Сообщество Империал: [AAR] Montjoie et Saint-Denis! - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • БольшеБольше
XX
Imperial

Irongor [AAR] Montjoie et Saint-Denis!
AAR по моду Valor_and_Honor
Тема создана: 13 Июнь 2017, 12:20 · Автор: IrongorСообщений: 11 · Просмотров: 903

  • 2 Страниц X
  • 1
  • 2
  • [AAR] Montjoie et Saint-Denis! Вконтакте!
  • [AAR] Montjoie et Saint-Denis! в Фейсбуке!
  • [AAR] Montjoie et Saint-Denis! в Google+!
Библиотека
Irongor
  • Imperial
Imperial
456
Imperial
42
Imperial
353
Imperial
882
Imperial
36

Дата: 13 Июнь 2017, 12:20


Мод: Valor_and_Honor
Фракция: Франция
Сложность кампании: высокая
Сложность сражений: высокая
Цель компании минимальная: вернуть разрозненные города французской короне
Цель кампании максимальная: занять главенствующую позицию в Европе

Imperial





Montjoie et Saint-Denis!
Глава 1

     Весеннее солнце уже давно скрылось за горизонтом, а Филипп I все еще сидел в своей опочивальне за небольшим столом. Его одолевали тревожные мысли. Возраст французского правителя приближался уже к полувеку, новым королем станет молодой Людовик, но будет ли спокойным переход власти сыну?

Королевская династия

     Из Святой Земли недавно вернулся брат Филиппа Гуго, которого за глаза уже называли Великим за подвиги во время Крестового похода. Симпатии части феодалов склонялись на его сторону. Захочет ли Гуго отдавать трон Франции племяннику, когда у него самого подрос уже сын Рауль, способный и храбрый юноша?

Ветвь Вермандуа

     Вопрос вопросов. Хотя сам Гуго больше интересовался воинскими науками, чем политикой, кто знает, что придет в его голову, если большая часть знати будет готова поддержать его претензии на престол. Когда во Франции начнется междоусобица, это будет на руку как мятежным феодалам, засевшим в своих замках и державшим наготове немалые войска, так и английскому королю Вильгельму II, давно строящему планы реванша.

Границы Франции

     Филипп снова взглянул на карту, разложенную на столе. С восточных границ королевство подпирала, хоть и утратившая былое влияние, но не расставшаяся с мыслями о расширении Римская империя. Вряд ли император останется в стороне от возможности урвать кусочек от французского торта. Да и после охлаждения отношений между Филиппом и Папой Григорием VII в ряде городов начала расти ересь. В общем, проблем много и надо успеть их решить, пока они не погребли под собой Францию.
     Для усиления государства в первую очередь было необходимо приструнить нелояльных короне феодалов. А пара победоносных сражений повернула бы симпатии знати на сторону правящей ветви Капетингов. Тем более, если во главе королевских войск победы одержит наследник престола.
     Первой целью стал прибрежный Кале, которым правил граф Гуго Фламбард, симпатизировавший английскому королю.

Мятежный граф

     Взятие Кале позволяло контролировать самый короткий путь из Англии, а кроме того, у Франции появлялся выход к морю, что приносило большие экономические и стратегические выгоды королевству.
     Кале был укреплен и находился под защитой крупного гарнизона, преданного графу. Следовательно, чтобы взять город, нужно было собрать крупные силы в короткий период. Часть войск отправлялась со стороны восточных городов, что, бесспорно, создавало определенные риски. Поэтому, для того, чтобы обезопасить восточные земли, Филипп I был вынужден выдать свою дочь Констанцию за наследного принца Священной Римской империи молодого Генриха.

Союз с Империей

     Это позволило заключить союз между государствами и послужило развитию торговых отношений.
     Нормандией после смерти Вильгельма I правил его старший сын Роберт, сохраняющий хорошие отношения с французским Филиппом и мечтающий занять английский трон, отобрав его у младшего брата. К Роберту было отправлено посольство с официальным намерением заключить торговые договоры и неофициальной задачей договориться о невмешательстве нормандских рыцарей в планы французской короны.

Договор с Нормандией

     Посольство оказалось успешным. Теперь уже ничего не мешало Филиппу Первому готовиться к завоеванию Кале.
     Начало похода на Кале совпало с рождением второго сына у Филиппа – маленького принца Болдуина.

Второй принц

     К середине осени войско Людовика осадило Кале. Половина армии состояла из войск ополчения, лучников, копейщиков и арбалетчиков. Но принц в первую очередь рассчитывал на бронированный кулак, который должен был нанести первый и роковой удар по врагу – несколько отрядов тяжелых рыцарей, часть из которых вернулась из Святой земли вмести с дядей Гуго. Пять отрядов тяжелой конницы должны были довершить разгром гарнизона Кале, ворвавшись в город на плечах пехоты. В лагере королевского войска начали готовить тараны, принц не хотел держать город в длительной осаде – с соседнего Брюгге могла подойти помощь к осажденным.

Кале в осаде

     Однако и Гуго Фламбард не захотел быть обязанным своему соседу. Получив сведения о составе армии Людовика, он решил, что с профессиональными копейщиками и арбалетчиками, которые были в его распоряжении, он легко разобьет осаждающих. Поэтому, спустя три дня после начала осады, Гуго вывел гарнизон за стены Кале.

Вылазка мятежников

     Когда ворота города открылись, и из них показались первые солдаты гарнизона, войска Людовика были уже готовы к бою. Несмотря на то, что половину армии составляло ополчение, во главе сотен стояли опытные командиры, которые при получении сигнала к перестроению грозным окриком, руганью, а иногда и пинками быстро навели порядок среди подопечных. Поэтому, когда бунтовщики еще только выстраивались в боевые порядки перед воротами, на них обрушился ливень стрел и болтов.
     Гуго попробовал ответить тем, что отправил вперед арбалетчиков, дабы те подавили стрельбой королевских лучников. Но потери среди отрядов гарнизона продолжали расти, и ему не оставалось ничего другого, как отдать приказ идти в атаку.
     Копейщиков графа, взбежавших на пологий холм, встретили мечи закованных в броню рыцарей. Видя, что его пехота прочно увязла в боевых порядках Людовика, Гуго решил прорвать оборону принца ударом собственного отряда рыцарей. Но подошедшие из второй линии наемные копейщики не дали Гуго двинуться дальше. Рыцари графа были вынуждены отойти за спину пехоты.
     Как только все копейщики гарнизона оказались втянуты в бой, конница принца, разделившись на два отряда по сотне рыцарей в каждом, спешно выстроилась на флангах, ожидая сигнала. Дав знак стрелкам, чтобы те прекратили стрельбу, Людовик отдал приказ атаковать. «Монжуа и Сен-Дени!» - прозвучал боевой клич, и рыцари принца устремились на врага.
     Два отряда конницы ударили в тыл копейщикам, завязнувшим в бою с мечниками. Несколько десятков конников отрезали войска графа от ворот города, разворачиваясь для атаки арбалетчиков с тыла. Остальные рыцари во главе с принцем влетели в самый центр войск графа, нанеся сокрушительный удар. Мятежники дрогнули и устремились под защиту стен. Небольшой их части даже удалось прорваться в ворота, но уйти им удалось недалеко – рыцари принца были беспощадны.
     Надо отдать должное графу, он до последнего сражался, понимая, что пощады ему не будет. Но вскоре и он пал, окруженный со всех сторон королевскими солдатами. Людовик праздновал первую победу.

Битва за Кале

     Первый этап плана по восстановлению королевской власти на всей территории Франции был успешно реализован – знамя французского короля развивалось над Кале. Теперь предстояло тщательно продумать следующие цели, чтобы постараться не задевать интересы других держав. Пока не задевать.

Знамя Франции над Кале


Конец первой главы
    Irongor
    • Imperial
    Imperial
    456
    Imperial
    42
    Imperial
    353
    Imperial
    882
    Imperial
    36

    Дата: 21 Июнь 2017, 13:05

    Глава 2
         Недолго оставался Людовик в Кале – слишком близкое соседство недружелюбного Брюгге не давало принцу покоя. Переждав зиму и оставив в гарнизоне Кале лишь пару сотен копейщиков, наследник собрал армию и в начале весны отправился на Брюгге.
         Городом и его окрестностями правил граф Фландрии Роберт по прозвищу Иерусалимский, не так давно вернувшийся из Святой Земли, куда он отправлялся в крестовый поход по призыву папы Урбана II. Несмотря на то, что во время похода Роберт бился плечом к плечу с Гуго Вермандуа, вернувшись, граф отказался присягнуть на верность Филиппу I и начал вести переговоры с королем Англии о союзе. Естественно, что возможность заключения такого союза была как кость в горле французского короля. Поэтому, пока союзный договор между Англией и Фландрией не был подписан, нужно было успеть нанести удар.
         В середине весны 1101 года Брюгге был взят в осаду армией принца Людовика. Инженерные отряды начали собирать осадные машины – город планировали штурмовать через десять дней.

    Брюгге в осаде

         Граф Фландрии по опрометчивому примеру соседу тоже не стал ждать начала штурма: помимо прекрасно обученных войск он полагался на собственный опыт сражений на Востоке, да и преимущество в живой силе перед осаждающей армией тоже сыграло немалую роль в принятии такого решения.
         Тучами заволокло вечеряющее небо, начал накрапывать небольшой дождь, когда открылись ворота Брюгге, и граф начал выводить свое войско за городские стены.

    Вылазка

         Людовик ожидал, что сражение пойдет примерно так же, как и при битве за Кале, поэтому его сотни быстро заняли выгодные оборонительные позиции. Граф Фландрии преподнес неожиданный сюрприз – он с отрядом рыцарей выскочил впереди своей, выходящей из ворот Брюгге, армии. Видимо, он и сам этого не ожидал, что, впрочем, ничуть не смутило стрелков Людовика. В течение минуты личный отряд графа сократился почти в четыре раза. Лишь чудом удалось спастись самому графу, который, горяча коня, увлек своих рыцарей обратно под защиту стен.
         Далее все происходило так, как и рассчитывал принц. Втянув пехоту графа в схватку, Людовик направил конницу на фланги врага. Окруженные со всех сторон, мятежники продолжали ожесточенно сражаться, когда граф Роберт решил вновь проявить свою доблесть: с оставшимся десятком рыцарей он ринулся на мечников принца. Внезапно из-за спины рыцарей вынырнул отряд городской стражи, ощетинившийся копьями, и рыцари графа покатились с коней. Сам Роберт чудом удержался в седле. Развернувшись, он решил покинуть поле боя.
         В погоню за ним принц бросил личный отряд рыцарей. Уже у ворот граф был остановлен и в короткой схватке убит. К этому моменту уже бежали и оставшиеся воины Роберта. Когда они увидели, что обратный путь в город перекрыт рыцарями Людовика, то начали сдаваться. Почти сотне человек принц сохранил жизнь, правда, если это можно было назвать жизнью – после десятилетней каторги в угольных карьерах никто не возвращается здоровым и полным сил.

    Бой за Брюгге

         Брюгге пал, Филипп I еще на один шаг приблизился к своей цели.
         Пока наследник огнем и мечом принуждал мятежных феодалов к лояльности, король Филипп I усиливал позиции на дипломатическом фронте и в сфере торговых отношений. С генуэзцами и арагонцами были подписаны выгодные торговые соглашения. А с испанским королевством Леона и Кастилии был вообще заключен союзный договор – французский король имел интерес на юге, недалеко от испанских территорий. Не хотелось бы ступить в конфликт с южным соседом, выйдя к его границам. Испанцам, недавно обратившим свой взор на юг Пиренейского полуострова, также было необходимо обезопасить себя от удара с севера.

    Союз с Испанией

         Расширение торговых путей потребовало создание органа, регулирующего деятельность как французских, так и иноземных торговцев. Так в Париже, постепенно превращавшемся в настоящую столицу государства, была создана Торговая Гильдия.

    Торговая Гильдия

         Летом 1101 года король Филипп I вновь склонился над картой. На этот раз вместе с ним был принц Людовик и герцог Бургундии Гуго Вермандуа. Необходимо было наметить следующие цели военной кампании.

    Новые цели

         После захвата Брюгге на севере остался лишь Антверпен, до сих пор являющийся независимым феодом. На город имел виды и некоторое влияние германский император, в отличие от Кале и Брюгге, где, как показали пленные, действительно, очень уж вольготно чувствовали себя послы Англии. Занятие Антверпена позволяло усилить оборону побережья. Кроме того, можно было, наконец, размахнуться на создание собственного флота – в данный момент англичане безраздельно властвовали в ближайших морях. Сил для этого у Людовика было достаточно, король пообещал дополнительно усилить прибрежные гарнизоны несколькими сотнями конных рыцарей.
         Что касается южных и западных земель, то тут целей было слишком много, но надо было спешить, чтобы их не прибрал себе кто-либо другой. Большое значение имел Пуатье: город находился на пути из Анжера в Клермон, что создавало определенные угрозы для путей сообщения в случае обострения отношений.
         Лакомым кусочком был Бордо, поскольку стоял на пути морских торговых караванов из Африки к северному побережью Европы. В настоящее время город богател, являясь торговым узлом с огромными складами и представительствами множества торговых гильдий.
         Ренн был интересен тем, что обладание им Францией ограничивало присутствие англичан на материке, не давая им расширять свои владения дальше Кана.
              В качестве плацдарма, откуда открывался путь на Марсель, лежащий на побережье Средиземноморья, был привлекателен Лион. Кроме того, захват Лиона расширял границы Франции на восток, ограничивая аппетиты германского императора.
         - Предлагаю Антверпен брать по готовности, - предложил король. – Луи, как только восстановишь численность войска, да прибудут мои рыцари, можно начинать штурм. Брать город надо не позже, чем через год. Германцы пока обеспокоены внутренними проблемами, но скоро это прекратится, и они обратят свой взор на соседей.
         - Ты прав, брат, – согласился Гуго. – К этому моменту нам надо усилиться так, чтобы у императора не возникло соблазна попробовать нас на прочность. Поэтому я предлагаю собрать все войска, доступные сейчас на востоке королевства, и брать Лион. Там построим прочную крепость. А близость Дижона и Клермона, вотчины моего Рауля, позволит вовремя прислать подмогу в случае чего. Я готов возглавить войско на том направлении, что-то засиделся я на одном месте.
         - Хорошее предложение, – одобрил Филипп. – Так и сделаем. Готовь войска, брат. Что же касается северного направления, то после захвата Антверпена нужно большую часть войска отправить обратно в Брюгге, оставив в первом лишь несколько сот воинов. Из Брюгге будет проще прислать помощь как Кале, если англичане решат высадиться на берегу, так и Антверпену, ежели, не приведи Дева Мария, германцы решат разорвать союз.
         - Как скажешь, отец, - поклонился принц Людовик. – Завтра же выезжаю обратно.
         - Да, еще кое-что, Луи, - усмехнулся в усы Филипп. – Пора бы тебе уже и остепениться. Есть у меня на примете одна принцесса…
         - Отец! – возмущенно воскликнул принц.
         - Не спорь с королем! – повысил голос Филипп. – Нам нужен верный союзник против Англии.
         - Шотландия? – заинтересованно уточнил Гуго.
         - Шотландия, - кивнул король Франции.
         Спустя пару дней в Брюгге отбыл принц Людовик, а вскоре и Гуго Вермандуа отправился в Дижон собирать войско для похода на Лион.
         Расширение французского королевства не могло не насторожить соседей. Поэтому для управителей приграничных городов разослали королевский указ об ускорении постройки сторожевых башен вдоль границ королевства. Это давало возможность заранее обнаружить приближение вражеских войск.
         Зимой 1101 года войско под командованием герцога Бургундии Гуго Вермандуа выступило в поход на Лион. Одновременно из Клермона его сын Рауль направил на помощь отцу собранную за последние полгода армию.

    Поход к Лиону

         Пока войска продвигались к Лиону, чтобы объединиться для штурма, недавно поставленные дозорные башни принесли первую пользу: на границе между Дижоном и германским Мецем лагерем встала небольшая императорская армия.

    Германцы на границе

         Тем временем Гуго Вермандуа взял в осаду Лион. Войска герцога начали подготовку к штурму.

    Герцог против графа

         Граф Лиона Марсель Моклерк, учитывая численное преимущество осаждающей армии, решил отбиться на стенах. Граф давно ждал того, королевские войска рано или поздно появятся под стенами Леона, и приготовил им пару сюрпризов.
         С утра Гуго Вермандуа велел дать сигнал «На штурм!». Копейщики покатили к воротам два тарана (герцог Бургундский был предусмотрителен). Латники, подхватив штурмовые лестницы, бросились к стенам, за ними устремились наемные копейщики.
         На стенах уже кипел бой, когда сработал один из сюрпризов графа: мерно долбящий ворота, таран внезапно вспыхнул от какой-то горючей смеси. Не помогли даже мокрые шкуры, которыми была сверху оббита осадная машина. Толкавшие таран копейщики чудом успели отскочить от вспыхнувших досок.
         Тут-то и сыграла свою роль предусмотрительность герцога. Не успели еще погаснуть угли от первого тарана, как по его остаткам прокатили вторую машину, она и завершила разрушение ворот. Столпившаяся у входа пехота устремилась в город.
         Навстречу ей мчалась кавалерия графа, но копейщики, выстроившись ежом, были готовы к столкновению. Взобравшиеся на стены арбалетчики внесли свою лепту в уничтожение конницы. Вскоре несколько оставшихся рыцарей гарнизонной кавалерии обратились в бегство. Пытаясь их остановить, с центральной площади выметнулся личный отряд графа, но пока он домчался до копейщиков, почти половина полегла под болтами арбалетчиков, остальных добила пехота. Скоро и граф умчался на площадь собирать остатки своей разбитой армии.
         Лишь один отряд графа, состоящий из спешенных рыцарей, атакуемых с двух сторон, до сих пор держал оборону на стене. Подошедшие лучники герцога быстро поумерили их пыл. Ни одному из доблестных рыцарей врага не удалось уйти из смертельной ловушки.
         Спустя минут десять, изголодавшиеся по бою конные рыцари герцога, ворвавшись на площадь, завершили разгром армии графа Лиона. Самого графа, к сожалению, захватить не удалось. Он пал в бою. А титул по праву перешел к Гуго Вермандуа, Герцогу Бургундскому.

    Штурм Лиона

         Королевство Франция вновь расширила свои границы, выстроив линию обороны на восточных землях. На всякий случай.

    Линия обороны выровнена

         Франция демонстрировала растущую мощь, теперь иноземные послы старались обратить на себя благосклонное влияние французского короля, а правители других стран с удовольствием принимали у себя посольства из государства франков. Но были и те, которые без объяснения причин затягивали переговоры, в результате так ни к чему и не приводящие. Так было и с королевством Венгрия. По прошествии нескольких месяцев стало известно о заключении союза Англии и Венгрии – тогда все стало на свои места.

    Союз Англии и Венгрии

         Пренебрежительное отношение к послу Франции, а затем демонстративный союз с западным соседом – все это говорило о том, что что-то назревает. Необходимо было ускориться в собирании земель французских, а заодно и обзавестись солидной поддержкой. К папе Пасхалию Второму был направлен опытный посол Луи де Труа. А на западном побережье ожидался корабль из Шотландии – принца Людовика ждала свадьба, несмотря на все его возражения.

    Конец второй главы
      Irongor
      • Imperial
      Imperial
      456
      Imperial
      42
      Imperial
      353
      Imperial
      882
      Imperial
      36

      Дата: 11 Июль 2017, 14:40

      Глава 3

           Ряд успехов на дипломатическом фронте укрепил положение Франции в Европе. Были подписаны союзные договоры с королевством Сицилия и с Престолом Святого Петра. Теперь, чувствуя за собой поддержку Папы, Филипп Первый мог проводить более жесткую политику в отношении соседей. А союзный договор с Сицилией давал некую гарантию безопасности судоходства в Средиземном море, только надо было поторопиться взять Марсель.

      Новые союзники

           В конце лета был опоясан младший сын герцога Бургундии юный Анри Вермандуа. Теперь, когда после захвата Лиона его отец Гуго был вынужден находиться в своем новом владении, было кого отравить обратно в Дижон.

      Взросление Анри

           А в начале осени произошло долгожданное событие – на французский берег близ Кале высадилась делегация из Шотландии. Вместе с послом на землю Франции прибыла шотландская принцесса, Эния мак Доннхада.

      Гости из Шотландии

           Что делала английская армия у границы Французского королевства в момент прибытия шотландских кораблей, было непонятно. Однако то, что династический брак между Францией и Шотландией был, как кость в горле у английского короля – это было бесспорным фактом. Помешать ему могла лишь война, но англичане так и не решились двинуться через границу.
           А спустя неделю, во Франции праздновалась королевская свадьба, и был подписан союзный договор между двумя королевствами.

      Свадьба Людовика

           Спустя пару месяцев принц Людовик наконец-то сформировал армию, добавив в нее две полусотни тяжелых рыцарей, присланных королем, и выступил на Антверпен. Через две недели, не встретив по пути сопротивления, он уже стоял под стенами города.

      Осада Антверпена

           Пока на северо-западе королевства войско, взяв Антверпен в осаду, готовилось к его штурму, с восточными государствами были заключены новые торговые договоры. Мавры, сельджуки, а за ними и византийцы оказались заинтересованы в торговле с растущим королевством. Приток финансов в казну дал толчок к развитию производства и культуры. Теперь уже Франция была впереди других стран по уровню развития.

      Просвещеннейшая держава

           Маркграфом Антверпена был Готфрид I Бородатый, герой Крестового похода. Опыт боев, полученный в Святой земле, а также наличие в гарнизоне пары сотен конных рыцарей, давали ему уверенность в том, что он сможет отстоять город. А победа над французской королевской армией могла принести ему славу и почет среди рыцарей империи, которая не будет лишней при претензиях на трон императора.
           Поэтому Готфрид спокойно дожидался начала штурма принцем, который не заставил себя долго ждать.

      Маркграф против принца

           То ли благодаря стойкости людей маркграфа, то ли из-за того, что армия Людовика была разномастной (пришлось нанять даже несколько отрядов наемников), но победа досталась нелегко.
           Несмотря на явную ошибку Готфрида, сделавшего вылазку конницей против тащивших тараны копейщиков, что позволило быстро проникнуть в ворота, в бою же на стенах понемногу брали верх защитники. И это несмотря на то, что на штурм стен принц бросил элиту своего войска – тяжелых рыцарей.
           Подоспевшие войска гарнизона взяли в полукруг пробившуюся в город пехоту Людовика, и закипела жестокая битва. Чаша весов начала клониться в сторону маркграфа, и принцу пришлось бросить в бой резерв – сотню конных рыцарей. Кавалерия подобно урагану ворвалась в самый центр схватки, опрокинув сразу несколько рядов пехоты Готфрида. Это дало передышку бьющимся на переднем краю копейщикам.
           Часть отрядов маркграфа вынуждена были отступить, потеряв немало солдат. Пару высвободившихся отрядов принц бросил на стены, где из последних сил дрались остатки отрядов мечников. Подоспевшие стрелки обратили в бегство, еще сопротивляющиеся, отряды Готфрида.
           Последние войска гарнизона отступили на площадь. Сдерживая отход своих людей, погиб сам маркграф. Принц приказал окружить центр города и одновременным ударом со всех сторон уничтожить врага. Приказ был выполнен. Потеряв почти половину армии, Людовик взял Антверпен.

      Штурм Антверпена

           Вопреки сильному желанию вернуться к молодой жене, которая ждала его в Брюгге, принц вынужден был задержаться в завоеванном городе – по сообщениям разведчиков, ушедших далеко на север, к городу Утрехт подошло войско датского конунга. Формально Утрехт был независимым городом, но на него распространялось влияние Священной Римской империи. Захват этих земель датчанами мог привести к серьезному конфликту на расширившихся северных границах французского королевства. Да и иметь соседями потомков викингов тоже ведь было сомнительным удовольствием.

      Датчане у Утрехта

           Эния, жена наследника, и так не понесла от наследника, да и вынужденная задержка Людовика в Антверпене - все это вызывало определенные опасения у короля. В то время как в семье его брата Гуго родилась дочурка, несмотря на уже преклонный возраст герцога Бургундского.

      Рождение Изабель

           Спустя год, Анри Вермандуа, младший сын герцога Бургундского, собрав войска, осадил мятежный Марсель.

      Осада Марселя

           Захват города, помимо прямого выхода к Средиземному морю, давал Анри еще и титул. Поэтому он лично был заинтересован в благополучном исходе похода.
           Местный феодал граф Гийом де Прованс посчитал, что легко расправится со «сбродом», как он презрительно назвал армию молодого Вермандуа.

      Анри против графа Прованса

           Он вывел свою армию за стены.., чтобы через четверть часа попытаться прорваться обратно в город – «сброд» показал хорошую выучку и дисциплину.
           Войско Анри, сдержав первоначальный натиск противника, перешло в контрнаступление и вскоре добило противника на улицах города. При этом сыну герцога Бургундского даже не пришлось бросать в бой резерв из четырех сотен пехотинцев. Это был полный разгром войск графа Прованса.

      Сражение за Марсель

           Так Анри Вермандуа получил титул графа Прованса, а королевство Франции получило выход к Средиземному морю.
           Осенью того же года в семье герцога Бургундского был двойной праздник – играли свадьбы Рауля и Анри. Рауль женился на Иоланде, внучке покойного графа Симона де Вексена, часть владений которого находилась в Нормандии. Это давало повод претендовать на ряд земель, находившихся под английской короной.
           Анри же, не являвшийся прямым наследником герцога, смог выбрать себе выбрал супругу по велению сердца. Ею оказала Жанна Фло, дочь одного из вассалов отца.

      Две свадьбы

           Зимой ко двору Филиппа I прибыло посольство из Киевской Руси с подарками и выгодными торговыми предложениями. Король Франции сделал широкий ответный жест: он предложил подписать союзный договор, памятуя о том, что в его жилах течет и русская кровь – его мать, Анна Ярославна, приходилась родной тетей нынешнему правителю Киевской Руси.

      Союз с Русью

           А через год в королевской династии произошло пополнение: в семьях наследника короны и младшего сына герцога Бургундского родились дочери.

      Пополнение династии

           Королевская семья росла, а владений на всех не хватало. Возможно, скоро придется прибегнуть к требованию возврата земель у короля Англии, а это неизбежно приведет к войне. Несмотря на заключенный недавно союз с Папским престолом, на распри католических держав Папа всегда смотрел косо, конечно, если они не входили в его планы. Новая весть из Святой земли заставляла спешить с принятием решения – Румский султанат объявил джихад Иерусалиму, призывая под зеленое знамя Пророка исламские государства.

      Джихад

           Не за горами был новый Крестовый поход, а, значит, начавший конфликт с соседями во время его объявления Папой, мог быть предан анафеме. Со всеми вытекающими последствиями. Пришло время принимать решение во имя Франции и в интересах правящей династии.

      Конец третьей главы
        Irongor
        • Imperial
        Imperial
        456
        Imperial
        42
        Imperial
        353
        Imperial
        882
        Imperial
        36

        Дата: 18 Июль 2017, 13:09

        Глава 4

             В начале 1105 года произошло несколько важных встреч, предопределивших франко-английскую войну.
             Посольство от шотландского короля, прибывшее в январе, привезло документы, указывающие на активную подготовку Англии к войне: по городам и сельским поселениям были открыты рекрутинговые конторы, записывающие англичан на военную службу «Во славу короля». Провизия начала свозиться в склады при военных гарнизонах. Увеличилось количество заказов в кузнечных мастерских. Кроме того постепенно усиливались гарнизоны крепостей и городов в приграничной с Шотландией зоне.
             Шотландский король предлагал ударить по Англии, не дожидаясь ее усиления. Со своей стороны союзник обязался не только продержаться необходимое время, но и нанести ряд контрударов, пока французы не высадятся на остров.
             Добрую весть прислал из Рима, состоящий в Конклаве, французский кардинал Этьен Тристан: Папа Пасхалий Второй не был против того, чтобы англичанам преподали урок и благосклонно обещал закрыть глаза на военный конфликт.
             Последней поворотной точкой стал захват Фатимидским халифатом Иерусалима. Не за горами был новый Крестовый поход, следовало поторопиться.

        Иерусалим пал

             Решение было принято – война. Войско на Кан повел сам король Филипп. Для соблюдения приличия наместнику английского короля в Нормандии принцу Роберту был прислан ультиматум: отдать Кан и близлежащие земли, принадлежащие по праву французской короне, или Франция будет атаковать.

        Отказ Англии

             Получив ожидаемый отказ, Филипп Первый ничуть не расстроился и осадил Кан. Война между Францией и Англией началась.

        Война с Англией

             Учитывая то, что несколько сотен воинов из гарнизона, проводивших учения вдали от стен Кана, завидя приближавшиеся французские войска, не вернулись в город, а спешно укрылись в лесу, то взятие штурмом Кана не представлялось сложной задачей.

        Перед боем за Кан

             Схватка за стены оказалась скоротечной, сказалось численное преимущество. Взобравшись на стены с нескольких сторон, французы начали теснить защитников. Одновременно тараном были разбиты ворота, и копейщики ворвались в город. Им пытались оказать сопротивление спешенные рыцари, но оказались сметены, как осенние листья под порывом ветра. Бросившись на выручку мечникам, сложил голову английский наследник. Уцелевшие англичане бежали на площадь.
             Уже на площади защитники оказали упорное сопротивление, несмотря на окружавших их со всех сторон французов. А двое английских секирщиков, не обращая внимания на многочисленные раны, так героически бились, что Филипп приказал взять их живыми и подарил свободу.
             Кан пал. Лишь несколько отрядов англичан еще укрывались в лесах – это все, что осталось от присутствия Англии на материке.

        Штурм Кана

             Пока французы обустраивались в Кане, из Эдинбурга и Рима пришли долгожданные вести: Шотландское королевство объявило войну Англии, а Папа одобрил действия французского короля.

        Добрые вести

             Ушедшие в леса англичане, оставшись без провизии и под угрозой полного уничтожения, вышли к Кану, смиренно разбив лагерь к юго-востоку от города. К ним на переговоры был отправлен вестовой с предложением сдаться или перейти на сторону Филиппа Второго. Три сотни воинов, в большинстве своем оказавшиеся наемниками, не колеблясь, предложили разумную цену за свои услуги, и перешли на службу французскому королю.

        Кто платит, тот и приказывает

             Потянулись месяцы спокойной жизни. Налаживались новые торговые маршруты, были заключены выгодные сделки с Великим Новгородом, Датским королевством и Румским султанатом.
             В династии Вермандуа снова были пополнения: в семье старшего сына Рауля родился первый ребенок - дочь Марго, в семье его младшего брата Анри родилась вторая дочь, Жанна. Но всех превзошел сам герцог Бургундский, чья супруга, несмотря на преклонный возраст, родила ему третьего сына, названного Марком.
             Сам же король готовил военную экспедицию в Англию, руководство которой он планировал отдать младшему сыну Болдуину, которому вместе с рыцарским мечом был пожалован титул герцога Нормандского.

        Возмужание второго сына

             По сообщениям шпионов, действующих в Английском королевстве, шотландцы сражались мужественно. Одной из их армий был нанесен удар по Ноттингему.

        Шотландцы у Ноттингема

             Однако вскоре гордые горцы были отброшены обратно. Оттеснив шотландцев, англичане не решались атаковать, копя силы для удара на Эдинбург. Что же касается Франции, то все их враждебные действия ограничивались лишь периодическим блокированием портов. Флот Англии до сих пор главенствовал на море, поэтому пока не было возможности дать им отпор.

        Блокада Кана

             Примерно за полгода до предполагаемого вторжения произошло событие, во многом развязавшее руки французскому королю: умер Папа Пасхалий Второй. На Конклаве абсолютным большинством голосов новым Папой был выбран французский кардинал Этьен Тристан, ставший после выборов Мартином Пятым.

        Выбор Конклава

             Если уж прежний понтифик был настроен благожелательно к Франции, забыв прежние распри, то, что ж уж говорить об урожденном французе! Перспективы открывались великолепные. Но все следовало делать поступательно.
             Королевство Кастилии и Леона отбило у мятежников Бордо, вплотную приблизившись к границам Франции. Конечно, Филипп Первый не ждал от союзников подвоха, но южное направление требовалось укрепить, на всякий случай. Поэтому он отдал приказ графу Анжуйскому Гильому Д`Овернь взять Пуатье, давно уже бывший занозой в подбрюшье королевства.
             Собрав войско, Гильом отправился штурмовать город.

        Анжу против Пуатье

             Понадеявшись на двукратное преимущество в живой силе, граф Анжуйский отдал приказ идти на штурм и чуть не поплатился. Вкупе с неопытностью солдат защитники проявили чудеса стойкости. Разбив на стенах тяжелую пехоту Гильома, сотни графа Пуатье начали давить противника, с помощью тяжелой конницы тесня его из разбитых ворот. Основная часть королевской пехоты обратилась в паническое бегство. Все висело на волоске, когда Граф Анжу бросил на прорыв обороны полусотню тяжелых рыцарей, уже набравших опыта в боях за Кале и Брюгге.
             Единственный отряд ветеранов ценой огромных потерь прорвал оборону ворот. В образовавшийся просвет устремился сам граф с личным отрядом рыцарей. В завязавшейся у ворот схватке удалось сбить с коня самого графа Пуатье, и тут защитники дрогнули. Спустившись со стен, они быстрым маршем двинули в центр города, где на плечах их соратников ворвались на площадь рыцари Гильома.
             Ворота и стены остались оголенные, чем и воспользовались стрелковые сотни, до этого не принимавшие участия в сражении. Быстро заняв позиции внутри стен, арбалетчики блокировали защитникам выход из города. Командирам пехотинцев удалось собрать разбежавшихся солдат, и две с половиной сотни копейщиков вернулись обратно, прикрыв собой стрелков, после чего все вместе двинулись вглубь города.
             Ушедшие от столкновения на площади, рыцари поддержали пехоту, атаковав обороняющихся с тыла. Спустя короткое время город пал.

        Штурм Пуатье

             Почти половину армии положил под стенами Пуатье граф Анжуйский. Лишь благодаря самоотверженной атаке рыцарей, потерявших 9/10 своего отряда, город удалось взять. Хоть и прибавил Гильом к своим имениям графство Пуатье, но столь неубедительная победа сильно разочаровала короля Франции.
             Из Рима пришли новые обнадеживающие вести: одним из первых эдиктов Папа Мартин Пятый предал Англию анафеме, а королевство Шотландию вернул в лоно церкви.

        Первые эдикты французского Папы

             По такому случаю король Франции Филипп Первый заметил: «Когда духовная власть поддерживает устремления светской – Франция быстрее обретет величие в христианском мире».
             К исходу 1108 года долгожданный сюрприз преподнес своему отцу наследник престола – у Людовика родился сын Ланфранк, будущий наследник короны. Древо Капетингов дало новые побеги.

        Долгожданный внук

             Накануне выхода французского флота к берегам Англии с королевством Португалия был заключен союзный договор. Появление испанских армий на южных границах королевства нервировало Филиппа Первого. Поэтому, предвидя возможное охлаждение отношений между Кастилией и Францией, король решил подстраховаться, взяв в союзники Португалию. Пример подобной ситуации с Англией и Шотландией показал выгодность таких альянсов.

        Союз с Португалией

             В начале 1109 года, когда основная часть войск Англии наконец-то выдвинулась к границам Шотландского королевства, оголив южное побережье. Настало время нанести визит в гости к английскому королю.

        Накануне вторжения


        Конец четвертой главы
          Irongor
          • Imperial
          Imperial
          456
          Imperial
          42
          Imperial
          353
          Imperial
          882
          Imperial
          36

          Дата: 26 Июль 2017, 15:22

          Глава 5

               Прежде, чем отправиться в поход, принц Болдуин решил, что пришла пора остепениться. Его высочество Людовик ожидал уже третьего ребенка, а младший брат, будучи лишь третьим в очереди на наследование трона после брата и герцога Бургундского, наслаждался свободой. Но очередное увлечение переросло во что-то большее, и принц представил Филиппу Первому свою будущую жену графиню Жизель де Лоррен. Монарх лишь вздохнул – надежда на выгодную партию с Португалией канула в Лету. Филипп знал, что переубедить своего упрямого младшего отпрыска невозможно и дал согласие на свадьбу.

          Свадьба Болдуина

               Уделив молодой жене чуть больше месяца, Болдуин наконец отплыл из Кале и после нескольких часов пути причалил к английскому побережью. По пути более всего опасались встречи с флотом англичан, но бог миловал. Высадившись, принц велел шкиперу уходить обратно к французским берегам, сам же с войском скорым маршем направился к столице Англии.
               Почти все английские армии находились на границе с Шотландией, поэтому молодому принцу никто не смог воспрепятствовать взять Лондон в осаду.

          Французы у Лондона

               На свою беду в городе находился сам английский король Генрих со своим младшим сыном Мэтью и несколькими сотнями гарнизона. Появление французской армии под стенами столицы стало неприятным сюрпризом, но гонцов на север за помощью успели отослать. Сам Болдуин не спешил штурмовать город, надеясь на то, что Генрих капитулирует на выгодных для Франции условиях.
               В эти же дни кузен принца граф Анри Вермандуа осадил Нарбонну.

          Нарбонна в осаде

               После взятия Марселя Нарбонна уже не имела особого стратегического значения, но позволяла отодвинуть южные границы королевства немного южнее, что в свете активности испанской короны было весьма дальновидно.
               Зимой того же года испанские войска, пройдя маршем из Бордо, взяли в осаду Ренн, намереваясь держать западное побережье Европы под своим контролем.
               С частным визитом прибыл под Реймс один из имперских маркграфов. Хотя государства находились в союзнических отношениях, сопровождение маркграфа, состоящее из четырехсот солдат, заставило понервничать герцога Бургундского – гарнизон Реймса был почти в полтора раза меньше.

          Гости на земле французской

               Той же зимой после недолгой подготовки граф Анри начал штурм Нарбонны.

          Накануне боя

               Подавляющее преимущество в живой силе не оставляло никаких шансов местному феодалу Роджеру Танле. Несмотря на то, что отрядам гарнизона города удалось под проливным дождем поджечь один из таранов графа, это их не спасло. Прорвавшись за стены, штурмующие быстро сломили сопротивление, в пылу сражения зарубив самого Танле. Оставшиеся защитники, понимая бессмысленность сопротивления, сложили оружие, тем самым сохранив себе жизнь. Нарбонна была взята.

          Штурм Нарбонны

               Между тем в Англии король Генрих полгода тянул с ответом, ожидая подхода войск. Он ее дождался – с севера к Лондону подошли английские войска.

          Ситуация усложняется

               Не желая сражаться сразу с несколькими армиями противника, принц Болдуин решил действовать на опережение. Он приказал атаковать одну из армий, подошедшую слишком близко к осаждающим войскам.
               В свою очередь король Генрих вылазкой поддержал своих солдат.

          Принц против короля

               Нечастое явление в Англии, солнечный денек посреди осени, был омрачен звуком боевых труб. Почти три тысячи человек изготовились к смертельному бою.
               Воспользовавшись тем, что враги приближались неспешно, наследник французского престола успел выгодно расположить своих солдат на небольшом холме, направив стрелков на бо́льшую армию. Те успели сделать лишь по два залпа, как прямо на них вылетела английская кавалерия. Не все стрелки успели укрыться за выдвинувшимися навстречу врагу копейщиками. Один из отрядов лучников потерял три четверти своего состава и обратился в бегство. Но пехота сдержала натиск противника. Завертелась кровавая карусель.
               Пока первая линия сдерживала одного врага, вторая часть пехоты, прикрывая перестроившихся стрелков, развернулась к, подходившему с севера, войску английского короля. С лязгом столкнулись и эти сотни. Англичане были лучше обучены, а на стороне французов была численность. Это и переломило ход битвы. До сих пор не задействованная в сражении французская кавалерия стремительно обогнула сражающихся и с флангов и тыла ударила на врага.
               К этому времени пал сквайр, приведший помощь своему монарху, а при фланговой атаке французских рыцарей погиб и английский король. Королевское знамя упало на землю вместе с погибшим знаменосцем. Это послужило сигналом к бегству английского воинства. От французской конницы, устремившейся вслед отступающим, почти никому не удалось уйти.

          Сражение при Лондоне

               К сожалению, среди четырех уцелевших оказался младший сын короля принц Мэтью. Он успел укрыться в Лондоне и приказал запереть ворота.
               Болдуин дал своей армии лишь день на то, чтобы передохнуть, готовясь окончательно решить вопрос с Лондоном. Но и одного дня вполне хватило, чтобы к английской столице успела подойти помощь.
               За ночь резко холодало и выпал снег. Еще вчера поля, только начавшие желтеть, были укрыты белым покрывалом. Отдавая приказ начать штурм, принц зябко передернул плечами. Заснуть в тепле, а проснуться под завывание холодного ветра – удовольствие не из приятных. Если даже в королевском шатре было зябко, то, что уж говорить о простых солдатах. Но, по крайней мере, теперь у французов был стимул как можно скорее взять город, чтобы согреться за его стенами.

          Накануне штурма

               Принцу Мэтью не удалось созвать ополчение, и в момент штурма гарнизон столицы состоял лишь из небольшой горстки рыцарей, до конца преданных младшему сыну погибшего монарха. Сам Мэтью ждал врага у городской ратуши, надеясь на подход четырех сотен копейщиков. Поэтому французы беспрепятственно вошли в город и направились на городскую площадь.
               Спешившие на помощь принцу отряды успели зайти в город через другие ворота. В центре города завязался бой. Вскоре пал принц Мэтью, а следом были перебиты все остальные англичане. Лондон пал. Французские солдаты смогут наконец-то отдохнуть в тепле.

          Штурм Лондона

               Подошедшая к городу английская армия, завидев французские королевские лилии на развивающихся над Лондоном знаменах, встала лагерем, не решившись отбить город. Впрочем, вскоре англичане убрались к Ноттингему. Теперь им предстояло решить, что делать дальше.

          Лилии над Лондоном

               Через месяц из Франции Болдуин получил известие от своей молодой жены – он родила ему первенца, которого назвала Эдом. Почти в тоже время у его брата, наследника французского трона, родилась вторая дочь, Мари.

          Династия Капетингов ширится

               Тем временем испанцы неожиданно потерпели поражение в сражении за Ренн. Остатки их войск поспешили укрыться на территории французского союзника, зализывая раны в лагере под Каном.

          Поражение испанцев под Ренном

               Филипп Первый решил, не теряя времени прибрать Ренн. Не стоило потакать аппетитам испанской короны.
               Со смертью английского короля Папе пришлось согласиться вернуть Англию в лоно Церкви. Но этого мало. Под давлениям ряда государств, не желавших усиления Французского королевства, Папа Мартин Пятый был вынужден призвать Францию замириться с Англией и не воевать с нею впредь.

          Новые эдикты Папы

               Это было сильным ударом по планам Филиппа. Он даже задумался, а не стоит ли ему проигнорировать данный призыв. Однако вскоре пришло письмо от Папы, в котором тот указал на инициаторов данного эдикта. Давление было оказано со стороны датского и испанского кардиналов при молчаливой поддержке кардинала Священной Римской империи. А это уже было серьезно.
               Сам Папа более серьезной проблемой считал то, что Иерусалимское королевство, вернее его остатки, стало вассалом сельджуков, а это сильно усложняло ситуацию в Святой земле.

          Неприятные вести из Святой земли

               Теперь, если будет созван Крестовый поход, возможно, придется сражаться против братьев во Христе. Как к этому будут относиться крестоносцы, и не подорвет ли это их веру – вопрос не праздный.
               Как бы то ни было, вражду с Англией надо было прекращать. Возможно, что взятие Францией Ренна приведет к новому столкновению. Уже с королевством Кастилии и Леона.

          Конец пятой главы
            Irongor
            • Imperial
            Imperial
            456
            Imperial
            42
            Imperial
            353
            Imperial
            882
            Imperial
            36

            Дата: 03 Август 2017, 12:23

            Глава 6

                 В жизни проблемы иногда разрешаются сами собой. Так оно произошло и с дилеммой Филиппа Первого. С одной стороны он не мог подвести союзных шотландцев, прекратив военные действия против Англии, с другой стороны – эдикт Папы Римского. Но вмешалась Провидение: в Священной Римской Империи скончался император, и на трон взошел Генрих, зять французского короля по супруге Констанции.

            Новый император

                 Восшествие на императорский престол Генриха, симпатизирующего Франции, покончило с нейтралитетом Империи в конфликте Французского и Английского королевств. Император почти сразу же объявил войну Англии, выступив на стороне Филиппа.

            Империя вступает в войну

                 Весомая поддержка германского кардинала среди членов Конклава не позволила Папе заклеймить Империю. Однако, после недавней кончины шотландского кардинала, никто не мог помешать предать анафеме Шотландию, что и было сделано.
                 После ряда безуспешных попыток Франции заключить с Англией перемирие к сроку, обозначенному Папой, англичане, вступив в конфликт с Империей, сами сделали ответный шаг, прислав к принцу Болдуину дочь английского короля.

            В угоду Папе

                 Подписав перемирие, Филипп Первый воспользовался им для укрепления позиций на материке.
                 Сначала Рауль Вермандуа спешным маршем вышел к Ренну, пока потрепанные испанцы продолжали наращивать силы под Каном для повторного похода.

            Поход к Ренну

                 Спустя несколько недель Рауль начал штурм города. Графу Клермонта противостоял герцог Бретани, старый Этьен де Пентьевр.

            Граф против герцога

                 После прошлогоднего штурма испанцами, стену города так и не удалось восстановить до конца, поэтому мятежники установили частокол. Это и предопределило стратегию штурма. Понимая, что разрушение ворот мало что даст в атакующем плане – узкий проход можно было удерживать достаточно долго имеющимися у герцога силами, Рауль решил атаковать сразу с трех сторон. Изготовление трех таранов не заняло много времени, благо, что запасных частей в обозе хватило бы и на пять таких машин. Штурм начался.
                 Мятежники попытались было, открыв ворота, вылазкой уничтожить один из таранов, но прикрывая осадную машину, их встретили в копья наемные копейщики. Одновременно тараны снесли частокол справа и слева от ворот. Началось вторжение.
                 Ничего не смогли противопоставить защитники атаке с трех сторон. Спустя короткое время остатки гарнизона были уничтожены, Ренн вошел в состав Французского королевства.

            Штурм Ренна

                 Как оказалось, решение взять Ренн, не откладывая этого дела в долгий ящик, оказалось верным. Через пару месяцев после взятия города, на французских берегах высадилась армия Кастилии, присланная для оказания помощи своим войскам во взятии Ренна. Но она опоздала.

            Опоздавший десант испанцев

                 То, что такой лакомый кусок ускользнул от испанцев, не добавило тепла в отношения двух государств. Но тут уж, кто успел, тот и съел.
                 В эти месяцы множество радостных и печальных событий произошло в королевской династии.
                 Повзрослели дети у герцога Бургундского, старого Гуго. Младший сын Марк был опоясан рыцарским мечом, а дочь Изабель выдали замуж за Клода де Монморанси, сына одного из крупнейших землевладельцев Фландрии.

            Вермандуа растет

                 Помимо увеличения численности среди второй ветви королевской династии, Вермандуа, у Болдуина, который давно перевез в Лондон молодую жену с сыном, родился второй сын, названный Джоселин. А кроме этого достигла брачного возраста дочь принца Людовика Элеонора.

            Династия Капетингов расширяется

                 Были дни, когда траур стоял в королевском дворце: когда отошли в мир иной французская королева Берта и герцогиня Адель, супруга герцога Бургундского.
                 Королю Филиппу теперь самому предстояло организовать свадьбу дочери. Рассмотрев подходящих кандидатов, он отдал предпочтение члену императорской фамилии Священной Римской Империи из второй ветви династии Эгберту Вельфу.

            Второй династический брак с Империей

                 Это был уже второй династический брак между двумя крупнейшими европейскими державами. Данный шаг еще больше укреплял отношения и позволял рассчитывать на поддержку императора в различных вопросах.
                 В 1113 году начала вызывать опасения активность Арагонского королевства на южных границах Франции. Почти два года армии Арагона водили хоровод вокруг независимой Тулузы, где правил граф Бертран ди Рург, но так и не решились на штурм. Нерешительность Арагона распространилась и дальше, когда французское войско под командованием Эгберта Вельфа вышло к Тулузе. Именно ему досталась честь завершить укрепление южных границ королевства. А заодно и заслужить титул графа Тулузы.

            Под наблюдением Арагона

                 Арагонцы даже попытались было перегородить проход Эгберту к Тулузе, но потом возобладал разум, и они отошли в сторону, пропуская французское войско. У зятя наследника Франции возникло желание преподать урок зарвавшимся соседям, но задача перед его армией стояла взять Тулузу, а не развязывать войну с Арагонским королевством, поэтому французы осадили город. Арагонцы наблюдали со стороны за штурмом Тулузы.

            Накануне штурма Тулузы

                 Небольшое численное преимущество нападавших не сыграло особой роли при штурме крепости. Противник оказал достойное сопротивление. Самые ожесточенные схватки происходили на стенах Тулузы, и не всегда они заканчивались в пользу французской армии. Если бы не две сотни копейщиков, половина которых состояла из профессиональных наемников, еще неизвестно, чем закончился бы штурм. Именно они, прорвавшись через ворота, выстроились ежом на пути подхода возможных подкреплений для защитников стены.
                 И эта помощь появилась, но так и не смогла пробиться. А когда сам ди Рург попытался с горсткой верных рыцарей, пройдя по второстепенным улочкам, ударить по копейщикам с фланга, на его пути встал Эгберт Вельф со своими рыцарями. В завязавшейся схватке ди Рург был убит, и остатки защитников бежали вглубь города, где их всех вскоре переловили и уничтожили. Тулуза пала, титул графа достался Эгберту.

            Штурм Тулузы

                 Через несколько месяцев у новоявленного графа Тулузы родился первенец Шарль. В эти же дни у наследника трона принца Людовика родился второй сын, названный Колин. Франция расширялась, но росло и количество членов семьи, которым нужны свои владения. Филипп Первый начал было ломать голову, как бы увеличить королевство за счет английских земель, не привлекая внимание Папы, как португальцы подарили ему новую возможность.
                 Неуемные аппетиты испанцев спровоцировали небольшой пограничный конфликт с португальцами, вскоре переросший в серьезные столкновения. Португалия была вынуждена объявить войну королевству Кастилии и Леона.
                 Королю Филиппу уже давно надоело присутствие испанского войска у Кана. Он рассчитывал на то, что после того, как Франция взяла Ренн, испанцы уберутся восвояси, но это оказалось не так. Уплыли лишь несколько сотен подмоги, не так давно высадившихся недалеко от Ренна. Теперь же появился повод не только выгнать загостившихся соседей, но и попробовать вернуть Бордо, не так давно захваченный испанцами. Филипп принял решение разорвать союз с Кастилией.

            Разрыв союза

                 Союзник Франция – Римская Империя оказалась втянута в новую войну, на этот раз против Венгрии. Это переполнило чашу терпения Конклава, и Папа был вынужден отлучить Империю от Церкви.

            Отлучение Империи

                 Поскольку Венгрия находилась довольно-таки далеко от Франции, Филипп Первый не планировал ввязываться в этот конфликт. Однако это столкновение означало и то, что император не сможет поддержать Французское королевство в случае начала войны с Кастилией. Если, воюя с Англией, Империя ограничивалась противостоянием на море и блокадой английских торговых портов, то война с Венгрией требовала сосредоточения германских войск на восточной границе.
                 Папа Мартин Пятый не забывал, что он француз и при случае старался поддержать родную державу разными окольными путями. Воспользовавшись тем, как яро ведет борьбу с еретиками и язычеством французский епископ Андрэ де Аркур, его назначили кардиналом в Конклав.

            Новый французский кардинал

                 Повзрослел первенец принца Людовика. Теперь Ланфранк готов был поддержать отца и деда в деле построения процветающей Франции.

            Взросление внука короля

                 Между тем напряжение на южных границах королевство нарастало. Охлаждение отношений с испанцами было не самой большой проблемой, требующей немедленного вмешательства, а вот появление крупной арагонской армии под Нарбонной – это было уже серьезно.

            Вторжение Арагона

                 Вполне возможно, что это было начальным этапом конфликта с Кастилией, с которой Арагон был в союзе. Однако, появление войск нейтрального государства на французской земле не должно было остаться безнаказанным.
                 Франция была на пороге вступления в новую игру, где призом было лидерство в Западной Европе.

            Конец шестой главы
              Irongor
              • Imperial
              Imperial
              456
              Imperial
              42
              Imperial
              353
              Imperial
              882
              Imperial
              36

              Дата: 18 Август 2017, 13:05

              Глава 7

                   После игнорирования требования о выведении войск за пределы Французского королевства, армия Эгберта Вельфа, заблаговременно подошедшая к Нарбонне, атаковала арагонцев. На помощь Эгберту вышло три сотни городского гарнизона.

              Атака арагонцев

                   Шансов на победу у арагонцев было мало, да и те Вельф планировал подсократить.
                   Несмотря на то, что противник занял выгодное место на холме, это практически не принесло выгоды. Дождавшись, пока к его армии присоединятся сотни из гарнизона Нарбонны, французский военачальник повел войско вперед. Не доходя до врага, он вывел вперед арбалетчиков. Почти пять сотен стрелков не оставили никаких шансов противнику. Попытка арагонцев перейти в ближний бой была успешно блокирована солдатами гарнизона. А когда вперед двинулись пехотные сотни Эгберта, арагонцы дрогнули и обратились в бегство.
                   Перед французским военачальником не стояла задача уничтожить войско Арагона. Главное было – выдворить зарвавшегося соседа восвояси, поэтому арагонцев никто не преследовал. Так малой кровью, но ценой объявления войны, противник был вышвырнут из королевства.

              Избиение под Нарбонной

                   Лишь один арагонец попал в плен, и то лишь потому, что его подняли раненного с земли. Подлатав, его отпустили.

              Везунчик из Арагона

                   Король Арагона, удрученный поражением, утих, исподволь собираясь с силами и заключая новые союзы – в одиночку ему не справиться с Францией, а очень хотелось отомстить за унижение.
                   Наступили спокойные дни. В династию Вермандуа влилась свежая кровь – внучки герцога Бургундского Гуго вышли замуж за достойных представителей дворянских фамилий. Марго, дочь Рауля, вышла замуж за Лорана де Блуа, а Катрин, дочь Анри, стала супругой Жермена дю Перша.

              Свадьбы у Вермандуа

                   В то время, как в самой Франции было затишье, недалеко от границ королевства ситуация накалялась. Дания объявило войну Норвегии, а на земли французского союзника, королевства Сицилии, вторглись войска Генуи.

              Обстановка у границ

                   Самим французам непосредственной угрозы не было, но Филипп Первый отдал распоряжение усилить гарнизоны Антверпена и Милана, как наиболее близких городов к зоне конфликтов.
                   Пока французский король раздумывал, стоит ли преподать новый урок Арагону, рискуя спровоцировать вмешательство Кастилии, в Шотландии скончался правитель.

              Смерть короля Шотландии

                   Взошедший на трон новый король, первым же делом уверил Филиппа в следовании отцовским курсом, несмотря на опасность нового отлучения от церкви, и попросил поддержку – англичане начали поджимать шотландцев у Дамфриса.
                   Не желая ввязываться в прямую войну с англичанами, Филипп Первый решил помочь шотландцам другим путем. На западе Англии уэльсцы решили, что независимость, это то, что им необходимо, и графства Кардифф и Карнарвон, объединив силы, взбунтовались. Это была великолепная возможность ослабить старого противника, не прибегая к прямому конфликту.
                   Король Франции приказал Клоду де Монморанси, зятю герцога Бургундского, направиться в Англию и занять Кардифф. К счастью, не пришлось набирать новых рекрутов – королевство готовилось к войне с притихшим пока Арагоном, поэтому войска стояли наготове.
                   Переплыв Ла-Манш, Клод вскоре был у Лондона, где принц Болдуин, герцог Нормандский, выделил усиление в несколько сот копейщиков.

              Поход на Кардифф

                   Через пару недель Клод достиг Кардиффа и начал осаду.
                   Генуэзская республика, покусившись на сицилийские земли, откусила слишком большой кусок. И подавилась. Сицилия вплотную пододвинула свои границы к Франции.

              Генуя повержена

                   Союзник союзником, но увеличив свои территории, не увеличит ли аппетиты сицилийский король? Филипп надеялся, что нет.
                   Тем временем Клод де Монморанси приступил к штурму Кардиффа.

              Сигнал к штурму дан

                   До этого момента французы не сталкивались с английскими лучниками, использующими длинный лук, но были наслышаны о них от своих шотландских союзников. Это страшное оружие, бьющее почти на сотню ярдов, внушало страх даже мужественным горцам. По словам разведчиков, побывавших недавно в Кардиффе, в городе находилось несколько сотен таких стрелков. Это не сильно воодушевляло Монморанси, но город взять было необходимо.
                   Под непрерывным потоком горящих стрел французы двинулись к воротам. Потери среди солдат начали расти, но тараны, заранее оббитые сырой кожей и облитые для надежности водой, удалось довести до стен города. Первые удары тарана начали сотрясать ворота, когда, распахнув створки, навстречу копейщикам выскочила конница, метнувшая дротики прямо в строй солдат. Это замедлило атаку французов, но раздавшийся треск проломленных стен возвестил уэльсцев о напрасности удерживания ворот, и конница быстро отступила. Спустя короткое время французы всей армией вошли в город.
                   Защитников, занявших оборону в центре города, окружили. Раздался сигнал «В атаку!», и на площадь сразу с нескольких улиц ринулись пехотинцы Франции, возглавляемые тяжелой кавалерией. Уэльсцы оказывали отчаянное сопротивление, некоторые даже умудрялись стрелять поверх голов товарищей, державших оборону. Уэльские лучники, из которых состояла большая часть гарнизона, были вооружены лишь легкими мечами, в отличие от французской пехоты. Поэтому им не суждено было победить. Вскоре пал последний защитник, и знамя Франции взвилось над поверженным городом.

              Штурм Кардиффа

                   Теперь осталось ждать реакции Англии на расширение французского присутствия на острове. Закроет ли король Стефан, внук Вильгельма Завоевателя, на это глаза или же попытается вернуть графство под свою власть – герцог Болдуин, наместник французского короля в Англии был готов к любому повороту событий.
                   Во Франции скончался от болезни герой Крестового похода и брат короля Гуго Вермандуа, герцог Бургундский. Он не дожил пары месяцев до взросления своего первого внука, Людовика Вермандуа.

              Смерть герцога Бургундского

                   Опасаясь, что французы после Кардиффа захватят Карнарвон, англичане предприняли попытку самим взять город, но потерпели поражение от уэльсцев. Умные люди, обжегшись на молоке, дуют на воду, но не таким был король Англии. Если обычные мятежники смогли разбить королевские войска, то уж регулярная французская армия была куда более серьезным противником. Но Стефан Блуаский думал иначе. Уже в начале весны, не успели сойти снега, как он начал подтягивать войска к Кардиффу.

              Англичане у Кардиффа

                   Герцог Нормандии Болдуин, на днях отпраздновавший совершеннолетие сына Эда, приказал готовиться к обороне Лондона, и отправил приказ Клоду де Монморанси, графу Кардиффа, укреплять стены города.

              Совершеннолетие Эда

                   Спустя несколько месяцев Франция погрузилась в траур – скончался король Филипп Первый, сделавший очень много для своего государства и выведший королевство на лидирующее место в Европе.

              Смерть Филиппа Первого

                   Сильно горевал Людовик, унаследовавший трон. Он в последнее время сильно сблизился с отцом – Филипп, словно предчувствуя скорую смерть, постарался как можно больше времени уделять наследнику, делясь планами и замыслами, дабы не рассыпались в прах достижения последних лет.
                   Король умер, да здравствует король!

              Король умер, да здравствует король!

                   В текущей обстановке Людовик VI не мог себе позволить роскошь долго горевать. Пора было приниматься за работу.
                   Первым делом король направил дополнительные силы для усиления гарнизона в Кардиффе – сильно потрепанная уэльскими лучниками во время штурма города, пехота графа Кардиффа могла не отразить штурм, готовящийся находящимися неподалеку англичанами.

              Помощь в пути

                   Следующим решением Людовика стало заключение династического брака с норвежской королевской семьей. Наследник трона принц Ланфранк женился на принцессе Дагмар, дочери норвежского короля. Тем самым Норвегия стала союзником Франции, а Людовик четко обозначил, чью сторону он принимает в конфликте Датского и Норвежского королевства

              Союз с Норвегией

                   Через месяц снова произошло событие, потребовавшее от короля Франции сделать свой выбор: как и опасался покойный король Филипп, Сицилия решила не ограничиваться захватом земель Генуэзской республики. Она объявила войну Священной Римской империи, поставив Людовика VI перед выбором, кого поддержать. Правитель Франции, не колеблясь, принял сторону императора.

              Разрыв союза с Сицилией

                   Агрессивность Сицилии сильно расстроила Папу Римского – он отлучил островное государство от Церкви. Более того, католические державы были призваны в Поход на сицилийский город Анкона.

              Крестовый поход

                   Вероятность новой войны с Англией, не остывший конфликт с Арагоном, риск вовлечения в войну против Дании на стороне Норвегии – все это немало осложняло обстановку на границах королевства. Но и призыв Папы было сложно проигнорировать.
                   Король Людовик дал приказ начать подготовку войск для похода на Анкону.

              Конец седьмой главы
                Irongor
                • Imperial
                Imperial
                456
                Imperial
                42
                Imperial
                353
                Imperial
                882
                Imperial
                36

                Дата: 23 Август 2017, 15:42

                Глава 8

                     Людовику Шестому не очень-то хотелось отправлять в Крестовый поход кого-то из династии Капетингов или Вермандуа из-за опасностей пути и последующих сражений за Анкону. Но подвернулся удачный случай, которым король Франции не мог не воспользоваться. Великовозрастную дочь Анри Вермандуа, графа Прованса, Жанну, удалось выдать замуж за Жака де Милли, одного из сыновей Ги де Милли, прославленного, но обедневшего рыцаря с владениями в Пикардии, рядом с землями Вермандуа.

                Свадьба у Вермандуа

                     Теперь Вермандуа стали одними из наследников де Милли. А вот Жаку был необходим титул, поэтому король предложил своему кузену Анри отправить свежеиспеченного зятя во главе французской армии в Анкону. Граф Прованса согласился – город в Италии мог стать хорошим приданным для его дочери.
                     Войска прибывали в Марсель, назначенный местом сбора для похода в Анкону. Тем временем ряд государств поддержал инициативу Папы, объявив войну Сицилии

                По слову Папы

                     Ряд смертей среди членов Конклава высвободил вакансии, которые, однако, не спешили заполняться. С чем это было связано, непонятно, но шансов у оставшихся кардиналов на место Папы с каждой новой смертью было все больше.

                Конклав сокращается

                     Накануне отправки войска к Анконе произошел ряд событий, изменивший первоначальные намерения французского короля. Во-первых, на предполагаемом пути французов встали сицилийские армии, столкновение так быстро с которыми не входило в планы Людовика. К тому же, по сообщениям приграничных патрулей, количество сицилийцев, сконцентрированных у границы почти в три раза превышало количество отправляемых в Поход французов.

                Путь ненавязчиво перекрыт

                     Во-вторых, арагонцы вновь большими силами подошли к Тулузе. Создав угрозу городу, они прислали предложение о перемирии.

                Предложение перемирия

                     - Сначала разбить лагерь у почти не защищенного города, а потом требовать перемирия?! – в гневе Гийом, граф Анжу и Пуатье, к которому на аудиенцию напросился Арагонский посол, был страшен. – Пусть готовятся к обороне.
                     Именно поэтому Жак де Милле, вместо отправки на восток, ускоренным маршем двинулся на запад. Через неделю французские войска были недалеко от стен Тулузы. Завидя их, арагонцы стали спешно готовится к обороне.

                Накануне боя

                     Столь быстрое появление крупных сил французов застало арагонцев врасплох. Еще вчера они готовились разорить город, на защиту которого встало бы вдвое меньше солдат, а теперь придется биться уже за свою жизнь.
                     Воины, вышедшие из города, отвлекли на себя внимание арагонцев, сначала обстреляв противника, а затем перейдя врукопашную. За это время подтянулись основные силы французов и ударили прямо в центр скопления врага.
                     Зажатые с двух сторон французскими войсками, арагонцы не смогли долго держать оборону. Вскоре все было кончено. Лишь нескольким десяткам солдат удалось бежать, воспользовавшись складками местности.

                Сражение под Тулузой

                     Более пяти сотен арагонцев было пленено. Большую их часть пришлось отправить в угольные карьеры и в доки после того, как король Арагона отказался платить выкуп за свою поверженную армию.

                В выкупе отказано

                     Из Италии пришла весть о прекращении Крестового похода. Чуть позже пришло подтверждение и от французского посла при Его Святейшестве: Анкона была взята войсками Папского престола.

                Поход отменен

                     В связи с этим возник вопрос: а не был ли Поход способом легализовать расширения владений Папы? Конечно, нельзя было подозревать святого человека в таких вещах, но факты были на лицо.
                     Впрочем, Людовик Шестой был рад тому, что не ввязался в войну на стороне Папы – проблем и без того хватало, чтобы еще беспокоиться за восточные границы. Сначала надо было раз и навсегда окоротить южных соседей.
                     Блестяще зарекомендовавший себя в бою под Тулузой, Жак де Милли, полностью укомплектовав армию, в том числе несколькими сотнями наемников, вышел в поход на арагонскую Барселону.

                Поход на Барселону

                     В Англии тоже ожидалось обострение обстановки. После того, как в Кардифф прибыло подкрепление, англичане отошли от города, не рискнув развязывать войну. В этот раз войск у них хватило, чтобы взять мятежный Карнарвон, закрепившись севернее Кардиффа. Казалось, что буря на острове затихла, не разразившись, не считая регулярных приграничных стычек между Шотландией и Англией. Но в конце лета результатом незначительного конфликта, одного из многих подобных, стало новое противостояние Англии и Франции.
                     Летом 1119 года шотландская армия под командованием тана Лулаха в ходе маневрирования слишком близко подошла к английскому Ноттингему и попала в окружение. При этом наиболее крупные силы англичан перекрыли обратный путь к Йорку. Тан принял решение прорываться к союзному Лондону. И это ему удалось. Понеся лишь незначительные потери, Лулах прорвал окружение и привел свое войско к стенам французского города.

                Под крылом у французов

                     Болдуин, герцог Нормандии и граф Уэссекса, на днях отпраздновавший возмужание сына Жослена, приказал помочь раненым союзникам. Заодно он отправил англичанам, следом за шотландцами перешедшими границу, сообщение, что шотландская армия берется под защиту, а также ультиматум с требованием вывести английские войска с земель французской короны.

                Взросление Жослена

                     Жак де Милли тем временем начал штурм Барселоны.

                Наказание Арагона

                     Опыт боевых действий мало чем помог графу Барселону Пелайо, сказались численное преимущество и лучшее вооружение французов. Но и среди французской армии потери были довольно-таки большие. Сам граф пал в одной из схваток за ворота. После смерти командующего оставшийся гарнизон предпочел сложить оружие, тем более, что солдатам оставили жизнь и оружие. Барселона пала.

                Штурм Барселоны

                     Теперь уже на условиях Франции можно было заключать мир.

                Перемирие с Арагоном


                     В конце зимы состоялись переговоры и с Англией, только носили они несколько иной характер – король Стефан начал с угроз.

                Ультиматум по-английски

                     Угроза была прямой, учитывая подошедшие армии англичан. Ответив отказом, герцог Нормандский приказал готовиться к сражению.

                Англичане у Лондона

                     Спустя два месяца англичане атаковали шотландцев, разбивших свой лагерь у стен Лондона. Герцог со своим войском вышел на помощь союзникам. Во главе армии он поставил старшего сына Эда, пора было давать дорогу молодым.

                Накануне новой войны

                     День выдался пасмурным. Вдалеке небо расчерчивали вспышки зарниц, время от времени ветер приносил редкие капли дождя. Шотландцы выстроились на холме близ каменных стен монастыря. Они готовились встретить первый удар англичан.
                     Внезапно откуда-то справа и сзади послышался звук труб – Франция пришла на помощь. Помимо приободрения союзников, звук французских труб заставил сбиться с ритма марширующие ряды англичан, замедлив их шаг. Это дало время французам, чуть ли не бегом подходившим к полю боя, отдышаться и занять оборону.
                     Начисто игнорируя шотландцев, англичане двинулись на французов. Раздалось слитное щелканье арбалетов, и первые ряды английских копейщиков как будто споткнулись. Пролилась первая кровь. Не обращая внимания на потери, англичане бросились на противника. Воспользовавшись тем, что английские отряды завязли в порядках французов, шотландцы ударили с левого фланга, полностью смяв врага. Завывающие горцы в килтах, размахивающие полуторными мечами – это было то еще зрелище.
                     Обойдя противника с фланга, французские рыцари присоединились к шотландской кавалерии, атакующей англичан с тыла. Этот удар стал роковым не только для одной из английских армий, но и для тана Лулаха. Рассвирепевшие из-за смерти командира, горцы накинулись на старого врага с такой яростью, что он дрогнул. Большая часть английской армии бежала прочь, преследуемая легкой шотландской кавалерией. Еще оставались редкие группки сопротивляющихся воинов, но и они быстро таяли под совместными ударами двух армий.
                     Союзники не успели отдышаться, как раздался звук английских труб – новые враги подходили с северо-запада. Свежих сил англичан было почти в два раза больше, чем шотландцев и французов вместе взятых, к тому по большей части раненых. Но боевой дух был крепок. Широким фронтом выстроил свои войска Эд Капетинг, встречая противника.
                     Когда англичане подошли ближе, уверенности у них изрядно поубавилось: горы трупов и втоптанные в землю знамена с английскими львами, все это говорило о том, что подошедшей армии рассчитывать стоит лишь на себя. Практически не было видно шотландских отрядов, что давало надежду на бой один на один. Но лишь только англичане сблизились с французами, оставив слева монастырские стены, как с тыла на них обрушились шотландцы. Горцы обошли противника, прикрываясь монастырем.
                     Французы атаковали всем фронтом, с флангов пехоту поддержала тяжелая конница. Слаженной атаке со всех сторон англичанам нечего было противопоставить. Вскоре раздался сигнал к отступлению, тут же захлебнувшийся – французские арбалетные болты продолжали гудеть в воздухе. Это была битва, в которой французы и шотландцы впервые действовали сообща и одержали блестящую победу.

                Сражение под Лондоном

                     Семнадцать сотен захваченных плен англичан не вернулись домой. A la guerre comme à la guerre.
                     Итак, новая война с Англией, которая все же была нужнее французской короне, учитывая обязательства перед Шотландией, нежели чем английской, началась. Двух неполных армий вряд ли хватило бы французам для удержания своих земель на острове, но ведь никто не мешал уменьшить преимущество англичан даже с имеющимися силами, если не затягивать с принятием решения. Болдуин с сыновьями приступил к разработке плана контратаки.

                Война!

                     Рассчитывать на помощь с материка не приходилось. Недавно заключенное перемирие с Арагоном не было прочным, к Барселоне подтягивались свежие арагонские войска. Вряд ли они пришли просто в гости.

                Арагон поднимает голову

                     А восточнее стало еще тревожнее – не предупредив о намерениях, Сицилия ввела несколько тысяч солдат на французскую землю.

                Гости" из Сицилии

                     Приведет ли это к новой войне, пока было неясно. Но теперь об отправке дополнительных войск в Англию для герцога Болдуина не могло быть и речи.

                Конец восьмой главы
                  Irongor
                  • Imperial
                  Imperial
                  456
                  Imperial
                  42
                  Imperial
                  353
                  Imperial
                  882
                  Imperial
                  36

                  Дата: 04 Сентябрь 2017, 17:20

                  Глава 9

                       Время утекало, как песок сквозь пальцы. Малейшее промедление грозило потерей Кардиффа и Лондона. В начале зимы 1119 года герцог Болдуин приказал графу де Монморанси и отлично показавшему себя в последнем бою сыну Эду, собрав войска, выдвигаться на штурм английских городов. Спустя совсем немного времени приказ был выполнен: граф взял в осаду английский Карнарвон, а Эд с армией осадил Ноттингем.

                  Осада началась

                       Присутствие сицилийских войск на французской земле сильно нервировало Людовика Шестого, но сил на то, чтобы выгнать восточного соседа явно не хватало. Возможно, что через какое-то время все же пришлось бы отражать нападение, но внезапная гибель короля Сицилии в сражении с войсками Папского Престола, повлекшая за собой гибель правящей династии, отодвинула, если вообще не сняла эту угрозу – в Сицилийском королевстве началась борьба за власть.

                  Смена династии в Сицилии

                       Подобная ситуация с престолонаследием была отличной возможностью половить рыбку в мутной воде. Как минимум можно было повлиять на события. С этой целью французский король заключил династический брак с одной из влиятельнейших аристократических фамилий Сицилии: принцесса Мари была выдана замуж за консула Пизы Гальена д`Орнонвилла, из итальянского дома Висконти.

                  Узы с домом Висконти

                       Наличие родственных связей могло дать если не влияние на сицилийский двор, то, по крайней мере, повлиять на решение развязывать войну с Францией или нет. В дальнейшем же, наличие у дома Висконти могущественного союзника в лице французского короля могло повлиять и на престолонаследие в Сицилии.
                       Весной 1120 года скончался Папа Римский Мартин V. Будучи французом от рождения, он если не прямо, то другими путями, но поддерживал действия французского монарха.

                  Смерть Папы Римского

                       Теперь же предстояли выборы нового Папы. Конклав в последнее время сильно поредел, новые кардиналы не пополняли число его членов. Фактически из четырех действующих членов трое становились кандидатами на Святой Престол. Один лишь голос решал все.

                  Голосование Конклава

                       И этот голос, голос дружеской Португалии, действительно решил все. Вновь кардинал из Франции стал Папой Римским. Папой Иоанном XXII.

                  Папа Иоанн XXII

                       Первым же эдиктом новый Папа отменил отлучение Священной Римской Империи. А вот второе его решение оказалось весьма неожиданным для французского короля – Иоанн XXII призвал немедленно прекратить все военные действия между Францией и Англией, пригрозив анафемой.

                  Первые угрозы

                       Бросить дело, не доводя его до конца – это было не в правилах Людовика Шестого. Поэтому, рискуя потерять расположение Святого Престола, он дал соизволение на начало штурма Карнарвона и Ноттингема.
                       Клод де Монморанси, граф Кардиффа, начал штурм Карнарвона, который защищала горстка англичан под командованием Хьюго Глостер-Нормана, принца Уэльского.

                  Граф против принца

                       Город был обречен. Хотя защитники героически сражались за каждый фут земли, шансов у них не было. Взяв стены и выломав ворота, французы всей массой устремились на узкие улочки. Последний бой был уже под стенами замка, где и сложил свою голову принц Уэльский. Титул достался Клоду де Монморанси.

                  Штурм Карнарвона

                       Спустя несколько дней и Эд Капетинг начал штурм Ноттингема, защищать который пришлось самому королю Англии Стефану.

                  Король Англии под угрозой

                       Под проливным дождем двинулись французы на приступ крепости. Пока штурмовые отряды карабкались на стены, англичанам удалось сжечь один из таранов. Но наступление французских войск было не остановить. Английские копейщики еще сдерживали противника, не давая тому прорваться в ворота, а на стенах защитники уже выбивались из укреплений. Наконец, через ряды англичан прорвались два отряда французской конницы. Ворота пали, путь в сердце крепости был открыт. К этому моменту из-за туч выглянуло солнце, освещая разворачивающуюся трагедию, трагедию для английской армии.
                       Основная часть французской армии, перестроившись, устремилась к площади, когда один из отрядов копейщиков направился вдоль крепостной стены, намереваясь ударить по обороняющим площадь англичанам с фланга.
                       Как оказалось, именно этим путем английский король собирался покинуть крепость, оставив остальной гарнизон прикрывать его бегство. Наткнувшись на выстроившихся «ежом» французов, король Стефан отдал было приказ уходить обратно, но было поздно – со стороны площади, перекрывая дорогу, показались еще два отряда французской пехоты. В отчаянии бросился Стефан на французов, но те стояли твердо. Вся свита короля была уничтожена в считанные минуты. Сам Стефан, оглушенный, упал с коня, где и погиб, затоптанный в пылу боя. Над Ноттингемом взвились французские лилии.

                  Штурм Ноттингема

                       Два английских города пали, теперь надо было закрепить положение. Но смерть английского правителя вывела из себя Папу, забывшего про свои французские корни.

                  Папа зол

                       После тяжелых раздумий, король Людовик VI решил не накалять до предела и без того непростые отношения с Папой, и пошел на перемирие с Англией. Но Людовик не был бы истинным сыном своего отца, если бы и в этом решении не извлек выгод для королевства.

                  Перемирие с Англией на условиях Франции

                       Несмотря на внешнюю браваду и ненависть, англичане охотно подписали перемирие, почти не скривившись от необходимости выплачивать дань.
                       Теперь, когда можно было меньше внимания уделять Англии, нашлось время и для личных дел. У наследника трона, принца Ланфранка, родился долгожданный наследник Филипп. Теперь прямая ветвь наследования не прервется. Король Людовик воспользовался этим и признал бастарда, своего внебрачного сына Колена.

                  Бастард в династии

                       Грехи молодости… Признание Колена, однако, не давало тому права на престол. Да и просто так раздавать титулы король был не намерен. Хочешь стать графом или бароном, все в твоих руках, только действуй в интересах Франции, да не забудь согласовать свои действия с монархом. Да и династии Капетингов и Вермандуа значительно разрослись за последние годы. Земель на всех не напасешься.

                  Династическое древо Франции

                       К чему приведет дальнейшее противостояние с Папским Престолом, или же Иоанн XXII после подписания перемирия с Англией сменит гнев на милость, будущее покажет. Но усиление восточных границ королевства теперь становилось приоритетной задачей для обеспечения безопасности Французского королевства.

                  Конец девятой главы
                    Irongor
                    • Imperial
                    Imperial
                    456
                    Imperial
                    42
                    Imperial
                    353
                    Imperial
                    882
                    Imperial
                    36

                    Дата: 19 Сентябрь 2017, 15:08

                    Глава 10

                         Откровенная враждебность Иоанна XXII не давала покоя королю Людовику. Он велел выяснить все о главе Святого Престола. Когда сведения были собраны, королю Франции все стало ясно. Папа Иоанн до восшествия на Престол был одним из представителей фамилии д`Аркур и относился к той ветви династии, которая когда-то последовала за герцогом Нормандии Вильгельмом, приняв участие в завоевании Англии.
                         Вторая ветвь династии сохранила верность французской короне, поэтому после падения Кана владения Аркуров остались у династии, чего нельзя было сказать про английскую ветвь. Вернувшийся из Англии, Андре д`Аркур оказался безземельным – никто из родственников не захотел его приютить. Тому не оставалось ничего другого, кроме как постричься в монахи. Затем, проявив определенные навыки, Андре удалось подняться до кардинала и избираться в Конклав. Теперь же, достигнув высочайшей власти среди католического духовенства, д`Аркур смог устроить проблемы Французскому королевству.

                    Франция отлучена

                         Пример Сицилии, против которой когда-то был объявлен Крестовый поход, тревожил короля Людовика. Армия Франции на сегодняшний день была одной из сильнейших на континенте, но выдержать удар нескольких государств было очень не просто. Все решил случай, в очередной раз доказывающий, что Провидение было на стороне Франции.
                         В одно пасмурное утро, спускавшийся к пастве Папа Иоанн XXII, поскользнулся на верхней ступени и кубарем скатился вниз. Когда к упавшему понтифику подбежали приближенные, он был уже мертв. «Это знак свыше!», шептали собравшиеся прихожане. Может и так.

                    Смерть Иоанна XXII

                         Могли ли послужить причиной падения, тщательно политые оливковым маслом, верхние ступени широкой лестницы? Не исключено. Германский кардинал, ставший после скоротечных выборов Папой Фриче, не стал допытываться, что на самом деле произошло. Зачем? Он занял престол и первым же делом отменил эдикты предыдущего понтифика.

                    Новый Папа

                         Теперь, когда над Францией не висел Дамокловым мечом Крестовый поход, пора была заняться насущными вопросами.
                         Присутствие сицилийских армий поначалу вызывало лишь раздражение, но кампания в Англии не давала возможности вплотную заняться этим вопросом. Да и отсутствие достаточных сил на востоке страны оказывало влияние на французский двор в принятии радикальных решений. Сейчас же, после подписания перемирия с Англией, король Людовик Шестой обратил свой взор на восточные границы. С Сицилией не хотелось ссориться, но как выдворить немалые войска соседа, он не мог придумать. Решение было принято благодаря наглости сицилийских солдат. Если раньше сицилийские полководцы, чтобы обеспечить войска, строго наказывали фуражирам закупать провизию у французских властей, то затем они стали закрывать глаза на откровенный грабеж французских фермеров.
                         Поначалу скот и зерно сицилийцы забирали в глухих поселениях, под страхом смерти запрещая жаловаться на них селянам. Но вскоре кое-какие вести достигли ушей французской знати. А когда под видом наемников, неподотчетных сицилийскому трону, солдаты разорили ближайшие к Нарбонне деревушки, то это переполнило чашу терпения короля.

                    Разорение у Нарбонны

                         Судя по поведения сицилийцев, они явно провоцировали французов на стычку, а отсутствие поблизости достаточных сил Франции, придавало им дополнительной храбрости. Как бы то ни было, за наглость надо было отвечать. Пришла пора действовать.
                         Не желая вступать в конфликт, не подготовившись, Людовик велел скрытно переместить войска из центральных и западных областей королевства к восточным границам. Операция удалась. Шедшим по большей части в ночную пору, а днем, укрывавшимся по балкам да чащобам, войскам удалось быстро пополнить гарнизоны восточных крепостей. Теперь можно было начинать.
                         И начало было положено. Наместник короля в Нарбонне Жермен дю Перш вывел гарнизон города и атаковал «наемников».

                    Подозрительные "наемники"

                         Бой состоялся в лесу, среди деревьев. Лишь благодаря этому обстоятельству, после скоротечного боя сотне наемников удалось скрыться, рассеявшись по лесу. Французские войска также понесли потери, в первую очередь из-за исламских лучников, с огромного расстояния обрушивших на французов ливень стрел, но с угрозой дальнейшего разорения окрестных деревень было покончено.

                    Бой с "наемниками"

                         Дальнейшие события доказали верность подозрений в отношении «наемников». Как только весть о разгроме войска под Нарбонной достигли сицилийского двора, на территорию Франции вошло несколько армий восточного соседа.

                    Вторжение Сицилии

                         Войска юго-восточных городов и их окрестностей перешли в режим усиленного патрулирования. Скот и провизия с ближайших деревень были свезены в городские закрома. Сельские жители со скарбом также укрылись за стенами городов. Французы были готовы к войне.
                         Тем временем, Папский Престол, воющий с Сицилией, оказал поддержку Франции, впервые за полтора десятка лет приняв в Конклав нового кардинала.

                    Новый французский кардинал

                         Несколько инквизиторов, посланные во французские земли еще Папой Иоанном XXII, продолжали свою миссию по «искоренению ереси среди французов». Дважды в течение года прошел испытание верный сын Церкви отец Луи д`Артуа.

                    Двойное испытание

                         Зачем понадобилось дважды испытывать французского священника, было непонятно. Людовик Шестой отправил послание Папе Фриче, чтобы он повлиял на инквизиторскую братию.
                         Второе послание король Франции направил свои вассалам, державшим южные и юго-восточные земли. Оно гласило: «Уничтожить армии, вторгнувшиеся на французскую землю, и вымести врага за пределы королевства!».
                         Первым удар по регулярной сицилийской армии нанес Жеанин Вермандуа, командующий гарнизоном Марселя. Выведя войско из города, он ударил по арьергарду сицилийцев.

                    Удар по арьергарду

                         Армии выстроились друг напротив друга и начали обстрел. Исламские лучники сицилийцев, оказались более удачливыми, это стало видно, когда французы устремились в атаку – тела более чем сотни солдат остались лежать на земле.
                         Первые ряды французской пехоты добежали до сицилийцев, вступив в ближний бой, а скоро и по всей линии обороны кипела схватка. Удар легкой конницы по лучникам в тылу противника сильно поколебал уверенность сицилийских пехотинцев. Когда, расправившись со стрелками, кавалерия повернула обратно, сицилийцы уже бежали. Первое столкновение с Сицилией принесло победу.

                    Бой под Марселем

                         В течение пары месяцев прошло еще три крупных сражения с сицилийскими войсками. Во всех трех убедительные победы одержали французы.

                    Первый бой под Нарбонной


                    Второй бой под Марселем


                    Второй бой у Нарбонны

                         Сицилийцы были разбиты, остатки иноземных войск изгнаны за пределы Французского королевства.
                         В одном из боев блестяще проявил себя в качестве полководца молодой Людовик Вермандуа, сын графа Прованса Анри Вермандуа, недавно получивший рыцарский пояс.

                    Юный герой

                         Восхищенная доблестью молодого рыцаря, киевская княжна Феодосия, гостившая в ту пору в Марселе, попыталась охмурить юного героя, но честолюбивый Людовик сначала хотел добиться славы во Франции, прежде чем отправиться в далекую и загадочную Русь.

                    Княжна отвергнута

                         Сицилия после потери всех западных армий присмирела. Новые войска с востока не появились, но не было и посольства. Французские армии были перегруппированы и готовы не только отразить нападение, но и сами навестить сицилийские города.

                    Сильнейшая держава

                         Конечно, содержание такого количества армий было накладным для казны королевства, но уж лучше содержать свою армию, чем платить чужой.
                         Ситуация с Сицилией должна была проясниться очень скоро, иначе придется подтолкнуть решение этого вопроса.

                    Конец десятой главы
                      • 2 Страниц X
                      • 1
                      • 2
                      • [AAR] Montjoie et Saint-Denis! Вконтакте!
                      • [AAR] Montjoie et Saint-Denis! Фейсбуке!
                      • [AAR] Montjoie et Saint-Denis! Google+!
                      Лента Новостей

                      Введите ваши имя форумчанина и пароль:

                      Введите Ваше имя  
                      [Регистрация нового аккаунта]
                      Введите Ваш пароль 
                      [Восстановить пароль]

                      Воспользуйтесь одной из социальных сетей для входа на форум:


                      Внимание: Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

                      Стиль
                         24 Окт 2017, 05:52
                      © 2017 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Декларация о Сотрудничестве. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики