Сообщество Империал: История Легиона. Продолжение - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

[ Регистрация ] · [ Авторизация ]

История Легиона. Продолжение
Продолжение ААРа о боевом пути Первого Италийского легиона Римской Рес

  • 2 Страниц
  • 1
  • 2

Korneliy Sula

    34

    9

    4

    20

    54
  • Статус:Ополченец

Дата: 20 Сентябрь 2014, 11:37

Глава 3 « ВО СЛАВУ РИМА И СЕНАТА!!!»

Чуть прихрамывая и слегка морщась от легкой боли в не до конца зажившей ране от этрусского меча , трибун 1-го Италийского Легиона неспешно шел по пыльной душной улице Вечного города. Позади остались три недели, когда он был в руках столичных и заморских знахарей и хирургов. Прооперированная рана от этрусского меча заживала долго и мучительно, с гноем и болью. Да и сейчас, при ходьбе и учащенном дыхании Луций понимал, что процесс его выздоровления отнюдь не закончился. Он шел по главной улице города, ведущей от Палатинского холма к Форуму. Попадавшийся на встречу многочисленный плебс и знатные граждане из числа патрициев почтительно кланялись ему: вряд ли в Риме, да и во всей Республике сейчас нашелся бы хоть один взрослый гражданин, который бы не слышал о битве за Ариминум и о героизме римских воинов. Всего в течении нескольких дней после сражения появились многочисленные поэмы, повести, рассказы и росказни, написаны песни, прославляющие победу Первого Италийского, его солдат и офицеров. А огромный портрет трибуна Луция Юлия Либона был написан популярнейшим римским живописцем Марцелием и выставлен на всеобщее обозрение над центральным входом в Форум, как образ народного героя. Луций был изображен на этом портрете в шлеме трибуна с черным плюмажем перьев, с голым торсом, держащим гладиус в правой руке, а левой гладя голову Капитолийской волчицы, нежно прижавшейся к его бедру. Справедливости ради, надо отметить, что Марцелий был очень талантливым портретистом и сходство с оригиналом, как сказали бы наши современники, было почти фотографическим. А потому немудрено, что практически каждый второй прохожий узнавал трибуна на улице. Самому Луцию не довелось это увидеть, но со слов Марка Принципа он узнал , что при возвращении из Ариминума колонны обескровленного в битве легиона, входящего в ворота Вечного города, солдаты были встречены такими овациями и таким ликованием граждан, коими не награждали порой и официальных триумфаторов. В этот торжественный момент Луций лежал в повозке в горячке и бреду и продолжал воевать, отдавая в беспамятстве боевые команды воинам. Вчера, когда трибун, наконец-то, окреп настолько, что эскулапы разрешили покинуть ему госпиталь, Марк Принцип рассказал ему, что всю первую ночь, когда Луция привезли в эскулапию, рядом с ним находился Первый Консул, неустанно молился Марсу о его выздоровлении, а потом привел в госпиталь двух рабов, которые ранее, в другой жизни свободными людьми на своей родине были лекарями, и ...пообещал им свободу, римское гражданство с правом наследования и имения по 1000 ику каждому ( ику — мера площади в Древнем Риме, равная 3 528 кв.м.- прим. автора) на побережье в провинции Косентия, если они за месяц поставят трибуна на ноги. То ли благодаря их травам и усилиям, то ли с помощью Марса и Юноны, которым по женски истово и слезно молилась Постумия Скапула, а может и тому и другому, но спустя три недели трибун Первого Италийского неспешно шел по Священной дороге — главной улице Рима. Трибун шел в дом Первого Консула, который вчера вечером тайно прислал гонца с приглашением на обед. Луцию была абсолютно непонятна воля его дяди о соблюдении конспирации предстоящего визита. Да и невозможно было это сделать, так как в пути к дому первого чиновника Республики его сопровождала толпа восторженных почитателей, следовавших за Луцием на почтительном отдалении. Как бы там не было, сейчас Луций подходил к дому своего дяди не в официальном одеянии трибуна, но одетый в скромную голубую тунику. Впрочем, это никак не помогло Луцию сделать свой визит к Первому Консулу тайным. Через пару часов это обсуждал уже весь Рим.

- Луций, родной мой мальчик!- трибуну не пришлось ждать. Первый Консул сам ждал его на пороге своего дома и ,увидев племянника, крепко , но бережно обнял его, помня о не до конца зажившей ране. После объятий Первый Консул, взяв под локоть трибуна, отвел его в оливковый сад во дворе ,где в тени деревьев уютно устроилась небольшая беседка на берегу искусственного прудика. Это был настоящий прохладный рай среди полуденного аппенинского зноя. Мужчины сели в беседке друг напротив друга и Луций приготовился слушать первого чиновника Республики. Перед ним чернокожая рабыня поставила небольшой кувшин с греческим вином и быстро удалилась.
- Я так долго ждал этого дня, Луций, этого дня, когда я должен сказать тебе, как благодарен! Как благодарен тебе весь Рим, весь римский народ. Ты — настоящий, Луций! Настоящий римлянин! Настоящий мужчина! Настоящий воин! Настоящий трибун! Сын своего отца. И я горжусь тем, что ты мой племянник. - Луций слушал слова Консула, краснея от неловкости, но с внутренним ликованием.
- Луций, победа Первого Италийского под Ариминумом была полной, потрясающе важной, серьезно повлиявшей на место Республики в мире. Рим показал и Карфагену, и Египту, и Греции насколько он силен и могущественен. После взятия столицы Этрурии, войска этрусской Лиги покинули Вольтеру и на грузовых кораблях переправились на Корсику. Как ты знаешь, легион Сципиона легко перебил гарнизон и взял город. Теперь дорога на север, к золоту варваров открыта. Корнелий Сципион покончит с этруссками на Корсике. А на север, к варварам пойдет … Первый Италийский со своим трибуном! Готов ли ты, Луций ? Готов ли трибун главного легиона Римской республики выступить в поход во славу Рима и Сената?
- Да, Консул! - Луций, сглотнув комок, подступивший к горлу, хотел сказать еще какие-то слова, но дядя жестом остановил его.
- Мне этого достаточно, не надо больше ничего говорить. Просто слушай. Ты ранен и рана будет беспокоить тебя еще несколько месяцев. Но я приказываю тебе, трибун! - Никакого личного участия в битвах и сражениях. Сейчас ты уже не боец. Ты — знамя и символ Легиона, и символ не менее важный, чем золотой орел. Мальчики, которые сражались за Ариминум, уже не мальчики. Волчата выросли и превратились в сильных молодых волков, попробовавших кровь врага. И эти волки беззаветно преданы своему вожаку. Они преданы тебе, трибун Луций Юлий Либон! Они пойдут за тобой и за тебя на смерть, не задумываясь. Легион понес большие потери, но из оставшихся в живых гастатов Сенат сформировал три манипулы принципов. Из легиона Сципиона тебе передана одна манипула триариев. Твои стрелки-велиты уже достаточно опытные воины. В дар от римского Сената в легион переданы три крыла конницы — кавалерии римских граждан. И наконец, в это самое время, когда мы с тобой разговариваем здесь, лучшие центурионы Республики заканчивают подготовку семи манипул новичков-гастатов. Они все безмерно счастливы оказаться в составе Первого Италийского под командованием Луция Юлия Либона — трибуна и легенды Рима! Твой легион будет полностью готов к выступлению через неделю. Итого: семь манипул гастатов, три манипулы принципов, две манипулы триариев, включая твоих личных телохранителей, три крыла кавалерии, четыре отряда велитов будут ждать твоего приказа. Луций, я просил тебя явиться ко мне, как можно менее привлекая внимание толпы. Хотя понимал, что это невозможно. Мне доложили, что у твоего дома круглосуточно дежурят толпы плебса, чтобы воочию увидеть героя Рима. Но ты правильно сделал, что явился не в одеянии трибуна. Пусть народ думает, что это лишь частный визит племянника к дяде, не связанный с какими-либо военными приготовлениями. Рим просто кишит соглядатаями этруссков, варваров и греков. Не хотелось бы, чтобы варвары заранее узнали, что Первый Италийский собрался по их души. Трибун, на этот раз пышных проводов не будет. Легион скрытно, ночью, частями покинет Рим. Место сбора — рыбачья хижина за мостом через Рубикон. Твоя задача — взять город, а лучше два города или крупных деревни варваров и закрепиться там. Риму нужен плацдарм за Альпами. Варварские селения нужно брать без уничтожения жителей, без разграбления. Постарайся найти там союзников, на худой конец, можно уничтожить одно варварское племя полностью и наладить дипломатические отношения с их врагами. Соответствующие полномочия и средства Сенат тебе предоставит. И будь крайне осторожен при выборе друзей и врагов. Не навлеки на себя гнев соседних племен. Используй их разногласия и вражду между собой. Одному легиону, даже самому лучшему легиону Рима не выстоять перед объединенной военной силой варваров. Твой девиз в этой кампании: Divide et impera! - Разделяй и властвуй! Подкупай племена, переманивай на свою сторону врагов, манипулируй союзниками, стравливай варваров между собой. Главное в этой компании — умная и дальновидная ДИПЛОМАТИЯ!
- Но, Консул! Я не дипломат, а всего лишь римский трибун, солдат — Луций был в явном замешательстве. На его мужественном лице проявились, так по-детски наивно и трогательно, черты растерянности и неуверенности в себе, что Первый Консул невольно улыбнулся и поднял правую руку над собой. Невесть откуда взявшийся позади него триарий вложил в руку дяди свиток, обернутый золоченой парчой и запечатанный на сургуче оттиском с изображением Капитолийской волчицы на фоне Форума — официальным символом Сената римской Республики.
- Теперь ты не только трибун. Луций Юлий Либон! На этом свитке записан вердикт римского Сената о назначении тебя Префектом всех провинций, которые станут частью римской Республики в ходе твоего похода на север к варварам. А дипломатии тебе придется учиться уже по ходу компании. А чтобы ты не наделал по-началу ошибок, твоим дипломатическим советником Сенат назначает Тита Квинта Севера, представителя старейшего патрицианского рода. Этот человек — опытный и талантливый оратор и дипломат. Во многом, благодаря его усилиям, хитрости и красноречию, Риму удалось заключить очень выгодный для нас торговый договор с Македонией. Кроме того, Сенат уполномочивает тебя, Луций, провести формирование нового Легиона на территории варваров за Альпами. В основе нового легиона — гастаты, три-четыре манипулы, но основной состав легиона — варвары-наемники. Они прекрасно знают манеру и тактику ведения боя своими соплеменниками и будут очень полезны в сражениях. Когда у нас будет золото варваров, оно сторицей окупит все расходы на содержание наемных войск. И теперь еще очень важная информация! Со дня на день Карфаген объявит войну Сиракузам. Наши источники сообщают, что военный флот и грузовые корабли Карфагена уже подходят к берегам Сицилии. Сиракузам не устоять. Это предрешено. Таким образом, наш главный и смертельный враг скоро будет у наших границ в Срединном море. И Первый Италийский — это надежда Рима в будущей войне с Карфагеном. А потому я очень надеюсь, что начало кампании на севере ты проведешь не только победоносно и успешно, но и быстро. После чего сформированный при твоей помощи новый легион останется форпостом Рима у варваров, а ты должен будешь вернуться в Италию. Самые главные сражения нам предстоят не с варварами. После падения Сиракуз и Лилибея мы не будем ждать пунов к себе, а сами пойдем к ним «в гости». Точнее пойдете! Ты, Луций, и Корнелий Сципион со своими легионами. Помни об этом . Первый Италийский должен получить новый боевой опыт и вернуться в Рим. А мы уже сейчас строим в городских предместьях оружейные и доспешные мастерские, которые скоро, очень скоро, Луций, дадут нам гладиусы и и лорики-скуамата ( «Лорика-скуамата» - нагрудный доспех римского воина в 3-м веке до н.э. - времени нашего повествования. Знаменитые «лорика-сегментата» появятся в экипировке римских легионеров лишь после реформы Гая Мария, т. е. почти полтора века спустя - прим. автора), которые не будут уступать лучшим образцам оружия и доспехов из Египта и Греции, и уж точно превзойдут пунические.
Ну а пока, Луций, никто тебе достоверно не скажет, с чем реально ты столкнешься в сражениях с варварами. Только со слов разведчиков, они- крайне опасные враги. Физически они крепче римлян и более рослые. Наступают не боевым строем, а толпой. Очень свирепы, очень жестоки, очень сильны. А потому твой главный союзник в бою – жесточайшая дисциплина в легионе и выучка воинов. И хладнокровие, бесстрашие центурионов. Кстати, Луций, в манипуле триариев, которая передается тебе от легиона Сципиона, сейчас нет центуриона – лежит с тяжелыми ранениями под надзором эскулапов. Что ты думаешь о кандидатуре Марка Принципа? Не переходил ли он в твоих личных телохранителях? Мне кажется, что из него может получиться достойный центурион, а может быть ему будут по плечу и более высокие должности в нашей армии!
- Консул, я совершенно согласен с тобой. Марк давно заслужил шлем с красным плюмажем. Без него мне будет одиноко, но думаю, что лучше Марка никто не сможет адаптировать триариев Сципиона в мой легион. С таким центурионом я могу быть абсолютно спокоен за эту манипулу.
- Более того, Луций, – Консул продолжил с улыбкой человека, абсолютно уверенного в своих словах – я слышал о нем много, очень много лестных отзывов от тебя и других людей. А потому, если ты, конечно, не будешь против, я намерен внести в Сенат предложение о том, что новый легион, который останется в землях варваров, должен возглавить Марк Принцип. Думаю, что Сенат прислушается к моим словам. Даже не смотря на то, что у Марка отсутствует какой-либо опыт в политике, и он не особенно знатного рода, его воинская доблесть и преданность Риму с лихвой восполняют эти незначительные недостатки. Да и потом, Луций, -Консул опять широко и открыто улыбнулся племяннику, - Марк хоть и очень дальний нам родственник, но родственник, он же Юлий! А потом мне совсем не хочется ставить во главе боевого легиона, к тому же укомплектованного более чем наполовину наемниками варваров, изнеженных и оплывших жиром сыновей знатных патрициев, погрязших в пирах и оргиях.
Луций с благодарностью пожал предплечье Консула. О лучшей судьбе для своего друга он не смог бы и мечтать. Но внутри ему стало грустно и очень горько: фактически, с фатальной неизбежностью ему предстояла разлука со своим другом на долгие-долгие месяцы, а может и годы. Луций прекрасно понимал, что Сенат облечет в рамки Закона любое слово, сказанное Первым Консулом, любое его желание. А раз так, то расставание с Марком становилось неизбежным. А дальше только Марсу ведомо, сойдутся ли когда-нибудь их военные дороги. Вероятнее всего новый легион во главе с Марком будет покорять северных варваров, а ему-Луцию Фатум приготовил битвы в Сицилии, Греции, а может и в Малой Азии и Египте. Именно такие грустные мысли пришли в голову Луция после слов Консула о Марке. Тогда трибун еще не знал, насколько пророческими окажутся эти его мысли.
- Луций! Луций!!- требовательный голос Первого Консула вывел Луция из состояния внутреннего монолога.
- Луций, где ты? Тебя нет здесь. Ты не слушаешь меня…
-Прости, Консул, я немного задумался о своем, но я слушаю.
- Ну вот я и говорю, что Постумия …
- Что Постумия? – встрепенулся трибун
- Значит все-таки не слушаешь…- с легким сожалением констатировал дядя,- Придется повторить. Ты знаешь, что самой своей жизнью ты обязан Постумии. Это именно она, и никто другой, разыскала тебя под грудой мертвых тел в Ариминуме. Пролежи ты там без помощи еще одну стражу, даже Марс не смог бы оставить тебя в этом мире. Луций, она любит тебя, любит всей душой. И Рим, ВЕСЬ Рим знает об этой любви. Знает и не понимает, почему ты медлишь и не берешь эту девушку в жены. Но Рим ждет свадьбы своего героя. Свадьбы с Постумией!
-Но,Консул, ну…я…
-Нет уж, хватит с меня твоих нуканий. Слушай меня Трибун и Префект Рима Луций Юлий Либон! Любишь ли ты Постумию или нет, как ты к ней относишься, в конечном итоге, не мое дело ! А вот теперь послушай, что абсолютно точно является моим делом. После смерти твоего отца я всеми силами старался заменить его тебе. Но твоим настоящим и единственным отцом сейчас является Рим. А умершую матушку тебе заменила Республика. И эти родители готовят тебе великое будущее, Луций. Рим дал тебе все: богатство, положение, честь, доблесть, славу, уважение народа. А от тебя взамен он требует только одного – СЛУЖЕНИЯ его интересам. А в кровных интересах Рима – наследник твоего рода, твой наследник, Луций! Ты был сыном, а значит должен стать и отцом. Ты давал клятву Риму и Сенату в том, что ценой жизни готов защитить Республику. Твоя жизнь пока не нужна. Но нужно, чтобы ты дал жизнь новому гражданину Рима. Теперь насчет твоей будущей жены. Рим уверен, что ей станет Постумия Скапула. Ты не имеешь права обмануть ожидания Рима, ибо теперь ты не принадлежишь себе. Трибун и Префект Рима обязан выполнить его волю. А воля Рима такова: после завтра в полдень в Храме Весты жрицы – весталки обвяжут руки Луция Юлия Любона и Постумии Скапулы Юлии алой лентой и соединят их судьбы навеки. Постумия Скапула станей Постумией Луцией Юлией. И вот тебе пожелание или приказ Сената и мой лично. Понимай, как хочешь. Ребенок должен быть зачат вами до твоего выхода с легионом на варваров. Этот вопрос решенный и о вашей свадьбе глашатаи уже объявили Риму сегодня на восходе солнца. Я знаю точно, что Постумия сегодня всю ночь не спала. Вчера я сказал ей, что к третьей дневной страже ты придешь в ее дом с предложением «amorem et fidem» ( «любви и защиты» (лат) – аналог предложению руки и сердца у наших современников. «Amorem et fidem» говорили древние римляне своей избраннице, прося ее стать женой. (прим.автора) Она с нетерпением и радостью ждет тебя у себя дома. И не наделайте глупостей до свадьбы. Будущая жена героя Рима должна предстать перед алтарем Весты непорочной и будет проверена жрицами-весталками. С тобой в поход она, естественно, уже не пойдет, а останется в Риме, как добропорядочная матрона, вынашивать ребенка и ждать мужа. А теперь иди. Готовься к свадьбе и походу. У тебя семь дней. Твоя первая цель – постель Постумии. Вторая – столица инсбуров –Медлан. Этот город в Цизальпинской Галлии – ключ к Альпам. Дальше – переход в Трансальпийскую гальскую провинцию и золото, которое нужно Риму. По нашим сведениям, через две недели у Медлана будет сосредоточена вся армия этого племени. У них там намечается какой-то племенной праздник, в котором должны принять участие все воины племени. У тебя шанс одним сражением решить начало кампании в свою пользу. А теперь иди и действуй! Себе на благо и ВО СЛАВУ РИМА И СЕНАТА! И помни, что ВСЕ БОГИ РИМА СМОТРЯТ НА ТЕБЯ!
Луций медленно брел от дома Первого Консула. Мысли в его голове путались, но одна прочно заняла главенствующее положение: «Опять Рим все решил за меня! Или это Фатум? А может быть Рим и Фатум одно и то же!!?» По мере продвижения трибуна к дому Постумии, в его сознании , перед его внутренним взором все более и более отдалялись, затягивались дымкой и становились уже совсем нереальными мысли о руках-веточках этрусской девушки, молодой женщины, Лигии.

Глава 4 «Cessione vel pereant. Nihil tertium est!» - «Покорись или погибни. Третьего не дано!» (текст ультиматума защитникам Сармезегетузы, предъявленного императором Трояном и легатом Первого Рейнского легиона перед штурмом города).

Луций ехал верхом на своем любимом жеребце по прозвищу «Ветер». Ехал бок о бок с Марком Принципом. Было достаточно зябко и Луций укутался в теплый черный плащ-накидку поверх доспехов. Впереди шла манипула триариев - личных телохранителей трибуна. Позади – растянувшаяся более, чем на километр колонна манипул Первого Италийского легиона в походном строе. Луций очень любил верховую езду и прогулки верхом. Он, как и большинство римских патрициев, души не чаял в лошадях, но сражаться всегда предпочитал в пешем строю. Во-первых, так ближе к простым воинам. Во-вторых, в бою шансов остаться в живых всегда больше у пешего, нежели у конного. Всадники всегда были и остаются главной мишенью для вражеских лучников и застрельщиков. Далеко позади остался Рим, Постумия и свадебные торжества. Постумия! Жена!!! В груди у Луция потеплело. У него в жизни было достаточно много женщин. Более того, наверное, некоторые из наших современников назвали бы его Казановой, но Луций даже не мог себе представить, насколько счастливым и значимым в своих глазах сделает его его юная, умная, любимая и очаровательная жена. Луций потряс головой, как бы отгоняя от себя воспоминания о такой манящей и совсем еще недалекой мирной жизни.
- Марк, как прошло твое знакомство с манипулой Сципиона?
- Нет, трибун! Это твоя манипула… и моя. Более Сципион за них не отвечает. Отвечаю я! Перед тобой и перед Римом! – Луций выслушал слова Марка и подумал, как прав был Первый Консул и какой достойный первый центурион и него-Луция в легионе. Марк так быстро и так органично вписался в должность «primus pilus», будто всю жизнь только и делал, что командовал закаленными и суровыми триариями-ветеранами. Мысли трибуна сфокусировались на предстоящей кампании. До Медлана оставалось 5-6 часов пути. Впереди на расстоянии примерно в километр перед легионом шли дозоры, чтобы предупредить о возможной засаде и принять, в случае необходимости, бой с инсбурами.
Инсбуры! Кельтское или гальское (как называли римляне всех кельтов (прим. автора) племя. Племя, которое ему - Луцию Юлию Либону предстояло покорить или уничтожить, стереть даже воспоминания о нем, чтобы будущие поколения были уверены, что инсбуры – либо преданные союзники Рима и его протекторат, либо , что их никогда не было и нынешняя территория этого племени всегда была римской территорией. Те несколько дней, которые судьба подарила ему после свадебных торжеств в храме Весты, Луций провел отнюдь не праздно. Он общался в Риме с людьми, которые хоть немного могли его просветить относительно его будущих противников. Немало вечерних страж он провел и в скриптории Сената, где по каплям собирал любую мало-мальски значимую информацию об этом племени. В результате, Луцию стало известно, что инсбуры пришли в Цизальпинскую Галлию с севера, с земель, где нынче проживают племена гемаников и бритов. Вероятно, что они каким-то образом родственны племенам скифов-кочевников, но сами ведут оседлый образ жизни. Племя занимается земледелием и скотоводством, состоит из нескольких родов, которыми руководит избранный советом старейшин вождь. Должность вождя пожизненная, по наследству не передается и после смерти происходят новые выборы. Вождь одновременно является и командующим воинами племени. Армии, как таковой, у инсбуров нет. В случае военной угрозы происходит сбор всех мужчин, способных владеть оружием, под военный стяг вождя, и племя выступает в поход или готовится к защите своих границ. Однако вождь имеет около семи-восьми сотен постоянных дружинников. Основа дружины - лучники и воины-мечники, вооруженные короткими кинжалами. Со слов очевидцев – эти «короткие мечи» свирепы, сильны и владеют своим оружием настолько виртуозно и эффективно, что в ближнем бою среди гальских племен им нет равных. Имеют варвары и один отряд кавалерии, не профессиональной, но вполне боеспособной. На вооружении всадников короткие метательные копья, типа римских пилумов-дротиков, и более длинные, чем у пехоты мечи. Никаких доспехов инсбуры во время боя не одевают, считая это признаком трусости и слабости. Нынешнего вождя инсбуры называют Тибулла. Как переводится на латынь это слово, Луций узнать нигде не смог. Тибулла, по имеющейся информации, противник более чем достойный. Отважный, физически сильный и выносливый воин. В боях с соседним племенем венетов показал себя, как замечательный тактик. Тремя годами ранее он разбил под Медланом почти вдвое превосходящие силы венетов, когда они посмели сунуться к инсбурам с набегом. Обходной маневр отряда кавалерии внес в ряды венетов смятение и панику и не оставил им другого выхода, как ретироваться с поля боя, не дожидаясь поголовного истребления. Столица инсбуров - поселок Медлан. Этот населенный пункт имеет стратегическое значение. Расположенный перед входом в ущелье через Альпийскую горную гряду, он является ключом к Трансальпийской Галлии, а значит и к землям северных галлов и гемаников . Ключом к золоту!!! Все сельскохозяйственные угодья племени находятся в предместьях Медлана. Других крупных населенных пунктов у племени нет, а потому с падением Медлана племя обречено. Луций это прекрасно понимал. Но понимал он и то, что и инсбуры, с Тибуллой во главе, также знали, что их единственный поселок и столица – лакомый кусок для любых захватчиков. И если на протяжение более, чем целого века, племя смогло защитить свой поселок от многочисленных врагов, то это значит, что он хорошо укреплен и у его защитников есть опыт ведения войны в городских условиях. А вот Первому Италийскому еще не приходилось брать укрепленных городов. Луций вспомнил слова Первого Консула о том, что все мужчины исбуров к моменту подхода легиона будут в Медлане на военном празднике в честь их верховного божества Урания (скифские племена также почитали Урания, как Верховного Бога. В греческой мифологии аналог Урания –Зевс, в римской – Марс (прим.автора) и Луцию представляется уникальный шанс разбить племя инсбуров одним ударом.
-Как же, уникальный,- тихо вслух с досадой произнес Луций, - особенно если ВСЕ мужчины племени за стенами с деревянным частоколом, и лучники из защищенных башен будут осыпать градом стрел моих воинов, когда они совершенно открытые и защищенные только доспехами будут катить к стенам осадные башни.
- Что ты сказал, трибун? - из состояния мыслительного тактического анализа Луция вывел голос Марка.
- Дорогой мой друг, я должен с тобой посоветоваться относительно нашей тактики. Как будем брать Медлан?
- А у нас есть варианты, трибун? Строим осадные башни с лестницами и катим к стенам. Прорываемся в город и уничтожаем врагов. Затем захватываем точки победы: городскую площадь, Храм Урания, рынок и … Марс поможет своим детям восславить Нику – богиню победы еще одной римской колонией.
- Марк, варианты есть всегда. Послушай меня: к Медлану ведет неширокая просека, по которой мы сейчас движемся. Как ты сам видишь, по бокам от нас непроходимые лесные чащи. Перед самим городом, примерно за восемьсот локтей до него просека смыкается в сплошной лесной массив, который заканчивается стеной леса за четыреста локтей до частокола. На этой окраине леса у варваров, наверняка, есть дозоры. В городе до самой ночи будет идти празднество. На стенах только наблюдатели. Мы можем попытаться тихо уничтожить дозорные посты и скрытно построить легион в боевое построение на окраине леса. Затем по команде наша кавалерия галопом преодолевает пространство от окраины леса до стен Медлана и на плечах убегающих под защиту стен жителей предместий и внешней охраны захватывает ворота. Наши всадники легки и вполне смогут это сделать и удержать ворота до подхода тяжелой пехоты.
- Трибун, это великолепный план, более того, вполне реальный и выполнимый.
- Марк, ты не дослушал меня… Это, действительно, смогло бы сберечь много римских легионеров от смертоносного обстрела лучниками на открытом пространстве. И этот план был бы реально хорош, если бы не одно «НО»! И это «НО» перечеркивает этот план и делает невыполнимым. Это «НО» – Первый Консул Республики.
- Я не понял тебя ,Луций… - Лицо Марка приняло выражение крайнего недоумения, - Разве Первый Консул не желает сохранить как можно более римских жизней?
- Марк, в данном случае в тактику вмешивается стратегия, а в войну- политика. Первый Консул приказал мне дать инсбурам шанс добровольно стать протекторатом Рима и платить республике дань, а также поставлять нам дешевых наемников.
- Но, трибун, наш легион полностью укомплектован, за исключением одной манипулы…
- Речь идет не о нашем легионе. Настанет время, когда ты все узнаешь и многое поймешь, пока еще мой центурион Марк, - на слове «ПОКА» Луций сделал заметный акцент, а затем загадочно и весело улыбнулся, увидев на лице Марка, не только полное непонимание его слов, но и совершенно детскую растерянность,
- А потому, мы не скрываемся! Через пару часов мы пересекаем границу племени. Подходим к Медлану и объявляем волю Рима. В случае отказа от протектората Республики – берем столицу инсбуров штурмом. Осаждать поселок не будем. Мы понесем много небоевых потерь, так как находимся далеко от дома и нам неоткуда взять достаточно провианта на длительную осаду. После захвата – никакого разграбления, никакого уничтожения жителей. Просто оккупируем Медлан и восстанавливаем разрушенные в ходе штурма постройки. Марк, на тебя и твоих триариев я возлагаю самую тяжелую и опасную часть штурма. О диспозиции : самая большая часть наших потерь будет связана с преодолением открытого пространства от опушки леса до стен Медлана от лучников варваров. Строим четыре осадных башни с лестницами. Их повезут к стенам четыре манипулы гастатов. Если даже варвары сожгут горящими стрелами две башни – не беда. Главное, чтобы оставшиеся две башни, уцелевшие в ходе обстрела, гастаты смогли установить локтях в ста справа и слева от центральных ворот. Далее гастаты начинают восхождение на стены и завязывают бой. На стенах будут лучники, но наших гастатов ,наверняка, для ближнего боя встретят «короткие мечи». До начала ближнего боя на стенах все остальные манипулы тяжелой пехоты легиона и кавалерия стоят вне досягаемости огня лучников. Наши велиты, по две манипулы на каждую лестницу, своими дротиками, по возможности, поддерживают атаку стен гастатами. Есть вероятность того, что «короткие мечи» начнут одерживать верх над нашей молодежью. В этом случае в бой вступают одна манипула принципов слева от ворот и одна манипула принципов и твои триарии – справа. Твоя задача, Марк, любой ценой, не считаясь ни с какими потерями, подвести свою манипулу к городским воротам и захватить их. Любой ценой! Мне крайне важно, чтобы в город через ворота вошла наша кавалерия и начала разгром лучников варваров. Пока всадники будут въезжать через ворота в Медлан, ты должен любым путем обезопасить их от встречи с «короткими мечами» и дать им возможность прорваться в тыл к инсбурским лучникам. За кавалерией в город войдут оставшиеся манипулы тяжелой пехоты легиона.
- Трибун, - взволнованно, и даже с некоторым пафосом произнес центурион,- я давал клятву тебе, Сенату и Риму! Могу ее повторить и сейчас. Мы готовы! Мы готовы к победе и смерти!
- А вот последнего не надо, - успокаивающе почти проворковал Луций. Мой самый главный приказ первому центуриону: «Постарайся остаться живым!» И еще, при подходе к стенам Медлана постарайся построить своих триариев в защитный порядок, про который нам с тобой на Марсовом поле рассказывал старый ученый-грек… Помнишь, Марк?
- Помню, трибун. Этот старик еще называл этот строй черепахой: скутумы поверх строя, скутумы с фронта и флангов. Неуязвимый панцирь черепахи… Но ведь мы не тренировали это построение, Луций…
- А вот на поле боя и будет для тебя, центурион, первая тренировка.

Тибулла, вождь племени инсбуров сидел за широким дубовым столом в Зале Совета старейшин . Рядом сидели его сыновья Вейлин (Сын волка) и Одхайн (Огонь). Вейлин был старшим сыном вождя, его первенцем и гордостью. От рождения его минуло 35 лет и за эти годы благодаря своему упорству, уму, отваге и честности он снискал уважение всего племени. Надаром он возглавлял отряды «неустрашимых»- лучших воинов племени, которые с самого детства занимались фехтованием на коротких ножах-кинжалах – обоюдоостром смертоносном оружии. Эти воины были настоящими кудесниками в бою. Самые лучшие из них отточили свое искусство боя до такой степени, что врагам казалось - их противники ведут с ними поединок голыми руками. За счет отточенных годами тренировок движений рук и тела бойцы так умело манипулировали своим оружием, так искуссно и легко уворачивались от ударов мечей и копий врагов, что казались им неуязвимыми. А в критический момент боя враг получал смертельный удар коротким ножом, казалось бы взявшимся из ниоткуда, из воздуха… Единственным недостатком своего старшего сына Тибулла считал его излишнюю скромность и молчаливость. Зато решимости и храбрости в критические моменты битвы ему было не занимать. Вейлин целиком и полностью соответствовал своему имени. Одхайн был противоположностью своего старшего брата. Высокий, эмоциональный, стремительный и красивый той красотой юношеской, почти еще мальчишеской мужественности, которая обещает неизбежно расцвести в спокойное обаяние сильного, доброго и надежного мужчины. Тибулла знал, что его семнадцатилетний младший сын - тайная мечта многих юных дев племени, и в глубине души очень гордился этим обстоятельством, хотя никому и никогда не признался бы, что для воина мнение женщин, а тем более их симпатии, все-таким имеют какое-то значение. В Зале Совета старейшин было многолюдно. За столами, расставленными вдоль рубленных из хвойных деревьев стен, сидели и наслаждались вкусной жареной кабанятиной и крепким зельем из хмельных трав его дружинники — лучшие воины племени. Одежда дружинников не отличалась разнообразием: широкие штаны из свиной дубленой кожи и куртки из такой же кожи. За широкими кожаными поясами, в которые были затянуты воины, заткнуты их ножи-кинжалы в деревянных ножнах. У некоторых дружинников было по два кинжала, что говорило о том, что воины были посвящены в искусство одновременного двуручного боя. Никто из инсбуров не знал достоверно, откуда появилось это искусство. Оно передавалось предками от отца к сыну, от поколения к поколению. Секреты этого боя и его приемы были строжайшей тайной племени и разглашение их чужакам каралось смертью без каких-либо вариантов. Вероятнее всего знание и навыки одновременного двуручного боя перешло к племени от их дальних родственников скифов. Известно, что скифские конные лучники в ближнем бою использовали две короткие кривые сабли, по одной в каждой руке. Однако инсбуры довели этот вид боя, практически, до доступного человеку совершенства.
Празднество завершалось. По сути, оно сводилось к показательным поединкам воинов и соревнованиям в воинском мастерстве. Жители племени, которые в качестве зрителей наблюдали действо, получили ни с чем несравнимое удовольствие, наблюдая за волшебными движениями «коротких мечей», меткостью лучников и сноровкой пока еще очень немногочисленных всадников. Среди всеобщего веселья и эйфории, охвативших воинов племени, на лице Тибуллы явно проглядывала печать озабоченности и плохо скрываемой тревоги. За время двух дней празднества Тибулла еще раз убедился в высокой воинской выучке дружинников и их готовности защищать Медлан. Но сейчас он смотрел на своих соплеменников и как никогда ясно понимал, как мало, как недостаточно количество подготовленных бойцов. Землепашцы и пастухи тоже готовы стать солдатами и отдать жизнь за родину, но … какие из них солдаты. «Надо на ближайшем Совете срочно поднять вопрос об увеличении числа постоянных дружинников» - подумал про себя вождь. И опять же про себя добавил: «Если уже не поздно». Последние недели у него на душе было тревожно, даже слишком тревожно. Соглядатаи племени приносили с территорий чужеземцев неутешительные вести. С запада почти у самых границ племени видели конные разъезды воинственных арвернов, наверное, самого агрессивного племени галлов. С севера наращивали мощь своих армий малоизвестные и потому страшные и опасные этой неизвестностью геманики. Неделю назад свебы – одно из самых крупных геманских племен прислало к нему послов с предложением военного союза. Тибула отказал тогда. Сейчас же он все чаще думал, что совершил роковую ошибку. С одной стороны, вождю совсем не хотелось влезать в межплеменные распри гемаников. Но с другой- он приобрел бы сильного и, возможно, верного союзника в этом неспокойном мире. А о находящихся в Патавии венетах даже не нужно думать. Эти дикие псы только и ждут удобного случая, чтобы наброситься на его родной Медлан. «Три года назад мы им дали хорошего пинка, но за это время у венетов подросли новые воины» - подумалось вождю. Юг! На юге – МАРСИТЫ!!! ( Марситами, то есть поклоняющимися Марсу, варвары называли древних римлян). Загадочные и непостижимые для ума вождя. В марситах Тибулле было непонятно все! Их воинственные боги, их образ жизни, их женщины, делящие с мужьями не только ночное ложе, но и трапезный стол, их непостижимая тактика боя, где вместо того, чтобы дать воинам сражаться друг с другом в честном бою, они сбивают своих солдат в толпы, которые называют непонятным словом «строй» или еще более странным словом «манипулы», тем самым лишая их пространства, так необходимого воину для боя. Но где-то, в самых глубоких уголках подсознания Тибулла испытывал страх. Не перед венетами, не перед арвернами и даже не перед геманиками. Страх у него вызывали именно марситы. О них не хотелось даже думать и вождь отгонял от себя тревожные мысли. Но разве можно приказать себе не думать, не мыслить. Опасение за то, что с увеличением численности своей дружины он фатально промедлил, не покидало Тибуллу. В ушах вождя звучали произнесенные его же собственным внутренним голосом слова: «Вероятно, я уже опоздал!»
Утром следующего дня он пригласил Вейлина на завтрак к себе домой, чтобы обсудить с ним свои невеселые мысли. Вейлин был уже пять лет, как женат и в доме старшего сына подрастала самая большая любовь вождя – маленький сорванец, оболтус и непоседа, его единственный внук Кайрис (Ручей). А Одхайн был пока еще слишком молод, чтобы присутствовать при серьезном и тяжелом разговоре взрослых воинов. Потому, после того, как жена вождя и мать Вейлина – Светида накрыла стол, отец и сын остались в трапезной одни. Тибулла одним огромным глотком осушил большой кувшин с вином, а потом, пристально глядя в глаза сына, спросил,
- Вейлин, только честно, как перед Уранием! Выстоит ли племя перед врагом?
- Какого врага ты имеешь в виду, отец? Венеты не сунутся. Арверны и геманики? Геманики будут ослаблены переходом через Альпы и мы, вероятно, сможем разбить их под нашими стенами. Хотя для этого нам надо, как минимум, удвоить количество наших всадников. Арверны на данный момент самые опасные и реальные враги племени. Если они придут на наши земли, нам понадобится еще несколько сотен «неустрашимых» для успешного исхода сражения с ними. А этих нескольких сотен воинов у нас нет. Для подготовки таких бойцов нужны годы. А те сыновья племени, которые сейчас постигают искусство боя и будут готовы уже к зиме, немногочисленны, всего около сотни юношей. Кстати, как ты знаешь, среди них и наш Одхайн.
- Вейлин, у нас нет времени до зимы. Вероятнее всего у нас уже совсем нет времени. У меня дурные предчувствия, а меня они за мою долгую жизнь никогда не обманывали. Скоро, очень скоро враги явятся к нам. Кто эти враги – не знаю, а гадать не хочу. Но знаю точно, что еще до белых мух «неустрашимым» придется достать из ножен свои кинжалы. Сын мой, сегодня, нет - сейчас же распорядись отправить к свебам нашего посланника с богатыми дарами и извинениями за наш отказ от военного союза. Пусть посланник не жалеет льстивых слов о мощи и справедливости этих гемаников, но пусть добьется заключения между нашими племенами военного союза. И снаряди с послом обоз с нашим золотом. Не скупись и клади много. Сейчас именно то время, когда золото должно помочь нам. И сегодня же организуй обряд посвящения наших юношей в воины и распредели их по отрядам. Доучиваться искусству боя будут уже в дружине у своих старших товарищей, а не у друидов.
- Отец, какой злой демон так напугал тебя? Что ты знаешь, о чем не поведал мне? Скажи, каких врагов нам ждать на пороге наших жилищ?- Вейлин не на шутку встревожился после слов вождя.
Вождь на несколько секунд задумался, подбирая самые нужные слова для сына, когда и он, и Вейлин услышали топот ног у самого порога трапезной и взволнованный голос Одхайна, кричащего охране немедленно пропустить его к вождю. Юноша вбежал в трапезную и неразборчиво от сбившегося дыхания произнес,
- Отец! Братик! Из леса на поляну перед стенами поселка выходят чужеземные воины. Их много, очень много. Я не знаю, кто они…-
Тибулла и Вейлин посмотрели в глаза друг к другу, а потом, не сговариваясь, бегом бросились к центральным воротам Медлана. У Тибуллы, в такт ритмичного бега, кровь тяжело и мучительно била в висок одним словом: «Опоздал!- Опоздал!-Опоздал!»

Вождь с сыновьями стоял за деревянным частоколом над центральными воротами Медлана. Вейлин, играя желваками на скулах, до рези в глазах всматривался в то, что предстало его взору. На опушке леса стояла армия… Стройные ряды воинов в доспехах , сверкающих золотым блеском в утреннем солнце, закрытых большими прямоугольными щитами. Построение – прямоугольными коробками, которые, наверно, и есть манипулы, про которые как-то рассказывал ему отец. На флангах и чуть сзади общего строя – кавалерия в таких же сверкающих доспехах, с круглыми щитами и длинными копьями. На ветру развевались ослепительно белые плащи пехотинцев. Лишь в самом центре строя стояли две коробки солдат, у которых на доспехи были накинуты плащи красного, алого цвета. «Как кровь…» - подумалось Вейлину. Воины этих коробок в отличии от остальных пехотинцев, вооруженных прямыми мечами, держали справа от себя воткнутые в землю тупыми концами копья примерно трехметровой длины. За строем чужеземных воинов отчетливо можно было разглядеть четыре осадных башни со штурмовыми лестницами. Во главе строя врагов, локтях в двадцати впереди, неподвижны, как камни, стояли два всадника. Один из них был облачен в золоченые доспехи, шлем с черным плюмажем перьев и такого же цвета плащ. Второй всадник - в такие же доспехи, но на шлеме плюмаж был красного цвета и красного же цвета плащ слегка колыхался под порывами ветра у него за спиной. Они стояли, не двигаясь с места, лишь их лошади слегка переступали копытами, давя уже желтую осеннюю траву. «Вожди!» - еле слышно прошептал Вейлин. Армия врагов из-за начищенных доспехов и оружия вся сверкала; казалось, что она была окружена, окутана видимой человеческому глазу золотой аурой. Это зрелище было завораживающим и устрашающим одновременно. От чужеземцев просто веяло каким-то непонятным для варваров, несущим им смерть и уничтожение порядком и силой.

Тибулла тоже очень внимательно смотрел на армию чужеземцев. Как только он вместе с Вейлином вбежал на стену и бросил первый взгляд на врагов, под ложечкой предательски засосало и он поймал себя на мысли, что дрожит. Перед любой битвой вождь чувствовал возбуждение, смешанное с радостью и упоением предстоящим сражением. От возбуждения также дрожало все и внутри и снаружи. Сейчас же, увидев стоящую напротив Медлана армию, вождь почувствовал веяние неминуемой гибели. Ему не было страшно за себя. Но Кайрис, Светида, Одхайн, племя…! Сейчас он наяву видел свой самый страшный ночной кошмар. Пред стенами Медлана стояли МАРСИТЫ!!! Армия непонятная, но ужасающе красивая в своей какой-то УПОРЯДОЧЕННОЙ мощи!

«Их много, слишком много для нас. Я все-таки опоздал…» - возникла в голове Тибуллы обжигающе горькая мысль, но тут же исчезла, когда вождь увидел, как от шеренг чужеземцев отделились два всадника в черном и красном плащах на невысоких, но очень крепких боевых конях. Они шагом, не переходя на рысь, подъехали почти вплотную к воротам Медлана и остановились. Тибулла смог рассмотреть их лица более внимательно. Вождю хватило нескольких секунд, одного взгляда на этих марситов, чтобы понять, что перед воротами стояли воины. Мужчины с мужественными лицами, решительными взглядами почти одинаковых темных глаз, крепкие, тренированные. И еще… Это были лица ПОБЕДИТЕЛЕЙ! Лица людей, не сомневающихся в том, зачем они пришли сюда и в том, что они добьются своей цели любой ценой. Тибулла медленно спустился со стены и дал команду воинам открыть ворота, после чего вышел навстречу всадникам. Вышел один, если не считать, что взял с собой одного греческого лекаря, знавшего латынь, которого купил у сиракузских работорговцев пару лет назад. Вождь встал в шести локтях от всадников и, глядя на них снизу вверх , твердым голосом спросил: «Кто вы, что хотите и зачем пришли на нашу землю!!?» Всадник в красном плаще громко, так чтобы слышно было воинам на стенах, но отчетливо и членораздельно произнес: «Posse et velle, et pulchritude in conspectus Roma vivite!» (лат.) - «Преклони колени перед властью и волей Рима и живи!» Вождь выслушал от лекаря перевод слов марсита, сглотнул вставший в горле комок и обернулся на стены крепости. Увидел за частоколом напряженные лица своих соплеменников… повернулся к чужеземцам и внезапно охрипшим от волнения голосом тихо произнес: «Марсит! Мы, как ветер свободны, и останемся свободными, либо живыми на своей земле, либо мертвыми в ней!» Всадник в черном плаще, услышав перевод, приложил сжатую в кулак правую руку к груди, слегка склонил голову и сквозь зубы процедил: «Рим услышал твой ответ, варвар!»

Мы с вами можем только предполагать, какие чувства испытывал вождь, произнося слова отказа от римского протектората, какие черные мысли и предчувствия терзали его мозг в тот момент. Кто знает, произнеси он другие слова, и история мира пошла бы по какому-то другому, альтернативному пути. Не так сложились бы границы государств, осталось бы на земле племя инсбуров со своей культурой и языком, со своей религией и мировоззрением. Но Тибулла, вождь племени, воин, мужчина, произнес те слова, которые должен был произнести. И история пошла именно тем путем, который известен нам со школьной скамьи. Медлан пал и стал колонией Рима. Его стратегическое расположение способствовало бурному росту и развитию, и уже в конце первого-начале второго века от рождества Спасителя римским императором Трояном поселку был дарован статус муниципия! Медлан стал именоваться гордым именем Медиоланум. А мы с Вами, уважаемый читатель моего ААРа, ныне знаем этот город, как центр духовной жизни Аппенин; город, поражающий воображение красотой и законченностью своих архитектурных форм; город-труженик и город-праздник. Нам с вами он знаком, как блистательная столица Северной Италии – МИЛАН ! А имя Тибуллы – вождя племени инсбуров не кануло в реку забвения – Лету. Многие миланцы, знакомые с историей своего города, с благодарностью хранят память о враге их далеких предков-древних римлян – варваре Тибулле и о его словах, которые, в конечном итоге, предопределили будущую судьбу Медлана, как части римского, а позднее и итальянского государства.

Трибун Первого Италийского Легиона Луций Юлий Либон и его первый центурион Марк Принцип развернули коней и медленно тронулись в сторону манипулярных шеренг.
- Марк ты все понял? Ты хорошо знаешь, что надо сделать твоим триариям ?
- Конечно, трибун. Триарии моей манипулы выполнят задачу. Ты будешь гордится нами, трибун.
- Я всегда гордился, и сейчас скажу тебе, Марк, что для меня великая честь вести в бой таких солдат. А сейчас займем свои места, будем внимательно слушать сигналы горнистов, и начнем делать свое дело. Всадники сблизились со строем легиона и разъехались в стороны. Марк к своим триариям, а Луций подъехал к центру строя тяжелой пехоты, спешился с коня и посмотрел в небо. Затем громко, во всю мощь своей глотки, прокричал слова, которые уже стали своеобразным девизом Первого Италийского : «Пусть все боги Рима сегодня смотрят на нас и будут готовы принять наши души!!!» Затем он поднял вверх правую руку и тревожную тишину утра пронзил сигнал римского горна: «В атаку!». Четко соблюдая строй в шеренгах и колоннах, двенадцать манипул тяжелой пехоты лучшего легиона Рима медленным боевым маршем двинулись к стенам Медлана.

- Они пошли на нас, отец, - тихо, вполголоса, сказал Вейлин.
- Это хорошо и это значит, что они сами избавили нас от необходимости идти к ним, – спокойным голосом произнес Тибулла. - Смотри внимательно, видишь, что за строем пехоты катятся осадные башни? Я уже дал команду лучникам горящими стрелами постараться поджечь все четыре. Но им вряд ли это удастся. Какие-то подойдут к стенам вплотную. Пехоту врага должны встретить «неустрашимые». Их задача не дать марситам проникнуть в город. Убивать врагов на лестницах, в крайнем случае, на земляном валу за частоколом. Скорее всего, главная задача их штурмовых колонн - ворваться в город, пробиться к воротам и открыть их остальным манипулам, которые будут ждать результатов первого натиска, первого штурма на расстоянии полета стрелы. Следовательно, наша задача – не допустить их к воротам. Открытые ворота крепости означают гибель Медлана и нашего племени. Пока же они закрыты – у нас есть шансы на победу. А теперь иди к своим «неустрашимым» и выполняй свой долг. И … постарайся сберечь Одхайна.
- Отец, Одхайн молодой воин, но воин! Как мне понимать твои слова?
- Прости, Вейлин, я не подумал. Иди и пусть Ураний даст нам возможность вечером этого дня увидеться еще раз.
Соплеменники Тибуллы смотрели на приближающиеся шеренги марситов, как завороженные. Зрелище медленно и неотвратимо приближающегося под ритмичные удары барабанов Легиона начало психологически подавлять их волю еще до начала сражения. Им было бы привычнее и понятней встретить лицом к лицу бегущую им навстречу с яростными криками толпу варваров. Вид легиона Рима, идущего в атаку, вызвал страх и внутреннюю дрожь у многих инсбуров. Но воины племени умели перешагивать и через свой собственный страх…


Марк Принцип, идущий крайним слева в первой шеренге своих триариев считал про себя,
-190 локтей,180,170,160,150 … - Пора, - принял он решение и громко закричал: «Стоять!» Идущий впереди строя офицер-аквалифер, несущий золотого орла легиона на отполированном копейном древке, остановился и воткнул древко в землю. Тут же раздался сигнал горна «Стоять!». Шеренги наступающей пехоты остановились. Луций, двигавшийся в центре манипулы своих телохранителей не смог удержаться от внутренней похвалы своему «primus pilus»: «Какой же ты молодчина, Марк! Как точно рассчитал расстояние полета стрелы!!!» Марк Принцип показал горнисту жест, напоминающий движение пловца, разгребающего воду руками. Горнист подал сигнал и манипулы легиона быстро и организованно перестроились, образовав коридоры, по которым гастаты покатили осадные башни к стенам Медлана.



По сути, эти гастаты были необходимой жертвой, которую Легион должен был принести за победу над инсбурами, а еще точнее, жизни этих солдат и были необходимой минимальной ценой такой победы. Луций, видя, как в образованных пехотой коридорах, юные римляне катят осадные башни к стенам, истово молился всем богам римского пантеона, чтобы они сохранили как можно больше жизней этих отважных мальчишек. А эти мальчишки, прекрасно понимая и осознавая то, что их ожидало впереди: шквал огненных стрел на открытом пространстве, а потом неравный бой с «короткими мечами» на стенах крепости до подхода помощи старших и опытных принципов, с юношеским задором и бесстрашием, подбадривая друг друга криками, катили свою тяжелую ношу к стенам.

- Еще немного, еще десять локтей, пять, три … - Тибулла считал расстояние, которое осталось преодолеть осадным башням, чтобы оказаться в зоне досягаемости стрел его лучников. – Затем поднес к губам рожок, вырезанный из янтарной сосны. Звонкий и пронзительный звук был командой для лучников, которые держали наготове луки с заряженными, обмазанными горячей смолой и подожжеными стрелами. Целый рой светлячков взмыл над стенами и раздались крики и стоны первых раненых гастатов. Звук рожка – второй рой! Звук рожка – третий. Лучники инсбуров были хорошими, меткими стрелками, знавшими свое дело. Первая осадная башня загорелась на расстоянии примерно сорока локтей от стены. Ее катили самой первой и ей же достался самый интенсивный обстрел. Вторая загорелась и встала локтях в десяти справа от центральных ворот. Но дальние осадные башни справа и слева уже причаливали к стенам крепости. Тибулла понял, что их поджечь не удастся, не хватит времени, а значит и не избежать боя на стенах. Марситы убегавшие от горящих башен в стороны уцелевших, стали легкими мишенями для лучников. Тибулла отдал команду стрелкам обстреливать именно их. Чем более врагов поляжет от стрел на открытом пространстве, тем легче будет «неустрашимым» на стенах. И лучники устроили на разбегавшихся гастатов настоящую охоту.

- Пронзенные стрелами, они падали на желтую осеннюю траву и окропляли ее алой кровью Рима, как бы оставляя зарок будущим поколениям римлян в том, что отныне эта земля – кровная собственность Республики. Юные гастаты Первого Италийского! Те, которые уже никогда на станут принципами, падали в смертных муках на землю и онемевшими губами шептали: «Во славу Рима и Сената… боги Рима … на нас… наши души…» А недалеко позади них стояла тяжелая пехота Легиона. И Трибун, который в немой и бессильной ярости только и мог, что до боли в ногтях сжимать рукоять гладиуса. Луций видел все! Видел горящие башни, которые гастаты считанные локти не докатили до стен крепости; видел, как падают, пробитые стрелами варваров, окровавленные тела мальчишек-гастатов. Но что мог сделать в этой ситуации трибун Первого Италийского ?!! Оставалось только молиться Марсу и считать секунды до того момента, когда завяжется бой на стенах. А дальше наступит очередь Марка и его триариев испытать судьбу на прочность. Расстояние между крайними уцелевшими штурмовыми башнями и стенами крепости неуклонно сокращалось, но медленно, Боги, как медленно… Еще, еще… Все пора! «Марк, друг мой, пора! Вперед ! Что же ты медлишь?» -мысленно закричал Марку Принципу трибун.
Первый центурион тоже видел все! И гораздо лучше трибуна, так как находился намного ближе к месту разворачивающейся на его глазах драмы. Он ждал, ждал того момента, когда гастаты, подкатившие правую осадную башню ринутся на стену и завяжут бой с «короткими мечами». Марк понимал, что долгого боя мальчишки не выдержат, изнуренные обстрелом лучников и тяжелой физической нагрузкой, связанной с доставкой башен к стенам. Марку нужно было только, чтобы хоть пара бойцов начала рукопашный бой на стенах. Вторая манипула триариев и десятая принципов стояли в полной готовности к броску в сторону башни. Марк внимательно наблюдал. Башня причалила к стене. Первые гастаты ринулись по штурмовой лестнице вверх. Вот один показался на верхней площадке башни и упал, пронзенный стрелой, второй начал поединок с варваром на мечах, и тоже с разрезанным лицом упал. Третий, четвертый, пятый… А вот теперь пора!

- Десятая принципы, вторая триарии! К башне БЕГО О О М! Римляне бегом бросились к осадной башне на помощь гастатам, которые в отчаянной рубке с варварами, падали раненные, погибали под напором намного превосходящих их числом инсбуров. Двум манипулам удалось преодолеть около двухсот локтей открытого пространства. Марк бежал во главе своих триариев и не отрывал взгляда от стен. «Неужели удастся проскочить!» - лихорадочно подумал он, когда увидел, как от стены крепости взвился и полетел в сторону бегущих воинов рой черных стрел.
- ЧЕРЕПАХА! Ч Е Р Е П А Х А !!! Принципы, а тем более триарии, были опытными воинами. Для этих двух манипул было достаточно без всяких тренировок просто объяснения первого центуриона, чтобы уяснить цель и порядок этого боевого построения. Услышав команду Марка, воины почти молниеносно построили две, закрытые скутумами со всех сторон, коробки. И вовремя. Пару сотен стрел не нашли своих целей и пришлись в непроницаемую стену щитов. Лишь пара-тройка раненых в ноги бойцов по приказу командиров поковыляли в тыл.
- ВПЕ РР Ё Ё О О Д ! И две черепахи поползли к осадной башне… Как же медленно ползут черепахи… Принципы «доползли» первыми и - сразу вверх по штурмовой лестнице. А триариям Марка пришлось встретить под панцирем скутумов еще один залп стрел. И тоже вверх… С верхней площадки осадной башни Марк окинул взглядом место боя. «Короткие мечи» добивали остатки гастатов. Груда тел римских юношей лежала неподалеку от частокола на земляном валу. В основном с резаными и колотыми ранами горла и лица.
- «Мальчики, мальчики! Это мы, опытные воины, виноваты в том, что не научили вас держать строй, это мы виноваты в ваших смертях… как и тогда … под Ариминумом!»- подумалось Марку. Но мальчики Рима выполнили свою задачу! Ценой своих жизней они подвели осадные башни к стенам Медлана и в бою на стенах смогли отвоевать у «коротких мечей» небольшое пространство на земляном валу, плацдарм, небольшой клочок земли …, но этого небольшого клочка, этой свободной от врагов полоски , Марку уже было достаточно.

Он кинул взгляд на приближающийся большой отряд варваров, во главе которого бежал высокий воин лет тридцати с небольшим, с пронзительным взглядом, полным ненависти, и гримасой ярости на лице, держащий в каждой руке по одному короткому кинжалу. Посмотрел на свой гладиус, ярко блестевший на солнце и еще не обагренный кровью в этой битве. А затем вставил меч в ножны.
- «ТРИАРИИ!!! В ТРИ ШЕРЕНГИ! КОПЬЯ К БОЮ!!! ПРИНЦИПЫ!!! ЗАКРЫТЬ ФЛАНГИ!!!» - зычно почти прорычал первый центурион. Привыкшие к беспрекословному выполнению приказа две манипулы в течении нескольких секунд выполнили его. Манипула триариев, закрывшись почти полностью сомкнутым рядом щитов, направив копья в сторону подбегавших варваров, и закрытая на флангах опытными принципами, была готова исполнить приказ Трибуна Легиона и свою миссию. «А теперь почувствуйте разницу…»- мысленно обратился к уже подбегающим инсбурам Марк , имея в виду , что теперь варвары встретятся уже не с гастатами, и взглядом отыскал того высокого инсбура с двумя кинжалами, в котором безошибочно определил командира этой орущей орды.


Вейлин наблюдал за боем на стенах с гастатами. «Не такие уж они и умелые, но мужества им не занимать!» -подумал он, видя как его «неустрашимые» успешно применяют на этих юных воинах приемы боя с короткими ножами-кинжалами. Фактически и боя-то не было. Была резня. Марситы сбились в толпу, которую с трех-четырех сторон методично и хладнокровно резали его соплеменники. Единственное, что поразило Вейлина в поведении римлян – отсутствие страха и паники. Они как могли, неумело, пытались защищаться от его «виртуозов» ножевого боя, но ни один из них даже не попытался покинуть место сражения. «Вероятно, мой отец уже стареет. Тибулла слегка преувеличил их силу и военную мощь!»- рассуждал про себя старший сын вождя,- «Интересно, поспеем ли мы к обеду закончить с марситами, или придется оставаться до ужина голодным» - Вейлин почувствовал прилив эйфории и радости от предвкушения скорой победы над врагами, когда увидел, что по штурмовым лестницам на стены вышла новая группа марситов. Он было подумал, что «неустрашимые», уже заканчивающие с гастатами, справятся и с этими, когда вдруг за белыми плащами принципов разглядел входящих на земляной вал воинов в красных плащах … и того марсита, который вместе с главным вождем врагов подъезжал к стенам Медлана с ультиматумом . «Вот этого я разрежу на куски лично, и отдам эти кусочки псам, охраняющим мой дом, на ужин!» - решил Вейлин. Выкрикнув команду к атаке, Вейлин во главе своего резервного отряда бросился на строящуюся на его глазах в боевой порядок манипулу триариев.


-«Что это? Что это такое, черт возьми!!! Трусы, выходите из-за своих щитов и сражайтесь как воины!» - кричал растерянный Вейлин. Когда варвары достигли манипул марситов, то их встретила непроницаемая стена щитов и копья, бьющие точно в цель. Искусство боя на ножах-кинжалах, которым так виртуозно владели инсбуры, оказалось абсолютно бесполезным для них. Варвары встретились с надвигающейся на них СТЕНОЙ, НЕПРОБИВАЕМОЙ, НЕУЯЗВИМОЙ стеной щитов и копий. Казалось, что они ведут бой не с людьми, а с бездушной машиной, которую невозможно победить. Побеждать можно противника , которого видишь. Здесь же враг был полностью закрыт. Над высокими щитами, сомкнутыми в плотную стену, лишь видны были глаза марситов да навершия бронзовых шлемов с плюмажами перьев. Рядом с этой стеной падали раненые и убитые, пораженные копьями соплеменники Вейлина, и он не знал, что делать. Наверное, впервые, впервые за долгие годы и многие битвы, Вейлин был абсолютно растерян. Варвары, волна за волной, накатывались на стену , а потом бросались прочь от нее, оставляя перед ней тела погибших товарищей. А эта стена медленно, но неумолимо, фатально продвигалась вперед. Все дальше от стены и все ближе и ближе к воротам.


Вейлин вспомнил слова отца о том, что если врагам удастся захватить ворота, то племя обречено. Он на секунду представил себе , какая судьба ждет женщин и детей племени в рабстве у марситов. Перед его мысленным взором вдруг предстала картина, которую нормальный мужчина спокойно смотреть не в состоянии. Он крикнул оставшимся в живых «неустрашимым»: «Братья, все ко мне !»


Происходило то, что должно было происходить. Варвары откатывались назад, не в силах противостоять организованной мощи манипулы триариев, прикрытой с флангов принципами. После каждой атаки, каждой волны инсбуров, накатывающих на боевой строй, Марк отдавал команду «Вперед!» и триарии продвигались на 10-15 шагов вперед, вновь ставили скутумы на землю, создавая сплошную стену щитов и готовясь отразить новое нападение варваров. Позади себя Марк услышал приветственные боевые крики велитов — стрелков, поднявшихся по штурмовой лестницу вслед за триариями. «Вовремя! Их дротики нам сейчас будут очень кстати.»- подумал центурион, а стрелки, тем временем, построились за спиной триариев и принципов в две шеренги и начали методично и буднично выполнять свою работу — метать смертоносное и быстрое оружие в варваров, которые, как показалось Принципу, были на грани паники. А затем центурион увидел, как вокруг рослого варвара, который был командиром этого большого отряда «коротких мечей», собралась группа находившихся рядом воинов врага. Он несколько секунд что-то им говорил, а потом инсбуры сбросили с себя кожаные куртки, в которые были одеты, у каждого в руках было по два кинжала. Эта толпа-орда сначала быстрым шагом, а потом уже бегом двинулась на сближение с манипулой. Марк интуитивно понял, что это последняя атака варваров, что сейчас они попытаются всей совокупной массой своих тел, всей своей мощью пробить стену щитов и смять манипулу.
- «Триарии! Четыре шеренги! Копья к бою!!! Принципы - все ко мне! СОМКНУТЬ РЯДЫ!!!»

Вейлин бежал … в свою последнюю атаку, в последнюю атаку в своей жизни и понимал это. Собрав всю свою силу и мужество он разгонялся и внутренне готовил свое тело к роли снаряда, который пробьет стену, сломает и разбросает в сторону осколки этой смертоносной машины. Если это удастся, то «неустрашимые»,пусть уже и без него, смогут уничтожить марситов. Племя будет жить! Вейлин бежал на щит, за которым укрылся тот... в шлеме с красными перьями... Это был уже не Вейлин … Живой снаряд... Не было никаких мыслей, только цель, устремление !!! Внезапно щит ушел в сторону. Летящий снаряд из плоти встретили три или четыре направленные на него копья. Полследнее , что успел прошептать на этой земле снаряд-Вейлин, было имя сына «Кайрис...»

Луций подвел основные силы легиона почти вплотную к стенам Медлана. Обстрел лучников значительно ослаб, а это значило только то, что манипулам внутри города удалось оттеснить силы варваров от стен. Сейчас он во все глаза смотрел на ворота Медлана. До его слуха доносились крики солдат, вопли раненых и лязг оружия. «Марк! Марк! Только открой ворота, только пробейся к ним и мы раздавим этих грязных немытых тварей, только открой ...» Затем он все-таки решился:
«Принципы! Восьмая и девятая к осадной башне справа, на стены ВПЕ РР Ё ООД!!! Две манипулы принципов медленным бегом , прикрываясь щитами выдвинулись к правой башне. На помощь центуриону...

Марк с триариями стоял в двадцати локтях от ворот. Путь к ним прикрывала толпа «коротких мечей», сражавшихся с отчаянием обреченных. Но это уже ничего не меняло. «Стена» продвигалась к воротам, медленно «поедая» последних защитников. Их оставалось совсем немного, пару десятков … десять, пять, три … Последним стоял высокий светлоглазый мальчишка лет семнадцати с кинжалом в правой руке. Марк дал триариям команду «Вольно» и воткнул свое копью в землю. Затем, глядя в глаза юнцу, медленно подошел к нему, достал из ножен свой гладиус и со словами «За наших гастатов!» уверенным быстрым движением воткнул гладиус в горло последнему защитнику ворот.

- «Вот, вот оно! Марк, дружище, дорогой мой Марк !!!» - громко закричал Трибун Первого Италийского Легиона Луций Юлий Либон, увидев как ворота крепости распахиваются.

- «КАВАЛЕРИЯ!» - дал он сигнал горнисту и кавалерия Рима тремя колоннами, галопом устремилась к воротам Медлана.

- «ПРИНЦИПЫ!» - еще один сигнал горна и тяжелая пехота Первого Италийского , торжественно и уверенно, медленным шагом, в боевом строю двинулась к крепости!

Тибулла стоял на городской площади, окруженный со всех сторон марситами. Стоял, низко опустив голову, как и оставшиеся в живых несколько десятков инсбуров. По краям площади в красивые ровные шеренги были выстроены манипулы завоевателей. В центре площади возвышался небольшой помост, наспех сколоченный марситами. На помосте, на сложенных друг на друга кавалерийских седлах, сидели те два вождя , которые предъявляли ему ультиматум. Позади них возвышалось древко копья с золотым орлом. Тибулле этот орел виделся таким огромным, что тень от его крыльев казалось накрыла всю площадь, весь поселок, всю его - старого вождя инсбуров прошлую жизнь. Главный вождь марситов встал со своего импровизированного кресла, снял шлем и вплотную подошел к нему. Глядя прямо в глаза, спросил через переводчика: «Вождь, признаешь ли власть и волю Рима?»
-« Я хочу к своим сыновьям и к Уранию!!!. Только скажи мне, напоследок, чужеземный вождь, что будет с детьми племени?»


Луций, отойдя от вождя шагов на тридцать, громко произнес: « ОНИ СТАНУТ РИМЛЯНАМИ!!!» Затем , трибун посмотрел на своего первого центуриона. Марк без слов понял приказ Трибуна и повернулся к велитам: «Избавьте варваров от позора!» В небо РИМСКОГО города Медлана взметнулась стая дротиков.

    Aks13

      28

      9

      4

      29

      62
    • Статус:Ополченец

    Дата: 21 Сентябрь 2014, 13:22

    Классный рассказ получился. Отлично. Я смотрю кроме нас никто особо не увлекается художественными ААР.

      Korneliy Sula

        34

        9

        4

        20

        54
      • Статус:Ополченец

      Дата: 21 Сентябрь 2014, 16:20

      Aks13 (21 Сентябрь 2014, 13:22):

      Классный рассказ получился. Отлично. Я смотрю кроме нас никто особо не увлекается художественными ААР.


      Да, к сожалению, беллетристики мало. За отзыв спасибо! Ваши ААР про Лузитанию будет еще продолжен ? Хотелось бы почитать.

        Aks13

          28

          9

          4

          29

          62
        • Статус:Ополченец

        Дата: 21 Сентябрь 2014, 18:28

        Korneliy Sula (21 Сентябрь 2014, 16:20):

        Aks13 (21 Сентябрь 2014, 13:22):

        Классный рассказ получился. Отлично. Я смотрю кроме нас никто особо не увлекается художественными ААР.


        Да, к сожалению, беллетристики мало. За отзыв спасибо! Ваши ААР про Лузитанию будет еще продолжен ? Хотелось бы почитать.

        Да, скоро закончу продолжение.Времени очень не хватает.

          Alletagro

            45

            0

            0

            0

            4
          • Статус:Ополченец

          Дата: 06 Октябрь 2014, 19:09

          Спасибо очень интересно написано)

            Alletagro

              45

              0

              0

              0

              4
            • Статус:Ополченец

            Дата: 06 Октябрь 2014, 21:16

            Парень у тебя реально талант. Ждем продолжение! :006: «Рим услышал твой ответ, варвар!»
            Браво :039:
            Я слышал, что к выходу игры должны были выйти книги к примеру "Разрушить Карфаген"
            где можно почитать кто то знанет?

              valerius

                1 706

                25

                1

                81

                1 653
              • Статус:Охотник

              Дата: 24 Октябрь 2014, 15:22

              Настоящий шедевр!!! Тут присутствует трагизм и героизм той эпохи... Автор тебе по следам своего Тотал варовского Легиона следует написать книгу и опубликовать!

                Korneliy Sula

                  34

                  9

                  4

                  20

                  54
                • Статус:Ополченец

                Дата: 25 Октябрь 2014, 05:07

                Alletagro (06 Октябрь 2014, 21:16):

                Парень у тебя реально талант. Ждем продолжение! :006: «Рим услышал твой ответ, варвар!»
                Браво :039:
                Я слышал, что к выходу игры должны были выйти книги к примеру "Разрушить Карфаген"
                где можно почитать кто то знанет?

                Спасибо за отзыв и оценку. Рад, что Вам понравилось.К сожалению, на форуме ААРы появляются редко, а ААРы в форме художественных рассказов еще реже. Да они и не очень интересуют форумчан. А потому вдвойне приятно прочитать Ваш отзыв. Еще раз спасибо!

                - - - - - - Сообщение автоматически склеено - - - - - -

                valerius (24 Октябрь 2014, 15:22):

                Настоящий шедевр!!! Тут присутствует трагизм и героизм той эпохи... Автор тебе по следам своего Тотал варовского Легиона следует написать книгу и опубликовать!

                Спасибо за отзыв.Возможно, что ААР и получился наполовину. Хотя сейчас бы я его частично исправил . Но не буду. А книга... Дело в том, что она получилась бы исторически недостоверной. Временные рамки игры, предложенной КА не совпадают с историей реального Рима. ААР - это отдельный, заслуживающий внимания, новый литературный жанр, своего рода сказка, возникающая в нашем сознании во время погружения в виртуальный мир игры. Еще раз спасибо за отзыв.

                  valerius

                    1 706

                    25

                    1

                    81

                    1 653
                  • Статус:Охотник

                  Дата: 25 Октябрь 2014, 06:03

                  Korneliy Sula (25 Октябрь 2014, 05:07):

                  Alletagro (06 Октябрь 2014, 21:16):

                  Парень у тебя реально талант. Ждем продолжение! :006: «Рим услышал твой ответ, варвар!»
                  Браво :039:
                  Я слышал, что к выходу игры должны были выйти книги к примеру "Разрушить Карфаген"
                  где можно почитать кто то знанет?

                  Спасибо за отзыв и оценку. Рад, что Вам понравилось.К сожалению, на форуме ААРы появляются редко, а ААРы в форме художественных рассказов еще реже. Да они и не очень интересуют форумчан. А потому вдвойне приятно прочитать Ваш отзыв. Еще раз спасибо!

                  - - - - - - Сообщение автоматически склеено - - - - - -

                  valerius (24 Октябрь 2014, 15:22):

                  Настоящий шедевр!!! Тут присутствует трагизм и героизм той эпохи... Автор тебе по следам своего Тотал варовского Легиона следует написать книгу и опубликовать!

                  Спасибо за отзыв.Возможно, что ААР и получился наполовину. Хотя сейчас бы я его частично исправил . Но не буду. А книга... Дело в том, что она получилась бы исторически недостоверной. Временные рамки игры, предложенной КА не совпадают с историей реального Рима. ААР - это отдельный, заслуживающий внимания, новый литературный жанр, своего рода сказка, возникающая в нашем сознании во время погружения в виртуальный мир игры. Еще раз спасибо за отзыв.

                  Но ведь по игровым вселенным пишут книги и немало книг.
                  Можно написать с пометкой что это художественная книга по игровой вселенной, которая писалась вначале как ААР, но переросла рамки ААРа:)

                  Я бы с удовольствием прочитал да и многие поклонники Тотал Вара

                    ingar

                      251

                      4

                      2

                      40

                      401
                    • Статус:Легионер

                    Дата: 04 Ноябрь 2014, 14:21

                    Korneliy Sula,\
                    замечательный рассказ! :039:

                    Продолжение будет?
                      • 2 Страниц
                      • 1
                      • 2
                      Ответить в темуВведите Ваш логин  
                      [Регистрация нового аккаунта]
                      Введите Ваш пароль 
                      [Восстановить пароль]
                      Создать новую тему
                      или Войти на форум через соцсеть
                        Стиль:
                          03 Дек 2016, 12:39
                      © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики