Сообщество Империал: Жил-был мальчик. Сам виноват. Часть 2 - AAR'ы The Elder Scrolls - The Elder Scrolls - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Информация об авторе

  • Автор: Кайя Косадес

Информация по статье

  • Добавлено: 07 Окт 2015, 17:00
  • Просмотры: 188

Дополнительно

Репутация: 1
Жил-был мальчик. Сам виноват. Часть 2

Описание: Кто рвется в довакины? Флавио точно не рвался...
Жизнь барда трудна и полна опасностей

Глава 1

В «Новом Гнисисе» было не протолкнуться. Кажется, сегодня здесь собрались все обитатели квартала серых, и Малтир сбивался с ног, разнося выпивку. Хозяин таверны Амбарис Рендар был доволен – эти новые музыканты, внезапно изъявившие желание выступить в его клубе, обеспечили небывалый прилив посетителей и принесли ему немало монет. За такое не жалко заплатить!



Троица бардов негромко наигрывала старинный морровиндский мотив на радость беженцам, когда дверь распахнулась, и в жарко натопленный зал ввалился курьер в тяжелом меховом плаще. Он стряхнул снег с капюшона и, дождавшись окончания песни, протолкался мимо подвыпивших данмеров к лютнистам.

– Ну наконец-то! Я вас повсюду ищу, весь город оббегал, все знатные дома, а вы тут, оказывается! Это ведь вы, да?

– Нет, это не мы, – мгновенно сориентировался Карджо, отлично знавший, что если его кто-то разыскивает, то вряд ли за тем, чтобы вручить подарок.

– Ну как же не вы? – укоризненно спросил гонец и сверился с каким-то листком. – Вот, у меня здесь все записано: группа музыкантов, известная как «Банда бардов». Играют на лютнях. В составе высокий эльф, каджит серого окраса и коротышка-имперец.

Флавио возмущенно втянул в себя воздух и шагнул было вперед, но Румарин мягко придержал его.

– В общем, ярл Ульфрик Буревестник приглашает вас во дворец, прямо сейчас! – как ни в чем не бывало продолжил гонец, обращаясь к эльфу – видимо, счел его главным.

– И чего же от нас хочет ярл? – спросил Румарин, продолжая удерживать Флавио за плечо.

– Шутите что ли?! – воскликнул курьер. – Да о вас по всему северу уже слухи ходят! Дескать, таких бардов мы еще не видели! Вот он и решил посмотреть, а как же. Я бы и сам вас послушал, но у меня еще один важный груз, нет времени. Так что вы тут собирайтесь, а я побегу вперед, предупрежу во дворце, что вы идете!

И не дожидаясь ответа, он выскочил наружу, впустив в таверну облако морозного пара. Барды молча посмотрели друг на друга.

– Каджит считает, что надо идти, хоть каджиту и не хочется, – первым нарушил тишину Карджо.

– Вот не было печали! – с досадой произнес Флавио и обратился к хозяину клуба: – Извини, Амбарис. Давай договоримся на полцены, раз уж так вышло.

Мгновенно погрустневший данмер только махнул рукой, отсчитывая монеты.

Глава 2

– Коротышка… Да сам он коротышка! – бурчал Флавио, пробираясь по узким заснеженным улочкам Виндхельма. – У меня нормальный средний рост!

– Ну да, ты же не виноват, что средний рост имперцев и уроженцев других мест – это две большие разницы, – философски заметил Румарин.

Флавио развернулся и снизу вверх посмотрел на идущего следом эльфа.

– Вот заменю тебя каким-нибудь босмером, будешь знать! – мстительно заявил он.

– Не заменишь. Ты же любишь меня, заразу, – альтмер безмятежно улыбнулся. – К тому же, ни один босмер не сравнится со мной по красоте и остроумию!

Каджит, уже привыкший к подобным перепалкам, молча ухмылялся в усы.



– А как вы думаете, – внезапно посерьезнел Флавио, – зачем мы ему все-таки понадобились? Неужели правда песен захотелось? Мне кажется, тут все не так просто. Держу пари, Ульфрик узнал, что довакин – это я, и теперь жаждет заманить меня под свои знамена. Вот увидите, сейчас агитировать начнет, а то и что похуже!

– Друг мой, ты слишком эгоцентричен. Ярл искал именно бардов, а не довакина. Но даже если ты прав – прикрикнешь на него, как ты умеешь, и всего делов.

– Это уже не смешно, Румарин. Во-первых, он тоже это умеет. А во-вторых, на всю его стражу я тоже прикрикну или ты сразишь их своим обаянием?

– А Карджо говорил, что не стоит идти в Виндхельм, но разве кто-то слушает Карджо? – подал голос каджит.

– А еще ты говорил, что устал ночевать в палатке и отморозил хвост, – парировал Флавио.

– Карджо жалуется, но терпит, – с достоинством ответил кот.

– Ты слишком волнуешься о том, чего не знаешь, – Румарин осторожно нащупал ногой скользкую ступеньку, присыпанную снегом. – Возможно, Ульфрик действительно просто хочет послушать песни.

– Угу. Про освободительную войну, не иначе. «Век притеснений», например. Слушайте, я не буду петь ему «Век притеснений»!

– Ты же имперец, дипломатичность должна быть у тебя в крови.

– Мне не нравится этот расист. Вы сами видели, во что он превратил квартал серых. Кровь кровью, но у меня есть принципы.

Эльф и каджит, не сговариваясь, расхохотались.

– Так вот какого вы обо мне мнения, а еще друзья! – возмутился Флавио. – Да, принципы! Я граблю всех подряд, не взирая на расу.

– Карджо и Румарин полностью разделяют твои принципы, – примирительно произнес каджит, как бы ненароком погладив рукоять булавы. – К тому же, Карджо думает, что Буревестника уже порядком достали песни о войне. Может, он захочет услышать какого-нибудь «Рагнара Рыжего» или «Песнь о довакине»?

– В исполнении довакина! – снова не удержался от шпильки альтмер, но, поймав испепеляющий взгляд Флавио, поднял руки: – Все-все, молчу. О, да мы уже пришли. Послушай, Флавио, зная твой вспыльчивый нрав… Может, лучше я буду говорить с Ульфриком?

– Я спокоен, – процедил имперец и толкнул тяжелые ворота дворца.

Глава 3

Ярл Ульфрик Буревестник пристально изучал членов молодой, но уже успевшей полюбиться обывателям «Банды бардов».

– Слухи не врут, у вас и впрямь очень… разношерстная команда, – наконец, сказал он.

– Смею поинтересоваться, почему нас пригласили сюда, – осторожно произнес Румарин прежде, чем Флавио успел открыть рот. – По другим слухам, вы не слишком жалуете представителей наших рас.

– Это правда. Я не потерплю в своем городе талморцев, имперских шпионов, воров и наркоманов, – цепкий взгляд Ульфрика скользнул по Румарину и Флавио, на пару секунд задержался на Карджо и вновь вернулся к эльфу. – Но для порядочных граждан, зарабатывающих честным трудом, ворота Виндхельма всегда открыты, пусть даже они не норды. Я рассчитываю, что с вами проблем не возникнет.

Альтмер кивнул, соглашаясь с ярлом, а Буревестник продолжил:

– Гонец сказал, что нашел вас в «Новом Гнисисе». Странно, что вы выбрали именно это место, ведь таверна «Очаг и свеча» находится у самых городских ворот, и публика там более чем приличная.

– Мы решили сначала сыграть для данмеров, ведь их-то в «Очаг и свечу» не пустят, – с вызовом ответил Флавио, и Румарин слегка покачал головой.

Ульфрик нахмурился:

– Никто не запрещает темным эльфам приходить в таверну.

– Конечно, нет. Но ведь никто не запрещает и светлым нордам поколотить и вышвырнуть их оттуда. А может, даже поощряет?

Галмар Каменный кулак, стоявший по правую руку от трона, исподлобья посмотрел на чересчур наглого барда и медленно поднял руку к древку огромной секиры, которая висела у него за спиной. Ульфрик жестом остановил своего военачальника.

– То, что население Виндхельма не слишком лояльно к беженцам, объясняется их собственным бедственным положением, и только. Или у тебя другое мнение на этот счет, имперец?

– Мой друг просто был весьма расстроен, когда увидел, в каких условиях живут данмеры, – Румарин счел необходимым вмешаться, бросив на своего спутника уничтожающий взгляд. – Он вообще очень человеко- и меролюбивый парень. Настолько, что даже решил спеть для них бесплатно!

На этих словах Карджо возвел глаза к потолку, но, разумеется, промолчал. Как (слава богам!) и Флавио, которому предоставили шанс успокоиться.

– Я понимаю, – медленно произнес Буревестник, – но пусть твой друг внимательнее выбирает слова. А лучше всего, пусть споет что-нибудь. Довольно на сегодня бесед.

– «Рагнар рыжий»? – полуутвердительно спросил Флавио, вытаскивая из холщового чехла лютню.

– От этой песни у меня уже зубы сводит, – поморщился Ульфрик. – Давай-ка лучше «Век притеснений».

Альтмер вздрогнул.

– Меня мало вдохновляют песни о войне. «Сказ о Языках» у меня получается намного удачнее. Может, его? – с надеждой спросил Флавио.

– Уважь просьбу ярла, бард.

– Что ж, слово ярла – для меня закон.

Румарин и Карджо, уловив в голосе напарника хорошо знакомые нотки, тревожно переглянулись, но Флавио уже взял первый аккорд и хрипло затянул:



– За юность мы пьем, прошлым дням наш почет. Скоро век пра-кха-кха-кха… – внезапно закашлялся он и добавил: – Прошу простить, но я не уверен, что смогу взять все ноты. Я слегка простыл, в Виндхельме очень холодно.

– Да, тому, кто не родился нордом, тяжело в этих суровых землях, – серьезно кивнул Буревестник. – Ничего страшного, продолжай.

– Побьем… бра-кха-кха-кха… Я сегодня не в голосе, ярл. Кажется, ничего не выйдет, к моему сожалению, – Флавио с виноватым видом развел руками.

– А мне кажется, ты просто немного забыл слова, бард. Попробуй еще раз, – Ульфрик поудобнее устроился на троне, с интересом ожидая, что же еще выкинет упрямый имперец.

– Мой голос не так хорош, но я отлично знаю слова… – начал было Румарин, но Флавио уже вновь прикоснулся к струнам и запел без всякого хрипа, звонко и чисто:

– Сдохни, Ульфрик, изменник лихой! Как ты сгинешь, так будет у нас пир горой!

Взревев, как пещерный медведь, Галмар выхватил секиру, и троица мгновенно бросилась к выходу, за несколько секунд преодолев зал. У самых дверей Флавио обернулся и увидел, что ярл тоже вскочил на ноги.

–ФУС! – закричал Буревестник.

– РО-ДА! – одновременно с ним закончил Флавио, отбросив тяжелый обеденный стол и догоняющего их Галмара к противоположной стене.



Пока «Банда бардов» петляла по темным переулкам, унося ноги от стражи и с тоской вспоминая об оставленных у городских ворот лошадях, Ульфрик с трудом выкарабкался из-под обломков стола и помог подняться военачальнику.

– Я убью этого сопляка! Зубами перегрызу глотку этой имперской свинье! – рычал Каменный кулак.

– Довакин, Галмар! Это был довакин! А мы его упустили. Поверить не могу! – сокрушенно покачал головой Ульфрик, счищая с рукава кусок яблочного пирога. – Но кто бы мог подумать?! Я учился ту’уму десять лет, а этот мальчишка перекричал меня, словно между делом! Мне жаль, что он не на нашей стороне, Галмар. И жаль, что такой мощный голос растрачивается на песенки…

Каменный кулак снова выругался, наградив обладателя голоса и всю его драконью родню парой крепких эпитетов.

Глава 4

В нескольких милях от Виндхельма Румарин сидел у костра, кутаясь в плащ и что-то царапая углем на бумаге.

– Что ты там делаешь? – Флавио попытался заглянуть ему через плечо, но эльф ловко прикрыл написанное.

– Как любой порядочный менестрель, я следую правилу «что вижу – то пою». И сейчас я сочиняю героическую балладу о твоем сегодняшнем подвиге, о довакин! Благодаря ей тебя запомнят в веках.

– Дай посмотреть.

– Она еще не закончена, но если ты настаиваешь… – альтмер поднялся на ноги и с выражением прочел: – Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник. В небеса был вознесен он довакиньей фусродою!



– Румарин!

– И стрелой взмывая к тучам, он кричит, и – тучи слышат: «Довакин, спущусь – зарежу!» В этом крике – жажда бури!

– Отдай мне эту гадость!

Флавио попытался выхватить листок, но эльф вытянул руку вверх.

– Отдам, если признаешь, что ты идиот. Боги, довакин-идиот! За что вы так с Тамриэлем?!

– Прекрати, – хмуро сказал Флавио, – я же уже извинился. Но я никак не мог удержаться от такого соблазна!

– Да уж мы поняли! Мы еле смогли оттуда вырваться, между прочим! И в Виндхельм нам теперь путь заказан. По твоей милости.

– Не больно-то и хотелось. Мерзкий город, – довакин дернул плечом. – И вообще, представь, например, что мы в Имперском легионе. Их реакция была бы такой же. – Флавио наткнулся на взгляд эльфа и осекся. – Ладно-ладно, я идиот, обещаю исправиться.

– Так-то лучше, – проворчал Румарин, бросая недописанную поэму в огонь. – Представь… Но ведь мы не в легионе! Хотя теперь, пожалуй, придется…

– Карджо не хочет в легион, – каджит высунул нос из палатки. – Они там носят юбки! Ты вообще представляешь Карджо в юбке?

– Но все равно это было весело, согласитесь! Вы видели лицо этого громилы? – Флавио расхохотался.

– Карджо снова отморозил хвост!

P.S. Все права на "Песню о буревестнике" принадлежат М. Горькому.

Довакинья байка

В «Смеющейся крысе» было многолюдно и шумно. Впрочем, как и всегда. «Банда бардов» закончила свое выступление с полчаса назад, уступив место штатной певичке Лизетте, но покидать таверну лютнисты не спешили, намереваясь прямо тут же и пропить вырученные деньги. Трактирщика такой круговорот септимов в его кармане весьма устраивал, поэтому вино лилось рекой.

Молоденькая нордка в богатой, небрежно накинутой на плечи меховой накидке широко распахнутыми глазами смотрела на одного из членов «Банды».

– Ну а дальше, дальше-то что было? – прошептала она, прижав руки к груди. Очень неплохой, надо сказать, груди.

Флавио отпил еще вина и, откашлявшись, продолжил свой рассказ.

***

…И когда дракон сел на землю, я подбежал к нему, ухватился за один из рогов и вскарабкался чудищу на загривок. Богами клянусь, вскарабкался! А потом вогнал кинжалы прямо под костяную пластину! Ух, что тут началось! Дракон заревел, как бешеный, замотал башкой, стукнулся о землю, ну я на ногах и не удержался… А кто бы удержался?!В общем, я рухнул и покатился вниз по его шее, прямо в оскаленную пасть! Всю куртку о чешую изодрал, глянь-ка!


И вот качусь я, а зубищи уже у самого лица щелкают! Страшно, ага. Но я успел руку выставить, чтобы, значит, не на голову приземляться. Думал, плечо вывихну, но обошлось. Правда, один из кинжалов все-таки выронил.




Упал я, а дракон тоже не пальцем деланный – сразу зубами клацать начал, чтобы сожрать меня, значит. Ну а я перекатился, на карачки встал и пополз быстро-быстро, а за спиной – клац-клац, клац-клац! Чуть не достал!


Отполз я подальше, кинжальчик свой по пути подхватил. На ноги вскочил, оглядываюсь, а дракон огнем пыхнуть собирается, уже воздуху набрал! Ну, думаю, медлить нельзя. Заорал и понесся прямо на него!


Дракон-то ошалел, видать, от такой наглости. Ну а я, не будь дураком, подскочил к нему и ка-а-ак заехал с разворота по челюсти! Как чем? Ногой, конечно! Так кинжалами ему в подбородок какой смысл тыкать? Там чешуя – во!


От удара драконья башка на бок склонилась, а я ж снизу поднырнул и с другой стороны кинжал прямо в глаз вогнал! Ну, может, и не в глаз, но где-то рядом. Попал, в общем.


Дракон заревел, взвился на дыбы, подпрыгнул пару раз, а потом рухнул кверху брюхом и издох. У-у-у, скотина такая!


Да погоди, это еще не все! Я после этого еще его душу поглотил. Что значит, в каком смысле? В прямом! Взял и поглотил. А ты знаешь, что драконья душа выглядит, как маленький дракончик? Ага, так и есть. Когда большая тварь помирает, он из нее вылетает. Прямо из… да не смейся ты! Драконы – загадочные создания. В общем, вылетает он, и тут уж зевать нельзя. Мелкий, а злобный – жуть! Замешкаешься – пальцы откусит и не подавится. Надо его за крылья хватать и шею сразу сворачивать. Сложно, но я-то приноровился уже, не в первый раз! Ну а потом уже и поглощать можно. На вкус, кстати, как курица…


Ты же мне веришь, правда?


Дракона нахрапом не очень возьмешь...

Дракона нахрапом не очень возьмешь: и страшно, и гадко, и глупо, и всё ж! –
На всякую нечисть – об этом и речь – в конечном итоге найдётся свой меч. © А. Щербина


Глава 1

Следующим утром трое друзей покинули гостеприимную столицу. Можно было задержаться еще на денек или даже на два – трактирщик был готов не только щедро заплатить за выступления, но и сдать комнаты за полцены. Однако Румарин отговорился срочными делами и, не дав Флавио вставить и слова, чуть ли не силой вытащил его из таверны. Карджо молча проследовал за ними, не торопясь вмешиваться.

– Да что на тебя нашло?! – возмущенно воскликнул имперец, выводя из конюшни свою кобылу. – Ты же сам жаждал славы!

– Ну и зачем ты это сделал? – вопросом на вопрос ответил эльф, когда они немного отъехали от города.

– Что именно? – притворился непонимающим Флавио.

– Я про твои вчерашние россказни.

– А сам-то как думаешь? Чтобы провести ночь более приятно, чем слушая храп Карджо! – парень с довольным видом потянулся в седле и подмигнул ехавшему рядом каджиту. Тот почесал подбородок и пожал плечами – дескать я не виноват, что умение мурлыкать имеет побочные эффекты.

– Это-то я понял, – все еще раздраженно сказал альтмер, – но ты не мог наплести девчонке что-нибудь другое? Обязательно надо было рассказывать, что ты довакин?

– Я немного перебрал вина. Бывает. Что ты взъелся-то?

– Но мы же вроде как скрываем это – ты сам просил. Это же вроде как тайна. Или только до тех пор, пока ты не напьешься? – ехидно прищурился Румарин.

– Ой, какой ты нудный! Ну, сболтнул лишнего. Это повод вот так срываться с места? – Флавио, все это время рывшийся в седельной сумке, наконец, откопал на самом дне краюху хлеба. Лошадь тоже почуяла угощение и повернула было морду, но парень поспешно дернул за поводья, оберегая драгоценную еду от посягательств со стороны. Он откусил огромный кусок и невнятно пробормотал: – Я даже пожавтракать не ушпел!

– Это потому что нечего столько дрыхнуть, – злорадно заявил эльф. – Пока ты там отсыпался после бурной ночи, мы с Карджо успели сходить на рынок. Твоя вчерашняя подружка – тоже ранняя пташка, и, как выяснилось, весьма болтливая. Она уже всем там растрепала о твоих талантах.

– О, и что она говорила? – живо заинтересовался Флавио, с трудом проглотив сухую булку.

– Что заезжий менестрель – на самом деле драконорожденный, конечно же! И что, гхм… – Румарин слегка смутился, – что драконья душа по вкусу похожа на курицу.

Флавио фыркнул в недоеденную горбушку:

– И кто ей поверит, по-твоему? Тем более что все менестрели – по определению, фантазеры и врали. А от курицы я бы сейчас не отказался… Вы там на рынке ничего вкусного не купили? – он с надеждой посмотрел на товарищей.

Карджо поковырялся в зубах длинным, острым когтем и загадочно улыбнулся, а эльф посоветовал терпеть до обеда, так как до Рифтена путь неблизкий, а припасов маловато – уж точно не рассчитано на прожорливых имперцев.

– Ну, или душу заточи, – мстительно добавил он.

– Жадные вы, прямо как… как альтмер и каджит! – вздохнул Флавио, но настаивать не стал – хлеб хоть и попахивал плесенью, однако в желудке устроился весьма уютно. Ничего, до обеда хватит. – А больше она ничего не говорила?

– Карджо слышал, что девушка шептала на ухо подруге, но Карджо не будет повторять эту пошлятину, – с невозмутимым видом произнес кот.

Флавио довольно ухмыльнулся.

– Слушай, а как ты на самом деле убивал драконов? – неожиданно спросил Румарин.

– Ты же сам знаешь, – недоуменно уставился на него имперец. – Чай, не одну уже тварь вместе положили!

– Положили – это громко сказано. Ты-то не особо участвовал. Карджо их стрелами поливает, я вокруг с мечом прыгаю, а ты изредка покрикиваешь с безопасного расстояния. Вот мне и интересно, а как ты без нас справлялся?

– Ну, вообще-то до вас мне попался только один дракон, – Флавио даже не подумал обидеться. – Если не считать того, в Вайтране. Но про него я уже рассказывал.

– Так и про второго расскажи, ехать все равно далеко. Я, конечно, понимаю, что про пинок по челюсти ты тоже прихвастнул, но вдруг там было что-то любопытное? Нет, с тебя-то станется и по челюсти, но ты бы, скорее, ногу сломал…

– Руку.

– Что? – не понял Румарин.

– Из-за того дракона я сломал руку, – пояснил Флавио.

– А! Я знал, знал! – эльф даже бросил поводья, чтобы хлопнуть в ладоши. – Правую или левую?

– Пра… Да какая разница?!

– Для истории все важно, – назидательно ответил альтмер. – Ну давай, рассказывай. Глядишь, песню напишем, будет, чем еще девушек соблазнять!

– Ох, и язва же ты! – парень покосился на Румарина и, заметив, что Карджо тоже направил своего жеребца поближе, со вздохом начал: – Спустившись с Высокого Хротгара, мы с Лидией направились в Хелген…

Глава 2

Спустившись с Высокого Хротгара, Флавио с Лидией направились в Хелген. Хускарл решила, что довакину будет не лишним осмотреть место нападения первого дракона. Флавио сильно сомневался, что экскурсия по обгоревшим развалинам принесет хоть какую-то пользу, но спорить не стал. Ему было все равно, куда ехать. К тому же, в глубине души он надеялся, что уж дважды-то одно и то же место драконы сжигать не станут. Так что, возможно, сейчас Хелген был самым безопасным местом в Скайриме.

Путь к разрушенному форту пролегал недалеко от Ривервуда, куда путники и завернули, чтобы пополнить запасы провизии и зелий. Они как раз шли к местной лавке, когда большая тень стремительно пронеслась по земле, и уже знакомый Флавио рев огласил окрестности.

– Судьбу не проведешь… – обреченно пробормотал он, запрокинув голову.

Дракон зашел на второй круг, раззявил пасть и выплюнул струю… нет, не пламени, как ожидал Флавио, а морозного воздуха. Резко похолодало, словно они из теплого Ривервуда перенеслись на промозглое побережье Моря Призраков. Парень не удержался и, сделав шаг в сторону, коснулся мгновенно заиндевевших листьев на кустарнике. Листок с чуть слышным хрустом разломился в пальцах, как тонкая наледь на луже ломается под сапогом. Да он и был льдом – промерзший насквозь. Флавио передернуло.

Лидия ринулась вперед. Местная флора ее не заинтересовала, а вот фауна – очень даже. Если она и испугалась первого в своей жизни дракона, по ней этого было не сказать. Наоборот, девушка сразу как-то подобралась, ее глаза засверкали, а рука потянулась к рукояти меча. Казалось, она даже стала чуть выше. Хотя куда уж выше-то?

– Прячьтесь! Ищите укрытие! Мы убьем дракона! – крикнула она напуганным обитателям городка, которые тут же бросились врассыпную, будто только и ждали команды. Лидия обнажила оружие и воскликнула: – Пришло время битвы! Ты сможешь опробовать новый ту’ум, которому тебя научили Седобородые, мой тан! Тан? Тан?!

Не услышав ответа, хускарл обернулась. За ее спиной никого не было. Тан Вайтрана в это время уже сидел под крыльцом ближайшего дома, деля ненадежное укрытие с тихо поскуливающим от страха псом. Хотя, почему ненадежное? Доски крыльца могли бы сгореть, а вот проморозить их у дракона вряд ли получится! Заслышав крики своего хускарла, Флавио осторожно выглянул наружу.

Дракон завис над опустевшей улицей. Его крылья мерно подрагивали, удерживая крупное тело в воздухе. Впрочем, он оказался вовсе не таким уж большим, как почудилось Флавио поначалу. Может, с трех лошадей размером – не чета тому, что напал на Сторожевую башню. Но Лидия, замершая в боевой стойке прямо перед чудовищем, по сравнению с ним казалась маленькой и даже хрупкой, несмотря на свой внушительный рост.

Ящер молниеносно вытянул шею, явно желая откусить ей голову. Нордка ловко отскочила в сторону и, крутанув мечом, ударила по крылу. Противник тоже не зевал, и лезвие прошло вскользь, не причинив никакого заметного вреда.

Вылетевшая откуда-то из-за угла стрела робко клюнула дракона в бок и застряла между чешуйками, трепеща оперением. Кажется, стражники устыдились своей трусости и решили помочь так вовремя появившейся воительнице. Ящер зашипел, изогнулся в сторону, и Лидия тут же воспользовалась этим. На этот раз ее клинок достиг цели и пропорол крыло. Дракон, взревев, рухнул вниз и дохнул холодом. Девушка прикрылась щитом.

Поврежденное крыло не слушалось, и попытавшийся было взлететь дракон вновь тяжело опустился на землю и закружил на месте, не зная, от кого ему обороняться – от Лидии или от стражников, продолжавших пускать стрелы. Хвостом он опрокинул заходившую сзади нордку, выбив щит из ее руки. Она мгновенно вскочила на ноги, но оковка щита, ставшая хрупкой от драконьего дыхания, раскололась при ударе. Оставшаяся без защиты девушка вновь упрямо кинулась на врага. Она ловко уворачивалась от его выпадов, но тяжесть доспеха давала о себе знать – хускарл выдыхалась и пару раз едва не подставилась под ледяной ураган.

– Как же я ненавижу героев! – в сердцах воскликнул Флавио и выбрался из-под крыльца.

При виде застрявшего на земле дракона ему пришла в голову отличная мысль. По крайней мере, на тот момент она таковой казалась. Дракон невелик. Если как-то вскарабкаться ему на загривок, то можно будет поразить тварь кинжалом в глаз и стать настоящим спасителем Ривервуда! Опробовать ту’ум, говорите?

Флавио прикинул расстояние от дома, под крыльцом которого он прятался, до дракона и через пару секунд уже был на крыше.

– Вульд! – крикнул он, и неведомая сила увлекла его вперед со страшной скоростью.

То, что это была плохая идея, он понял еще в воздухе. Ящеру даже не пришлось пригибаться. Вместо того, чтобы оседлать дракона, Флавио пролетел аккурат над ним и с размаху шмякнулся оземь, закувыркавшись по дороге. Рукав новенькой кожаной крутки, купленной на деньги ярла Балгруфа, зацепил какую-то ветку, разрываясь в клочья; в запястье что-то противно хрустнуло.

Дракон повернул к нему голову. «Если бы он мог смеяться, то сейчас хохотал бы до колик!», – не ко времени подумалось Флавио. Парень попробовал использовать другой крик, но связки не слушались. Горло нещадно саднило, и из него вылетал только невнятный хрип. Лидия с возгласом «Не смей трогать тана!» рубанула ящера мечом. Тот взвыл и обернулся к более реальной угрозе, залив Флавио кровью из отрубленного хвоста. Всего один выдох, и хускарл превратится в сосульку… Но Лидия, прекрасно зная это, не собиралась отступать. И тут голос вернулся.

– Фус! – прокричал Флавио. Дракон пошатнулся.

Конечно же, ему это не повредило, но выбило из равновесия, заставив отвлечься от нордки. И выбрать новую, на сей раз окончательную цель. Дракон напыжился, готовясь добить сидящего перед ним человека.

«Вот был довакин, и нет довакина», – как-то даже равнодушно подумал Флавио, пытаясь отползти назад и понимая, что это бесполезно. А затем он неудачно оперся на сломанную руку, и в голове помутилось от боли.

Лидия, подскочив к дракону, с воплем вогнала ему меч под нижнюю челюсть, но Флавио уже не видел этого. Зато он почувствовал свет, бьющий даже сквозь сомкнутые веки. И сила, немыслимая сила, вознесла его ввысь, но не как в прошлый раз, а мягко и нежно, словно мать, качающая на руках ребенка.

Когда он очнулся – всего через минуту, – его и впрямь несли на руках.

– Держись, тан, держись, только не умирай! – бормотала Лидия, таща окровавленное тело по улице. Завидев высыпавших на улицу людей, она закричала: – Помогите же, он ранен!

Флавио хотел было объяснить, что он и не думает умирать, что и кровь-то не его, вот только руке как-то нехорошо, но хускарл перебила его:

– Молчи, береги силы! Все будет в порядке!

Торговец молча распахнул двери своей лавки, куда они так и не успели наведаться. И то правда, куда тут еще идти, храма-то нет. Лидия, бережно опуская Флавио на кровать, тихо прошептала:

– Твой прыжок с крыши… Это было очень храбро, мой тан!

Глава 3

– Вот так все и было, – закончил Флавио. – И заметьте, я даже ничего не приукрасил. Мне тогда пришлось вылакать все зелья, что нашлись в магазине, чтобы кость быстрее срослась!

– То есть, ты, довакин, надежда Тамриэля, сам не убил ни одного дракона? Даже самого завалящего?! – в голосе Румарина не было ни капли сочувствия, зато яда хватило бы на пару-тройку корусов.

– Кто на что учился! – парировал Флавио. – Между прочим, именно я их всех и убил. В смысле, окончательно. Если верить той тетке, Дельфине, рано или поздно поверженные драконы возродятся, если не забрать их души. А я как-никак единственный из ныне живущих, кто может это сделать. Согласись, глупо мной рисковать, бросая в пасть чудовищам! Меня, наоборот, беречь надо. Вот я и не лезу.

– А нами рисковать, значит, можно?

– Эльфы приходят и уходят, а довакин остается, – пожал плечами имперец, еле сдерживая смешок.

– Да ты прямо философ! – поджал губы альтмер, но тоже не выдержал и расхохотался. – Что ж, из твоей истории выйдет хорошая песня. Героической баллады из нее не сделать, конечно, а вот на фарс потянет.

– А может, не надо? – с надеждой спросил Флавио.

– Как это не надо, я уже две рифмы придумал!

– А на что похоже поглощение души? Карджо имеет в виду, на самом деле? – вдруг спросил каджит, бесцеремонно вклиниваясь в пикировку.

Флавио задумался.

– Ну… Вы пробовали скуму?

Кот вскинул брови, словно удивляясь глупости вопроса.

– Да про тебя-то я молчу, Карджо. Для тебя она так, как чаю попить. А ты, Рум?

– Нет, боги уберегли, – ответил альтмер.

– Значит, вряд ли поймете… Но я-то не каджит, и я ее пробовал. Когда тебе пятнадцать, и ты живешь на улицах, сложно удержаться... А прекратить еще сложнее. Но только драконьи души – это лучше скумы. Во много-много раз. И как, однажды ощутив это, можно отказаться – я не знаю. Вот поэтому я все еще здесь, а не сбежал куда-нибудь в Сиродил после первой же попытки заклеймить меня народным героем.

– Любопытное сравнение, – немного помолчав, произнес Карджо.

Флавио пожал плечами – мол, как сумел, так и объяснил. Румарин же, больше не обращая внимания на спутников, напряженно уставился на лошадиную гриву и принялся что-то бормотать себе под нос. Имперец и каджит переглянулись, и Флавио с улыбкой прижал палец к губам. Кто знает, может, именно эта песня придется по нраву жителям Рифтена?
Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.




    Сообщество Империал > Библиотека > The Elder Scrolls > AAR'ы The Elder Scrolls > Жил-был мальчик. Сам виноват. Часть 2 Обратная Связь
      Стиль:
        08 Дек 2016, 23:08
    © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики