Сообщество Империал: [AAR] Завещание султана. Часть 8 - AAR'ы Medieval 2: Total War - Medieval 2: Total War - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

[ Регистрация ] · [ Авторизация ]

Рассказать друзьям



Информация об авторе

  • Автор: ANDRIANNICK

Информация по статье

  • Добавлено: 04 Авг 2015, 19:14
  • Просмотры: 454

Дополнительно

Репутация: 3
[AAR] Завещание султана. Часть 8

Описание: [AAR] Война за Аль-Андалус или полумесяц против креста
Глава 9
Известно из сказанного уже раньше, что эмир Анас решил преподать болезненный урок тем наваррцам, что долгое время проявляли враждебность к людям, живущим в области Аль-Мариййи и освободить свои владения от их присутствия. Когда эмир Анас Аль-Гассани собрал под своим знаменем многих отважных людей, он почувствовал в себе достаточные силу и уверенность и вышел из крепости Аль-Мариййя, чтобы встретиться со своими врагами.

Но как только предводитель их Регуло Диас узнал о приближении эмира, то решил, что не хватит у него сил, чтобы осилить его. Тогда он приказал своему войску свернуть свой стан и покинуть это место.
Как только Анас приближался, Диас снова давал приказ не вступать в сражение, а сразу же отходить все дальше на восток. А эмир Анас продолжал преследовать его. И, отступая с такой стремительностью, как только стадо газелей бежит ото льва, зимой 1071 года Регуло Диас перешел границу султаната с Наваррой недалеко от Тортосы и Анас не смог догнать его, так как всегда оставался позади на несколько дней пути. И из-за этого эмиру Аль-Мариййи не удалось полностью выполнить задуманное и пришлось повернуть назад, и это доставило ему немалое огорчение.
Все же, не желая отпускать своего врага с миром, Анас отправил ему вслед Садафа Аль-Лусени. То был человек, опытный в таком деле, как устранение тех, кто стал неугоден султану и чей час уже пробил, и умел он делать это тихо и незаметно. Однако на этот раз удача вдруг отвернулась от него – добравшись, казалось бы, до своей цели, Садаф не сумел осуществить это убийство и дон Регуло смог уйти в Наварру. Люди в его отряде были измучены и истощены, а сам он не добыл в этом походе ни славы, ни богатства, но был рад и тому, что остался жив, в то время как многие из его воинов погибли.
С началом 1071 года, пожелав присоединить к себе город португальцев Коимбру, войну с ними начало королевство Леон. Это было единственное христианское королевство на полуострове, не принимавшее до сих пор участия в походах на Зиридский султанат и сохранившее с ним торговые и дружеские отношения. Распря между христианами не осталась незамеченной, и ее попытались использовать союзники Ас-Зафира.

Войско Альморавидов под началом амиров Назифа, Хаджара и Абу Дрисса подступило к Севилье, однако они не учли того, какими крупными силами располагали португальцы. Пока часть их сил воевала с леонцами на севере, навстречу Альморавидам выступила еще одна достаточно большая португальская армия во главе с Балдомеру Ламашем. В нескольких боях Альморавиды были в очередной раз побеждены и вынуждены бежать к Малаге в самом плачевном виде. Множество пленных, а также все их оружие и имущество достались воинам португальцев. И говорят, что когда узнал эмир Салах Беррахма о неудаче, это повергло его в такую печаль и тревогу, что он несколько дней не мог заснуть.
Взяв верх над Альморавидами под Севильей, португальцы, воспрянув духом, тоже двинулись вперед.

Армия Балдомеру Ламаша устремилась к мощной крепости Малаге. После недавних поражений она оставалась почти без защитников. Отряды амиров Хаджара и Абу Дрисса встали на пути Ламаша, но не питали большой надежды на успех, так как были слишком малочисленны.
Несмотря на поражение под Тортосой, наваррцы не оставили своих попыток поживиться за счет земель султаната. Знати этого королевства удалось собрать новое большое войско. Как только стало об этом известно, известил султана его слуга Ваххаб Аль-Магриби, что приблизилось оно к границе между Валенсией и Тортосой. Некоторое время наваррцы не могли решить, на который из этих городов им напасть раньше. И пока они пребывали в раздумьях над этим, воины их продолжали находиться в своем лагере.
Начавшийся 1071 год принес новое страшное бедствие султанату – неизвестная смертельная болезнь обрушилась на город Гранаду. Никто не мог с уверенностью сказать, откуда она появилась - купцы ли из дальних стран занесли ли ее со своими товарами, или, может быть, это сделали христианские крестоносцы. Даже самые здоровые люди за несколько дней умирали от нее, покрываясь ужасными язвами и черными пятнами. Глубокий страх охватил население. Где бы ни жил тот и или иной человек, богат он был или беден – никому не было от нее спасения, и гибли люди сотнями и тысячами, и сеяла она страх и смятение в сердцах живых. Весной 1071 года умерло почти полторы тысячи горожан. Во многих домах не осталось никого, кроме мертвых, и лежали они там неделями, ибо не было тех, кто мог их похоронить. Болезнь свирепствовала весь следующий год, и умерло от нее еще свыше двух тысяч человек. И многие жители, спасаясь от болезни и смерти, бросились прочь из города, разнося мор дальше.
В середине зимы 1071 года султанат постигло большое несчастье. Самую безрадостную весть принесли несколько бывших воинов эмира Анаса, которые ранеными попали в плен, но потом смогли выкупиться у врагов. И сказали они султану, что возвращаясь из-под Тортосы, из-за сгустившегося тумана Анас Аль-Гассани сбился с дороги и попал в засаду. Устроили ее те наваррцы, о которых предупреждал еще Ваххаб Аль-Магриби. А когда Анас увидел, что по сравнению с его воинами христиан больше в несколько раз и путь назад тоже отрезан, он не захотел сложить оружие. Достойный сын своего отца, эмир Аль-Мариййи Анас Аль-Гассани предпочел погибнуть в неравном бою, и почти все его войско погибло вместе с ним.
Султан долго пребывал в большой печали, когда узнал о гибели Анаса, так как он обещал стать хорошим полководцем и управителем. В знак уважения к заслугам рода Аль-Гассани перед султанатом Ас-Зафир утвердил его младшего брата Махмуда новым эмиром крепости Аль-Мариййя. Когда Анас отправился в поход, он поручил ему управление своими владениями, и, несмотря на свой юный возраст, Махмуд справился с этим.

В том же году от старости умер наставник Махмуда, знаток шариата имам и факих Ясир Джеммам, один из самых ученых людей в султанате.
В конце 1071 году к югу от Калатравы из разных мест сошлось много отчаянных и буйных людей, как из мусульман, так и из христиан. Число их все возрастало и вскоре их стало слишком много. А некий Салах-ад-Дин был зачинщиком и предводителем этой смуты. Были среди них отъявленные мятежники, грабители и убийцы и прочие нарушители закона. Увеличившись до нескольких сот человек, мятежники препятствовали торговле, уводили людей в плен, творили в округе разные беспорядки и этим раздражали местное население. В то же время морские разбойники Абу Хассана начали бесчинствовать на торговом пути у города Дения.
Жалобы от ограбленных купцов вскоре надоели султану Ас-Зафиру. Чтобы не дать мятежу расшириться, он приказал Великому визирю и эмиру Калатравы Абд-аль-Азизу покончить с ним. На Абд-аль-Азиза можно было положиться, так как он был человек суровый и верный. От преданных людей, которым он мог доверять, султан знал, что некоторое время назад в Калатраву тайно приезжал венецианский посол по имени Алессандро. Он пытался подкупить Абд-аль-Азиза, но тот не стал его слушать и приказал прогнать его с глаз, а все, что он привез как дары – отправить вместе с ним.
Абд-аль-Азиз, третий сын эмира Кордовы Абу Убейда, в точности исполнил поручение султана. Собрав надежное войско из наемников, осенью 1072 года он сурово и решительно покончил с этим мятежом, учинив при этом страшное побоище.

Злодей Салах-ад-Дин, однако, сумел скрыться и затерялся где-то навсегда. Заверениям пленных, что они вернутся к честной жизни, Абд-аль-Азиз не поверил. Всех их он приказал бичевать и казнить в назидание всем тем, кто впредь осмелится заниматься разбоем или сеять смуту. Во время боя и после него явил он такие гнев и жестокость с пленными мятежниками, каких даже старые воины никогда не видели.
А в то время, пока сам Абд-аль-Азиз был в походе, летом того же года скончался его отец, эмир Кордовы и наследник султана Абу Убейд. Новым наследником был объявлен его приемный сын Фахим, эмир города Мурсия.

Нанеся Альморавидам несколько тяжелых поражений, с началом 1073 года большая армия португальцев вновь подступила к Гранаде. На этот раз ее возглавлял Санш Моралеш, имевший славу хорошего военачальника. Человек он был незнатного происхождения, но так отличился во время последних боев с войсками Альморавидов, что получил за свои заслуги дворянское достоинство и титул от короля Португалии. Еще два прославленных португальских полководца, Балдомеру Ламаш Рубака и Зилайо Астуриаш, готовы были придти ему на помощь с запада. Их пытались задержать Альморавидские отряды Зайяна и Арифа.
В тот же год португальцы Моралеша решились осадить Гранаду, зная даже, что мор в ней бушует по-прежнему. А Максуд Аль-Джурбауи, получивший недавно от султана Ас-Зафира титул эмира города, возглавил его оборону. Несмотря на продолжающуюся моровую болезнь, у него было достаточно людей, они были мужественны и не ведали никакого страха перед врагом. В то же время португальский принц и полководец Балдомеру Ламаш, вновь разбив Альморавидов, не смог продвинуться дальше к Гранаде, так как был вынужден задержаться на половине пути у пограничной крепости. Против всей большой армии христиан оборону там держал совсем небольшой отряд амира Джуманы. Осажденные держались, сколько могли, только через месяц осады крепость была занята врагом; вырваться оттуда смогли только сам Джумана с семью воинами.

После этого Балдомеру вынужден был остаться на некоторое время в крепости, чтобы навести порядок в своем войске, так как среди воинов воспламенилось недовольство.
Осенью 1073 года очередной штурм Гранады был благополучно отражен Максудом Аль-Джурбауи, показавшим себя достойным преемником Амира Аль-Гассани. И опять шел бой не на жизнь, а на смерть.

В этом сражении полегло больше тысячи португальцев, которые так и не смогли достичь своей цели.

Как и во время последнего штурма, христиане не выстояли против катапульт городского гарнизона, наносившим им огромный урон. Их командующий Санш Моралеш, сражавшийся как самый искусный боец, пал вместе с большим числом окружавших его воинов.

Когда большинство нападавших уже были повержены или бежали, отряд служивших португальцам наемных копейщиков сумел закрепиться на одной из стен. Наемники долгое время держались, но все же были сброшены с занятой стены. Всевышний Аллах укрепил мужество мусульман Гранады и обратил врагов в бегство.


Глава 10
После того, как пресекся земной путь сразу двоих эмиров государства Зиридов и Всевышний Аллах призвал их к себе, султан долго и тяжело переживал это горе, замкнувшись в себе; но необходимость определить новых правителей заставила его задуматься над этим решением. Султан не один день был поглощен этим, так как не хотел делать правителем человека, который потом бы не оправдал его надежды.
Только в конце 1073 года султан Ас-Зафир назначил младшего сына покойного эмира Абу Убейда Исмаила Аль-Файеда новым правителем Дении, а мужа дочери Амира Аль-Гассани Зухаль - Рахмана Аль-Мустанджида Аль-Бискри – эмиром Кордовы. Оба они были честные и достойные люди и в последней обороне Гранады принимали непосредственное участие. Султан Ас-Зафир хорошо знал и уважал этих людей. И когда он призвал всех эмиров к себе, то объявил им о своем решении. Узнав о нем, Исмаил и Рахман приняли его с благодарностью и немедленно отправились в дорогу в назначенные им для управления города. Спустя определенное время в благополучный час оба достигли своей цели.
За то недолгое время, что не было правителя в Кордове, большая шайка мятежников разбойника Сантьяго появилась возле нее. И как только он приблизился к городу, Исмаил Аль-Файед сразу же повел с ними беспощадную борьбу, и вскоре разбил их наголову. Вскоре после подавления этого бунта Исмаил женился на Хафзе, девушке из знатной семьи Аль-Микари.
Султан Ас-Зафир имел решительное намерение найти для своей страны новых союзников и поискать их он решил в государстве Леон, которое долгое уже время успешно воевало с его врагом Португалией. Не так давно большой город Коимбра пал под натиском леонских войск. И не ограничиваясь этой победой, леонский король Хасинто IV замышлял распространить свою власть и на область, центром которой являлся город Лиссабон, а одному из ближайших военачальников Северо Уртадо он приказал захватить у португальцев замок Бельмонте.

Леонские феодалы одобряли эту войну, так как вынашивали мечты полностью подчинить своей власти земли Португалии, с которыми у них была давняя вражда. Леонцы согласны были заключить перемирие, но только с тем условием, что Португалия признает себя вассалом Леона и будет платить ему ежегодную дань. Чтобы склонить португальцев к этому, Хасинто отправил для переговоров в Брагу свою дочь принцессу Селестину, но так как она вернулась назад ни с чем, война опять разгорелась с новой силой.
Зимой 1073 года войска Балдомеру Ламаша достигли слухи об очередном неудачном нападении на Гранаду и гибели Санша Моралеша, который считался одним у португальцев одним из наилучших их воителей. Часть воинов, устрашившись поражения, не захотела больше идти вперед и отказалась повиноваться своему начальнику. И так как из-за этого сам Балдомеру не был полностью уверен в решительности и боевом духе своего войска, он не мог немедленно подступить к городу. Опасаясь наступать с ненадежным войском, он остался в занятой ранее крепости западнее города, ожидая помощи от Зилайо Астуриаша. Этот военачальник вел тяжелые бои с Альморавидским амиром Азизом возле крепости Малага. Благодаря стойкости его воинов, Азизу пока удавалось сдерживать продвижение португальцев.
Для исполнения своего замысла султан Ас-Зафир отправил мудреца Аль-Муаззама Заари в те земли на севере, где, по слухам, стоял король Хасинто. Еще одного посла султан отправил из Мурсии во владения Хаммадидов. Этот человек был родом из Мурсии, и звали его Талиб Аль-Мурси. К этому времени он еще не имел на своем счету больших свершений, но мнение его уже имело вес для могущественных людей. Поэтому султан и счел возможным доверить ему это поручение.

Тем временем Балдомеру Ламаш, жестокосердно казнив нескольких поддавшихся страху воинов, привел своей безжалостностью к смутьянам всех остальных к беспрекословному подчинению и летом 1074 года опять осадил столицу Зиридского султаната. В тот же год португальская армия в очередной раз попыталась штурмом овладеть Гранадой, но, несмотря на то, что сражалась отважно, не смогла добиться победы.

Ее командиры Балдомеру Ламаш и Гойо Сандоваль, получивший за свою доблесть в боях прозвание Славный, были убиты, простых бойцов пало без числа, уцелеть удалось мало кому.


Король Португалии, получив неутешительные вести сразу о нескольких поражениях и о гибели лучших предводителей своей армии, от огорчения заболел смертельной болезнью и вскоре умер. На истечении 1074 года полководец Зилайо Астуриаш был избран новым королем под именем Зилайо II. Все португальские феодалы и войско присягнули ему на верность.
Вскоре после того, как дон Регуло Диас едва успел спастись бегством от Анаса Аль-Гассани в Наварру, это нанесло чувствительный удар его самолюбию, и он вздумал смыть свой позор за это унижение. В этом стремлении Диаса поддержал и его сын Виктор Диас, один из влиятельнейших грандов Наварры. Собрав возле Сарагосы два огромных войска, они были решительно настроены напасть на Тортосу и отомстить мусульманам.

Одновременно Наварра не оставляла попыток убедить тортосцев добровольно перейти на ее сторону. Несколько раз их посланники побывали в крепости, но ни уговорами, ни угрозами, ничего не добились.
Когда осенью 1075 года эмир Гранады Максуд Аль-Джурбауи узнал, что португальский король Зилайо сумел-таки одолеть амира Азиза, придвинулся к его владениям и уже находится недалеко от города, он решил, что настало благоприятное время для того, чтобы покончить с ним, и вышел для этого из города с большей частью своего войска. Одновременно он послал приказ эмиру Аль-Мариййи Махмуду Аль-Гассани отрезать дерзкому врагу дорогу на восток. Вскоре отряд воинов из Аль-Мариййи под началом амира Усамы разбил свой лагерь на склоне одной из гор у крепости, и Зилайо оказался окружен с обеих сторон.

Однако через два месяца Зилайо нанес Усаме серьезное поражение. Произошел ожесточенный бой, в котором мусульмане были разгромлены, почти весь их отряд был уничтожен. Около двухсот храбрых бойцов погибли в этой битве, а двенадцать попали в плен. Все они благополучно вернулись в Аль-Мариййю, так как эмир Махмуд Аль-Гассани не оставил своих людей в беде и заплатил за них выкуп.

Глава 11
Когда, наконец, посланники султана Ас-Зафира Заари и Аль-Мурси после длинного и тяжелого пути, счастливо достигли цели своего путешествия, а было это летом 1075 года, вступили они от его имени в переговоры с леонским королем Хасинто и эмиром города Биджаййя.
И когда король Хасинто оказал посланнику султана свое внимание, Муаззам поведал ему все, зачем прислал его Ас-Зафир. Как известно, леонцы к этому времени давно находились во вражде с Португалией и Кастилией, но уже были в союзе с другими противниками Зиридов – Арагоном. И поэтому не захотел леонский король заключить союз, даже несмотря на самые обильные посулы Аль-Муаззама и его предложение заручиться дружбой Ас-Зафира и совместно противостоять общему врагу. Леонский король с осторожностью отнесся к предложению султана Ас-Зафира, хотя и не оставил своего помышления захватить владения португальцев. Муаззаму же пришлось удалиться, не выполнив своего поручения, но король Хасинто проявил милость к нему и проводил его по всей чести.

Тем же временем Талиб Аль-Мурси, этот усердный в службе слуга султана, побывал в Биджаййе, но его появление не вызвало ни восторга, ни радости у ее эмира Абд-аль-Рахмана. Порядки в городе при его управлении были не слишком хороши, ибо был он человек грубый и самодовольный, подобный своей жестокостью неверному, и вообще негодный человек, совсем не заботящийся о благе государства. Видя, что все знатные люди и сам эмир неуступчивы, Талиб отправился в город Куасантина, где он надеялся добиться встречи с наследником трона Хаммадидов эмиром Фараджем ибн аль-Мансуром.
Осенью 1075 года, несколько оправившись от поражений, Альморавиды укрепили свой оплот в Аль-Андалус - крепость Малагу - и двинули свое войско во владения португальцев к городам Кадису и Севилье. Им предводительствовали амиры Хамза, Джавад и Идрис и было им поручено совершать набеги на эти города и нести им разорение и причинять всякий возможный ущерб. Людей под их началом было немного, ибо большая часть сил Альморавидов была отправлена в Ифрикийе к Ар-Рибату, где вспыхнул мятеж под началом шейха Ризвана Аль-Рагеда.
Однако, даже несмотря на свою немногочисленность, Альморавидские амиры вскоре так страшно опустошили всю область, в которой находились их войска, что она обезлюдела, а бедность и голод явились туда, и долго еще не покидали ее. Один лишь Аллах, Великий и Всемогущий, может знать, сколько тогда было убито неверных!
В 1076 году эмир Максуд, да помилует его Аллах, в горной местности у Аль-Мариййи в течение нескольких недель дважды был победителем в сражениях с королем Зилайо, перебив при этом много португальцев. Сам португальский король смог уйти от гибели, только пожертвовав частью своего войска, чтобы спасти остальную. Как сообщил султану потом его доверенный слуга Атия из Сетубала, после этого поражения король Зилайо понял, что нет у него никаких сил противостоять ярости Максуда, и беспорядочно отступил к той крепости у Гранады, где еще недавно стоял Балдомеру Ламаш. И там он очень страдал, ибо скорбь от гибели большого количества воинов наполнила его сердце.
Пока Зилайо не успел еще как следует закрепиться в крепости и привести своих людей в порядок, Максуд приблизился к ней и приказал подготовить осадные орудия. Несмотря на то, что до сих пор его воинам больше приходилось обороняться, а не осаждать, он был уверен, что и на этот раз Аллах пошлет ему победу над неверными.
Летом 1076 года португальский полководец Мартин Гальярду сумел изгнать Альморавидов из округи Севильи и Кадиса и, получив сведения о бедственном положении своего короля, двинулся ему на помощь. И попытался тогда Атия убить его, но не смог он проникнуть в шатер полководца. Сам был вынужден бежать, чтобы спастись. Но вскоре после этой неудачи он вернулся назад, и сумел пробраться в Севилью. Еще один слуга султана по имени Назиф Радуани сопутствовал ему. Вместе они призывали местных людей к неповиновению и, немало преуспев в этом, долго еще совершали там другие дела, неприятные для португальцев.

Так как люди в крепости теперь не могли получать извне припасы, то вскоре там начались голод и болезни. Это было зимой 1076 года. И тогда в крепости поднялся крик, а осажденные начали жаловаться на эти лишения своему предводителю. Сначала осажденные надеялись на помощь Гальярду, но потом они поняли, что он не успеет вовремя. Тогда, лишенный другого выхода, король Зилайо гордо и храбро вышел с теми немногими людьми, которые были в его распоряжении. Он был мужественный человек и доблестный воин.

Эта попытка оказалась безуспешной, все португальцы, включая их короля, погибли, потому что не могли противостоять намного большему войску. Единственным, кто остался жив, был только один португалец, однако Максуд, оказав ему благодеяние, позволил уйти невредимым в свою страну.
Согласно обычаю, эмир Максуд разослал во все владения султана Ас-Зафира победную грамоту, в которой сообщал об очередной победе, которую верные защитники ислама одержали над неверными и, снискав великую славу, с почетом возвратился в Гранаду. Полководец Гальярду же, узнав, что запоздал со своей помощью, повернул назад к Севилье, жители которой во многом усилиями Атии и Назифа начинали тяготиться властью португальцев.
Новым королем Португалии стал правитель Бельмонте принц Родригу. Тем временем старый враг султана Регуло Диас стал королем Наварры под именем Регуло II. Однако жизнь его уже склонялась к своему закату и к тому же полученные в сражениях раны причиняли большие страдания, так что правление короля Регуло продлилось всего несколько месяцев. Вскоре на него напала сильная болезнь, так что уже на следующий год он умер, и тогда его сын Виктор сел на место своего отца.

Весной 1077 года умер эмир Фахим, правитель Мурсии. При его жизни в этой области царил порядок, так как неусыпный и строгий надзор его удерживал недовольных от волнения. Теперь же многие бунтовщики, никогда не осмеливавшиеся бунтовать при его жизни, осмелели. Множество мятежной черни стеклось в город, после чего эти презренные вышли на улицы и начали там убивать и грабить.

Бунт удалось подавить, однако многие его зачинщики уцелели. Чтобы выискивать зачинщиков, в город из Дении был срочно вызван опытный в этом человек Абу Мансур Аль-Мехьяни, но даже он ничего сразу не смог разузнать.
Вскоре беспорядки вспыхнули с новой силой. Одновременно появились недовольные даже в Валенсии - там, где постоянно находился двор султана Ас-Зафира. Тем более это было странно и непонятно, потому как султан был человек щедрый на милостыню и благочестивый, и многие познали его добрые деяния. И когда вскоре даже там начались уличные беспорядки, воинам городского гарнизона пришлось выйти на улицы и разить насмерть. Многие были перебиты и брошены в тюрьмы, а оставшиеся в живых бежали или попрятались, кто куда смог.
От захваченных в плен бунтовщиков удалось все же разузнать Абу Мансуру Аль-Мехьяни, что некто по имени Десакентос в окрестностях Валенсии, называет себя новым пророком, ниспосланным Аллахом на землю, и это именно он сбивает людей с истинного пути. Вскоре за произнесение неподобающих слов и сеяние смуты Десакентос был подвержен скорой казни. После этого справедливого суда народ смирился и опять поклялся в верности своему султану.
Тем временем, к лету 1078 года европейцы на время оставили мусульман в покое и занялись войнами между собой. Португальские полководцы Педру и Мартин Гальярду собирали новые силы для войны с леонцами. Другая армия осадила мятежный Лиссабон. Тем временем леонский полководец Северо Уртадо осадил принадлежащий португальцам замок Бельмонте.

Наваррцы, потерпев ряд поражений от своих врагов, приостановили свои угрозы в направлении Тортосы.
Это позволило султану отправить часть сил из Тортосы на Барселону, принадлежащую миланцам. Недавно наваррцы уже вели ее осаду, но она закончилась неудачей для них. Сразу после этого город был осажден войсками Милана. И на этот раз город не смог долго сопротивляться, так как был истощен предыдущей осадой, и был захвачен.
Во главе войска султан поставил начальника по имени Гамаль. В 1078 году амир Гамаль приблизился к Барселоне с моря и высадился на берег, после чего произвел осадные работы и вознамерился начать осаду. Это не осталось незамеченным для врагов.

Миланцы под началом синьора Энрико шли на помощь городу. И когда новости эти стали известны ему, Гамаль вынужден был поторопиться взять город до его прихода. По милости Аллаха, он преуспел в этом.

Барселона была взята штурмом и на башнях этого города были подняты флаги Зиридского султаната.
Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.


      Стиль:
        03 Дек 2016, 01:19
    © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики