Сообщество Империал: С Вером у Бога, за Краља и Отаџбину. Глава 15 - AAR'ы Medieval 2: Total War - Medieval 2: Total War - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше
Сообщество Империал > Библиотека > Medieval 2: Total War > AAR'ы Medieval 2: Total War > С Вером у Бога, за Краља и Отаџбину. Глава 15 Регистрация

Информация об авторе

  • Автор: ANDRIANNICK

Информация по статье

  • Добавлено: 30 Окт 2015, 14:06
  • Просмотры: 239

Дополнительно

Репутация: 1
С Вером у Бога, за Краља и Отаџбину. Глава 15

Описание: Совместный AAR за Сербское Королевство по моду Ferrum Aeternum
Глава 15
     Божья кара, наказывая на людей за их злобу, обрушилась на землю. Погода сделалась настолько худой, что тяжело стало найти время как для посева, так и для уборки хлеба. Удары судьбы пали на грешных людей, не делая никакого различия, так что они постоянно испытывали голод и покрылись бледностью. В год 1244 от Рождества Христова землю начал опустошать голод, а вслед за ним и чума, и роду человеческому опять начало угрожать скорое искоренение.
     Тем временем, с востока от купца Йеверичича начали приходить первые письма с рассказами о том, что его путешествие в Египет увенчалось полным успехом. Пусть и не без труда, но ему удалось благополучно наладить торговлю с местными кочевниками, всю жизнь занимающимися разведением верблюдов. Вскоре первые партии этих необычных животных на грузовых кораблях начали прибывать в сербские порты. Никогда не виданных «горбатых лошадей» охотно покупали купцы из лежащих севернее стран – Германии, Литвы, Норвегии. За короткий срок Степан Йеверичич не только покрыл все свои расходы на рискованную поездку в Африку, но и в несколько раз увеличил свое состояние.
     Счастливый пример удачливого соотечественника благотворно повлиял на многих его собратьев по гильдии купцов. Наслушавшись рассказов о тех барышах, которые можно получить в Египте и о том, что при желании с местными бедуинами всегда можно договориться, многие сербские купцы тоже решили попытать счастья за морем. Тем более что Йеверичич уверял, что там и помимо верблюдов найдется, чем с выгодой поторговать, например изделиями из золота, слоновой костью и даже чернокожими невольниками - у восточных правителей был большой спрос на этот товар, из которого они так любили создавать отряды своих личных телохранителей и стражей гарема. Самая оживленная торговля притягивала в богатые местные города торговцев и драгоценности со всего мира. Так что, очень скоро еще несколько человек, соблазнившись высокими прибылями и новыми возможностями, отправились на восток.

     В руках поляков по-прежнему продолжал оставаться город Галич, который теперь был отрезан от остальных польских земель владениями венгров. Все необходимые сведения о силах поляков в этом городе вовремя достал соглядатай короля Марио Вуйошевич, проникший в город под видом бродячего артиста.

     Как ему удалось разузнать, горожане по-прежнему полностью поддерживали польского короля, который и сам в то время находился в городе. Воинов же в городе было немного. Давали знать о себе как значительные потери, понесенные поляками во многих битвах, так и то, что присутствие самого короля удерживало горожан от неповиновения.
     Необходимо сказать, что даже несмотря на то, как по рыцарски поступил Дарко Коларевич со своим пленником, король Рышард крайне тяжело пережил свое пребывание в плену. Кичливая польская шляхта неодобрительно отнеслась к позору своего короля, якобы покрывшего себя после плена несмываемым позором. Сам король, для которого не осталось тайной то, что говорят о нем его подданные, не нашел ничего иного, как начать топить свою горечь в вине. Облегчения ему это не принесло, зато вскоре подданные наградили его прозвищем Пропойца, как некогда и короля Сербии Стефана II.
     В то же время на границе королевства с Венецией на время воцарился мир. Венецианцы, оценив щедрость короля Луки, сравнительно за небольшие деньги уступившего им богатый город Бреслау, наконец-то пошли на заключение мира. На некоторое время на западной оконечности Сербии наступило спокойствие. Торговые караваны вновь начали беспрепятственно проходить из одной страны в другую.
     Тем не менее, король Лука не питал особых иллюзий на долговечность мира. Уж очень хорошо была известна ему вероломность венецианцев, таких мягких и покорных тогда, когда они оказывались в безысходном положении, и таких заносчивых и неуступчивых, когда сила была на их стороне! Вот и сейчас, даже несмотря на заключенный мир, венецианцы уделяли набору новых отрядов не меньше времени, чем развитию торговли. Консильери Рамбальдо, недавно сменивший на этом посту казненного Марино Морозини, устроил большие маневры, муштруя и обучая свою армию, и, по всей видимости, готовя ее к походу.
     Лежащий на востоке город Эстергом надежно прикрывался от возможного польского нападения крепостью, в которой постоянно находился большой гарнизон. Некогда выстроенная Вуканом Неманичем, одним из величайших полководцев Сербии, она уже не раз останавливала под своими стенами армии венгров и поляков. Вот и зимой 1244 года, когда поляки в очередной раз попытались прорваться к Эстергому, они наткнулись на ожесточенное сопротивление ее гарнизонного отряда. Державший в ней оборону воевода Давор, сохраняя мужество, отбил все приступы. Возглавлявший поляков шляхтич Амадей, несмотря на большой перевес в силах, не смог быстро захватить форт, и был вынужден начать осаду.

     Войско Борислава Иванича, зимовавшее неподалеку, своевременно получило вести об очередном нападении поляков и поспешило на выручку. В его состав были включены лучшие воины Сербии, гордость ее народа, участники, и что особенно важно – победители во многих сражениях. Грозную силу представляла собой сербская тяжелая конница, составленная из личных дружин Борислава, Йована Марцеты, Драгослава и Мирослава.

     Именно ей и было суждено решить исход грядущего сражения. Атакованные одновременно с обоих флангов, польские отряды не смогли противостоять бешеному напору всадников. Смело пошла в бой и сербская пехота, разя врага длинными мечами и боевыми топорами. В конце концов, поляки не устояли и стали разбегаться в стороны. Богатые города внутренней Сербии были в очередной раз спасены от разгрома и разорения.

     С возобновлением войны с Польшей король Лука отдал приказ полководцу Даркецу Урошевичу начать поход на Галич. Он вел дальновидную политику - рассматривая возможность подчинения этого города, король Лука впоследствии намеревался передать его своему союзнику, Венгерскому королевству. Будучи ловким дипломатом, Лука надеялся в его лице получить надежного союзника в предстоящей борьбе с турками. Время для нападения было выбрано удачно – лазутчики сообщали, что король Рышард с большей частью воинов уже покинул город и отправился на север в Вильнюс, чтобы принять там присягу и дань с недавно покоренных литовских племен.
     В пути к Галичу Урошевичу сопутствовали отряды воевод Здравко и Радослава. Сначала на подступах к городу соединенные силы сербов без особого труда разбили большое, но все равно уступающее им по численности войско поляков под предводительством самого наследника польского престола, королевича Армандека.

     Поляки потеряли в бою около тысячи бойцов, три четверти своего состава. Сам Армандек, раненый, смог уйти живым, но более чем ста из его воинов повезло меньше. Несмотря на то, что за них был запрошен достаточно скромный выкуп – всего 220 перперов – поляки ответили отказом. Едва избежав гибели на поле брани, Армандек бежал обратно в город и захлопнул за собой ворота. Спасшись от смерти в бою, он попал в капкан, из которого не было выхода.

     В том, что появления турок оставалось ждать недолго, сомнений практически не было. Сербские купцы и многочисленные лазутчики, собиравшие сведения, раз за разом сообщали новости о развитии войны турок и греков. Последним донесением, отправленным королю агентом Юре Миловановичем, весь королевский был воистину ошеломлен – весной 1245 года, после долгой осады Константинополь все-таки пал.

     Он достаточно успешно сдерживал нападения многотысячного турецкого войска, но полностью истощив свои силы, был вынужден покориться. Как только турецкий султан вступил в город, он был переименован победителями и теперь начал называться Стамбулом.

     Через несколько месяцев в Вараде отметили совершеннолетие Ясмина, сына Твртко Брежанчича. С детства Ясмин не отличался красотой; напротив, он был скорее отталкивающей внешности и, к тому же, в отличие от своего отца, не отличался смелостью. Твртко был весьма разочарован тем, что у него, прославленного воителя, вырос такой сын.

     Все же он не терял надежды, что если отправить Ясмина для обучения военному делу к одному из видных сербских полководцев, то со временем сын тоже станет настоящим мужчиной.
     Оставшись без своей столицы, византийцы бросились за помощью к своему верному союзнику – сербам. Понимая, что сил у Византии уже практически не осталось, греческие посольства одно за одним зачастили в Рас и Белград, привозя туда золото, драгоценности, дорогие ткани, и расточая пышные речи. Целью этого, безусловно, было только одно – заручиться поддержкой сербского короля на тот случай, если турки не удовольствуются захватом Константинополя, и продолжат завоевание Византии до полного ее уничтожения. Византийцев, цветущие земли которых подвергались беспощадному разорению, покинуло всякое спокойствие.
     В то же лето, под звуки боевых труб, войска Урошевича и Здравко достигли Галича и приступили к его осаде. В городе находился достаточно большой гарнизон – поляки успели вовремя подбросить туда несколько сот воинов. Кроме того, в нескольких милях от города находились силы пана Кристиана, которые тоже могли оказать неплохую поддержку своим осажденным соотечественникам.
     Осенью 1245 года Раса донеслись очередные грозные новости о нависшей грозной опасности с Востока – конные полчища монголов расправились с государством шаха Хорезма и двинулись дальше. В то же время народ с глубоким прискорбием узнал о новом несчастье, пришедшем из Загреба, где последние два года проживал Растко Благородный. По возвращению из последнего похода он почувствовал, настолько устал. Полвека практически беспрерывных войн не могли пройти бесследно. Вскоре здоровье Растко, которому было уже далеко за семьдесят лет, резко ухудшилось. Вскоре последний из сыновей короля Стефана Великого скончался. Узнав о его кончине, народ по всей стране стенал и проливал слезы. Растко ушел из жизни со славой мудрого правителя и искусного полководца.

     Закончив строительство осадных сооружений, зимой 1245 года армия Урошевича пошла на штурм Галича. Одновременно воевода Здравко собирался напасть на город с другой стороны, но прежде был сам атакован примерно таким же по численности неожиданно подошедшим подкреплением поляков во главе со шляхтичем Кристианом.
     Войско Кристиана недолго сопротивлялось отлично обученным воинам Здравко и, дрогнув, побежало к городским воротам. Заметив спасающихся бегством, наследник трона Польши Армандек приказал их пропустить, но вслед за отступающими в Галич ворвались и воины Здравко. К тому времени в городе уже вовсю раздавался сербский победный клич – воины Урошевича, преодолев с помощью лестниц стены и завладев другими воротами, уже пробились в город с другой стороны. Оставив позади свою пехоту, сербская конница во главе с самим Даркецем Урошевичем ринулась к городской площади. Бои шли на каждой улице, за каждый дом.      Обе стороны несли большие потери. Поляки оказывали упрямое сопротивление, но сербов было больше, и победа, пусть и медленно, но все же начинала склоняться на их сторону.
     В это время произошло событие, которое чуть не перевернуло все с ног на голову. Сначала по рядам бойцов разлетелась весть о тяжелом ранении отважно сражающегося в первом ряду воеводы Здравко. Его воины вынесли своего командира с поля битвы, но рана оказалась смертельной, и вскоре он умер. Поляки, воодушевившись, еще злее начали нападать на сербов. Тут у воеводы Урошевича не выдержали нервы – проявив странное малодушие, он бросил свои отряды и пустился бежать прочь. К счастью, это постыдное поведение Урошевича не смогло изменить общую картину сражения. Среди его воинов нашлись бывалые бойцы, которые быстро подхватили командование, и, несмотря на то, что крови пролилось еще немало, город был взят. Победителей в павшем городе ожидала богатая добыча – в купеческих амбарах и караван-сараях оказалось много различных товаров.

     В последние годы взаимоотношения с Венгрией у короля Луки значительно улучшились, во многом, из-за того, что сербы передали Венгрии города Краков и Житомир, а также оказывали им военную помощь в битвах с поляками. Чтобы еще больше укрепить дружбу между народами, Галич, как и было решено ранее, тоже был передан Венгрии. Для этого посланник Стаменко Байич в Люблине провел с венгерским королем Карлом переговоры, на которых стороны пришли к взаимовыгодному решению – Галич вошел в состав Венгерского королевства, а сербы получили 35 тысяч золотых перперов, а еще 15 тысяч Венгрия должна была выплатить частями в течение нескольких лет.
     Дождавшись, когда в Галич войдет венгерское войско, командир Даркец со своим поредевшим войском покинул его.

     Главная цель его похода была выполнена – вражеское войско было рассеяно, наследник престола Польши погиб, захвачена была большая добыча, окупившая все расходы на подготовку армии. Еще будучи в городе, он получил приказ короля Луки о переводе его армии в Болгарию. Перед лицом надвигающейся опасности со стороны турок необходимо было укреплять Тырново, Адрианополь, Софию, в которых в то время почти не оставалось защитников. А о том, что турок стоит опасаться всерьез, в личной беседе сербскому королю поведал и посол Киликийской Армении, недавно посетивший столицу Сербии. Уж кто, а армяне могли много чего порассказать о турках, особенно об их многочисленности, воинственности и жестокости – ведь это именно они, турки, к этому времени практически истребили армянский народ в Малой Азии и завладели их землями.
     Разговор с армянским посланником настолько лишил покоя короля Луку, что он захотел вновь вступить в переговоры с турками и постараться узнать их дальнейшие намерения. Для этого в Стамбул был отправлен посланник Стефан из Даравицы. Однако в сам Стамбул его не пропустили. Стефану позволили встретиться только с амиром Бахадиром, одним из приближенных султана. Стефан засвидетельствовал свое почтение султану и от имени короля Луки выразил надежду на то, что обе страны и дальше будут жить в мире. Турок был не слишком радушен, и откровенного разговора не получилось. Стефан из Даравицы был вынужден вернуться обратно, практически ничего и не узнав. Единственной пользой от его поездки было то, что он увидел своими собственными глазами – вокруг Стамбула усиленно собирались турецкие войска. По всей видимости, турки опять собирались в очередной завоевательный поход, но в какую сторону их султан направит свой победоносный меч, пока оставалось загадкой.
     Возможно, пока турки и не вынашивали планов напасть на Сербию. Тем не менее, соблазнять их практически пустыми городами Болгарии тоже было незачем. Необходимо было строить новые укрепления и пополнять гарнизоны городов, делая их более боеспособными перед возможным вторжением.
     Потерю Галича поляки не могли оставить без ответа. Ставший взамен погибшего Армандека новым наследником польского трона королевич Тройден, присоединив к себе и силы пана Павола, уже летом 1246 года выдвинулся к Галичу. Венгры же, еще не успевшие должным образом укрепить город, теперь подвергались большой опасности потерять его. Через пару месяцев, к осени, у города начались первые сражения между Тройденом и венграми. Пока венграм сопутствовал успех, и им удавалось сдерживать натиск польских войск.
     Как известно, у правителя Вены Йована Марцеты была дочь Елена. Она была весьма привлекательна и при этом отличалась умом, так что недостатка в ухажерах у нее не было Родители Елены, Йован и его жена Наталия, настолько любили свою дочь, что ни в чем не отказывали ей и потакали всем ее желаниям. Со дня своего рождения единственная дочь семейства Марцета купалась в поистине королевской роскоши, в результате чего девушка выросла избалованной и капризной, и при этом не отличалась кротостью и покладистым характером. Тем временем, слава об ее красоте давно распространилась по всей стране до того, что музыканты и сказители уже посвящали ей свои произведения.



     Когда же Елене пришло время выходить замуж, родители столкнулись с новой проблемой – знатные рыцари и землевладельцы раз за разом являлись к Йовану просить руки красавицы Елены. Но теперь дочь никак не могла выбрать себе жениха по сердцу, так изъяны и недостатки она находила у каждого.

     Тот был уже слишком старым, другой, получивший несколько шрамов в сражениях - недостаточно привлекательным, третий был недостаточно богат и, по мнению Елены, не мог обеспечить ей достойную жизнь. Четвертый был простаком и рохлей, которого непременно должны были обманывать собственные слуги, а про пятого говорили, что он недостаточно предан королю и вообще в любой момент может переметнуться к германцам. Этого еще только не хватало – выйти замуж за изменника!

     Разочарованные отказом невесты, то сконфуженные, а то и просто кипя от злости от выставления на всеобщее посмешище, один за другим отвергнутые женихи, от которых на войне без оглядки бежали враги, покидали Вену и зарекались еще хоть раз повстречаться с Еленой. И с каждым днем это все больше доставляло головной боли ее отцу Йовану Марцете, которому потом приходилось подолгу приносить извинения обиженным женихам за язвительность, сумасбродное поведение и строптивость дочери. С годами Йован и его жена уже всерьез начинали опасаться, что их дочь так никогда и не найдет себе подходящей пары.

     Весной 1247 года красавица Елена наконец-то порадовала своего стареющего отца, уже и не чаявшего понянчить внуков – выбрала себе суженого. С самого детства дружили маленькая прелестница и нескладный неуклюжий мальчишка Антон из семьи старинного рыцарского рода Станимиричей. Когда дети подросли, сердце юного Станимирича было уже полностью отдано Елене, а капризная девчонка, избалованная вниманием поклонников, не воспринимала как мужчину своего товарища по детским играм. Тем более, что на фоне блистательных и учтивых кавалеров Антон, с его стеснительностью и талантом краснеть по малейшему поводу, постоянно проигрывал.
     Дети росли. Елена стала блистать при дворе, а Антон выбрал воинскую стезю, отправившись еще безусым подростком в действующую армию Борислава Иванича. Прошла пара лет, и однажды на костюмированном балу, организованным в Вене самим Йованом Марцетой, расцветшую, как весенний цветок, Елену, пригласил на танец кавалер в маске и костюме простого охотника. Новые веяния моды европейских дворов дошли и до Сербии. Все чаще в сербских замках звучали популярные менестрели и устраивались балы.
     Весь вечер таинственный кавалер ухаживал за своей дамой, а когда пришла пора снять маски, Елена к своему изумлению обнаружила рядом с собой своего верного друга Антона Станимирича. Его было бы нелегко узнать и без маски: из стеснительного неуклюжего подростка Антон превратился в статного воина, веселого и галантного. Ветреное сердце красавицы не выдержало напора настоящего рыцаря, и вскоре было объявлено о помолвке.
     А в апреле 1247 года сыграли пышную свадьбу. Гуляла вся Вена.



     В мае с Востока вновь пришли тревожащие известия: монгольская орда вторглась в Газневидский султанат. Кочевники продвигались слишком быстро.



     Спустя пару недель Мирослав Неманич, стоявший с войском на польско-сербской границе, получил срочное послание от своих разведчиков, прятавшихся в лесах южнее Кракова, заставившее его перейти границу. Возвращавшийся с торжеств из Вены венгерский король Карл в сопровождении всего нескольких сотен воинов, шел прямо в руки польского воеводы Владислава. Судя по донесениям разведчикам, находившихся в польском войске под видом наемников, поляки готовились напасть на королевскую особу, а потом обвинить во всем сербов, что могло привести не только к разрыву союза, но и вовлечь Сербию и Венгрию в новую войну. Этого никак нельзя было допустить. Войско сербов отправилось на помощь.
     Спустя несколько часов пути армия Мирослава наконец подошла к точке встречи польской и венгерской армий. Венгры спешно готовились к обороне, ожидая нападения приближавшихся поляков. Мирослав приказал готовиться к атаке. Услышав сигнал сербских труб, венгерские союзники воспряли духом, а поляки, уже предвкушавшие легкую победу, остановились и постарались побыстрее скрыться из виду. Не имея намерений немедленно устроить сражение, Мирослав приказал прикрыть левый фланг венгерской армии и отправил часть тяжелой пехоты в центр обороны венгров. Сам же отправился приветствовать короля Карла.
     Карл учтиво поблагодарил за своевременное появление сербского военачальника и предложил отужинать в королевском шатре, отмечая бескровную победу. Наутро венгры отправились дальше в Люблин, а Мирослав решил подзадержаться, не давая полякам догнать уходящих союзников.
     Между тем поляки, раздосадованные срывом многообещающей интриги, решили отыграться на сербах. Потому к вечеру того же дня войско Владислава пошло в атаку на армию Мирослава.


     Бой был тяжелым – поляки в этот раз собрали множество тяжелых рыцарей, а основу войска составили латники с пиками. В какой-то момент в бой были брошены не только лучники. Обслуга катапульты, оставив орудие, врубилась во фланг, теснящим сербов, польским мечникам. Как ни странно, но именно отчаянная и неожиданная атака горстки воинов предопределила исход сражения. Не ожидавшие такой прыти от легковооруженных сербов, поляки замешкались, что позволило опрокинуть самый упорный отряд польской пехоты. А когда сербский крик торжества раздался оттуда, где кипела схватка двух ближних дружин военачальников, поляки бросились врассыпную.


     Почти никому из польской армии не удалось уйти. Сами сербы в этом бою потеряли убитыми и ранеными ровно половину армии. Но выплаченный позднее выкуп в 2 500 перперов за трехсот пленных скрасил горечь потерь.

     В начале декабря армия Даркеца Урошевского снова отправилась в сторону Галича – польские войска продолжали осаждать этот, ныне венгерский, город. Но на полпути до города, вернувшийся передовой дозор сообщил, что венгры успешно отбили штурм и теперь преследовали остатки польской армии уже в местных лесах. Что ж, Венгрия набирала былую силу. Наличие сильного союзника на прежде враждебном севере давало возможность часть северных сербских гарнизонов перекинуть к Черному морю, поскольку укрепление турками Стамбула могло привести к дальнейшей экспансии, в том числи и в земли Сербии.
     В середине декабря 1247 года морем прибыла делегация армян. Они вручили верительные грамоты и попросили разрешения остаться при сербском дворе, дабы укреплять отношения между народами. Насколько было известно от купцов, ведущих дела с тамошними торговыми гильдиями, армяне были кочевым народом, который до сих пор не мог найти себе место, где можно было бы обосновать государство. Постоянные стычки с другими кочевыми племенами, а также регулярными войсками Турции и Омана настолько закалили армянских воинов, что с ними на Востоке стали считаться. Более того, этих опытных воинов с удовольствием часто нанимали, не скупясь, предлагая достойную плату. Это дало такой толчок развитию военного ремесла среди армянских мужей, что нынешняя армянская армия представляла весьма серьезную силу на Востоке.
     Эти соображения, а также то, что Армения находилась в состоянии войны с Сельджукским султанатом, и сподвигли короля Луку к заключению между Сербским королевством и Армянским царством военного и политического союза.



     Предварительные переговоры провели дипломаты двух государств: Стефан из Даравицы от Сербии и Абрахам Пахлавуни из Армении. Армяне сами искали достойного союзника поэтому договоренности были достигнуты достаточно быстро к всеобщему удовольствию.



     Теперь у Сербии появился союзник, который хоть и не находился в непосредственной близости от границ государства, но значение и роль этого союза в казавшейся неизбежной войне с Турцией могло стать решающим.
     Когда при диване Сельджукского султаната появились известия о заключении союза между Сербией и Арменией, султан по этому поводу выразил сильное недовольство. Отныне турки будут более пристрастнее относиться к делам с Сербским королевством, как заявил представителю Сербии посланец султана.
     При получении вестей о турецком недовольстве союзом. король Лука сказал фразу, позже весьма широко распространившуюся не только в Сербии, но и далеко за ее пределами: «Нет беды в том, что противник не доволен твоими действиями, гораздо больше опасности государству может принести то, когда он одобряет твои дела».
     Спустя почти год, в ноябре 1248 года перед Советом Двенадцати в Венеции выступил один из богатейших граждан, некий Реньеро Зено, который объявил, что сделает все, что вернуть Венецианской Республике главенствующее положение в Адриатике. Ряд членов Совета был готов поддержать Зено в притязаниях на место главы Республики в случае успешной кампании.



     Поскольку основным соперником Венеции Реньеро небезосновательно считал Сербское королевство, то первое что он сделал – настоял на заключении военного союза с Польшей, тем самым заручившись поддержкой самого ярового врага сербов.



     В декабре Даркец Урошевич, ведя свою армию обратно к Яссам из-под Галича, получил сведенья от передовых дозоров, что недалеко от дороги расположилась крупная банда разбойников. Так как в последние месяцы участились случаи грабежей не только путников, но даже неплохо вооруженных торговых караванов, Урошевич приказал окружить и уничтожить татей.
     Схватка оказалась скорее проверкой новобранцев в боевых условиях, нежели серьезным боем. Победа венгров над поляками под Галичем не дала возможности проявить себя молодым воинам. Теперь же навыки, полученные во время обучения, можно было проверить на разбойниках.




     Без труда уничтожив крупную шайку, Урошевич надолго очистил местность от разбойного люда. Все татей, которые не погибли в бою, были повешены на деревьях вдоль тракта. Большую часть из тридцати десятков погибших сербов составили новобранцы, но такое небольшое количество убитых в сражении указывало на достаточное качество подготовки ветеранами своей смены.
     Весной 1249 года по традиции, сложившейся в сербской королевской семье, сыграли весеннюю свадьбу. В этот раз обвенчались Трпимир Неманич и Иванка из Ресавы, дочь крупного землевладельца.


     На свадьбе одного из кровных родичей настоял сам король Лука, ибо необуздан в бою был Трпимир, а венецианский военачальник Реньеро Зено встал лагерем недалеко от границ двух государств. По опыту прошлых лет это могло сулить очередное итальянское вторжение. Значит, не за горами были жаркие сражения со старым врагом, где Трпимир как всегда будет стараться находиться в первых рядах своей армии. А Сербия нуждалась в толковых полководцах – герои прошлых сражений, уже сильно сдали, хотя и продолжали вести войска в бой. Так что король, почтив своим вниманием свадьбу Трпимира, полушутя-полусерьезно пожелал последнему, прежде чем идти в бой, заделать наследников для династии Неманичей.
     Однако, Зено не спешил атаковать, оставаясь в приграничном лагере. Это было просто объяснить – он надеялся на одновременный удар со стороны Польши, а той сейчас было не до интриг нового союзника. Польский город Торн взяли в осаду сербские союзники венгры. Теперь полякам куда важнее было сохранить собственное государство, нежели бросаться в безнадежную схватку с Сербским королевством.



     В мае Борислав Войславич со своей армией сел на корабли, готовясь отплыть на юг Италии – пришло время восстанавливать отношения с Сицилией. А что могло быть лучшим подарком, чем преподнесенный на блюдечке Палермо, не так давно потерянный Сицилийским королевством после длительной осады немцами?
     Но планы пришлось резко изменить – из Византии пришли известия о потере города Коринфа. Венеция нанесла удар в мягкое подбрюшье Восточной римской империи, и так ослабленной из-за постоянных стычек с турками и потери Константинополя. Теперь предстояло решить – куда направить свой удар опытным ветеранам Богдана Войславича.



Конец 15 главы.
Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.




    Сообщество Империал > Библиотека > Medieval 2: Total War > AAR'ы Medieval 2: Total War > С Вером у Бога, за Краља и Отаџбину. Глава 15 Обратная Связь
      Стиль:
        10 Дек 2016, 02:15
    © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики