Сообщество Империал: Хронология "Осени Патриарха" - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Хронология "Осени Патриарха"
Фантастический реализм Латинской Америки

BulatVladimir

    33

    2

    0

    2

    8
  • Статус:Ополченец

Дата: 29 Декабрь 2010, 23:14

Для всех интересующихся Латинской Америкой и просто гарсияманов.

ХРОНОЛОГИЯ «ОСЕНИ ПАТРИАРХА»

1899 год [quote] он  бросался  в  самый водоворот  боя,  лез  в  самое  пекло  событий с красной повязкой на голове, выкрикивая во всю мочь: "Да здравствует либеральная партия!  Да  здравствует победа федералистов, черт подери! Долой дерьмовых годо!" -- хотя в это пекло его  увлекали  не  столько идеи федерализма, сколько первобытное любопытство уроженца плоскогорья, желание узнать, что такое море. [/quote]
Андский плантатор Сиприано Кастро, вспыльчивый и очень амбициозный человек, при поддержке своего друга Хуана Висенте Гомеса собрал армию новобранцев в Андах и сверг президента Венесуэлы Андраде. 23 октября Кастро был провозглашён новым президентом страны. Он выдвигает лозунг «Новые люди, новые идеи, новые методы». Приход к власти Кастро спровоцировал в стране гражданскую войну, которая продолжалась три года.


Х.В.Гомес и С.Кастро.

1902 год [quote] "Там мы увидели кровавые следы  босых ног,  ибо здесь прошли те, кто ступал в лужи конской крови, увидели такие же кровавые отпечатки рук на стенах коридоров, а в зале заседаний – истекающее кровью тело красавицы флорентийки с боевой саблей в сердце, -- это была жена президента; увидели рядом с нею  девочку,  похожую  на  игрушечную  заводную балерину,  с простреленным лбом, -- это была девятилетняя дочь президента. И наконец, мы  увидели  труп  гарибальдийского  цезаря  --  президента  Лаутаро Муньоса,  самого  ловкого и умного из четырнадцати федералистских генералов, сменявших  друг  друга  в  кровавой  чехарде  борьбы  за  власть  в  течение одиннадцати   лет,  --  единственного,  кто  осмелился  сказать  английскому консулу на своем родном языке «Нет!», и теперь наказанного  за  это,  --  он лежит  босиком,  с раскроенным черепом, лежит после того, как пронзил саблей жену, застрелил дочь и прикончил сорок два андалусских коня, чтобы и они  не достались  карателям  из  британской  эскадры;  и  тогда-то  их  командующий Китченер сказал нашему генералу, показывая на труп:  "Видишь,  генерал,  как кончают  те,  кто  поднимает  руку  на  своего отца? Не забудь, когда будешь править!"[/quote]
Германия, Великобритания и Италия объявляют о блокаде Венесуэлы в знак протеста против отказа ее президента Сиприано Кастро возместить ущерб, причиненный гражданам этих стран в коде гражданской войны. ВМС интервентов потопил 3 венесуэльские канонерки (из 4) и высадил десант на побережье страны. США, стремившиеся к установлению монопольного господства в Карибском бассейне, добивались снятия блокады с Венесуэлы, но в то же время требовали от неё уплаты долгов европейским державам.

1907 год
Вооруженный конфликт Венесуэлы с Нидерландами. Голландские ВМС потопили часть крошечного флота Венесуэлы и высадили десант на побережье.

1908 год
Неграмотный пятидесятилетний каудильо Хуан Висенте Гомес, при поддержке американского флота, сверг находящегося на лечении от сифилиса в Европе президента Сиприано Кастро. По словам венесуэльского историка Ф.Брито Фигероа, Кастро был свергнут «не за деспотизм и не за кровавые оргии, имевшие место во время пребывания его на посту главы государства, но лишь для того, чтобы посадить на его место другого деспота, другого помещика-каудильо, который был бы совершенно лишен национального достоинства и проводил бы политику концессий без каких-либо ограничений.


Х.В.Гомес
[quote] он  навещал ее ежедневно в те часы, когда город барахтался в душном болоте сиесты; он приносил любимые ее цукаты  и  отводил душу, рассказывая о незавидной доле подставного лица морской пехоты, каковым он являлся; он жаловался, что ему приходится фактически воровать эти цукаты, как  бы  невзначай  накрывая их на обеденном столе салфеткой, потому что эти проклятые гринго учитывают в своих расходных книгах даже объедки от обеда; а недавно, горько жаловался он, командир броненосца привел во дворец  каких-то то  ли  астрономов,  то  ли  картографов,  и  те  не  соизволили  с ним даже поздороваться, молча измеряли помещение рулеткой, натягивая ее  у  него  над головой,  подсчитывали  что-то  по-английски  и  покрикивали  на  него через переводчика: "Отойди отсюда! Не засти свет! Стань здесь!  Не  мешай!"  И  он отходил,  отодвигался,  отстранялся,  чтобы  не  мешать, не застить свет, не путаться под ногами, а они, измеряя все и  вся,  даже  степень  освещенности каждого балкона, продолжали гонять его с места на место, так что он не знал, куда  ему  деваться  в  собственном  дворце.  "Но это еще не самое страшное, мать!" Оказалось, что они вышвырнули на улицу двух его  последних любовниц, так   как   адмирал-гринго  сказал,  что  эти  рахитичные  девки  недостойны президента. И такое у него теперь было безбабье, что мать замечала, как  он, делая  вид,  будто  покидает  ее дом, незаметно прошмыгивал в пустые покои и гонялся  там  за  какой-либо  из  служанок[/quote]

1909 год [quote] некогда, в ту пору,  когда  только-только  высадился  сделавший  его  президентом  морской десант,  он  запирался в кабинете вместе с командующим десантными войсками и вместе с ним решал  судьбы  отечества,  подписывая  всякого  рода  законы  и установления  отпечатком  своего  большого  пальца,  ибо  был  тогда  совсем безграмотным, не умел ни читать, ни писать [/quote]

Стачки портовых рабочих и трамвайщиков привели к созданию первого профсоюза – Ассоциации рабочих и ремесленников столичного округа.

1910 год [quote] Напуганные  чумой,  десантники  разобрали  по дощечкам и уложили  в  контейнеры  свои  офицерские  коттеджи,  содрали  с  земли  свои синтетические  голубые  лужайки, свернув их в рулоны, словно ковры, свернули свои клеенчатые цистерны для дистиллированной воды, которую им присылали  из дому,  чтобы  избавить  от употребления гнилостной воды наших рек, разрушили белые здания своих госпиталей, взорвали казармы, чтобы никто не  узнал,  как они  были  построены;  был  оставлен  в целости только старый броненосец, на палубе которого в июньские ночи появлялся жуткий призрак адмирала, -- только этот броненосец у пристани остался после морских пехотинцев,  все  остальное они  увезли  на  своих воздушных поездах, увезли все свои райские переносные удобства и приспособления, предназначенные для ведения портативных войн,  но прежде,   чем   они   все   это   увезли,   они  оказали  главе  государства
приличествующие в таких  случаях  почести,  наградили  его  медалью  в  знак добрососедских  отношений,  а затем гаркнули во всю глотку так, что весь мир услышал: "Все! Оставайся один в этом  грязном  борделе!  Посмотрим,  как  ты справишься  без  нас!"  И  ушли.  "Ушли,  мать,  ушли к дьяволу, отправились восвояси, в задницу!" [/quote]

[quote] Он  вернул  все запрещенные оккупантами развлечения простых людей, как бы испытывая на отмене этих запретов могущество своей  власти,  а когда  убедился,  что  никто ему не перечит, что власть и впрямь принадлежит теперь ему, то поменял чередование  цветных  полос  на  национальном  флаге, перенес верхнюю полосу вниз, а нижнюю вверх, убрал из государственного герба фригийский колпак и приказал заменить его изображением поверженного дракона.  "Потому  что  мы,  наконец,  без  ошейников,  мать!  Да  здравствует  чума!" [/quote]

[quote] когда его оставили наедине с отечеством  и  властью,  он  решил,  что  не  стоит   портить   себе   кровь крючкотворными  писаными  законами, требующими щепетильности, и стал править страной как бог на душу положит, и стал вездесущ и непререкаем, проявляя  на вершинах  власти  осмотрительность скалолаза и в то же время невероятную для своего возраста прыть [/quote]

1911 год [quote] это были времена, когда власть  ускользала  из  рук, как  рыба  сабало, когда она, не освященная ни богом, ни законом, металась в этом  дворце,  который  был  тогда  сущим  бедламом".  В  этом  бедламе  его преследовала  жадная  стая  тех, кто выдвинулся во время войны за Федерацию, кто помог ему свергнуть  такого  сильного  диктатора,  как  генерал  и  поэт Лаутаро  Муньос,  да  пребудет  с  ним слава Господня вкупе с его латинскими требниками и сорока двумя скакунами чистых кровей, но в благодарность за эту услугу бывшие сподвижники потребовали поместья и скот  изгнанных  из  страны феодалов,  поделили  страну  на  автономные  провинции и, усевшись каждый во главе провинции, заявили, что это и есть Федерация, за которую они проливали свою  кровь:  "Из  наших  жил,  мой  генерал!"  Они  заделались  абсолютными монархами   в   своих   провинциях,   издавали   свои   собственные  законы, провозглашали национальными праздниками дни своего рождения, выпускали  свои денежные  знаки,  ставя  на  них  свои  личные  росписи, щеголяли в расшитых серебром и золотом парадных  мундирах,  инкрустировали  брильянтами  золотые ножны  и  эфесы  своих  сабель,  носили  треуголки  с павлиньим плюмажем, -- разумеется, все эти убранства они скопировали со старинных литографий  эпохи вице-королей.  Они  были мужланы, сеньор, неотесанные мужланы, и вламывались во дворец безо всякого приглашения, зато преисполненные чувства собственного достоинства: "Государство -- это мы, мой генерал,  страна  принадлежит  нам, всем  нам,  и  страна,  и этот дворец, ради этого мы шли на смерть, разве не так?" -- они вламывались не одни, а со своими бабами, с целыми гаремами баб, и со своей живностью, предназначенной для ублажения утробы [/quote]


Х.В.Гомес в 1911 году.

1912 год [quote] спящие  на  полу генералы  даже  во сне, даже обнимая один другого по-братски, не верили друг другу и боялись друг друга точно так же, как каждый  из  них  в  отдельности боялся президента, а президент боялся любого из них в паре с другим, так как двое  -- это уже заговор. Он взглянул на спящих и отправился в свою спальню, повесил на крючок у двери лампу, закрылся на три замка,  три  крючка  и  три щеколды  и  лег на пол, ничком, зарывшись в ладони, как в подушку, и в то же мгновение дворец содрогнулся от громового  залпа  ружей  охраны  --  бух!  И второго  залпа  --  бух!  "И  все  и никакого лишнего шума никаких одиночных выстрелов никаких стонов все кончено одним махом черт подери вся катавасия!" [/quote]

[quote] И он принял генерала Сатурно Сантоса к себе на службу, сделал его своим гуардаэспальдасом, с тем, однако,  условием,  чтобы тот  никогда не стоял у него за спиной; он также сделал его своим напарником по игре в домино -- в четыре руки они обчистили  до  последнего  сентаво  не одного  свергнутого  диктатора, сбежавшего вместе с казной в нашу страну. [/quote]

Гомес закрыл университет Каракаса.

1913 год [quote] он никогда не  знал  отца,  как  многие  другие,  самые  выдающиеся  деспоты,  а  знал одну-единственную  свою  родительницу,  свою матушку Бендисьон Альварадо. Во всех учебниках было написано, что на нее, как на Деву Марию, во сне снизошло чудо непорочного зачатия, что, когда он, ее  ребенок,  находился  у  нее  во чреве,  вышние силы предопределили мессианское предназначение дитяти. Взойдя на вершину власти, он специальным декретом объявил, что Бендисьон  Альварадо -- матриарх  отечества,  потому  что  она -- одна такая на всем белом свете, потому, черт возьми, что она моя мать! [/quote]

[quote] Достаточно было того, что он -- чужак, а чужаком был всякий, кого не знали  прихожане  местной  церкви.  И  вот  его  подняли дубинками,  и  набили  ему  на ноги китайские колодки, и бросили под палящим солнцем на семи ветрах рядом с другими товарищами по несчастью. "Вот как оно бывало во времена  годо,  когда  Бог  обладал  большим  могуществом,  нежели правительство!"  Придя к власти, он приказал спилить все деревья на площадях всех селений, дабы людей по воскресным дням не пугали  висельники,  запретил публичную  пытку китайскими колодками, запретил похороны без гроба, запретил все то, что напоминало о временах, предшествовавших его воцарению. Он провел в горы железную дорогу, дабы не повторялись по вине гнусных мулов катастрофы вроде той, когда погиб целый караван с грузом роялей, который направлялся  в район  кофейных  плантаций, -- тридцать мулов должны были доставить тридцать роялей  в   поместья   плантаторов,   дабы   там   можно   было   устраивать балы-маскарады. Об этой катастрофе много говорили и писали даже за границей, хотя  он один знал в точности, как было дело, ибо случайно взглянул в окно в тот самый миг, когда замыкавший караван мул поскользнулся на ледяном карнизе и увлек за собою в пропасть всех остальных. [/quote]

Правительственный кризис в Венесуэле. Подавлены два антиправительственных мятежа, после чего Гомес запретил все политические партии и профсоюзы.
США вновь направляют свои корабли в ее территориальные воды.


Сообщение автоматически склеено в 1293653891

1914 год
[quote] однажды президенту доложили:  "Мой  генерал,  какая-то   карета,   точь-в-точь   президентская, разъезжает по индейским селениям, а в ней какой-то проходимец, выдающий себя за  вас,  и  не  без  успеха, мой генерал! Люди видели его печальные глаза в полутьме кареты -- ваши глаза, мой генерал; видели его бледные губы --  ваши губы,  мой  генерал;  видели,  как  он  женственной, подобной вашей, рукой в шелковой перчатке бросает из оконца  кареты  горсти  соли  больным,  которые стоят  на  коленях  вдоль  дороги,  а  за  каретой  скачут  двое  верховых в офицерской форме и собирают деньгу за эту якобы целительную  соль.  Подумать только,  мой  генерал,  какое  кощунство!" [/quote]

Новая конституция Венесуэлы ограничивает избирательное право и увеличивает срок полномочий президента до 7 лет. Гомес объявил себя «конституционным диктатором».
Антидиктаторское восстание.
Единственное политической партией провозглашена пропрезидентская «Кауса де ла реабилитасьон насьональ».
В озере Маракаибо обнаружена нефть.
Общенациональная забастовка телеграфистов.




1915 год [quote] Так  вот  и  сталось,  что  Патрисио  Арагонес превратился  в самого важного из приближенных, в самого любимого и, пожалуй, самого страшного, а генерал, получив  благодаря  Патрисио  массу  свободного времени,  вплотную  занялся вооруженными силами, отдал им все свое внимание, как некогда, при вступлении на высокий пост. Но он занялся  ими  не  потому, что, как мы полагали, вооруженные силы были основой его власти. Напротив! Он полагал,  что  вооруженные  силы  -- самый его заклятый естественный враг, и соответственно с этим убеждением стремился  разобщить  офицеров,  нашептывая одним,  что  против них строят козни другие, тасуя их судьбы перемещениями и назначениями то туда, то сюда, дабы не дать устояться заговору;  он  снабжал казармы  патронами, в каждом десятке которых было девять холостых, поставлял порох, смешанный с морским песком, а сам держал под руками отличный арсенал, размещенный  в  одном  из  дворцовых  подвалов [/quote]

Создан официальный орган правящей партии – газета «Эль нуово диарио»

1916 год [quote] он был так растроган  изъявлениями  любви  к  своей  особе,  что   после   многих   лет затворничества  отважился  выехать  из  столицы,  велел раскочегарить старый поезд, выкрашенный в цвета национального флага, и поезд, карабкаясь,  словно кот,  по  карнизам  громадного  царства  уныния  и  скорби, проползая сквозь заросли орхидей и амазонских бальзаминов,  пугая  обезьян,  райских  птиц  и спящих  на  рельсах  леопардов,  потащился  через  всю  страну к заснеженным селениям, по родным местам президента, затерянным в пустынных уголках голого плоскогорья; на станциях его встречали заунывной музыкой, уныло,  словно  за упокой,   звонили   колокола,   трепыхались  транспаранты,  объявлявшие  его апостолом, сидящим справа от Святой Троицы [/quote]

[quote] в эту  пору  он  примирился  даже  с  папским нунцием,  то бишь с ватиканским послом, и тот стал неофициально посещать его по вечерам, заводя за чашкой шоколада с  печеньем  душеспасительные  беседы, направленные к тому, чтобы  вернуть нашего генерала в лоно святой католической церкви, наново обратить его в христианство, а он, помирая со смеху, говорил, что коль скоро Господь Бог, как вы утверждаете, всемогущ, то передайте ему мою просьбу, святой отец, пусть он избавит меня от дрянного сверчка, залезшего в ухо, пусть избавит меня от килы, пусть выпустит лишний воздух из этого детины!  И  тут, расстегнув ширинку, он показывал, что он имеет в виду, но папский нунций был стоек и твердил, что все равно все  от Господа, что все сущее исходит от святого духа, на что генерал отвечал с прежним весельем: "Не тратьте зря пороха, святой отец!  На  фига  вам  нужно обращать меня, если я и так делаю то, что вам угодно?"[/quote]

Венесуэла впервые установила дипломатические отношения с Ватиканом.
Вступила в строй первая нефтяная скважина у озера Маракайбо.


1917 год [quote] он,  развались  в  белом  плетеном кресле, обмахиваясь шляпой, тоскующими голодными глазами смотрел на рослых  мулаток, подносивших  ему  холодную,  ярко  окрашенную фруктовую воду -- "освежитесь, ваше превосходительство", -- смотрел и думал о том, в чем хотел бы и не  мог признаться матери: "Мать моя Бендисьон Альварадо если бы ты только знала что я  больше  ни  черта не могу поделать с этим миром что я кончился и хотел бы смыться подальше от  этих  мучений  а  куда  я  и  сам  не  знаю!"  [/quote]
[quote] Но   безмятежное  состояние  его  души,  подобное  тихой  заводи,  было неожиданно взбаламучено в глухом городишке, куда  он  приехал  на  петушиные бои;  во  время  одного из боев мощный хищный петух оторвал своему сопернику голову и жадно стал клевать ее, пожирать на  глазах  у  озверевшей  публики,
пока  пьяный оркестр, славя победителя, наяривал ликующий туш; генерал сразу усмотрел дурное предзнаменование в том, что произошло  на  петушиной  арене, узрел  в  этом  намек  на  то,  что вот-вот должно произойти с ним самим; он почувствовал  это  интуитивно  и  приказал  охране   немедленно   арестовать музыканта,  игравшего на рожке; музыканта схватили, и оказалось, что он имел при себе оружие; и он признался под  пытками,  что  должен  был  стрелять  в генерала,  когда  публика  устремится к выходу и образуется толчея. "Я понял это сразу, -- сказал генерал, -- понял, что он должен стрелять! Потому что я
смотрел всем в глаза и все смотрели в глаза мне, кроме этого ублюдка,  этого несчастного рогоносца -- то-то он играет на рожке!" [/quote]

Открыты Академия физических, математических и естественных наук и Академия политических и социальных наук.
Англо-голландский концерн «Ройял Датч Шелл» начал поставки нефти из Венесуэлы.


1918 год [quote] В другом, давнем, далеком декабре, когда открывали этот приют, он, стоя на этой же  террасе,  вдруг  увидел  ожерелье  Антильских  островов,  города карибского побережья. Они словно приснились ему. Но это не было сном, кто-то указывал  на  них пальцем, тыча в синюю витрину моря. "Вон там, мой генерал, -- это Мартиника". И он видел Мартинику, этот благоухающий потухший  вулкан, видел  санаторий для чахоточных, гиганта негра в гипюровой кофте, продающего под колоннами собора целые клумбы гардений губернаторским женам. "А вот  там -- Парамарибо,  мой  генерал".  И  он  видел  похожий на преисподнюю базар в Парамарибо, видел крабов, выбирающихся из моря по сточным трубам нужников  и вскарабкивающихся   на  столики  приморского  кафе,  видел  запломбированные брильянтами зубы толстозадых старух-негритянок, торгующих  под  густым,  как суп,  дождем  индейскими  масками  и корнями имбиря. Он видел разлегшихся на пляжах в Танагуарене матрон, подобных золотым от солнца коровам, --  "Чистое золото,  мой  генерал!", -- видел слепца-ясновидца из Гуайра, который за два реала, играя на скрипке  с  единственной  струной,  изгонял  смерть-индейку, видел  знойный  день на Тринидаде, едущие задним ходом автомобили, индусов в зеленом, справляющих большую нужду посреди улицы перед своими  лавками,  где продаются  рубашки  из  натурального  шелка и фигурки узкоглазых мандаринов, вырезанные из цельного слоновьего бивня;  видел  кошмар  Гаити,  где  бродят облезлые  синюшные  псы,  где  в  запряженные  волами телеги грузят по утрам подобранные  на  улицах  трупы;  видел  бензохранилища  в   Кюрасао,   вновь помеченные  тюльпаном  в  знак  того,  что  Голландия  сюда вернулась, видел подобные мельницам дома с  островерхими  крышами,  рассчитанные  на  снежные зимы;  видел  странный  океанский  корабль,  плывущий  через центр города от одного отеля к другому,  видел  каменный  загон  Картахены,  ее  огражденную цепями  бухту,  светящиеся  балконы,  загнанных  лошадей  парадного  выезда, зевающих в тоске по вице-королевскому корму. "Навозом пахнет,  мой  генерал! Вот  чудеса-то! До чего же огромен мир!" [/quote]

[quote] "Мой  генерал,  прибыли  какие-то  чужестранцы;  они говорят на испанском, но это не наш испанский, ибо они не скажут "оно, море", а говорят о море как о женщине, всегда прибавляя  "любовь  моя,  море";  они  называют "папагайо"  наших  попугайчиков,  и  "альмадиями" наши лодки, и "асагаем" -- нашу острогу»…  Но когда он открыл окно, то увидел,  что,  кроме  броненосца,  брошенного  некогда  у причала морской пехотой, в угрюмом море стоят на якоре три каравеллы. [/quote]

1919 год [quote] Текст  прокламаций  громогласно  зачитывали с балконов, на всех перекрестках раздавались крики: "Долой гнет! Смерть тирану!"  И даже солдаты дворцовой охраны, толпясь в коридорах, громко читали  крамольные  листки:  "Да здравствует единство всего народа и всех классов в  борьбе  против  векового деспотизма!  Да здравствует  единство  всех  патриотов в борьбе с продажной военщиной! Долой коррупцию!  Довольно  крови!  Хватит разбоя!"  Вся  страна пробуждалась после тысячелетней  спячки  --  в  те самые минуты, когда он, находясь в каретном сарае, узнал страшную новость:  "Мой генерал, Патрисио Арагонес смертельно ранен отравленной стрелой!"[/quote]

[quote] И  тогда  он крикнул смерти: "Пошла ты в задницу, безносая!" -- и покинул свое убежище, решив, что пробил час, что хватит ему таиться;  и,  тяжело  шаркая  ногами, он прошел по разграбленным залам, как привидение среди обломков прошлого,  погруженного  во  мрак, наполненного запахом  умирающих цветов  и  свечных огарков, прошел и толкнул дверь зала заседаний совета министров, в  котором было полно дыма,  и  в этом  дыму слышались  охрипшие  голоса, там, где стоял длинный стол орехового дерева, и он увидел, что за этим столом были все, кого он хотел увидеть: либералы, продавшие победу в войне за  Федерацию, консерваторы, купившие у них эту победу, высшие генералы, три министра, архиепископ и посол  Шнотнер  --  все вместе в одной ловушке!  Они взывали к сплочению в борьбе против векового деспотизма, а сами делили его наследие, и алчность настолько  поглотила  их, что никто не заметил восставшего из мертвых президента, а он лишь хлопнул по столу  ладонью  и  спросил:  "Так,  да?!" И больше он не успел произнести ни слова, потому что когда он принял руку  со  стола,  то  уже  отгремел  взрыв паники и всех как вымело -- остались  только  переполненные  окурками пепельницы, кофейные чашки да опрокинутые кресла, и еще остался его  дорогой друг, генерал Родриго де Агилар, который был в полевой форме; маленький, невозмутимый, он разогнал своей единственной рукой клубы табачного дыма и подал знак: "Ложитесь на пол, мой генерал! Сейчас начнется свистопляска!" [/quote]


[quote] Это дельце с лотереей он  провернул  во времена,  наступившие после его мнимой смерти, а именно: во времена Великого Шума, сеньор, которые были названы так не из-за того, как это думают многие, что однажды в ночь на святого Эраклио-мученика через всю  страну  прокатился адский  подземный  грохот,  кстати,  так  и не получивший никакого разумного объяснения, а из-за того, что в ту пору  с  превеликим  шумом  закладывались повсюду  всевозможные  стройки,  и  момент закладки их объявляли величайшими стройками мира, хотя ни одна из них так и не была завершена [/quote]

[quote] Она в день национального праздника, держа в руке полную корзину пустых бутылок,  протолкалась  сквозь строй   почетного   караула   к  президентскому  лимузину:  гремели  овации, раздавалась торжественная музыка, кругом  было  море  цветов,  президентский лимузин  вот-вот  должен был открыть парадное шествие, а Бендисьон Альварадо просунула свою корзину с бутылками в окно машины и крикнула: "Все  равно  ты едешь  в  сторону магазина, -- сдай бутылки, сынок!" [/quote]

Неудачное восстание против диктатуры Гомеса.
Главный редактор проправительственной газеты «Эль нуово диарио» Лауреано Вальенилья Ланс выдвинул теорию демократического цезаризма.
Нота президента Франции Ж.Клемансо правительствам Германии, Швеции, Дании, Норвегии, Нидерландов, Финляндии, Испании, Швейцарии, Мексики, Чили, Аргентины, Колумбии, Венесуэлы с призывом присоединиться к блокаде Советской России.
Доходы венесуэльского бюджета (за счет «нефтедолларов») превысили расходы на 33 млн. боливаров.


Сообщение автоматически склеено в 1293654109

1920 год [quote] затем  была объявлена всеобщая амнистия, после  чего,  размышляя  о  будущем,  он  был  осенен  догадкой,   волшебным озарением,  которое  явило  ему причину всех бед страны, а именно -- у людей слишком много свободного времени для всяких там  размышлений,  поэтому  надо чем-то  занять  это время; с этой целью он возобновил мартовские поэтические состязания  и  ежегодные  конкурсы  красавиц,  оспаривающих  титул  королевы красоты,  построил  самый  большой  в  карибских  странах  крытый  стадион с прекрасной гандбольной площадкой, обязав нашу  команду  играть  под  девизом "Победа  или  смерть";  в  каждой  провинции  он  основал  бесплатную  школу метельщиц, ученицы которой, фанатично  преданные  ему  за  бесплатную  науку девицы, рьяно подметали не только в домах, но и на улицах, а затем принялись подметать дороги -- проселочные и шоссейные, все подряд, так что кучи мусора возили  из  одной провинции в другую и обратно, не зная, что с ним делать, и каждая вывозка мусора сопровождалась демонстрацией под сенью государственных флагов  и  пламенных  транспарантов:  "Храни  Господь  апостола  целомудрия, заботящегося о чистоте нации!" [/quote]

[quote] "Что же это стряслось на белом свете? Скоро восемь утра, а в этом сволочном доме все дрыхнут!"  "Вставайте,  рогоносцы!" -- кричал он, и стали зажигаться лампы, в дворцовой казарме протрубили зарю, которая  была подхвачена в крепости порта, а за ней -- на базе Сан-Херонимо; зарю протрубили в казармах всей страны, началась побудка, лязгали  испуганно разбираемые  из  пирамид  ружья, розы раскрылись за два часа до первой росы, дворцовые бабы, как лунатички,  вытряхивали  под  звездным  небом  половики, спящим  в  клетках  птицам  был  задан корм, не успевшие завянуть цветы были выброшены и вместо них поставлены в вазы такие же свежие; бригада каменщиков спешно возводила стены, наклеив на каждое окно по солнцу из золотой  фольги, чем  сбила  с  панталыку подсолнухи [/quote]

[quote] Однако никто в этом  бедламе не узнавал его тоскливых глаз, его тонких  губ, его пухлой руки, устало положенной на грудь, никто не обращал внимания на  гугнивый  голос  древнего старикана  в  белом  льняном костюме и простой кепке, никому не было дела до этого  ветхого  прадедушки,  который,  высунув  голову  из  окна  машины, расспрашивал:  "Где здесь живет Мануэла Санчес моего позора, королева нищих, сеньора с розой в руке?" [/quote]

[quote] Зато вся страна ее знала --  даже попугаи  распевали  ее  во все горло в каждом патио: "Весь в слезах, в тоске зеленой, генерал идет влюбленный, -- руку он прижал  к  груди.  На  него  ты погляди:  все  сожрала  злая  страсть -- и достоинство и власть. Стало видно всей стране: правит нами он во сне!"  Этой  песенке  научились  от  домашних дикие  попугаи,  ее подхватили сороки и пересмешники, и благодаря им песенка
выпорхнула за пределы столицы, ее стали распевать по всей стране -- только и слышно было, как толпы людей, разбегаясь при виде чинов службы  национальной безопасности,  дружно  выкрикивали  слова  этой песенки, а затем к ней стали присочинять новые куплеты, вроде такого: "Наш любимый  генерал  всю  отчизну обмарал;  удружил  так  удружил -- головою наложил, а новейшие законы задним местом изложил!" Новые куплеты множились и множились,  их  присочиняли  даже попугаи,  запутывая  нацбезопасность,  которая  пыталась на корню уничтожить песенку: военные патрули в полном боевом  снаряжении  врывались  в  патио  и расстреливали  подрывающих  устои  попугаев  в упор, срывали их с жердочек и живьем бросали на съедение собакам; даже осадное положение было объявлено  в тщетной  попытке  искоренить  крамольные  куплеты [/quote]

Венесуэла принята в члены Лиги Наций.

1921 год [quote] Она возникала из глубин мироздания, выплывала из космической бездны, она, кто был древнее всего нашего  мира,  скорбная  огненная  медуза величиной  в  полнеба; каждая секунда ее движения по орбите на целый миллион километров приближала ее к родным истокам -- скоро  все  услышали  шорох  ее движения,  как  будто  зашуршала от ветра бахрома из серебристой фольги; все увидели ее скорбный лик, ее полные  слез  глаза,  змеиные  космы  ее  волос, растрепанные космическими вихрями: она проходила, оставляя за собой свечение звездной пыли, рой метеоритов, глыбы обугленных лун, подобные тем, от ударов которых, еще до возникновения  времени  на  земле, образовались океанские кратеры,  --  проходила  огненная  медуза с растрепанными   светящимися змеевидными волосами. [/quote]

[quote] "Я  добрался  до  того места  мать!"  Добравшись,  он присел отдохнуть на тот исторический камень и принялся разглядывать расположенный по ту  сторону  границы,  на  территории сопредельной  державы, мрачный город, над которым постоянно моросит холодный дождь и подымается темный от копоти туман; он смотрел на этот суровый  город и  видел бегущие по улицам трамваи, а в них -- изысканно одетых людей, видел чьи-то похороны, именитые, ибо вслед за катафалком двигалась вереница карет, запряженных белыми першеронами  с  султанами  на  головах,  видел  спящих  в портике  собора  детей,  укрытых  газетами, видел все это и удивлялся: "Черт подери, что за чудные люди здесь живут, поэты, что ли?" Но кто-то  подсказал ему:  "Ничего  подобного, мой генерал, никакие это не поэты, это годо, они в этой стране правят".  И он вернулся из той поездки в приподнятом  настроении, радостно  открыв  для  себя,  что  ничто  не может сравниться с милым сердцу запахом тронутых гнильцой гуайяв, с шумной рыночной сутолокой родных городов и селений, что ничем не  заменишь  пронзительного  чувства  грусти,  которое возникает  в  час  заката  -- здесь, в этой бедной стране, за чьи пределы он никогда не ступит [/quote]

[quote] это  была веранда  курятника  для  его  женщин,  и, судя по грудам разного валявшегося здесь барахла и количеству швейных машин, можно было  предположить,  сколько женщин  обитало  в  этом бараке, -- не менее тысячи с кучей детей-недоносков каждая [/quote]

Гомес являлся незаконным отцом огромного числа детей: не менее 64 и не более 84.

1922 год [quote] на той же неделе было совершено бандитское нападение на сенат и на верховный суд при равнодушном попустительстве вооруженных сил: нападавшие разрушили до основания нашу национальную святыню -- здание сената, в котором герои борьбы за независимость провозгласили некогда суверенитет нашей нации; пламя  пожара  бушевало  до  поздней  ночи,  его   хорошо   было   видно   с президентского  балкона, однако президента нимало не опечалила весть, что от исторического здания не осталось даже фундамента, что саму  память  об  этом здании  кто-то  постарался  вырвать  с  корнем [/quote]

[quote] он  встал и, вставая, ощутил, что сердце его разбухло, ощутил, что с каждым шагом оно разбухает все больше,  что  в  ушах лопаются  все  перепонки,  что  какая-то кипящая материя хлынула из носа, и, взглянув на себя, на свой залитый кровью китель, подумал: "Это  смерть",  -- но  ему  возразили:  "Никак  нет,  мой генерал, это циклон!" [/quote]

[quote] после  того  как прошел   циклон,   в  связи  с  чем  была  объявлена  амнистия  политическим
заключенным, а изгнанникам было разрешено вернуться на родину -- всем, кроме интеллектуалов, разумеется: "Этим я никогда  не  разрешу  вернуться,  у  них постоянный  жар в перьях, как у породистых петухов, когда они оперяются. Они ни к чему не пригодны, даже если годятся на что-нибудь, они хуже  политиков, хуже  попов,  уверяю  вас. А остальные пусть возвращаются, все, без различия цвета  кожи,  дело  восстановления  страны  должно  сплотить  всех!" [/quote]

Издан закон, разрешавший иностранцам получать концессии на равных правах с венесуэльцами и устанавливавший низкие пошлины на экспорт нефти.
Гомес вновь открыл университет Каракаса


1923 год [quote] В ответ на этот призыв в страну прибыла комиссия Сообщества Наций, заглянула во все дыры, сунула нос во  все потайные  места, допросила с пристрастием, и подробностями всех, кого только пожелала допросить, в том числе и Бендисьон Альварадо,  которая  удивлялась: "Что  это  за  проныры в одежде спиритов? Вошли в мой дом и стали искать две тысячи детей у меня под кроватью, в корзинке для рукоделия и даже в баночках с кисточками!" В конце концов, комиссия публично удостоверила, что тюрьмы  в стране закрыты, что всюду царит порядок, что нет никаких доказательств того, что в стране нарушались или нарушаются, вольно или невольно, действием или же бездействием права человека или принципы  гуманизма. [/quote]

[quote] "Взбунтовалась база Сан-Херонимо, мой генерал!" И  он  вошел на  территорию  базы  через  главные  ворота,  по-стариковски  шаркая своими большими  больными  ногами,  прошел   между   двумя   шеренгами   восставших гвардейцев,  которые,  увидев своего верховного главнокомандующего, взяли на караул, и появился в штабе мятежников, один, без оружия, и властно  гаркнул: "Мордой  на пол, ублюдки!  Ложись,  выкидыши!"  И  девятнадцать  офицеров генерального штаба покорно легли на пол лицом вниз, а вскоре их  уже  возили по приморским селениям и заставляли жрать землю, дабы все видели, чего стоит военный,  с  которого  содрали  форму. [/quote]

[quote] Он вошел в мой кабинет, бледный, как мертвец, и спросил, что случилось с теми двумя тысячами  детей.  Правда  ли то, о чем говорит весь мир: что мы утопили детей в море?" Недрогнувшим голосом он отвечал генералу  Родриго  де Агилару, что это выдумки ренегатов, дружище,  что дети живы и здоровы и пребывают в Божьем успокоении. "Я каждую ночь слышу,  как  они  поют  где-то там!"  И  он  плавно повел рукой в неопределенном направлении. А назавтра он поверг в сомнение самого посла Эванса, когда невозмутимо сказал ему:  "Я  не понимаю,  о  каких  детях  вы спрашиваете? Ведь представитель вашей страны в Сообществе Наций заявил публично, что дети целы и невредимы и ходят в школу. Какого вам еще надо?  Все, кончилась катавасия!" [/quote]

[quote] И вот раскрылись железные  ворота,  и  полторы  тысячи  повстанцев  наблюдали  с   внутренних балконов,  как  телега  въехала  на  мощенный булыжником плац казарм Конде и остановилась посреди плаца, увидели, как на телегу взобрался денщик генерала Барбосы, держа в руках кувшин и поварешку, чтобы зачерпнуть  ею  молока  для пробы,  увидели,  как  он  открыл  первую бочку, увидели, как он воспарил на зыбкой волне ослепительной вспышки, и больше ничего  они  не  увидели  и  не увидят  во  веки  веков,  испепеленные,  как в жерле вулкана, в этом мрачном желтом здании, чьи руины на  миг  повисли  в  воздухе,  поднятые  чудовищным взрывом  шести  бочек  динамита,  -- даже цветок не вырос в этом месте после того взрыва! "Вот и все", -- вздохнул он в своем дворце, вздрогнув от  удара взрывной   волны [/quote]

[quote] и все увидели выдающегося деятеля, генерала дивизии Родриго де Агилара, во весь рост, на серебряном подносе, обложенного со всех сторон салатом из цветной капусты, приправленного лавровым листом и  прочими специями,  подрумяненного  в  жару  духовки,  облаченного в парадную форму с пятью золотыми зернышками  миндаля,  с  нашивками  за  храбрость  на  пустом рукаве,  с  четырнадцатью  фунтами медалей на груди и с веточкой петрушки во рту. Поднос был водружен на банкетный стол, и услужливые официанты принялись разделывать поданное блюдо, не обращая  внимания  на  окаменевших  от  ужаса гостей, и когда в тарелке у каждого оказалась изрядная порция фаршированного орехами  и ароматными травами министра обороны, было ведено начинать вечерю: "Приятного аппетита, сеньоры!" [/quote]

1924 год [quote] То  были  скверные  времена,  мой генерал, времена, когда не было такой государственной тайны, которая не становилась бы достоянием  общественности, когда  не  было ни одного приказа, который выполнялся бы неукоснительно. Так стало лишь после  того,  как  на  праздничный  стол  был  подан  в  качестве изысканного блюда жареный генерал Родриго де Агилар. Однако не это заботило, не  это  волновало.  Государственные  затруднения  не  имели  ровно никакого значения в  те  горькие  месяцы,  когда  Бендисьон  Альварадо  истлевала  на медленном  огне болезни в комнате, смежной с комнатой сына, куда ее положили после того, как наиболее сведущие в азиатских болезнях  доктора  установили, что ее болезнь -- не чума, не чесотка, не проказа и никакая другая восточная напасть,  а  результат  какого-то  индейского  колдовства,  и,  стало  быть, избавить от этой болезни может лишь тот, кто ее накликал. [/quote]

1925 год [quote] его  мать, его незабвенная Бендисьон Альварадо, умерла на рассвете в  понедельник  двадцать третьего февраля.  Со смертью Бендисьон  Альварадо страна  вступила в новый смутный и беспокойный век. Никто из нас не был достаточно стар, чтобы помнить сам день ее смерти, но история ее похорон дошла до  наших  дней.  Мы  знали,  что  он никогда  больше  не  стал  таким,  каким был до смерти матери, не вернулся к прежнему образу жизни. Его сиротский сон никто не смел нарушать не только  в течение  ста  дней траура, но и потом никто не смел его беспокоить, и сам он никому не показывался на глаза в этой обители скорби, в этом  погруженном  в печаль  дворце,  где  навеки  застыло  эхо  погребальных колоколов, где часы показывали только одно время -- время смерти Бендисьон  Альварадо,  где  все разговаривали,  тяжело  вздыхая,  охрана  ходила  босиком, как в первые годы режима, и лишь курам была предоставлена полная  свобода  в  этом  доме [/quote]

[quote] Он сидел в том самом кресле, в котором много лет назад, в достославные времена, в чудные дни цветения мальвы, сидел  другой  нунций, старый и наивный, и пытался обратить своего собеседника в христианскую веру, объясняя  ему  догматы Фомы Аквинского. "А нынче я хочу обратить вас, святой отец. Вот ведь какие штуки выкидывает жизнь! Теперь  и  я  стал  верующим... Теперь  и  я  стал  верующим",  --  повторил  он,  не  моргнув  глазом, хотя по-прежнему не верил ни в бога, ни в черта и вообще ни во что  не  верил  на этом белом свете, однако был глубоко убежден в том, что его мать имеет право быть причисленной  к лику святых в силу своего безграничного самоотречения, готовности к самопожертвованию и своей образцовой добродетельности,  которые она  являла  при  жизни. [/quote]

[quote] Он глянул на  всех  опухшими  от  бессонницы глазами  и  приказал  соорудить для нунция плот, посадить его на этот плот с трехдневным запасом продуктов и оставить в открытом море, на  пути  кораблей из  Европы,  дабы  весь  мир узнал, как расправляются с чужеземцами, которые замахиваются на величие нашей родины: "Пусть сам папа усвоит раз и навсегда, что он папа у себя в Риме, на своем золотом троне, а здесь я -- это я,  черт подери, дерьмовые юбконосцы!" Предупреждение оказалось действенным, и еще до конца  того  года  возобновилось  обсуждение вопроса о канонизации Бендисьон Альварадо, о причислении ее к лику святых. [/quote]

[quote] когда прогремел выстрел, эхо которого прокатилось по серым  хребтам и  ущельям  Кордильер,  и  раздался  ужасающий  рев  сброшенного в бездонную пропасть мула,  падающего  с  покрытых  вечными  снегами  вершин  через  все климатические зоны, пролетающего вблизи ледников, где рождается большая вода судоходных  рек,  вблизи  крутых  карнизов,  где,  сидя  верхом на индейцах, собирали свои таинственные гербарии ученые доктора ботанической  экспедиции, вблизи  поросших  дикой  магнолией  горных плато, где паслись длинношерстные овцы, дающие и обильную пищу, и теплую одежду, являющие  пример  образцового поведения,  вблизи  кофейных  плантаций  и  поместий, чьи балконы пустынны и разукрашены бумажными гирляндами, вблизи скопищ больного люда, что живет  на границе  между  вечным  грохотом  бурных горных речек и долиной зноя, откуда вечерний ветер доносит зловоние мертвого тела старика, предательски  убитого в  спину  на  плантациях  какао  с  его большими крепкими листьями, красными цветами и ягодами, косточки которых употребляются для изготовления шоколада, вблизи неподвижного солнца, жгучей пыли, арбузов,  дынь,  вблизи  пастбищ  с тощими   печальными   коровами   департамента   Атлантике,   где   находится благотворительная школа, единственная на двести миль  окрест,  но,  в  конце концов, он упал, бедный мул, шмякнулся, шпокнув, как сочный гванабао, на дно пропасти, в заросли гвинео, распугав куропаток и тяжело вздохнув напоследок. "Сбили его, мой генерал, подстрелили  из  ружья, с которым охотятся на ягуаров, в ущелье Анима-Сола!" [/quote]

[quote] Дело  о  канонизации  Бендисьон Альварадо  было  прекращено из-за недостаточности доказательств ее святости, вердикт Рима по этому поводу был оглашен с амвонов с  официального  согласия правительства и одновременно с его распоряжением решительно пресекать всякие попытки  протеста  и  всякие  нарушения  общественного  порядка, однако силы охраны этого порядка не стали вмешиваться, когда орды паломников сложили  на площади  де  Армас  костры  из  бревен  ворот кафедрального собора и разбили камнями  витражи  дворца  Апостолической  нунциатуры   с   их   ангелами   и гладиаторами.  "Они все разрушают, мой генерал!" Но он не шелохнулся в своем гамаке. "Они осадили  монастырь  бискаек,  хотят,  чтобы  монашки  умерли  с голода!  Они  грабят  церкви,  дома  миссионеров,  уничтожают все, что имеет отношение к духовенству, мой генерал!" Но он оставался безучастным  в  своем гамаке,  в прохладной тени навеса из живых цветов, не предпринимал ничего до тех пор, пока  все  до  единого  офицеры  высшего  ранга  не  объявили  себя неспособными подавить волнения и восстановить порядок, как им было, приказано, без  кровопролития.  [/quote]

Старший сын Х.В.Гомеса поднял против него мятеж.

Сообщение автоматически склеено в 1293654255

1926 год [quote] Прямо  оттуда усыпленная  сильным  снотворным  Летисия  была привезена во дворец и в голом виде уложена на кровать с капителями в спальне для почетных гостей [/quote]

[quote] "Заботиться о том, что будет с миром после меня, -- дело  такое  же  темное, как  сама смерть! Какого вам надо? О чем вы беспокоитесь? Как только я умру, соберутся политиканы: делить между  собой  эту  фиговину,  эту  страну,  как делили  ее  после  изгнания  годо!  Вот  увидите,  на дележку сбегутся попы, богачи, гринго и все растащат, а беднякам снова  ничего  не  достанется,  им станет еще хуже. Такое у них везение: если бы дерьмо хоть что-нибудь стоило, бедняки  стали  бы  рождаться  без  задниц! Так оно и будет, вот увидите!" [/quote]

[quote] Летисия  была  тайной   движущей   силой бесконечных  процессий  верующих,  за  которыми  он с удивлением наблюдал из своего окна, отмечая их гораздо большую многолюдность,  большую  массовость, нежели  это  имело  место,  когда  толпы  фанатиков  шли на поклонение праху Бендисьон Альварадо. Память о Бендисьон Альварадо всячески искоренялась,  те же толпы верующих развеяли по ветру истлевшие лохмотья ее подвенечной фаты и прах  ее костей, надгробная плита с ее именем была перевернута и вмурована в стену склепа лицевой стороной, дабы ничто не напоминало о покойной  торговке птицами,  которая  всю  жизнь  не  выпускала  из рук свои кисточки, придавая сереньким птахам окраску иволги. [/quote]


Сообщение автоматически склеено в 1293654645

[quote] И страх мальчика в ее чреве -- страх заблудившегося водолаза -- был столь же темен, как  страх  архиепископа,  который  чуть  не отдал богу душу от ужаса, когда должен был задать чудовищному старцу вопрос: "Согласен  ли ты взять в жены Летисию Мерседес Марию Насарено?" Никто доселе не осмеливался и никто не осмелится впредь задать  ему  подобный  вопрос  -- согласен  ли  он  взять кого-то в жены! Никто во веки веков! Он в ответ едва заметно моргнул и сказал:  "Согласен!"  И  чуть  слышно  звякнули  на  груди регалии  --  оттого,  что  дрогнуло  сердце. Но слово "Согласен!" прозвучало непреклонно, и в тот же миг ужасный ребенок чрева Летисии Насарено полностью сориентировался в течениях околоплодных вод и устремился к свету. [/quote]

[quote] Он  пережил  свое детство  здесь,  подле  своей  единственной  законной жены Летисии Насарено, которая ежедневно с  двух  до  четырех  усаживала  его  за  школьную  парту, стоявшую  под  навесом из цветущих вьюнков, и учила его читать и писать. [/quote]

1927 год [quote] Летисия стала привозить его в  коляске  на официальные  церемонии,  где он представлял своего отца, с той поры, как он, сидя на руках у матери, стал проводить смотры своих войск; эта форма была на нем, когда мать поднимала  его  над  головой  в  шуме  стадиона,  где  после гандбольного матча публика устраивала овацию в честь юного генерала дивизии; в  этой  форме он сосал материнскую грудь -- в открытом автомобиле, во время парада по случаю национального праздника [/quote]

[quote] говорили  также,  что  он  питается одним лишь черным хлебом, запивая его колодезной водой, а постелью ему служит голый пол в отшельнической келье монастыря бискаек, и так пребудет до тех пор, пока он не искупит тяжкий грех  обладания  женщиной  против  ее  воли,  тяжкий  грех зачатия  сына с монашкой, с этой бабой, которая лишь благодаря вмешательству Господа еще не получила все высшие ордена! Но слухи оставались слухами [/quote]

1928 год [quote] Летисия же сидела сбоку и учила их обоих хорошим манерам, а также правилам поглощения пищи,  дабы  она  шла  на пользу;  Летисия  приучала  их  сидеть  за  столом  прямо,  так, чтобы спина соприкасалась со спинкой стула, приучала их держать вилку в  левой  руке,  а нож в правой, приучала их тщательно прожевывать каждый кусочек – пятнадцать раз  за  одной  щекой  и пятнадцать раз за другой, не открывая рта, с высоко поднятой головой; при этом Летисия не  обращала  ни  малейшего  внимания  на замечания  супруга, что все это напоминает ему казарменную муштру. Далее она приучила его читать после обеда правительственный официоз, газету, в которой значилось, что он является ее попечителем  и  почетным  редактором;  Летисия совала  ему  эту  газету  в руки, как только он ложился в гамак, намереваясь вздремнуть после обеда в тени гигантской сейбы семейного  патио,  --  "Глава государства  должен  быть  в курсе мировых событий!" Она надевала ему на нос очки в золотой оправе, и он пускался в путь по водянистым  страницам  своего собственного  вестника; пока Летисия занималась спортивной тренировкой сына, обучая  его  игре  в  мяч, как обучали в монастыре ее саму, его превосходительство рассматривал   помещенные  в  газете  свои  собственные фотографии, настолько стародавние, что на многих из них был изображен не  он сам, а его двойник, который когда-то умер вместо него -- давным-давно, так давно, что он и  имени его уже не  помнил; он рассматривал  фотографии, изображающие его на  председательском месте во время заседания совета министров в прошлый вторник, хотя не бывал ни на каких заседаниях со времен прохождения  кометы; он знакомился с афоризмами и историческими высказываниями, которые приписывали ему его высокообразованные  министры,  и клевал  носом;  разморенный жарой облачного августа, погружался потихоньку в душное болотце сиесты, бормоча при этом:  "Экая  дерьмовая  газетенка,  черт подери!  Как  только  люди  ее терпят!" [/quote]

Массовая антиправительственная студенческая демонстрация в Каракасе. Забастовки портовых рабочих, банковских служащих и трамвайщиков.
Венесуэла вышла на 2-е место в мире (около 11 %) после США по добыче нефти.



Сообщение автоматически склеено в 1293654948



Дальше не лезет.

    BulatVladimir

      33

      2

      0

      2

      8
    • Статус:Ополченец

    Дата: 30 Декабрь 2010, 07:34

    1929 год

    Цитата

    вдвоем  с  Летисией рассматривал  он  вмещающую  весь  мир,  испещренную  цифрами  мегагерц  и названиями мировых столиц шкалу радиолы и сквозь помехи пространства, сквозь пронзительный  издевательский свист несущихся по своим орбитам планет слушал вместе с Летисией очередную главу радиоромана, который ежедневно передавался из Сантьяго-де-Куба, -- конец каждой главы вселял в сердце тревогу: "Хоть бы дожить до завтра! Узнать, чем же окончилась вся эта история!" Перед сном  он занимался  с  мальчиком,  рассказывая ему, какое бывает оружие, как и где то или иное оружие применяют, -- ведь это была единственная наука, в которой он разбирался досконально. Что же касается уроков политической мудрости, то  он каждый  раз твердил мальчику одно и то же: "Никогда не отдавай приказа, если не уверен, что его выполнят!"


    Цитата

    эта  же  бешеная буря  чуть  не  потопила банановоз, на борту которого находился молодой поэт Феликс Рубен Гарсиа Сармьенто, прославившийся впоследствии под именем  Рубен Дарио, -- банановоз спустя час после бури вошел в наш порт. Было четыре часа пополудни,  в освеженном грозою воздухе резвилась мошкара, море успокоилось, и его превосходительство, выглянув из окна спальни, увидел потрепанный бурей белый пароходик, который, кренясь  на  правый  борт,  медленно  скользил  по золотистой  глади  бухты;  на  капитанском  мостике  стоял  капитан  и лично руководил маневрами суденышка при его подходе к причалу, а рядом с капитаном находился пассажир в куртке из темного сукна и двубортном жилете; генерал не слышал об этом человеке до следующего воскресенья, а в  воскресенье  Летисия Насарено  обратилась к супругу с неслыханной просьбой: "Хочу, чтобы мы пошли сегодня на вечер поэзии в Национальный театр!"


    В Каракасе открыта карибская авиалиния.
    Принятие новой конституции Венесуэлы.
    Венесуэльские эмигранты, руководимые Революционной партией, подняли антиправительственное восстание.


    1930 год

    Цитата

    он  пытался прочесть на память всю поэму на теплом от свежего  коровьего  помета  Олимпе  своей  молочной  фермы,  когда  вдруг содрогнулась  земля  от  заряда динамита, который прежде времени взорвался в багажнике президентского лимузина, стоявшего в  каретном  сарае.  "Это  было чудовищно,  мой генерал! Такой мощный взрыв, что еще много месяцев спустя мы находили в разных кварталах города искореженные куски брони". Именно в  этом лимузине  Летисия  Насарено  вместе  с сыном должна была отправиться грабить рынок, как это бывало каждую среду. "Так что покушение  готовилось  на  нее, мой  генерал,  а  не  на  кого другого!"


    Цитата

    в  кабинет  ворвались  два адъютанта и доложили, что Летисию Насарено и мальчика разорвали и сожрали на рынке  одичавшие  собаки.  "Они  сожрали  их  живьем, мой генерал! Но это не обычные наши уличные дворняги, а неведомые нам волкодавы с бешеными  желтыми глазами  и  гладкой акульей шкурой! Кто-то натравил их на чернобурок Летисии Насарено! Шестьдесят собак, мой генерал,  шестьдесят  совершенно  одинаковых собак!  Никто  и  опомниться  не  успел,  как  они  выпрыгнули из-за овощных прилавков и набросились  на  Летисию  и  мальчика!  Стрелять  мы  не  могли, опасаясь, что убьем их, а не собак, мой генерал!"


    Цитата

    кроме того, ему  приходилось  терпеть  визиты зловредного  посла  Уилсона,  который,  расположившись  в  тени  сейбы, задерживался у него допоздна, угощал его конфетками из Балтимора, совал  ему журнальчики с фотографиями голых женщин, стараясь под сурдинку уговорить его отдать  территориальные  воды  страны  в  счет погашения громадных процентов внешнего долга; он давал  послу  выговориться,  то  слыша  все,  о  чем  тот говорит,  то  ничего  не слыша -- в зависимости от того, выгодно ему слышать или  невыгодно;  когда  же  словоизвержение  посла  становилось  слишком докучливым,  его  собеседник  пропускал  весь  этот  поток  слов  мимо ушей, прислушиваясь, как в расположенной неподалеку женской школе хор девочек поет о рябенькой пташечке, что сидит на зеленом деревце; с  наступлением  сумерек он  провожал  посла  из патио, пытаясь объяснить своему гостю, что тот может требовать абсолютно все, кроме моря: "Как я останусь без  моря  под  окнами? Что  я  буду  делать  один,  без него, в этом огромном доме? Что станется со мной, если завтра я не увижу его в этот же час заката, когда оно  похоже  на пылающее  болото?  Как  я  буду  жить без декабрьских ветров, которые с воем врываются в разбитые окна, без зеленых сполохов маяка,  --  я,  кто  покинул туманы  своего  плоскогорья  и,  подыхая  от  лихорадки,  ринулся  в  пекло гражданской войны вовсе не из патриотических чувств, как пишут  об  этом  во всех  биографических  словарях,  и  вовсе  не из авантюризма, как утверждают некоторые, и уж тем более не из-за федералистских идей, да  пребудут  они  в священном  Царствие  Божьем,  а исключительно ради того, чтобы увидеть море! Все остальное фигня, мой дорогой Уилсон,  так  что  придется  вам придумать что-нибудь  другое". 


    Цитата

    в пять часов пополудни он подглядывал  из окошка  коровника,  как  возвращаются  из  школы  девочки  в  голубеньких передничках, в гольфиках, с косичками, и, млея от похоти, манил их  к  себе, поигрывая  за  железными  прутьями  окошка  тряпичными  пальцами  перчатки: "Девочка, девочка, иди-ка сюда, дай  я  тебя  пощупаю!";  "Мама  родная!  Мы убегали  от  него, как от призрака с чахоточными глазами!"; он же, видя, как они убегают, сокрушенно думал: "Мать моя Бендисьон Альварадо до чего  молоды нынешние  девчонки!";


    Президент Венесуэлы Гомес ушел в отставку, сохранив должность главнокомандующего и оставаясь фактическим диктатором.
    Начало радиовещания в Венесуэле.


    1931 год

    Цитата

    Он перечитывал  газету от  корки  до  корки,  и слева направо, и справа налево, пытаясь найти в ней нечто большее, нежели официальные сообщения правительственного пресс-центра, велел поставить радиоприемник рядом с  собой,  чтобы  не  пропустить  важных известий,  и  наконец  дождался: все радиостанции, от Веракруса до Риобамбы, передали сообщение о том, что служба  национальной  безопасности  напала  на след  организаторов  покушения.  "А  как  же  иначе,  тарантуловы  дети!" -- пробормотал  он


    Цитата

    "Собак  натаскивали,  пользуясь  вот  этими  предметами туалета, мой генерал! Им давали нюхать украденное из дворцовой прачечной вот это  белье,  вот  этот  корсаж Летисии Насарено, вот этот ее платок, вот эти чулки, вот этот мундир мальчика, мой генерал! Вы узнаете все эти  вещи?"  Он даже  не  глянул  на  то,  что  ему  показывали,  лишь  сказал:  "Ага!" – и внимательно слушал дальнейшие объяснения: "Этих шестьдесят собак приучали не лаять в тех случаях, когда они не должны лаять, приучали  их  к  человечине, мой  генерал,  держали  их  взаперти, в полной изоляции от света Божьего; их натаскивали несколько лет на заброшенной китайской ферме  в  семи  милях  от столицы; на этой ферме имелись чучела Летисии Насарено и мальчика, сделанные в  натуральную  величину  и  обряженные в их одежды, кроме того, собак учили узнавать мальчика и Летисию в лицо, постоянно показывая им вот эти  портреты и  эти  газетные  фотографии".


    Цитата

    Это  был  последний  вольный  отпрыск  нашей  аристократии,  сметенной ураганным  ветром  гражданской  войны,  разбитой  армиями  федералистских каудильо, стертой с лица отечества вместе со своими претензиями на величие, вместе  со  своими огромными меланхолическими поместьями и своим французским прононсом -- великолепный породистый капрал, не  имеющий  за  душой  ничего, кроме  своих  тридцати  семи  лет,  знания  семи  языков и четырех призов по охотничьей стрельбе влет, завоеванных на состязаниях  в  Довиле;  невысокий, стройный,  с кожей цвета железа, с черными, кроме одной крашенной под седину пряди, волосами метиса, расчесанными на прямой пробор, с  твердыми  волевыми губами, с решительным взглядом сверхпроницательных глаз, он любил позировать для  цветных фотографий на фоне идиллических весенних пейзажей, изображенных на салонных гобеленах, как бы играя в крикет своей  вишневой  тростью;  едва увидев  капрала,  его  превосходительство облегченно вздохнул: "Это он! Тот, кто мне нужен". И Хосе Игнасио Саенс де ла Барра поступил на службу к нашему генералу,  оговорив  одно-единственное  условие:


    Под руководством оппозиционно настроенных военных произошло неудачное восстание на границе с Колумбией.
    В обстановке экономического кризиса Конгресс потребовал отставки фиктивного президента Переса и вновь избрал президентом Х.В.Гомеса.
    В подполье создана Коммунистическая партия Венесуэлы.


    Сообщение автоматически склеено в 1293683824

    1932 год

    Цитата

    оказалось, что в этом мешке был его первый взнос, предусмотренный соглашением с генералом: шесть отрубленных голов, причем  на  каждую  голову имелось  соответствующее  свидетельство  о  причине  смерти  ее  недавнего обладателя.  Там  была  голова  слепого  старца,  потомственного  патриция, представителя каменного века дона Непомусено Эстрада, девяноста четырех лет, последнего  ветерана  великой войны и основателя партии радикалов, умершего, как  о  том  сообщалось  в  прилагаемом  свидетельстве,  четырнадцатого  мая вследствие старческого склероза сердечных сосудов; голова доктора Непомусено Эстрада  де  ла  Фуэнте,  сына  предыдущего, пятидесяти семи лет, гомеопата, умершего, если верить прилагаемому свидетельству, в тот же день, что  и  его отец,  от  разрыва  сердца;  голова  Элисера  Кастора, двадцати одного года, студента-физиолога, умершего, как сообщалось в свидетельстве  о  смерти,  от тяжелых телесных повреждений, нанесенных колющим предметом в пьяном побоище; голова  Лидисе  Сантьяго,  тридцати  двух лет, активной подпольщицы, умершей вследствие подпольного аборта; голова Роке Пинсона, он же Хасинто-невидимка, тридцати восьми лет, фабриканта цветных надувных шаров, умершего  в  тот  же день,  что и предыдущие, от алкогольного отравления; голова Наталисио Руиса, лидера подпольного движения "Семнадцатое октября", тридцати  лет,  умершего, как  удостоверяло  свидетельство  о  смерти, вследствие того, что означенный Наталисио Руис на почве несчастной любви выстрелил себе в рот из  пистолета. "Итого  -- шесть голов, ваше превосходительство! Распишитесь в получении вот на этой квитанции".


    Цитата

    Хосе Игнасио Саенс де ла Барра объяснил ему, как это получается: "За шестьдесят --  наживаем  шестьсот,  за  шестьсот  -- наживаем  шесть  тысяч, и так до шести миллионов!" -- "Но это же вся страна, черт подери, -- воскликнул он, -- так мы никогда не кончим!" Но  Хосе  Саенс де  ла Барра невозмутимо заметил: "Спите спокойно, генерал! Мы кончим, когда они кончатся!" Экий варвар!


    Цитата

    прослушав эту очередную главу, он терзался вопросом,  умрет  или  не  умрет героиня радиоромана, эта совсем молоденькая девушка. Хосе Игнасио Саенс де ла Барра навел для него  справки  и  сообщил: "Да,  генерал,  девушка  умрет".  --  "Так пусть не умирает, черт подери! -- приказал он. -- Пусть живет до конца романа  и  выходит  замуж,  и  нарожает детей,  и станет старой, как все люди!" И Саенс де ла Барра велел переделать сценарий, дабы  утешить  генерала  иллюзией  его  власти.


    1933 год

    Цитата

    это  они,  рассеянно прохлаждающиеся  под  мельничными  крыльями  кафе-мороженых, просматривающие газеты в китайских ресторанчиках, дремлющие в дешевых  киношках,  уступающие место  в  автобусах  беременным  женщинам,  они,  ставшие  электриками  и сантехниками, проживающие полжизни бок о бок  со  столичными  гангстерами  и провинциальными  разбойниками,  случайные  женихи горничных и проституток на океанских лайнерах и в международных  барах,  они,  сотрудники  американских туристических  агентств,  организующие  экскурсии  в карибский рай, и личный секретарь министра иностранных дел Бельгии, и пожизненная дежурная по этажу, охраняющая угрюмый коридор четвертого этажа гостиницы "Националь" в  Москве, и  многие-многие другие, о которых никто не имеет даже представления, -- это они помогали искоренять крамолу, убирать опасных людей, раскрывать  заговоры еще  до  того, как те окончательно созревали в чересчур буйных и решительных головах.


    Цитата

    Но генерал не шелохнулся в своем  кресле,  пока  не  услышал,  как земля  содрогается  от  тяжелого гула танков, идущих по брусчатке площади де Армас, а услышав этот гул, улыбнулся:  "Вы  ошибаетесь,  Начо,  у  меня  еще остался  народ".  И  это было так! У него еще оставался народ, бедный вечный народ, который задолго до рассвета  вышел  на  улицы,  подвигнутый  к  этому непредвиденным  ходом  непостижимого  старца:  по  государственному  радио и телевидению тот взволнованно обратился ко всей  нации,  ко  всем  патриотам, каких  бы  политических  взглядов  они  ни  придерживались,  и  объявил, что командующие тремя  родами  войск,  руководствуясь  его  личными  указаниями, воодушевленные  нерушимыми  идеалами режима, выражая, как всегда, суверенную волю народа, покончили  в  эту  историческую  полночь  с  аппаратом  террора кровожадного штатского, наказанного стихийным правосудием масс. Хосе Игнасио Саенс  де  ла  Барра  был  повешен  за  ноги  на  фонаре площади де Армас, с собственным половым органом во рту, как вы это и предсказывали, мой генерал, когда отдали  нам  приказ  блокировать  район  иностранных  посольств,  дабы кровавый  палач  не мог укрыться ни в одном из них и попросить политического убежища. Народ побил  его  камнями,  прежде  чем  повесить,  но  сперва  нам пришлось  изрешетить  пулями  хищного  пса, который вырвал потроха у четырех гражданских и тяжело покусал четверых солдат


    Американский летчик Д.Эйнджел открыл водопад Сальто-Анхель — самый высокий водопад в мире.

    1934 год

    Цитата

    в разных местах и при разных  обстоятельствах  он  выглядел  по-разному:  на ярмарке, участвуя в томболе, он казался восьмидесятилетним, на аудиенции его можно  было  принять  за  шестидесятилетнего, а на официальных торжествах он представал мужчиной моложе сорока лет.



    Х.В.Гомес и Лопес Контрерас

    Цитата

    И никак не  верилось,  что  этот  дряхлый старец  --  тот  самый  человек,  чья власть была столь велика, что, если он спрашивал,  который  теперь  час,  ему  отвечали:  "Который  прикажете,  мой генерал!"


    Цитата

    он стучал кулаком по столу и сопротивлялся до тех  пор,  пока  бесцеремонный  посол  Мак-Куин  не  сказал напрямик:  "Дальнейшие  споры  бесполезны,  ваше  превосходительство,  режим держится не на обещаниях, не на апатии, не даже  на  терроре,  а  только  на застарелой  инерции,  он  необратимо  разрушается,  ваше превосходительство, выйдите на улицу и посмотрите правде в глаза, вы на  последнем  повороте  -- либо  придут морские пехотинцы, либо мы забираем море, иного выхода нет". -- "Иного выхода не было мать они забрали себе Карибское море!" Инженеры  посла Ивинга  разобрали  море  на части, пронумеровали их, чтобы собрать под небом Аризоны, далеко от наших ураганов, и увезли его, мой генерал, со  всеми  его богатствами, с отражениями наших городов, с нашими сумасшедшими наводнениями и  нашими утопленниками.


    Ряд крупных забастовок на добывающих предприятиях.

    1935 год

    Цитата

    На  исходе  недели  стервятники-грифы  разодрали  металлические оконные сетки, проникли через балкон и окна в президентский дворец, взмахами крыльев всколыхнули в дворцовых покоях спертый воздух  застоявшегося  времени,  и  в понедельник  на  рассвете  город  очнулся наконец от векового летаргического сна, в который он был погружен вместе со всем  своим  превращенным  в  гниль
    величием;


    Скончавшийся в декабре президент Х.В.Гомес был самым богатым помещиком Латинской Америки. На его плантациях трудилось 12 тысяч человек.

      BulatVladimir

        33

        2

        0

        2

        8
      • Статус:Ополченец

      Дата: 30 Декабрь 2010, 19:03

      Ага, вот куда надо было разместить эту тему. Пардон, не разобрался сразу.

        margadon2201

          6

          0

          0

          0

          1
        • Статус:Наёмник

        Дата: 12 Декабрь 2013, 19:16

        1907 год
        Вооруженный конфликт Венесуэлы с Нидерландами. Голландские ВМС потопили часть крошечного флота Венесуэлы и высадили десант на побережье.
          Ответить в темуВведите Ваш логин  
          [Регистрация нового аккаунта]
          Введите Ваш пароль 
          [Восстановить пароль]
          Создать новую тему
          или Войти на форум через соцсеть
            Стиль:
              05 Дек 2016, 13:24
          © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики