Сообщество Империал: Офицеры. Специальное издание" 2007 год. Часть 2 - AAR'ы по Стратегиям - Стратегические Игры - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Информация об авторе

  • Автор: Иван Васильевич Грозный

Информация по статье

  • Добавлено: 17 Окт 2015, 22:53
  • Обновлено: 23 Окт 2015, 01:48
  • Просмотры: 277

Дополнительно

Репутация: 1
Офицеры. Специальное издание" 2007 год. Часть 2

Описание: ААР. Офицеры. Специальное издание
Офицеры. Специальное издание" 2007 год. Часть 2

Бои в ночное время суток, как известно, задача сложная. Механика игры так же позволяет ощутить эту истину. Во-первых, видимость ограничена. Сказывается это в том, что игроку труднее ориентироваться на затемнённом фоне. Во-вторых, дальность обнаружения противника юнитами резко сокращается. Разведчики приближаются едва ли не на 200 – 300 м., прежде чем могут обнаружить цели. Скрины получаются довольно невнятными. Это немаловажное обстоятельство для обзора. Одно дело сидеть за монитором и вращать камеру, совсем другое – смотреть на застывшее изображение. Бывает, что даже в светлое время суток нелегко выбрать нужный ракурс, чтобы более точно передать происходящее. Ночью это вдвойне трудно.
Краткосрочные планы до окончания темноты были поставлены. В Коллевиле было спокойно. Где-то юго-западнее грохотали звуки боя. Десантники и три Шермана громили в лесном массиве прорвавшуюся немецкую роту. Изначально передовой взвод парашютистов обнаружил меньшее количество противника, после чего без потерь и стрельбы отошёл в новое укрытие. Но по мере втягивания в бой, обнаружилось именно то количество немцев, которое было уничтожено. Из десантников, принимавших участие в этом столкновении, было убито три бойца. К тому времени, когда стрельба на этом участке стихла, с командного пункта на Малом Пляже доложили о прибытии туда посланной генералом Брэдли разведгруппы. Едва командир разведчиков отчитался о прибытие в подчинение командиру 16-й пехотной дивизии, как всю группу направили через Коллевиль на ферму, которую в планах высшего командования нужно было использовать в качестве базы для разведывательно-диверсионного рейда. Нашему командованию предстояло самостоятельно избрать маршрут рейда и его цели. Исходя из того, что на предстоящий день имелись планы захвата вражеского аэродрома, разведгруппа должна была произвести для начала захват трансформаторной подстанции, обеспечивавшей аэродром электроэнергией. Это позволяло сорвать плановые полёты немецкой авиации ещё до прорыва основных американских подразделений. Далее разведгруппе нужно было произвести рекогносцировку в восточном направлении, где находился ещё один безымянный город. Начальник штаба опять разразился проклятиями в адрес картографов. После Коллевиля шоссе проходило на восток через ферму, а затем через полкилометра сворачивало к югу, как раз к этому городу. А дальше разведчики могли действовать по обстановке. Разведгруппа прибыла в район ферму к полуночи, после чего ей поставили задачу и приказали выдвинуться на исходную – просёлочную дорогу, которая уходила с фермы на юг в обход леса. Именно с этой стороны несколько часов назад в направлении Коллевиля продвигалась немецкая пехотная рота, судьбу которой я уже описал. В 1.56 группа выступила.
Установление контроля над шоссе на участке от Коллевиля до Виервиля было приоритетной целью нашего командования. Речь шла не о полномасштабном наступлении, а о решении тактических задач по разгрому мелких немецких групп, которые могли нарушить сообщение по шоссе. Задача №1: склады немцев близ городка к западу от Коллевиля. Накануне американцы огреблись там по полной. Первое серьёзное препятствие. Хотя нужно понимать, что силы той группы, которой поставили эту задачу днём, было явно недостаточно для успешного её решения. Командование учло урок и сосредоточило к вечеру на восточной окраине городка ударную бронегруппу. Уже в темное началось развёртывание в боевой порядок. Впереди продвигался БТР Грейхаунд разведки, чуть позади линия из трёх Шерманов. А за ними позиции заняли гаубицы и ЗСУ для их прикрытия. На всякий случай на левый фланг к югу был отправлен Виллис для наблюдения за развилкой дорог, по которой днём на Коллевиль наступали немецкие танки. Как выяснилось, мера предосторожности оказалась не лишней. Едва разведчики выехали на развилку, по ним был открыт пулемётный огонь. Виллис загнали на холм, откуда лучше просматривались окрестности. Вскоре в поле зрения разведчиков оказался немецкий мотоцикл. Он то и стрелял. С Виллиса ответили и затормозили фрицев.


Сначала немцы за нашими.


Теперь наши за немцами.


И даже двумя.

Но следом за первым БМВ на развилку выкатился второй. Всё говорило о том, что перед американцами был не просто патруль, а авангард наступавшего подразделения. С Виллиса смогли подавить и второй мотоцикл, однако немцы стреляли из темноты по холму, где стоял автомобиль разведчиков, уже из пушек. Следом показались бронемашины противника. Следовало перехватить их. Для этого из бронегруппы был брошен к развилке крайний левый Шерман. Но он слишком медленно ехал по вспаханному полю: разведчики погибли, а немецкие бронемашины на полном ходу проскочили американский танк, обстреливая его. Шерман пытался поразить головную бронемашину неприятеля, чтобы создать затор, но танкисты были недостаточно опытные. К тому же сказывалась маневренность противника и темнота. Большую часть вражеских машин из триплексов Шермана даже не увидели. Чтобы не быть расстрелянным, командир танка начал сдавать задним ходом обратно, получая по лобовой броне выстрелы из 20-мм немецких пушек. Стало ясно, что фрицы будут продвигаться к Коллевилю. Туда срочно сообщили об инциденте. Танки, что находились при парашютистах у леса, были переброшены на южную окраину города и встретили немцев во всеоружии. Ни один из пяти Sd.Kfz.222 не прорвался. После завершения этого боя бронегруппа возобновила прерванную атаку на склады.


Грейхаунд прорывается к складам.

Пехоту противника быстро подавили к 1.44. На складах обнаружили запасы горючего и боеприпасов. Задача №2: немецкая диверсионная группа в лесу к востоку от Виервиля. Ещё днём несколько лёгких танков Стюарт с батареей пушек вели бой к югу от Виервиля. Затем они попали под обстрел немцев с шоссе. Из четырёх танков к тому времени на ходу оставались только два. Один взорвался, ещё один стоял в поле с повреждённой ходовой частью. Когда началось внезапное нападение противника с тыла, экипажу этого танка приказали зарыться в землю. Немцы вели обстрел пушки, находившейся ближе всего к шоссе. Её тоже стали окапывать. Прибытие разведчиков прояснило ситуацию. По шоссе двигались два немецких бронеавтомобиля. Танкисты уничтожили оба Sd.Kfz.222, но расчёт пушки был потерян. Теперь танкистам и разведчикам надлежало выдвинуться по шоссе в направлении леса, где укрывались немецкие диверсанты. Их сил могло оказаться недостаточным для зачистки, поэтому за неимением других сил под рукой, командование вызвало на выручку воздушный десант. К прибытию парашютистов разведчики уже обнаружили неприятеля. Ближе к полуночи произошло десантирование с транспортных самолётов.


Парашюты над деревьями.

Скоротечный бой при поддержке со стороны шоссе огнём Стюартов и пулемёта на Виллисе закончился уничтожением вражеской группы в 0.30. В общем, шоссе в результате описанных боёв оказалось под полным контролем американцев.
Пока разворачивались эти события, основные силы союзников прибыли с Большого Пляжа в Виервиль.


Англичане.

Где-то на западных окраинах города слышалась стрельба: отдельные немецкие солдаты блуждали по полям, завязывая перестрелки с американцами из гарнизона. От вышестоящего командования поступил приказ обеспечить прикрытие колонн грузовиков, которые должны были перевезти со склада в районе Большого Пляжа в Виервиль боеприпасы, провизию и топливо для английской группировки.


Просьба английского командования.

Учитывая, что дорога с пляжа в город проходила по местности незащищённой, требовалось выделить сюда какие-нибудь силы прикрытия. Пока командование пребывало в раздумьях, доложили о прорыве к Виервилю немецкой пехотной роты. Ещё на подступах фашисты уничтожили тот самый окопавшийся Стюарт с перебитыми гусеницами (чинить то некому, «знакомого механика нет»). Главной силой противодействия решено было считать танкистов двух других танков, которым приказали вместе с разведчиками срочно возвращаться от леса. Виллис выявил немецкую пехоту, а танкисты накрыли её огнём. Правда, один Стюарт был подбит из Панцерфауста, а второй поврежден и загорелся. Но это задержало противника. А тем временем батарея гаубиц начала вести по нему стрельбу. К перекрёстку, где шёл бой, продвинулись так же английские танкисты.


Карта на начало 9.06.

Был уже четвёртый час ночи, когда разведгруппа, переданная верховным командованием в распоряжение 16-й пехотной дивизии, начала свой рейд. По просёлочной дороге она достигла трансформаторной подстанции на восточной окраине немецкого аэродрома, завязав здесь бой с вражеской охраной: до роты пехоты и три бронемашины. У разведчиков было два БТР Грейхаунд и три Виллиса. Силы явно не в пользу американцев. Передовой Виллис, который прощупывал местность, пока основные силы разведчиков были заняты перестрелкой, наткнулся у перекрёстка на мотоцикл противника. Как оказалось, это был авангард моторизированной роты Вермахта, которая продвигалась в направлении фермы и Коллевиля.


Патрули.

Мотоциклисты немного постреляли в разведчиков и попытались скрыться, но были уничтожены. Вскоре показались грузовики с солдатами, которые беспрепятственно проследовали своей дорогой, пользуясь тем, что разведгруппа была отвлечена на бой с охраной трансформатора.


Немцы у трансформатора.

Один из Грейхаундов попытался преградить грузовикам Опель дорогу, он действовал крайне неудачно, развернулся к бронемашинам немцев у подстанции бортом и получил мгновенное попадание.
Нужно сказать, что немецкое командование было настроено на этот день весьма решительно. Оно попыталось сорвать все замыслы союзников о развитии дальнейшего наступления. Ночь, видимо, прошла у противника в подготовке контрударов, а на утро он начал действовать. В то время, когда разведгруппа занялась трансформаторной подстанцией и мимо неё прошмыгнула вражеская мотопехота, ещё одна рота 2-й моторизированной дивизии германцев проследовала прямо по шоссе с востока к ферме близ Коллевиля, занятой американскими парашютистами. Поскольку десантники оказались без танкового прикрытия, переброшенного в город, они смогли отремонтировать своими силами ЗСУ М16 и Виллис, стоявшие на полдороге от Коллевиля до фермы после памятного столкновения с немцами у леса. Так что теперь у них была возможность защищаться более эффективно. И это они продемонстрировали.
В 4.45 колонна грузовиков Опель в сопровождении двух Sd.Kfz.222 показалась у фермы. ЗСУ открыл по ним огонь. Немцы пытались проскочить между фермой, где в строениях устроили засаду два взвода десантников, и ЗСУ. Хотя для противника это окончилось плачевно, выстрелы из зенитной установки били и по своим.


Десантники на ферме уничтожили последний грузовик.

К лесу прорвался только один грузовик. Там он высадил взвод немецких солдат, но их перестреляли из ЗСУ и из засады в кустах парашютисты. Несколько позже на южной опушке леса показались прорвавшиеся мимо разведгруппы грузовики. Из них высадилась целая рота мотопехоты. Десантники несли большие потери, сражаясь с ней. Экипаж ЗСУ проявил чудеса выдержки, прикрывая десантников, и был подбит. Но и противник понёс существенные потери. Последние человек десять были остановлены на северной опушке леса двумя десантниками и Виллисом.
Одновременно с прорывом на левом фланге англо-американской группировки мотопехоты немцев по центру они пустили на Коллевиль танки. Они двигались немного севернее складов, захваченных в ночном бою бронегруппой. Передовые мотоциклы были разбиты взрывами от снарядов, посланных на перекрёсток гаубичной батареей. За ними шли пять Pz. IV G. На перехват уже катились Шерманы, но они не успели. Только одну фашистскую бронированную тварь уничтожили опять же артиллеристы. Враг рвался к Коллевилю по привычному маршруту. Его готовы были там встретить четыре Шермана от генерала Брэдли. Сначала перед ними показались три немецких танка.



Дистанция ведения огня была довольно близкая, поэтому противник засёк Шерманы. Начался встречный бой, в котором американские танкисты одержали уверенную победу, подбив все четыре «четвёрки» и потеряв один свой танк.
Несколько слов о механике игры. Каждая боевая единица (танк, орудие, пехотное подразделение и пр.) имеют заданные характеристики меткости стрельбы, навыка обнаружения противника, навыка маскировки, водительских умений (у техники) или навык ремонта (у пехоты). Успешное поражение целей, маневрирование или затаивание во время боя, перемещение по бездорожью увеличивает показатели. На примере одного из танков «группы генерала Брэдли» это хорошо видно. На момент получения таких показателей эти танки (а у каждого они немого разняться) эти танки побывали уже в шести боестолкновениях по моим подсчётам. Поэтому их смело можно назвать опытными бойцами.


Здесь видно повышение показателей.

Далее, помимо указанных прорывов немецких войск, доставивших американцам немало хлопот и потерь, танки наступали так же на правом фланге союзников в направлении Виервиля. Время то же самое. Их случайно засекли на дальних подступах к городу разведчики из виервильского гарнизона, когда тушили загоревшийся двигатель Стюарта (из тех, что ночью отражали атаку немецкой пехоты примерно в этом же квадрате). Лёгкий танк успел отойти на безопасное расстояние, будучи засечён немецкими танкистами. Разведчики тоже отошли в город. На перехват противника выдвинулось подразделение английской армии. Его ещё ночью передали в подчинение американцам (наверное, как благодарность за возможность провести свой конвой с побережья в Виервиль, и который нам приказано было охранять). В его состав входили три танка «Черчилль» и три «Комет». Машины, хотя и медлительные, но изрядно бронированные. Наши Шерманы имели куда как более скромные показатели лобовой брони (напоминаю, что у меня есть вопросы к показателям бронирования в игре). Они то и перестреляли вражеские Pz. IV. Кажется, их было пять штук.


Британская атака.

В самый разгар этого боя от вышестоящего командования была получена задача по перехвату немецких подкреплений.
С побережья уже пошли первые грузовики с ресурсами в Виервиль. Нужно было ожидать нападений немцев на них. Единственным реальным направлением, откуда они могли действовать было западное. Там ещё имелись группы противника. Весь фланг виервильской группировки был с той стороны под ударом. Гарнизон города, включая сконцентрированную здесь английскую армию, фрицам пробить было не под силу, а вот дорога местами не имела заслонов.


Английская транспортная колонна.

Именно сюда с побережья был направлен противотанковая рота. Приказ требовал принятия каких-то срочных мер. Был разработан план: задействовать разведгруппу, которая в 8.29 захватила трансформаторную подстанцию аэродрома, чтобы, обойдя сам аэродром, выйти на шоссе, ведущее вглубь Нормандии от Коллевиля. Захват трансформатора предполагал, что радиосвязь на командном пункте аэродрома будет нарушена, а значит, гитлеровцы не смогут какое-то время производить вылеты своей авиации с него. Вообще-то, из данных наблюдений и разговоров в штабе генерала Брэдли командование 16-й пехотной дивизии догадывалось, что этот аэродром был не единственным, откуда в район боёв прилетали Мессершмитты. Но в небе тогда находилось всего два асса Люфтваффе. Поэтому можно было применить самолёт разведчик, который должно было прикрыть тремя истребителями Киттехаук Р-40. К сожалению, в планирование вкралась грубейшая недооценка немецкой ПВО.
Именно захват радарной станции и противовоздушной батареи немцев, расположенных немного западнее аэродрома, ставилось в задачу бронегруппе, развёрнутой у складов, а так же пехотному батальону, прибывшему ночью из Коллевиля.


На карте подсвечены радары.

К 8 часам утра они уже приблизились в боевых порядках к вражеским объектам. Пехота взяла на себя радары и батарею ПВО, а танкисты под прикрытием гаубиц – штаб немецких зенитчиков. В небе показались Киттехауки. Гитлеровцы открыли по ним заградительный зенитный огонь. Это не помешало американским пилотам сбить один из Мессршмиттов.


Воздушный бой.

Плохо было то, что рухнул он ровно на наступавший американский взвод. На войне, как на войне – à la guerre comme à la guerre – наши солдаты уже выучились кое-каким французским фразам!


Сбитый Мессер.

А ошибка командования заключалась в том, что указание своей авиации квадратов для прибытия совпали с объектами противовоздушной защиты немцев. Так что всё звено Киттехауков было сбито с земли без всякого участия хвалённых немецких ассов, это раз. И самолёт воздушной разведки рухнул где-то в районе аэродрома, это два.


Радарная станция. На заднем плане немецкие зенитчики лупят по Р-40.

Ему же отводилась в поиске прибывающих немецких подкреплений главная роль. В довершение ко всему обслуга аэродрома слишком быстро наладила радиопереговоры (думается, у них автономные дизельные генераторы были, мать их) и снова начали взлетать вражеские истребители и бомбардировщики.
Захват радаров прошёл относительно гладко. Разведчики вовремя выявили немецкие зенитные установки и танки. На помощь пехоте из Коллевиля отправили три Шермана «группы генерала Брэдли». Ими уничтожались зенитки немцев, а затем и танки. Непосредственный контакт американской пехоты с боевым охранением немцев радарной станции имел место только на холме.


Бой на высоте.

Но у бронегруппы не заладилось. Их отделял от охранения штаба ПВО бугор. Попав на него, танкисты оказались слишком близко от позиций немецких пехотинцев, достававших до танков из своих Панцерфаустов. Хотя американцы быстро расставили замолчать зенитку, бой закончился подбитием трёх Шерманов бронегруппы и их разведывательного БТР Грейхаунд. Не помогла даже стрельба по штабу ПВО батареи гаубиц. К фрицам подходили свежие подкрепления. Пришлось выкатить на бугор ЗСУ М16, а так же задействовать Шерманы «группы генерала Брэдли», чтобы полностью подвить противника. Если радарную станцию взять удалось в 14.30, то штаб ПВО оказался зачищен только в 16.18. Одна радость – у штаба были захвачены три немецких самоходных орудия Хуммель.
Вернусь к разведгруппе, которая пробиралась мимо аэродрома к шоссе на юг. По пути они были замечены немцами. Их преследовали танки и пехота неприятеля, что позволило разведчикам выявить силы охранения, о чём они тут же доложили по рации.


Эти силы были выявлены разведкой.

Виллис немцы подстрелили. К шоссе выкатил оставшийся последним Грейхаунд. Разведчики действовали в зоне, подконтрольной немцам, в их тылу. Игровая механика предусматривает автоматическое снабжение подразделений боеприпасами, топливом и продовольствием только в зоне, контролируемой своей армией. Если юниты попадают во вражескую зону, то они постепенно расходуют запасы, но пополнить их не могут. Так было и с разведчиками. Экипаж Виллиса на момент своей гибели полностью расстрелял боекомплект пулемёта у трансформатора. Боекомплект БТР сократился до трети. Изучив карту, разведчики приняли решение встать в засаду таким образом, чтобы держать под наблюдением и шоссе, и параллельную ему грунтовую дорогу, ведущую как раз к радарам. Им повезло. Засекли колонну немецких грузовиков с пехотой и даже без прикрытия. Доложили, естественно, и сами же её уничтожили метким огнём.
Приказ высшего командования по охране британского конвоя оказался очень обдуманным. Враг сделал всё, чтобы перехватить и уничтожить машины конвоя. Весь день они атаковали дорогу. Пехотные подразделения, бронемашины, элитные штурмовые группы. Атака за атакой. Все были отбиты, несмотря на потери, американцами и англичанами.


Карта зоны боевых действий на 17 часов.

Последнее на сегодня. Решил найти настоящую карту района высадки на пляже Омаха. Выяснилось, Что разработчики игры немного не верно транскрибировали французские названия. Виервиль оказался Вьервилем, Коллевиль – Кольвилем. Первый безымянный город между ними – очевидно Сен-Лораном, а второй, куда должна была по изначальному замыслу после захвата трансформатора завернуть разведгруппа, носит, очевидно, название Этреам.



Как и разведгруппа, которая оказалась на вражеской территории в отрыве от основных сил и перестала получать снабжение, батальон, штурмовавший радарную станцию, остался без припасов. Солдаты стали голодать, потратив свои пайки. Из Коллевиля срочно отправили полевую кухню (роль которой играл подвижный госпиталь на базе автомобиля Додж) с задачей хоть как-то поддержать пехоту.
Основной целью командование считало теперь аэродром. Для его захвата уже не было свободных пехотных подразделений. Захваченные точки необходимо было оборонять. Это показал эпизод с прорывом на территорию радарной станции трёх мотоциклов разведки противника.


Пушку привезли на позиции разведчиков. За радаром видны уничтоженные немецкие мотоциклы.

Командирам взводов было приказано выделить людей для формирования расчётов зенитных орудий. Так что теперь господству немецкой авиации в небе был брошен серьезный вызов. Мессеры стали летать подальше отсюда.
Помимо радаров требовалась защита Коллевиля, который являлся главной базой снабжения американских войск. Отсюда даже пришлось отправлять конвои с продовольствием на Малый Пляж, где его запасы истощились. А ведь именно на пляже всё ещё располагался командный пункт 16-й пехотной дивизии. Наиболее уязвимым местом Коллевиля была трасса на восток. Её держали под контролем десантники на ферме. Но их осталось всего семь-восемь человек и Виллис с пулемётом. Поэтому сюда необходимо было перебросить хоть какие-то подкрепления. Наскребли с бора по сосенке: взвод морпехов с пляжа, две трофейные пушки из Коллевиля, отремонтированный БТР Грейхаунд. К полуночи удалось сосредоточить эти силы близ фермы. И вовремя. Немцы предприняли очередную волну наступления по всему фронту. Моторизированная пехота прибывала теми же дорогами, что и раньше. Грузовики удалось отсечь и уничтожить, а вот бронеавтомобили прорвались до самих улиц Коллевиля. Ещё раз город атаковали танки противника. Такая же Катрина наблюдалась и к югу от Виервиля.


Близ Виервиля. За секунду до гибели.

Всего за ночь было две волны германских атак на Коллевиль и Виервиль. И это не считая непрекращающихся попыток фрицев перерезать дорогу между Виервилем и Большим Пляжем, по которой продолжали двигаться грузовики и танки концентрирующейся английской армии. Конечно, давно было известно, что англичане до крайности медлительны на войне. Теперь это проверялось на практике. Минуло 9 июня, а их приготовления ещё были в разгаре.
Овладение аэродромом позволяло наладить нормальное снабжение всех частей к югу от Коллевиля и получить свежие подкрепления для продолжения наступления вглубь Нормандии. Единственным выходом командование видело десантирование прямо на головы фашистов парашютного десанта. Поддержку должны были оказать Шерманы из «группы генерала Брэдли», гаубичная батарея и захваченные самоходки Хуммель.
10.06. Для овладения господством в воздухе было вызвано звено Р-40. Немецких самолётов в тот момент в воздухе было четыре. Американских истребителей ожидалось три. Но им отводился квадрат вблизи от вражеского аэродрома и захваченной днём батареи ПВО, что уравнивало шансы. Следом за истребителями прикрытия вызвали транспортные самолёты с десантом. План провалился уже в дебюте. Всё дело было в том, что выдвинутые ближе к аэродрому силы поддержки в виде бронетехники и артиллерии были обнаружены противником раньше времени. Завязался бой. Шерманы «группы генерала Брэдли» попытались отвлечь внимание немцев от оказавшихся под огнём машин артиллеристов. Оказалось, что разведка накануне неверно оценила силы охранения противника на аэродроме. Вместо двух средних танков оказалось больше. Два американские танкисты увидели сразу. И один из них уничтожили быстро. Но откуда-то из темноты по ним были с разных направлений. К тому же танкисты были без пехоты, не «ощущали» местности. А немецкие солдаты, напротив, владели инициативой и указывали своим панцерам верное целеуказание. Итог боя был трагическим. Все выделенные для поддержки десантников силы были уничтожены.


Враги окружают обездвиженный Шерман.

И что горше всего, опытные танкисты «группы Брэдли». Какое-то количество гитлеровской пехоты и два танка так же упокоились на поле боя.
Второй фатальной ошибкой, но не разведгруппы, которой такой задачи во время рейда по вражеским тылам не ставилось, а скорее командования, которое не учло наличие на аэродроме у немцев ещё одной батареи ПВО, было назначение пункта выброски десанта. Как итог: из пяти транспортников Дуглас четыре были сбиты. Только один успешно десантировал парашютистов. Но все они погибли в неравном бою при приземлении. Ещё пока шла перестрелка у аэродрома между уцелевшими Шерманами и фрицами, командование наскребло последние подвижные резервы в Коллевиле (два танка и несколько орудий), которые были посланы на выручку. Им даже выделили Виллис для проведения разведки. Но передовые машины с пушками попали под огонь противника. Меж тем охранение аэродрома получило подкрепление. Выяснилось это уже утром, когда рассвело. Явно это были силы, посланные немецким командованием по объездным дорогам, поскольку последний Грейхаунд разведгруппы, окопавшийся меж двух основных дорог в тылу фашистов, полностью контролировал проезд по ним. Так разведчики из своей засады уничтожили, кажется, пять бронемашин Sd.Kfz.222, направлявшихся в разное время на север, пока у них не закончился боекомплект.
Утром командование 16-й пехотной дивизии затребовало повторить десантную операцию. Только теперь высадку наметили на некий холмик вблизи взлётно-посадочной полосы подальше от ПВО аэродрома. Тем же порядком первыми прибыли истребители Киттихаук, а за ними транспортники. За это время вплотную к аэродрому американцы подтянули артиллерию и два танка. Десант высадился без происшествий и сходу атаковал аэродром.


Высадка.


Атака.


Пушка поддержит.

Бой был жарким. Вот тут то и обнаружили прибывшие ранее к немцам подкрепления – свежую роту пехоты. Закончилось дело тем, что и наступавшие, и обороняющиеся потеряли огромное количество людей и тяжёлую технику. Аэродром так и не был взят. Точнее там оставались ещё немецкие зенитчики.
В 9.42 пришло долгожданное сообщение от англичан. Они закончили концентрацию своих основных сил в Виервиле и готовы к наступлению. Высшее командование, недовольное провалами руководства 16-й пехотной дивизии, распорядилось действовать отныне в наступлении англичан вторым номером. Это значило, что освобождённые союзниками от немцев французские города и посёлки нужно было занимать и удерживать нашими частями.


Переход основных сил союзников в наступление.

В общем можно сказать, что план по захвату 9.06 немецкого аэродрома был провален. Наступление американцев в их зоне ответственности немцам удалось остановить.

Выяснилось, что не всё так плохо, как казалось командованию утром. Во-первых, к двенадцати дня англичане начали наступление на юг в своём секторе ответственности. Во-вторых, остались ещё силы, с помощью которых можно было всё же захватить аэродром немцев. Во всех предыдущих боях за него не успели принять участие трофейные самоходные орудия Хуммель. Они так долго добирались до места, что опоздали. Отпоенные и подкормленные медиками разведчики с радарной станции были отправлены в качестве корректировщиков для этих мощных орудий. Они выявили на аэродроме остатки двух вражеских взводов пехоты и две уцелевшие зенитные пушки. Цели были поражены с лёгкостью. Аэродром, наконец, достался американцам всего за час. Было это в 13.31 пополудни.
К этому времени английская армада победно продвигалась вперёд, выбив гитлеровцев по пути из ремонтных мастерских, которые находились на полпути между Виервилем и Лувье.


Британцы в наступлении.

Уже в 15.18 союзники заявили о взятии Лувье. От американского командования союзникам передали взвод разведчиков, но те сильно опаздывали за главными силами, хотя иногда оказывались полезны в других делах.


Американские разведчики тушат загоревшийся танк.

В подчинении американского командования находился английская танковая рота, которой была поставлена задача зачистить окружающие Виервиль и Лувье посёлки от фашистов. Англичане действовали очень осмотрительно. Подвижная разведка выявляла позиции немцев, а танкисты методично уничтожали цели, не неся потерь.


Бой в посёлке.


Черчилль получил попадание в лоб.

В итоге за четыре часа они очистили два населённых пункта к западу от Виервиля, уничтожив две пехотные роты противника, четыре бронемашины и четыре танка Pz. IV H. В 18.00 им была поставлена новая задача: захватить мельницу, рядом с которой находился артиллерийский склад германской армии. Поскольку мельница стояла на крутом холме, разведке не удавалось очень долго выявить огневые точки. Пришлось уже в сумерках с близкого расстояния пытаться объехать холм. Разведчиков засекли и уничтожили. Тогда танки рванули вверх по холму прямо на немцев. Охранение складов было уничтожено. Англичане снова не потеряли ни одного танка. Сказывалось отличное бронирование Черчиллей и Кометов. На часах командира роты было 23.24.
Основные английские силы уже под вечер переправились через речку, на другом берегу которой у неприятеля было несколько хорошо укреплённых оборонительных точек в многочисленных населённых пунктах. Поскольку англичане пренебрегли разведкой, им не помогло даже превосходство в силах. Попав под перекрёстный огонь, они понесли тяжёлые потери в технике и людях и вынуждены были остановить дальнейшее продвижение на этом направлении.
Захват значительных ресурсов в Лувье и на аэродроме дали союзным армиям возможность снабжать свои войска на гораздо большем удалении, чем было ранее. Теперь даже Грейхаунд разведгруппы, обозревавший окрестности из своей засады далеко впереди своих войск получил горючее и боеприпасы, не говоря уже об оголодавшем батальоне пехоты на радарной станции. Командование сразу же снарядило усиленную роту для охраны аэродрома, прислало для её усиления батарею полевых пушек, подтянула гаубичную батарею. Солдат и орудия разместили так, чтобы они держали под контролем две дороги, проходившие по обеим сторонам от взлётно-посадочной полосы в сторону Коллевиля, поскольку враг мог прорываться туда по ним. Немцы, действительно, всё ещё надеялись захватить Коллевиль, отрезав тем самым группировку, собранную на аэродроме. Но первые их попытки прорваться к городу были осуществлены по шоссе мимо фермы, которую удерживали десантники и морпехи. Три Sd.Kfz.222 и два грузовика с пехотой, не останавливаясь, пытались миновать заслон. Автомашины американские солдаты сожгли вместе с немецкой пехотой, а вот бронемашины добивали уже из орудий вблизи Коллевиля. Почти в то же время танки противника пытались ворваться в Лувье. Но сюда вовремя направили батальон американской пехоты, который вместе с зенитчиками ЗСУ подбили четыре Pz. IV.


Карта на 18.00.

На аэродром продолжали прибывать свежие войска. Сначала это были четыре танка М2 А2 – те же Шерманы, но с лучшим бронированием. Чтобы им не стоять на месте без дела, командование бросило их в сопровождении подвижной разведки на расположенный поблизости от аэродрома немецкий госпиталь. Он оказался надёжно защищён, но всё же в 22.28 взят. К этому моменту с разных точек заметили приближение вала немецкого наступления. По просёлку восточнее аэродрома на Коллевиль двигалась колонна моторизированной пехоты. Мимо разведчиков на Грейхаунде проследовало четыре танка по шоссе (западнее аэродрома) туда же. Затем у реки обнаружилась немецкая бронетехника, шедшая на Лувье. Наконец, американские танкисты у госпиталя нос к носу столклись с пятью вражескими танками «Королевский Тигр». Судьба колонны грузовиков на просёлке была решена быстро. Танки, мчавшиеся по шоссе и обстрелянные Грейхаундовм, свернули с него и оказалась на радарной станции, где их уничтожили. Наиболее драматичным был бой с Тиграми близ госпиталя. Шерманы сражались без шансов на успех. Избежать боя они уже не могли. Поэтому остались на месте, попытавшись выбить как можно больше тяжёлых танков противника. Сначала они все вместе уничтожили наиболее дальний Тигр, двигавшийся в сторону аэродрома бортом к американским танкистам, затем подожги ещё два танка уже с ближней дистанции.


Уже есть потери.



Но большего от них ждать было невозможно.
К этому времени трофейные самоходки Хуммель были передислоцированы снова к радарной станции, чтобы выполнить приказ высшего командования по захвату радиопередатчика, который позволил союзникам воспользоваться ударами дальнобойной артиллерии. Как обычно, передвигались эти машины долго (дорога была небезопасна из-за группы фрицев, засевшей в лесопосадках, так что переброска осуществлялась полями) и прибыли на место только к полуночи. Ночь же – не лучшее время для атак.
Ну, что же, пятый день проведения операции «Оверлорд» оказался куда приятнее, чем предполагалось. Американские и английские войска продвинулись от побережья уже до 10 – 12 км. Были захвачены ключевые города (ну, скорее это не города в нашем понимании, а коммуны с населением в несколько сотен жителей), которые обеспечивали благодаря находившимся на них ресурсам (боеприпасам, топливу и продовольствию) гораздо большее количество сил для успешного продолжения наступления вглубь Нормандии.


Карта на конец дня 10.06.

Да, забыл отметить, что около 20.30 англичане возобновили наступление второй волной. Только на сей раз они взяли направление несколько западнее, не пересекая реку.

11.06. Американцы по замыслу верховного командования были лишены инициативы, которую передали британцам. Вторая волна их наступления, состоявшая из двух самостоятельных отрядов пехоты и танков, не торопясь двигалась вперёд (новой задачей для них ставился захват посёлка, где находился штаб немецкой 4-й танковой дивизии).


Штаб танковой дивизии немцев подсвечен.

Но командование 16-й дивизии понимало, что высиживать в такой ситуации не имеет смысла. Англичане уже напоролись на серьёзный немецкий барьер прямо за речкой, понеся тяжёлые потери. Следовало поддержать их огнём, а так же по-возможности ликвидировать вражеские опорные пункты по флангам продвигавшихся союзников. Для этого на новый день были даны распоряжения по взятию нескольких важных точек.
Сплошной линии фронта в зоне боевых действий не наблюдалось. Поэтому в штабе 16-й дивизии разработали два плана возможных действий. Первый предполагал нанесение вспомогательного удара в обход немецких опорных пунктов у реки. Второй требовал методичного взятия каждого их них по мере продвижения англичан. Принять решение, остановившись на каком-то одном, не получилось. Пришлось положиться на развитее ситуации и действовать по обстановке.
Дабы обезопасить от внезапных атак немцев Лувье и Коллевиль на маршрутах наиболее вероятного появления неприятеля солдаты заложили противотанковые мины.


Закладка пехотой мин.

В Лувье прибыла танковая рота англичан, состоявших в прямом подчинении американского командования. Некоторые танки были повреждены, хотя и не потеряли ход, и требовали ремонта. Инженерных подразделений давно уже не было, а нужда в них росла по мере продолжения боевых действий. Бронетехника и артиллерия нуждались в тех. обслуживании. В общем, за неимением ремонтников эту работу вновь пришлось доверить солдатам. Из гарнизона Лувье были выделены два взвода. Присутствовавший на месте штабной офицер 16-й дивизии был свидетелем того, как пехотинцы взялись за работу. Они нехотя выходили из домов буржуа, недовольные тем, что их оторвали ото сна. Командир взвода молвил: «Это не наша забота, но мы сделаем дело». Делали дело с 4 утра до 11. Обычно на ремонт танка у инженеров уходило час, от силы два. Отремонтированные машины убыли на задание, а солдатам подвели для ТО ещё две. Не стесняясь штабного офицеры пехота материлась и ругалась. Потом им всё же пришлось взяться за дело, но делали они его спустя рукава. Так и пришлось отправить недообслуженные машины в бой.
В 3.08 разведчики засекли позиции противника у виноградника, где располагался немецкий радиопередатчик, который предполагалось взять. Самоходки Хуммель открыли огонь.


Немецкие позиции под обстрелом.

Они действовали не торопясь и не жалея боеприпасов. Так что канонада продолжалась несколько часов к ряду. За это время с аэродрома выдвинулась бронегруппа в составе 5 Шерманов (из них два «Файерфлая», модернизированных англичанами) с разведкой. Они уничтожили засевших в лесопосадке фрицев и сосредоточились позади всё ещё стрелявших во врага Хуммелей.


Хуммель стреляет.

Когда обстрел прекратился, группа разведчиков взобралась на холм, где была усадьба владельца виноградников, чтобы удостовериться, что немцы были выбиты оттуда, но внезапно прямо на них выкатился Pz. IV H.



Разведчики успели разбежаться с его дороги. Немцы не сразу увидели американских ребят, а потом ошалели от такой наглости. Развернув башню, немецкий танк стал неприцельное стрелять из курсового пулемёта в направлении угрозы. А реальная угроза исходила скорее не от разведчиков, вооружённых только противопехотными гранатами, а от самоходок Хуммель, которые быстро поразили противника. Было это уже ближе к 10 утра. В это время англичане уже вторично прорвались к посёлку, где был штаб танковой дивизии Вермаха. Первая атака их была остановлена. Самоходки Хуммель были выдвинуты к речке и стали оказывать союзникам огневую поддержку. Бронегруппа же пыталась развернуться поблизости, чтобы начать атаку на соседний виноградник, близ которого у немцев был второй госпиталь. Вероятнее всего раненых они успели вывезти, а вот оборудование осталось. И командование требовало его захватить. Но танкисты не усердствовали. Их разведка на виллисе выбрала несколько точек для обзора, но не могла обнаружить немцев. Только подъехав довольно близко, обнаружилась пехота и танки противника прямо за виноградными шпалерами. Тогда уже американские танкисты завязали бой. Вскоре к ним подключились освободившиеся Хуммели. Немцы отвечали. Смогли побить один Шерман и повредить другой, но иных пакостей совершить не успели. К 15.00 германский госпиталь достался нам.


Переброска резервов от генерала Брэдли и перераспределение ресурсов между базами.

Англичане всё так же атаковали немецкие опорные пункты в лоб. Им удалось захватить штаб немецкой танковой дивизии, несмотря на посылаемые ему на выручку свежие силы гитлеровцев. Это склонило чашу весов в споре о выборе тактики действий американцев в пользу второго варианта. То есть командование пришло к выводу о целесообразности продержки союзников в штурме опорных пунктов за рекой. Для этого из Лувье выдвинули к речке батальон пехоты, усилив его ротой английских танков ( к тому времени часть из них всё ещё ремонтировали с матами где-то на окраине городка). Целью был избран садовый посёлок. Батальон разделился на две группы, которые в разных местах форсировали реку. Танки проследовали за ними и… утонули.


Утонули.

Кстати, теперь стало понятно, почему не вся бронетехника союзников переправлялась на южный берег – они попросту глохли в речке. Наступление пришлось временно свернуть. Оставшиеся танки роты направили обратно в Лувье, где имелась переправа, по которой боевые машины спокойно переехали водную преграду.


Так нужно преодолевать водную преграду.

В это время над немецкими позициями уже начал кружиться разведывательный самолёт американских ВВС, который доложил об увиденном. Оказалось, что за рекой сосредоточена очень большая часть той самой 4-й танковой дивизии Вермахта. Хотя она осталась без штаба, но действовала эффективно. Английские танки вынуждены были принять с ней бой и потерпели поражение, несмотря на броню и уничтожение нескольких Pz. IV H. Да, сказалось то, что их не до конца отремонтировали. Без танковой поддержки пехотный батальон американцев, уже переправившийся на южный берег, наступать не мог. Поэтому пехоте приказали залечь в кустах у реки до поступления особого распоряжения. К сожалению, американцы были обнаружены противником и одна из групп втянулась в бой, который имел печальные последствия. Пока ещё они бились, в тыл противника в 16.00 был сброшен десант. На удивление немцы проявили маневренность. Обычно их отряды в опорных пунктах оставались пассивными наблюдателями. Здесь же танки и пехота врага успевала быстро перемещаться на угрожаемые участки, купируя попытки союзников атаковать их с разных направлений. Десантники оказались в окружении.



Последнее, что услышали от них по рации было: «Shit…».
Как раз в это время с юга на Лувье проследовали немецкие танки. Их некому было остановить. Английская вторая волна наступления изрядно истрепалась и потеряла мощь. Отдельные отряды продвинулись далеко на юг. Следом из Виервиля уже шла третья волна. Так что немцы лихо ворвались в Лувье. Иное поле было выставлено как нельзя кстати.


Немецкий танк на минном поле.

Проезжая по нему головной танк получил значительные повреждения, а замыкающий и вовсе подорвался.
Трудности, с которыми сталкивались действия союзников по преодолению немецкой оборонительной полосы из нескольких опорных пунктов, заставило командование обратиться к реализации первого плана: обходу их с тыла. Бронегруппа Шерманов и Хуммели переправились через реку по другому мосту, найденному ими около немецкого госпиталя.


Обстановка на 18.17.

Противник не оставлял попыток пробиться к Коллевилю. Возле фермы его больше не видели, но по дороге к востоку от аэродрома в течение дня трижды громили колонны фашистов. Куда делись «Королевские Тигры» оставалось пока неизвестно.

12.06. До наступления темноты бронегруппа Шерманов и Хуммелей успела засечь пехоту противника и уничтожила её. Но дальнейшее продолжение боя отложили во избежание лишних потерь. Теперь настало время для перегруппировки под покровом ночи.


А по ночам фары должны гореть!

Были поставлены задачи по передислокации орудий (трофейные Pak 40) на более выгодные позиции в Коллевиле. Осуществлена переброска реактивного миномёта Ниберверфер оттуда же к речке для оказания огневой поддержки наступавших английских частей, которые с маниакальной непреклонностью гнали свою бронетехнику прямо в воду, лишались её, естественно, вместо того, чтобы организованно двигаться по дорогам, как это делали немцы. Чего-то тут в скрипте разработчики недодумали. За ночь британская пехота снова вышла к позициям немцев далеко на юге, но была перебита, несмотря на массовый героизм. Затем в 1.57 командованию сообщили, что посланная генералом Брэдли колонна прибыла в распоряжение 16-й дивизии в район Малого Пляжа. Это была какая-то механизированная часть, поскольку пехоту перевозили в грузовиках, а с ними шло усиление в виде артиллерии и подвижный госпиталь.



Наметили ей разместиться на аэродроме. Потерявшиеся «Королевские Тигры» не давали покоя. А ну, как они вылезут где-нибудь в самом неподходящем месте. Чрезвычайно опасно было упускать их из вида. И так за сутки они могли оказаться где угодно. С аэродрома выслали разыскивать их разведчиков, которые добрались того места, где их видели в последний раз. И Тигры не заставили себя долго жать. Три машины спускались с ближайшей горы. Они медленно ползли в предрассветной дымке, испуская дымы из дизельных двигателей и оглашая местность рёвом и скрежетом гусениц. Да только это были не те Тигры. Разведчики наткнулись на обычные машины серии Pz.VI.


Тигр, да не тот.

То есть тех, кого искали – не нашли, но выявили других. Было это в 2.15. Разведка постаралась избежать обнаружения, и Виллис укатил с пути бронированных махин.
Зачем нужно было захватывать отдельные опорные пункты врага, когда легче и надёжней мог стать захват сразу стратегических точек? Механика игры предполагает вознаграждение за такие действия. Выбил немцев с какой-нибудь фермы – получи дополнительно провиант или топливо, а то и войсковое подкрепление. В условиях, когда ощущается нехватка свободных подразделений, это оказывается весьма кстати, если, конечно не нести непомерных потерь при захвате. Чтобы не нести потерь, нужно тратить время на разведку и огневое воздействие с большой дистанции. Вот почему плодотворным день 11.06 не назовёшь: потратили его американцы в основном на попытки пробить тем или другим способом мощную немецкую оборону за рекой. Однако с другой стороны были выявлены силы противника в этом районе, произведена разведка боем, так сказать, скорректирована тактика возможных действий на будущее.
Исходя ровно из таких же воображений, а так же из некоторых других, о которых я потом упомяну, было принято решение осуществить захват некого посёлка к юго-востоку от аэродрома.


Задача по продвижению.

Для осуществления операции выделялась рота пехоты с разведкой и три лёгких танка Стюарт. К трём часам ночи они скрытно для противника переместились ближе к своей цели. Внезапно они наткнулись на пять немецкую пехоту, довольно многочисленную. Завязался бой. Американцы уступали неприятелю в количестве солдат, но превосходили его огневой мощью. Всё-таки три танка решительно меняли всё.



Пулемётным огнём и пушками танкисты значительно ослабили фрицев, а своей пехоте оставили добить их. Всё было закончено уже в 3.49 при минимальных потерях. Далее началось осторожное приближение к посёлку, предположительно занятому немцами, и выстраивание в боевой порядок. Американцы не торопились, командование было отвлечено боями на другом участке и не торопило парней здесь. Важность этого посёлка заключалась не только в том, что с его взятием от генерала Брэдли ожидалось предоставление самоходных орудий М7 Прист, но и в его важном стратегическом размещении. Он располагался на шоссе, которое вело от Коллевиля сначала на восток, а затем на юг. С его взятием можно было контролировать шоссе и не только не допускать переброски по нему немецких войск в район Коллевиля, но и наоборот самим пользоваться им для перемещения свежих подразделений для дальнейшего наступления. В общем, так бы американцы и стояли в ожидании приказа без дела, но в 5.56 от них поступило срочное сообщение о замеченном поблизости враге. Выяснилось, что прямо им в тыл вышли те самые Тигры, которые были засечены разведкой немного ранее. И было немецких тяжёлых танков не три, как сначала посчитали разведчики, а пять. Завязался упорный бой. О его результатах будет доложено.
Чем же командование занималось ранним утром? Вполне ожидаемо готовило удар по опорным пунктам гитлеровцев за рекой. Ударная группа Шерманов и Хуммелей, отдохнув ночью у какой-то фермы, продолжила бои. Как оказалось, на ферме, где ночевали бойцы группы, вели бой высадившиеся десантники, мир их праху, а так же размещался замаскированный склад провизии. Как только позволили обстоятельства, провиант был вывезен в Лувье на грузовиках. Группа же продвигалась далее. Но лёгкой прогулка не получилась. Перестрелка с выявленными в соседнем опорном пункте танками противника закончилась со счётом 1:4 (по количеству потерянных боевых машин) в пользу американцев. Со стороны Лувье сюда уже спешила пехотная рота американцев. Но принять участия в бою она не успела. В 6.43 танкисты отрапортовались о захвате склада боеприпасов.
В это самое время англичане четвёртой, кажется волны наступления, я уже сбился со счёта, честно говоря, атаковали немцев далеко на юге.


В седьмом часу утра.

Нужно отметить, что за истекшую ночь немцы также проявляли активность на традиционных направлениях. На шоссе в направлении Коллевиля мимо фермы с десантниками и морпехами попытались прорваться грузовики и бронемашины, которые попали на минное поле. Танки проследовали мимо Грейхаунда разведчиков в засаде в сторону радарной станции. По дороге их потрепали артиллеристы. В итоге на радарной станции их просто добили. Что характерно, атаки противника стали гораздо реже беспокоить, чем в прошлую ночь, и участвовавших в них единиц техники было меньше, чем привыкли видеть. В случае на ферме оказалось только два грузовика и один Sd.Kfz.222, а танков вообще только два было. Какой-то бронеавтомобиль подбили ещё на дороге к востоку от аэродрома. Все данные говорят о том, что противник начал выдыхаться.

Читать 3-ю часть ААРа
Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.




    Сообщество Империал > Библиотека > Стратегические Игры > AAR'ы по Стратегиям > Офицеры. Специальное издание" 2007 год. Часть 2 Обратная Связь
      Стиль:
        09 Дек 2016, 16:39
    © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики