Сообщество Империал: Романизированные и восточные сепаратисты в Total War: Attila - Total War: Attila - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше
Сообщество Империал > Библиотека > Total War: Attila > Романизированные и восточные сепаратисты в Total War: Attila Регистрация

Информация об авторе

  • Автор: Чиполлино

Информация по статье

  • Добавлено: 02 Янв 2016, 18:38
  • Просмотры: 1552

Дополнительно

Репутация: 7
Романизированные и восточные сепаратисты в Total War: Attila

Описание: Часть #1: характеристика и исторические прецеденты фракций Азия, Анатолия, Африка, Британия и Галлия
ФРАКЦИЯ АЗИЯ

Культура: римская
Субкультура: восточноримская
Фракционная группа: римская
Религия: римское язычество
Имперское наследие: жизнь в империи выглядит привлекательной, особенно для стороннего наблюдателя
Возможность нанимать войска в дружественных ордах, проходящих по землям Азии
Защита провинции: +2 против жреца
Защита провинции: +2 против соглядатая
Защита провинции: +2 против воителя

Историческим прецедентом данной фракции может служить готский мятеж в Малой Азии 309-401 годов1.

В 399 году фактическим правителем Восточно-Римской империи, при слабовольном императоре Аркадии, был придворный казначей евнух Евтропий. Он смог назначить на все важные посты в империи своих людей, – в том числе префектом претория стал близкий ему Аврелиан. Константинопольским патриархом он смог сделать блестящего оратора Иоанна Златоуста.

Однако главной проблемой для Евтропия были готы. Огромная часть империи фактически принадлежала Алариху, который считался командующим имперской армией. Константинополь «охраняла» другая готская армия - во главе с готом Гайной, который, в отличие от Алариха, родился и вырос в Константинополе. Помимо готов Алариха и Гайны, существовали многочисленные военные колонии на территории Малой Азии, куда готов активно выселял Феодосий. Всем готам приходилось платить гораздо больше, чем обычной римской армии, из-за чего невероятно взвинчивались налоги, и это вызывало обнищание и протестные настроения в народе. Только часть народа была настроена против готов, другая – против чиновников и аристократов.

Опасаясь народного гнева, Евтропий решил снизить сумму выплат готским военным колониям с помощью громкой пропагандистской кампании, проведённой Иоанном Златоустом. Златоуст потребовал сноса арианских храмов.

В результате готы восстали. Прежде всего, восстали остготские гарнизоны федератов во Фригии во главе с их начальником Трибигильдом (весна 399 года), питавшим личную вражду к Евтропию. Вначале силы Трибигильда были невелики, и правительство, не слишком беспокоясь, пыталось сговориться с главой мятежников путем даров и обещаний. Но Трибигильд «за недолгое время собрал столь значительную массу рабов и иных отверженных людей, что привел в крайнюю опасность всю Азию» (Zosim., V, 13. 4). Восстание быстро охватило огромную часть Малой Азии (Фригия). Остготы требовали увеличить жалованье. Не только готы, но и многие коренные жители стали стекаться к Трибигильду. Восставших воинов поддержали рабы-готы. Варвары усилились за счет беглых рабов и, разрушая все на своем пути, прошли по Вифинии, Галатии, и Писидии. Движение охватило также и Памфилию.

Два военачальника – Гайна и друг Евтропия Лев – были посланы на подавление восстания. Мятежники, пытаясь избежать столкновения с армией Льва, повернули в Писидию, а оттуда в Памфилию, где натолкнулись на неожиданный отпор.Местное население поднялось против Трибигильда. Один из таких отрядов возглавил много лет служивший в его армии Валентин из Сельге, собравший отряд из колонов и рабов. Он подстерёг армию Трибигильда во время её перехода через горное ущелье, и забросал её камнями. Бежавшие готы угодили в огромное болото и почти все утонули. Сам Трибигильд сумел уйти с небольшим отрядом.

Попадание войска Трибигильда в засаду у Сельги, где местные жители под руководством Валентина нанесли готам огромные потери, свидетельствует, что вожди варваров плохо учитывали социальную обстановку в регионах, подвергающихся нападению. Наконец, Зосим - автор «Новой истории», основного источника о мятеже, пишет, что Трибигильд не выполнил приказа Гайны идти к Геллеспонту, испугавшись находившихся там правительственных войск, и предпочел продолжать грабежи (Zosim., V, 14. 4). Между тем Трибигильд знал, что Гайна идет ему навстречу. Подозрение византийцев, что Гайна с самого начала мятежа действовал заодно с Трибигильдом, возникло лишь после того, как Гайна оказал соплеменнику помощь после разгрома под Сельгой и открыто соединился с ним. Это, на наш взгляд, дает основание предполагать, что между двумя главарями мятежников была плохо налажена координация действий, а взаимовыручка присутствовала только в наиболее критические моменты и совмещалась с элементарным неповиновением подчиненного начальнику.

Армия Трибигильда при этом опять пополнилась множеством готов из военных поселений, и стала совершать при официальной поддержке уже никем не пресекаемый грабёж территорий Малой Азии и Греции.

В это время епископ и оратор Синезий Киренский произнес в столице речь «О царстве», где коснулся засилья германцев.

Против готов объединилось почти всё население огромного Константинополя, включая императрицу Евдоксию. Под влиянием пламенных речей Иоанна Златоуста, в 400 году в имперской столице вспыхнуло восстание, и после нескольких дней боёв готы были выбиты оттуда. Всего в Константинополе погибло около 7000 готов (Zosim., V, 19. 2).

В 401 году восстание было окончательно подавлено отрядами наемников во главе с готом Фравиттой. После известия, что войска готов разделились, и Трибигильд подошел к Лампсаку, сведений о нем нет. Видимо, Трибигильд погиб во Фракии.

Однако, готская угроза империи не была полностью снята. Лишь после ухода сил Алариха на запад Константинополь смог «переварить» оставшихся германцев.



ФРАКЦИЯ АНАТОЛИЯ

Культура: восточная
Субкультура: пустынная
Фракционная группа: римская
Религия: восточное христианство
Имперское наследие: жизнь в империи выглядит привлекательной, особенно для стороннего наблюдателя
Возможность нанимать войска в дружественных ордах, проходящих по землям Анатолии
Защита провинции: +2 против жреца
Защита провинции: +2 против соглядатая
Защита провинции: +2 против воителя

ФРАКЦИЯ АФРИКА

Культура: римская
Субкультура: западноримская
Фракционная группа: восточная
Религия: римское язычество
Просвещение: знание - не сила, но фундамент для могущества
Санитария: +1 за каждую столицу провинции
Защита провинции: +2 против жреца
Защита провинции: +3 против соглядатая
Защита провинции: +1 против воителя

Историческим прецедентом данной фракции могут служить братья Фирм и Гильдон, поднимавшие восстание в римской Африке в конце IV века2.

Фирм был сыном мавританского (берберского) царя Нубеля, римского офицера и богатого христианина. Недовольный, что наследником отца (при поддержке комита Африки Романа) стал другой сын Нубеля — Саммак, поднял восстание, убил Саммака и присвоил власть над Западной Кабилией себе. В 372 году Фирм начал военные действия против римлян. Довольно быстро овладел большей частью Мавретании Цезарейской, заняв в частности Икосий, Контензе, Ламфокт и Медиан, захватил и частично разрушил Цезарею. Успехам повстанцев способствовала активная поддержка со стороны населения римских провинций и донатистской церкви. Епископ Рузики Виктор добровольно открыл войску Фирма городские ворота. Восстание распространилось и на соседнюю Нумидию. На сторону Фирма перешла четвёртая когорта сагиттариев (лучников) и часть Константинового легиона. Один из римских военных трибунов «короновал» Фирма своей шейной цепочкой вместо диадемы, провозгласив его «августом Африки» и даже царем.

Римское правительство вынуждено было бросить на подавление восстания, приобретшего черты сепаратистского движения, войска из Мёзии и Нижней Паннонии. Возглавил экспедицию военный магистр Феодосий Старший, который получил всю полноту власти в африканских провинциях. Феодосий сразу же запретил собирать провиант для войска у местного населения, пытаясь таким образом привлечь его на свою сторону. Ещё одной уступкой стал арест комита Романа и казнь чиновников, которые были известны своими вымогательствами. На сторону римлян поспешили перейти несколько более мелких предводителей повстанцев и даже брат Фирма Гильдон. Мавретанским племенам Феодосий грозил суровым наказанием, но чаще предлагал деньги и обещал закрыть глаза на их набеги на мирное население. Так постепенно Фирм лишился большинства своих союзников. Дольше всего его поддерживало племя исафлензиев, но в конце концов их вожак Игмазен предал «августа». Фирм покончил с собой (375 год).

Во время восстания своего брата Фирма против римского владычества Гильдон перешел на сторону римлян, которые после победы передали ему имения убитого брата и власть над мавританскими племенами Западной Кабилии (375 год). В 385 году император Феодосий I назначил Гильдона комитом Африки, подчинив ему также и римские войска, расквартированные в африканских провинциях. Однако новый комит сразу же начал проводить собственную политику, направленную на обретение самостоятельности Африки от Римской империи. В своих действиях Гильдон опирался на крупных землевладельцев, по крайней мере на тех, кто был недоволен властью империи, и донатистскую церковь (его ближайшим соратником был епископ Тимгада Оптат). Во время борьбы Феодосия с Магном Максимом (388 год), последний получал хлеб из Африки. Зато во время войны с Евгением (392—394 годы) Гильдон сначала отказал императору в военной помощи, потом — задерживал выплату налогов, а после смерти Феодосия в 395 году вообще прекратил поставки зерна в Италию. Чтобы предоставить легальную формы своим сепаратистским действиям, мятежный комит пытался объявить Африку частью Восточной Римской империи, надеясь, что подчинение Константинополю будет чисто формальным. В то же время Гильдон чеканил монету с изображением императора Западной империи Гонория.

Став фактическим правителем Африки, Гильдон взялся за перераспределение земельной собственности. Земли, принадлежавшие императору и владельцам, которые жили за пределами Африки, были конфискованы. Часть их перешла в руки самого Гильдона, другие раздавались или продавались его сторонникам, что только укрепило отношения узурпатора с местными магнатами, особенно с бизаценскими. Зато оппозиция новой власти опиралась на муниципальные круга Карфагена и других провинциальных городов.

Перспектива голода заставила власти Западной Римской империи перейти к решительным действиям. Сенат объявил Гильдона «врагом римского народа», а регент Флавий Стилихон в 398 году направил в Африку войско, во главе которого встал брат комита Масцезель, который до этого бежал в Италию. Не чувствуя себя уверенно в урбанизированной Зевгитане, Гильдон отступил в Бизацену. Для решающей битвы была выбрана местность под Аммедарою. Однако мавретанские отряды, не дожидаясь её начала, перешли на сторону Масцезеля, и Гильдон вынужден был спасаться бегством в Табарку, откуда он пытался уплыть на восток. Но неблагоприятный ветер не позволил ему сделать это сразу, и местные жители захватили узурпатора в плен. Поняв, что у него нет выхода, Гильдон покончил с собой.



ФРАКЦИЯ БРИТАНИЯ

Культура: римская
Субкультура: западноримская
Фракционная группа: римская
Религия: римское язычество
Имперское наследие: жизнь в империи выглядит привлекательной, особенно для стороннего наблюдателя
Возможность нанимать войска в дружественных ордах, проходящих по землям Британии
Защита провинции: +2 против жреца
Защита провинции: +2 против соглядатая
Защита провинции: +2 против воителя

Историческим прецедентом данной фракции может служить Флавий Клавдий Константин, также известный в историографии как Константин III, — римский император-узурпатор (в 407—411 годах), который изначально был простым солдатом. В 407 году, провозглашённый императором в Британии, он поднял восстание против западного римского императора Гонория в Галлии и Испании. Часть Галлии вскоре перешла под его контроль, а его сын Констант II захватил Испанию. Кроме того, Константин заставил Гонория признать себя и своего сына императорами, однако правил недолго: мятеж военачальника Геронтия подорвал его власть, и он был разгромлен полководцем Гонория Констанцием, после чего казнён. После вывода войск Константина из Британии Рим утратил контроль над этой провинцией.

Приход к власти

31 декабря 406 года несколько племён варваров, в том числе вандалы, бургунды, аланы и свевы, форсировали Рейн (возможно, неподалёку от Могонциака) и захватили римские оборонительные сооружения, начав успешное вторжение на территорию Западной Римской империи. От столь серьёзного удара империи так и не удалось оправиться. Римские власти не смогли изгнать или уничтожить захватчиков, большинство которых в конце концов обосновалось в Испании и Северной Африке; кроме того, не было остановлено продвижение франков, бургундов и вестготов в Галлии, происходившее в то же время. Важным фактором, воздействовавшим на успешность противостояния варварам, оказалось отсутствие единства среди самих римлян: лишь объединённая империя с полной поддержкой населения смогла бы найти в себе силы остановить вторжение и сохранить свои границы прежними.

Во время этого нашествия провинция Британия была охвачена восстаниями, подготовившими почву для появления нескольких узурпаторов, со смертью которых началось возвышение Константина в начале 407 года. Сначала в 406 году британские легионы, недовольные неспособностью западного императора Гонория и его военачальника Стилихона защитить остров, провозгласили императором некоего солдата Марка, вскоре убитого другим претендентом, местным жителем Грацианом. Грациан также был умерщвлён спустя четыре месяца, в 407 году.

Военные римской Британии опасались вторжения германцев, к тому же государство стремительно распадалось, и они отчаянно нуждались в чувстве защищённости. Поэтому солдаты выбрали лидером человека, названного в честь знаменитого императора начала IV века Константина I Великого, который сам взошёл на трон в результате военного переворота, будучи всего лишь простым солдатом, но имевшим, по всей видимости, некоторые способности. О происхождении Константина III ничего не известно, а на выбор солдат значительное влияние оказало его имя. Сразу после признания императором Константин начал активные действия. Он переправился через Ла-Манш на континент, высадился в Бононии и, по предположениям историков, увёл из Британии все мобильные войска, тем самым лишив провинцию защиты и поспособствовав отделению Британии от Римской империи. В Бононии Константин пробыл недолго. Ответственные за оборону Галлии префект претория Лимений и варвар Хариобад, по всей видимости, вскоре бежали, не оказав узурпатору особого сопротивления.

После вступления в Галлию власть Константина была быстро признана в Испании и на рейнском побережье. Тогда император Гонорий снарядил против узурпатора войско под командованием готского полководца Сара. Два военачальника Константина, римлянин Юстиниан и франк Небиогаст, командовавшие авангардом его войска, были разбиты Саром. Сначала Сар разгромил Юстиниана (последний сам погиб в бою), а затем осадил в Валенции Небиогаста, которого затем обманом убил. Тем не менее Константин послал другую армию во главе с Эдобихом и Геронтием; Сар был вынужден отступить, оставив все свои трофеи багаудам, которые контролировали проходы через Альпы, чтобы получить разрешение пройти в Италию. Константин обеспечил защиту рейнских границ и поставил гарнизон на пути из Галлии в Италию. В Галлии он разгромил некоторые германские племена, а с другими заключил мирные договоры. В Арелате, Лугдуне и Августе Тревиров Константин основал монетные дворы. В мае 408 года он сделал своей столицей Арелат и назначил Аполлинария (деда писателя и поэта Сидония Аполлинария) префектом претория Галлии. Весть о захвате Галлии пришла в Рим, когда Гонорий находился в столице, а Стилихон — в Равенне. В то время император и его военачальник готовились организовать поход вместе с готским правителем Аларихом в Иллирию, которую намеревались отобрать у восточного императора Аркадия, но восстание Константина сорвало их планы.

Признание императором

Летом 408 года, когда римские войска были собраны в Италии для подготовки к контратаке узурпатора, у Константина были иные замыслы. Опасаясь, что несколько лояльных родственников императора Гонория в Испании, которая была родиной и оплотом династии Феодосия, могут организовать нападение из этой провинции, в то время как армии под командованием Сара и Стилихона нападут на него из Италии, в результате чего он окажется в окружении, узурпатор решил нанести удар по Испании. Константин вызвал своего старшего сына Константа из монастыря, где тот жил, возвёл его в ранг цезаря и отправил с военным магистром Геронтием в Испанию. Другого своего сына, Юлиана, узурпатор сделал нобилиссимом. Есть предположение, что Юлиан и Констант приняли свои имена после провозглашения их отца императором, а до этого у них были другие имена, потому что такие имена носили императоры из династии Константина, к которым в Британии продолжали относиться с уважением.

Двоюродные братья Гонория были побеждены Константом без особых трудностей; двое из них — Дидим и Верениан — попали в плен, два других — Феодосиол и Лагодий — бежали в Италию и Константинополь. Затем Констант, оставив жену в своей штаб-квартире Цезаравгусте под опекой Геронтия, вернулся в Арелат. В то же время (13 августа 408 года) подчинённая Гонорию римская армия подняла восстание в Тицине, за которым последовало убийство императором патриция Стилихона 22 августа. Вследствие этого мятежа и интриг при императорском дворе военачальник Сар отказался от командования западной армией; Гонорий в Равенне остался без значительной военной поддержки. Ситуацию осложняло то, что готская армия под началом Алариха, находившаяся в Этрурии, стала практически неконтролируемой. Поэтому, когда посланники Константина прибыли на переговоры в Равенну, опасающийся готов Гонорий охотно признал Константина своим соправителем, а в 409 году назначил его консулом наравне с собой. Хотя в Константинополе Феодосий II не последовал примеру Гонория, он не стал возражать против того, что Константин с Константом прославляли на монетах «Победу четырёх августов» (лат. VICTORIA AAAVGGGG.), то есть западного и восточного императоров и их самих.

Поход в Италию

В 409 году могущество Константина достигло наивысшей точки. Однако уже к сентябрю этого года варварские племена, которые прорвали оборону рейнской границы и провели последующие два года, разграбляя все земли, лежавшие на их пути через Галлию, достигли Пиренеев. Там они разгромили гарнизон Константина и вторглись в Испанию. В то время как Константин собирался отправить своего сына Константа обратно в провинцию, чтобы восстановить стабильность в регионе, пришла весть, что его военачальник Геронтий, победивший варваров, взбунтовался и провозгласил своего приближённого (возможно, сына) Максима императором. Несмотря на все усилия Константина, его опасения насчёт нападения со стороны Испании оправдались уже в следующем году, когда Геронтий вторгся в Галлию при поддержке своих союзников-варваров.

Примерно в то же время саксонские пираты совершили набег на Британию, которую Константин оставил без какой-либо защиты. Римские жители Британии и Арморики, недовольные тем, что Константин забыл о них и не сумел уберечь провинцию от внешних нападений, восстали против власти узурпатора и изгнали его чиновников.

Надеясь укрепить свою пошатнувшуюся репутацию, Константин III решился на отчаянную авантюру: летом 410 года он двинулся на Италию с оставшимися у него войсками, перешёл через Альпы и вступил в Лигурию — вероятно, после переговоров с магистром конницы Аллобихом, который хотел заменить Гонория более способным правителем. Однако поход завершился поражением, поскольку Аллобих был казнён Гонорием по подозрению в предательстве, и Константину пришлось отступить в Галлию в конце лета 410 года.

Положение Константина становилось всё более ненадежным; его армия, которая вела боевые действия против Геронтия, потерпела поражение при Виенне в 411 году, после чего его сын Констант ІІ был схвачен и казнён. Префект претория Константина Децим Рустик, сменивший Аполлинария годом ранее, отказался подчиняться узурпатору, а затем принял участие в новом восстании Иовина в Рейнской области. Геронтий вынудил Константина и его сына Юлиана укрыться в Арелате, а затем осадил город, однако Константин успел отправить своего полководца Эдобиха в Северную Галлию и за Рейн, поручив ему сформировать новое войско.

Поражение и казнь

В то же время нашёлся военачальник, который поддержал Гонория: это был будущий император Констанций III, который подошёл к Арелату, обратил армию Геронтия в бегство, а затем сам установил блокаду города. Константин старался затянуть осаду, надеясь на возвращение Эдобиха, который собирал новое войско в Северной Галлии, нанимая солдат из числа франков и алеманнов, однако на подходе к городу Эдобих потерпел поражение, поддавшись на простую военную хитрость Констанция.

Слабая надежда осаждённого императора на помощь окончательно исчезла, когда последние верные ему войска, охранявшие рейнскую границу, отказались его поддержать и выдвинули своего претендента на трон — Иовина. Константин был вынужден сдаться. Перед открытием ворот он был рукоположен в священники в местном храме. Несмотря на обещание безопасности и духовный сан пленника, Констанций лишил низложенного императора свободы и приказал его обезглавить в тридцати милях от Равенны 18 сентября 411 года.

Хотя Геронтий совершил самоубийство в Испании, а король вестготов Атаульф спустя два года подавил восстание Иовина, римское владычество больше так никогда и не установилось в Британии после смерти Константина III: по словам историка Прокопия Кесарийского, «с этого момента она оставалась под властью тиранов». Галлия с тех пор распалась на подвластные Риму земли и множество германских королевств, хотя Константину удалось на некоторое время стабилизировать рейнскую границу Западной империи.

Деяния Константина нам известны только из враждебно настроенных по отношению к нему источников. Личность Константина, представляемая в этих источниках, конечно же, отрицательна, но он, должно быть, отличался от двух своих недолговременных предшественников. Император, по всей видимости, должен был обладать волевым характером, чтобы сделать всё то, что он сделал, и воевать в течение нескольких лет против различных врагов. Целью политики Константина было сохранение единства империи, во всяком случае, единства своих территорий до Альп.

В легендах

Имя Константина осталось в легендах бриттов — так, Гальфрид Монмутский в своей «Истории королей Британии» посвящает ему несколько глав. Согласно его рассказу, после смерти Грациана Вольноотпущенника Британию охватил кризис, и лондонский архиепископ Гветелин отправился в Бретань просить помощи у местного короля Алдроена. Однако Алдроен не пожелал лично управлять сразу и Бретанью, и Британией, поэтому послал своего брата Константина вместо себя.

Константин принял правление и разгромил скоттов, пиктов и норвежцев, вторгшихся в Британию ранее. Затем он был провозглашён королем в Цирцестрии, после чего вступил в брак с местной римлянкой. По сообщению Гальфрида Монмутского, от этого брака родились трое сыновей: Констант, Аврелий Амвросий и Утер Пендрагон. Спустя десять лет Константин был убит: «По прошествии десяти лет к королю явился какой-то пребывавший у него в подчинении пикт и, измыслив, будто ему нужно переговорить с ним с глазу на глаз, уединился с Константином в кустах и, когда никого вокруг не было, ударом ножа поразил того насмерть».

После смерти Константина между его сыновьями вспыхнула война за власть, длившаяся до тех пор, пока королём не стал Констант, вскоре после этого также убитый.



ФРАКЦИЯ ГАЛЛИЯ

Культура: римская
Субкультура: западноримская
Фракционная группа: римская
Религия: римское язычество
Имперское наследие: жизнь в империи выглядит привлекательной, особенно для стороннего наблюдателя
Возможность нанимать войска в дружественных ордах, проходящих по землям Галлии
Защита провинции: +2 против жреца
Защита провинции: +2 против соглядатая
Защита провинции: +2 против воителя

Исторически сразу два прецедента могут подпадать под данную фракцию. Это - Галльская империя3 и движение багаудов4.

Галльская империя — это сепаратистское образование, возникшее на территории римской Галлии во время кризиса III века.



Империя просуществовала с 260-го по 274 год и включала в себя территории провинций Галлии, Иберии, Британии и Германии (после гибели Постума Иберия воссоединилась с Римской империей). Сведения о Галльской империи крайне неточны и отрывисты. Основным источником служит «История Августов», сборник кратких биографий императоров, составленный в период правления Диоклетиана и Константина или даже позже. В ней сведения о галльских императорах изложены в разделе «Тридцать тиранов». Дополнительным источником служат монеты, отчеканенные галльскими императорами.

Первым галльским императором был Марк Кассианий Латиний Постум (предположительно он был галлом скромного происхождения, служившим в легионах на границе с Германией), в 260 году поднявший мятеж на германской границе против императора Галлиена. В ходе мятежа были убиты Салонин (сын Галлиена) и преторианский префект Сильван, призванный охранять юношу. Своей столицей Постум сделал город Колония Агриппина (современный Кёльн). Политическое устройство Галльской империи было выстроено по римскому образцу — учреждён сенат, ежегодно избирались два консула. Постум учредил собственную преторианскую гвардию.

Основной задачей галльских императоров была защита рейнской границы от набегов германских племён. После решительной победы Постума над германцами в 260 году варвары напомнили о себе только в 271 году, но были снова разбиты. Внутриполитическая ситуация в сепаратистской империи мало отличалась от общей атмосферы кризиса, в котором в то время пребывал весь римский мир. Галльское государство часто сотрясали мятежи, ни один из императоров не умер своей смертью. Исключением был Тетрик, но к моменту его смерти Галльской империи уже не существовало.

Римский император Аврелиан одержал окончательную победу в многолетней Скифской войне, вернул в состав империи Пальмирское царство на Востоке и обратился с легионами на Запад. В 274 году Тетрик после предварительных переговоров сдался императору Аврелиану, бросив свои войска. Сопротивление галльских войск, оставшихся без централизованного руководства, было подавлено и западные провинции вновь вошли в состав Римской империи.

Главной причиной возникновения Галльской империи была крайняя слабость центральной власти при императоре Галлиене. Римская администрация была не в состоянии ни защитить границы империи от набегов соседей, ни противостоять амбициям провинциальных военачальников, присваивавших себе верховную власть во вверенных им провинциях.

Движение багаудов — антиримское освободительное движение, охватившего северо-западную Галлию, а потом и северо-восточную Испанию, направ­лен­ное в первую оче­редь про­тив круп­но­го гал­ло-рим­ско­го земле­вла­де­ния, спо­соб­ство­ва­ло раз­ру­ше­нию рабо­вла­дель­че­ско­го хозяй­ства и утвер­жде­нию на тер­ри­то­рии Гал­лии вар­вар­ских пле­мен.

Гал­лия игра­ла важ­ную воен­но-стра­те­ги­че­скую и поли­ти­че­скую роль в эпо­ху рас­па­да импе­рии. Она ото­дви­га­ла рим­скую гра­ни­цу до само­го Рей­на и этим созда­ла про­тив втор­гав­ших­ся вар­ва­ров более мощ­ную защи­ту, чем Аль­пы. Поэто­му вос­ста­ния и рево­лю­ции в Гал­лии были гораз­до опас­нее для импе­рии, чем такие же рево­лю­ции в дру­гих про­вин­ци­ях.

Этимология термина

Что озна­ча­ет самое сло­во «багауды», како­ва его эти­мо­ло­гия, об этом рим­ские писа­те­ли не сооб­ща­ют нам реши­тель­но ниче­го. Поэто­му сре­ди уче­ных до насто­я­ще­го вре­ме­ни нет согла­сия в пони­ма­нии это­го сло­ва. Неко­то­рые исто­ри­ки тол­ку­ют сло­во «багауд» в смыс­ле «борю­ще­го­ся», «бор­ца», пред­по­ла­гая, что это сло­во про­ис­хо­дит от кельт­ско­го baja — «борь­ба».

Рим­ские писа­те­ли, отра­жав­шие офи­ци­аль­ную точ­ку зре­ния, вкла­ды­ва­ли в тер­мин «багауды» пре­зри­тель­ный отте­нок, ото­жеств­ляя багау­дов с раз­бой­ни­ка­ми.

Так, Евме­ний пря­мо назы­ва­ет багау­дов, оса­див­ших город Авгу­сто­дун, раз­бой­ни­ка­ми. Авре­лий Вик­тор гово­рит о «шай­ках посе­лян и раз­бой­ни­ков, кото­рых мест­ные жите­ли назы­ва­ют багауда­ми». Оро­зий так­же гово­рит о «шай­ках посе­лян, кото­рых назы­ва­ли багауда­ми». Саль­ви­ан доста­точ­но ясно под­чер­ки­ва­ет, что сло­во «багауд» — оскор­би­тель­ное, уни­зи­тель­ное про­зви­ще. «Теперь — пишет он, — у меня речь о багаудах. Ограб­лен­ные жесто­ки­ми и кро­во­жад­ны­ми судья­ми, удру­чен­ные, угне­тен­ные, утра­тив пра­во на рим­скую сво­бо­ду, они поте­ря­ли так­же ува­же­ние к рим­ско­му име­ни. И мы вме­ня­ем им в вину их несча­стье, ста­вим в вину их бед­ствия и даем им нена­вист­ное имя, кото­рое сами созда­ли. Мы назы­ва­ем их мятеж­ни­ка­ми, назы­ва­ем погиб­ши­ми людь­ми, после того как сами при­ну­ди­ли их к пре­ступ­ле­нию. Ибо от чего дру­го­го они сде­ла­лись багауда­ми, как не от наших наси­лий, от неспра­вед­ли­во­сти наших судей, как не от побо­ров и гра­бе­жей со сто­ро­ны тех, кото­рые пре­вра­ти­ли обще­ствен­ные повин­но­сти в свой лич­ный доход и сде­ла­ли нало­ги сво­ей добы­чей… Мы сво­и­ми наси­ли­я­ми вынуж­да­ем их быть багауда­ми… они тер­пят муку по необ­хо­ди­мо­сти, не по жела­нию».

В устах гос­под­ству­ю­щих клас­сов Гал­лии сло­во «багауд» было рав­но­знач­но нашим сло­вам «бан­дит, раз­бой­ник, бро­дя­га, бег­лый». Име­нем багау­дов гал­ло-рим­ские рабо­вла­дель­цы окре­сти­ли все, что было в Гал­лии без­дом­но­го, нище­го, угне­тен­но­го, — бег­лых рабов и коло­нов, разо­рен­ных ростов­щи­че­ской каба­лой кре­стьян, бег­лых сол­дат-дезер­ти­ров и город­ской плебс, выби­тый из колеи тру­до­вой жиз­ни.

Эти эле­мен­ты не огра­ни­чи­ва­лись толь­ко чисто пас­сив­ной фор­мой борь­бы. Неод­но­крат­но они бра­ли в руки ору­жие и шли откры­то на смерт­ный бой про­тив сво­их гал­ло-рим­ских экс­пло­ата­то­ров. Но в гла­зах послед­них они были толь­ко пре­ступ­ни­ка­ми, раз­бой­ни­ка­ми, бан­ди­та­ми.

Дюканж в сво­ем Glossarium ad Scriptores mediae et infimae latinitatis гово­рит, что на древ­нем галль­ском язы­ке сло­во Bagat или Bagad обо­зна­ча­ло тол­пу, сброд, сбо­ри­ще людей (hominum collectio). У визан­тий­ско­го лек­си­ко­гра­фа Сви­ды сло­во βακαύδας про­из­во­дит­ся от гла­го­ла βαγεύειν, что зна­чит «шатать­ся», «бро­дить», и соот­вет­ству­ет латин­ско­му vagari, vagi, vagantes.

Восстания багаудов в Галлии (361-370 гг.)

Скры­ва­ясь в лесах, горах и сре­ди болот, затрав­лен­ные, как дикие зве­ри, голод­ные и нищие багауды вели свою рево­лю­ци­он­ную борь­бу. Они были по-преж­не­му страш­ны и гроз­ны для гал­ло-рим­ских маг­на­тов. Часто боль­шие отря­ды выхо­ди­ли из сво­их убе­жищ и обру­ши­ва­лись на зам­ки и поме­стья бога­чей. Они вры­ва­лись вне­зап­но в маг­нат­ские поме­стья и, нахо­дя там сочув­ствие сре­ди сотен коло­нов и рабов, под­жи­га­ли вил­лы и дома, уби­ва­ли гос­под, заби­ра­ли в амба­рах хлеб, а в скла­дах — ору­жие, дра­го­цен­но­сти и тка­ни.

Рим­ское пра­ви­тель­ство было бес­силь­но лик­ви­ди­ро­вать такую пар­ти­зан­скую борь­бу. Отры­воч­ные све­де­ния источ­ни­ков дают нам воз­мож­ность, заклю­чить, что во вто­рой поло­вине IV в. дви­же­ние багау­дов ста­ло сно­ва воз­рас­тать. Мамер­тин про­слав­ля­ет импе­ра­то­ра Юли­а­на (361—363 гг.) меж­ду про­чим и за то, что, будучи пра­ви­те­лем Гал­лии, он обуз­дал «наг­лых раз­бой­ни­ков», дей­ство­вав­ших во мно­гих обла­стях. Одна­ко немно­го позд­нее, при импе­ра­то­ре Вален­ти­ни­ане I, в 368—370 гг., дви­же­ние багау­дов вновь при­ня­ло боль­шие раз­ме­ры. «Меж­ду тем в Гал­лии, — пишет Амми­ан Мар­це­ли­ан (XXVIII, 2, 10), — наг­лый раз­бой все уси­ли­вал­ся на все­об­щую гибель. Осо­бен­но ста­ли небез­опас­ны боль­шие доро­ги, и все, что обе­ща­ло какую-нибудь пожи­ву, рас­хи­ща­лось самым дерз­ким спо­со­бом».

Новый подъ­ем рево­лю­ции багау­дов отно­сит­ся к V в. Гал­лия в это вре­мя пере­жи­ва­ла исклю­чи­тель­ные бед­ствия. Посто­ян­ные втор­же­ния вар­ва­ров и вой­ны про­тив них, непо­мер­ные нало­ги и повин­но­сти совер­шен­но подо­рва­ли эко­но­ми­че­ское бла­го­со­сто­я­ние широ­ких кру­гов насе­ле­ния. Хуже все­го, конеч­но, при­хо­ди­лось низ­шим клас­сам насе­ле­ния, в осо­бен­но­сти сель­ским жите­лям-коло­нам, рабам и мел­ким соб­ствен­ни­кам. Поло­же­ние мел­ких соб­ствен­ни­ков в V в. сде­ла­лось дей­стви­тель­но невы­но­си­мым. Раз­ла­гав­ше­е­ся рим­ское госу­дар­ство дави­ло на них всею тяже­стью подат­но­го бре­ме­ни и выса­сы­ва­ло из них послед­ние соки. Нало­ги ста­но­ви­лись все тяже­лее и соби­ра­лись с исклю­чи­тель­ной жесто­ко­стью. Если верить пока­за­ни­ям неко­то­рых писа­те­лей, Гал­лия в V в. обед­не­ла от нало­гов. Уже в IV в. мы встре­ча­ем упо­ми­на­ния о сня­тии с жите­лей Гал­лии недо­и­мок, нако­пив­ших­ся за целый ряд лет.

Амми­ан Мар­цел­ли­ан (XVI, 5), гово­ря о том, что Юли­ан пони­зил в Гал­лии позе­мель­ный налог, пря­мо выра­жа­ет­ся, что Гал­лия не мог­ла более дышать под таким бре­ме­нем. Сидо­ний Апол­ли­на­рий мно­го раз гово­рит о тяже­сти нало­гов. К это­му при­со­еди­ня­лись зло­упо­треб­ле­ния и взя­точ­ни­че­ство чинов­ни­ков фис­ка. Самые горь­кие упре­ки Саль­ви­а­на направ­ле­ны про­тив сбор­щи­ков пода­тей (exactores) и про­тив того, что он назы­ва­ет vis exactionis (De gub. Dei, V, 17—29).

Раз­ви­тие пат­ро­ци­ния еще усу­губ­ля­ло тяже­лое поло­же­ние мел­ких соб­ствен­ни­ков. Саль­ви­ан гово­рит об алч­ных патро­нах, пре­вра­щав­ших сво­бод­ных зем­ле­дель­цев в сво­их рабов. Мно­гие бед­ня­ки, — пишет он, заду­шен­ные нало­га­ми и мате­ри­аль­ной нуж­дой, «остав­ля­ют свои ого­ро­диш­ки и домиш­ки, чтобы спа­стись от при­тес­не­ний, и, постав­лен­ные в без­вы­ход­ное поло­же­ние, они обра­ща­ют­ся к послед­не­му сред­ству. Они отда­ют себя под покро­ви­тель­ство и защи­ту бога­тых, дела­ют­ся их раба­ми (dedititii) и, так ска­зать, пре­да­ют себя их вла­сти и суду… Сво­им покро­ви­тель­ством те гра­бят бед­ных и, защи­щая несчаст­ных, дела­ют их тем еще более несчаст­ны­ми». Став­ши коло­на­ми бога­чей, бед­ные «нала­га­ют на себя ярмо и дово­дят­ся до такой край­но­сти, что теря­ют и пра­ва, и иму­ще­ство, и состо­я­ние… и, лиша­ясь все­го, лиша­ют­ся и соб­ствен­но­сти, и пра­ва сво­бо­ды… люди сво­бод­ные обра­ща­ют­ся в рабов» (V, 4—9).

В такой обста­нов­ке дви­же­ние багау­дов при­об­ре­ло огром­ную силу и широ­кий раз­мах.

Целые про­вин­ции, по выра­же­нию Про­спе­ра, «посвя­ща­лись в багауды» и под­ни­ма­ли зна­мя вос­ста­ния про­тив рим­ских обанк­ро­тив­ших­ся вла­стей. Храб­рые багауды ста­ли теперь основ­ной силой в осво­бо­ди­тель­ной анти­рим­ской борь­бе. Основ­ную мас­су багау­дов состав­ля­ли и теперь rusticani — сель­ские коло­ны и рабы. На них ста­ли опи­рать­ся галль­ские пат­ри­о­ты в сво­ей анти­рим­ской борь­бе.

Первое крупное восстание багаудов в Галлии (408-412 гг.)

Пер­вая мощ­ная вол­на рево­лю­ции багау­дов, слив­шей­ся с нацио­наль­но-осво­бо­ди­тель­ной борь­бой, пада­ет на 408—411 гг. В это вре­мя вос­ста­ние рабов и коло­нов буше­ва­ло почти по всей Гал­лии. Одновре­мен­но про­тив рим­ско­го ига вос­ста­ло сво­бод­ное насе­ле­ние той части Гал­лии, кото­рая назы­ва­лась Армо­ри­кой. «Вся Армо­ри­ка, — пишет Зосим (VI, 5) — и мно­гие галль­ские про­вин­ции, взяв в руки ору­жие, нача­ли муже­ствен­но сра­жать­ся во имя соб­ствен­ных инте­ре­сов, осво­бо­ди­ли свои горо­да от вар­ва­ров, изгна­ли рим­ских чинов­ни­ков и уста­но­ви­ли под­хо­дя­щее для себя пра­ви­тель­ство». В Армо­ри­ке была про­воз­гла­ше­на неза­ви­си­мая от Рима феде­ра­ция горо­дов. Это была очень обшир­ная область, кото­рая заклю­ча­ла в себе пять про­вин­ций — две Акви­та­нии и три Лион­ских про­вин­ции — и до соро­ка девя­ти горо­дов. Совре­мен­ни­ки назы­ва­ли вос­став­ших армо­ри­кан­цев багауда­ми, и импе­ра­тор­ские эдик­ты, отно­ся­щи­е­ся к это­му вре­ме­ни, так­же не дела­ли раз­ли­чия меж­ду багауда­ми и отпав­ши­ми армо­ри­кан­ца­ми. Так, напри­мер, указ импе­ра­то­ра Гоно­рия (395—423 гг.) от 409 года (Cod. Theod., IX, 21, 1) запре­ща­ет давать детей на вос­пи­та­ние в отпав­шие от импе­рии обла­сти и жите­лей таких обла­стей назы­ва­ет багауда­ми, «ибо по их дей­стви­ям обна­ру­жи­ва­ет­ся, что они сопри­чис­ли­ли себя к раз­бой­ни­кам».

Одна­ко власть в неза­ви­си­мой армо­ри­кан­ской феде­ра­ции при­над­ле­жа­ла рабо­вла­дель­цам. Поэто­му в Армо­ри­ке не было и не мог­ло быть соци­аль­но­го мира. Рабы и коло­ны не полу­чи­ли сво­бо­ды и поэто­му про­дол­жа­ли борь­бу. На про­тя­же­нии трех лет рабы и коло­ны под­ни­ма­ли в Армо­ри­ке частые вос­ста­ния и сотря­са­ли угне­тав­шее их гос­под­ство экс­плу­а­та­то­ров. В мно­гих армо­ри­кан­ских горо­дах, по-види­мо­му, кипе­ла борь­ба, и власть, воз­мож­но, пере­хо­ди­ла на вре­мя даже в руки рабов. Послед­ние, одна­ко, не мог­ли удер­жать власть в сво­их руках и укре­пить свое гос­под­ство. Эта борь­ба облег­ча­ла рим­ско­му пра­ви­тель­ству борь­бу с отпав­ши­ми обла­стя­ми. Веро­ят­но, в 412 году феде­ра­ция армо­ри­кан­цев была уни­что­же­на, и тогда же с помо­щью вест­го­тов было подав­ле­но вос­ста­ние рабов.

Второе крупное восстание багаудов в Галлии (435-451 гг.)

Вто­рая мощ­ная вол­на восстаний багау­дов пада­ет на 435—437 гг. В эти годы дви­же­ние багау­дов опять при­ня­ло харак­тер все­об­ще­го вос­ста­ния рабов и опять сов­па­ло с подъ­емом нацио­наль­но-осво­бо­ди­тель­ной борь­бы. В хро­ни­ке Про­спе­ра под 435 г. чита­ем, что в это вре­мя Транс­аль­пий­ская Гал­лия отпа­ла от Рима, при­чем вождем вос­ста­ния был некий Тиба­то. Вме­сте с тем хро­ни­кер отме­ча­ет, что в это вре­мя «почти все рабы Гал­лии взя­лись за ору­жие и при­со­еди­ни­лись к багаудам». Про­тив вос­став­ших сна­ча­ла дей­ство­вал буду­щий импе­ра­тор Май­о­ри­ан. Он вел круп­ные бои на Сене, на Луа­ре и на реке Алье, левом при­то­ке Луа­ры. Одна­ко все его попыт­ки пода­вить вос­ста­ние были неудач­ны. Толь­ко в 437 г. глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­му воен­ны­ми сила­ми Запад­ной импе­рии Аэцию уда­лось захва­тить Тиба­то и на вре­мя пода­вить дви­же­ние. Затем дви­же­ние багау­дов в Армо­ри­ке сно­ва воз­об­но­ви­лось. В 448 г. здесь про­ис­хо­ди­ло боль­шое вос­ста­ние. К багаудам в это вре­мя при­мкну­ли и недо­воль­ные рим­ской вла­стью демо­кра­ти­че­ские груп­пы сво­бод­но­го насе­ле­ния. Некий врач Евдок­сий в источ­ни­ках назы­ва­ет­ся тай­ным руко­во­ди­те­лем багау­дов. Он при­ни­мал уча­стие в вос­ста­нии, а потом бежал к Атти­ле. В это вре­мя про­тив багау­дов дей­ство­вал вождь вторг­нув­ших­ся в Гал­лию ала­нов, по име­ни Гохар, или Гоар, кото­ро­го наши источ­ни­ки назы­ва­ют «самым сви­ре­пым» коро­лем. Он полу­чил от Аэция пору­че­ние пода­вить вос­ста­ние в Армо­ри­ке и открыл воен­ные дей­ствия про­тив багау­дов и их союз­ни­ков. Веро­ят­но, к 451 году рим­ско­му пра­ви­тель­ству уда­лось окон­ча­тель­но подать вос­ста­ние, так как в этом году Армо­ри­ка боро­лась на сто­роне Аэция про­тив вторг­нув­ше­го­ся Атти­лы.


1 Ляховская О.В. "К истории готского мятежа в Малой Азии (399-401 гг.)";
2 Клавдий Клавдиан "Гильдонова война", Герман Дилигенский "Северная Африка в IV—V веках";
3 Куликова Ю.В."«Галльская империя» от Постума до Тетриков: политические, социально-экономические и культурные аспекты", Сергеев И.П. "Римская империя в III веке нашей эры: Проблемы социально-политической истории";
4 Дмитрев А.Д. "Движение багаудов" ("Вестник древней истории", 1940 год, № 3-4).
Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.




    Сообщество Империал > Библиотека > Total War: Attila > Романизированные и восточные сепаратисты в Total War: Attila Обратная Связь
      Стиль:
        08 Дек 2016, 10:58
    © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики