Сообщество Империал: Жил-был мальчик. Сам виноват. Часть 4 - AAR'ы The Elder Scrolls - The Elder Scrolls - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

[ Регистрация ] · [ Авторизация ]

Информация об авторе

  • Автор: Lirika

Информация по статье

  • Добавлено: 07 Окт 2015, 17:07
  • Просмотры: 146

Дополнительно

Репутация: 0
Жил-был мальчик. Сам виноват. Часть 4

Описание: Кто рвется в довакины? Флавио точно не рвался...
Подарок

Восславьте, братья во хмелю, напиток пенный сей!
И подо стяг священный наш зовите всех друзей! © Тролль Гнет Ель


Глава 1

Флавио находился в отвратительном расположении духа. День не задался с самого утра. Впрочем, как и вчерашний, и позавчерашний, и еще куча дней до этого.

Пошла уже вторая неделя пребывания в Рифтене, а он и на шаг не стал ближе к своей главной цели – встрече с неким стариком, по слухам, знающим что-то о возвращении драконов и скрывающимся где-то в городских трущобах. И на что вообще рассчитывала Дельфина, отправляя его на поиски?! Флавио предупреждал ее, что это будет нелегко, и оказался прав, но легче от осознания собственной правоты ему не становилось. Рифтен не выдает своих секретов так просто, и если кто-то не желает, чтобы его нашли, лучшего места для игры в прятки ему не сыскать.

Обитатели Муравейника мигом превращались в слепых и глухих калек, стоило задать неосторожный вопрос. Конечно, блеск золота чудесным образом возвращал им словоохотливость, вот только указанный след всякий раз оказывался ложным. А сегодня утром, когда Флавио и его спутники вновь спустились в вонючие катакомбы Муравейника, они и вовсе наткнулись на кучку оборванцев, решивших, что чистенькие горожане станут легкой добычей. Короткая потасовка быстро показала, на чьей стороне сила, но, увы, к решению задачи не приблизила.

Приятелям Флавио вынужденное бездействие тоже было не по душе. И если Карджо нашел себе хоть какое-то развлечение в виде поглощения разнообразных рыбных блюд в неимоверных количествах и долгих прогулок по крышам, то Румарин изнывал от безделья. Вот и сейчас он вышел из таверны, потер опухшие от послеобеденного сна глаза и с недовольным видом плюхнулся на скрипучую лавку рядом с Флавио.

– Мне скучно, и с этим надо что-то делать! – объявил эльф. – Что еще мы не попробовали? Думай, Флавио, думай!

Имперец недобро покосился на него, но промолчал.

– Почему бы нам не поискать помощи в гильдии воров, а? Ты вроде бы упоминал, что когда-то состоял в ней и был знаком с некоторыми людьми.

Флавио невесело усмехнулся.

– Ну же, сходи к своим старым друзьям! – продолжал напирать Румарин. – Уж если они не знают, где искать старикашку, то, наверное, никто не знает.

– Я наврал. Я никогда не был членом гильдии, – альтмер насмешливо вскинул бровь, а Флавио со вздохом покаялся: – Понимаешь, я пытался вступить в нее после того, как сбежал из приюта, но Мерсер Фрей поднял меня на смех и посоветовал прийти, когда я хоть чему-то научусь.

– Ну так время пришло! Я же видел, как ловко ты управляешься с отмычками!

– Пока гильдией заправляет этот напыщенный индюк Фрей, там ловить нечего. Он ничего не скажет просто так, – покачал головой Флавио и снова принялся считать листья на ближайшем кусте.

На мостике, ведущем с рыночной площади, показалась Констанция с корзинкой в руках. Видимо, она направлялась в порт за свежей рыбой. Заметив Флавио, новая хозяйка приюта на миг замерла, а потом круто развернулась и зашагала обратно. Парень скрипнул зубами. Теперь подобное поведение было для нее обыденным. Завидев Флавио, она спешила перейти на другую сторону улицы, а когда он снова заявился в приют, девушка чуть ли не силой вытолкала его на улицу, пригрозив позвать стражу. Флавио не испытывал ни малейшего сожаления о сделанном, но такое отношение Констанции вызывало в нем бессильную ярость.

– Я слышал, сиротки чуть ли не пляшут от радости, что старуха, наконец, преставилась, – Румарин сочувственно смотрел на приятеля. – И она простит тебя, рано или поздно.

– Сомневаюсь… Боги, от этой Грелод одни неприятности, даже от мертвой! Теперь еще и послания с угрозами… Проклятье!

– Сегодня было еще одно? – эльфа не на шутку беспокоили ежедневно доставляемые курьером листовки с черным отпечатком пятерни и зловещей подписью «Мы знаем».

– Угу. Как обычно.

– Да уж, говорить, что ты из Темного братства, было очень глупо. Ты бы мог и додуматься, что настоящим ассасинам это не понравится! Ума не приложу, как они узнали, что это был именно ты, но с такими ребятами шутки плохи!

– Ну хоть ты не начинай, а! – Флавио в раздражении пнул круглый камешек, который до этого рассеянно катал сапогом.

К ним подошел уже знакомый гонец, с опаской глянул на хмурого имперца и протянул ему запечатанный сургучом свиток.

– Господин, вам тут еще… записочка.

Флавио мгновенно вскочил на ноги и схватил курьера за грудки, приподнявшись на носках, чтобы казаться выше.

– Кто дает тебе эти мерзкие письма? Ну, отвечай! – прорычал он, с силой встряхнув оторопевшего норда.

– Клянусь, я не знаю! – испуганно забормотал тот. – Я забрал свиток с курьерского поста, понятия не имею, кто его там оставил!



Флавио выпустил воротник рубахи, и гонец тут же поспешил отойти на безопасное расстояние. Сломав печать, имперец вчитался в короткие строчки и удивленно захлопал глазами.

– Ничего не понимаю, – сказал он, поворачиваясь к Румарину.

Эльф выхватил бумагу:

– Так-так. «Пусть тебе светит счастливая звезда. С днем рождения! Друг». У тебя что, сегодня день рожденья?!

– Ну… в некотором роде, – слегка замявшись, ответил Флавио и кивнул на письмо: – Твоих рук дело?

– Конечно, нет, я же не знал. Ты же ничего не рассказал друзьям! Кстати, почему?

– Да было бы, о чем говорить… – Флавио заметил, как загорелись глаза эльфа, и осторожно шагнул в сторону, намереваясь смыться, пока еще не поздно.

– Решил зажать вечеринку? Не выйдет! – с притворной угрозой завопил Румарин и, цепко схватив упирающегося парня за руку, втащил его обратно в таверну. – Карджо, хватит жрать, начинай пить! У этого скрытного мерзавца день рождения, а мы узнаем последними!

Глава 2

После второй кружки черноверескового меда, ароматного и сладкого, оставляющего на языке терпкое послевкусие, идея отмечать день рождения уже не казалась Флавио такой дурацкой. У него никогда не было настоящего праздника – такого, чтобы с подарками, поздравлениями и тостами. Так может, в этом году получится? Надо же когда-то и начинать. И пусть подарков не наблюдалось, зато дружеских похлопываний по плечу и заздравных речей было в избытке, и Флавио впервые с момента прибытия в Рифтен ощутил, что он действительно дома. Да, в роли дома пока выступала комната с продавленными кроватями на втором этаже таверны, но главное – он не был одинок. Внутри, где-то под желудком, разлилось приятное тепло – то ли от выпитого меда, то ли от добрых слов, сказанных в его адрес.

– Спасибо вам, – растроганно и слегка смущенно пробормотал Флавио.

– За тебя, друг мой! – промурлыкал Карджо, вновь наполняя едва успевшие опустеть кружки. – Сколько же тебе стукнуло?

– Девятнадцать, – Флавио усмехнулся. – Надеюсь, теперь меня, наконец-то, перестанут называть мальчишкой!

– Да-а-а? – удивленно протянул уже изрядно захмелевший альтмер, не отличавшийся особой стойкостью к алкоголю. – Всего-то девятнадцать? А я думал, ты старше…

– Катись в Обливион! Не всем же быть такими стариканами, как ты!

– Миль пардон за вторжение, но я услышал, что у вас тут день рождения. А где есть повод выпить, там и я! Позвольте угостить именинника! – раздалось из-за спины.

Все трое обернулись и увидели невысокого бретона с покрасневшим от регулярных возлияний носом. Не дожидаясь ответа, бретон хлопнул в ладоши и воскликнул:

– Кирава! Всем еще меду! У нас праздник!



Незнакомец, представившийся Сэмом, оказался веселым малым. Он разливался соловьем так, что ему мог бы позавидовать даже Румарин, и травил байки, вызывавшие громовый хохот у половины посетителей таверны. В один прекрасный момент Сэм с хитрой ухмылкой предложил Флавио пари кто кого перепьет, и имперец, уже с трудом державшийся на ногах, моментально согласился. Альтмер, уже давно перешедший с меда на чай, хотел было что-то сказать, но подумал и просто махнул рукой. Карджо разбил руки спорщиков, и состязание началось! Влив в себя еще две пинты меда так, будто это была вода, бретон прищурился и спросил:

– Сдаешься?

– Нич-чего подобного! – заплетающимся языком ответил Флавио, опрокинул очередную кружку и уронил голову на стол.

Почувствовав на своем лице прохладный ветерок, он открыл глаза и обнаружил себя на мосту неподалеку от таверны. На свежем воздухе хмель немного выветрился, и парень удовлетворенно отметил, что еще может стоять на своих двоих, пускай и не слишком уверенно.

– Как я здесь оказался? – спросил он.

– Мы вышли подышать, ты что, забыл? – Сэм вообще выглядел совершенно трезвым.

– А где мои?..

– Они остались внутри, а мы с тобой решили немного прогуляться. Эх, хороша ночка! Моя душа просит приключений, а твоя?

– Ну… кажется, тоже просит, – с сомнением ответил Флавио, для верности похлопав себя по груди в поисках души.

– Не в том месте шило ищешь. Так, важный вопрос: ты предпочитаешь девочек или мальчиков?

– Эээ… Девочек, конечно! – Флавио все еще ничего не понимал, но на всякий случай возмутился.

– Отлично! Как насчет того, чтобы посетить храм Дибеллы?

– Дибеллы? Это там, где прекрасные девы изучают искусство любви? – парень запустил руку за пазуху и вытащил из-под рубашки амулет в виде цветка с лиловой сердцевинкой.

– О, я вижу, ты понимаешь, о чем речь! – уважительно поцокал языком Сэм и принялся деловито копаться в своей заплечной сумке.

– Но храм же в Маркарте. Это же на другом конце Скайрима!

– Друг мой, с тобой Сэм, а это означает бесплатный проездной во все концы страны! – бретон, наконец, выудил из своего рюкзака пару растоптанных сапог великанского размера и кинул один из них Флавио.

– Что это? – брезгливо спросил имперец, поднимая видавший виды сапог двумя пальцами за голенище.

– Сапоги ослепляющей скорости. Один тебе, один мне. Обувайся! Домчим до Маркарта в момент.

Пожав плечами, Флавио натянул сапог прямо поверх собственного, и Сэм тут же подхватил его под руку.

– На счет «три» делай шаг. Раз, два, три! Только глаза…

Флавио шагнул вперед, и все вокруг пришло в неистовое движение. Городские ворота. Озеро. Лес. Горы. Степь. Хижина и круглые от удивления глаза какой-то старухи, едва успевшей отскочить с дороги. Снова лес. Флавио попытался ухватиться за дерево, но очередной рывок, едва не выдернувший руки из плеч, заставил его разжать пальцы. Да когда ж это все закончится?! Еловые ветви больно хлестнули по щеке. Горы. Ледяной ветер бросил в лицо колючую снежную крупу. Степь. Горы. Еще горы. Наконец, бешеная карусель остановила вращение.

– …закрой, – закончил Сэм, участливо глядя на Флавио, перегнувшегося через перила каменного мостика, коих немало в городе Маркарте. – Я же сказал, что скорость будет ослепляющей, мог бы и сам догадаться зажмуриться! Ничего-ничего, в первый раз всех укачивает. Зато ты получишь вознаграждение за свои страдания в храме! На-ка, выпей.

Бретон вытащил из сумки бутыль меда, и Флавио присосался к ней, стремясь избавиться от гадкого привкуса во рту.

***

– А ну пошли вон! – кричала жрица Дибеллы, взяв метлу наизготовку, словно копье, и тыча в незваных гостей ее свирепо ощетинившимся прутьями концом. – Хватит таскать сюда свою алкашню, Сэм Гевен! Твой предыдущий приятель устроил в храме настоящий погром, мы с сестрами неделю все отмывали!

– Ладно, ладно, я понял, – Сэм пятился к дверям, подталкивая задом спрятавшегося за его спиной Флавио.

– Что ж, прекрасные девы нас сегодня не хотят, не повезло, – продолжил он на улице. – Но я знаю еще один отличный способ сделать ночь менее томной и получить свою порцию простых жизненных удовольствий. Тебе надо жениться!

– Чего?! – Флавио, сидевший на ступенях храма Дибеллы и прижимавший ко лбу невесть откуда взявшийся в руках кусок сырого мяса, даже слегка протрезвел. – Мы так не договаривались. Я не согласен!

– Да перестань. У меня есть прекрасная кандидатура! – вкрадчиво говорил бретон. – Не красавица, конечно, и не молода, зато очень хозяйственная. И со своим жильем, подумай об этом!

– Вот сам и женись, а я, может, только жить начинаю!

– Жаль, – искренне расстроился Сэм. – Ну, раз не хочешь, обойдемся и без этого. Напяливай сапог, и поехали дальше, у меня большие планы на эту ночь!

То, что происходило после, Флавио помнил очень смутно. Вот они с Сэмом бредут в обнимку по какому-то полю и горланят «Песнь о довакине», перемежая строки выкриками «ФУС!». Вот Флавио тащит за рога упирающуюся козу, а Сэм смеется где-то позади. Вот они плюют вниз с Пика барда. Вот Флавио ойкает от боли, когда Сэм прокалывает ему ухо толстенной швейной иглой. Вот они улепетывают из лагеря Братьев Бури, и Флавио орет «Ульфрика на мыло!», а Сэм на бегу отбивается от преследователей своим сапогом-скороходом. Вот Флавио прижимается спиной к дверям форта Высокий Хротгар и усиленно колотит ногой в дверь, а когда она отворяется, хохоча сбегает вниз со ступеней, поскальзывается и падает, падает, падает вниз с самой высокой горы Скайрима, пока сильная рука не ловит его за шиворот и не сажает на удобный стул.



Глава 3

– Где это мы? – удивленно спросил Флавио, оглядываясь по сторонам.

Богато накрытый стол, за которым он сидел, окружали покрытые золотой листвой деревья, из ниоткуда лилась приятная музыка, в воздухе порхали яркие бабочки, где-то тихо журчал ручей, а по земле стелился легкий туман, разгоняемый светом развешанных тут и там цветных фонариков. Воздух пах чем-то свежим и сладким, и от этого аромата в голове постепенно прояснялось.

– Мы у меня дома! – с довольной улыбкой провозгласил Сэм Гевен. – Ты сегодня мой гость, добро пожаловать!

Флавио затаил дыхание, восторженно разглядывая огромную бабочку, безо всякой опаски усевшуюся ему на руку, а вновь обернувшись к Сэму, вскрикнул и отшатнулся назад, рухнув на землю вместе со стулом. Вместо разудалого бретона напротив него восседал толстый рогатый дремора, ковырявшийся в зубах огромным двуручным мечом, держа его прямо за лезвие.

– Прости, что напугал. Я ужасно устал от этой личины, – извиняющимся тоном произнес дремора, перегнувшись через стол и с интересом наблюдая за попытками Флавио подняться на ноги. – Будем снова знакомы, я Сангвин.



Он протянул руку. Флавио попытался было отползти в сторону, но, наткнувшись на взгляд «Сэма», счел за лучшее принять предложенную помощь.

– Слушай, ну только не делай вид, что впервые видишь живого принца даэдра! Ты что, никогда раньше не встречал никого из моих коллег?

– Вообще-то встречал… Просто они не были столь… внушительными, – ответил Флавио, поднимая стул и осторожно усаживаясь. – Меридию, например…

– О, красотка Меридия! Она все так же ослепительна и так же занудна, как я помню?

– Ну, пожалуй. А еще Шеогората.

– Что?! Ты видел Шео?! – возопил Сангвин, подался вперед и ухватил когтистой рукой Флавио за подбородок, поворачивая его голову к свету и пристально вглядываясь ему в лицо. – Но я не вижу в твоих глазах ни тени безумия. Разве что... Хотя нет, это врожденное. Хм. То ли Шео теряет хватку, то ли ты крепче, чем кажешься! Ну, и как же поживает мой старый друг?

– Эээ… нормально. Когда я попал к нему, он был вроде как в отпуске, так что мне повезло, – ответил парень, потирая челюсть. Немного осмелев, он задал волнующий его вопрос: – А в этот раз тоже повезет? Это же Очаги наслаждения, да? Ваш… твой план? И зачем я здесь?

– Пей, – сказал Сангвин, наполняя кубок вином.

Флавио выпил залпом и (а, была не была!) стянул с ближайшей тарелки кусок мяса. Дремора одобрительно посмотрел на него.

– Ты здорово развлек меня этой ночью! Кроме того, у тебя же день рождения, поэтому я хочу сделать тебе подарок. Отказываться нельзя – обижусь, – предвосхитил возражения даэдрический принц. – Зато я позволю выбрать тебе то, что сам захочешь. Ну что, готов посмотреть на сокровища старого Сэма?

– Так это ты прислал поздравление?

– Догадливый, надо же! Да, я считаю, что никто не должен грустить в свой день рождения. Иногда я бываю очень сентиментальным.

Сангвин принялся выкладывать на стол странные предметы, доставая их откуда-то из-под стола. Флавио украдкой глянул вниз, но не увидел никакого сундука. Казалось, дремора извлекал вещи прямо из воздуха.

– Откуда все это?

– Отсюда. Оттуда. Откуда-то там. Я, знаешь ли, очень люблю бродить по разным мирам и выменивать интересные штуки на всякие другие штуки. Ну что ты так на меня уставился? Ты же не думал, что ваш план смертных – единственный существующий? О нет, их много! Но т-с-с, я тебе этого не говорил. Впрочем, тебе все равно никто не поверит, особенно если ты заикнешься о встрече с Шеогоратом… Ну, выбирай!

– Что это? – спросил расхрабрившийся имперец, ткнув пальцем в булькающий без огня котелок.

– Зачарованный горшочек, конечно! В нем никогда не переводится каша.

– А кроме каши он что-то варит?

– Нет. Но каша вкусная. Овсянка. Берешь?

– Не, не люблю кашу, – поморщился Флавио.

– Не могу тебя винить, – вздохнул Сангвин. – Эх, была у меня чудная вещица, скатерть, которая могла приготовить все, что угодно! Но я ее уже отдал. Одному из ваших, кстати. Ты, наверное, слышал о Гурмане?

– Правда? Гурман?! – воскликнул Флавио и налил себе еще вина из откупоренной бутылки.

– А ты считал, что он сам составил все эти рецепты? – хмыкнул дремора.

– Повезло же ему… А что он дал взамен?

– Вот это, уж не знаю, как оно к нему попало, – Сангвин аккуратно положил на стол золотое кольцо, по ободу которого вилась надпись на неизвестном Флавио языке. – Кольцо, зачарованное на невидимость.

– Ух ты! Какая полезная вещь... На полную невидимость? – уточнил имперец, смотря сквозь кольцо на свет фонаря.

– Конечно. Но ты мне нравишься, поэтому сразу предупреждаю, что колечко имеет занятный побочный эффект. Гурману повезло, что он так ни разу и не надел его.

– Какой еще эффект? – насторожился Флавио, почти успевший натянуть кольцо на палец.

– Оно вызывает зависимость почище, чем скума! Единожды надев, ты уже не сможешь с ним расстаться по доброй воле.

– Эээ… нет, спасибо, – сказал парень, с сожалением кладя украшение обратно на стол. – Не желаю ни от чего зависеть.

– Ладно, сбагрю эту прелесть кому-нибудь еще, – легко согласился принц даэдра. – Знаю я кое-кого, кто будет этому только рад! А что насчет исполнения желаний?

Он шлепнул на стол рыбину с желтой чешуей.

– И зачем мне этот хисткарп?

– Это не хисткарп, а золотая рыбка. Может выполнить любое желание.

– Но она же дохлая!

– Хм? – Сангвин поднял рыбу за хвост и неуверенно понюхал. – И правда. Извини, здесь климат для нее неподходящий.

Он отшвырнул рыбину в сторону, попав прямиком в ручей.

– Оживет, – пояснил он изумленному Флавио. – Может, тебя оружие заинтересует?

Дремора снова нырнул вниз, вытащил огромный камень с торчащим из него мечом и водрузил артефакт на столешницу.

– Вот, рекомендую. Вернейший способ достижения власти для людей с амбициями.

Парень ухватился за рукоять и попытался вытащить меч, но тщетно – каменюка крепко держала лезвие.

– Не. Ножны тяжеловаты.

– Вот же ты привереда! – укоризненно сказал Сангвин и смахнул камень со стола так, словно он был пушинкой. – Тогда переходим к одежде. Как тебе?

Он пододвинул к Флавио пару премилых крохотных башмачков из красного сафьяна.

– Но они же детские.

– Ну и что? Зато стоит щелкнуть каблуками…

Флавио закинул ногу на стол, демонстрируя размер сапога.



– Я понял, – поморщился дремора. – Убери.

– Что-то у тебя все вещи то опасные, то неподъемные, то бесполезные. А что-нибудь без подвоха есть?

– Но это же неинтересно! – искренне удивился даэдрический принц, бросая башмачки за спину. – Ну вот, почти без подвоха. Взгляни, какая красота!

Флавио восхищенно взял в руки изящную туфельку, выполненную из прозрачнейшего хрусталя и искрящуюся в свете фонарей.

– Да, очень красиво! Но они женские. Я похож на женщину?

– Подаришь даме сердца.

– У меня нет дамы сердца.

– Тьфу ты! На тебя не угодишь! – Сангвин швырнул вторую туфельку вслед за башмачками. Флавио вжал голову в плечи, услышав звон разбитого стекла, а принц как ни в чем не бывало сказал: – Ничего страшного, в прошлый раз хватило и одной штуки.

– В прошлый раз?

– Не бери в голову, ты эту девушку все равно не знаешь. Но что же мне с тобой делать, а? О, кажется, придумал. Вот, возьми – не ошибешься!

Парень с сомнением посмотрел на грязную островерхую шляпу, занявшую почетное место посреди стола.

– Эээ…

– Да что ж ты такой трудный?! – в сердцах воскликнул Сангвин и нахлобучил шляпу на голову Флавио. Та немедленно сползла ему до самого носа, и в тот самый момент, когда он пытался ее приподнять, прошамкала:

– Слизерин!

Флавио мгновенно сорвал с себя говорящий колпак и отшвырнул в сторону.

– Чего? Это шапка сказала?! – ошалело посмотрел он на Сангвина.

– Какое хамство! – возмутилась шляпа. – Да вы, молодой человек, вообще почти полный сквиб, знаете ли! И, к тому же, староваты будете для школы! Но я великодушно дала вам шанс, а вы – бросаться!

– А совсем без подарка никак? – спросил имперец, отходя подальше от изрыгающего проклятия головного убора.

– Никак, – отрезал принц даэдра.

– Ладно, а эта что сделает? Откусит мне голову? – со вздохом спросил Флавио, указывая на зеленую шапочку, украшенную пером ястреба.

– Эта? Нет, – махнул рукой Сангвин. – Я выменял ее у одного забавного парня, вроде тебя, на лук, бьющий без промаха. Сам не знаю, что на меня нашло, но она самая обычная.

– Обычная? Не зачарованная? Не говорящая?

– Не-а.

– А в чем подвох?

– Ты что, не понял? Подвох в том, что она до невозможности УНЫЛА!

– Беру! – обрадованно воскликнул имперец.

– Ты серьезно?

– Серьезней не бывает!

– Ты скучный, – разочарованно произнес Сангвин. – Ладно, хватай и убирайся отсюда. Ты расстроил меня.

Как только Флавио взял со стола шапочку, дремора хлопнул в ладоши, и фонари погасли, погрузив поляну в непроглядную темноту.

Глава 4

– Воды! – просипел Флавио, с трудом открыв глаза.

Никто не ответил, но, повернув гудящую голову, он увидел на прикроватной тумбочке заботливо припасенное кем-то зелье исцеления болезней. Влив в себя содержимое заветной бутылочки, парень с облегчением вздохнул и смог сесть и осмотреться. Он ожидал увидеть что угодно, но окружающая обстановка была весьма прозаичной: он находился в комнате рифтенской таверны, снимаемой вот уже больше недели.

– Мне что, приснилось? – спросил Флавио сам у себя и почесал саднящее ухо.

Пальцы наткнулись на несколько колец в мочке и хряще, которых еще вчера точно не было. На секунду замерев, он сунул руку за пазуху и достал оттуда помятую шапку с ястребиным пером.

– О, так ты все-таки живой! – поприветствовал его Румарин, когда Флавио спустился вниз.

– Да уж, незабываемая ночка… – пробормотал он, усаживаясь за стол и жадно отпивая из румариновой кружки с чаем. – А что вообще вчера было?

– Ты пил на спор с этим бретоном, потом вырубился, и мы с Карджо оттащили тебя наверх. На этом все.

– Не может быть! Я же был в Маркарте, и на Глотке Мира, и в…

– Тебе все еще плохо? – альтмер прижал ладонь ко лбу имперца, и тот раздраженно отмахнулся.

– Если я всю ночь спал в комнате, откуда тогда взялось это? – Флавио отвел выбившуюся из косички прядь волос, открывая ухо.

– Эээм, не знаю, – задумчиво протянул эльф и осторожно потрогал сережки. – Ну вообще-то мы с Карджо не весь вечер были здесь, может, ты и просыпался ненадолго. Кстати, должен сказать, тебе идет.

– Спасибо, – буркнул парень, выходя на улицу.

Он сидел на скамейке возле рынка, аккуратно разглаживая на коленке шапку, и прокручивал в голове события минувшей ночи. Было ли все это на самом деле? Кто ж теперь разберет?! Вдруг в рыночной толчее мелькнуло знакомое лицо. Сэм Гевен! Флавио рванулся было вперед, но бретон подмигнул ему и мгновенно затерялся в толпе. А может, растворился в воздухе? Флавио усмехнулся и, наконец-то, примерил свой подарок.


Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.




    Сообщество Империал > Библиотека > The Elder Scrolls > AAR'ы The Elder Scrolls > Жил-был мальчик. Сам виноват. Часть 4 Обратная Связь
      Стиль:
        04 Дек 2016, 15:23
    © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики