Сообщество Империал: AAR Цвет Рыцарства - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • БольшеБольше
XX
Imperial

Greensithmay AAR Цвет Рыцарства
или на пегасе и с пикой по землям Старого Света.
Тема создана: 30 Сентябрь 2017, 14:30 · Автор: GreensithmayСообщений: 2 · Просмотров: 305

  • AAR Цвет Рыцарства Вконтакте!
  • AAR Цвет Рыцарства в Фейсбуке!
  • AAR Цвет Рыцарства в Google+!
Библиотека
Greensithmay
  • Imperial
Imperial
137
Imperial
2
Imperial
20
Imperial
125
Imperial
0

Дата: 30 Сентябрь 2017, 14:30

"Цвет Рыцарства", или на пегасе и с пикой по землям Старого Света.

Здраствуйте, уважаемая компания. Возможно кто-то помнит еще старого доброго Ситха, который не так давно публиковал труд дней тяжелых про возвращение Белегаром Родины; теперь прошу достопочтимое панство приобщиться к труду по самым романтичным, благородным и сказочным рыцарям. Итак, держись, Бретония, я выбираю тебя!

Бретония, с первого взгляда, создает ощущение пасторальной сказочной страны - летают единороги, сверкают белые стены замков, да что там, даже освещение страт.карты меняется при передвижении по ее землям - все сразу чище становится, светлее, "дышать как-то легче...". Естественно, это на первый взгляд, а если копнуть глубже - феодальное королевство, погрязшее в предрассудках и нелепых обычаях население, аристократы, паразитирующие на крестьянах - так и хочется выставить плакат в духе "за Леди, Леонкура и Отечество". С другой стороны, в чужой монастырь со своим уставом не лезут, потому автор замолкает и оценивать положение самой Бретонии - а оно вполне терпимое.
Положительные моменты кампании как таковой и ее старта в частности:
1. Один из самых приятных плюсов для меня - отсутствие зависимости условий победы от захваченных земель, все упирается только в Благородство. Формально, мы даже можем оставаться в пределах одного своего герцогства, главное вести себя культурно, друзей не предавать, в руку не сморкаться и, "помните, гусары - ни слова о...", хранить верность Леди Озера.
2. Благородство - интересная фракционная особенность, которая вполне хорошо подходит под ролевой отыгрыш, когда моральные дилемы определяются не только вроленностью решений, но и фракционным бонусом. Убил пленных орков, не купившись на предложение местного вождя обменять парней на блестяшки - получил благородство. Приказал солдатам резать и грабить деревушки враждебного соседа или, упаси Леди, вместо честного боя организовал засаду - теряешь лицо и благородство. Это в игре за Белегара я полагался на личные моральные рассуждения "дави не щадят орков", приказывая казнить пленных, здесь же за это мы получим еще и награду. Но, с минусов, системой благородства легко манипулировать, потому оно остается приятным, но не более того бонусом.
3. Мы окружены друзьями. Нет, серьезно, у нас только один фронт - вражеский, и то отношения с Мариенбургом быстро поднимаются до перемирия. При чем не союзными в будущем, а дружескими - все бретонские герцогства уже любят Леонкура. Это пусть Франц бьет поклоны своим маркграфам, убеждая каждого подписать договор о ненападении, Леонкуру даже напрягать царственные булки не надо - союзы сами сыплются на голову.
4. Одна из самых сильных, если не самая самая, кавалерия в игре. Включая такие прелести как всадники на пегасах/грифонах. И интересная система набора крестьян-ополченцев, которая не позволит штамповать стеки солдат.
5. Со старта, выбрав Леонкура, мы получаем в его лице доступ ко всем раскрытым обетам, а, значит, и к кавалерии. С ним же мы получаем агента-волшебницу (а это приятно, той же Империи/Гномам надо выполнить квестовую битву, которая при 3-4 прохождении уже на зубах скрипит), и доступ к ресурсу "Керамика".
Минусы, куда без них:
1. Крохотные провинции со слабой экономикой. В большинстве своем любое бретонское герцогство - два поселения, при этом забудьте о привычке в каждом городе строить ткаческий цех или верстальщиков инструментов - игра заботливо подскажет, что вы уже построили поле и мельницу в другом городе, а потому в этой же провинции такие же здания не принесут прибыль. В Польше есть пословица "на щите герб, а под щитом дырявые штаны" - это про нас. Не спасет даже массовая экспансия - земли еще защищать кем-то надо, дорогие мои, а крохотная провинция не в силах прокормить мал-мальски приличный стек.
2. Слабая ветка технологии. Обычная разноска воинские vs ремесленные, но с крайней особенностью; к примеру, воинские разделены на "Приказы", дающие нам приятные бонусы против ряда фракций (и существенно портящие этим отношение с ними, вот так и вижу выбегающего норску с газетой рукой и возмущением "Товарищи! Ребята! Вы только посмотрите, вот опять проклятые буржуины-бретоны на нас гадости написали!"), и на "Союзы", которые позволяют нам конфедератить и существенно улучшают отношение с бретонскими герцогствами. Нелепость в том, что отношения с ними и так сложно испортить (мне это ни разу не удалось), но даже на пике дружбы никто с вами конфедератиться не станет, пока не изучите технологии. Ремесленные вполне обычные, слабые бонусы к экономике и торговле, забавны тем, что на некоторые требуют много много денег, которыми не так что бы богаты бретоны.
3. Никчемная пехтура. Нет, я даже отстаивал ее состоятельность в тематических форумах, и исполнять роль классической наковальни ей худо-бедно удается, но играть решающую роль она никогда не станет. Для генералов от пехоты, как автор, это печально. Нюанс - крестьянские лучники. Казалось бы, из сотен стрел таких горе-стрелков в цель должна попадать одна, но, нет, они отлично отрабатывают по любой слабобронированой цели - с браконьеров их набрали, что ли?
4. И, собственно, обратная сторона общей дружбы - скудность фронтов развития, или проще говоря - воевать не с кем; естественно, с точки взгляда разумного генерала, а не безумного кхорнита, которому хоть с родным братом. Против своих воевать бессмысленно, ибо родственные связи, честь, да и проще конфедератить. Против Империи - можно, но глупо, потому что она - отличный союзник и торговый партнер, сюда же ее провинции. Гномы/эльфы - далеко, орки - еще дальше, так что нам светят унылые крестовые походы против норски, которая пусть и стала злее после апа, но на ранних этапах еще более слабая и унылая за счет внутренних распрей.


Для себя ставим следующие задачи:
1.Вывести Бретонию на достойный уровень дохода под один стек, хотя бы 2-2,5к шекелей в ход. Этого хватит, что бы черепашьи развивать провинции и при этом содержать не мясо, а вполне боевой стек. Для этого, п.2
2. Ромео маст дай, точнее не он сам, а Мариенбург в его лице, потому что он не только ценный мех и два кг мяса, но и:
- порт. Золотой порт. 1000 золота почти на старте игры для бедной Бретонии - подарок, сказка, божья милость. Ну и сам выход в море, что даст нам возможность торговать по воде.
- два ресурса на продажу, а, не смотря на рыцарские честь и доблесть, торговлей мы должны зарабатывать много, потому что постройки у нас скудные.
- прямой выход к Норске. Да, можно примириться с Мариенбургом и топать по его землям (а заодно не париться, если чей-то оборванный стек берсерков грабит самый север провинции), но проще просто захватить без какой либо жалости. Да и имперские курфюсты не бретонские герцоги, чувство локтя у них отсутствует, и наш захват Мариенбурга у многих вызовет только симпатию к нам.
3. Не смотря на скудность провинций, законфедератить ближайшего с соседей, чтобы развивать базу. Тем более что за это никаких штрафов мы не получим.
4. Организовать хотя бы один личный поход на Норску. Давить этих любителей шкур и мамонтов надо сразу, пока они заняты личной враждой.

Начало: новая надежда.
"На юном, но уже суровом из-за вязи шрамов, полученных в стычках с орками, лице Николя де Ровен, застыло выражение крайнего изумления; как бы он не пытался вернуть челюсть на положенное ей место правилами приличия и личной гордости, она неизменно падала вниз при виде величественных белоснежных стен Куронны, изящных тонких башен с трепещущими флажками. Он, сын простого бедного феодала, в чьем роду копье передавалось от отца к сыну, привык к смерти, нищете и риску, но не к богатству, великолепию и блеску. "О, Дева, что это? Пегасы?" О последних он слышал только в рассказах отца, и, признать честно, был откровенно ошеломлен, потому и не заметил, как налетел конем прямо на группу людей; а, заметив, свистнул в воздухе хлыстом:
- Ну, прочь!, - пейзане, оборванные и жалкие, под присмотром пары ополченцев да сержанта, который опасливо держался подальше от хлыста. Николя не совсем благородно, но вполне по-рыцарски сплюнул, огрев пару селюков по спинам, что бы не лезли под копыта. А самому рослого с них, на чьем лице уже алел рубец от хлыста, еще и бросил, презрительно, с чувством:
- Еще раз вылупишься - засеку!, - хлыст еще раз свистнул, для порядка. Чертовы простолюдины, не знающие своего места, упрямый скот, который не мог уступить ему дорогу раньше. Вот так всегда. Наверху - пегасы, башни, блеск и сказка, внизу - грязь, смерды и нищета. Потому Николя обязательно пробьется туда, выше - в небо, в этом его клятва и призвание. Он - странствующий рыцарь Его Величество Леонкура. А грязь - смердам.
***
Я не скажу, что мне стоит жаловаться на жизнь. Жаловаться совсем глупо, когда у тебя две руки, ноги, и здоровья на четверых, топором ударишь - дерево трещит; хвала Деве, не больной, не урод, не обуза. Здоровья и силы в достатке, а вот чего нет, так земли - возьми и выкорми ты семью в десяток рыл, когда землицы на половину этого не хватит. Вот у отца и не хватает, в отличие от сыновей. Родись я первым, я, а не Ролло, получил бы жалкий кусок поля и покосившуюся лачугу после смерти отца, а он, братец, сейчас месил бы грязь вместе с остальными горемыками. Дело простое, житейское, графу приказали - собирай молодцев; а куда податься, когда земли все равно нет? Есть те, кто бегут в лес, в браконьеры, и потом висят в петле среди ворон. Есть и те, кто нападает на конвой, бежит в разбойники, и их обычно четвертуют - да и сержант нам попался бывалый, сколько идем, все спиной не поворачивается лишний раз, и стража опытная, только и допросишься от них, что тычок в ребро или по спине. И куда бежать, когда вот она - Куронна!
Виноват я был сам, потому что зазевался так, что влети мне в рот пегас - и не заметил бы. И, собсно, на пегасов и засмотрелся, пока не оказался в грязи; сержант было хотел взреветь ослом, но мигом заткнулся, увидев гербы на попоне. Заткнулись и мы, особенно когда хлыст заходил по плечам и рукам, разве что я взвыл, отхватив по щеке. Жжется, зараза, будь ты проклят Хаосом, чертов благородный! И, нет, грех, грех так говорить, ведь этот рыцарь, а не я, защита Бретонии, пика Леди... У него вон, шрамы, видать с детства меч держит, а я только гоблина паршивого как-то убил, и то чудом, вилами заколол... Стою, смотрю волком, молчу, в зубах раздробив боль и проклятия, вжимая голову в плечи, а хлыст шипит, свистит, крови хочет этот чертов хлыст, и все равно не могу глаза опустить. Уф! Звезды в глазах, шумит, гудит, сержант что-то трясется кланяется, а рыцарь все равно не видит, уехал он, этот рыцарь, видать, сержант чем-то огрел по голове, щупаю, шиплю, шишка и кровь на пальцах.
- Ты что, дурак? Или хочешь что бы тебя в яму бросили, а?, - хочется плюнуть в рябое лицо сержанта, но что, он прав, я сам дурак. Поднимаюсь с земли, все так же щупаю голову, разбил таки, сукин сын. Идем.
- Как зовут?
- Ежен, сын Карла.
- Деревня, значит. Фролло, сукин сын, ты чего мне селюков набрал?, - сквайр, солидный, усатый, смеется, кричит на сержанта, за ухо его дергает. Потом опять смотрит на меня, щупает плечо, руку, чуть ли не в зубы смотрит, как коню. Эх, был бы я конем... За ними рыцари смотрят, как за собой, и вином обтирают, и травы свежей свежей, а ты, дерьмо крестьянское, хоть навозом питайся, хоть подохни под кустом, даже головы не повернут.
- Смерд, смерд... А взгляд то какой, волчий, сукин ты сын. Вила умеешь держать?, - киваю. Всю жизнь их держал.
- Пиши, писарь, его в копейщики, тогда. И быстрее, через неделю выдвигаться, а их еще научить в ногу шагать и на свои пики не натыкаться, - сквайр отечески угощает меня тумаком в спину, шатаюсь, кланяюсь, иду к сержанту, который по щиколотку в жидкой грязи, с нищетой на лице. А сверху - пегасы, башни, блеск и сказка. Но не для меня."


1-12 ход.
Просмотрев пафосный ролик и вооружившись копьем и энтузиазмом, с головой бросаемся в шкуре Леонкура в дела царские - а их хватает. Следующий десяток ходов будет насыщен событиями настолько, насколько не каждые 50-т ходов после половины игры.
Со старта игры у нас две проблемы - орки и личные амбиции, и, если с последними мы как-то еще совладаем, то орки не демонстрируют добрососедских начал; нет, уже на второй ход мы получаем ивент "вторжение зеленокожих", которое грозит спамом орков-бунтарей. Хо, говорю я, выбирая приказ о борьбе с зеленокожими, который даст мне двойной прирост опыта и плюшки (какие?!!!) во время сражений их. Хех, говорю я, бросая переформированный стек (пришлось уволить всех крестьян и нанять нормальное, насколько так можно назвать, ополчение с мечами и копьями, среди последних и наш Ежен) в осаду на местное поселение зеленых. Ху, говорят мне орки и вываливают третьим ходом почти двумя стеками (основа+гарнизон) на меня. Перевес жутко не в мою сторону, но мы - Бретония, мы не умеем отступать.

Бой с орками под Грюнг Цинтом:


"Было до усрачки страшно, не смотря на окрики сержантов. Мы стояли похожие друг на друга, побелевшие от страха, в выданном с арсенала старом доспехе, который жутко стеснял в плечах (сам виноват, сказал он, потом обменяем, коли выживешь), с выставленными вперед копьями, и передние пятились в испуге, а задние отталкивали их - вам первым умирать. Да, я был в первых рядах. Нет, в другое время я даже был бы горд, потому что впереди стоял сам Луан Леонкур, великий бретонский король, но, бросая взгляд дальше, на оскаленную зеленую лавину, хотелось бросить копье и бежать без оглядки... Король что-то громогласно кричал про честь, достоинство, про защиту родных земель от орочьей напасти, но угрозы сержанта лично разобраться с теми, кто рискнет удрать, действовали сильнее - сержант, в отличие от Луана, благородством не отличался.
- Копья упереть!, - орки были так близко, что я видел отчетливо каждую зеленую пасть; нет, я сам не маленький, но разве человек может выстоять против этой горы мышц, размахивающей огромным клинком? Разве реально остановить поток агрессии одной пикой, теперь кажущейся тонкой как тростинка? О, Леди, дай мне сил...
- Держать строй, ублюдки, держать строй. За Короля! За Леди! За Бретонию!, - пальцы до хруста впивались в древко, не знаю, что бы сломалось быстрее, они, копье или я сам, но над головой тонко запели стрелы, и, хаос, был бы мой старик охотником или браконьером, умей я попадать в цель с 20-ти шагов, я стоял бы там, позади, в безопасности!
- Сукины де..., - сержант захрипел, когда волна вони и злобы навалилась на нас, первым же падая под ноги, почти по пояс разрубленный ударом; копья затрещали под натиском, орки были так близко, что в глазах заслезилось не то от смрадного дыхания, не то от ужаса. Я колол, колол, колол как безумный, понимая что между мной и моей смертью только одно копье; и все равно вокруг меня падали те, с кем еще вчера я делил черствый солдатский хлеб и кислый крестьянский быт. Ах! Копье, мое многострадальное копье, сломалось, а за ним упал и я, полуслепой от боли и заливающей глаза крови. Смешно и глупо, жить в грязи, умереть в грязи...
- Бретония! Бретония!, - орк, занесший надо мной уродливую дубину, умер с удивлением в глазах, насквозь пробитый пикой; мгновением позже его снес боевой конь, лавиной стали и смерти отделяя нас, копейщиков, от орков.
- Руби! Убивай!, - молодой рыцарь, не старше меня, остервенело рубил мечом во все стороны, и с каждым ударом в воздух взлетали капли крови, и с каждым ударом все меньше и меньше орков стояли на ногах, но все больше бросали оружие и бежали.
- Смерд, чего развалился в грязи? Не в родном хлеву, - он хохотал, мой чертов спаситель, и этот надменный звонкий юный голос я узнал сразу; загорелся рубец на щеке, оставленный хлыстом, а с ней и смесь злобы, но и облегчения. В конце концов, он спас меня.
- Стройся! Нечего бездельничать, новая волна! Ты, хватай копье, - сержант, чужой сержант, бросил мне окровавленное древко, и не знаю, орочья это кровь была или человеческая, мы шагнули через тела своих, опять выстраиваясь в строй, в крови, грязи, а сверху, в небе - пегасы.
***
Кони нетерпеливо хрипели, нервно переминаясь и встряхивая головами; они чуяли битву, они рвались в нее не меньше рыцарей, стиснувших рукояти пик. Николя отлично знал эту горячку сражения, сам был согласен подняться на стременах, ударить коня поводьями, бросая в галоп, но, нет, нельзя - под покровом леса им, как младшим рыцарям, нужно сидеть и ждать - когда орки навалятся на пехоту, тогда и только тогда ударить им в тыл, мигом сломив любое сопротивление. Ждал - но не был доволен. Нет, он не жалел смердов, ему не были интересны эти трусливые крестьяне с копьями, но засада плохо сочеталась с его личными понятиями о чести. На совещании это назвали военной хитростью и какой-то плешивый старый дед даже вспомнил пару историй, в которых так побеждали монстров и бесчестных врагов, но лично сам рыцарь был недоволен. Он слышал крики боя, он видел улетевших пегасов, он смутно различал через деревья, что более опытные и влиятельные рыцари уже месят орочьих наездников, и, тем не менее, был вынужден ждать.
- Холера. Его без проволочек приняли в королевскую рать. Он сразу сошелся с другими молодыми рыцарями, такими же благородными и достойными, как сам де Ровен. Он даже подумывал приударить за дамой сердца, тем более что одна с фрейлин вполне мило улыбнулась ему при встрече. Он нашел тех, кто вместе с Николя рвался в небо, к пегасам. А теперь, вместо следования своей мечте, ему приходилось ждать под тенью деревьев.
- Сиськи Слаанеш, долго еще?, - Николя поморщился в ответ на шепот соседа; есть рыцари, чьи достойные деяния противоречат их грязному языку, и таков был именно в его отряде. Твердое копье, благородные помыслы и речи сапожника.
- Сигнал!, - старший с рыцарей ударил коня шпорами, вторым за ним стрелой рванул де Ровен; он имел честь идти на острие отряда, который массивным, железным, но правильным клином стремительно приближался к оркам; зеленые свиньи настолько были поглощены боем, что даже не слышали приближения хрипящий лошадей.
- Бретония! Бретония!, - рыцарь до хруста стиснул зубы, вжался в седло, опуская пику... Удар! Заныли пальцы и запястье, копье навылет пробило орка, второго, застряло в третьем, Николя бросил древко, выхватывая с ножен меч и с рыком рубанул от плеча первого же орка. "Ненавижу, ненавижу, ненавижу!" С малых лет он посвятил себя мести оркам, которые часто разоряли поместные деревни, и шрамы, ненависть, все было оставлено в душе парня зеленокожими ублюдками. Он рубил остервенело во все стороны, без жалости, без сочувствия, и конь, обученный и злой, лягался и сбивал с ног шваль, чтобы растоптать массивным копытом, и рядом с ним так же рубились рыцари, не потеряв никого из своих, но оставляя только горы зеленого мяса.
- Смерд, чего развалился в грязи? Не в родном хлеву, - он расхохотался, в последний раз опустив меч на убегающего орка. Жалкие копейщики, они дрожали как скот на бойне, а ведь рядом был сам король; что еще ждать от жалких пейзан? Отсалютовав Его Величеству клинком, Николя потянул за поводья, возвращаясь в строй рыцарей - подкрепление было рядом, но в их жалких уродливых глазенках был ужас, и они все больше колебались, все больше трусили и отступали назад, видя сверкающие сталью клинья конницы, в грязи, в крови - и на них сверху обрушились пегасы."


По ходу боя казним орков, нечего благородным рыцарям соблазняться на награбленные деньги, и, да, сжигаем поселение. Не скрою, было тяжело пересилить жадность, и отказаться от 4000+ шекелей, но честь - одна, как и Бретония. Так, за 4 хода, на ВХ, мы враз покончили с орочьей угрозой. Теперь с врагов оставался только Мариенбург, который и решил напасть на нас во время возвращения в родные пенаты; был сильный соблазн нажать на "бой", но мы благородные, а не тупые, и перевес был жутко не в нашу сторону. Хуже всего что у него множество быстроногих пистольеров, потому я просто отступаю в замок для восстановления войск и найма новых - пара луков, пара пехотинцев. Мариенбург валит за мной, видать, решил что сил у меня не хватит, и я бью его же следующим ходом.

Бой с Мариенбургом:
    Duke_Eugene
    • Imperial
    Imperial
    5
    Imperial
    0
    Imperial
    0
    Imperial
    3
    Imperial
    0

    Дата: 03 Октябрь 2017, 15:33

    Браво! Как всегда - захватывающе и оригинально! В некоторых местах от души посмеялся:) Автор, ты, случаем, не пейсатель какой?
      Greensithmay
      • Imperial
      Imperial
      137
      Imperial
      2
      Imperial
      20
      Imperial
      125
      Imperial
      0

      Дата: 03 Октябрь 2017, 18:29

      Для просмотра ссылки Зарегистрируйесь
      Спасибо. Нет, строитель)
        • AAR Цвет Рыцарства Вконтакте!
        • AAR Цвет Рыцарства Фейсбуке!
        • AAR Цвет Рыцарства Google+!
        Лента Новостей

        Введите ваши имя форумчанина и пароль:

        Введите Ваше имя  
        [Регистрация нового аккаунта]
        Введите Ваш пароль 
        [Восстановить пароль]

        Воспользуйтесь одной из социальных сетей для входа на форум:


        Внимание: Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

        Стиль
           23 Окт 2017, 07:05
        © 2017 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Декларация о Сотрудничестве. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики