Сообщество Империал: Генерал мороз в Наполеоновских войнахи особенно в 1812г - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Генерал мороз в Наполеоновских войнахи особенно в 1812г
Морозоустойчивость русского солдата миф или реальность?

Опрос: генерал мороз сыграл свою роль в Наполеонвских войнах
Внимание! Для просмотра опросов на форуме Империале, вам нужно зарегистрироваться
  • 9 Страниц
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • Последняя »

Vit2013

    2 388

    25

    0

    110

    866
  • Статус:Примипил

Дата: 20 Февраль 2016, 13:35



Наполеоновские войска погубило 7 ноября
Век Наполеона. Реконструкция эпохи Сергей Тепляков
3 декабря 1812 года Наполеон составил 29-й бюллетень Великой Армии, в котором говорится: «По 6-е число ноября погода была прекрасная и движение армии происходило с наилучшим успехом. Морозы начались 7-го числа. С сего времени не происходило ни одной ночи, в которую бы мы не лишились нескольких сот лошадей, которые падали на биваках. Во время переходов до Смоленска артиллерия и конница наша также потеряли великое множество лошадей... Морозы, начавшиеся с 7-го числа, вдруг увеличились, и с 14-го по 16-е термометр показывал от 16 до 18 градусов ниже точки замерзания. Дороги покрылись гололедицею, и обозные лошади падали каждую ночь не сотнями, а тысячами, а особливо взятые из Немецкой земли и Франции. В несколько дней погибло их более 30 тысяч. Вся конница осталась пешею, артиллерия и обозы без лошадей. Мы принуждены были большую часть своих пушек, также военных и съестных припасов оставить на дороге или истребить… Армия, бывшая 6-го числа в самом лучшем состоянии, 14-го уже совсем переменилась: она лишилась конницы, артиллерии и обозов».
Чтобы яснее представлять себе, велика ли была роль генерала Мороза в 1812 году, потребуется некоторое погружение в эпоху. Прежде всего надо помнить, что наполеоновские войны начались в те времена, когда воевать предпочитали летом (зиму армии пережидали, отсюда и выражение «зимние квартиры») и поэтому не заботились о палатках и теплой одежде (до 1805 года французы даже шинелей не имели).

В походе на ночь разводили громадные костры, вокруг которых ложились ногами к огню. Во французской армии офицеры имели нечто, напоминавшее нынешние спальные мешки. Однако тепла они давали немного.

Почему солдаты (да часто и офицеры) того времени не имели палаток? Ответ простой: это была лишняя поклажа, солдат же и без того был навьючен, как мул. В Великой Армии вес оружия и разного имущества, наваленного на французского солдата (да еще с учетом положенного ему четырехдневного запаса провизии), составлял больше 24 килограммов.

Впрочем, воевали и зимой, но это были уж совсем чрезвычайные ситуации, и длились такие кампании недолго. В январе 1797 года Наполеон сражался с австрийцами в Италии, но там не было минуса и все заняло около трех недель. В 1805 году кампания началась в сентябре, а в первых числах декабря, после Аустерлица, уже закончилась.
В 1807 году Великая Армия впервые испытала, что такое зима. Кампания в Восточной Пруссии началась в ноябре, и уже к февралю на людей было страшно смотреть.
В марте 1809 года русская армия совершила беспримерный переход в Швецию по льду Ботнического залива. В истории наполеоновских войн сравнить его не с чем. Пройти надо было около СТА километров — между торосов, волоча за собой пушки. При 15-градусном морозе войска ночевали не только без палаток, но и, чтобы не выдать себя, без костров. 200 солдат обморозились. Только на последней стоянке, уже вблизи шведского городка Умео, солдаты колонны Барклая, разобрав несколько найденных рыбачьих лодок, развели огни, при виде которых шведские власти «разбил паралич». Городок сдался без сопротивления. Колонна Багратиона вышла недалеко от Стокгольма и своим появлением так потрясла шведов, что король Густав IV Адольф был свергнут, а сменившая его партия запросила мира.

В 1808 году в Испании, стараясь побыстрее добраться до английской армии генерала Мура, Наполеон с войсками перешел перевал Гвадаррама. Был декабрь — время, когда в горах опасно. «Снег ослеплял людей и лошадей. Ветер был такой силы, что снес несколько человек в пропасть. Наполеон (...) поговорил с солдатами и посоветовал им держаться за руки, чтобы их не унесло ветром. На середине подъема маршалы и генералы, у которых на ногах были ботфорты для верховой езды, не могли идти дальше. Наполеон сел верхом на пушку, маршалы и генералы поступили так же. Мы продолжали путь таким гротескным образом и наконец дошли до монастыря на вершине горы. Император остановился там, чтобы собрать армию. Нашлись вино и дрова, которые отдали солдатам. Холод был ужасный, все дрожали…» — пишет об этом военный писатель Жан-Батист Антуан Марселин де Марбо, командовавший в 1812 году 23-м конно-егерским полком французской армии в звании полковника.

В этой же кампании солдатам приходилось форсировать незамерзшие реки. Мучения были так тяжки, что не выдерживали даже ветераны: они стрелялись, опасаясь попасть в плен к партизанам и принять смерть пострашнее.
Может, именно памятуя о Гвадарраме, Наполеон в Москве пренебрегал пророчествами графа Коленкура о жестокостях зимы: ведь там был декабрь и горы — стоило ли бояться едва начавшегося октября на равнине?
Но сводить все споры к генералу Морозу вряд ли правильно, в конце концов лето и осень в 1812 году тоже не баловали.

В июне сначала стояла небывалая жара, от чего в первые восемь дней похода Великая Армия из 80 тысяч лошадей потеряла каждую десятую, а за первый месяц пали 22 тысячи лошадей. Но 29 июня жара сменилась страшной бурей с градом: «Было невозможно сдерживать лошадей, пришлось их подвязывать к колесам телег. Я умирал от холода. (...) Утром перед глазами предстало душераздирающее зрелище. В кавалерийском лагере около нас земля покрылась трупами не перенесших холода лошадей: в эту ужасную ночь их пало более десяти тысяч… Мы вышли на дорогу. На ней мы находили мертвых солдат, которые не могли вынести чудовищного урагана. Это удручающе действовало на значительное число наших людей», — записал офицер французской гвардии Куанье.

Карл Клаузевиц, поступивший в 1812 году на русскую службу и состоявший при арьергарде 1-й армии, писал: «Французы в первые же недели их наступления понесли огромные потери больными и отставшими и терпели такие лишения, что нетрудно было заранее предвидеть в ближайшем будущем полное их истощение. Это не укрылось от русских. Генерал Шувалов, посланный из Свенцян в главную квартиру французского императора с политическим поручением, вернулся в Видзы в полном изумлении от того состояния, в котором он нашел большую дорогу, по которой следовали французские войска; она вся была усеяна трупами лошадей и была полна заболевшими и отставшими».

Тяготы похода действовали на Великую Армию так, что войска в несколько недель обратились в толпу полуинвалидов. Врач баварской кавалерии Генрих Росс пишет, что из-за отсутствия привычной пищи — хлеба, муки, молока, вина и водки, из-за постоянной жажды, в результате которой люди бросались на все, что могло дать им влагу (например, сосали лед из помещичьих погребов), у многих солдат начался понос, который Росс лечил настоями: чаем из мяты и ромашки, а если их не было, то из мелиссы и бузины. Однако лучшим лекарством была легкая еда: «Многим при подобных приступах оказывались очень полезными простые похлебки с мукой или размазня. (...) Будь они у нас все время, многие из наших уцелели бы».

Особо страдавшим Росс давал настой опия или гофманские капли (известное с 1660 года средство, состоящее на 90 процентов из спирта, а на остальную часть — из эфира, использовавшееся как легкое обезболивающее до 1820-х годов).
«Пока все эти средства были налицо, люди шли довольно сносно», — пишет Росс. К счастью, к тому времени, когда у Росса кончился запас лекарственных трав, войска вступили в местность, богатую скотом, и «напиток из трав был заменен мясным бульоном».

В тылу армии ситуация была тяжелее: «...Понос захватил их настолько сильно, что нельзя было проводить ученья, больше того, едва возможно было отправлять обычную службу. Все дома были наполнены больными, многие умирали, а в самом лагере было заметно такое беспрерывное беганье из фронта, как будто всем полкам сразу дали слабительное», — такую картину записал Росс со слов полкового аудитора Крафта.

При подходе к Смоленску потери Великой Армии больными и отставшими составили около 100 тысяч человек. Если бы Москва была еще на 200—400 километров дальше, наполеоновское нашествие сошло бы на нет само по себе, без сражений, и даже возвращаться было бы некому. Именно понимание этой нехитрой арифметики лежало в основе стремления Наполеона как можно раньше — пока у него еще есть войска — принудить русских к генеральной баталии.
Но погода все же была еще одним, и из главных, действующим лицом этого представления. Сентябрь был ободряюще теплым. Наполеон к тому же и сам обманываться был рад, и заставлял обманываться других. Единственный, кто пытался открыть ему глаза, был генерал Коленкур. 24 сентября он испросил у императора аудиенцию, хотя они встречались не раз в течение дня, чтобы подчеркнуть чрезвычайность ситуации. Коленкур представил императору соображения «об опасностях пребывания в Москве и об опасностях зимы, если нам придется двигаться во время морозов»: у солдат нет теплой одежды, лошади не кованы по-зимнему, дороги заметет, добыть провиант будет совершенно негде. Наполеон не верил ему, он хотел не верить, тем более что погода словно участвовала в русском заговоре: осень стояла обманчиво-теплая. Наполеон смеялся над Коленкуром, говоря: «Зима не начинает свирепствовать сразу в течение 24 часов. Мы не так привыкли к здешнему климату, как русские, но, по существу, мы здоровее их. В сущности, осень еще не прошла, и будет много хороших дней, прежде чем наступит зима».

Коленкур сказал на это: «Зима ворвется внезапно, как бомба, и при том состоянии, в котором находится армия, ничего не может быть страшнее».

Но так и не убедил своего повелителя. Или же тот просто не смог в этом признаться? В конце концов все кончилось шуткой. «Коленкуру кажется, что он уже замерз!» — сказал император маршалам Дюроку и Нею.

Но 27 сентября выпал снег. Хотя он таял сразу, однако, пишет Сегюр, «с ним исчезли все иллюзии, которыми Наполеон старался окружить себя».

Согласно примете, первый снег выпадает за 40 дней до зимы. Если бы Наполеон знал ее, он бы поторопился, но он не знал и медлил. Из Москвы французы вышли лишь 8 октября, потеряв десять дней, которые им очень бы пригодились: если бы они вышли сразу после первого снега, то к моменту начала морозов (7 ноября) Великая Армия была бы уже в Витебске или даже при некотором везении переправлялась через Березину.

Однако Наполеон выступил из Москвы именно 8 октября. Первое время погода чрезвычайно бодрила его: он указывал всем, что русская осень не суровее французской. Но в ноябре 1812 года ударили 20-градусные морозы (16—18 градусов в 29-м бюллетене приведены по принятому тогда у французов Реомюру и соответствуют 20—22 градусам мороза по Цельсию). Большинство деревень, которые встречали на пути отступающие французы, были сожжены еще летом, при походе на Москву. Да и не было тогда таких деревень, где могли бы обогреться 100 тысяч человек, а именно столько вывел Наполеон из Москвы.

Представьте, что вы находитесь на 20-градусном морозе круглосуточно.

Вы идете весь день по снегу. Вы не ели горячего уже неделю, от дыма у вас постоянно слезятся глаза, тело ваше от холода сжалось в комок. Вы видите, как чумазы ваши товарищи, и понимаете, что и сами вы выглядите не лучше. Ваши сапоги затвердели и режут вам ноги. Пройдя 20—30 километров, вы уже в вечерней темноте попадаете на место бивака и ищете с товарищами дрова для костра. Если повезет, вы их находите. Если повезет, вы что-то варите и что-то едите. Потом вы ложитесь спать в снег. Земля под вами подтаивает, и в конце концов вы оказываетесь в холодной грязи, сверху засыпаемый снегом. Даже если вам удается задремать, вы на краю сознания постоянно помните, что можете замерзнуть, боитесь этого, и поэтому сон ваш не глубок и не дает отдыха. Вас будят до света. Вы, наученный горьким опытом, поднимаете голову осторожно — волосы примерзают к земле. Кое-как отлепив себя от земли, вы видите, что встали не все: несколько человек занесены снегом и не подают признаков жизни. Надо бы посмотреть, вдруг кто из них жив, но вы понимаете, что это будет расход сил, которых уже и без того мало. Вы пытаетесь согреться и тоскливо смотрите вдаль. Вам снова идти ваши 30 километров, и конца этому не видать. Вас охватывает отчаяние...

Людей косили болезни физические — простуды, горячки, ревматизмы. Но еще страшнее было то, что все больше людей теряли человеческий облик. Великой Армии не хватило характера — вот в чем была истинная причина ее гибели в 1812 году.
Именно тогда, когда от Великой Армии требовалось великое геройство, процент людей, способных на это, оказался особенно мал: слишком многие собирались в Россию как в татарский набег, за добычей, а не за славой.

Выживали только те, в ком жажда жизни оказывалась сильнее смерти. Те 20 тысяч человек, которые вышли с Наполеоном к Вильно, были уже не из мяса и костей, а из какого-то другого материала. Но и тут ждал сюрприз: многие из тех, кто добрался до теплых квартир, тут же, после первого сытного обеда, после первой бани, после первой ночи не на ледяной земле, начали умирать один за другим.

Наполеон проиграл в 1812 году потому, что дошел до предела возможного. Даже если бы в 1812 году выдался небывало теплый декабрь, Наполеон вывел бы из России не намного больше людей, но итог кампании был бы все равно одинаков — бесславное возвращение из похода, первое за 15 лет.

Наполеона сгубила собственная самонадеянность: он полагал, что люди вокруг него всегда остаются теми же, что и были. А на самом деле те, кого он побеждал, становились все более страшными противниками: государи с каждым унижением становились мудрее и злее, и мудрее и злее с каждым унижением становились народы. Это была уже не столько борьба материи, сколько духа.
    • 9 Страниц
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • Последняя »

    Vit2013

      2 388

      25

      0

      110

      866
    • Статус:Примипил

    Дата: 20 Февраль 2016, 02:01

    mr.george

    Vit2013

    То что вы предлагаете сделать всех равными к морозоустойчивости это не реалистично и не исторично ну к 1812г точно!

    Да что вы!? :facepalm: Русские от холодов в 1812 году потеряли не меньше, если не больше личного состава, чем французы. Фельдмаршал Кутузов сидя в Тарутинском лагере не позаботился о тулупах для солдатиков.

    Однако все факты говорят об обратном даже иностранные и отечественные художники пишут картины выхолощенные донцы гоняют полуголых французов в 20градусный мороз или нападение партизан одетых не хуже полярников с Челюскинца на северном полюсе на опять же прячущих наготу в бабские шали французов!Ну и ну историю у нас трактуют по желанию если вы не историк то раскинте своими мозгами мы живем в России призыва то есть той маштабной мобилизации как в 1914 или 1941 не могло быть ни как по тому что не было ещё всеобщей воинской мобилизации!(только через пол века военные реформы 60-70годов 19века)служили не на луне и не в Африке или джунглях а в своём Отечестве!а значит состав был тот же и все знали что зима в России может быть холодной если не в 1811 то в 1812 или в 1813 а вообще тогда считалось время малого ледникого периода в этот период даже были года Темза замерзала и Гудзонов залив!

    - - - Сообщение автоматически склеено - - -

    sonarmaster

    Я хочу полностью убрать бонус морозоустойчивости из игры. Ибо это нереалистично...
    Ну или оставить его для десятка-другого отдельных юнитов. Вместо нынешних 150-200 (именно столько примерно к моему удивлению имеет этот бонус).
    Жару я бы тоже убрал, да я так понял, она только в Египетской кампании имеет место быть, так, что вопрос только с морозом, который я и уберу, когда соберусь с духом с утреца как-нибудь ))
    А то не мерзнующие русские доставляют конечно )))

    п.с. Фокус с каре делал не я, это задумка толи Брана, то ли Сирлеона, добавленная мной в мод.

    Я ПОНИМАЮ ВЫ УВЛЕКЛИСЬ ВСЁ МЕНЯТЬ!ОЧЕНЬ ПРОШУ ВАС ОСТАВЬТЕ МОРОУСТОИЧИВОСТЬ ТАК КАК ЭТО ИСТОРИЧЕСКИ РЕАЛИСТИЧНО ЕСЛИ БЫ РУССКАЯ АРМИЯ НЕСЛА МАССОВЫЕ ПОТЕРИ ОТ МОРОЗА ТО ЧТО БЫ ОНА ВООБЩЕ МОГЛА ЗАЩИТИТЬ ТЕМ БОЛЕЕ РОДИНУ ГДЕ СТЕНЫ ПОМОГАЮТ ДАЖЕ!
    вот песня про войну 1812года из документального фильма про нашествие Наполеона впервые прозвучала в фильме говоряд даже специально написана для этого документального фильма ну я на ютубе не нашёл поэтому так вот сама песня из этого фильма


    - - - Сообщение автоматически склеено - - -

    может как вариант эту песенку добавить в мод в битвах за русских?

      sonarmaster

        2 222

        28

        6

        254

        2 217
      • Статус:Вольный стрелок

      Дата: 20 Февраль 2016, 02:37

      Цитата

      ЕСЛИ БЫ РУССКАЯ АРМИЯ НЕСЛА МАССОВЫЕ ПОТЕРИ ОТ МОРОЗА ТО ЧТО БЫ ОНА ВООБЩЕ МОГЛА ЗАЩИТИТЬ ТЕМ БОЛЕЕ РОДИНУ ГДЕ СТЕНЫ ПОМОГАЮТ ДАЖЕ!


      Давайте вы почитаете о том, как шли боевые действия и с какой армией Кутузов начал свой марш вслед за Наполеоном, и какие потери больными, обмороженными и отставшими она понесла во время этого марша. А потом будете использовать патриотический капслук.
      Оденьте шинель и пройдит пару десятков км зимой в России. Ну и потом, кто сказал, что морозы только в России злы. А коли российская армия заблудится где-то в Швеции, там тоже СТЕНЫ РОДНЫЕ помогать будут? Иль в Финляндии, иль в Дании, иль на севере той же Германии?

      Суть вот в чём, в условиях отступления, отсутствия снабжения и тяжких арьергардных боёв любая армия несет большие потери. Гораздо большие, чем та армия, которая её преследует (которая тоже впрочем, теряет людей). Дело не в стенах, родных, аль нет, а в снабжении и всего-то. А вовсе не в некой мифической особенности русских переносить мороз лучше, чем французы. Было бы снабжение, всё было бы в порядке с Великой армией и зиму бы перезимовали вполне себе нормально.
      Если мне не изменяет память, потери от того же голода были у французов вполне сравнимы с потерями от мороза.
      Ней по тонкому-тонкому льду Днепр переходил (и едва перешел с малой группой солдат).
      Через Березину понтонный мост наводили и только лишь после переправы начались сильные холода.
      Морозы лишь добили остатки Великой Армии (опять же почти полностью лишенной снабжения) и 14 декабря ушедшей уж и за Неман.
      А вы - "зима-холода-одинокие дома..."

      Впрочем, я уже пофиксил морозоустойчивость. Достаточно много юнитов всё-таки оставил с этой особенностью.
      В основном элитных и гвардейских, как имевших лучшее снабжение. Однако русские линейные полки, егеря и стрелки, а также гусары, уланы, драгуны и вся арта данной способности лишены (а раньше все они эту способность имели).

      Цитата

      может как вариант эту песенку добавить в мод в битвах за русских?


      А играть прикажете в тулупе и валенках? Юмор оценил.

        Vit2013

          2 388

          25

          0

          110

          866
        • Статус:Примипил

        Дата: 20 Февраль 2016, 03:06

        Да я же о том же и говорю стены свои это на своей родной земле это прежде всего снабжение и начиная от родного языка и заканчивая знанием местности крестьянские селения приютили какой-нибудь полк да там и помещики вообщем защитник есть защитник а захватчик готовился или не готовился к зиме да ещё в условиях партизанской войны когда коммуникации то и дела прерывали не важно с какой целью!но в швеции или норвегии потеплее будет чем на урале или в сибири!вот представьте аборигены живут в жаре они привыкают другие люди живут в холоде привыкают адаптируются что нам не по чём в крещенские морозы в 30градусов в прорубь окунуться с головой!а пошли европейца здохнет через минут 10 от переохлаждения!а ты батенька говоришь нет у нас у русских морозоустойчивости!кто делал сам мод а они иностранцы они и то не забыли как веками у русских укреплялась морозоустойчивость!я жил в Норильске у нас сломался вездеход мне самому доводились неделю добираться до селения 70-80км да сначала появляется второе дыхание преодолеваешь км 40 потом изматываешься капитально и все медленней и медленней и знаешь что если остановишься то смерть неминуема!надо двигаться а значит должна быть еда у нас она была сырая оленина!вот вам и снабжение!Это бесспрорно потому что естественно что каждый где живет там лучше адаптируеться к климату!а тут пришли захватчики да к тому же Французы не готовились к серьёзной войне зимой!Наполеон верил в свою счастливую звезду и думал что Александр1 пойдет на мирные переговоры на условиях французского императора!

          mr.george

            331

            0

            0

            3

            104
          • Статус:Опцион

          Дата: 20 Февраль 2016, 09:21

          Vit2013

          Однако все факты говорят об обратном даже иностранные и отечественные художники пишут картины выхолощенные донцы гоняют полуголых французов в 20градусный мороз

          Ну с художниками не поспоришь :068: Дружище, вы похоже не умеете отличать историю от пропоганды(а может не хотите?)!
          МОРОЗ КАКАРД НЕ ОТЛИЧАЕТ!

            sonarmaster

              2 222

              28

              6

              254

              2 217
            • Статус:Вольный стрелок

            Дата: 20 Февраль 2016, 10:23

            2Vit2013
            Русская армия (а точнее войска Кутузова, Чичагова, Витгенштейна) по большей части состояла из солдат набранных в европейской части России. Сибирь в та поры была относительно мало заселена и гнать оттуда войска, как в 1941 не было ни возможности, ни нужды.
            Да и вообще, какой Норильск, какой Урал, какая Сибирь, какие морозы 40 градусов, что вы несёте? ))
            Всё смешалось в доме Облонских, на карте НТВ НЕТ этих регионов! Как нет практически и их морозойсточивых жителей.
            Что касается создателей игры, этот аргумент мне понравился даже больше "художников"...
            Ванила бедна и достаточно уныла. Мод ЛМЕ вносит в оригинал несколько сотен полезных изменений о которых создатели не подумали.
            Мой вариант вносит сверх того еще полсотни. О чём вы толкуете? Что до морозов, я уже сказал, дело лишь в снабжении войск.
            Всё прочее бабушкины сказки. Тем более, в игре (о которой вы постоянно забываете уходя в пропагандисткие байки и личные воспоминания) есть только европейская часть России по большому счету.
            Генерал Мороз - это оправдательный миф, для западного обывателя. На поводу которого и пошли создатели игры. Ибо им проще и приятнее поверить, что Наполеона сокрушили холода и дикие варвары из проруби вылезшие, этих самых холодов не чувствующие.
            А я вам русским языком объясняю факты, что 26-29 ноября наполеновские саперы строили мост через НЕзамерзшую Березину, а через ДВЕ недели остатки армии (коих было уже всего ничего) перешли через Неман. А вы несете патриотическую пургу про дикие морозы и немерзнущих русских.
            Армия Наполеона будь она одета, обута, снабжена, накормлена и сидя в городах перенесла бы русскую зиму вполне.
            Но её истребило отстутствие снабжения и невозможность его организовать в условиях отступления. Они потому в шали дамские и кутались, что подвезти прочего не могли, а припасы постоянно попадали в руки казаков, партизан и прочих летучих отрядов. И от голода слабели постоянно. А вы мне про сырую оленину. Какая оленина, когда отступает 150 тыщ человек. Они там лошадей (а иногда и друг друга) жрали минхерц.

              Vit2013

                2 388

                25

                0

                110

                866
              • Статус:Примипил

              Дата: 20 Февраль 2016, 12:01

              Да с провизией понятно!

                Vit2013

                  2 388

                  25

                  0

                  110

                  866
                • Статус:Примипил

                Дата: 20 Февраль 2016, 12:39

                Vit2013

                Да с провизией понятно!

                Век Наполеона. Реконструкция эпохи Сергей Тепляков
                3 декабря 1812 года Наполеон составил 29-й бюллетень Великой Армии, в котором говорится: «По 6-е число ноября погода была прекрасная и движение армии происходило с наилучшим успехом. Морозы начались 7-го числа. С сего времени не происходило ни одной ночи, в которую бы мы не лишились нескольких сот лошадей, которые падали на биваках. Во время переходов до Смоленска артиллерия и конница наша также потеряли великое множество лошадей... Морозы, начавшиеся с 7-го числа, вдруг увеличились, и с 14-го по 16-е термометр показывал от 16 до 18 градусов ниже точки замерзания. Дороги покрылись гололедицею, и обозные лошади падали каждую ночь не сотнями, а тысячами, а особливо взятые из Немецкой земли и Франции. В несколько дней погибло их более 30 тысяч. Вся конница осталась пешею, артиллерия и обозы без лошадей. Мы принуждены были большую часть своих пушек, также военных и съестных припасов оставить на дороге или истребить… Армия, бывшая 6-го числа в самом лучшем состоянии, 14-го уже совсем переменилась: она лишилась конницы, артиллерии и обозов».
                Чтобы яснее представлять себе, велика ли была роль генерала Мороза в 1812 году, потребуется некоторое погружение в эпоху. Прежде всего надо помнить, что наполеоновские войны начались в те времена, когда воевать предпочитали летом (зиму армии пережидали, отсюда и выражение «зимние квартиры») и поэтому не заботились о палатках и теплой одежде (до 1805 года французы даже шинелей не имели).

                В походе на ночь разводили громадные костры, вокруг которых ложились ногами к огню. Во французской армии офицеры имели нечто, напоминавшее нынешние спальные мешки. Однако тепла они давали немного.

                Почему солдаты (да часто и офицеры) того времени не имели палаток? Ответ простой: это была лишняя поклажа, солдат же и без того был навьючен, как мул. В Великой Армии вес оружия и разного имущества, наваленного на французского солдата (да еще с учетом положенного ему четырехдневного запаса провизии), составлял больше 24 килограммов.

                Впрочем, воевали и зимой, но это были уж совсем чрезвычайные ситуации, и длились такие кампании недолго. В январе 1797 года Наполеон сражался с австрийцами в Италии, но там не было минуса и все заняло около трех недель. В 1805 году кампания началась в сентябре, а в первых числах декабря, после Аустерлица, уже закончилась.
                В 1807 году Великая Армия впервые испытала, что такое зима. Кампания в Восточной Пруссии началась в ноябре, и уже к февралю на людей было страшно смотреть.
                В марте 1809 года русская армия совершила беспримерный переход в Швецию по льду Ботнического залива. В истории наполеоновских войн сравнить его не с чем. Пройти надо было около СТА километров — между торосов, волоча за собой пушки. При 15-градусном морозе войска ночевали не только без палаток, но и, чтобы не выдать себя, без костров. 200 солдат обморозились. Только на последней стоянке, уже вблизи шведского городка Умео, солдаты колонны Барклая, разобрав несколько найденных рыбачьих лодок, развели огни, при виде которых шведские власти «разбил паралич». Городок сдался без сопротивления. Колонна Багратиона вышла недалеко от Стокгольма и своим появлением так потрясла шведов, что король Густав IV Адольф был свергнут, а сменившая его партия запросила мира.

                В 1808 году в Испании, стараясь побыстрее добраться до английской армии генерала Мура, Наполеон с войсками перешел перевал Гвадаррама. Был декабрь — время, когда в горах опасно. «Снег ослеплял людей и лошадей. Ветер был такой силы, что снес несколько человек в пропасть. Наполеон (...) поговорил с солдатами и посоветовал им держаться за руки, чтобы их не унесло ветром. На середине подъема маршалы и генералы, у которых на ногах были ботфорты для верховой езды, не могли идти дальше. Наполеон сел верхом на пушку, маршалы и генералы поступили так же. Мы продолжали путь таким гротескным образом и наконец дошли до монастыря на вершине горы. Император остановился там, чтобы собрать армию. Нашлись вино и дрова, которые отдали солдатам. Холод был ужасный, все дрожали…» — пишет об этом военный писатель Жан-Батист Антуан Марселин де Марбо, командовавший в 1812 году 23-м конно-егерским полком французской армии в звании полковника.

                В этой же кампании солдатам приходилось форсировать незамерзшие реки. Мучения были так тяжки, что не выдерживали даже ветераны: они стрелялись, опасаясь попасть в плен к партизанам и принять смерть пострашнее.
                Может, именно памятуя о Гвадарраме, Наполеон в Москве пренебрегал пророчествами графа Коленкура о жестокостях зимы: ведь там был декабрь и горы — стоило ли бояться едва начавшегося октября на равнине?
                Но сводить все споры к генералу Морозу вряд ли правильно, в конце концов лето и осень в 1812 году тоже не баловали.

                В июне сначала стояла небывалая жара, от чего в первые восемь дней похода Великая Армия из 80 тысяч лошадей потеряла каждую десятую, а за первый месяц пали 22 тысячи лошадей. Но 29 июня жара сменилась страшной бурей с градом: «Было невозможно сдерживать лошадей, пришлось их подвязывать к колесам телег. Я умирал от холода. (...) Утром перед глазами предстало душераздирающее зрелище. В кавалерийском лагере около нас земля покрылась трупами не перенесших холода лошадей: в эту ужасную ночь их пало более десяти тысяч… Мы вышли на дорогу. На ней мы находили мертвых солдат, которые не могли вынести чудовищного урагана. Это удручающе действовало на значительное число наших людей», — записал офицер французской гвардии Куанье.

                Карл Клаузевиц, поступивший в 1812 году на русскую службу и состоявший при арьергарде 1-й армии, писал: «Французы в первые же недели их наступления понесли огромные потери больными и отставшими и терпели такие лишения, что нетрудно было заранее предвидеть в ближайшем будущем полное их истощение. Это не укрылось от русских. Генерал Шувалов, посланный из Свенцян в главную квартиру французского императора с политическим поручением, вернулся в Видзы в полном изумлении от того состояния, в котором он нашел большую дорогу, по которой следовали французские войска; она вся была усеяна трупами лошадей и была полна заболевшими и отставшими».

                Тяготы похода действовали на Великую Армию так, что войска в несколько недель обратились в толпу полуинвалидов. Врач баварской кавалерии Генрих Росс пишет, что из-за отсутствия привычной пищи — хлеба, муки, молока, вина и водки, из-за постоянной жажды, в результате которой люди бросались на все, что могло дать им влагу (например, сосали лед из помещичьих погребов), у многих солдат начался понос, который Росс лечил настоями: чаем из мяты и ромашки, а если их не было, то из мелиссы и бузины. Однако лучшим лекарством была легкая еда: «Многим при подобных приступах оказывались очень полезными простые похлебки с мукой или размазня. (...) Будь они у нас все время, многие из наших уцелели бы».

                Особо страдавшим Росс давал настой опия или гофманские капли (известное с 1660 года средство, состоящее на 90 процентов из спирта, а на остальную часть — из эфира, использовавшееся как легкое обезболивающее до 1820-х годов).
                «Пока все эти средства были налицо, люди шли довольно сносно», — пишет Росс. К счастью, к тому времени, когда у Росса кончился запас лекарственных трав, войска вступили в местность, богатую скотом, и «напиток из трав был заменен мясным бульоном».

                В тылу армии ситуация была тяжелее: «...Понос захватил их настолько сильно, что нельзя было проводить ученья, больше того, едва возможно было отправлять обычную службу. Все дома были наполнены больными, многие умирали, а в самом лагере было заметно такое беспрерывное беганье из фронта, как будто всем полкам сразу дали слабительное», — такую картину записал Росс со слов полкового аудитора Крафта.

                При подходе к Смоленску потери Великой Армии больными и отставшими составили около 100 тысяч человек. Если бы Москва была еще на 200—400 километров дальше, наполеоновское нашествие сошло бы на нет само по себе, без сражений, и даже возвращаться было бы некому. Именно понимание этой нехитрой арифметики лежало в основе стремления Наполеона как можно раньше — пока у него еще есть войска — принудить русских к генеральной баталии.
                Но погода все же была еще одним, и из главных, действующим лицом этого представления. Сентябрь был ободряюще теплым. Наполеон к тому же и сам обманываться был рад, и заставлял обманываться других. Единственный, кто пытался открыть ему глаза, был генерал Коленкур. 24 сентября он испросил у императора аудиенцию, хотя они встречались не раз в течение дня, чтобы подчеркнуть чрезвычайность ситуации. Коленкур представил императору соображения «об опасностях пребывания в Москве и об опасностях зимы, если нам придется двигаться во время морозов»: у солдат нет теплой одежды, лошади не кованы по-зимнему, дороги заметет, добыть провиант будет совершенно негде. Наполеон не верил ему, он хотел не верить, тем более что погода словно участвовала в русском заговоре: осень стояла обманчиво-теплая. Наполеон смеялся над Коленкуром, говоря: «Зима не начинает свирепствовать сразу в течение 24 часов. Мы не так привыкли к здешнему климату, как русские, но, по существу, мы здоровее их. В сущности, осень еще не прошла, и будет много хороших дней, прежде чем наступит зима».

                Коленкур сказал на это: «Зима ворвется внезапно, как бомба, и при том состоянии, в котором находится армия, ничего не может быть страшнее».

                Но так и не убедил своего повелителя. Или же тот просто не смог в этом признаться? В конце концов все кончилось шуткой. «Коленкуру кажется, что он уже замерз!» — сказал император маршалам Дюроку и Нею.

                Но 27 сентября выпал снег. Хотя он таял сразу, однако, пишет Сегюр, «с ним исчезли все иллюзии, которыми Наполеон старался окружить себя».

                Согласно примете, первый снег выпадает за 40 дней до зимы. Если бы Наполеон знал ее, он бы поторопился, но он не знал и медлил. Из Москвы французы вышли лишь 8 октября, потеряв десять дней, которые им очень бы пригодились: если бы они вышли сразу после первого снега, то к моменту начала морозов (7 ноября) Великая Армия была бы уже в Витебске или даже при некотором везении переправлялась через Березину.

                Однако Наполеон выступил из Москвы именно 8 октября. Первое время погода чрезвычайно бодрила его: он указывал всем, что русская осень не суровее французской. Но в ноябре 1812 года ударили 20-градусные морозы (16—18 градусов в 29-м бюллетене приведены по принятому тогда у французов Реомюру и соответствуют 20—22 градусам мороза по Цельсию). Большинство деревень, которые встречали на пути отступающие французы, были сожжены еще летом, при походе на Москву. Да и не было тогда таких деревень, где могли бы обогреться 100 тысяч человек, а именно столько вывел Наполеон из Москвы.

                Представьте, что вы находитесь на 20-градусном морозе круглосуточно.

                Вы идете весь день по снегу. Вы не ели горячего уже неделю, от дыма у вас постоянно слезятся глаза, тело ваше от холода сжалось в комок. Вы видите, как чумазы ваши товарищи, и понимаете, что и сами вы выглядите не лучше. Ваши сапоги затвердели и режут вам ноги. Пройдя 20—30 километров, вы уже в вечерней темноте попадаете на место бивака и ищете с товарищами дрова для костра. Если повезет, вы их находите. Если повезет, вы что-то варите и что-то едите. Потом вы ложитесь спать в снег. Земля под вами подтаивает, и в конце концов вы оказываетесь в холодной грязи, сверху засыпаемый снегом. Даже если вам удается задремать, вы на краю сознания постоянно помните, что можете замерзнуть, боитесь этого, и поэтому сон ваш не глубок и не дает отдыха. Вас будят до света. Вы, наученный горьким опытом, поднимаете голову осторожно — волосы примерзают к земле. Кое-как отлепив себя от земли, вы видите, что встали не все: несколько человек занесены снегом и не подают признаков жизни. Надо бы посмотреть, вдруг кто из них жив, но вы понимаете, что это будет расход сил, которых уже и без того мало. Вы пытаетесь согреться и тоскливо смотрите вдаль. Вам снова идти ваши 30 километров, и конца этому не видать. Вас охватывает отчаяние...

                Людей косили болезни физические — простуды, горячки, ревматизмы. Но еще страшнее было то, что все больше людей теряли человеческий облик. Великой Армии не хватило характера — вот в чем была истинная причина ее гибели в 1812 году.
                Именно тогда, когда от Великой Армии требовалось великое геройство, процент людей, способных на это, оказался особенно мал: слишком многие собирались в Россию как в татарский набег, за добычей, а не за славой.

                Выживали только те, в ком жажда жизни оказывалась сильнее смерти. Те 20 тысяч человек, которые вышли с Наполеоном к Вильно, были уже не из мяса и костей, а из какого-то другого материала. Но и тут ждал сюрприз: многие из тех, кто добрался до теплых квартир, тут же, после первого сытного обеда, после первой бани, после первой ночи не на ледяной земле, начали умирать один за другим.

                Наполеон проиграл в 1812 году потому, что дошел до предела возможного. Даже если бы в 1812 году выдался небывало теплый декабрь, Наполеон вывел бы из России не намного больше людей, но итог кампании был бы все равно одинаков — бесславное возвращение из похода, первое за 15 лет.

                Наполеона сгубила собственная самонадеянность: он полагал, что люди вокруг него всегда остаются теми же, что и были. А на самом деле те, кого он побеждал, становились все более страшными противниками: государи с каждым унижением становились мудрее и злее, и мудрее и злее с каждым унижением становились народы. Это была уже не столько борьба материи, сколько духа.

                Мне очень вас жаль sonarmaster и mr.george вам уже промыли мозги что мы русские ничтожества нет про стойкость русского солдата известно со времен Суворова если даже враги восхищаются русскими солдатами в тех войнах что мы проиграли Крымская воина Русско-Японская война Афганистан это о чём-то говорит а вы относитесь к русским солдатам как к раздолбаем как к разношёрстном быдла которой находились в Великой армии Наполеона!
                sonarmaster!русские эмигранты с 1920г жили на чужбине но они чувствовали себя русскими и ни на минуту не теряли надежду на то что они вернуться в Россию а главное помнили что они сыны Великой России поэтому огромная просьба не будьте иванами не помнящие родства не предавайте кровно-родственные связи мы как был один народ так мы останемся если вы не будите об этом забывать то мы быстрее станем одной страной!а вместе мы едины а значит сильны и пусть ваши промывали мозгов пиндосы свои баксы засунут себе в ж...их надо как под Сталинградом е е е е!

                - - - Сообщение автоматически склеено - - -

                  mr.george

                    331

                    0

                    0

                    3

                    104
                  • Статус:Опцион

                  Дата: 20 Февраль 2016, 12:52

                  мистер Vit2013
                  Срочно, срочно на трибуну!!! :D
                  Героизм, человечность и жестокость-всё было. Но главными героями были Грязь, Мороз и необъятная Родина моя.

                    Vit2013

                      2 388

                      25

                      0

                      110

                      866
                    • Статус:Примипил

                    Дата: 20 Февраль 2016, 13:05

                    mr.george

                    мистер Vit2013
                    Срочно, срочно на трибуну!!! :D
                    Героизм, человечность и жестокость-всё было. Но главными героями были Грязь, Мороз и необъятная Родина моя.

                    Вы забыли что мы на родной земле и стойкость русского солдата!

                      mr.george

                        331

                        0

                        0

                        3

                        104
                      • Статус:Опцион

                      Дата: 20 Февраль 2016, 13:11

                      Vit2013

                      Вы забыли что мы на родной земле и стойкость русского солдата!

                      Думаю вам пора создать ещё одну новую тему: СТОЙКОСТЬ РУССКОГО СОЛДАТА. И начать писать туда. :003:
                        • 9 Страниц
                        • 1
                        • 2
                        • 3
                        • 4
                        • 5
                        • Последняя »
                        Ответить в темуВведите Ваш логин  
                        [Регистрация нового аккаунта]
                        Введите Ваш пароль 
                        [Восстановить пароль]
                        Создать новую тему
                        или Войти на форум через соцсеть
                          Стиль:
                            06 Дек 2016, 20:56
                        © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики