывающие деревья со всех сторон. Цветы сумасшедших расцветок и диковинные сочные плоды росли прямо на деревьях.
                  Путники шли по красной земле, когда из джунглей донеслись звуки. Стараясь быть незамеченными, разведчики отряда приблизились к месту. Они увидели голых загорелых женщин, собравшихся полукругом вокруг какого-то предмета в центре. Женщины, лёжа и упираясь руками о землю, двигались к этому предмету, шевеля тазом и раздвигая ноги. При этом конвульсивно подёргивались, так что груди у них болтались сами по себе, если не затвердели. Они по очереди налазили на этот предмет, оказавшийся большим вырезанным фаллосом, и доводили себя до экстаза, прыгая, вихляясь и теребясь на нём. Ру. взмокли от такого зрелища. Но тут их заметили - сзади подкрались смуглянки, их оказалось очень много и, набросившись, потащили зрителей к себе в круг. На ходу раздевали и пристраивали к обряду, ловко у них получилось, и половина команды уже была без штанов. Их разобрали женщины племени фалЛосихи и оприходовали гостей вокруг деревяшки - тотема. Наши ребята Язверга, поначалу неожидавшие такого приёма, пришли в себя, но не смогли конкурировать с фаллосом-идолом. А когда фалоссихи перепробовали и вторую часть команды Фантаста, стало ясно, что русские не оправдали их надежд. Фантаст, выйдя в круг и с первой и со второй группами, конечно, был великим учёным, но среднестатистическим мужиком. Племя охраняло сердце джунглей, не пропуская туда посторонних. Фаллосихи охотно поболтали с командой. Поклоняясь этому деревянному идолу, они довели себя до исступления, и рады мужчинам только сравнимым с идолом, иногда приходят к ним несколько бразильцев, а так в основном мелочовка. Фантаст отправил гонцов на Русь, надо было завоёвывать племя фаллосих.

                  Деревяшкины жёны и не думали отпускать русских кавалеров, как говорится, мал золотник, да дорог. Язверг и Фантаст не заметили, как их головы стали меньше соображать, зато отличились другие части. Фантакт однажды сказал: "Тема сисек не раскрыта". Поэтому были устроены "сисястые дни". Фалоссихи обкладывали всего Фантаста, да так что он был весь в титьках. Массаж – титьки били по ягодицам, лезли в лицо, крупные затвердевшие вишенные соски упирались в уши, в глаза, тёрлись между ног и залазили в самые неожиданные места. Но философов скоро потянуло говорить умные вещи с умным видом, а бабы им наскучили и уже вызывали ужас. Тогда фаллосихи связали наших командиров, превратив помимо их воли, уставшие философские флаги в философские камни и расписав их по дням, намозоливали по очереди.


                  Давид добрался до южного бразильского города Сальвадора. Сюда с Руси поставляли ослов, предварительно закупая их у арабов. Правда в десять раз дешевле, так как Аравию и Бразилию разделяли непроходимые горы. Торговля шла за серебряные деньги. Наша гора с серебром возле города Арктура Шелесто таяла на глазах. Бразильцы не имели ни быков, ни лошадей – ослы выручали их. Сюда добрались гиперборейки древнейшей профессии и в городе появились первые публичные дома. Так с помощью ослов и шлюх решили завоевать город. У Бразилии женщин было в 2 раза больше чем мужчин, такая демография. Бразильцы предпочитали юго-запад страны, где был мягкий морской климат, сады и пляжи. Там на берегу у них кипела жизнь.


                  Ещё одно племя, некрофилки вылезло из своих укрытий, по ночам они лазали вдоль дорог и занимались непотребством с трупами варваров и мятежников. Их потревожил Фантаст, когда в его чудном городе Фарадее высадили поляну грибов. На таком чудном месте грибы росли необычно быстро, и их невероятных размеров грибница разрушила места обитания, спугнув некрофилок, прячущихся в корнях, буреломе, подлеске, подземных ходах. Племя принялось искать новые места, а тут восстание, казни на кольях и трупы повсюду. Некрофилки зашевелились, такой лакомый кусочек упускать никак нельзя. Что получится от этих любовных встреч, может, когда и узнаем. В общем, жуть, не надо было Фантакту напоминать про них, другие утверждают, что виноват дракон Аку_Аку и некрофилки его рук, точнее его крыльев дело – кто разберётся в этих домыслах.


                  В Кыштыме развернулись работы. Для заселения были выделены бесплатные жилые зоны. В дар отдавалась и земля, сам город с прилегающими окрестностями был районирован. Районы предоставлялись новым владельцам на откуп под застройку. Рауль Кыштым отменил налоги и запретил поборы. Приглашение выбрать паи получила вся русская знать. Рауль вновь организовал работу банка. Всё добываемое серебро свозилось сюда, так как здесь были плавильня и хранилище. Марсолино доставил в город, добываемые около Юмруда Живанши изумруды. Из-за чего и появилось в его названии слово Юмруд. После их обработки получили изумительные камни, приводившие всех в трепет своей красотой и глубиной тёмно-зелёного цвета. Появление в расчётах самого ценного самоцвета, как сейчас говорит власть, В РАЗЫ увеличило казну и бюджет. Заработки в городе в 3 раза выше средних по стране. Народ непрерывно прибывал. Арабов от границы партиями доставляли в Кыштым. С юго-востока везли камень, гранит, мрамор. Нефтяные пожары научили и теперь здания строились из камня. В почёте были ремесленники, созданы цех, оружейная, рынок, базар. Гастарбайтерам предоставляли гражданство, это значило - ты просто живёшь в городе.
                  Пришла весть – в далёких странах построена Великая Библиотека. Мятеж похоронил это воздвигаемое здесь чудо, сейчас навёрстывая, Кыштым особо принялся за Малые чудеса – Национальный Архив и Национальную Библиотеку. В городе появилась кузница, да непростая. В ней проводились опыты с огнём. Тогда только его по-настоящему и открыли. Мастерские, в одной из которых занимались алхимией. Первые гильдии – металлистов, каменщиков, торговцев, оружейников, ювелиров. Язверг оставил занятного гиперборейца Паоло Хильверсума – большого выдумщика игр и развлечений. Посчитали, что такой человек и здесь нужен и не отпустили его в Сальвадор. Зато появились - чехарда, лапту, перетягивание каната, кулачные бои, фанты на желания (поцелуи, раздевание и т.д.), лото, кости, армрестлинг, скачки, бег, подтягивание, отжимание, подъёмы и передвижение тяжестей, стрельба из лука, броски, кто больше одолеет баб, танцы, пение, мода, прятки, догоняшки, поиск с завязанными глазами, веришь – не веришь, бабки, щелбаны, плавание, ныряние, наряжания в зверей и пр, театр, музыканты – гусли, лютни, барабаны, дудки. В городе можно было встретить людей всех национальностей, попадались и залётные иноземцы. Пройдёт совсем немного времени, и Кыштым станет крупнейшим городом Руси.

                  Эльмар Тевессон Крёз задержался в Кыштыме, уж больно споро шла тут работа, с размахом и воодушевлением, город буквально бурлил и стройками и производством и идеями. Князь постоянно общался с Кыштымом, с Юмрудом Живанши, а отдыхал с Сусанной. Барыня спрятала в своих покоях спасённого варвара Вальяна. Рану обработал Знахарь и чем-то залепил. Не успели его привезти к ней, как она сама пришла отмывать его от грязи. Тут барыня дала волю своим чувствам, такого агрегата она не встречала ни в Сибири, ни на Руси и про князя забыла от ужаса и восхищения. А дикарю было хоть бы что, он её как лягушку натягивал на шлагбаум. Бабёнка попалась отчаянная и выносливая, несколько раз теряла сознание, пару раз опрасталась, но всё лезла и лезла, как куница на кедр за шишкой. Ни мытьё получилось, а срам один. Да чёрт с ними, пусть что хотят, то и делают.
                  Всё время пока князь объезжал большой Кыштым и его многочисленные объекты, Сусанна не теряла время и всё держалась за варварский посох. Вальян только хрипел, но барыня и не слышала его, улетая от счастья и боли вникуда. Дошла всё-таки до княжеских ушей эта скабрезная новость, тут подоспел и гонец от Фантаста и Язверга, пленённых и измученных фаллосихами. Недолго думали и чтоб второй раз на кол не садить, отправили этого варвара Монтеля Вальяна к фаллосихам, пусть их русскими делает, вот племя то порадуется, когда такую игрушку примут и деревяшку свою забудут, живой-то он всё равно слаще. Смотришь, вместо шалмана наш городок появится. Ну не Херачинск конечно, как-нибудь по красивше назовём. Сусанна ни гу-гу, испугалась барыня, что её куда-нибудь сошлют, к вампирам, например, притихла, глазки свои опустила, от князя не отходит.

                    Пастух ответил:

                      178

                      3

                      0

                      130

                      187
                    • Статус:Легионер

                    Дата: 20 Март 2013, 02:21

                    ЧАСТЬ 4 . 4. БРАЗИЛИЯ

                    Варварскому племени фаллосих вместе с Монтелем Вальяном отправили ещё добровольцев – пожелавших отличиться в покорении требовательного и ненасытного женского племени. Не все были богатырями, но всем хотелось ими быть. На удивление тихо и мирно встретило их племя. Буйные дамы спокойно сидели вокруг двух гамаков в виде лиан, в которых хозяйски возлежали Язверг и Фантакт, философы и стратеги. По очереди рассказывали женщинам обо всём и те, сжав передки, как миленькие слушали умные вещи двух кавалеров, издавая только звуки:
                    — Й-ёё, - Говори-говори, - Сладенький, - Чур я первая, - За мной не занимать, - Как фишка ляжет,- А ты меня любишь-ага, - Попробуй-а-а-попробуй джага-джага, - Сама сама сама».
                    Короче, неся околесицу, неожиданно вскакивали, как будто навстречу врагу и снова замирали в разных позах, ловя каждое слово рассказчиков. Эректорат превратился в электорат. Дивчины не хотели их отпускать, так им понравилось слушать, и выбрали их своими вождями. Лейтенант Фантаст, видя, как успешно проходит одомашнивание, подумал, а не отправить ли возбуждённых кавалеров вместе с гигантом Вальяном назад домой, пока девчонки поддаются приручению. Так бы всё и было, да ночью, пришедшие кавалеры всё испортили, их потянуло познакомиться и наперекор Фантасту, эти встречи по всему племени затянулись до утра. А утром, снова бешеные фаллосихи набросились на русаков с удвоенной силой. В этот день их ждало на сладкое смена деревянного идола на живого. Монтеля Вальяна разодели, и малоразговорчивый варвар охотно выставил своего паспорту для перевода варварок в русскую нацию. Мы опускаем шторы, не показывая первобытно-дикую развернувшуюся картину – русифицирование варварок шло полным ходом, а Язверг и Фантаст, махнув рукой и смеясь, решили:
                    — Бабы, они и в джунглях бабы, что с ними сделаешь, пока говорим – слушают, а достанешь кукурузину - всё забывают.
                    С облегчением и немного с неохотой собрав своих мужиков, покинули племя, которое, тем не менее, с огромной скоростью русифицировалось. А на Руси пять воинских подразделений – казаки, сибиряки, стража, эскадра и добровольцы, уже вышли в поход на бразильские земли.


                    В Ресифи, Бани работал на плантациях сахарного тростника. Здесь он и развернул агитацию. Его агитаторы и лазутчики действовали по всему городу. Подогревали народ, в буквальном смысле – была водка из сахарного тростника. Наши тайно скупали её в больших количествах, для часа Х. Переодетые стражники Бруни Швайгера проникали во все мало-мальски силовые точки города. За день до того как к городу подошли стража и сибирский Корпус, начались выступления мятежников Бани по всему городу, провокации против власти, оранжевые митинги, ожидания порядка и благоденствия.
                    — Здравствуйте русские братья!
                    — Здорово Володья!
                    — Наташа за-хади.
                    — Бабки давай!
                    — Чё принёс?
                    — Шмотки неси.
                    — Совсем хороший.
                    — Эх, рус, давай меняться?
                    — А у тебя коник есть?
                    — А ослица с молоком?
                    Попутно спаивали народ бесплатным алкоголем, выставленным для свободных бразильцев. Лазутчики готовили «сахарных делегатов», которые "хлебом и сахаром" встретят русских гостей. Войска беспрепятственно вошли в город, оккупировав его и заняв все подступы. Стража осталась в Ресифи, в городе формировался гарнизон, а сибирские части двинулись дальше на границы бразильских селений. Бразильцам были предложены новые специальности, новые места работы и серебряные деньги. Бани получил лейтенанта, но так увлёкся, что одного Ресифи ему уже было мало, и он направился в обнаруженный по-соседству город-государство.


                    В Сальвадоре подпольно создавались мельницы, хлебопекарни, базар, подпольный рынок, ремёсла. Тёмные личности из подпольных мест обещали бразильцам свой дом и свою землю мол, бесплатно русские дадут каждому по ослу и по корове, никаких налогов, свободная торговля и ещё подъёмных серебряных денег. Паоло Хильверсум развернул сеть игорных заведений. Бразильцам пришлись по вкусу – кости, армрестлинг, танцы, плавание, наряжания, музыка и у них был свой футбол. Игры Хильверсума захватили азартных бразильцев, они днями пропадали в этих заведениях, забросив семью и работу. Когда к городу подошли русские добровольцы, казаки и матросы - никто особо не удивился, их ждали. Жителям стали раздавать приведённый скот - по ослу и по корове, подъёмные, в бесплатное владение передавались дом и земля, разрешалась свободная торговля, отменялись налоги. Теневые структуры в городе организовывал Грэм Завараджо, контролировавший распределение богатств. Он говорил:
                    — Наше, теперь будет и твоё. Когда ты заработаешь, то поделишься с нами. Ведь мы братья? Если тебе что-то будет нужно - приходи к нам. Так и скажи своим друзьям. Чужого нам не надо. Но что принадлежит нам – верни вовремя. Я всегда могу сделать предложение, от которого никто не сможет отказаться. Это наш город. А мы его дети. Будем жить по правилам.
                    Покуда было спокойно - в городе остались морячки, казаки и добровольцы отправились вглубь бразильской территории, казаки к югу, а севернее вблизи джунглей двигались добровольцы - отряд Rinsa. Стемнело и когда они уже начали зевать на ходу, со стороны субтропического леса показались женщины-воины, амазонки. Они прижигали грудь, чтобы легче было стрелять из лука. Быстрые как лань, безжалостные как пасть крокодила, меткие как ястребицы и сильные как тигрицы, женщины этого племени не знали пощады. Добровольцы в ужасе запаниковали, не ожидая такого напора. Это было как наваждение - безгрудые ошеломили добровольцев своим натиском, амазонки рассекли их шеренгу на три части и планомерно уничтожали. Наша армия ещё не встречала такого отчаянного натиска. Отряд добровольцев состоял из совсем зелёных воинов, почти все полегли во время этой схватки, остались жалкие крохи, а Rinsa взяли в плен.

                    Сибирский Корпус шёл по джунглям с севера, приближаясь к этому месту. Для сибирских братьев джунгли после родной тайги были зрелищем необыкновенным. Тайга и джунгли – два лёгких одной Земли! В самом центре субтропического леса из сплошного древесно - лиственичного массива, занавесом стоящего перед людьми, в один миг, как по мановению руки возникли огромные каменные развалины. Возгласы удивления и необъяснимого восторга раздались в рядах солдат. Такого величия и превосходства, захватывающего дух и заставляющего молча часами смотреть ввысь и вдаль, им встречать не приходилось. Люди остолбенели, на огромной территории перед ними красовались, возвышаясь над джунглями руины. Не было ни одной целой постройки, а только развалины. Башни, терема, пирамиды, стены, здания, террасы – всё это сильно разрушено. Но как грандиозно! Как в какой-то головоломке. Да – точно, руины цивилизации. Камни были необычные, разноцветные, да и не камни вовсе. Что же это? Игрушку – строитель встречали? Огромные глыбы, как изломанные куски, так и абсолютно целые и гладкие, будто только что изготовленные, всевозможных видов, знакомых и незнакомых, непривычные, порой пугающие своей формой. Встречались странные шары. Загадочно мерцающая в свете пирамида. Разрушенные строения, огромная площадка. Полуобрушившаяся стена, на которой изображены цветные линии, состоящие из мелких цветных камушек, наподобие фресок, непонятные надписи.
                    — Это же древняя карта! – догадался Йорик. – Но как ею пользоваться и где всё изображённое, понятия не имею!
                    — Выводим всех отсюда! – вдруг приказал Ден 95410.
                    Оставили здесь небольшой отряд с Йориком, остальным велено было идти на соединение с добровольцами и Куаззаком. А диковинки продолжались, в одном из полуразрушенных залов на полу увидели мозаику – цветные фигуры, элементы которые что-то напоминали. Мозаика иногда переливалась. Огромные булыжники необычного матового цвета окружали по периметру руины. Нашли и зал с торчащими из пола в нескольких местах рычагами. Когда сдвинули один из рычагов - на людей в другой комнате из желоба полилась вода. Второй рычаг и на карте-фреске зажглись огоньками объекты. Самая крайняя с востока точка изображала город руин.
                    — Так, я понял, где мы. Вот это место, - Йорик показал на знак города изображающий руины.
                    — А вот и два бразильских города – Ресифи и Сальвадор.
                    Тут опустили третий рычаг и услышали вдали крики наших солдат. Пограничные камни матового цвета сепии прижимали к себе солдат корпуса сибиряков. Это были наши ребята, спешно возвращающиеся к руинам из джунглей.
                    — Магниты? Или какие-нибудь поля? – скажем мы сейчас.
                    Подняв рычаг в исходное положение, Йорик освободил бойцов из плена. Вернувшиеся взахлёб стали рассказывать страшную картину, которую они увидели на месте боя добровольцев и амазонок. Одни трупы. Кто их положил? Что за страшная сила? Сибиряки, в некоторой растерянности решили объединиться. Развязка недолго заставила себя ждать – вокруг руин показались амазонки. В яркой раскраске, одногрудые убийцы обступали воинов. Их лица не выражали ничего, кроме непередаваемой ненависти и жажды убийства за проникновение врага в их сердце джунглей.
                    — Ага, попались дикарки! – крикнул Ден Цифровой и проворно вновь опустил третий рычаг.
                    Амазонки были прижаты силой магнитов, так что лишь одной удалось проскочить вперёд.
                    — Живой брать, стервятницу!
                    Амазонок остановили. Но Rinsa с ними не нашли. А что было делать дальше? Хладнокровно убить? Они же перебили наших добровольцев, на войне, как на войне! Одни бабы, много баб, сколько ребятишек нарожали бы. Надо что-то решать, офицеры от амазонки добились только того что их племя охраняет сердце джунглей, но это уже нам было знакомо. И барбары и фаллосихи делали то же самое, а сейчас охраняют уже другие сердца – наших ребят.
                    — Как у вас тут всё запущено, - сказал Ден, глядя на прижатых магнитами амазонок с прижжёнными грудями.
                    — В принципе, пусть и дальше охраняют, теперь уже наши русские руины, - добавил он.
                    — Оставим здесь изучать Йорика, с командой новобранцев внутри, а снаружи будут амазонки сторожить.
                    — И ещё один эксперимент! Разрешаю воспользоваться беспомощным состоянием этих кровожадных невест и зачать от них русских деток. По выбору офицеров, как награда сибирячкам, отличившимся в походе, кто не захочет, может отдать своё право другому. Но так чтобы у каждого камня побывал наш солдат, а остальные девицы, пусть наблюдают – надо же приучать их к семейной жизни.
                    Так и сделали. А руины стали первым Закрытым городом.

                      Пастух ответил:

                        178

                        3

                        0

                        130

                        187
                      • Статус:Легионер

                      Дата: 20 Март 2013, 05:50

                      ЧАСТЬ 4 . 5 БРАЗИЛИЯ

                      Однажды ночью Йорик вышел на треугольную площадку руин, по углам которой располагались – мозаика, пирамида и зал рычагов. Это место особенно притягивало, ему казалось, что откуда-то доносится музыка, прислушался, нет показалось. Йорик уже и перерисовал карту и изучил террасу, спускался в подвалы. Вроде как пирамида, стоящая в сумеречном свете луны поменяла краски. Йорик уселся и начал следить за ней. Зелёная пирамида изменила цвет на сиреневый! Как это получается, он подошёл ближе, провёл рукой по орнаменту. Лунный свет упал прямо на 8-конечную звезду орнамента, что-то поменялось вокруг. Йорик ощутил порывы ветра в безветренную погоду. Пирамида раздвигалась! Внутри в лиловом свечении находился плавно двигающийся цилиндр со встроенным ложем. В ложе был человек!

                      Йорик отпрянул от неожиданности. Прямо на него смотрел восседающий словно на троне худощавый высокий человек.
                      — Хорошо, что вы пришли. Я помогу вам. Одолеть врагов и стать сильнее. Не надо никого звать. Спрашивайте лучше у меня и всё узнаете.
                      — Вы житель этого города? Вышли из пирамиды? Очень высокого роста и не похожи на наших соседей? Кто вы?
                      — Всё верно. Из жителей этого города я, похоже, остался один. Моё имя - Эруим Ллкуаль Теппль. В этих развалинах много полезного. Я видел ваших солдат, мы сделаем из них настоящих воинов. Ведите их на ту мозаику и включайте синий рычаг.
                      Йорик решил проверить это обучение на трёх парнях из своего отряда, где были совсем сопливые молодые ребята, набранные помогать солдатам. Их привели и поставили на мозаику, Йорик сам сдвинул тот рычаг. Иллюминация окутала троих испытуемых. Под одним мозаика погасла. Эруим быстро заменил его другим. Не знаю, что они почувствовали. Через какое-то время всё закончилось. Двое побледнели, а один улыбался, как ни в чём не бывало.
                      — Один не подойдёт для хорошего воина, - указал он на улыбающегося здоровяка, пригодится на другом поприще. Теперь испытайте их!
                      Йорик позвал пятерых новобранцев:
                      — Ну-ка завалите их, только по-серьёзному, с полным контактом.
                      Пятёрка ветеранов набросилась на двоих бледных парней и отлетела в сторону, сшибаемая могучими ударами бледнолицых. К сбитым старшинам подошёл третий мозаичный и начал дубасить так, что опытные воины заорали от боли. Прокачка удалась! Выяснилось, что мозаику можно проходить только молодым будущим воинам и в перспективе из них выйдут настоящие гвардейцы. Знакомство с Ллкуаль Тепплем продолжалось.


                      Люди беспокоились, когда встречали нечисть. Вампиры и некрофилки вдруг объявившиеся в русских местах тревожили и пугали жителей. Церковники объясняли, что напасть появляется, когда люди убивают друг друга, проливается кровь, из-за восстания, что это не богоугодное дело, а потому вылезает всякая нечисть. Надо жить спокойно и по-доброму, верить в выбранного нами Христа, тогда и страшилища уберутся с нашей земли. Самые доверчивые, внушаемые, слабые верили, некоторые ходили в церковь, крестились. Примас русской церкви – митрополит Матуш Йогиберра Даян настойчиво звал Ареопаг в полном составе на службу в храм. Приглашение получили все, кроме нового 2-х метрового шталмейстера, глава русской церкви игнорировал его. Были и ещё противоречия в Ареопаге, старая гвардия косилась на молодых энергичных бояр, приближенных князем Эльмаром.
                      Гость из пирамиды предложил великому князю и вельможам создать иерархию – чины, титулы, награды и т.д. Ареопаг принял чины и титулы на Руси.

                      ИЕРАРХИЯ Сановники, Офицеры:
                      великий князь, лейтенант Эльмар Тевессон Крёз.
                      канцлер (канцелярия, печать, архив) – лейтенант Василий Тези Эллям.
                      лорд-камергер (ключник) – лейтенант Марсолино Юмруд Живанши.
                      губернатор Сибири – майор Винченцо Фирузо,
                      консул – лейтенант Доминик Арктур Шелесто
                      казначей, Набоб – Рауль Кыштым
                      префект – капитан Штурман.
                      коннетабль – капитан Райан Гуго Фаберляйн.
                      примас, митрополит – Матуш Йогиберра Даян.
                      тайный советник – лейтенант Тиль Бруни Швайгер.
                      шталмейстер (конюший) – Эруим Ллкуаль Теппль.
                      егермейстер – лейтенант Зигфрид Субура Шатэс.
                      сенешаль (суд, армия домена) – лейтенант Влад Тангоньика.
                      комиссар-кузнец - Брюс Чарцы Торкиа
                      губернатор Гипербореи – капитан Язверг,
                      наместник Кореи, сантехник – сан Аригато – сэнсэй – лейтенант Фантакт. После Чудного города Фарадея он иногда чудил, как и с этим саном, непереводимым на русский, поэтому его и попросили в Корею.
                      набоб – лейтенант Давид Рокфеллер.
                      барон - Хуан Миро Иомитоши.
                      капитан - Смертин,
                      лейтенанты - Бани, Йорик, Саймон Бионди, Суперегистр, Бай Олегович, Антуан Фарадей.
                      Роман Унгъоргео.
                      бояре и боярыни - Ден Цифровой, Ринс, Сусанна Морозова, Юлиана Лиственница, Жюльет Рокфеллер, Паоло Хильверсум.
                      буддийский монах Артём Ёнгол Шеваки.
                      Триумвир, лейтенант Haktar
                      посол Империи – маршал Окаи.
                      Монтель Вальян.

                      ТИТУЛЫ.
                      Йомен, Боярин. Эсквайр. Шевалье, Кавалер. Рыцарь.
                      Баронет, Барон. Лорд. Виконт. Граф. Маркиз. Князь.
                      Герцог. Принц. Эрцгерцог. Кронпринц, Дофин. Триумвир.
                      Великий Князь, Король.


                      Ставка великого князя переместилась в г. Кыштым, а сам он собирался посетить закрытый город руин - Ллкуаль Теппль. К городам Ресифи и Хильверсуму (Сальвадору) подтягивали гвардию, состоящую из титаников и новобранцев высокого роста по отбору Ллкуаль Теппля - мозаичных кадетов. В программу подготовки гвардии входило пребывание у Источника молодости и на Руинной мозаике.
                      Ллкуаль Теппль разъяснил всем необходимость создания независимого автономного, абсолютно оторванного от основного - научного центра, который будет полностью самостоятельно исследовать разные направления науки и знаний. Оба центра никак не будут связаны. Более того, 2-ой научный центр, находясь в закрытом городе Ллкуаль Теппле, является совершенно секретным объектом, все работающие в нём учёные будут навсегда оторваны от остальной страны. Академия Наук работала в городе Фарадей. А в Ллкуаль Теппле открылась Национальная Лаборатория. Шталмейстер сам подбирал туда людей по своему усмотрению. Таким образом, отныне в стране – науки и технологии, знания и опыт приобретались и накапливались параллельно в двух местах. Если этой осенью Лаборатория открыла иерархию, то Академия ещё летом дала знания нелюдь.

                      2 Научных Центра –
                      Академия Наук (Малое Чудо) – занимается основной технологической веткой.
                      Национальная Лаборатория (Малое Чудо) – в закрытом городе, закрыта, автономна, абсолютно независимый мозговой штурм идей, может дублировать основные открытия и производить свои оригинальные.

                      Народы, народности.
                      6 Цивилизация предполагает много народов и народностей в игре.
                        • 16 Страниц
                        • 1
                        • 2
                        • 3
                        • 4
                        • 5
                        • 6
                        • 7
                        • 8
                        • Последняя »
                          Интересные Темы
                        НазваниеФорум
                        УрартуДревний Восток
                        Ответить в темуВведите Ваш логин  
                        [Регистрация нового аккаунта]
                        Введите Ваш пароль 
                        [Восстановить пароль]
                        Создать новую тему
                        или Войти на форум через соцсеть
                          Стиль:
                            10 Дек 2016, 23:24
                        © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики