Сообщество Империал: Жил-был мальчик. Сам виноват. Часть 1 - AAR'ы The Elder Scrolls - The Elder Scrolls - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Информация об авторе

  • Автор: Кайя Косадес

Информация по статье

  • Добавлено: 04 Авг 2015, 19:04
  • Обновлено: 07 Окт 2015, 16:57
  • Просмотры: 659

Дополнительно

Репутация: 1
Жил-был мальчик. Сам виноват. Часть 1

Описание: Кто рвется в довакины? Флавио точно не рвался...
Жил-был мальчик. Сам виноват.

Имя: Флавио Эспозито.
Раса: имперец.
Дата рождения: 20 Последнего Зерна 4Э 182 (на момент начала повествования 18 лет).
Девиз 1: Делай фигню и беги!
Девиз 2: Да ладно, обошлось же.
Особенности характера:
Характер стойкий, нордический... Хм, нет, не то!
Характер вспыльчивый. Но отходчивый. Но вспыльчивый. Привычка сначала говорить и делать, а потом уже думать о последствиях не раз и не два почти доводила Флавио до беды.
В большинстве случаев ему помогает выкрутиться хорошо подвешенный язык (имперец же). В остальном жизнь Флавио спасает инстинкт самосохранения, который злые языки иногда называют трусостью. Но разве сбежать, ударить в спину или наврать с три короба – это позор, когда на кону стоит собственная жизнь?
Сам Флавио считает себя отличным малым. Он вообще много чего хорошего о себе думает – в самоуверенности мальчику не отказать. И в самовлюбленности тоже. А вот заносчивым его назвать нельзя, ну и на том спасибо. В общем, Флавио себе очень нравится, от макушки до пяток. Ладно, на самом деле он немного комплексует из-за маленького роста, но ни за что не признается в этом.
Несмотря на все свои недостатки и склонность к авантюрам, Флавио достаточно обаятельный тип (когда в хорошем настроении). Наверное, поэтому друзья-напарники (альтмер Румарин и каджит Карджо) его не просто терпят, но, кажется, даже любят. Иначе зачем они с завидной регулярностью помогают ему выпутываться из передряг? Правда, их отношение к нему слегка снисходительное, как к непутевому младшему братцу, но тс-с-с, Флавио об этом знать не стоит.
Технические характеристики:
Любимое оружие: парные кинжалы.
Любимые ту’умы: Огненное дыхание, Смертный приговор, Безжалостная сила – в общем, все, что позволяет сеять вокруг себя хаос и разрушение.
Магией не владеет.
Ждём первую главу. #*


Встреча в лесу

Глава 1

Флавио пришел в себя, когда солнце клонилось к земле, щедро поливая расплавленным золотом притихший к вечеру лес. Но ему было не до природных красот – он провалялся без сознания целый день и понятия не имел, насколько плохи его дела. С одной стороны, он был жив, и это явный плюс. С другой же, ощущения не внушали оптимизма: правый глаз не открывался, щека горела, а в голове ударными темпами велась добыча руды.

Парень осторожно прикоснулся к лицу, но тут же отдернул руку – поврежденная щека вспыхнула жгучим огнем, на пальцах остались красные пятна. Порез, который сначала показался совсем неглубоким, все еще кровил, и это был плохой знак. Флавио попробовал подняться и задохнулся от острой боли в груди. Кажется, ребрам тоже изрядно досталось. Со второй попытки ему удалось сесть и осмотреться.

Вокруг не было никого и ничего. О том, что еще прошлым вечером здесь стоял лагерь путников, напоминало только холодное кострище. Парень обшарил взглядом крохотную поляну, ощупал свои карманы и, обнаружив там только винную пробку, выругался. Исчезло все: легкая кожаная кираса, плащ, кинжалы, сумка с зельями и золотом. Они вытащили даже заточку из сапога! Хорошо, хоть оставили сами сапоги да нательную одежду. Однако радоваться Флавио не спешил: сильно избитый и лишенный всяких средств защиты, он не протянет в лесу до следующего утра.

Кинув взгляд на солнце, которое уже зацепилось краем за верхушки деревьев, он оторвал кусок от рубашки и наскоро соорудил некое подобие головной повязки, а затем медленно, хватаясь за ветки, поднялся на ноги. На его счастье, тропа, с которой путники сошли на ночь, была совсем недалеко. Конечно, Флавио предпочел бы мощеный тракт, но сколько до него добираться, он понятия не имел – леса между Ватрайном и Фолкритом он знал не слишком хорошо. Честно говоря, он даже не мог точно сказать, какой город ближе – слишком увлекся «охотой», не особо следя за дорогой. В итоге парень принял решение двигаться на северо-восток, к Вайтрану, рассудив, что так он быстрее выберется из проклятого леса, да и шансов наткнуться на какую-нибудь ферму будет больше. Хромая и придерживаясь за деревья, он с трудом двинулся по извилистой тропке.

Да, в этот раз Флавио сильно нарвался. Этих двоих он приметил вчера вечером недалеко от Фолкрита. Они походили на простых торговцев. По обыкновению, парень двинулся следом, держась поодаль и не попадаясь путникам на глаза. Он называл это охотой, но на самом деле просто дожидался, пока его невольные спутники не остановятся на ночь и не заснут. Дальше все было делом техники: убивать спящих легко, грабить мертвецов – еще проще.

Но вчера все пошло не так. Судя по всему, путники заметили его и решили устроить ловушку. Они только притворялись спящими! Когда Флавио ближе к утру пробрался в лагерь и склонился над одним из мужчин, тот внезапно вскинул вверх руку с зажатым в ней ножом. Разбойник чудом успел отшатнуться, и нож только слегка пропорол щеку. По крайней мере, тогда казалось, что слегка. Следующий удар обрушился со спины и швырнул Флавио на землю. Что было дальше, он помнил плохо, но досталось ему сполна – на теле не было живого места. Почему торговцы (которым самое место было бы на Арене) не добили его, парень не знал. Возможно, решили, что он уже мертв, а может, просто не захотели брать грех на душу, рассудив, что дикие звери сделают все за них. В общем-то, расчет был верен, и Флавио просто повезло, что многие хищники предпочитают днем спать. Но ночь не оставит ему никаких шансов.

Солнце бросило на неудачливого бандита последний взгляд и скрылось за горизонтом. Флавио знал, что лесные сумерки очень недолги, и постарался прибавить шагу.

Глава 2

Ускориться получилось не очень хорошо. Уже взошла луна, а тропинка все так же петляла между деревьями, не торопясь выходить ни на тракт, ни к жилью. В голове надрывно пульсировало, в глазах двоилось, и Флавио чувствовал, что вот-вот свалится с ног, но упрямо продолжал ковылять вперед, схватившись за отшибленный бок и уже не сдерживая стоны. Впереди послышался какой-то шорох, и парень мгновенно замер, стараясь затаить дыхание и настороженно вглядываясь в темноту.

Слух не подвел – шорох повторился, и из леса показалась девушка. В неверном свете Секунды ее кожа выглядела высеченной из белого сиродильского мрамора, а светлые волосы, казалось, сами по себе испускали сияние.

– Я-то думала, это раненый олень, а тут у нас кое-кто получше! – произнесла незнакомка и, подойдя ближе, добавила: – Впрочем, я вижу, на тебя тоже устроили охоту.

– Ты призрак, да? – выдохнул Флавио, решив, что у него начались галлюцинации.

– А твоя любимая книжка – «Хижина в лесу», да? Ну раз уж при поздней встрече с девушкой ты первым делом думаешь о призраках! – она тихонько рассмеялась. – Нет, я не призрак. Меня зовут Илия, и я охочусь в здешних местах. Что с тобой произошло?

– Я… На меня напали, ограбили и бросили умирать, – несмотря на стоявший в голове туман, Флавио понимал, что не стоит Илии знать всего, к тому же два последних пункта были даже правдой.

– Ох, я смотрю, тебе сильно досталось! Бедняжка… – неуловимым, стремительным движением охотница шагнула вперед, вовремя поддержав пошатнувшегося парня. – Идем, моя хижина неподалеку, я помогу тебе.

В маленьком домике царил полумрак, разгоняемый лишь светом очага, который Илия разожгла, чтобы вскипятить воды. Саму охотницу скудное освещение вполне устраивало, а Флавио было все равно. Он валился с ног, вымотанный усталостью и болью. Однако Илия не позволила ему лечь, пока не осмотрела ушибы и не промыла порез на щеке.

– Ничего страшного, – вынесла свой вердикт девушка, – но на лице, боюсь, останется шрам – кинжал был чем-то отравлен. Выпей, к утру тебе должно полегчать.

Она протянула гостю дымящийся отвар. Флавио безропотно принял кружку и, осторожно отпивая горячий напиток, спросил:

– Почему ты охотишься по ночам?

– Спящую жертву гораздо проще застать врасплох, это же очевидно, – рассмеялась Илия, и парень, поперхнувшись, не решился продолжать разговор на эту тему.

Позже он устроился на единственной кровати, которую любезно уступила ему охотница, и погрузился в тяжелый сон. Что-то разбудило его среди ночи. В слабом дрожащем свете очага Флавио увидел склонившуюся над ним Илию.

– Что-то случилось? – спросил он, с трудом разлепив пересохшие губы.

– Ты очень милый. Ты мне нравишься, – произнесла девушка вместо ответа и нежно провела прохладной рукой по щеке Флавио. Затем она наклонилась еще сильнее, и распущенные волосы защекотали его лицо.

– Илия, – пробормотал он, – не подумай, что я против, но сейчас я…

– Все будет хорошо, не волнуйся, – в голосе охотницы слышалась улыбка. Она легонько поцеловала его в губы и скользнула ниже. Последним, что запомнил Флавио перед тем, как снова провалиться в забытье, был запах ее волос.

Глава 3

Он проснулся незадолго до рассвета. Солнце еще не взошло, но небо уже окрасилось розовым. В утренних сумерках странная ночная сцена казалась сном, порожденным лихорадкой, да им она, скорее всего, и была.

Поднявшись с кровати, Флавио поморщился. Вопреки обещаниям охотницы, он не чувствовал себя лучше. Боль в ребрах вроде бы немного отступила, но на смену ей пришла сильная слабость, а до щеки, скрытой под повязкой, по-прежнему нельзя было дотронуться. Но был и хороший признак – тело настойчиво требовало еды.

Очаг едва тлел, в хижине было довольно холодно – и пусто. Илии он не увидел, а дверь оказалась заперта.

«Должно быть, снова ушла на охоту», – подумал Флавио.

Ни на столе, ни в буфете не обнаружилось ничего съестного, кроме связок сушеных трав, а они аппетита как-то не вызывали. Флавио решил дождаться хозяйку, но тут приметил люк, ведущий в подвал. Возможно, там можно что-то найти, хотя бы яблоко или морковку. При мысли о еде в животе требовательно заурчало.

«Да ладно, думаю, она не будет против после всего, что сделала для меня. В конце концов, это же просто морковка, а не деньги! Да и откуда у нее быть деньгам?..» – парень быстро поддался на собственные уговоры и открыл люк.

В подвале царила непроглядная темень, и это было проблемой. Кажется, свечи в этом доме жаловали не больше, чем свежий хлеб. Еще раз обшарив буфет, Флавио заметил в углу старую лампадку, на дне которой плескалось немного масла. Света от такой будет немного, но это лучше, чем ничего. Подпалив фитиль тлеющим угольком, он осторожно спустился по шаткой лестнице.

Внизу еды тоже не нашлось, зато там была другая вещь, при виде которой Флавио вздрогнул. У дальней стены стоял гроб. Пустой, но все же… это не то, что можно увидеть в каждом подвале, правда? Не зная, что и думать, Флавио подошел ближе, и тут лестница за его спиной заскрипела. Резко обернувшись, он увидел слабо различимый в темноте силуэт.

– Я смотрю, ты раскрыл мой маленький секрет, – голос Илии был холоден.

– Я… Извини, я просто хотел… У тебя в семье кто-то умер?

– Можно сказать и так. А у тебя в семье кто-то страдал от излишнего любопытства?

– Прости, я правда не думал… Да, неудобно вышло... – Флавио действительно смутился.

– Впрочем, я сама виновата, – задумчиво сказала девушка, не слушая его извинений. – Ты должен был еще спать. Мне не стоило скупиться на паслен. Но ты был так слаб, и я боялась…

– Паслен? – перебил парень. – В твоей микстуре был паслен? Но он же ядовитый! Ты что, отравила меня?!

– Не мели ерунды! – раздраженно отмахнулась Илия. – В правильном сочетании с другими ингредиентами паслен не убивает, а всего лишь высасывает силы. Ну по сути – да, отравила. Но тебя это все равно не оправдывает!

– Но зачем?! – изумленно воскликнул Флавио, сразу перестав чувствовать себя виноватым.

– Затем, что ты мне понравился! Поначалу. Пока не показал себя неблагодарным наглецом, – охотница шагнула вперед, и Флавио непроизвольно отступил дальше. – Слушай, ну зачем ты сюда полез, а? Все могло быть так чудесно! Ты бы слабел все больше, я бы прикидывалась ужасно расстроенной тем, что мои отвары не помогают, а всего через три дня ты бы умер – тихо и спокойно. И возродился бы более сильным, более совершенным – таким, как я!

Флавио ошарашенно слушал этот бред. Кажется, его спасительница сошла с ума. Или… нет?

«Боги, пусть она окажется просто сумасшедшей!» – мысленно взмолился парень, и тут Илия вошла в круг света.

Ярко сверкающие, нечеловеческие глаза и заметно удлинившиеся клыки не оставили никаких сомнений. Флавио в ужасе попятился, едва не свалившись прямо в гроб.

– И что мне, по-твоему, сейчас делать? – спросила вампирша. – Я ведь хотела по-хорошему, но не вышло. Из-за тебя! Значит, теперь все будет очень плохо. И очень кроваво... Прошу, не дергайся, – почти устало добавила она, делая еще шаг.

«Вампиры боятся огня», – промелькнуло в голове, и Флавио, наконец, выйдя из ступора, с криком швырнул в Илию светильник.

Масло выплеснулось на ее одежду, которая тут же занялась. Вампирша взвизгнула и закрутилась, пытаясь сбить пламя, а парень опрометью кинулся к лестнице. К счастью, дверь хижины была не заперта – заметив открытый подвал, Илия сразу же направилась туда. Флавио выскочил на улицу и на подкашивающихся ногах побежал к лесу. За спиной раздался крик:

– Ты думал, это убьет меня, гаденыш? Тебе все равно не уйти, но теперь я уже не буду такой доброй!

Флавио в панике оглянулся. Вампирша быстро сокращала расстояние между ними, сводя на нет короткую фору. Ее некогда белоснежная кожа на руках и груди обуглилась и почернела, а глаза налились кровью. Зарычав от бессилия, парень прибавил ходу, и тут взошло солнце.

Первые лучи ударили Флавио, словно тяжелый молот, придавили к земле, и он, не удержавшись на ногах, рухнул в траву. Ему показалось, что его целиком засунули в раскаленную печку. Сзади закричала Илия. Флавио с трудом приподнялся и сквозь красную пелену боли увидел, как вампирша бросилась обратно к хижине и скрылась внутри. Его собственную кожу жгло огнем.

«Проклятая тварь заразила меня!»

Флавио дополз до кромки леса и там, в спасительной тени деревьев, ему сразу полегчало. Он взглянул на свои руки, со страхом ожидая увидеть сгоревшие головешки, но, к его удивлению, они даже не покраснели. Солнечные ожоги оказались фантомными. Пока что.

«В Вайтране есть храм Кинарет, – вспомнил Флавио. – Надеюсь, день будет облачным.»

Глава 4

Два месяца спустя Флавио стоял на том же самом месте, наблюдая из-за деревьев за Илией. Если у него самого на память о том дне остался шрам через всю щеку, то страшные ожоги вампирши исчезли без следа. Сегодня она не пыталась скрыться от солнца и, кажется, даже с удовольствием подставляла лицо по-осеннему нежарким лучам.

«Видимо, охота была удачной», – с отвращением подумал Флавио, успевший немало прочесть о вампирах за это время.

Сейчас она выглядела так… по-человечески. Неудивительно, что никто не заметил превращения веселой охотницы Илии в чудовище. Добравшись до храма, Флавио сбивчиво попытался рассказать о том, что произошло, но жрица Кинарет лишь покачала головой:

– Илия – вампир? Ты бредишь, мой мальчик. Я знаю ее с самого детства, а не далее, чем вчера она приносила мне свежего кролика и выглядела совершенно нормально. У тебя просто лихорадка, но не волнуйся, Кинарет исцелит тебя.

Так и вышло. Алтарь богини снял проклятие, которого не заметил никто, кроме самого Флавио, а зелья сделали все остальное. И ни один стражник в Вайтране не поверил ему, ведь все знали Илию как добрую и милую девушку, иногда продававшую Анориату мясо, а Белетору – оленьи рога. А потом в Скайрим вернулись драконы, и все думать забыли о горячечных бреднях чудом выжившего мальчишки. Да и Флавио временно стало не до того, но он не забыл. Разве такое забудешь?

– Привет, Илия, – сказал он, выходя на открытое место.

Девушка обернулась и, узнав гостя, в два прыжка оказалась возле него.

– Ты! – прошипела она. – Ты либо наглец, либо дурак, раз снова явился сюда! А может, и то, и другое вместе? Но будь уверен, сегодня ты так просто не отделаешься. И не думай, что эти железки тебе помогут! – вампирша кивнула на пару кинжалов, заткнутых за пояс Флавио.

– Эй, я просто хотел поговорить! – он поднял руки в обезоруживающем жесте.

– И о чем же? О том, как скучаешь по моим поцелуям? Извини, я не предлагаю дар Молаг Бала дважды. Теперь я могу предложить тебе только смерть.

– Вообще-то нет, я хотел сказать не это.

– Ну так давай говори, зачем пришел, и покончим уже с этим!

Флавио пожал плечами и набрал в легкие побольше воздуха.

– ЙОЛЬ!

Продолжение.
"Время и место каждого Подвига определяется Судьбой. Но если не придет Герой - не будет и Подвига", - Цурин Арктус, Подземный Король.

Драконорожденный

Я герой едва ли, но я купил себе медали. © МКПН

Глава 1

Флавио уныло брел по направлению к Вайтрану, таща за собой связанную из веток волокушу, на которой покоилась туша молодого, но уже весьма упитанного оленя.

Сейчас он в полной мере ощущал на себе незавидную участь нищего. Если в храме Кинарет сильно избитого паренька не спрашивали о наличии денег, то после исцеления кормить того же паренька даром никто не собирался. Даника Свет весны посоветовала спросить о работе охотника Анориата. Тяжелый труд Флавио презирал, считая его уделом крестьян и неудачников (что, в общем-то, одно и то же), однако выбор у него был небогат. О том, чтобы выйти на свою собственную «охоту», не имея ни оружия, ни маломальской страховки в виде брони и запаса зелий, и речи быть не могло – воспоминания о последнем нападении были еще слишком свежи.

Анориат и его брат Элриндир, поначалу очень обрадовавшиеся нежданному помощнику, быстро в нем разочаровались.

– Ты умеешь стрелять из лука? – первым делом спросил тогда охотник.

– Никогда не пробовал, – честно ответил Флавио.

– А свежевать туши?

Парень только покачал головой.

– Мда, а что же ты умеешь? Чем ты вообще зарабатывал на жизнь?

– Рыбу ловил! – в сердцах брякнул Флавио, но Анориата этот ответ устроил.

– Ах да, ты же из Рифтена, – задумчиво произнес он. – Но у нас тут рыба не водится, поэтому, если хочешь остаться в Вайтране, придется тебе освоить другое ремесло. Ладно, можешь помогать мне на охоте. Будешь таскать убитую дичь в город, а Элриндир научит тебя сдирать шкуры и разделывать туши. За это ты получишь еду, кров и один септим с каждых пятидесяти, вырученных от продажи мяса.

Один септим! Этот босмер что, издевается?! Да так Флавио даже на захудалый кинжал до старости не накопит! Но делать было нечего, и парень, скрипнув зубами, согласился. Впрочем, кинжал ему выдали бесплатно – тупой и практически бесполезный, но это было лучше, чем ничего. И сейчас парень мстительно представлял, как воткнет этот кинжал под ребра Анориату, если охотник отпустит еще хоть одну шутку о кривых руках своего работника.

Флавио только поравнялся с Западной сторожевой башней, и до Вайтрана было еще топать и топать. Он остановился, чтобы перевести дух, и с ненавистью посмотрел на тяжелую волокушу, которая словно нарочно цеплялась за каждый камень. Молодой человек как раз пытался прикинуть, сколько же составит его «заработок» с этого оленя, когда над головой раздался оглушительный рык, и огромная крылатая тень на мгновение накрыла Флавио.

От неожиданности он слегка присел и задрал голову вверх, да так и застыл с открытым ртом. В небе парил дракон. Имперец в изумлении протер глаза, но летающий ящер никуда не исчез. Напротив, гигантская тварь заложила крутой вираж и, оглашая окрестности ревом, стремительно понеслась, казалось, прямо на него.

– Ох ты ж даэдрическая сила! – пробормотал Флавио и припустил к городу, забыв про свою ношу.

– Дракон! Там дракон! – во все горло заорал он, завидев отряд вайтранских стражников, быстро двигавшихся ему навстречу.

Данмерка в кожаных доспехах, бежавшая впереди отряда, схватила его за руку и увлекла за собой в обратном направлении.

– В башню, парень! – крикнула она. – Ты не убежишь от него! Укройся в башне и не высовывайся!

Это был дельный совет, и Флавио поспешил им воспользоваться. Конечно, он слышал о драконе в Хелгене, но, как и многие другие, считал эти россказни всего лишь байкой, глупой сказкой, выдуманной, чтобы объяснить побег Ульфрика Буревестника. И вот теперь у него имелись все шансы стать для сказки обедом. Юркнув в башню, Флавио забился под лестницу и закрыл глаза, слушая рев дракона, крики солдат и с ужасом ожидая, что колоссальная ящерица вот-вот засунет сюда свою морду и спалит его к едрене матери. Но время шло, а ничего подобного не происходило. С улицы доносились звуки ожесточенной битвы, и имперец рискнул осторожно выглянуть.

Ему показалось, что за стенами башни разверзлись врата Обливиона. Само собой, Флавио понятия не имел, как они выглядят в действительности, но в его представлении это было очень похоже на царивший снаружи огненный ад. Сухая трава пылала, весело потрескивая. Стража Вайтрана горела не хуже. Некоторые ушлые стражники, видимо, успели запастись зельями сопротивления огню, но Флавио успел заметить несколько мертвых тел.

– С дороги! – прорычал ворвавшийся в башню лучник, грубо оттолкнув парня. Солдат бросился по лестнице на вершину башни, но лишь за тем, чтобы несколькими минутами позже скатиться вниз обгоревшим трупом. Флавио, никогда не отличавшийся особой религиозностью, зашептал молитву, поминая всех богов разом.

Внутрь вбежали еще несколько стражников, а секундой позже башня сотряслась от страшного толчка. Потом еще, и еще. Видимо, дракон всерьез вознамерился добраться до людей, вскрыв их убежище, как ловец жемчуга вскрывает устрицу. Старые каменные стены могли укрыть от вражеских стрел, но не от чудовища, которое до сегодняшнего дня считали всего лишь легендой. Часть потолка не выдержала натиска и с грохотом обрушилась, погребя под собой не слишком расторопного солдата. Еще одного достала струя пламени, выпущенная драконом в образовавшуюся брешь. Укрываясь от страшного жара, Флавио упал на пол, а поднявшись на ноги, сразу бросился к выходу. Меньше всего ему хотелось оказаться заваленным камнями или запечься, как жаркое в горшочке!

Выскочив наружу, он попытался осмотреться, но все вокруг было затянуто дымом. Крики раздавались откуда-то справа, и Флавио, не раздумывая, побежал в другую сторону. Внезапно послышалось громкое хлопанье, и ветер, поднятый ударами мощных крыльев, разогнал дымовую завесу. Дракон грузно опустился на землю прямо перед имперцем, и тот замер, глядя на свою смерть – величественную и… усталую?

Ящер был сильно изранен – все-таки битва с полутора десятками солдат не прошла для него бесследно, однако сейчас даже сам Флавио не поставил бы на себя. Но дракон отчего-то не спешил поливать его огнем. Он пристально смотрел на человека, и Флавио показалось, что в его взгляде было удивление. Затем произошло нечто совсем невероятное: древняя тварь заговорила! И пусть имперец не понял ни слова, он готов был поклясться, что это была осмысленная фраза. А потом дракон взревел, и Флавио, поняв, что сейчас произойдет, принял единственно верное решение: он очертя голову ринулся не прочь от ящера, а к нему, поднырнув под брюхо как раз в тот момент, когда чудовище извергло струю пламени. Парень оказался позади дракона, перекатился вбок, избежав удара огромного хвоста, и приготовился снова задать стрекача, когда стрела какого-то удачливого лучника, наконец, поразила врага. Дракон испустил громкий вопль и издох. Послышались радостные возгласы. Флавио, слегка пошатываясь, направился к своим спасителям, и тут в его голове взорвалось солнце.

Ослепительный, безжалостно яркий свет окутал его, выжигая глаза и пробивая в теле сотни отверстий, сияющих, как маленькие звезды. Кто-то закричал. Флавио узнал собственный голос, но не успел подумать об этом – свет поглотил его, вошел внутрь и растворился в крови, наполняя его небывалой силой. Казалось, он мог бы даже взлететь, если бы только захотел! И Флавио взмахнул огромными золотистыми крыльями. Он стремительно поднялся в небо, нет, дальше, много дальше неба – туда, где никогда не бывал ни один смертный. Он парил в пустоте, наслаждаясь своей мощью, своей новой сутью, и выкрикивал слова на незнакомом ему языке.

Все закончилось мгновенно. Только что бывший там, где ходят только аэдра, Флавио вдруг обнаружил себя стоящим на коленях подле драконьего скелета. Вокруг столпились выжившие в схватке стражники, которые во все глаза смотрели на парня и негромко перешептывались.

«Это невероятно…»

«Быть не может!»

«Неужели легенды не врут?»

– Что произошло? – спросил Флавио, поднимаясь на ноги. – Чего вы на меня так уставились?

– Глазам не верю! – к нему подскочила уже знакомая данмерка. – Ты сделал это! Но как?.. Боги!

– Сделал что?

– Ты забрал душу дракона! Ты… довакин! Драконорожденный! Первый за несколько сотен лет. Это честь для меня! – эльфийка внезапно опустилась на одно колено, прижав руку к груди.

Флавио растерянно огляделся. Солдаты смотрели на него со смесью восхищения и легкого недоверия. И они были серьезны, убийственно серьезны.

– Драконорожденный? Это как в легендах что ли? Нет, я не могу быть… Ты ошиблась, я не… – пробормотал он.

– Я видела то, что видела, – ответила данмерка. – Не знаю, откуда ты взялся, но сама судьба привела тебя сюда. Идем же, мы должны немедленно доложить обо всем ярлу!

Флавио, ошарашенный случившимся, повиновался. Он молчал всю дорогу до Вайтрана, в то время как данмерка, назвавшаяся хускарлом ярла, Айрилет, воодушевленно рассказывала о драконах и драконоборцах. Имперец практически не слушал ее, вспоминая свой ошеломительный «полет», изумление в глазах дракона и произнесенные им перед смертью слова. Флавио не был уверен, что расслышал верно, но ему казалось, что одним из этих слов было «довакин». Дракон понял, кто он? Возможно ли такое?

– ДОВА-КИН! – раздался с неба громовый голос, словно подтверждая его мысли, и Флавио вздрогнул.

– Что, еще дракон?! – пробормотал он, лихорадочно озираясь.

Айрилет оказалась куда понятливее. Обернувшись, она схватила Флавио за плечи, ее глаза горели.

– Это Седобородые! Они призывают тебя! Я права, о боги… Ты – Драконорожденный!

Глава 2

Выслушав доклад своего хускарла, ярл Балгруф сразу же пригласил ее и Флавио пройти в кабинет придворного мага, где на пару с Фаренгаром Тайным огнем забросал новоявленного довакина вопросами. Имперец терпеливо отвечал, больше всего удивляясь тому, что в словах ярла и мага не было ни малейшего намека на скепсис, хотя сам Флавио, расскажи ему нечто подобное, расхохотался бы в голос.

Да, он читал легенды о Драконорожденных прошлого. Да, он умеет читать. Нет, он никогда не встречал дракона до сегодняшнего дня. Да, он слышал о драконе в Хелгене. Нет, он никогда не бывал там и не сталкивался с Ульфриком Буревестником. Да, этот дракон – первый, которого он увидел, он же уже говорил. Да, произошло нечто странное – от дракона к нему перешла какая-то сила или что-то вроде того. Нет, он понятия не имеет, как это сделал, он вообще ничего не делал, оно само. Да, он уверен в этом. Нет, сейчас он не чувствует в себе никаких изменений. Да, он слышал зов Седобородых. Нет, он никогда не совершал паломничества на Высокий Хротгар.

Да, он родился в Скайриме. Что-что? Ну-у, да, его семья могла вести свой род от Септимов. Теоретически. Да-да, такое вполне возможно! Нет, он никогда не знал своих родителей. Да, его можно было назвать искателем приключений – раньше. Нет, он не воин и не наемник, а простой трудяга. Да, сейчас он живет и работает в Вайтране. Да, приходится тяжко, эти босмеры – те еще жлобы. Да, он владеет оружием. Короткими клинками. Нет, конечно – только в целях самозащиты! Да, он пару раз бывал в старых нордских гробницах, из любопытства, к чему этот вопрос? Да, он знает руины Ветреный пик – видел издали. Нет, он никогда не слышал ни о каком Драконьем камне. Что?! Нет, он не пойдет туда! Даже если и так, то что? Нет. Ни при каких обстоятельствах!

– Нет, – отрезал Флавио. – Я не могу пойти туда. Что значит «почему»? Потому что там полно живых мертвяков, а у меня даже оружия нет!

– Ты получишь оружие и броню, довакин, – сказал ярл Балгруф, и парень слегка поморщился, услышав свое новое «звание».

– Но почему именно я? Я ведь не воин! Мне кажется, несколько солдат справились бы лучше.

– Понимаете, молодой человек, – ответил Фаренгар Тайный огонь, – Драконий камень – это не просто камень, это древняя скрижаль, на которой указаны места захоронений драконов. Я долго изучал этот вопрос и полагаю, что такая важная вещь должна хорошо охраняться. Не драуграми, нет! Это мелочи! Но, возможно, только сила Драконорожденного сможет открыть к ней путь.

– Я даже не знаю, как этой силой пользоваться! И я не уверен, что у меня вообще есть какая-то сила. Может, это все ошибка?

– Мы все слышали зов, для нас это достаточное доказательство, – ярл кивнул, соглашаясь с магом. – И не волнуйтесь, молодой человек, кровь сама подскажет вам, что делать, я уверен в этом!

Флавио лихорадочно пытался найти аргументы, которые позволили бы ему отказаться от этого сомнительного предприятия, когда Балгруф снова вступил в разговор:

– Я не могу приказывать тебе, довакин, но я щедро вознагражу тебя, если ты принесешь камень. Более того, тебе не придется идти в руины одному. Я дарую тебе титул тана, и твой хускарл поможет тебе в битве.

Флавио не поверил свои ушам.

– Тан? Вы назначаете меня таном города? Меня, безродного бродягу?!

– Неважно, кем ты был до этого момента. Важно, кто ты теперь, довакин. Если верить древнему пророчеству, в твоих руках судьба всего Нирна, – на этих словах Флавио поперхнулся, но ярл сделал вид, что не заметил этого. – Ты нужен Тамриэлю и нужен моему городу. Возможно, ты оказался в Вайтране совсем неслучайно, и кто я такой, чтобы перечить судьбе? Айрилет, позови-ка Лидию. Девочка слишком засиделась на месте.

Если данмерка и была удивлена решением Балгруфа, то виду не подала. Молча кивнув, она вышла, через несколько минут вернувшись с молодой темноволосой нордкой.

– Это Лидия, твой хускарл. Она преданный защитник и умелый воин. Ты можешь доверять ей, как самому себе.

– Я буду защищать тебя ценой своей жизни, тан! – волнуясь, произнесла девушка.

Глава 3

Утром следующего дня Флавио и Лидия сидели в «Пьяном охотнике». Имперец потягивал эль, а нордка жевала яблоко.

– Просто поверить не могу! – уже в который раз воскликнул Элриндир. – Ты – и вдруг довакин! А Анориат сказал, что тебя сожрал дракон!

– Ха! Твой брат если и видел этого дракона, то только с другого конца Скайрима – небось именно туда он убежал, когда понял, что происходит. А еще я тан Вайтрана, в это ты можешь поверить? Мой хускарл подтвердит, – Флавио явно наслаждался изумлением босмера.

– Невероятно! Еще эля?

Флавио кивнул, но вмешалась Лидия:

– Мой тан, прости за наглость, но ведь мы должны принести ярлу Драконий камень.

– Ты так торопишься?

– Но тан, что может быть важнее этого?!

– Например, получше узнать друг друга прежде, чем лезть в пасть драуграм. Я же должен тебе доверять. Скажи, тебя обучали в Драконьем пределе?

Лидия кивнула:

– Да, моими учителями были лучшие бойцы ярла. Я много лет упорно тренировалась, зная, что когда-нибудь стану телохранителем, достойным моего тана. Но я даже подумать не могла, что им окажется сам довакин! – девушка с обожанием смотрела на Флавио.

– Ой, прекрати, ты меня смущаешь, – в его голосе не было ни капли смущения. – А что еще делает хускарл, кроме того, что защищает тана ценой своей жизни?

– Все, что пожелает тан, – уверенно заявила Лидия.

– Все-все? А что если я захочу… ну, например, лошадь?

Нордка молча встала и вышла из трактира. Флавио растерянно посмотрел на Элриндира.

– Эээ, она что, обиделась? Я даже от пошлости удержался, хотя это было непросто!

Босмер только пожал плечами и налил имперцу новую кружку эля. Через пятнадцать минут, когда Флавио уже был настроен идти жаловаться ярлу на то, что хускарл его бросила, Лидия вернулась и положила на стойку купчую, из которой следовало, что некий Флавио Эспозито является владельцем молодой кобылы гнедой масти.

– Серьезно? – пробормотал удивленный парень. – Ее же можно было просто украсть…

– Что, мой тан?

– Ничего. Я говорю, что очень тронут. Спасибо, Лидия. Слушай, а что насчет клинков? Ярл подарил мне топор, но знаешь, я даже дрова рублю криво. Это варварское оружие не для меня. Может, заглянем к Адриане или, лучше, к Йорлунду?

***
– Эти. Я хочу эти, – Флавио с восхищением разглядывал пару эбонитовых кинжалов, изящные, по-змеиному изогнутые лезвия которых украшала тонкая гравировка. – Лидия, только взгляни, они же идеальны!

Йорлунд Серая Грива довольно крякнул и сложил руки на груди. Лидия же печально покачала головой.

– Прости, тан, но у меня не хватит денег на такое дорогое оружие, особенно после покупки лошадей.

– Я понимаю, – ответил Флавио, со вздохом возвращая великолепные клинки на место, – у меня тоже. Йорлунд, может, сделаешь скидку?

– Мои расценки одинаковы для всех… тан, – вежливо, но непреклонно ответил кузнец.

– Ладно, сгодится и добрая сталь – на первое время.

Глава 4

– Да чтобы я еще раз согласился пойти в эти проклятые развалины! – ругался Флавио, пытаясь вытащить из саркофага Драконий камень, придавленный телом его бывшего владельца. – Ты великий герой! Драугры – мелочь! Да что же маг сам сюда не полез, а? Эта орясина мне чуть башку не сняла!

Тяжелый камень, наконец, подался, и парень с силой приложил им упокоенного драугра, иссохшие ребра которого жалобно хрустнули.

– Некоторые считают, что драугры не могут найти покоя из-за того, что когда-то они встали на сторону Алдуина, – задумчиво произнесла Лидия, обходя величественный зал древнего храма. – Так они наказаны за свое предательство.

– Лидия, милая, да я плевать хотел, почему этим протухшим трупам не лежится в их уютных гробах. А вот на то, что они очень жизнерадостно пытались меня убить, мне не плевать!

–Ты храбро сражался, мой тан, – успокаивающе ответила девушка.

– А паук, Лидия, паук! Он же был больше меня в два раза! Нет, к такому меня жизнь не готовила!

– Взгляни-ка на это, тан! – вдруг воскликнула нордка. – Никогда не видела ничего подобного!

Флавио подошел ближе и с интересом посмотрел на стену, испещренную письменами на неизвестном языке. Несмотря на то, что он не понимал ни строчки, слова притягивали к себе, и парень, не удержавшись, коснулся выщербленной поверхности камня. Странные знаки словно взывали к нему, силясь рассказать свою историю, но он не мог прочесть их. Разве что…

– Лидия, – удивленно произнес он, оборачиваясь, – кажется, я разобрал, что здесь написано! Что-то о силе…

Флавио испуганно зажал рот, увидев, как его хускарл рухнула на землю, сбитая с ног невидимым ударом.

– Эй, ты живая?!

– Ты говорил, как они! – Лидия во все глаза смотрела на него, потирая затылок. – Как эти драугры! Это драконий язык! Попробуй снова. Нет, в другую сторону!

– ФУС!

Ржавые подсвечники и обрывки льняных тряпок взметнулись вверх, приземлившись на несколько метров дальше. Флавио радовался, как ребенок:

– Ну-ка, еще раз! ФУС!

Тело драугра сделало кульбит в воздухе.

– Охренеть можно! Лидия, ты видела?!

– Ты довакин! – девушка сияла. – Нравится тебе это или нет, но ты настоящий Драконорожденный!

В порыве чувств она крепко обняла Флавио и звонко чмокнула его в щеку.

– Гхм, оставь эти нежности до таверны с теплой постелью... Слушай, а как ты думаешь, я смогу дотолкать эту каменюку до выхода? ФУС!

***
– Теперь мы отправимся на Высокий Хротгар, тан? – спросила Лидия, стоя у дверей Драконьего предела.

– Эээ, не так сразу… – ответил Флавио, подбрасывая на ладони увесистый кошель, полученный от ярла Балгруфа. – Знаешь, мне всегда нравился Солитьюд, но никогда не было денег, чтобы как следует осмотреть все его достопримечательности!

Глава 5

Крылья дракона сияли на солнце, подобно золоту. Огромный ящер парил в вышине, пристально оглядывая окрестности. Он ждал своего извечного врага, и тот не замедлил появиться.

– Ру-Яа-Нейль? Зу-Ну-Мэйз Дова-Кин!1 – произнес черный дракон.

– Аал-ВуКейн Ал-Ду-Ин!2 – воскликнул его противник.

– Ру-Лос-Мэй! Зу-Нис-Дир!3 – расхохотался черный и бросился в атаку.

Древние создания схлестнулись в жестокой битве.

– Йоль-Тор-Шул!4 – прокричал золотой дракон.

– Кест-До-Кирл!5 – ответил ему Алдуин, и на мир обрушился разрушительный огненный дождь.

***
– Мы здесь уже целую неделю, тан, – произнесла Лидия, подходя к столику Флавио. – Не пора ли двигаться дальше?

– Прости, солнце, я только успокою свою мамочку, – сказал имперец, обращаясь к сидевшей с ним очаровательной бретонке, и поднялся на ноги.

– Лидия, – прошипел он, отталкивая хускарла в сторону, – ты понимаешь, что мешаешь мне? Эта милашка уже готова отправиться за мной на край света, но тут появляешься ты, громыхая своими доспехами. Да я бы на ее месте уже сбежал!

– Но тан, Седобородые ждут нас на Высоком Хротгаре!

– Объясняю тебе в последний раз, предельно ясно. Я. Не пойду. Ни на какой. Хротгар! Да-да, я знаю, что ты скажешь. Я довакин, я надежда всего Тамриэля, я должен. Так вот, ничего я не должен! То, что я поглотил душу летающей ящерицы и выучил одно слово на драконьем языке, не значит, что я намерен убивать этих тварей всю свою жизнь. Хочешь – иди к Седобородым сама. Не хочешь – проваливай обратно в Вайтран, я тебя не держу. Только оставь меня в покое! – и Флавио, круто развернувшись, направился обратно. Лидия обиженно поджала губы.

***
Дракон истекал кровью. Его чешуя уже не сверкала в солнечном свете, ведь солнца больше не существовало. Он из последних сил взмахнул крыльями и встретился взглядом со своим врагом.

– Ру-Фунт-Йувон-Дова, – произнес черный. – Нуз-Кос-Пруза-Тогат.6

Дракон попытался ответить, но Алдуин бросился на него и одним движением челюстей перекусил шею.

Золотой падал вниз, в пылающий ад, некогда бывший Нирном, и последнее, что он слышал, был торжествующий крик:

– Зу-Лос-Уль! Ру-Кос-Йор!7

***
Флавио очнулся ото сна и резко сел в кровати, тяжело дыша.

– Тебе снова приснился кошмар, мой тан? – послышалось из темноты.

– Лидия?! Ты напугала меня… Что ты здесь делаешь? Где Орлесия?

– Орлетта? Та бретонка? Она ушла два часа назад, и я вернулась, чтобы охранять твой сон. Ты снова видел это, да? Драконов?

– Лидия, я больше не могу так. Эти сны… Что бы я ни делал, я постоянно умираю в них, и мир умирает вместе со мной. Довольно. Мы отправляемся на Высокий Хротгар, завтра же!

– Я соберу вещи, мой тан.
___________________________________________________
1 –Ты искал меня? Я пришел, довакин!
2 – Да начнется битва, Алдуин!
3 – Да ты глупец! Я не могу умереть!
4 – Огонь, жгущий, как солнце!
5 – Каменный шторм!
6 – Ты проиграл, золотой дракон. Но это была хорошая попытка.
7 – Я вечен! А ты был всего лишь человеком!

- - - - - - Сообщение автоматически склеено - - - - - -

P.S. Теперь банановый! в стихах. Нет, не весь текст, а только о поглощении души)) Что поделать, благодатная тема.

Песня о первом полете
И светом,
Меня ярким светом
Ударило - это
Как солнце запуталось в волосах.
Я слышу
(Я правда их слышу?)
Зовущие свыше,
Громовые, грозные голоса:
"О Дова,
Тид мэйз зэйма дова!
Пришла пора снова
Вернуться в бескрайние небеса!"

Такие знакомые голоса...

Вдруг крылья -
Огромные крылья,
Как парус, раскрылись,
Забили, захлопали за спиной.
Я в небо!
В бездонное небо,
Как в омут, как в небыль,
Ныряю с разбега, словно шальной.
Но кто я?
О боги, да кто я,
Что крыльев достоин?!
Небесный, извечный? Смертный, земной?

А небо мне шепчет тихо: "Родной..."

Вот слово,
Одно только слово -
И прежний мир сломан,
Но новый уже со мной говорит.
А сердце,
Пугливое сердце
Срывается в скерцо,
Заходится, ловит бешеный ритм.
А кто я...
Да важно ли, кто я?
В ушах ветер воет,
И пламя сжигает грудь изнутри.

И я выдыхаю. Небо горит.

Но вихри,
Межзвездные вихри
Внезапно утихли.
А за покоем приходит гроза.
И пылью,
Осыпались пылью
Могучие крылья -
Сверкающей, призрачной, как слеза.
И наземь,
Я падаю наземь.
Я смертен, но разве
Есть смерть? И я открываю глаза.

Я вновь обращаю к небу глаза.

Лидия всем хороша, кроме того, что она Лидия, да простят меня поклонники бравого хускарла. Пришла пора рассказать, как Флавио сошелся со своими постоянными спутниками - котом и эльфом.

Ну, за знакомство!

Глава 1

Лошади неспешно трусили по дороге. До Виндхельма оставалось ехать всего ничего, и настроение у Флавио было отличным. Вот только недовольный вид Лидии, то и дело бросавшей на него хмурые взгляды, слегка раздражал.

– Эй, может, прекратишь дуться?

– Ты не должен был брать этот посох, – упрямо ответила хускарл.

– Ну-у, заело шарманку. Придумай что-нибудь поновее, а. И почему же мне было его не взять?

– Потому что воровство запрещено законом.

– Я знаю. И что?

– Я не вправе осуждать поступки моего тана.

– И, тем не менее, ты это делаешь, – Флавио начинал закипать. – Ну прости, что разочаровал тебя! Прости, что легендарный довакин оказался ни хрена не благородным!

Лидия молчала.

– Слушай, я вообще не рвался в герои. Но я поднялся на Хротгар, я начал учиться ту’уму, и я даже не сбежал, когда на Ривервуд напал очередной дракон. Ладно, сбежал. Но я же вернулся! Так чего ты еще от меня хочешь? Благородства я не обещал.

– Тан волен поступать так, как ему хочется, – ровно произнесла девушка.

– А хускарл волен ехать с кислой миной и действовать тану на нервы? Что ты привязалась к этому посоху? По-твоему, нам не нужны деньги?

– Все равно его не купит ни один торговец. Даже ребенок поймет, что у нас не может быть такой дорогой вещи, да еще и магической.

– Что? Я слышу злорадство в твоем голосе? Скажи, что мне показалось, Лидия!

– Прости, тан. Но ведь ты и вправду не сможешь его продать.

– Места знать надо.

За очередным поворотом показались каменные стены Виндхельма и небольшой палаточный лагерь, разбитый неподалеку от города.

– Удача! – радостно воскликнул Флавио, приподнимаясь в седле. – Ты спрашивала, зачем мы катаемся по этой дороге? Вот зачем – караванщики!
Глава 2

– Ма'Дран, ты, как всегда, неуловим! – поприветствовал торговца парень, спешиваясь возле лагеря.

– Флавио? Рад видеть! – ответил каджит. – Давненько ты не заглядывал к старому Ма'Драну. Есть, чем порадовать?

– А то! Взгляни-ка на эту штуку, – имперец отвязал от седла посох, замотанный в старые тряпки.

Караванщик восхищенно поцокал языком.

– Хорошая вещь, дорогая. Пятьсот септимов.

– Кого ты обманываешь? Он стоит не меньше полутора тысяч.

– Ладно, семьсот пятьдесят, но только для тебя, по старой дружбе.

– Заметано. Как идет торговля? – Флавио по-хозяйски оглядывал лагерь, дожидаясь, пока скупщик отсчитает деньги.

– С переменным успехом, – уклончиво ответил кот, передавая ему туго набитый кошелек.

– Да ладно, не прибедняйся! Я же вижу, что вы не голодаете. Кстати, чем это так вкусно пахнет? – имперец приподнял было крышку котелка, но получил по рукам от Ра'жинды, присматривающей за варевом. – Покормишь?

– Каджиты всегда рады разделить с тобой трапезу. Гони септим, и полная миска твоя.

– Старая ты жаба, – укоризненно покачал головой Флавио, но спорить не стал – не первый день был знаком с караванщиком.

Он снова развязал кошель и бросил торговцу пару монет. Тот ловко поймал их и попробовал на зуб.

– Ма'Дран! Ты же сам только что дал мне эти деньги!

– Привычка. За вами, имперцами, глаз да глаз нужен, – благодушно ответил кот.

– Кто бы говорил! – фыркнул Флавио и, усевшись на чей-то скрученный спальник, окликнул стоявшую поодаль нордку: – Лидия! Да иди ты уже сюда! Не бойся, они не блохастые. По крайне мере, не больше, чем мы с тобой.

Смешливая Ра'жинда прыснула, а хускарл, наконец-то, приблизилась к костру и присела, грея озябшие руки.

От угощения Лидия отказалась, и Флавио только пожал плечами – ничего другого от упрямой девицы он и не ожидал. Зато ему показалось странным, что Карджо, все это время чистивший оружие на другом конце лагеря, молча взял свою порцию и ушел обратно. Второй телохранитель Ма'Драна никогда не отличался словоохотливостью, но обычно он не упускал случая расспросить Флавио о новостях и перекинуться с ним в карты. К слову, имперцу так ни разу и не удалось выиграть, и он постоянно упрашивал каджита научить его так мастерски жульничать, но кот только ухмылялся. И чтобы Карджо отказался от возможности заполучить еще несколько септимов?! Покончив с едой, Флавио подошел к охраннику.

– Чего грустишь? Как насчет партейки? Бьюсь об заклад, сегодня я пойму, в какой момент ты попытаешься меня надуть!

– Прости, Флавио, но Карджо не до игр, – печально ответил каджит. – Я лишился своего лунного амулета – бандит сорвал его в схватке, и Карджо не смог догнать вора.

– Сочувствую, – ответил парень, знавший, как дорог коту подаренный матерью амулет. – А вы знаете, что за банда на вас напала?

– Конечно, Карджо знает! Их логово недалеко отсюда, на северо-западе. И Карджо пошел бы туда, но боится, что не справится один. А взять Ра'жинду и оставить караван совсем без охраны нельзя, никак нельзя. Но может… – глаза каджита заблестели, – может быть, ты вернешь Карджо его амулет? Твоя женщина выглядит крепкой, а ее меч внушает уважение.

– Она не моя женщина, – поморщился Флавио, кинув быстрый взгляд на прислушивающуюся к их разговору Лидию. – Ну и это… нам совсем не по пути.

– Жаль, – вздохнул каджит, – у меня было появилась надежда. Значит, придется идти в одиночку. Что ж, Карджо все равно собирался покинуть караван – ему давно наскучил один и тот же маршрут. Если я останусь жив, и мы когда-нибудь снова встретимся, Карджо может составить тебе компанию в твоих путешествиях.

– Удачи. А впрочем… Ты говоришь, что пойдешь со мной? – Флавио вновь посмотрел на нордку, которая по-прежнему была мрачнее тучи, и понизил голос до шепота: – Знаешь, она меня уже страшно достала! Все время чем-то недовольна! Но на дорогах сейчас одному опасно… и вообще одному опасно, в этом ты прав. Давай договоримся: я помогаю тебе вернуть амулет, а ты остаешься со мной. Не обманешь?

– Всякий знает, что слово каджита не стоит и медной монеты, но Карджо клянется памятью матери! – просиял охранник.

– Отлично! Когда сможешь уйти?

– Карджо прямо сейчас получит расчет у Ма'Драна, купит лошадь и будет готов надрать этим бандитам задницы!

– Кстати… Ты не боишься… эээ… драконов?

– С амулетом я не боюсь ничего! Кроме того, одна такая ящерица недавно пыталась напасть на караван, но каджиты оказались ей не по зубам. А почему ты спрашиваешь? Сомневаешься в Карджо?

– Что ты, вовсе нет. Так просто, к слову пришлось. Развелось их сейчас, драконов этих…

***

– Ты хочешь избавиться от меня, тан? – тихо спросила Лидия, покосившись на едущего сзади Карджо.

Тот отстал еще на несколько шагов, демонстрируя, что ему совершенно не интересна эта беседа. Имперец знал, что на самом деле у каджита отличный слух, но все же был благодарен Карджо за тактичность – разговор обещал быть сложным.

– Пойми меня верно, Лидия, – начал он, – ты надежный напарник и хороший человек, и я ценю твое усердие, но…

– Все из-за посоха? Обещаю, впредь я буду держать свое мнение при себе.

– Дело не только в посохе, – покачал головой Флавио. – Это ведь не первый случай. Ты просто слишком… правильная. И ты отчего-то возомнила себя моей совестью. Мой меч и мой щит – да, против этого я ничего не имею. Но совесть? Это уж слишком!

– Это будет таким позором – вернуться в Драконий предел одной, – глухо сказала девушка.

– Да какой позор? Боги, ну почему с тобой так трудно?! – Флавио снова начал раздражаться. Просто удивительно, как обычно спокойная и немногословная Лидия умудрялась так быстро выводить его из себя! – Если волнуешься, я напишу бумагу о том, что назначил тебя представителем своих интересов в Вайтране. Или что я, как благородный человек, не хотел, чтобы такая красивая молодая женщина рисковала жизнью.

– Я, прежде всего, воин, и совсем неважно, какого я пола! – вспыхнула Лидия. – Я хускарл, а не женщина!

– Не женщина? – ухмыльнулся парень. – Да ладно! Я же видел твою грудь. И… все остальное тоже.

– Тан сам этого хотел, – угрюмо ответила нордка.

– А ты, можно подумать, не хотела? Скажи еще, что я тебя заставил!

– Я делаю то, что пожелает мой тан.

– Боги, Лидия! И ты еще чему-то удивляешься! – в сердцах воскликнул Флавио и пришпорил лошадь, вырываясь вперед.



Глава 3

Налет на логово бандитов оказался успешным. Они настолько обнаглели, что даже помыслить не могли о возможном нападении и оставили у входа в пещеру только одного часового – скорее, по привычке. Карджо мягко подкрался к нему сзади и с явным удовольствием раскроил череп своей булавой. Остальные члены банды обнаружились внутри – изрядно пьяными. Из десятка человек уверенно держались на ногах всего двое, поэтому драка больше походила на забой скота. Все закончилось очень быстро. После зачистки пещеры Лидия благополучно отбыла в Вайтран, увозя с собой «сопроводительное письмо», накарябанное Флавио на вырванной из какой-то книги странице. Каджит и имперец остались вдвоем.

Сейчас Карджо разводил костер, мурлыча под нос какую-то песенку и то и дело прикасаясь ко вновь обретенному лунному амулету, висевшему у него на груди. Флавио ставил палатку, поглядывая на своего нового спутника и кляня пронизывающий ветер. Он уже жалел, что решил заночевать здесь, на полпути между Виндхельмом и Морфалом. Надо было все же доехать до города, но его ждал еще один серьезный разговор, не предназначенный для чьих-либо ушей. Слава богам, Лидии здесь больше не было! Без нее парень чувствовал себя куда свободнее. Оставалось только прояснить еще пару моментов, и откладывать это больше не стоило.

– Эй, Карджо! – окликнул он каджита. – Ты слышал, как Лидия называла меня таном?

– Конечно, – невозмутимо ответил кот, не отрываясь от дела, – она говорила громко.

– И ты даже ничего не спросил? – удивился Флавио.

– Карджо любопытен, но любопытство слишком часто доводило его до беды. Поэтому Карджо научился быть еще и терпеливым, – каджит снова попытался раздуть огонь, но мокрые щепки никак не желали разгораться.

– Ценное качество… – пробормотал Флавио, подходя ближе. – Ну, раз уж мы теперь напарники, я должен тебе кое-что рассказать. Я теперь тан Вайтрана. Ничего особенного, просто титул…

– Карджо заинтригован, – вставил кот.

– Да, ты правильно понял, это еще не все. Гораздо интереснее, как я его получил. Я… Ты слышал о появлении Драконорожденного?

Каджит кивнул, сложив руки на груди.

– Ну… в общем, это я.

Карджо внимательно посмотрел на него, а затем захихикал, оценив шутку.

– Не веришь? Я бы сам не поверил. Ну-ка, отойди в сторону. ЙОЛЬ! – дрова мгновенно занялись, и Флавио картинно поклонился.

Обычно бесстрастный, сейчас кот выглядел потрясенным – такой яркой демонстрации он не ожидал.

– Так вот почему ты спрашивал Карджо о драконах! – воскликнул он.

– Угу. Я знаю, что должен был сразу поговорить с тобой, но не в лагере же было это делать – не хватало еще, чтобы весь Скайрим узнал! Ну, что скажешь? Готов стать котом-драконоборцем? Я пойму, если ты уйдешь.

– Шутишь?! Еще недавно Карджо был простым охранником в караване, а теперь он правая рука огнедышащего парня! Конечно, Карджо остается! Ему все равно, кого убивать, но за драконов, наверное, и платят по-драконьи!

Флавио, никогда не слышавший от каджита такой длинной тирады и весьма довольный произведенным эффектом, расхохотался, а Карджо засыпал его вопросами, будто решив выговориться на пять лет вперед.

Их долгую беседу прервали громкий скрежет и слабый вскрик, раздавшиеся из-за ближайшего холма. Метель к этому времени уже стихла, поэтому списать все на ветер не получилось. Крик повторился, и напарники мгновенно вскочили на ноги. Карджо, подхватив булаву, первым бросился в сторону шума. Флавио, немного поколебавшись, последовал за ним, на ходу вытаскивая из ножен кинжалы.

За холмом открывался чудный вид на старую нордскую гробницу, которая была не далее, чем в пятидесяти шагах. Флавио шепотом выругался, пообещав себе в следующий раз внимательнее выбирать место для стоянки. От руин в их направлении несся высокий мужчина, путаясь в плаще и размахивая слабо мерцающим мечом. И немудрено было так улепетывать! За спиной незнакомца маячил целый отряд скелетов. Пять, семь… Флавио насчитал восемь тварей с горящими глазами, быстро и абсолютно бесшумно двигавшихся по снежному насту.

– По… помогите мне! – выдохнул мужчина, поравнявшись с Карджо.

Каджит оскалился, крепче перехватывая оружие. В следующую секунду его булава разнесла череп первому из подоспевших мертвецов. Флавио бросился на помощь. Он вогнал кинжал под нижнюю челюсть другому скелету и одновременно пнул его в грудь, ломая ребра и хрупкий позвоночник. Еще одного упокоил неизвестный, начисто снеся голову своим странным светящимся клинком. На Карджо насели сразу трое мертвяков, и каджит с тяжелым хаканьем отмахивался от них булавой, не позволяя приблизиться на расстояние удара. Флавио прыгнул вперед, ударив рукоятью кинжала в основание черепа ближайшего скелета, и с удовлетворением увидел, как глаза мерзкого существа потухли. Карджо раздробил грудину следующему и прохрипел:

– Сзади!

Имперец мгновенно развернулся – как раз вовремя, чтобы успеть вскинуть вверх кинжалы и принять удар ржавого меча не на свою макушку, а на их скрещенные лезвия. Не устояв на ногах, он рухнул на спину, и скелет по инерции сделал шаг вперед, чем Флавио воспользовался, чтобы подрезать коленное сухожилие. Вскочив, он с силой наступил каблуком на шею обезножевшего, но не выпустившего оружие мертвяка, дробя позвонки. Осмотревшись, парень увидел, что Карджо как раз расправился со своим оставшимся скелетом, а незнакомец уничтожил последнего нападавшего.

– Фух, вы меня просто спасли! Эти мертвые красавчики были очень злы! Будем знакомы, я Румарин, – мужчина подошел ближе, улыбаясь во весь рот.

Во время боя его капюшон упал с головы, открыв острые уши и желтые глаза.

– Вот почему если происходит какое-то дерьмо, рядом всегда оказывается альтмер? – спросил Флавио вместо ответа, с неприязнью глядя на эльфа и не спеша убирать кинжалы в ножны.

– На нем роба коллегии магов, – заметил глазастый каджит и словно невзначай шагнул вбок, оказавшись справа от незваного гостя.

– Ты думаешь, если бы наш приятель мог швырнуть огнем, он бы так бегал? Небось потратил всю магическую силу, чтобы поднять этих тварей, да не подрассчитал маленько. А, некромант? – Флавио нагло плюнул под ноги альтмеру, на всякий случай внимательно следя за его руками и готовясь в случае чего отпрыгнуть в сторону.

– Что? Нет-нет-нет! Вы все не так поняли, – замотал головой Румарин, – я никакой не некромант! Вы же видели – эти ребятки меня совсем не слушались! Я даже не маг, на самом-то деле. А роба… Да просто тряпка крашеная, купил по дешевке у караванщиков, никаких зачарований, сами посмотрите, – эльф сунул под нос Флавио руку, предлагая полюбоваться на расшитый странными узорами рукав.

Имперец брезгливо отстранился и спросил:

– И зачем тогда она тебе?

– А что, нельзя? Может, мне просто нравится стиль этих, из коллегии? – Румарин слегка смутился. – Ну вообще-то нужна, для самозащиты. Все же считают, что раз альтмер, то непременно маг, к чему людей разочаровывать? Лезть меньше будут. А я не маг, природа обделила... – эльф печально вздохнул, но тут же снова улыбнулся во весь рот: – Зато я поэт, знаю, звучит нелепо – поэт, и вдруг в поле! Но я серьезно, мои родители были…

– И меч у него прозрачный, – перебил Карджо, сверля эльфа нехорошим взглядом.

– Меч? Ах да, конечно, меч… Но это единственное заклинание, которое я смог освоить, клянусь! – призванное из Обливиона оружие медленно растворилось в воздухе, и Румарин, подняв руки, добавил: – Вот, смотрите, я безоружен и абсолютно безопасен!

– Если ты не некромант, что ты тогда забыл там? – Флавио кивнул через плечо на гробницу, к которой стоял спиной.

– А что, по-твоему, может понадобиться в склепе приличному альтмеру? Хотел вытрясти немного золота из погребальных урн, конечно! А ты сам что, никогда таким не занимался? Вот только скелетам это не понравилось, и на кой ляд мертвым вообще золото, а?

– Что будем с ним делать? – тихо спросил каджит.

Флавио пожал плечами, но тут эльф с возгласом толкнул его вбок, сбив с ног и упав рядом. Карджо удивленно взглянул в ту сторону, откуда прилетела стрела, чудом разминувшаяся с шеей имперца, и резко отскочил назад. В воздухе просвистела вторая стрела. В свете двух лун Флавио с трудом, но различил на фоне руин невесть откуда взявшегося мертвеца, который снова натягивал лук. Пытаться добежать до лучника через открытое пространство было бы чистой воды самоубийством, и парень использовал свое единственное дальнобойное оружие.

– ФУС-РО-ДА!

Ударная волна подкинула скелет в воздух и крепко приложила о стену гробницы, откуда он осыпался грудой костей – мертвых, уже по-настоящему, и совершенно мирных.

– Забери меня даэдра!

Румарин, кажется, забыл, что до сих пор сидит на снегу. Он восхищенно пялился на Флавио, которому Карджо помогал подняться. Завидев, что каджит и имперец молча двинулись к вершине холма, эльф опомнился и ринулся следом.

– Это ведь ты, да? Довакин! Слышал-слышал о тебе, но даже подумать не мог!..

– Да заткнись ты уже, – посоветовал Флавио.

– Эй, не будь таким грубым, парень! Если ты забыл, я только что спас тебя, и ты мне должен. Но я сниму с тебя все обязательства, если позволишь пойти с тобой!

– Чего?! – Флавио в возмущении воззрился на нахального альтмера. – Вообще-то мы первые спасли твою желтую шкуру! И, так и быть, сделаем еще одно одолжение – позволим свалить отсюда подобру-поздорову.

– Но я нужен тебе. Я же поэт! Я ведь уже говорил, что я поэт? И менестрель. Я сложу о твоих подвигах новые песни, которые будут петь даже драугры!

– Слушай, как там тебя… Румарин, я не хочу песен. Я вообще не ищу славы и совершаю подвиги инкогнито. Понимаешь? А если ты начнешь орать обо мне на каждом углу, то придется тебя убить.

– Жаль, – ничуть не смутился эльф, – ты не знаешь, от чего отказываешься. О, да у вас тут костер! И палатка! Очень кстати, я немного замерз. В руинах больше не осталось живых мертвецов, но я бы на всякий случай посоветовал нести вахту до утра. Могу дежурить первым.

– Мест нет! – отрезал Карджо, которому уже порядком надоел болтливый мер.

– Ни единого. Поэтому топай-ка ты до Морфала, – Флавио как можно грознее взглянул на альтмера, что было нелегко, ведь тот возвышался над имперцем на целую голову. – И запомни, никому ни слова!

Глава 4

Следующим вечером Флавио и Карджо сидели в таверне «Верески» и тихонько обсуждали дальнейшие планы. Вдруг кто-то с силой хлопнул имперца по спине так, что тот поперхнулся элем.

– Привет, друзья! Я знал, что мы встретимся вновь. Должно быть, это судьба! – провозгласил Румарин.

– О боги, я надеялся, что тебя тут уже нет. Ты всегда такой надоедливый или только по турдасам?

– Сегодня фредас, поэтому да, всегда, – эльф бесцеремонно уселся на свободный стул, прислонив к ножке стола лютню. – Ну что, я смотрю, дорога еще не привела вас в теплые пески?

Каджит в отчаянии прикрыл глаза рукой, а Флавио неожиданно рассмеялся:

– Альтмер с чувством юмора? А ты мог бы понравиться мне, не будь такой занозой в заднице!

– Ничего, ты привыкнешь. Главное, что между нами уже возникла симпатия.

Трактирщица, оценив ситуацию, молча поставила на стол третью кружку и бутылку эля.

– А ты и вправду бард, – имперец кивнул на лютню. – Хороший инструмент, явно не кустарная работа.

– Вообще-то я предпочитаю зваться менестрелем, звучит благороднее. Но как ни назови, а суть одна. Смотрю, и ты разбираешься в теме, приятно. Вот за что уважаю имперцев, так это за любовь к искусству. Умеешь играть?

– Умел. Давно.

– Ну-ка, попробуй, – и Румарин сунул в руки Флавио лютню.

– Не знаю… С тех пор года четыре прошло.

– Не бойся, хуже местного барда ты все равно не будешь! – подбодрил его Румарин.

Парень осторожно прикоснулся к инструменту и взял несколько пробных аккордов, а затем заиграл простую мелодию, которую когда-то разучил одной из первых. Вот странно – он-то думал, что уже напрочь позабыл все, но у его рук память оказалась крепкой, и струны ожили под пальцами, звуча лирично и нежно.

– Неплохо, весьма неплохо! – одобрил альтмер. – Пара фальшивых нот, но немного практики, и ты будешь играть лучше меня. Шучу. Знаешь, мы бы даже могли устраивать парные концерты – двоим музыкантам заплатят больше, чем одному…

Тут Румарин осекся и внимательно посмотрел на каджита. Его глаза загорелись.

– Эй, лохматый! Скажи, что ты тоже играешь. Боги, ну скажи «да»!

– У Карджо ловкие пальцы и кошачий слух, – ушел тот от прямого ответа.

– У меня гениальная идея! – Флавио, все еще перебиравший струны, с любопытством взглянул на эльфа. Его заинтересовал этот неугомонный чудак. А альтмер продолжал: – В Скайриме и двое-то менестрелей редкость, но представьте, какой фурор произведут трое. А из нас получится очень, очень колоритная команда! Плюс, твоя боевая слава, о тот-о-ком-нельзя-петь-песни… Ты же когда-нибудь прославишься, правда? Да мы же озолотимся! Я уже даже название придумал – «Банда бардов». А? Как вам?

Флавио от души расхохотался:

– А мне нравится! Вот только не припомню, когда мы решили, что ты идешь с нами.

– Ой да брось! – Румарин махнул рукой. – Все и так ясно по твоему довольному лицу.

– Что скажешь, Карджо?

– Эльф умеет сражаться. Если он не будет доставать меня, то Карджо не против.

– Вот и отличненько. Нас ждут слава и золото, попомните мои слова! Ну, за знакомство!

Три кружки со звоном столкнулись вместе, расплескивая по столу густую пену.

P.S. А вот и честная компания. В пафосных позах, разумеется.


– Ты опять?! Да хватит уже портить картину! Карджо, ну скажи ему, чего ты ржешь?!

Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.




    Сообщество Империал > Библиотека > The Elder Scrolls > AAR'ы The Elder Scrolls > Жил-был мальчик. Сам виноват. Часть 1 Обратная Связь
      Стиль:
        09 Дек 2016, 18:34
    © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики