Сообщество Империал: С Вером у Бога, за Краља и Отаџбину. Глава 8 - AAR'ы Medieval 2: Total War - Medieval 2: Total War - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше
Сообщество Империал > Библиотека > Medieval 2: Total War > AAR'ы Medieval 2: Total War > С Вером у Бога, за Краља и Отаџбину. Глава 8 Регистрация

Информация об авторе

  • Автор: Irongor

Информация по статье

  • Добавлено: 08 Сен 2015, 15:04
  • Просмотры: 335

Дополнительно

Репутация: 1
С Вером у Бога, за Краља и Отаџбину. Глава 8

Описание: Совместный AAR за Сербское Королевство по моду Ferrum Aeternum
Глава 8
     Летом 1209 года обстановка продолжала оставаться неспокойной. Да, почувствовали на себе силу и отвагу сербов и были отброшены в свои пределы германцы, поляки и венецианцы. Но все такой же неспокойной оставалась обстановка на восточной оконечности королевства, где не желали мира заносчивые и высокомерные венгерские феодалы.
     Даже несмотря на поражения, они все еще сохраняли свои силы, и война с Венгрией не была закончена. И понесенные тяжелые потери, гибель множества лучших воинов, цвета своего народа не отрезвляли венгров… Так что опасность с востока продолжала угрожать Сербскому королевству. Венгерские набеги были слишком опасны. Совсем немного времени должно было пройти – и венгерские полчища вновь вторглись бы в сербские земли…

     В этой сложной обстановке все лучшие люди страны – ближайшие родственники короля и самые прославленные воеводы - собрались на Большой Совет в королевском дворце в Расе. Один только сын короля Растко не смог приехать в столицу, ибо он исполнял ответственный приказ короля и своего отца – охранял западный рубеж страны.
     Известно было, что венецианский флот флотоводца Франгибуса все еще находится возле побережья Сербии. И хотя еще недавно венецианцы униженно заключили мирный договор, сербы хорошо знали все их лукавство и вероломство. Именно поэтому со своим испытанным в боя войском Растко продолжал оставаться у города Рагуза, чтобы при первой же опасности защитить его от вражеского нападения.
     Громко и уверенно прозвучал на собрании Совета голос Бране Иванича, одного из лучших полководцев государства, убеждавшего всех воевод и знатнейших мужей королевства: «Пора положить конец кровавым набегам венгров, которые несут разор и смерть на нашу землю!»
     Речь шла об ответном походе большими силами во владения венгров, на их твердыню Дьюлафехервар. Бране Иванич призвал немедленно идти на эту крепость и под ее стенами нанести венграм такое поражение, после которого они сами запросят мира.
     Не все соглашались с тем, что выступать в поход нужно немедленно, и на то было немало причин. Некоторые полководцы с опасением отнеслись к тому, чтобы отправить в поход на Венгрию почти все силы страны. Не закончена была война с Польшей и Германией. Войска этих держав были сильны и многочисленны, и могли в любой момент вновь подступить к сербским городам. Поэтому приходилось оставлять часть сил в Эстергоме и Вене, чтобы в случае нападения врагам было кому оказать достойный отпор.
     В то же время в Болгарии царило относительное спокойствие. Недавнее восстание царя Калояна было практически подавлено. Немногие группы мятежников еще скрывались в глухих лесах и горах, но они уже не представляли большой опасности. Область находилась в надежных руках старого воеводы Николы Вукича, в распоряжении которого находились достаточные силы, чтобы справиться с любым выступлением мятежников.
Бране Иваничу удалось убедить короля и остальных знатных людей страны в необходимости похода. О своем желании идти в поход заявили Тольен Славный, Мирослав, знатный воевода Радован Булатович. Отовсюду, из Эстергома и Белграда, Раса и Варада собирались отряды воинов. Сила была собрана большая – давно такого множества сербских воинов одновременно не собиралось в одном месте.
     Дорогу к Дьюлафехервару прикрывали значительные силы венгров.

     У города стояли отряды командиров Элемера и Тамаша, общее руководство же над войсками принадлежало ненавидящему сербов Карталу Завадски. Его отец, Андраш Завадски летом 1197 года попал в плен к воинам Тольена Славного в сражении под Варадом и был казнен, так как тогда король Венгрии не согласился выкупить его. С тех пор Картал Завадски затаил лютую ненависть на все сербское племя, обвиняя его в гибели своего отца.
     Пока одни вожди еще только готовили своих воинов, другие уже выступили в поход. Войско шло осторожно, опасаясь попасть в засаду, которую могли бы устроить коварные венгры.
     Пока Бране Иванич находился в походе, в его семье, оставшейся в Дураццо, произошло пополнение – у прославленного полководца родился сын, названный Миховилом в честь сына принца Стефана. В то же время сам сын Стефана Миховил достиг своего совершеннолетия.

     На празднестве он с почетом получил в свои руки меч взрослого мужа и был посажен на коня. Вскоре после торжества сын принца Стефана отправился в Скопье. Его дед, король Стефан, без каких-либо колебаний доверил ему управление городом и всей областью, так как был полностью уверен в том, что его внук сумеет справиться со всеми обязанностями правителя.
     Только зимой 1209 года соединенное войско Бране Иванича и Мирослава первым достигло Дьюлафехервара. Ненавистник сербов Картал Завадски самонадеянно решил принять бой.

     Воины Иванича, оказавшиеся впереди походного порядка сербов, обнажив мечи, сразу же ринулись вперед. И натиск их был так силен, что венгерское войско было разбито прежде, чем воины Мирослава даже успели втянуться в битву. Почти все венгры, рискнувшие помериться силами с сербами, пали мертвыми. Сам Картал, увидев всю неизбежность поражения и опасаясь плена больше, чем позора от бегства, пришпорил своего коня и умчался с поля сражения. Пожертвовав последними сражающимися воинами, со своим полководцем спаслись еще десятка три человек, остальные были убиты или попали живыми в плен. Некому было даже предупредить другие венгерские отряды о надвигающейся опасности.

     В этом бою добычей победителей стало все богатое имущество войска Картала, а также выкуп за пленных венгров, который составил почти полторы тысячи дукатов. По справедливости, большая и лучшая часть добычи пришлась на долю воинов Бране Иванича, которым и принадлежала основная роль в этой победе.
      Тем временем, разведчики сербского войска сообщили, что вблизи замечены еще два отряда венгров под командованием рыцарей Тамаша и Дамьяна, намеревающиеся внезапно ударить сербам в тыл. По словам разведчиков, находившиеся в своем лагере венгры были беспечны и похоже, совсем не ожидали нападения.
     Не успев отличиться в предыдущем бою, Мирослав со своим войском неожиданно атаковал их. Сербы опять одержали победу, второй раз за несколько дней разбили врага. В бою погиб один из венгерских предводителей рыцарь Тамаш. Оставшиеся в живых враги, сплотившись вокруг Дамьяна и яростно отбиваясь, все же смогли отступить в густой лес, где и затаились.

     Этот успех еще больше воодушевил сербских воинов, которые продолжили идти к городу, сметая со своего пути мелкие отряды венгров, не пытающихся оказать им упорное сопротивление.
     Летом 1210 года сражения возобновились. Вскоре к стоящим невдалеке от стен Дьюлафехервара сербским войскам должны были присоединиться и отряды Тольена Славного. Но еще до их приближения воины Бране и Мирослава сразились с войском венгра Элемера.

     Оба войска сблизились на рассвете. Испуская яростные крики, бросились воины друг на друга. Эта битва была намного серьезнее первой – венгры не собирались легко сдаваться, и бой был упорен.

     Победа вновь досталась сербам, но с немалыми усилиями. Сам Бране Иванич, по обыкновению не щадивший себя, и со своими телохранителями сражавшийся в самом опасном месте, в этот раз едва не был убит стрелой из венгерской баллисты.
     К сербскому войску продолжали подходить все новые отряды, командиры которых, незнатные и пока еще не успевшие прославить свое имя воеводы, тоже стремились отличиться в этом походе. Так, воевода Милутин, идущий на помощь Мирославу с двумя сотнями легких конных стрелков, по дороге к городу встретился с отрядом венгров Бенедека.

     Воевода Милутин, несмотря на свою молодость, в свое время уже немало повоевал под началом принца Растко и короля Стефана, и многому научился у этих полководцев. Теперь он искусно использовал преимущество своей конницы перед пешими венграми. Его воины кружились вокруг венгерских рыцарей, пользуясь быстротой своих коней и осыпая их стрелами то слева, то справа. Один за другим падали сраженные венгерские латники. Очень скоро венгры не выдержали ливня стрел и побежали, но спастись удалось не многим! Всего 21 человек остались живы, да и те оказались в плену у торжествующих воинов Милутина.

     После короткого отдыха сербское войско двинулось дальше, торопясь успеть к городу, пока венгры еще не оправились от очередных поражений. Кроме того, так и не сумев доставить сербам каких-либо неприятностей у Тырново и Софии, к ним на выручку спешили войска под началом феодала Кереши Тельдьеши и других знатных венгров.
     Путь до Дьюлафехервара становился все короче.

     В конце 1211 года Тольен Славный ускорил подготовку к взятию Дьюлафехервара. Для начала он решил окончательно расчистить дорогу к стенам города. В начале декабря он атаковал, стоящие недалеко от города, венгерские войска.


     Более семи сотен воинов под командованием Картала Малодушного с пяти сторон бросились на армию Тольена.


     Бой был короток, но кровопролитен. Все сотники венгерских войск погибли в жестокой сече. Сам Картал был единственным военачальником, кто спасся бегством.


     За двести двадцать пленных, захваченных в бою, Тольен Славный запросил почти 1900 дукатов. В этот раз венгры не спорили и выкупили своих воинов.
     Спустя несколько дней к крепости подошли и Мирослав с Бране Иваничем. Дьюлафехервар лежал как на ладони. Но прежде чем приступать к осаде, необходимо было разбить заслон в четыре сотни венгров, занявших позиции на пути к воротам. Вперед свою армию повел Мирослав Неманич, Тольен с Радованом Булатовичем должен был присоединиться позже.


     Видя, как сербы крушат заслон, командир гарнизона граф Петер Михали не выдержал и вывел свою армию на помощь. Удар венгерского гарнизона, усиленного тяжелыми рыцарями и пикинерами оказался весьма сокрушительным для слегка потрепанной армии Мирослава. Сербы стояли насмерть. Но легкая пехота могла противопоставить бронированным венграм лишь мужество и стойкость. Иногда и этого оказывалось достаточным – с помощью заходов кавалерии с тыла удалось полностью уничтожить несколько сотен вражеских воинов. Но силы были слишком неравны. Мирослав приказ трубить отход. Сербы, подхватив раненых, начали откатываться назад, навстречу спешащему на помощь войску Тольена.
     Отправив раненых в тыл, Мирослав с остатками конницы занял место на левом фланге армии Тольена. Когда, вынырнувшие из-за холма, венгры увидели свежие полки сербов, готовых к схватке, то начали в панике перестраивать линии. Но им не хватило времени. Отряды сербской кавалерии налетели с флангов, затем тяжелые рыцари Тольена и Мирослава ударили в лоб. Враги дрогнули, а когда Бране в поединке сразил графа Михали, венгры в панике бежали.


     Из более 1500 воинов сбежать смогли лишь 19 венгров. Удалось захватить почти 500 пленных. Запрошенные 3700 дукатов выкупа венгры платить отказались. Но это ничуть не расстроило сербов – они уже вводили войска в абсолютно беззащитный Дьюлафехервар, все защитники которого полегли под стенами. Чтобы не подвергнуться ограблению сербских армий, жители крепости собрали откупные в размере 9800 дукатов.

     В начале весны 1212 года Бране Иванич получил известие из дома – у него родился второй сын, которого назвали Станко.



     В мае в столицу пришла весть, что враги Сербского королевства Польша и Венгрия подписали союзный договор.


     У Венгерского королевства не было иного выбора – опасаясь потерять последний город, венгры были вынуждены договариваться со своим старым врагом. Польша же тем самым развязала себе руки, не опасаясь, что при отправке армий в Сербию получит удар в спину.
     Такая весть не слишком улучшила самочувствие короля Стефана, пребывающего в весьма преклонном возрасте. Но сообщение от Никши Куджунтича о подписании торгового соглашения с Испанским королевством заметно приподняло настроение венценосной особы.

     Летом 1212 года, пока раненые получали надлежащий уход в Дьюлафехерваре, Мирослав с Бране отобрали наиболее боеспособные части и решили провести серию учебных схваток в лесах между Варадом и Дьюлафехерваром. Хотя местность уже полгода как была очищена не только от венгров, но и от разбойничьих шаек, Мирослав все равно приказал выставить дозорных, чтобы никто не мешал поединкам. И это неожиданно принесло свои плоды.
     Дозорные сообщили о приближении с юга почти трехсот венгерских воинов.
Упускать такую возможность и разбить врага и получить опыт в боевой обстановке для своих воинов ни Мирослав ни Бране не захотели. В течение нескольких минут они выстроили войска в боевые порядки и двинулись навстречу венграм.




     Враги были разбиты. Вызвало удивление лишь наличие в составе венгерской армии аж четверых феодалов. В бою свою смерть нашли Кереш Тельдьеши и Амрод из Шегедина, в плен был взят Иштван Куман. Лишь герцогу Хамеру удалось унести ноги. После допроса пленников стало ясно, что захват Дьюлафехервара нанес сокрушительный удар по планам Венгерского королевства по захвату севера Сербии. Разбитая в этом сражении армия ранее сидела в лесах и ждала подхода крупных сил, чтобы совместно атаковать Белград и Рас. Прождав почти полгода, когда припасы стали подходить к концу, герцог Хамер, командующий этим войском, принял решении осторожно возвращаться на север. Перехватив по пути подводы торговцев, венгры узнали о захвате крепости. Им не оставалось ничего другого как лесами пробираться к Люблину. На свою беду им пришлось послужить мишенями для повышающих мастерство сербских воинов.
     Запросив за Иштвана и остальных пленных выкуп в размере 2250 золотом, Мирослав с Бране получили требуемое. Пленников передали на руки венгерским послам уже на новой границе Сербского и Венгерского королевств.

     Зимой 1212 года дети католических государств отправились Крестовый Поход детей. «Как родители могли отпустить своих малюток на смерть?» - недоумевал Тольен Славный, укладывая спать свою новорожденную девочку, малышку назвали Зора.
     В середине декабря Никола Вукич решил деблокировать проход через горы к Дьюлафехервару – там лагерем до сих пор стояла крупная армия мятежных болгар. Военачальник хорошо подготовился к сражению. Свежие копейщики, а также недавно обученные латники составили основу его войска. Для уменьшения возможных потерь Никола атаковал врага ранним утром, когда на востоке еще не показалось солнце. А сон был самым крепким.


     Вукич приказал первый залп сделать зажигательными стрелами. Когда занялись от огня первые палатки, командиру мятежников Эрманесу с трудом удалось выстроить мечущиеся в панике отряды. Увидев, что стрелы летят с небольшой возвышенности, он ошибочно решил, что это мстят местные жители, измотанные постоянными грабежами и насилием. Поэтому Эрманес отдал приказ штурмовать холм, чтобы наказать зарвавшихся селян.



     Когда болгары под градом стрел поднялись наверх, они увидели готовые к бою полки сербских воинов. Но было поздно. С воинственным кличем сербы бросились на врага. Закипела битва. Болгарам терять было нечего, поэтому они бились до конца. Лишь пронесшаяся весть о гибели воеводы Эрманеса поколебала их стойкость. Атака конницы с флангов решила исход сражения. Мятежники бежали. На этот раз пленные были казнены в назидание прочим. Так было подавлено кровавое восстание болгар. На территории Сербского королевства больше не осталось ни следа болгарских армий.


     После битвы Никола Вукич двинул свою армию на перегруппировку в Адрианополь. Письмо от короля Стефана приказывало стать там лагерем и обустраивать оборону – на берегу пролива Босфор показались первые отряды турков. Сельджуки теснили византийцев по всему побережью Черного моря. Никея была взята в осаду. Под контролем греков оставался лишь Константинополь.


     Весной 1213 года сербский посол Михаэль Волчич, продвигаясь все дальше на восток, убедил султана Газневидов подписать ряд торговых договоров. Купцы Сербии с воодушевлением отреагировали на эти соглашения. Теперь путь сербским товарам был открыт далеко на восток, а значит, появились дополнительные источники дохода.
     Зима 1213 года в Сербском королевстве ознаменовалась первым за долгие годы королевским пиром с организацией рыцарского турнира. Прибывшие на турнир воины смогли похвастаться мастерством боя, как конными, так и пешими, в строю и в схватках один на один.



     На королевском пиру король Стефаном объявил об отречении от престола в пользу своего среднего сына Стефана. Наследником стал принц Лука Неманич, сын Стефана Второго.


     Король собирался принять монашеский постриг с именем Симеон и поселиться в монастыре Студеница. Кроме того, в честь объявления нового короля были расширены права всех феодалов и уменьшены сборы в казну, но только с условием развития на сэкономленные средства собственных территорий – сельхозугодий, торговых лавок и мастерских ремесленников.
     Здесь же на пиру была объявлена свадьба Йована Марцети и принцессы Натальи. А в конце декабря праздновали рождение сына Здравко Коларевича и его супруги, дочери принца Вукана - малыша Дарко.

     В начале 1214 года от посыльного по особым поручениям пришло сообщение, что Звонимиру Сидорчичу удалось отправить в небытие фанатичного еретика, который распространял ересь среди жителей Загреба. Неизвестно было, с чьей руки он там появился, но кое-какие подозрения возникали. Давно на приграничных территориях не было видно венецианских солдат, а ведь Загреб всегда был для них лакомым кусочком. Вполне возможно, что, не имея возможности взять город силой, несмотря на многочисленные попытки, дож Тадео, продолжая ненавидеть Сербию, решил организовать мятеж. Как бы то ни было, первая попытка провалилась. Но работа священников православной церкви была усилена в тех местах.
     Весной дочь принца Растко, красавица Филипа, была выдана замуж за Петара Дамиановича прославленного командира эскадрона конных лучников в армии Тольена Славного.


     Сам Тольен выступал сватом от Петара. Свадьбу сыграли пышно, видя в это добрый знак для начала нового года.

Конец 8 главы.
Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.




    Сообщество Империал > Библиотека > Medieval 2: Total War > AAR'ы Medieval 2: Total War > С Вером у Бога, за Краља и Отаџбину. Глава 8 Обратная Связь
      Стиль:
        11 Дек 2016, 16:53
    © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики