Сообщество Империал: [AAR] С Вером у Бога, за Краља и Отаџбину - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

[AAR] С Вером у Бога, за Краља и Отаџбину
Совместный AAR за Сербское Королевство по моду Ferrum Aeternum

  • 7 Страниц
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • Последняя »
  • Тема закрыта
  • Irongor

      421

      36

      31

      260

      656
    • Статус:Опцион

    Дата: 10 Август 2015, 19:48

         После очередного морского сражения, Сицилия и Венеция решили выяснить отношения на суше. Высадившись на побережье у Дураццо небольшой армией, венецианцы стали лагерем на востоке недалеко от города. Сицилийцы тут же прислали большую армию, которая остановилась на западе от городских стен. Не имея никакой гарантии , что Сицилия не нарушит нейтралитета, не прельстившись практическим беззащитным Дураццо, зимой 1191 года король Стефан отправил посла Фране с подарками ко двору короля Сицилии. Сербии как воздух был необходим союз с южным соседом. Для содействия союзному договору со стороны сицилийской знати пришлось выложить круглую сумму в размере 1000 дукатов, а также обязаться вкладываться в развитие совместных рынков по 700 дукатов ежемесячно в течение трех лет. Союз был заключен.



         Обоснованность трат быстро была подтверждена. Через неделю после подписания союзного договора полностью укомплектованная армия сицилийцев, стоявшая лагерем у Дураццо, отплыла куда-то на юг. На какое-то время за судьбу юго-восточного побережья можно было не волноваться.

         Между тем армия венецианцев под командованием полководца Бертуччо перешла границу Сербского королевства к западу от Загреба. Собрав верные войска, король Стефан сам отправился ему навстречу.





         Несмотря на небольшое численное превосходство сербов, войска долго сражались на равных. Ситуацию на поле боя помогли переломить отряды конных лучников. Не переставая обстреливать пехоту противника, они сначала перебили, оставшихся без защиты, стрелков итальянцев, а потом зашли в тыл пехотинцам, сражавшихся с ополчением сербов, и с гиканьем врубились в ряды противника. Одновременно с этим король Стефан лично сразил командира Бертуччо. Расстроенные ряды венецианцев бросились врассыпную, но уйти не удалось никому. Выкуп за пленных был получен в размере 400 дукатов.

         Весной 1192 года в королевство прибыла делегация от нескольких купеческих гильдий Грузинского царства. Подписанные соглашения расширили возможности и количество товаров у купечества Сербского королевства.
         Достижение брачного возраста принцессы Люции сразу же привлекло претендентов на ее руку к королевскому двору. Большая часть претендентов были как минимум среднего возраста, но король Стефан слишком любил свою внучку, чтобы ломать ей жизнь. Поэтому всем прибывшим пока было отказано.

         Летом 1192 года в город Зару снова прибыл посол Венеции Гвидо Батле. Попытка дипломата проникнуть в город инкогнито ни к чему не привела – портреты с его описанием были у каждого владельца таверн и постоялых дворов. Сделав вид, что Гвидо никто не узнал, хозяин постоялого двора, где остановился посол, уже через минуту отправил мальчишку с посланием к начальнику стражи города. Спустя пару дней в город прибыли две таинственные личности, остановившиеся в соседней таверне.
         Первым сделал попытку Ненад Протич: пробираясь в толпе за послом, следовавшим на очередную встречу, Протич достал кинжал и уже было приблизился к Гвидо, но внезапно почувствовал сбоку холод стали. Протич дернулся в сторону, но было поздно. Клинок телохранителя Гвидо вошел в печень наемника, и Ненад упал.
         Богдан Гачинович, следивший за послом, пробираясь по крышам домов, прекрасно видел момент гибели своего напарника. Богдан хорошо запомнил двоих телохранителей посла, быстро скрывшихся с места преступления. Когда утром стражники делали обход, в одной из городских канав они обнаружили тело венецианского посла Гвидо Батле, видимо «перебравшего с вечера горячительных напитков, вследствие чего утонувшего в канаве». Спустя день за стенами Зары были обнаружены тела двух неизвестных лиц. Судя по развитым мышцам и множеству шрамов, это были тела воинов. У каждого на щеке темнел свежий шрам в виде когтя коршуна, знака мести тайной гильдии убийц.



         Устав отсиживаться в обороне, принц Вукан решил упредить венгров и осенью 1192 года осадил древний город Венгрии Эстергом. Венгры созвали ополчение, а когда на выручку явился со своей армией рыцарей герцог Эмерик, решили сделать вылазку. Вукан со своим сыном оказался в сложной ситуации: венгров было больше более чем в два раза. Основу их войск составляли пешие рыцари в латах. Однако принц Сербии не привык отступать. Решение было принято.



         Сербские воины встали в оборону невдалеке от стен Эстергома. Началось сражение. Атаки венгров разбивались о слаженную оборону сербов, а опытные дружинники принца Вукана и его сына Бране без труда разбивали рыцарей герцога Эмерика схватка за схваткой. В очередном бою был сражен сам Эмерик. Уверенность венгров в победе после нескольких часов сражения пошла на спад. Израненные и вымотанные сербские воины стояли насмерть. Все поле было усеяно погибшими как с той, так и с другой стороны.



         Выдержав последнюю отчаянную атаку венгров, принц Вукан приказал трубить сигнал «в атаку», и оставшиеся сербы ринулись в город.



         Появление сербской конницы на улицах города вызвало настоящую панику. Остатки венгерских войск молили о пощаде. Город пал.
         Среди множества пленников оказался и член королевской семьи граф Луис из Браццо, недавно женившийся на дочери короля Венгрии. Тем не менее, запрошенный выкуп почти в 5000 дукатов венгры платить отказались. Пленники были преданы казни.

         В начале зимы 1192 года из-за полученных ран осложнилось состояние короля Стефана, стоящего лагерем на границе с Венецией. Правитель отправился на лечение в Загреб, а его место командующего приграничными войсками занял принц Растко. Не прошло и двух недель с момента отбытия короля, как большое войско дона Зусто Бона перешло границу и встало в виду лагеря сербов. Учитывая более сильный состав войск противника, Растко не стал дожидаться, когда венецианцы будут полностью готовы к битве, и напал на врага первым.
         Итальянский полководец загодя приказал готовить вина и закуску, чтобы отпраздновать победу Венеции над сербами. Но прогадал. К вечеру того же дня пир из итальянских кушаний устроили славяне.





         Однако потери сербских войск оказались столь существенны, что принцу Растко пришлось вместе с остатками армии перейти в Зару. Необходимо было пополнить запасы и набрать новых солдат.

         Летом 1193 года принц Вукан, находившийся в Эстергоме, получил тревожащие известия о том, что венгры собирают огромную армию, чтобы освободить недавно захваченный город. Сознавая, что с небольшим гарнизоном Эстергом ему не удержать, а помощи ждать неоткуда, принц предложил своему отцу королю Стефану передать город Сицилийскому королевству, взамен вытребовав для себя выгодные условия.
         Увидев в этом предложении возможности не только пополнить казну государства, но и столкнуть лбами две католические державы, пусть и одна из них числилась союзником, король передал наказ послу Фране, который представлял интересы Сербского королевства при сицилийском дворе.
         Опытный дипломат знал как вести переговоры. Уже к вечеру того же дня им был подписан договор о передаче прав на Эстергом Сицилии с выплатой 30 000 дукатов в общей сложности. Половина из оговоренной суммы должна была поступить немедленно, другая половина выплачивалась в течение нескольких лет.
         Принц Вукан со спокойным сердцем передал ключи от города сицилийскому полководцу Джулио Икарди, прибывшему с полками сицилийской пехоты, и отправился в свой форт на Дунае.

         К осени 1193 года более двух с половиной тысяч венгерских воинов осадили Эстергом. После недолгого сражения гарнизон пал. Венгры снова водрузили знамя королевства над своим стариннейшим городом. После гибели сицилийского гарнизона средиземноморское государство объявило войну Венгерскому королевству. Более того, когда-то заключенный союз Венгрии и Священной Римской империи тоже оказался разорван.



         Интрига, вдохновителем которой стал принц Вукан, завершилась с большой пользой для Сербского королевства. В этот раз сын короля проявил себя не только как успешный воитель, но и как государственный муж.
         Разбив сицилийцев, венгры устремились в погоню за армией Вукана, направлявшейся к Дунаю. Первых противников Вукан еще встретил с остатками войск, выведенных из Эстергома. В этой схватке был убит один из венгерских полководцев барон Петри Отто. За взятых в плен почти 200 солдат венгры отказались платить выкуп. Видимо, рассчитывая на то, что их освободит подходивший к Дунаю граф Ковач Бенедек, собравший серьезные силы. Но к принцу Вукану успели подойти свежие войска, и он встретил врага во всеоружии.





         Граф Бенедек был сражен в бою. В этот раз венграм не оставалось ничего другого, как заплатить выкуп. 2200 дукатов пополнили казну королевства.

         Венгерское королевство не оставляло попыток поставить на колени молодое сербское государство. Поэтому уже зимой 1193 года армией венгерского военачальника Свяплука был взят в осаду Рас. В этот раз принц Стефан, не тратя времени, собрал общегородское вече, на котором призвал вновь собрать ополчение и уничтожить супостата. И снова горожане единодушно поддержали наследника.





         Собрав войско, принц Стефан одним ударом снял осаду и обратил в бегство вражескую армию. В плен удалось взять венгерского военачальника. Часть полученного выкупа в размере более 3000 дукатов была распределена среди добровольцев. Остальное ушло в казну.

         Благодаря растущему благополучию государства и уверенности из-за сильной армии в завтрашнем дне, значительно выросло население Белграда и Раса. Расширение городов привлекло внимание крупных купеческих союзов. В Расе крупное объединение купцов предложило королю Стефану выстроить торговую гильдию. Желая привлечь в королевство дополнительный приток золота, король благосклонно дал согласие.

         Тревожащие вести пришли с северо-запада: большая армия Священной Римской Империи стала лагерем на границе двух государств. Начался 1194 год.

    Конец 4 главы.

      ANDRIANNICK

        1 126

        27

        20

        272

        655
      • Статус:Примипил

      Дата: 15 Август 2015, 17:08

      Глава 5
      Своими праведными трудами король Сербии Стефан неуклонно добивался возвышения своей страны в Южной Европе. Во время его правления значительно увеличились владения Сербии, были заложены основы политического и военного могущества страны, беспрестанно и успешно выдерживающего противоборство с недружелюбно настроенными соседями. За одержанные победы над католиками и укрепление православной веры народ искренне считал его святым правителем, ниспосланным ему свыше Богом.
      Король знал, что благополучие государства и доходы его казны во многом зависят от процветания внешней и внутренней торговли и безопасности дорог. В связи с этим все имеющиеся торговые пути содержались в образцовом порядке. Делалось все необходимое для того, чтобы привлечь на свои рынки купцов из других стран, даже если это и было сопряжено с затратами. И потому, когда столицу города Рас посетило посольство из индийской Раджпутаны, далекой и практически сказочной страны, во главе с Анджали, дочерью тамошнего раджи, король Стефан, даже не задумываясь, выделил из казны средства на богатые подарки посланникам для того, чтобы завязать между странами прочные торговые отношения. Отныне власти обеих держав брали на себя обязательства бесплатно обеспечивать всем необходимым заморских гостей, по крайней мере, на полгода, пока те устраивали свои торговые дела.

      В лето 1194 года стоящий у Софии воевода Никола Вукич давно уже испытывал сильные угрызения совести, так как считал, что Адрианополь был захвачен мятежниками-болгарами по его вине. Поэтому большую часть того времени, что ему не приходилось воевать, он строил замыслы обратного захвата крепости. Но так как точных сведений о том, что сейчас происходило в Адрианополе, у него было, то для того, чтобы разведать царящую там обстановку, в крепость был послан опытный шпион Анжелко Змойе.
      Несмотря на то, что Анжелко шел на большой риск, пытаясь пробраться в крепость, ему посчастливилось сделать это.

      Благополучно проскользнув мимо караульных болгар, Анжелко сумел попасть за стены и удачно выдать себя за человека, только недавно примкнувшего к мятежу. Однако на то, чтобы болгары стали считать его своим собратом по оружию, у него ушло несколько долгих месяцев.
      Все это время воевода Вукич терпеливо дожидался от него вестей. Наконец, он получил от Змойе записку, которую шпион отправил за стену, прикрепив к наконечнику стрелы. В ней Анжелко подробно сообщал все, что смог разузнать. По его словам, сейчас в крепости оставался всего лишь один небольшой отряд. Практически вся армия болгар не так давно неожиданно оставила ее, и двинулась куда-то на восток. Куда именно пошли повстанцы, выяснить не удалось, так как те болгары, с которыми Анжелко удалось осторожно обменяться словами, и сами пребывали в неведении. Вожди и руководители восстания Иван Асен, Деметрий и Ладислав скрывали это, возможно, даже задумывая что-то такое, чего не полагалось знать простым воинам.
      Но и узнанного Вукичу было уже более чем достаточно, и он решил не упускать представившейся возможности отбить крепость назад. Пока Адрианополь был легкой добычей, надо было торопиться. Сербский воевода решился даже не дожидаться разрешения на этот поход от короля. Он верил, что в случае успеха это некоторое самовольство сойдет ему с рук.
      А самым важным было то, что в своем донесении шпион обязался сделать все возможное для того, чтобы незаметно для стражи открыть сербам ворота крепости. В этом случае ее захват должен был произойти мгновенно. Однако, все же опасаясь неожиданно столкнуться по дороге к крепости с большими силами болгар, Вукич приказал идти в поход большей части своей армии. В Софии, тем не менее, был тоже оставлен сильный гарнизон в несколько сот хорошо вооруженных бойцов.
      Вскоре сербы избавили свою землю и от тех врагов, которые некоторое время находились на побережье возле Дураццо. Как известно, после сражений между сицилийцами и венецианцами консильери последних Триадано поневоле остался у города. К этому времени флот Венеции уже отплыл и венецианцы оказались в ловушке. С одной стороны путь им преграждало море, с другой – войско их врагов-сицилийцев, которые тоже пока не успели вернуться в свои пределы. Чтобы покончить с ними, начальник крепости отправил к лагерю венецианцев войско под началом незнатного воина Олега, который от его имени предложил добровольно сложить оружие.

      Однако так как кичащийся своим знатным происхождением патриций Триадано высокомерно отказался отдать свой меч простолюдину, началась битва, в которой венецианцы были уничтожены.
      В то время, как Никола Вукич жестоко страдал от мук совести в Софии, сын короля Стефана Вукан, получив подкрепления из Загреба и прибавив к своим силам большое количество белградских добровольцев, выступил на Эстергом. Именно из этого города венгерские феодалы совершали непрерывные нападения на город Белград. Для того чтобы точнее разузнать силы противника, вперед был отправлен небезызвестный Богдан Гачинович, уже имеющий славу человека, способного проникнуть всюду и также незаметно оттуда уйти, оставив после себя пару-тройку убитых врагов.

      На подступах к городу сербская армия была вынуждена принять бой с хорошо обученным и оснащенным войском феодала Балинта Папа, имеющего в своем распоряжении сильную рыцарскую конницу и мощные метательные машины. Полководцы с обеих сторон были настроены решительно, а силы врагов были примерно равны, так что сражение длилось долго. Победная чаша весов склонялась то на одну, то на другую сторону, но, тем не менее, победа досталась сербам. Уцелевшая в бою часть венгров поспешно отступила.
      Зимой 1194 года древний город Эстергом был взят в осаду. Балинт Пап и вельможа Бальтазар, человек знатный и благородный, но заслуживший за свое совершенное бессилие в военных делах от своих дружинников унизительное прозвище Неумелый, с разным успехом пытались воодушевить его горожан на отпор. Кроме того, они ждали скорого подхода рыцаря Эндре Славного, собиравшего новые войска в соседних городах.
      Сразу взять этот сильный, хорошо укрепленный город было невозможно. Убедившись в мощи его укреплений, Вукан не стал сразу же бросать своих воинов на его стены, ибо это отнюдь не обещало скорой победы, зато могло привести только к ненужным потерям. Город был окружен сербскими осадными сооружениями, после чего его жители получили возможность узнать все лишения осады.
      Это время Вукан с большой пользой потратил на то, чтобы окружить Эстергом надежными укреплениями и с той стороны, откуда нужно было ожидать подхода новых венгерских войск. Но зато когда через три месяца подоспела армия Эндре Славного, Вукан и его сын Бране были твердо уверены, что смогут отразить все атаки венгров. И даже когда враги одновременно начали атаку с двух сторон, они не смогли пробить оборону сербов. В первом же бою погиб Балинт Пап, а нападавшие из города венгры вернулись в Эстергом с большим уроном. Войско Эндре Славного, тоже понесшее в сражении ощутимые потери, сочло за лучшее отступить. Через несколько дней венгры во второй раз попытались снять осаду, и на этот раз были разбиты наголову.

      Огромный город стал добычей сербских храбрецов, а над его башнями взвился сербский красный флаг с изображением креста и огнив.
      Наведя в городе силой оружия должный порядок, Вукан и его сын Бране поспешили обратно в Белград. Там Бране Иванич, получив, наконец, возможность отдохнуть от битв, собирался сыграть свадьбу со своей невестой Снежаной Маленицей. С ними были только немногочисленные отряды личной конной дружины, так как всю свою армию Вукан оставил отдыхать в Эстергоме. По пути назад они встретились с остатками войска Эндре Славного, но благодаря отличным коням сумели оторваться от своих преследователей.

      Летом 1195 года, после того, как войско Николы Вукича уже несколько недель тщательно скрывало свое пребывание в лесах у крепости, его дозорными был наконец-то увиден долгожданный условный сигнал. С помощью нескольких подкупленных им сообщников из числа болгар, Анжелко Змойе удалось взять в свои руки одни из крепостных ворот, в которые тут же устремилась лавина сербских воинов. Мятежники ничего не смогли изменить, и после короткой стычки сербы вернули себе Адрианополь. Овладение мощной и удачно расположенной крепостью обошлось малой кровью, погибли только двое сербов и сорок повстанцев.
      Несколько месяцев спустя венецианцы Тадео де Крита опять попробовали закрепиться на сербском побережье, высадив недалеко от Дураццо со своих кораблей пешее войско командира Донато. Тем не менее, и эта их попытка закончилась полным провалом: довольно скоро весь венецианский отряд был без труда полностью истреблен сербскими конными лучниками воеводы Анте. Сами сербы в том бою потерь не понесли совсем, не было даже раненых.

      В то же время наспех собранное из отрядов знатных господ Кенеша Самуэла, Андраша Завадски, Жигмонда Миклоша и Ладомера Гезы венгерское войско подступило к Расу. Все они имели собственные войска и постоянно враждовали между собой, оспаривая друг у друга право главного командования. Еще один небольшой отряд рыцаря Тольди направился к Скопье.
      Правитель Раса Стефан Пропойца не стал отсиживаться в обороне, даже несмотря на то, что до сих пор ему не приходилось лично участвовать в сражениях. Созвав многочисленное городское ополчение, наследник короля Стефана совершил вылазку, настолько удачно напав на рыхлое из-за разногласий между его командующими венгерское войско, что практически сразу обратил его в бегство.

      Две трети венгров остались лежать мертвыми или умирающими на заснеженных полях вокруг города. Столь же успешными были действия сербского войска и у города Скопье, где легкая конница командира Давора без малейших усилий расправилась с пешим отрядом Тольди.
      В середине 1196 года венгерский дворянин Холлуш из Кассы попытался осадить Загреб, в котором залечивал свои раны сам король Стефан. В городе находилось сильное и испытанное войско, но, тем не менее, узнав о близости врага, король отдал приказ явиться к городу и тем отрядам, что все последнее время обучались военному искусству в Заре. Он нисколько не сомневался, что венграм окажется не под силу захватить Загреб, однако желал, чтобы и недавно обученные войска приобрели первый боевой опыт.

      Когда началась битва, все произошло именно так, как и предвидел король. Венгерское войско, уже начавшее поддаваться назад под сильным напором сербской пехоты, воодушевляемой самим королем Стефаном, вдруг увидело в своем тылу еще и многочисленный строй воинов воеводы Срдана. Их появление подвело черту под отчаянным сопротивлением венгров: и вскоре, не выдержав ударов, сыпавшихся на них и с фронта и с тыла, они обратились в бегство.

      Многим из них не повезло, и они не смогли скрыться с поля боя. По обычаю, сербский король предложил венгерскому выкупить их, однако король Венгрии, казна которого была практически пуста, отвернулся от своих подданных. Все пленные были отправлены в ближайшие города, в которых для них нашлась нелегкая работа. Одни были отправлены в Рас, строить лавки на новой ярмарочной площади; кому-то другому пришлось потрудиться и в Белграде. Там благодаря труду многих тысяч людей из камня постепенно возводились величественные стены.
      Столкнувшись в последнем бою с венграми с применением теми метательных машин – катапульт и требушетов, король Стефан немедля приказал построить в Заре мастерскую по изготовлению таких же военных орудий.
      Летом 1196 года был посвящен во взрослые мужи Лука, сын Стефана, старшего сына и наследника короля Стефана Святого.

      В скором времени этот рано повзрослевший внук короля отправился обучаться править городом в Белград. Король загодя самым основательным образом подготавливал Луку к тому часу, когда тому придется взять на себя бремя управления всем сербским государством.
      Несмотря на целую серию удручающих поражений, нанесших великий урон венгерскому войску и казне государства, подстрекаемый многочисленной знатью страны, король Венгрии продолжал вести агрессивную, завоевательную политику. Воинственные венгерские феодалы по-прежнему мечтали и стремились любой ценой подчинить своей власти богатые города Сербии, которые могли бы бесконечно пополнять их сундуки. Теперь же, после потери Эстергома они так же упорно призывали народ Венгрии к оружию, дабы вернуть обратно и свои исконные земли.
      С целью отбить назад Эстергом осенью 1196 года к нему двинулось очередное войско во главе с Бетлехемом Ваком и Георгием Бенедеком. Войска же, собранные другими аристократами, Иштваном Куманом и Херцегом Юмером постарались прорваться к Белграду, однако путь им опять преградила крепость Вукана у Дуная.

      И даже в этой непростой ситуации, когда войска венгров раз за разом бывали биты сербами, их феодалы, нисколько не подумав о завтрашнем дне, заставили своего короля начать войну еще и с могущественным Польским королевством.

      Венгерский отряд совершил неожиданный набег на королевский город Краков, надеясь, что внезапность поможет ему захватить и разграбить его, но был без труда отбит. Итогом же этого грабительского похода стали не захваченные ценности и пленники, но только новая война, которую польский король незамедлительно объявил Венгрии за это оскорбление.

        Irongor

          421

          36

          31

          260

          656
        • Статус:Опцион

        Дата: 15 Август 2015, 18:31

             Зимой 1196 года Венгерское королевство решило взять реванш за свои поражения и ударило одновременно с трех направлений: на северо-западе был осажден недавно потерянный город Эстергом, одновременно со стороны столицы Венгрии, крепости Варад, пришла большая армия, которую вел Андраш Завадский с целью разрушить наконец форт Сербии на реке Дунай и открыть себе дорогу в южные земли королевства. К переправе через Дунай восточнее Белграда отправилось войско Кенеша Самуэла с задачей связать силы сербов, находящиеся в Расе, и не дать им прийти на помощь другим воинским частям.
             Венгры испытывали большой страх перед непобедимым принцем Вуканом, который уже не раз разбивал превосходящие силы северного королевства. Поэтому, помимо трех направлений ударов, Венгрия отправила часть сил на окружение небольшой армии Вукана для того, чтобы запереть его в долине и не дать прийти на помощь осаждаемому форту.
             Промедление в сложившейся ситуации было смерти подобно. Принц Вукан с сыном Бране решил прорвать окружение. Не дожидаясь объединения трех командиров, Вукан стремительными атаками разбил их одного за другим.



             В бою погибли венгерские полководцы Эндре Славный и Холлуш из Кассы. Уничтожив окружавшие его войска, Вукан решил остаться на месте, поскольку двигаться с остатками отрядов на большую армию венгров, осаждающих форт у Дуная, было чистым самоубийством. Поэтому заняв оборону в холмах, принц приготовился к возможному вторжению врага.
             На бой с Бетлеемом Ваком, осаждающим Эстергом, со своей армией отправился сам король Стефан, оставляя за спиной почти беззащитный Загреб.



             Правителю не составило особо труда разбить противника. За взятого в плен Георгия Бенедека, а также еще за полторы сотни воинов король Венгрии отказался платить выкуп. Воевода был казнен.
             Сбежавшие с поля боя с остатками войск члены королевской семьи Банош Хежедус и Бетлеем Вак из-за сильной метели заблудились в лесах и по ошибке вышли к лагерю Вукана. В короткой стычке с самим принцем и его сыном остатки бежавшей армии венгров пали.

             Стефан, наследный принц, вывел армию из Раса навстречу противнику. Венгерский граф Жигмунд Миклош отступил, не приняв боя.
             Во время жестоких потрясений, когда границы государства подвергались большой опасности, произошло событие, которое, возможно, не дало возможности венграм немеддленно сломить сопротивление сербов: из Третьего Крестового Похода воротился друг по детским играм Луки, сына принца Стефана – Тольен Мирославлевич. Еще будучи подростком он убежал из дома, присоединившись к проходящим по границе Сербского королевства войскам крестоносцев, который Папа благословил на очередной Крестовый Поход в Святую Землю. Родители Тольена долго горевали, не чая увидеть сына снова. И вот, по прошествии стольких лет Тольен воротился, когда его отчизна была под большой угрозой. Более того, благодаря личной отваге и верности в Святой Земле ему в 18 лет удалось собрать вокруг себя сподвижников. Теперь опытные ветераны боев на Востоке предложили свои мечи королю Стефану. Старый правитель был очень рад Тольену. А его внук Лука провел обряд святого боевого побратимства с другом детства.



             Не теряя более времени, полководец Тольен со своим воинами двинулся на защиту форта на Дунае. Дойдя до него, Тольен приказал разбить лагерь – войско начало готовиться к предстоящему бою.

             Шпионы Венецианского дожа доложили тому о том, что из Загреба на север ушел король Стефан, почти полностью забрав гарнизон города с собой. Правитель Венеции не мог упустить такой шанс и приказал своему зятю Тадеу де Крит выдвигаться на захват беззащитного Загреба. В Заре с небольшой группой войск находился принц Растко, но итальянцы не стали брать его в расчет, поскольку небольшой гарнизон портового города не представлял никакой угрозы.
             Однако, морской капитан Вукасин, стоящий на ремонте в доках Рагузы, несмотря на поврежденные корабли флота и неполные экипажи предложил морем доставить несколько сотен воинов в Зару. Под прикрытием темноты флот покинул Рагузу и взял курс на Зару. Благополучно выгрузив войска, Вукасин отправился обратно в Рагузу, но сильная течь, в так и непочиненных кораблях не дала развить большую скорость. Именно это и привело к тому, что венецианский флот, патрулирующий Адриатику, заметил и легко догнал несколько кораблей сербов. В завязавшейся неравной схватке моряки проявляли чудеса героизма. Никто не сдался. Командир Вукасин сражался в первых рядах. Но силы были слишком неравны – на одного сербского моряка приходило девять итальянских. Так погиб флот Сербского королевства. И только море знало место гибели героического капитана Вукасина и его флота.
             Истощившаяся казна не давало возможности для постройки нового флота. Очень своевременным в сложившихся условиях стало получение от посла Никши Куджундича известия о подписании торговых договоров с Новгородским государством. Это давало надежду на то, что доход от новых торговых путей позволит чуть поправить пошатнувшиеся дела.
        Весной 1197 года под влиянием принцессы Ефимии, которая уже много лет была замужем за принцем Византии Алексиусом, Восточная Римская Империя объявила войну Венецианскому королевству.



             В мае 1197 года к полководцу Кенешу Самауэлу, который возглавил венгерское войско после зимнего отступления графа Миклоша, подошло подкрепление со стороны Варада. Полагая, что пары сотен бронированных рыцарей хватит, чтобы остановить ополченцев принца Стефана, Кенеш принял бой, когда его к этому вынудил догнавший принц Сербии.
             Но рядовые воины, наверное, думали иначе, чем их военачальник. Поэтому, когда сербам удалось сбить атакующий порыв рыцарей, венгерские войска уже заметно колебались. А переход в атаку ополченцев заставил венгерских воинов массово сдаваться. Положение усугубило бегство военачальника Кенеша, а также двух рыцарей, прежнего воеводы армии графа Миклоша и барона Андраша Завадски, отступившего месяцем ранее от форта на Дунае при виде армии Тольена.
             Лишь незнатный капитан Боконий, приведший подмогу, сражался до последнего и пал со своими людьми.



             Поскольку за плененную почти половину войско король Венгрии по последней традиции наотрез отказался платить выкуп, то все пленные пошли отрабатывать наказание за агрессию своего королевства в шахтах Скопье.

             Устремившись следом за отходящими от Дуная венграми, боевой побратим принца Стефана Тольен Славный так увлекся погоней, что в начале лета оказался в двух полетах стрел от венгерской столицы Варада. Зная, что Варад – лакомый кусок и стратегически важный участок, открывающий путь на север, Тольен отправил вестового в Эстергом, где находился король Стефан, испрашивая одобрения штурма крепости, а сам решил подсократить венгерские армии, стоящие лагерем у столицы.





             Под Варадом Тольеном были разбиты Кенеш Самуэл, Жигмунд Миклош и Андраш Завадски, еще недавно благополучно избежавшие смерти от принца Стефана, а также прославленный рыцарь Янош Иерусалимский, не так давно вернувшийся из Святой Земли. Первые трое военачальников снова попытались сбежать, в отличие от Яноша, сражавшегося до конца, но легкая кавалерия схватила их всех. Не получив выкуп от венгерского короля, Тольен приказал казнить захваченных вельмож.

             Зимой 1197 года принц Растко вывел укрепившиеся войска против венецианцев, готовящихся к походу на Загреб.





             Потеряв чуть меньше половины войска, большую часть которого составляли конные лучники, Растко уничтожил или захватил в плен всю армию Тадео де Крита. Самого полководца тоже удало пленить. Молодой венецианский дож, осенью унаследовавший трон после смерти отца, без возражений выплатил выкуп в размере 2300 дукатов.

             Весной 1198 года сын принца Стефана и внук короля молодой Мирослав был опоясан мечом.



             Стоящий лагерем у Варада Тольен Славный, получил одобрение от короля Стефана и начал штурм крепости.





             Наличие столь слабого гарнизона столицы объяснялось тем, что при виде закаленного в боях войска Тольена Славного ни одна армия с севера не осмелилась прийти на помощь гарнизону.
             В бою палы члены венгерской королевской семьи: Гейза Чеке, Петар Матьюш и Эмерик из Нагизомбата.

             Потерпев ряд сокрушительных поражений и потеряв уже две столицы, Венгерское королевство на невыгоднейших условиях заключило перемирие с Польшей. На кону стоял вопрос выживания государства – сербы мстили за все притеснения.
             После победы над Тадео де Критом принц Растко был вынужден отойти к Заре для пополнения войска. Но не утихшие венецианцы продолжали мечтать о захвате Загреба. В конце осени 1198 года они осадили город, пройдя лесами и оставшись незамеченными для дозоров сербов.
             Снова Растко отправился на помощь. В начале декабря был дан бой. Подошедшую армию поддержал, сделавший вылазку, гарнизон Загреба. Враг был разбит.



             В этот раз венецианский дож не стал платить выкуп за 180 пленников. Шахты Сербии пополнились новыми каторжниками.
             В этом же декабре венгры попытались отбить обратно Варад и прислали под стены крепости армию во главе с графом Свяплуком и Менхаром Хонт-Позмани. Не дожидаясь штурма, Тольен Славный вывел войско навстречу врагу. Бой состоялся в поле.



             Хонт-Познани был убит в схватке. Граф Свяплук в очередной раз спасся бегством. В этот раз король Венгрии не поскупился – за полторы сотни пленных Тольен выручил около тысячи дукатов.

             Захват Варада увеличил поступления в казну, благодаря чему удалось частично восстановить флот. В Рагузу был направлен названный сын принца Растко Бране Иванич. Ему была поставлена задача набрать армию и, высадившись у Бриндизи, взять этот город, нанеся тем самым ответный удар по Венеции.
             Несмотря на длящуюся войну, города и веси Сербского королевства продолжали расти. Дураццо из крошечного города начал превращаться в центр ремесел. А переизбыток населения Скопье требовал перенос городских стен или строительства новых. Казна пока не позволяла расширить город, но при увеличении притока доходов от торговли необходимость улучшения быта горожан, а, как следствие, и повышения прибыли, была в приоритете у местной знати.
        К лету 1199 года войска Священной Римской Империи под командованием барона Отто фон Касселя неожиданно осадили Эстергом, тем самым объявив войну Сербскому королевству.





             Начинался новый этап жизни Сербского государства. Новому врагу, как бы ни был он силен, скоро предстояло обломать все зубы о мужество и стойкость сербского народа.

        Конец 5 главы.

          ANDRIANNICK

            1 126

            27

            20

            272

            655
          • Статус:Примипил

          Дата: 18 Август 2015, 20:13

          Глава 6
          Середина 1199 года была тяжелым временем для Сербии, измученной постоянными нашествиями венгерских армий. Неизбежным ослаблением страны поспешила воспользоваться Священная Римская Империя, граница которой в то время оказалась рядом. Теперь Сербии предстояло очередное тяжелое противоборство с этой большою и сильной католической державой.

          Получив известие о том, что город Эстергом вместе с находившимся там самим королем Стефаном неожиданно взят в осаду предательски напавшими на него германцами, войско принца Вукана поспешило на помощь. Сербы успели вовремя, чтобы начать атаку германской армии до того, как она сама начала штурм стен города.

          Сербские воины нападали столь яростно, что несмотря даже на то, что были они в меньшинстве, немецкие ряды заколебались. Тем временем, король Стефан тоже вывел свои отряды из города и напал на осаждающих с другой стороны. В самый разгар сражения командующий немцами эрцгерцог Австрии Отто фон Кассель потерял управление своими войсками и, окруженный всего несколькими всадниками – остальные его телохранители к этому времени уже погибли - устремился прочь с поля боя. Его преследовала сербская конница, но настичь обратившегося в бегство полководца не смогла.

          В этом бою сербы одержали полную победу. Лагерь войска фон Касселя был захвачен, все оружие и имущество достались людям Вукана и короля Стефана. Потери врага были огромны. Почти 800 воинов врага нашли тогда свою погибель. 31 человек попал в плен к победителям, потери которых в бою оказались сравнительно невелики. Оставшиеся в живых немцы, не принимая нового боя, отступили.
          В очередной раз прославив свое имя яркой победой, принц Вукан прибавил к своим заслугам еще и шрам от очередной раны, нанесенной мечом германского рыцаря.
          Кайзер Священной Римской Империи, получив весть о разгроме своего войска, долго пребывал в полном изумлении от того, что войско его побеждено. Подобного еще не бывало, чтобы германцы, считавшиеся почти непобедимыми, были наголову разбиты славянами. Поэтому он без каких-либо споров согласился выплатить затребованный сербами выкуп за попавших в плен воинов – 180 марок серебра.
          Из владений Венеции от лазутчиков по-прежнему прибывали только беспокойные вести. Венецианцы готовились продолжать войну с сербами и опять снаряжали новые войска. Дож Венеции Бартоломео в очередной раз готовился вторгнуться в сербские земли со стороны Загреба.

          Кроме того, находящийся в непосредственной близости от границы Сицилии и Венеции посланник Фране из Зеты выяснил и с попутным торговым кораблем передал такую важную новость, что в крепости у города Бриндизи также уже стоит большое венецианское войско во главе с дворянином Симоне.
          Для того избавить себя от необходимости постоянно опасаться нападения врагов со стороны Дураццо, на военном совете королевской фамилии, сербской знати и полководцев было принято решение – отправить в Италию такое большое войско и флот, чтобы вновь отбить у врага город Бриндизи. Некогда этот город уже был раз взят сербами, но после передан Сицилии, и со временем венецианцы смогли опять завладеть им. Воеводой над этой армией с согласия всего Совета был поставлен Бране Иванич, уже давно воевавший под началом принца Вукана с венграми и прославившийся как храбрый и знающий военачальник.
          Осенью 1199 года сербский флот благополучно преодолел неширокий пролив и высадил войско Иванича на итальянском берегу. Сильная венецианская флотилия, постоянно охраняющая свое побережье, и на этот раз не смогла помешать высадке сербов невдалеке от города. Так как в нем было не так много защитников, сербский военачальник не сомневался в скорой победе.
          Когда Бране уже предполагал отдать войску приказ о начале штурма, он получил известие о том, что к городу приближается войско сербских союзников – византийцев. Как вскоре передал Бране начальствующий над ними стратег Константин, базилевс Византии поручил ему помочь союзнику взять город. Теперь, увеличившись, войско союзников стало еще сильнее, а шансы венецианцев успешно отразить нападение стали совсем призрачными.
          Чуда, на которое они надеялись, так и не произошло. Войско Симоне даже не дерзнуло попытаться снять осаду с города. Мало того, вскоре оно вообще оставило свою крепость и ушло в сторону Неаполя. Как только были закончены подготовительные работы, совместными усилиями сербов и византийцев город был взят штурмом.

          Огромной была вновь захваченная добыча и торжественна слава победителя венецианцев Бране Иванича.

          Как и в первый раз, сербский король Стефан решил передать город Сицилии. Для этого его посланник Фране из Зеты провел взаимовыгодные переговоры с сицилийским аристократом Марино Мартелли, в результате чего Сицилия вступила во владение Бриндизи, а сербы получили 35 тысяч полновесных золотых дукатов.

          Овеянный славой удачливого и победоносного полководца, Бране Иванич с войском невредимым возвратился в Дураццо.
          Осенью 1200 года после некоторого затишья очередной сигнал тревоги пришел из Софии: самые крупные банды объединились под знаменем выдающегося военного вождя Калояна, которому они и присягнули на верность как царю всей Болгарии.

          Царь Калоян начал войну со всеми соседями за независимость своей страны. Под его началом мятежники сильно возгордились, и приобрели беспримерную до этого времени дерзость. Сербскому лазутчику Анжелко Змойе, который после успешного выполнения своего задания в Адрианополе, следил за положением дел в Болгарии, удалось узнать, что в скором будущем болгары во главе с самим Калояном собираются прорваться в сербские и византийские владения и разорить в них все, докуда только смогут дойти их скопища.

          Сербские и греческие отряды, стоящие в приграничных районах, спешно готовились к возобновлению войны. По причине многочисленности и воинственности болгар, готовящихся вторгнуться в мирные земли, София и Константинополь переживали тревожные дни.
          Тем временем Римский Папа огласил очередной Крестовый поход на Каир. Почти все европейские страны прислушались к его зову. На время войны в Европе несколько затихли, так как многие феодалы и знатные люди были полны решимости немедленно отправиться в поход. Одними из первых к нему примкнули враги Сербии - венгры и венецианцы, отправившие в Египет своих полководцев Свяплука и Тадео Де Крита. Союзники сербов сицилийцы также не остались в стороне - к священному для католиков походу присоединился знатный сицилиец Аццерелло Джерриери.
          Успех в первом же бою с немцами воодушевил сербов и тогда Вукан двинул свои дружины на Вену. Вместе с ним был и его сын Мирослав. Зимой 1200 года Вукан во второй раз нанес немцам чувствительное поражение, практически полностью уничтожив войско Отто фон Касселя, или Отто Благородного, как называли его подданные. Своей победой сербы вновь были обязаны своим конным стрелкам, тучи стрел которых буквально выкашивали рядами немецких воинов. От стрел, выпущенных из дальнобойных луков, не спасали ни щит, ни панцирь. Превосходно действовала и тяжелая конница Вукана и Мирослава, сначала опрокинувшая конных рыцарей эрцгерцога, а затем и нанесшая сокрушительный удар в тыл немецких копейщиков. Отто фон Кассель, опять не выдержавший жаркой схватки и попытавшийся остаться в живых с помощью бегства с поля боя, на этот раз был настигнут и пленен.
          Взятого в плен австрийского эрцгерцога Вукан согласился выпустить на свободу за 1200 марок серебра. Но император Священной Римской Империи не пожелал выручать своего полководца, равно как и всех остальных пленников. Всех простых солдат Вукан под надежной охраной отправил в Эстергом, восстанавливать поврежденные во время осады стены, но Отто Благородный был казнен. После этой победы дорога на Вену была свободна.

          Мелкие немецкие отряды, едва услышав о приближении победоносного сербского войска, спешили убраться с его пути куда подальше. Сам город также некому было защищать. То, что сербы продолжили поход к Вене, оказалось полной неожиданностью для немцев, император которых все еще рассчитывал, что сербы остановятся на границе Сербии с Империей. Редкие счастливые беглецы, уцелевшие в последнем сражении, рассеялись так, что никто не знал где они, а Для того чтобы надежные войска могли подойти из срединных областей Империи, требовалось не меньше нескольких месяцев.
          Подгоняемые религиозным пылом, воины крестоносцев спешили быстрее добраться до Каира. Путь многих из них проходил через сербские земли, и присутствие чужих воинов на своей земле не было по душе местному населению. Однако король Стефан разослал приказы всем сербским военачальникам не чинить никаких препятствий проходящим крестоносцам, не нападать на них и не задерживать ни на один день. Бране Иваничу, собиравшемуся напасть у Дураццо на войско старого врага сербов Тадео де Крита, также было поручено дать венецианцам свободно пройти.
          Зимой 1200 года на побережье возле Зары и Рагузы вспыхнуло несколько мятежей. Чтобы подавить бунт некоего Модестоса Бранаса, собравшего довольно большую шайку в окрестностях Зары и Рагузы, сербские отряды из этих городов были вынуждены выйти за городские стены. Совместными усилиями воевод Андрии и Радоша с мятежом было быстро покончено.
          Однако тем, что Рагуза на несколько месяцев осталась практически без войск, успел воспользоваться другой мятежник. Некий Дамиан Джуда во главе большой наемной армии, собранной из итальянцев и балканцев, осадил Рагузу. Несмотря на то, что приступ был неожиданным, сербский гарнизон достаточно упорно оборонялся, но мощная артиллерия и численное превосходство мятежников помогли им в этот раз одолеть сербов. На время Рагуза попала под власть мятежника Дамиана Джуды.

          Весной 1201 года болгары Ладислава и Ивана Асена перешли в наступление. Сербский полководец Никола Вукич понимал, насколько серьезен его противник. Он встретил мятежников на границе прилегающей к Софии области, заранее собрав под своим стягом все готовые к бою силы. Там и состоялось большое и ожесточенное сражение между войсками Вукича и одного из руководителей болгарского восстания – Ладиславом. Болгары первыми пошли в атаку, но тучи стрел конных лучников заставили их податься назад. В своем бесплодном натиске они несли огромные потери, постепенно теряя свой атакующий пыл. Постепенно инициатива в битве перешла к сербам. По сигналу Николы Вукича они перешли в общую контратаку, после которой воины Ладислава не устояли.

          Сербы опять отпраздновали безоговорочную победу, полностью перебив все большое войско болгар. Однако в этом бою воины Вукича тоже понесли тяжелые потери, и когда через несколько дней появилась такая же многочисленная армия Ивана Асена, сербский воевода был вынужден отдать приказ отступить к Софии, чтобы пополнить там свои войска и приготовиться к обороне.
          После недолгого сопротивления летом 1201 года сербы штурмом взяли город Вену.

          Защищавшие его воины были частично перебиты, частично попали в плен, но после выкуплены за 200 марок серебра. После этой победы в Вене также была установлена власть короля Сербии Стефана Святого.

            Irongor

              421

              36

              31

              260

              656
            • Статус:Опцион

            Дата: 18 Август 2015, 20:29

                 Лето и осень 1202 года прошли на редкость мирно в Сербском королевстве. Венгры и венецианцы ни разу не перешли границы Сербии. Хоть спокойствие было и кратковременное, но и оно дало толчок к дальнейшему развитию. Так, в связи с ростом городка Скопье купцы приняли решении и там основать свою Гильдию.
                 Товаропоток начал расти, как и повышение опыта и знаний самих торговцев. Так сербского купца Вуку Обравоца, не так давно отрывшего ряд торговых лавок под Никеей, попытались разорить иноземные торговцы, также претендующие на греческие рынки. Несмотря на уже преклонный возраст, Обравоц был не промах и, проведя ряд торговых операций, напрочь разорил конкурентов, получив дополнительный доход, часть которого ушла в казну Сербского королевства в виде налогов и пошлин.
                 Михаэль Волчич, отправленный с посольской миссией на Восток, подписал выгодные торговые соглашения с государством Сельджуков. Теперь восточные пряности Сербия могла получать без посредников и затрат на оплату их услуг.
            На исходе осени от двора польского короля пришло известие о заключении союза между Польским и Шведским государствами. Что принесет такой союз, можно было только гадать: получившая гарантии неприкосновенности своих северных границ, Польша могла обратить свой взор на юг, что в дальнейшем грозило столкновениями с Сербским королевством. А могла и двинуть войска на запад и невольно помочь Сербии в конфликте со Священной Римской Империей. Время покажет.

                 В начале зимы 1202 года Бране Иванич, собрав армию, бросил все силы на захват города Рагузы, ранее занятого мятежниками. Подождав подкрепление в четыре сотни воинов со стороны Зары, Бране возглавил штурм. Несмотря на численное превосходство, до конца не было ясно, на чью сторону склонится удача. Тяжеловооруженные рыцари Дамиана Джуды казались непроходимым заслоном, когда Бране бросил в бой резервы – три отряда конных лучников, проскочив через разбитые ворота и не ввязываясь в сечу, вырвались на улицы города. Следом за ними прорвался и сам Бране с личной дружиной. Стрелки развернули своих коней и ударили в тыл пешим рыцарям. Бране бросился в неравную схватку с тяжелой кавалерией мятежников.
                 Только личный пример военачальника позволил одолеть противника и освободить город.





                 Весной 1203 года произошло событие, которое в будущем могло сильно укрепить позиции Сербского королевства: умер византийский базилевс. Новым императором Восточной Римской Империи стал его сын, принц Алексиус. Таким образом, Ефимия, дочь короля Сербии Стефана стала императрицей. Это сулило большие возможности для взаимного развития двух союзных государств.



                 В начале лета 1203 года, путешествуя по Европе, принцесса Юлия Неманич прибыла в Краков, столицу Польского королевства. Когда на аудиенции польского короля Лешека Скупого зашел разговор об изменчивости границ современных государств, Юлия предложила приобрести у Сербии за символическую плату свежие карты балканского полуострова. На что король ответил отказом, однако, на удивление Юлии он сделал поистине королевский подарок в размере 34 574 дукатов. Как объяснил сам Лешек Скупой – это дар в знак добрых намерений северного соседа и благодарность за поддержку военной силой во время столкновений Польши с Венгрией. А также в расчете на дальнейшие совместные походы против «общих врагов». Каких конкретно король не уточнил, что выглядело разумным с точки зрения дипломатической этики. Но скорее всего речь шла о Священной Римской Империи, имеющей свои виды на земли Польского государства и одновременно прощупывающей оборону Сербского королевства.



                 Принцесса Юлия с благодарностью приняла столь щедрый подарок. При казне, испытывающей недостаток доходов, такое вливание оказалось очень кстати. Одновременно были запущены все планы по обустройству и расширению городов, военных зданий и портовых сооружений.

                 Осенью 1203 года посол Михаэль Волчич заключил торговый договор с королевством Иерусалимским. Отправив донесение об успешной сделке королю Стефану, Волчич отправился в Египет.
                 В декабре аналогичный подарок королю преподнес Никша Куджундич. Он удачно договорился об основании торговых отношениях с Датским и Норвежским королевствами.

                 Незадолго до рождественских праздников в Студенецкую обитель поступила просьба о помощи от одной из деревушек, находящихся поблизости от города Софии. Жители жаловались на то, что в окрестностях недавно появилась ведьма, которая насылала порчу на скот, проводила богопротивные ритуалы с приношением жертв и летала ночью на метле, распугивая несчастных селян.
                 Ближайший священник с правом вершить божий суд находился в это время с миссией недалеко от Скопье. По настоянию церкви отец Филип из Ниша немедленно отправился в путь. Отец Филип был известен своей честностью и непредвзятостью в вопросах суждения. Поэтому, прежде чем обвинять женщину, он сначала решил разобраться в справедливости обвинений. Как оказалось, из всего списка, присланного селянами, только одно обвинение соответствовало действительности: богопротивный ритуал с использованием жертвоприношения. Правда, в жертву приносились исключительно животные, но это лишь немного снижало тяжесть преступления против церкви. Таким образом, ведьма Дана родом из Йорка была казнена с помощью очистительного огня.



                 После казни отец Филип задержался на некоторое время на месте, чтобы окончательно искоренить ростки ереси среди местных жителей.

                 Примерно в это же время военачальник Никола Вукич полностью восполнил в Софии армию за счет новобранцев и выдвинулся к Адрианополю. Воевода горел желанием взять реванш у распоясавшихся болгарских мятежников.
            Самопровозглашенный правитель Болгарии царь Калоян расположился лагерем на берегу Марицы на востоке от Адрианополя. Он копил силы для штурма города, который находился под властью сербского короля. Калоян полагал, что после отхода войска Николы Вукича уже никто не окажет ему сопротивления на пути к завоеванию города. Тем большим было его удивление, когда ранним декабрьским утром он увидел, выходившие из леса полки сербской армии.



                 Не успел болгарский царь выстроить свои войска, как Никола Вукич приказал подать сигнал «В атаку!». Сербские рати двинулись на врага. Пока болгары выстраивали оборонительные порядки, на них неожиданно обрушился град стрел от сербских конных лучников. Внеся смятение в ряды врага и расстреляв почти весь боезапас, стрелки умчались на фланги.
                 Болгары ждали столкновения, готовые отразить атаку. Неожиданно, наступающие войска сербов остановились на расстоянии чуть ближе одного полета стрелы. Причину остановки мятежники очень быстро почувствовали на своей шкуре – пять отрядов наемных арбалетчиков вышли вперед и единым залпом разрядили свое оружие. Несмотря на крепкие латы, первые ряды воинов упали как подкошенные, убитые и раненые. После второго залпа, заметно проредившего передовые части, царь Калоян обреченно отдал приказ идти в атаку.



                 Спустя час все было кончено. Ни одному из мятежников не удалось уйти. Сам Калоян был сражен в одиночной схватке лично Николой Вукичем.
                 Двести пять пленников по традиции отправились в ряды работников шахты. Необходимо было пополнить незначительно поредевшие войска и подлечить раненых, и Никола отправился в Адрианополь.

                 В начале весны 1204 года многоопытный посол и блестящий дипломат Фране, ранее находившийся при сицилийском дворе, направился в Византию с целью предложить руку принцессы Юлии, которую столь щедро одарил польский король Лешек.



                 Нынешняя императрица Ефимия обещала свое содействие в организации брака. Расширение родственных связей с одним из могущественных государств должно было стать еще одним шагом на пути к процветанию Сербского королевства.

            Конец 6 главы.

              ANDRIANNICK

                1 126

                27

                20

                272

                655
              • Статус:Примипил

              Дата: 21 Август 2015, 21:26

              Глава 7
              Летом 1204 года Священная Римская Империя начала новое наступление на сербские земли. Войско барона Хайнриха и большой отряд комтура Ансельма двинулись к Эстергому. Немцы двигались не одной массой, а были разделены на две части, причем шли они, намного отдалившись друг от друга. Это и стало для них роковой ошибкой.

              Воспользовавшись промедлением отряда Хайнриха и тем, что отряд Ансельма, напротив, ушел далеко вперед, сын сербского короля Вукан быстро настиг Хайнриха и наголову его разбил. Кроме внезапности нападения, на стороне сербов оказалась даже погода: сражение происходило под сильным дождем и на раскисшей от воды почве, из-за чего имеющие более легкое вооружение сербы получили преимущество над германцами.
              Сражение для сербов закончилось полной победой. Немцев полегло более 400 человек, сербы же потеряли убитым только 1 человека, хотя еще около 60 были ранены.

              После победы над Хайнрихом Вукан, не переводя дух, отправил свое войско вдогонку ушедшему еще дальше вперед Ансельму, но не смог догнать его. Тем не менее, Вукан приказал войску продолжать идти вперед.
              Войско Ансельма подступило к Эстергому, но его появление не смогло вызвать страх у его жителей, так как стены города стали бы надежной преградой даже для более многочисленного войска. Эстергом был и так вполне подготовлен к обороне, а кроме того, заранее узнав о приближении неприятеля, король Стефан приказал еще более усилить его гарнизон, набрав опытных наемников.
              После того, как Ансельм увидел, что без труда ему города не взять, он остановился, чтобы дождаться Хайнриха. Но вскоре ему сообщили, что глупо ждать, что он придет на помощь, так как весь отряд Хайнриха уже уничтожен сербами. Тогда командир германцев решил скорее сняться с лагеря и бесславно повернул обратно. На обратном пути он неожиданно чуть не столкнулся с войском Вукана, все еще спешившего на помощь к Эстергому. Только благодаря счастливой случайности немцам удалось избежать встречи с сербами.
              Как известно, король Стефан питал надежду выдать замуж свою внучку Юлию за одного из членов византийской правящей семьи, чтобы еще более улучшить отношения между своей страной и Византией. Однако, проведав об этом замысле короля, принцесса Юлия не захотела связывать свою судьбу с неизвестным ей византийцем, тем более что она и полководец Тольен давно уже взаимно ощущали самые нежные чувства друг к другу. Расчувствовавшись, король Стефан благословил Юлию на этот брак. Вскоре была сыграна свадьба, и свадебный пир этот собрал множество гостей и запомнился надолго.
              После того, как принцесса Юлия вышла замуж за Тольена, посланник Фране из Зеты был отозван из своей поездки в Византию. Король Стефан не желал продолжать войну с Венецией, так как считал, что оба государства вполне могли бы мирно существовать рядом. Для этого он послал Фране указание возвращаться обратно и отправиться на переговоры в Венецию - король все еще собирался предложить перемирие несговорчивым итальянцам, и рассчитывал на положительный ответ.
              Однако, стало известно, что венецианцы нисколько не собираются заключать перемирие, а напротив, продолжают собирать свои силы на границу республики с Сербией. Принц Растко решил упредить их. Для этого он выдвинулся из Загреба к границе, где уже находилось большое войско синьора Риджи.
              Важные события происходили и в Болгарии. Там война не затихала по-прежнему.

              Зимой 1204 года полководец Никола Вукич во главе большого войска вступил в земли, находящиеся под властью мятежников, где недалеко от берега моря сошелся с войском болгар под началом их вождя Борила. Сражение происходило с большим ожесточением всех сражающихся и длилось долго. Уже пало много воинов с обеих сторон, а победа сербов все еще казалась сомнительной. Но тут по болгарским рядам пронесся слух, что Борил убит, и только тогда среди мятежников вспыхнула паника.

              Сербские войска тоже понесли серьезные потери, но все же смогли победить. Из мятежников мало кто остался цел, потому что разъяренный тем, что потерял в этом бою много своих людей, Никола приказал не брать их в плен.

              Теперь Никола Вукич хотел как можно быстрее покончить с мятежниками и лоя этого он собирался продолжить свой поход. Его разведчики сообщили, что впереди сербов поджидают еще две большие армии болгар под началом Йордана, сына Йовко и Ивана Асена. Обе эти орды по своей численности значительно превышали сербское войско, которое пока не могло восполнить понесенные в сражении с Борилом потери.
              Так как для нового сражения его сил было явно недостаточно, Никола принял решение вернуться в Адрианополь, где собиралось пополнение. Кроме того, из Софии к нему тоже должно были вот-вот подойти подкрепление, о котором он давно писал королю Стефану и его сыновьям. Это были знаменитые конные сербские стрелки, в заслугах которых было уже немало славных боев и свершений.
              Весной 1205 года венецианцы, соединив воедино свои силы, одновременно атаковали войско принца Растко. Врагов было примерно наполовину больше. Получив сведения о количестве и вооружении нападавших, Растко тщательно обдумал план сражения и решил разбить их по очереди. Исполняя волю своего полководца, сербы заняли удобную оборону на ближайших холмах.

              Вскоре слева и справа вдали показались враги. В то время как более крупное войско полководца Риджи, состоящее из пехоты, медленно пробиралось по глубокому снегу, Растко отправил легкоконных стрелков на подавление отряда знатного венецианца Бальзамо, который был вдвое меньше сил самого Растко.
              Недостаточно обученная пехота венецианцев, с трудом пробираясь по снегу, и на этот раз ничего не смогла поделать с тучами сербских стрел. Сербские лучники расстреливали их на выбор, и враги несли тяжелые потери. Армия Риджи еще только подходило к спокойно ожидавшим ее славянам, как войско Бальзамо было уже полностью уничтожено, сам вельможный господин благополучно был сбит с коня и захвачен в плен.
              И даже несмотря на то, что лучники Растко уже израсходовали значительное количество стрел, их с лихвой хватило и воинам Риджи. Пехотинцы венецианцев, пытаясь атаковать сербов, вынуждены были подниматься вверх на холмы, что тоже не прибавляло мощи их натиску. Кроме того, длительный переход по заснеженному полю уже достаточно утомил их. Наверху их ждали свежие, не уставшие сербские копейщики и мечники. В то же время, полностью опустошив свои колчаны, сербские конники обошли венецианцев с флангов и ударили в сабли. Медленное продвижение венецианцев еще более замедлилось, а когда справа и слева начали появляться конники сербов, ззадние ряды венецианцев были вынуждены повернуться, чтобы отражать нападение с флангов. Увидев момент, что ряды врагов заколебались, Растко отдал долгожданный приказ и своей пехоте и тяжелой коннице. Ободренная личным примером полководца сербская пехота одним духом ударила по врагу в лоб и фланги, одновременно сербская конница появилась в тылу врага.

              К этому времени полководец Риджи был убит безызвестным копейщиком, а синьор Бальзамо давно уже понуро ждал решения своей участи в сербском обозе. Командовать отступлением оказалось некому, так что среди венецианцев возник полный беспорядок, поэтому победа сербов была полной. Сокрушив последнее сопротивление врагов, сербская конница еще долго вылавливала и сгоняла в один табор замерзших и перепуганных беглецов, которых в итоге набралось больше семисот человек – половина всей армии!
              Освобождение каждого пленного Растко оценил, согласно их достатку и достоинству, что должно было составить круглую сумму в 5000 дукатов, из которых 1350 должны были заплатить за аристократа Бальзамо. В Венецию был отправлен гонец с захваченными венецианскими знаменами как доказательствами победы и с предложением добровольно выкупить своих граждан. Однако дож Венеции вновь отказался заплатить за своих подданных, силой собранных в армию.
              Дождавшись подхода подкреплений из Зары и отослав обратно раненых и больных воинов, Растко продолжил приближение к Венеции. По поступающим слухам, у Венеции еще оставались войска, стоящие у Венеции под началом самого дожа Симоне и его знатного родственника Лучано.
              Пока на западных и южных границах королевства не прекращались сражения, в Софию прибыла делегация от Ганзы, известного на всю Европу торгового сообщества. Рост могущества сербских купцов благодаря все развивающейся торговле с дальними странами Востока, невиданные доселе товары из Индии и Египта заинтересовали чинных толстосумов Ганзы, пожелавших тоже принять участие в этом высокоприбыльном деле. Выразив свое почтение и уважение королю Стефану, гости почтительно попросили разрешения открыть в Софии свое представительство. Так как торговля с Ганзой обещала выгоды для обеих сторон, король Стефан охотно дал свое согласие на это.
              Командующий немцев Ансельм долго и довольно удачно избегал встречи с Вуканом и Мирославом, но все же сын короля сумел вынудить Ансельма вступить с ним в бой. Это произошло летом 1205 года.

              На помощь немцам шел сам принц Швейцарии и герцог Штеттина – Ульрих, поэтому Ансельму пришлось на несколько недель стать лагерем. Однако Вукан не позволил им соединиться. В лесу он окружил и полностью уничтожил немцев, спастись у которых смогло только 15 воинов. Император опять отказался платить выкуп за 209 пленных воинов, поэтому все они были отправлены искупать свою вину в рудники и мастерские короля. Для этой победы Вукану даже не понадобилась помощь воеводы Драгослава, которого он сначала собирался дождаться, но потом начал сражение без него.
              После этой славной победы подуставший от ратных дел Мирослав отправился в Вену, которая требовала его внимания как правителя города, а Вукан, которому больше нравилась воинская жизнь, остался в полевом лагере у его стен.
              Осенью 1205 года в море неожиданно объявился венецианский флот, о котором сербы уже успели позабыть. Теперь же он вновь появился у берегов Венеции, и, неожиданно напав там на корабль сербского моряка Вишеслава, вынудил его отступить. Их флотоводец Франгибус не поверил словам сербов, поднявших в знак своих мирных намерений белый щит, что они только доставили на берег посланника Фране из Зеты для переговоров о мире. После этой незначительной победы венецианский флотоводец отдал приказ править к Рагузе, и вскоре, осмелев от своей удачи, принялся перехватывать сербские купеческие корабли на этом торговом пути.
              Блокада одного порта не могла сильно повлиять на торговые отношения Сербии с другими странами: с каждым годом она развивалась все сильнее, и даже разбой венецианцев у порта Рагузы не мог помешать сербским купцам занимать свои ниши на новых рынках и получать прибыли. Вскоре список стран, с которыми Сербия вела успешную взаимовыгодную торговлю, пополнил Айюбидский султанат. Не так давно посланник Михаэль Волчич, проведя переговоры в Акре с ал-Адилом, добился от него разрешения купцам из Сербии на чрезвычайно выгодных условиях торговать во владениях Айюбидов. В том же году в свою гильдию объединились и купцы Загреба, последовав примеру торговцев из других сербских городов.
              В зимние месяцы 1205 года появились слухи, что опять собравшись в большом числе, венгры подступили к своему бывшему городу Варад.

              Их было много, начальниками над ними были командиры Фюлёп и Макё, а вскоре у города ожидали и войска воеводы Керестеша и Картала Завадски. Область, еще недавно входившая в состав Венгрии, теперь подвергалась страшному разорению. Теперь венгерские феодалы мстили своим бывшим подданным за то, что они признали над собой власть сербского короля. Во всей округе рассеялись венгерские всадники, которые грабили, жгли и уводили в плен мирных жителей этого края.
              Основательно подготовив и переобучив своих ветеранов и новобранцев, зимой 1205 года Никола решил, что ждать больше незачем. Войска из Софии давно присоединились к нему, поэтому он приказал выступать на оплот мятежников – Великое Тырново. После стремительного перехода его полки оказались под стенами последнего занятого мятежниками города, в котором находилось большое количество воинов Йордана.
              Просидев несколько месяцев в осаде и поняв, что на помощь к ним никто не торопится, мятежники попытались ночью вырваться из города. Однако бой сразу пошел не так, как хотелось бы болгарам; большинство нападавших погибло от стрел и мечей сербов, и только считанным единицам удалось вернуться в город. После этой победы город был занят окончательно.

              Местное население встречало сербов как своих освободителей от мятежников, и сербский полководец обрел среди него много своих сторонников. Чтобы еще больше расположить жителей в свою пользу, Никола распорядился уменьшить налоги и восстановить все общественные постройки, поврежденные во время мятежа.
              Дав своим войскам хорошо отдохнуть, Растко со своим войском решил разбить и оставшиеся у Венеции войска. У города по-прежнему находилась армия под началом самого дожа Симоне, а вскоре можно было ожидать и появления еще одного войска командира Луки. Не дожидаясь этого, войско Растко ночью неожиданно обрушилось на превосходящие его силы венецианцев.

              Нападение оказалось настолько неожиданным, что венецианцы бежали, в ночной резне был убит и сам дож, более 200 венецианцев оказались в плену. Среди них оказалось немало людей из знатных родов, и поэтому, опасаясь городского возмущения, Совет Сорока согласился выкупить их за 1500 дукатов.

              Положение Венеции стало совсем отчаянным, так как Растко был преисполнен желания начать осаду города. После последнего поражения город мог выставить только небольшое войско нового консильери Лучано, малоопытного 19-летнего аристократа, пока нисколько не зарекомендовавшего себя ни на одном из поприщ. Тем не менее, гордый аристократ Лучано решился продолжать сопротивление, несмотря даже на всю безнадежность своего положения. Совет Сорока тоже отказался даже выслушать посланника Стефана Фране, предложившего начать переговоры о мире.
              Получив отказ, Растко подвел свои войска к городу и приказал готовить тараны и осадные башни, чтобы теперь-то уж покончить раз и навсегда с горделивыми венецианцами.
              Осада Варада затягивалась, недели складывались в месяцы, а сербские знамена по-прежнему развевались над городом. На выручку к Вараду должны были вскоре подойти из Вены свежие отряды Мирослава, однако к венграм вскоре тоже должны были присоединиться новые полчища. Существовала опасность того, что венгры успеют раньше помощи. Тогда, если бы они пошли на штурм, у сербов было бы крайне мало шансов на успешный исход.

              А пока сербское войско, хотя и несколько уступало венграм в численности, тоже было совсем немаленьким. Полководец Тольен, вдохнув в своих людей боевой дух, убедил их, что они и самостоятельно справятся с венграми. После ему удалось произвести чрезвычайно удачную вылазку, во время которой венгры были опрокинуты. Конные стрелки Тольена удачно избегали лобового столкновения с тяжелой венгерской пехотой. Не выдерживая жесточайшего обстрела, венгры постепенно начали терять уверенность, хотя на некоторых участках поля и продолжали еще оказывать ожесточенное сопротивление. Все больше венгерских воинов поворачивались и обращались в бегство.

              Часть венгров рассеялась по окрестностям, пытаясь бегством спасти свои жизни. Подавив последнее организованное сопротивление, сербы начали преследовать убегавших врагов. Спастись бегством почти никому не удалось. Своих многочисленных пленных король Венгрии в очередной раз оставил в плену на произвол судьбы.

                Irongor

                  421

                  36

                  31

                  260

                  656
                • Статус:Опцион

                Дата: 21 Август 2015, 21:44

                     Осадив Венецию, принц Растко решил дать последний шанс Венеции. На переговоры к консильери Лучано прибыл опытный дипломат Фране. После недолгих переговоров Лучано, которому досаждали горожане, начавшие голодать, согласился выплатить контрибуцию в размере 8000 дукатов, а также подписать ряд торговых соглашений на не самых выгодных для себя условиях. Присутствие армии Растко, окружившей город, послужило хорошим стимулом для перемирия.





                     Зимой 1206 года Никола Вукич отогнал войска мятежников от Тырново. Однако те не стали уходить далеко, а расположились за мостом через реку Янтра. Болгарский командир Эндре начал спешно укреплять свои позиции, ожидая подхода подмоги. Он полагал, что за мостом находится в относительной безопасности.
                     Никола не стал выжидать и атаковал врага, пополнив свою армию гарнизоном города.



                     Мятежники приготовились к отражению атаки. Но Вукич, посмотрев на противоположный берег, перевел взгляд на своих стрелков, почесал подбородок и приказал начал обстрел болгар.



                     Спустя некоторое время стрелы закончились, как, собственно, и войска болгар на противоположном берегу.



                     Никола Вукич взмахом руки отправил воинов на добивание врага. Так, потеряв всего трех копейщиков, Никола избавил Тырново и его окрестности от непосредственной угрозы нового нападения.



                     В конце декабря 1206 года несколькими сотнями принца Мирослава были уничтожены несколько венгерских отрядов, попытавшихся осадить форт через Дунай.




                     Весь 1207 год до первых заморозков казалось, что все война ушла от границ Сербского королевства. Селяне весной спокойно посадили урожай, к осени его собрали. Торговцы развивали новые направления, на рынках появилось множество диковинных заморских товаров. Но напряжение витало в воздухе. Не доверяя обманчивому чувству покоя, король Стефан с военачальниками несколько месяцев укреплял армию, готовя воинов к новым вызовам.
                     В ноябре у приемного сына принца Вукана Бране Иванича родился сын, так знаменитый полководец стал дедушкой.



                     В начале декабря 1207 года еще одно государство посчитало, что имеет право на сербские земли - Польское королевство объявило войну Сербии, напав на несколько отрядов новобранцев, проводивших учения вблизи Эстергома.



                     Тяжелая кавалерия под командованием Конрада Мазовецкого слегка замешкалась, выбираясь из-под деревьев. Новобранцы успели отбежать под защиту стен.
                     Часовые на башнях заметили выкатывающихся из леса польских всадников. Сообразив, что внезапности не получится, поляки начали разворачивать полки, готовясь к штурму города. Сильно постаревший король Стефан, собрав войска гарнизона и присоединив к ним отряды новобранцев, вышел за стены и атаковал поляков.





                     Уничтожив армию вместе с ее военачальником, король Стефан отправил польскому королю Лешеку предложению о выкупе за 1300 дукатов пленных, взятых в количестве 132 человек, но получил отказ. Поэтому большую часть захваченных поляков отправили по деревням, рассчитывая задействовать их в качестве батраков на весенней посевной. Остальных казнили в назидание другим захватчикам.

                     Устав от постоянных налетов венгерских летучих отрядов, стремившихся разорить окрестные села, король Стефан приказал своему внуку Мирославу двигаться в сторону венгерского Дьюлафехервара и захватить этот замок, чтобы навсегда отбить охоту у венгров появляться на сербских землях.
                     Первую попытку остановить Мирослава предпринял военачальник Картал Завадски, который совместно с капитаном итальянских наемников Фабианом перегородил тракт, ведущий от Варада к Дьюлафехервару. Но и опытные итальянские наемники ничем не смогли помочь Завадски. Преграждавшие путь армии были разбиты без особых усилий.





                     Мирослав сделал остановку для переговоров о выкупе. В этот раз венгерский король, не раздумывая, заплатил за двести пленных более 1000 дукатов. Войско внука сербского короля двинулось дальше.

                     Весной 1208 года из императорского двора Византии пришло печальное сообщение о смерти императора Алексиуса. Дочь короля Стефана Ефимия стала вдовствующей императрицей. Ее влияние при византийском дворе сильно сократилось. Это означало, что решение многих вопросов без поддержки трона теперь будет осложнено.



                     Разведчики обнаружили, что вокруг Дьюлафехервара собираются крупные силы венгров. Поэтому Бране Иванич, взяв с собой из Рагузы несколько сот воинов, отправился на север на подмогу Мирославу. На границе Венгерского королевств Бране столкнулся с отрядами венгра Виталиюша, видимо, намеривавшегося поживиться в приграничных деревнях. Однако сербский полководец не исключал, что это могла быть и разведка боем, поскольку в армии Виталиюша находились не отряды легкой конницы, обычно рыскавшие по приграничью в поисках наживы, а закованные в сталь мечники и пикинеры. Исходя из состава небольшой армии, можно было предположить, что одной из задач венгров был захват и укрепление какого-либо хутора для дальнейших действий уже на территории Сербии.
                     Бране бросил свои войска в бой.





                     Победа была нелегкой. Горечь потерь немного подсластил выкуп в 700 дукатов, полученный от Венгерского королевства.

                     Летом 1208 года военачальник Никола Вукич решил немного развлечься и устроил охоту в лесах недалеко от Тырново. Во время погони за молодой ланью Никола так увлекся, что ускакал намного дальше на юг, чем планировал. Пробираясь по лесу, воевода услыхал неясный шум, похожий на тот, который обычно исходит от большого количества людей на торгу или ярмарке. Поскольку в столь глухих местах вряд ли можно было найти ярмарочную площадь, а ближайшая деревушка была в двух днях пути, Вукич, вспомнив молодость, слез с лошади, привязал ее к дереву и стал осторожно пробираться в сторону неясного шума. Немного пройдя по лесу, он услыхал ржание лошадей и звон металла. Никола ползком подобрался к краю большей поляны и, слегка раздвинув ветви куста, осмотрелся.
                     На большей поляне лагерем стояло огромное войско. Люди в доспехах чистили оружие, кто-то спешно обедал. В небольшой рощице седлали коней. По характерному говору и знакам на доспехах воинов Никола понял, что наткнулся на одну из армий недавно погибшего болгарского царя Калояна. И, судя по всему, войско готовилось выступать. Стараясь оставаться незаметным, Вукич возвратился обратно к лошади, отвязал, вскочил в седло и галопом помчался обратно.
                     Прискакав к месту сборы охотников, Никола увидел, что все уже собрались. В спешном порядке шумная компания отправилась в Тырново. Заранее посланный в город гонец успел оповестить всех сотников о скором собрании. Поэтому к возвращению Николы у терема, где обычно заседали на военных советах командиры, все сотники уже ожидали своего военачальника. Коротко обрисовав ситуацию, Вукич приказал выводить войска за стены.
                     Когда за два полета стрелы показался авангард мятежников, уже все было готово к встрече «дорогих гостей».





                     Враг был разбит. Так случайная встреча в лесу предотвратила опасное нападение на город.

                     В декабре 1208 года в королевской семье произошло пополнение: у принца Растко родился сын, названный Душаном.



                     Весной 1209 года Папский престол заявил об удачно окончании Крестового Похода – Каир был взят крестоносцами Священной Римской Империи.



                     Для Сербского королевства это означало только возможные обострения с притихшей Венецией – из похода возвращался старый враг Сербии Тадео де Крит, ставший недавно дожем Венеции. Перемирие с итальянским королевством теперь виделось не таким прочным. После получения вестей об окончании Похода - из Венеции отплыл на юг большой флот, везущий крупную армию. Куда отправились венецианцы, можно было только гадать. Но, тем не менее, гарнизоны прибрежных городов были приведены в боевую готовность. В случае возникновения опасности для какого-либо из южных городов Сербского королевства принц Растко был готов быстро отплыть из Зары на помощь.

                Конец 7 главы.

                  ANDRIANNICK

                    1 126

                    27

                    20

                    272

                    655
                  • Статус:Примипил

                  Дата: 24 Август 2015, 20:09

                  Глава 8
                  Летом 1209 года обстановка продолжала оставаться неспокойной. Да, почувствовали на себе силу и отвагу сербов и были отброшены в свои пределы германцы, поляки и венецианцы. Но все такой же неспокойной оставалась обстановка на восточной оконечности королевства, где не желали мира заносчивые и высокомерные венгерские феодалы.
                  Даже несмотря на поражения, они все еще сохраняли свои силы, и война с Венгрией не была закончена. И понесенные тяжелые потери, гибель множества лучших воинов, цвета своего народа не отрезвляли венгров… Так что опасность с востока продолжала угрожать Сербскому королевству. Венгерские набеги были слишком опасны. Совсем немного времени должно было пройти – и венгерские полчища вновь вторглись бы в сербские земли…

                  В этой сложной обстановке все лучшие люди страны – ближайшие родственники короля и самые прославленные воеводы - собрались на Большой Совет в королевском дворце в Расе. Один только сын короля Растко не смог приехать в столицу, ибо он исполнял ответственный приказ короля и своего отца – охранял западный рубеж страны.
                  Известно было, что венецианский флот флотоводца Франгибуса все еще находится возле побережья Сербии. И хотя еще недавно венецианцы униженно заключили мирный договор, сербы хорошо знали все их лукавство и вероломство. Именно поэтому со своим испытанным в боя войском Растко продолжал оставаться у города Рагуза, чтобы при первой же опасности защитить его от вражеского нападения.
                  Громко и уверенно прозвучал на собрании Совета голос Бране Иванича, одного из лучших полководцев государства, убеждавшего всех воевод и знатнейших мужей королевства: «Пора положить конец кровавым набегам венгров, которые несут разор и смерть на нашу землю!»
                  Речь шла об ответном походе большими силами во владения венгров, на их твердыню Дьюлафехервар. Бране Иванич призвал немедленно идти на эту крепость и под ее стенами нанести венграм такое поражение, после которого они сами запросят мира.
                  Не все соглашались с тем, что выступать в поход нужно немедленно, и на то было немало причин. Некоторые полководцы с опасением отнеслись к тому, чтобы отправить в поход на Венгрию почти все силы страны. Не закончена была война с Польшей и Германией. Войска этих держав были сильны и многочисленны, и могли в любой момент вновь подступить к сербским городам. Поэтому приходилось оставлять часть сил в Эстергоме и Вене, чтобы в случае нападения врагам было кому оказать достойный отпор.
                  В то же время в Болгарии царило относительное спокойствие. Недавнее восстание царя Калояна было практически подавлено. Немногие группы мятежников еще скрывались в глухих лесах и горах, но они уже не представляли большой опасности. Область находилась в надежных руках старого воеводы Николы Вукича, в распоряжении которого находились достаточные силы, чтобы справиться с любым выступлением мятежников.
                  Бране Иваничу удалось убедить короля и остальных знатных людей страны в необходимости похода. О своем желании идти в поход заявили Тольен Славный, Мирослав, знатный воевода Радован Булатович. Отовсюду, из Эстергома и Белграда, Раса и Варада собирались отряды воинов. Сила была собрана большая – давно такого множества сербских воинов одновременно не собиралось в одном месте.
                  Дорогу к Дьюлафехервару прикрывали значительные силы венгров.

                  У города стояли отряды командиров Элемера и Тамаша, общее руководство же над войсками принадлежало ненавидящему сербов Карталу Завадски. Его отец, Андраш Завадски летом 1197 года попал в плен к воинам Тольена Славного в сражении под Варадом и был казнен, так как тогда король Венгрии не согласился выкупить его. С тех пор Картал Завадски затаил лютую ненависть на все сербское племя, обвиняя его в гибели своего отца.
                  Пока одни вожди еще только готовили своих воинов, другие уже выступили в поход. Войско шло осторожно, опасаясь попасть в засаду, которую могли бы устроить коварные венгры.
                  Пока Бране Иванич находился в походе, в его семье, оставшейся в Дураццо, произошло пополнение – у прославленного полководца родился сын, названный Миховилом в честь сына принца Стефана.
                  В то же время сам сын Стефана Миховил достиг своего совершеннолетия.

                  На празднестве он с почетом получил в свои руки меч взрослого мужа и был посажен на коня. Вскоре после торжества сын принца Стефана отправился в Скопье. Его дед, король Стефан, без каких-либо колебаний доверил ему управление городом и всей областью, так как был полностью уверен в том, что его внук сумеет справиться со всеми обязанностями правителя.
                  Только зимой 1209 года соединенное войско Бране Иванича и Мирослава первым достигло Дьюлафехервара. Ненавистник сербов Картал Завадски самонадеянно решил принять бой.

                  Воины Иванича, оказавшиеся впереди походного порядка сербов, обнажив мечи, сразу же ринулись вперед. И натиск их был так силен, что венгерское войско было разбито прежде, чем воины Мирослава даже успели втянуться в битву. Почти все венгры, рискнувшие помериться силами с сербами, пали мертвыми. Сам Картал, увидев всю неизбежность поражения и опасаясь плена больше, чем позора от бегства, пришпорил своего коня и умчался с поля сражения. Пожертвовав последними сражающимися воинами, со своим полководцем спаслись еще десятка три человек, остальные были убиты или попали живыми в плен. Некому было даже предупредить другие венгерские отряды о надвигающейся опасности.

                  В этом бою добычей победителей стало все богатое имущество войска Картала, а также выкуп за пленных венгров, который составил почти полторы тысячи дукатов. По справедливости, большая и лучшая часть добычи пришлась на долю воинов Бране Иванича, которым и принадлежала основная роль в этой победе.
                  Тем временем, разведчики сербского войска сообщили, что вблизи замечены еще два отряда венгров под командованием рыцарей Тамаша и Дамьяна, намеревающиеся внезапно ударить сербам в тыл. По словам разведчиков, находившиеся в своем лагере венгры были беспечны и похоже, совсем не ожидали нападения.
                  Не успев отличиться в предыдущем бою, Мирослав со своим войском неожиданно атаковал их. Сербы опять одержали победу, второй раз за несколько дней разбили врага. В бою погиб один из венгерских предводителей рыцарь Тамаш. Оставшиеся в живых враги, сплотившись вокруг Дамьяна и яростно отбиваясь, все же смогли отступить в густой лес, где и затаились.

                  Этот успех еще больше воодушевил сербских воинов, которые продолжили идти к городу, сметая со своего пути мелкие отряды венгров, не пытающихся оказать им упорное сопротивление.
                  Летом 1210 года сражения возобновились. Вскоре к стоящим невдалеке от стен Дьюлафехервара сербским войскам должны были присоединиться и отряды Тольена Славного. Но еще до их приближения воины Бране и Мирослава сразились с войском венгра Элемера.

                  Оба войска сблизились на рассвете. Испуская яростные крики, бросились воины друг на друга. Эта битва была намного серьезнее первой – венгры не собирались легко сдаваться, и бой был упорен.

                  Победа вновь досталась сербам, но с немалыми усилиями. Сам Бране Иванич, по обыкновению не щадивший себя, и со своими телохранителями сражавшийся в самом опасном месте, в этот раз едва не был убит стрелой из венгерской баллисты.
                  К сербскому войску продолжали подходить все новые отряды, командиры которых, незнатные и пока еще не успевшие прославить свое имя воеводы, тоже стремились отличиться в этом походе. Так, воевода Милутин, идущий на помощь Мирославу с двумя сотнями легких конных стрелков, по дороге к городу встретился с отрядом венгров Бенедека.

                  Воевода Милутин, несмотря на свою молодость, в свое время уже немало повоевал под началом принца Растко и короля Стефана, и многому научился у этих полководцев. Теперь он искусно использовал преимущество своей конницы перед пешими венграми. Его воины кружились вокруг венгерских рыцарей, пользуясь быстротой своих коней и осыпая их стрелами то слева, то справа. Один за другим падали сраженные венгерские латники. Очень скоро венгры не выдержали ливня стрел и побежали, но спастись удалось не многим! Всего 21 человек остались живы, да и те оказались в плену у торжествующих воинов Милутина.

                  После короткого отдыха сербское войско двинулось дальше, торопясь успеть к городу, пока венгры еще не оправились от очередных поражений. Кроме того, так и не сумев доставить сербам каких-либо неприятностей у Тырново и Софии, к ним на выручку спешили войска под началом феодала Кереши Тельдьеши и других знатных венгров.
                  Путь до Дьюлафехервара становился все короче.

                    Irongor

                      421

                      36

                      31

                      260

                      656
                    • Статус:Опцион

                    Дата: 24 Август 2015, 20:25

                         В конце 1211 года Тольен Славный ускорил подготовку к взятию Дьюлафехервара. Для начала он решил окончательно расчистить дорогу к стенам города. В начале декабря он атаковал, стоящие недалеко от города, венгерские войска.



                         Более семи сотен воинов под командованием Картала Малодушного с пяти сторон бросились на армию Тольена.



                         Бой был короток, но кровопролитен. Все сотники венгерских войск погибли в жестокой сече. Сам Картал был единственным военачальником, кто спасся бегством.



                         За двести двадцать пленных, захваченных в бою, Тольен Славный запросил почти 1900 дукатов. В этот раз венгры не спорили и выкупили своих воинов.
                         Спустя несколько дней к крепости подошли и Мирослав с Бране Иваничем. Дьюлафехервар лежал как на ладони. Но прежде чем приступать к осаде, необходимо было разбить заслон в четыре сотни венгров, занявших позиции на пути к воротам. Вперед свою армию повел Мирослав Неманич, Тольен с Радованом Булатовичем должен был присоединиться позже.



                         Видя, как сербы крушат заслон, командир гарнизона граф Петер Михали не выдержал и вывел свою армию на помощь. Удар венгерского гарнизона, усиленного тяжелыми рыцарями и пикинерами оказался весьма сокрушительным для слегка потрепанной армии Мирослава. Сербы стояли насмерть. Но легкая пехота могла противопоставить бронированным венграм лишь мужество и стойкость. Иногда и этого оказывалось достаточным – с помощью заходов кавалерии с тыла удалось полностью уничтожить несколько сотен вражеских воинов. Но силы были слишком неравны. Мирослав приказ трубить отход. Сербы, подхватив раненых, начали откатываться назад, навстречу спешащему на помощь войску Тольена.
                         Отправив раненых в тыл, Мирослав с остатками конницы занял место на левом фланге армии Тольена. Когда, вынырнувшие из-за холма, венгры увидели свежие полки сербов, готовых к схватке, то начали в панике перестраивать линии. Но им не хватило времени. Отряды сербской кавалерии налетели с флангов, затем тяжелые рыцари Тольена и Мирослава ударили в лоб. Враги дрогнули, а когда Бране в поединке сразил графа Михали, венгры в панике бежали.



                         Из более 1500 воинов сбежать смогли лишь 19 венгров. Удалось захватить почти 500 пленных. Запрошенные 3700 дукатов выкупа венгры платить отказались. Но это ничуть не расстроило сербов – они уже вводили войска в абсолютно беззащитный Дьюлафехервар, все защитники которого полегли под стенами. Чтобы не подвергнуться ограблению сербских армий, жители крепости собрали откупные в размере 9800 дукатов.

                         В начале весны 1212 года Бране Иванич получил известие из дома – у него родился второй сын, которого назвали Станко.



                         В мае в столицу пришла весть, что враги Сербского королевства Польша и Венгрия подписали союзный договор.



                         У Венгерского королевства не было иного выбора – опасаясь потерять последний город, венгры были вынуждены договариваться со своим старым врагом. Польша же тем самым развязала себе руки, не опасаясь, что при отправке армий в Сербию получит удар в спину.
                         Такая весть не слишком улучшила самочувствие короля Стефана, пребывающего в весьма преклонном возрасте. Но сообщение от Никши Куджунтича о подписании торгового соглашения с Испанским королевством заметно приподняло настроение венценосной особы.

                         Летом 1212 года, пока раненые получали надлежащий уход в Дьюлафехерваре, Мирослав с Бране отобрали наиболее боеспособные части и решили провести серию учебных схваток в лесах между Варадом и Дьюлафехерваром. Хотя местность уже полгода как была очищена не только от венгров, но и от разбойничьих шаек, Мирослав все равно приказал выставить дозорных, чтобы никто не мешал поединкам. И это неожиданно принесло свои плоды.
                         Дозорные сообщили о приближении с юга почти трехсот венгерских воинов.
                    Упускать такую возможность и разбить врага и получить опыт в боевой обстановке для своих воинов ни Мирослав ни Бране не захотели. В течение нескольких минут они выстроили войска в боевые порядки и двинулись навстречу венграм.





                         Враги были разбиты. Вызвало удивление лишь наличие в составе венгерской армии аж четверых феодалов. В бою свою смерть нашли Кереш Тельдьеши и Амрод из Шегедина, в плен был взят Иштван Куман. Лишь герцогу Хамеру удалось унести ноги. После допроса пленников стало ясно, что захват Дьюлафехервара нанес сокрушительный удар по планам Венгерского королевства по захвату севера Сербии. Разбитая в этом сражении армия ранее сидела в лесах и ждала подхода крупных сил, чтобы совместно атаковать Белград и Рас. Прождав почти полгода, когда припасы стали подходить к концу, герцог Хамер, командующий этим войском, принял решении осторожно возвращаться на север. Перехватив по пути подводы торговцев, венгры узнали о захвате крепости. Им не оставалось ничего другого как лесами пробираться к Люблину. На свою беду им пришлось послужить мишенями для повышающих мастерство сербских воинов.
                         Запросив за Иштвана и остальных пленных выкуп в размере 2250 золотом, Мирослав с Бране получили требуемое. Пленников передали на руки венгерским послам уже на новой границе Сербского и Венгерского королевств.

                         Зимой 1212 года дети католических государств отправились Крестовый Поход детей. «Как родители могли отпустить своих малюток на смерть?» - недоумевал Тольен Славный, укладывая спать свою новорожденную девочку, малышку назвали Зора.
                         В середине декабря Никола Вукич решил деблокировать проход через горы к Дьюлафехервару – там лагерем до сих пор стояла крупная армия мятежных болгар. Военачальник хорошо подготовился к сражению. Свежие копейщики, а также недавно обученные латники составили основу его войска. Для уменьшения возможных потерь Никола атаковал врага ранним утром, когда на востоке еще не показалось солнце. А сон был самым крепким.



                         Вукич приказал первый залп сделать зажигательными стрелами. Когда занялись от огня первые палатки, командиру мятежников Эрманесу с трудом удалось выстроить мечущиеся в панике отряды. Увидев, что стрелы летят с небольшой возвышенности, он ошибочно решил, что это мстят местные жители, измотанные постоянными грабежами и насилием. Поэтому Эрманес отдал приказ штурмовать холм, чтобы наказать зарвавшихся селян.




                         Когда болгары под градом стрел поднялись наверх, они увидели готовые к бою полки сербских воинов. Но было поздно. С воинственным кличем сербы бросились на врага. Закипела битва. Болгарам терять было нечего, поэтому они бились до конца. Лишь пронесшаяся весть о гибели воеводы Эрманеса поколебала их стойкость. Атака конницы с флангов решила исход сражения. Мятежники бежали. На этот раз пленные были казнены в назидание прочим. Так было подавлено кровавое восстание болгар. На территории Сербского королевства больше не осталось ни следа болгарских армий.



                         После битвы Никола Вукич двинул свою армию на перегруппировку в Адрианополь. Письмо от короля Стефана приказывало стать там лагерем и обустраивать оборону – на берегу пролива Босфор показались первые отряды турков. Сельджуки теснили византийцев по всему побережью Черного моря. Никея была взята в осаду. Под контролем греков оставался лишь Константинополь.



                         Весной 1213 года сербский посол Михаэль Волчич, продвигаясь все дальше на восток, убедил султана Газневидов подписать ряд торговых договоров. Купцы Сербии с воодушевлением отреагировали на эти соглашения. Теперь путь сербским товарам был открыт далеко на восток, а значит, появились дополнительные источники дохода.
                         Зима 1213 года в Сербском королевстве ознаменовалась первым за долгие годы королевским пиром с организацией рыцарского турнира. Прибывшие на турнир воины смогли похвастаться мастерством боя, как конными, так и пешими, в строю и в схватках один на один.



                         На королевском пиру король Стефаном объявил об отречении от престола в пользу своего среднего сына Стефана. Наследником стал принц Лука Неманич, сын Стефана Второго.



                         Король собирался принять монашеский постриг с именем Симеон и поселиться в монастыре Студеница. Кроме того, в честь объявления нового короля были расширены права всех феодалов и уменьшены сборы в казну, но только с условием развития на сэкономленные средства собственных территорий – сельхозугодий, торговых лавок и мастерских ремесленников.
                         Здесь же на пиру была объявлена свадьба Йована Марцети и принцессы Натальи. А в конце декабря праздновали рождение сына Здравко Коларевича и его супруги, дочери принца Вукана - малыша Дарко.

                    В начале 1214 года от посыльного по особым поручениям пришло сообщение, что Звонимиру Сидорчичу удалось отправить в небытие фанатичного еретика, который распространял ересь среди жителей Загреба. Неизвестно было, с чьей руки он там появился, но кое-какие подозрения возникали. Давно на приграничных территориях не было видно венецианских солдат, а ведь Загреб всегда был для них лакомым кусочком. Вполне возможно, что, не имея возможности взять город силой, несмотря на многочисленные попытки, дож Тадео, продолжая ненавидеть Сербию, решил организовать мятеж. Как бы то ни было, первая попытка провалилась. Но работа священников православной церкви была усилена в тех местах.
                         Весной дочь принца Растко, красавица Филипа, была выдана замуж за Петара Дамиановича прославленного командира эскадрона конных лучников в армии Тольена Славного.



                         Сам Тольен выступал сватом от Петара. Свадьбу сыграли пышно, видя в это добрый знак для начала нового года.

                    Конец 8 главы.

                      ANDRIANNICK

                        1 126

                        27

                        20

                        272

                        655
                      • Статус:Примипил

                      Дата: 31 Август 2015, 19:30

                      Глава 9
                      Летом 1214 года враги Сербского королевства, немцы, поляки и венецианцы, получив достойный отпор, на время затихли, и, казалось бы, можно было вновь возвратиться к мирной жизни.

                      Тем не менее, сербский король не мог оставить своих врагов без внимания. Известно было, что возле Праги и Браслау скопились многотысячные армии Священной Римской Империи во главе с Матиасом и Викерусом Бланкенбург, а также Дитером и Отто фон Брауншвейг. Также значительно усилившаяся к этому времени Польша не собиралась упускать возможности напасть на сербские земли с севера. Польские феодалы тоже давно хотели овладеть таким важным городом, каким являлся Эстергом.

                      Поэтому верные люди короля постоянно находились в тех вражеских землях, откуда можно было бы ожидать скорого нападения, своевременно сообщая ему обо всех перемещениях вражеских войск.
                      С юга, откуда все чаще приходили слухи обо все новых успехах турков-сельджуков, также вот-вот могла придти новая беда. В то время как Византийская империя слабела, турецкое государство набирало силу. Основанное вождем Сельджуком единое и крепкое турецкое государство имело многочисленную и хорошо организованную армию, в то время как византийскому императору доводилось тратить немало сил империи на подчинение своей власти непокорных вельмож и прекращение междоусобных войн между ними же. В начале XIII века опасность вторжения этих грозных завоевателей в Византию заметно увеличилась, так как возникающие в Византии неурядицы не оставались незамеченными турками Грабительские набеги сельджуков все чаще разоряли ослабленные междоусобицами византийские земли в Малой Азии. Турецкие войска все ближе подходили к Константинополю, угрожая самой столице Империи.
                      Уже в конце своего царствования король Стефан Великий, будучи связанным с базилевсом Византии, как долголетним союзом, так и родственными узами, намеревался предложить ей свое содействие в совместном отражении турок. Король надеялся, что с этим знаком добрососедской помощи отношения между странами, несколько охладевшие в последние годы, вновь потеплеют.
                      Для этого в Византию был отправлен опытнейший дипломат Фране из Зеты. Только с немалым трудом сербскому послу удалось попасть на прием к наследнику византийского престола Имберту. Однако предложение Фране впустить в византийские земли войска сербских полководцев Здравко Коларевича и Радована Булатовича не было принято. Как оказалось, к этому времени византийцам удалось отбить турок от столицы, и потому, впав в гордыню, наследник Имберт отверг предложенную Фране помощь с такими словами, что византийская держава и сама в состоянии оберегать земли своих предков, а стало быть, в военной помощи сербов совсем не нуждается. После такого надменного ответа король Стефан II, не проявляя большой настойчивости, предоставил византийцам вести эту войну самостоятельно. Тем более, к этому времени турки пока ничем не угрожали сербским рубежам, а кроме того, все еще вели с Сербией торговлю, приносящую ей немалую пользу.

                      Еще во время правления короля Стефана I сербские земли заметно окрепли в экономическом отношении благодаря развитию сельского хозяйства, ремесел и горного дела. Все это служило хорошей основой для расширения внутренней и особенно внешней торговли страны. Торговые пути давно уже связывали сербские города со многими странами, как Европы, так и Азии. Товары, производимые в Сербии, привлекали все новых купцов из дальних стран. Из страны в больших количествах вывозились серебро, мед, зерно, древесина, кожи. Поддерживающие оживленные связи с другими странами города продолжали расти, население их все увеличивалось. В связи с ростом населения в Белграде были построены высокие каменные стены, в Дураццо вошел в строй торговый порт.
                      В начале осени 1214 года средний сын короля Стефана Миховил посватался к Бояне, дочери уважаемого белградца Илии Жеравицы.

                      Жениху настолько знатного происхождения почтенный Илия даже не думал отказывать, так что уже вскоре была сыграна сопровождаемая роскошным праздником свадьба Миховила и Бояны.
                      Во многих городах, Белграде, Скопье, Загребе – были открыты новые рынки и ежегодные ярмарки, где в изобилии продавались местные и привозные товары. Особенным успехом пользовался у торговцев столичный торг в городе Рас, где гильдия местных купцов переживала период своего расцвета.

                      Осенью 1214 года там было заключено новое торговое соглашение с восточным соседом – Кипчакским ханством. Сменивший на троне Стефана I его сын король Стефан II и дочь хана кипчаков Тилик обсудили привилегии купцов обоих государств и произвели обмен торговыми грамотами, согласно которым сербские и кипчакские торговцы имели бы надежную защиту от неправильно взимаемых пошлин, несправедливости властей и право на возмещение незаконно причиненного ущерба.

                      Другую хорошую новость король Стефан получил от своего посланника на Востоке Михаила Волчича. Странствуя по далеким странам, посланник короля провел переговоры с эмиром города Багдад, а затем стал свидетелем осады мятежной крепости Бейхак воинственными хорезмийцами во главе с Хумаром Мангуберды. К тому времени Волчич достиг таких дальних земель, что нужно было ждать долгие месяцы, чтобы вести от него достигли столицы.
                      Но вот, наконец, очередное донесение от королевского посланника добралось до королевского двора. В нем сербский посланник сообщил, что теперь Сербия имеет возможность беспошлинно торговать с такими государствами, как Оман и Хорезм. С заключением этих соглашений сербское государство получило новый источник для пополнения своей казны.

                      Весной 1215 года поляки вновь решились напасть на сербов и снова вторглись в сербские земли, намереваясь пробиться к Эстергому. Путь им преградила армия Бране Иванича.

                      Силы соперников были примерно равны. Сербы заняли удобную позицию перед лесом, ожидая подхода вражеских сил. Вскоре показались и они. В скоротечном бою сербы нанесли полякам сокрушительное поражение, вынудив их к беспорядочному бегству с поля боя, во время которого был убит и полководец Ян.

                      Преследуя бежавших, сербы пленили многих из них. Впоследствии выкуп более чем в 1300 дукатов за двести с лишним пленных поляков пополнил казну Сербии. После того, как деньги были доставлены и сосчитаны, пленным было разрешено уйти.

                      Теперь-то уж в Польше хорошо знали о военной силе Сербии. Поэтому, прежде чем рискнуть еще раз выступить в поход, поляки более полугода собирали воинов, обстоятельно и продуманно готовясь к новому вторжению.
                      Пока мир царил на сербской земле, наконец-то связал себя узами брака и Лука, старший сын короля Стефана. На радость всем была отпразднована его свадьба с красавицей Мирной из рода Баладжичей. По этому поводу дома и улицы были украшены, а день объявлен праздничным для всех. А немногим ранее Сербия отметила еще один праздник – достижение совершеннолетия самого младшего сына короля Векослава, с детства отличающегося красивым лицом и крепким здоровьем.
                      С началом 1216 года с востока в Сербию проникло новое страшное бедствие – вспыхнула неведомая доселе болезнь, называемая «черной смертью». Первой на ее пути стал Эстергом. Улицы города даже без войны оказались завалены трупами - смертность от болезни, которую пока не умел лечить даже самый искусный лекарь, оказалась очень высокой. Болезнь продолжала распространяться, опустошая страну. Всего за несколько месяцев около двух тысяч жителей города и области от нее умерли. Многие жители пытались спастись бегством, покидая город, но жители других городов, уже наслышанные о моровом поветрии, даже отказывали им в гостеприимстве. Однако эта мера не спасала от чумы; вскоре заболевшие начали появляться и в других городах.

                      Тем временем, знатный шляхтич Барним из Калиша, подготовив и обучив большое войско, вновь двинулся на Эстергом. По всей видимости, весть о болезни еще не достигла Польши, поэтому поляки с уверенностью шли вперед. В состав армии Барнима вошла сильная наемная конница из франкских и германских рыцарей, имелись и метательные машины. Небольшой пограничный отряд воеводы Слободана, оказавшийся на пути польского войска, был рассеян в неравном бою.
                      Многие из беглецов сумели-таки добраться до Бране Иванича и отвели от него беду, предупредив об очередном нападении поляков. Собрав воинов, сербский полководец вышел им навстречу.

                      Враги сошлись в том же месте, что и год назад. На этот раз сражение происходило намного более упорно, с большим ожесточением обеих сторон. Увидев, что сербы заняли позицию на возвышенности, поляки двинули вперед свою многочисленную тяжелую конницу, которая начала непрерывно атаковать сербских пехотинцев. За ней пришла в движение и пехота.

                      Противостоять мощному натиску закованных в железо рыцарей, восседающих на огромных конях, сербским пехотинцам было очень тяжело. Их рубили мечи и секиры всадников, крушили боевые палицы, сбивали с ног и топтали кони. Ощетинившийся копьями сербский строй, тем не менее, уже начинал прогибаться под страшным напором рыцарей. Польский воевода Барним был почти уверен в своей победе. Скоро сербское войско могло быть разорвано на две половины и тогда его поражение стало бы неизбежным.
                      Опытный военачальник Бране Иванич вовремя заметил эту опасность. Встав во главе своей лучшей конницы, до сих пор ожидавшей своего часа в ближайшем лесу, он примчался на помощь своим воинам. Стремительно атаковав наемных рыцарей поляков, он заставил их отступить.
                      Воспрянув духом, сербская пехота снова сомкнулась и уже сама перешла в атаку. Оставляя за собой груды тел, сербские пехотинцы медленно продвигались вперед по кровавому снегу, беспощадно избивая своих врагов. Барним из Калиша, опять собрав вокруг себя не знавших, что делать, растерявшихся всадников, пытался также задержать и ободрить свою пехоту. Увидев военачальника, Бране со своими телохранителями налетел на него. Оба врага сражались смело и мужественно, но сербов было больше, и, в конце концов, их упорство и доблесть сломили сопротивление поляков. Сам польский воевода, получивший сокрушительный удар по шлему, на время лишился чувств и был взят ликующими сербами в плен. Когда по рядам разнеслась весть о пленении Барнима, поляки обратились в бегство. О том, чтобы попытаться отбить своего раненого военачальника, никто из них почему-то не подумал.
                      Польские знамена и хоругви, лагерь со всем скарбом и прислугой перешел в руки победителей. Поляки опять были разбиты, оставив на поле боя убитыми больше тысячи человек, 29 воинов были пленены, в том числе и сам Барним из Калиша. Его и пленных поляков король Польши и на этот раз согласился выкупить, выложив за них 2119 дукатов. Оставшиеся в живых поляки торопливо вернулись в польские земли. Король Польши Лешек в Кракове с нетерпением ожидал от своего униженного пленом полководца подробного отчета, почему так тщательно подготовленный поход увенчался полным провалом.

                      Вести об очередной убедительной победе сербов над врагами быстро разлетелись по соседним странам. В результате сильно осложнились взаимоотношения Сербии со Швецией. Растущая мощь Сербии также очень беспокоила ее. Известно было, что шведы, состоявшие с поляками в союзе, враждебно восприняли успех сербов в сражении с их союзниками.
                      Летом 1216 года в семье Миховила и Бояны родилась первая долгожданная дочь. Счастливые родители дали своей крошке имя Ядранка.
                      Тем временем короля Стефана нередко начали тревожить донесения, что в окрестностях Загреба люди, известные раньше как добропорядочные верующие в Бога граждане, оставляют православную веру. Было установлено, что отречение происходит после того, как они посещают проповеди неких проповедников.
                      Король приказал задержать этих лиц для дознания, так как существовала такая вероятность, что за появлением этих проповедников стоит Венеция. Известно было, что венецианская знать давно имела зуб на сербов. Как известно, в недавней войне с сербами ее военная мощь была подорвана. Потерпев поражение в открытом бою, венецианцы оставили попытки захватить сербские земли силой и поэтому перешли к тайной войне.
                      Очень скоро сыщикам короля стало известно, что своими выступлениями у Загреба мутит воду некий Бенвенуто Дельмонико. А как только было выяснено об итальянском происхождении смутьяна, отпали последние сомнения – это дело рук Венеции, которая всего два года назад также пыталась поднять такой мятеж в этом краю. И так как вред, наносимый его ложными уроками благополучию и порядку, становился все больше, в Загреб был отправлен сведущий человек Звонимир Сидорчич.
                      Сидорчичу не составило никакого труда отыскать этого проходимца, так как с недавних пор на городской площади постоянно собиралась толпа его почитателей. Присоединившись к внимающим проповеднику слушателям в обличье зажиточного крестьянина, и дождавшись, пока синьор Бенвенуто поставит точку в своей речи, Звонимир Сидорчич протолкался к нему. Для убедительности позвякивая серебром в большом кошеле, человек короля кротко попросил проповедника растолковать ему, неученому сербу, некоторые малопонятные премудрости нового учения. В надежде на хорошую выручку, плут с удовольствием откликнулся на приглашение доверчивого на вид селянина отужинать вместе с ним в одной из лучших таверн города.
                      Погнавшись за легкой наживой, хитрый еретик сам попал в расставленную западню. Куда и почему он исчез, так никто и никогда не узнал, но больше синьора Бенвенуто ни разу не видели ни в одном из людных мест Загреба. Никто не стал узнавать, куда пропал проповедник или искать его, так что понемногу даже имя его было забыто.
                        • 7 Страниц
                        • 1
                        • 2
                        • 3
                        • 4
                        • 5
                        • 6
                        • Последняя »
                        Ответить в темуВведите Ваш логин  
                        [Регистрация нового аккаунта]
                        Введите Ваш пароль 
                        [Восстановить пароль]
                        Создать новую тему
                        или Войти на форум через соцсеть
                          Стиль:
                            08 Дек 2016, 05:12
                        © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики