Сообщество Империал: Во Имя Господа и Святой Марии (часть 4) - AAR'ы Medieval 2: Total War - Medieval 2: Total War - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Информация об авторе

  • Автор: триарх

Информация по статье

  • Добавлено: 06 Апр 2016, 16:39
  • Просмотры: 309

Дополнительно

Репутация: 2
Во Имя Господа и Святой Марии (часть 4)

Описание: Продолжение описания кампании за Тевтонский Орден в Прибалтике и сопредельных землях.
Во Имя Господа!

Зима 1273 года, Восточная Латгалия. Комтур Каспер Грюнвальд продолжал свое наступление на Алуксне. Попытка отдельного отряда новгородцев отвлечь его атакой на Дерпт ничего не дала - город недавно прибрел достаточно крепкие деревянные стены и каменные башни (в будущем планировалось возвести полную каменную стену), а сил для осады банально не хватило, поэтому отряд возвращался обратно для усиления гарнизона Алуксне, но был перехвачен северо-западнее поселения отрядами комтура

перекрывшими ему дорогу и засыпавшему противника стрелами. После короткой схватки противник был обращен в бегство и уничтожен

Дорога на Алуксне была открыта и войска комтура блокировали поселение и начали готовиться к его штурму.
Но неожиданно прибыло посольство от Новгородцев с предложением мира. Гросскомтур Анно вполне благосклонно отнесся к этому предложению и выдвинул требование отдать удерживаемый ими Алуксне в обмен на оставление города Пскова войсками Ордена, границу восстановить как она была в 1253 году.

Однако, как ни странно, такое предложение не нашло отклика у противника: учитывая разногласия Новгорода и Пскова, новгородцы не спешили их "освобождать", а самими терять мощнейший плацдарм в Латгалии, откуда можно было атаковать на Дерпт, Венден, Кокенгаузен или даже саму Ригу. Поэтому новгородцы старательно оттягивали переговоры, убеждая гросскомтура в необходимости согласовать его требования с князем и боярской верхушкой Новгорода. Время шло и переговоры явно зашли в тупик, когда новгородцы вдруг отказались от дальнейшего их продолжения и отозвали послов. Еще не понимая в чем дело, Анно терялся в догадках, но причина такого решения выяснилась уже спустя пару дней: деблокирующая армия новгородцев, пользуясь оттягиванием времени послами, через леса южнее осажденного Алуксне пришла на помощь осажденному гарнизону и объявилась в тылу армии комтура Грюнвальда, одновременно по назначенному сигналу сделал вылазку гарнизон

Высланная комтуром разведка установила движение противника. Дабы не распылять и без того ограниченные силы, Грюнвальд бросил сооруженные лестницы и тараны и выступил навстречу противнику, решив использовать для оборонительной позиции господствующий холм, у подножья которого пролегал путь деблокирующей армии. Вышедший следом гарнизон шел за ним по пятам.

Расположившиеся на холме лучники Ордена начали массированный обстрел противника, который был вынужден развернутся для боя и либо отступить подальше (оставив гарнизон в одиночестве) либо просится в атаку и связать боем орденские войска, надеясь, что гарнизон придет вовремя на помощь и атакует их врага с тыла. Но атака на холм захлебнулась: под шквальным огнем лучников отряды новгородских пехотинцев стремительно таяли, конные младшие дружинники предводителя понесли огромные потери от обстрела, а когда пехота взобралась на холм, то её встретили залпами сулиц в упор литовские пехотинцы и прусские метатели копий, после чего последовала контратака литовской пехоты, поддержанной по флангам кнехтами и охраной самого комтура. В ходе стычки с кнехтами погиб их предводитель, воевода Всеволод, оставшиеся конники противника бежали, а охваченная с флангов и связанная по фронту пехота не выдержала такого поворота событий, сломала фронт и обратилось в бегство. Её преследовать ринулись отряды конных пруссов, пехотинцы-литовцы, а так же кнехты, рыцари свиты комтура выходили из боя и перестраивались для следующий атаки, поскольку гарнизон из Алуксне уже начал атаку на фланг отрядов комтура. Именно поэтому, когда началась собственная контратака по противнику, комтур отдал приказ лучникам и пешим литовцам с сулицами развернутся и встретить атакующий гарнизон стрелами и копьями, а так же бросил туда для прикрытия стрелков два отряда пеших копейщиков-сержантов, не участвовавших в контратаке, так же к ним вскоре присоединился отряд литовской пехоты, второй продолжил преследование беглецов.

(момент разгрома и преследование литовцами и кнехтами деблокирующей армии, атака отряда копейщиков-сержантов для задержки продвижения противника и разворачивание стрелков на позициях)
Пока конные пруссы и присоединившийся к ним комтур довершали разгром противника, пехотинцы-сержанты связали боем атакующего противника, им на помощь спешили с правого фланга - второй отряд сержантов, с левого - пехотинцы-литовцы, в тылу по противнику активно вели огонь лучники, на подходе были метатели сулиц. Кнехты, закончив преследование бегущих, разворачивались против правого крыла противника, готовясь к фланговой атаке.

Дождавшись, когда пехотинцы противника столкнутся в схватке с пехотой Ордена, отряд кнехтов бросился а атаку и разгромил отряд метателей, набранных из чуди. Пехота правого крыла противника была связана вторым отрядом литовцев, в тылу у них перестраивались и готовились к атаке рыцари свиты комтура и прусские конники, литовские метатели, стоя за спиной копейщиков, поражали противника копьями.
Спустя минуту понесшие большие потери пешие сержанты дрогнули и обратились в бегство, пехота противника бросилась в преследование и ввязалась в рукопашный бой с лучниками и метателями литовцами. В этом момент, вернулись кнехты и нанесли мощнейший удар в тыл пехотинцам, одновременно правее отряды свиты комтура (используя разрыв фронта) и конные пруссы нанесли охватывающие удары с флангов и тыла по связанной литовцами пехоте противника, что оказалось фатальным - началось повальное бегство противника и его истребление всадниками и преследующими пехотинцами.

(преследование беглецов)

Мало кому удалось уйти с поле боя, лишь единицы из гарнизона смогли добраться до поселения. Это была полная и безоговорочная победа над более чем в полтора раз превосходящими силами противника.

После такого разгрома поселение было тут же сходу захвачено воинами комтура и налажена связь с Псковом и гросскомтуром Анно.
Весть о разгроме новгородцев достигла и Литвы. Литовцы, уже начавшие вторжение под Викмерж, внезапно развернулись и вернулись в свои пределы, а затем прислали послов с предложением о мире:

и он был заключен с условием выплаты литовцами значительных сумм денег и налаживанием торговых отношений, что весьма удивило орденских братьев. Как оказалось, причина была в том, что у литовцев начались активные боевые действие с монголами на своих юго-восточных рубежах и литовцы перебросили туда большую часть своих контингентов.

Тем временем в Поморье Великий магистр еще зимой начал вторжение в земли датчан, изначально осадив Слупск и разорив окрестности, оставив часть войск для блокады Слупска, сам магистр осалил город Кольберг

Защищаться датчанам было просто нечем - войск в датском поморье просто не было, кроме небольшого гарнизона Штеттина и остатков разбитых армий в Слупске. Перебросить войска из метрополии тоже было невозможно - началась датского-шведская и датско-норвежская война и все свободные силы отбыли туда, поэтому падение датских владений в поморье были лишь вопросом времени.
С приходом весны возобновились боевые действия под Псковом, где был разбит отряд новгородцев, пытавшихся пройти к острову для усиления местного гарнизона

(бегство остатков новгородской армии от прусской пехоты)

Литве под Велиуоной произошло знаменательный случай: отряд рыцаря Гензеля Телля, который был отравлен наместником в поселение, попал в засаду разбойников, которых было больше чем по 11 человек на каждого из его свиты. Но тем не менее хоть и с большими потерями ему удалось полностью разгромить врага и убить их предводителя:

С наступлением мира в Литве и выплатой литовцами денег началась активное строительство в захваченных орденскими братьями землях Литвы и Поморья, продолжалась блокада городов датчан, т.к. часть сил магистр отправил в Литву, то штурмовать сил и терять бойцов за каждый город очень не хотелось, поэтому поселения было решено брать измором, тем более что местное немецко говорящее население относилось к тевтонцам вполне благосклонно, а городские общины требовала от датских гарнизонов капитуляции. Тем более что населению было обещано сохранение имущества и отсутствие грабежей в случае сдачи.
На востоке силы Новгорода были серьезно подорваны предыдущими поражениями, поэтому гросскомтур Анно решил воспользоваться сложившейся ситуацией и отправить ответное посольство с предложениями мира, в противном случае угрожать захватить каменную крепость Остров, которую защищать новгородцам в данный момент было особо нечем. Предложения носили сохранение статуса кво и возврат к границам 1253 года, но в последний момент новгородский воевода с отрядом разгромил мятеж в Люцине и захватил город, который ранее принадлежал Ордену, отдавать который они не собирались, поскольку тот контролировал дороги на Дюнабург, Кокенгаузен и Ригу - в глубь Ливонии. Поэтому отдавать Псков Анно не видел никакого смысла - было решено замириться на существующих границах. Но с Новгорода потребовали значительную контрибуцию, на выплату которой, к удивлению гросскомтура, пошла правящая верхушка.


После замирения на полученные деньги начались стройки в захваченном Алуксне, Дерпте, Раквери, нанимались и пополнялись потрепанные отряды по всей Эстонии и Латгалии - гросскомтур Анно прекрасно понимал, что сей мир лишь перемирие и к новой схватке необходимо быть постоянно готовым. Но подтягивание подкреплений на восточную границу, особенно прусской пехоты из Самбии и Бартии, а так же кнехтов и сержантов-пехотинцев требовали значительного времени, как и денег на комплектование и содержание.
Используя временно перемирие с Литвой, комтур "Земли Литовской" Генрих фон Вольсбург вместе с основной армией литовской земли под руководством Фолькмара Фишарта решили усилить свое влияние в среднем течение Даугавы и покончить с независимостью последнего князя города Полоцка - Изяслава, который уже много лет сохранял независимость, отряжая вторжения новгородцев и литовцев в свои земли. Авангард в походе возглавил сам комтур, следом шли основные силы под руководством Фишарта.
Когда авангард уже был у города, то оказалось, что интерес к Полоцку возник не только у Ордена: опираясь на Люцин, к нему двигались рати новгородцев с севера, с юга к нему вышла из Минская армия литовцев. Интересы трех крупнейших держав вновь столкнулись и на этот раз у стен Полоцка.

Надеясь на скорейший подход сил Фишарта, комтур начал осадные работы под городом, надеясь, что присутствие значительных сил Ордена отвернет литовцев и новгородцев от непродуманных действий. Но все произошло по худшему сценарию - литовцы до подхода сил Фишарта стремительно атаковали войска комтура, который с трудом оторвался и отступил от противника за Дуагву.

Хрупкий мир с Литвой, продлившийся полтора года, был разрушен, а под Викмержем спустя пару недель появились первые отряды литовцев. Пришедший вскоре с основными силами Фишарт прикрыл отряд комтура, из-за чего литовцы поспешно ретировались, а город Полоцк с приходом весны осадили рати третьего игрока - новгородцев. Сами же армии комтура и его полководца были вынуждены возвращаться обратно на "литовский" фронт, оставив часть сил прикрывать Дюнабург на случай вторжения литовцев с востока.

Учитывая напряженные отношения с Новгородом, который несмотря на мир, стремительно накапливал силы у Острова и Пскова, то и дело пересекая границу орденских владений, в Швецию, с которой Новгород находился так же в конфронтации, был отправлен лучший посол Ордена - Фридрих фон Баденберг, который до этого улаживал конфликты со Шведами из-за Готланда, вел переговоры с Норвегией, Священной империей и датчанами.

В результате длительных переговоров со Швецией удалось добиться должного эффекта - со шведами был заключен союз против Дании и (в перспективе) Новгорода

С приходом весны и лета 1276 года сдались гарнизоны городов Слупска и Кольберга. Как и обещал Великий магистр Поппо фон Остерна, города были заняты мирно без грабежа и разбоя с выплатой лишь небольшой контрибуции и размещения в городах гарнизонов Ордена. Затем войска магистра атаковали поселение Трептов, контролировавшее дорогу на крупнейший город западной Померании - Штеттин, имевший такое же влияние на западе, как Данциг на востоке.

Нападение на город было совершено внезапно под покровом ночи. С двух сторон под прикрытием стрелков пехотинцы ворвались в посад, следом последовала атака ничего не понимающего наместника города, не имевшего точных данных о численности войск магистра, полагая что это обычный разбойничий набег.
(контратака охраны наместника Трептова на пеших сержантов, чуть ниже идет бой между пехотинцами гарнизона и прусской пехотой)

Контратака была отбита, наместник города после гибели большей части охраны был убит в схватке, после чего под градом стрел бросились бежать и остатки гарнизона, у большей части которого убежать не получилось, остатки сил противника были уничтожены на площади.

С падением Трептова и подтягиванием контингентов из Кольберга и Слупска (после оставления там гарнизонов и налаживания управления), там была собрана мощная армия под руководством Великого магистра, которая начала вторжения в западную Померанию и осадила город Штеттин, в котором еще оставался небольшой гарнизон датчан.

Но именно это стало последней каплей терпения в отношениях Ордена и Священной римской империй. До этого отношения, в целом, были нейтральные, но ухудшались из-за того, что Орден был в союзе с Польшей, с которой активно воевала СРИ. И хотя союз Ордена с Польшей был направлен только против язычников-литовцев, вместе с которыми было надежнее защищать юго-восточную границу Пруссии у Торна, это не вносило в отношения между двумя государствами ничего положительного. Немного отношения улучшались только в ходе конфликта Ордена и Дании (с которой так же воевала СРИ), но когда Дания потерпела сокрушительное поражение в ходе трех битв под Данцигом и стала стремительно утрачивать земли Померании под натиском орденских братьев, СРИ, имевшая на них свои собственные виды, не смогла дальше стерпеть того, что все земли северной Германии от Данцига до Штеттина (а это и контроль над всей местной торговлей) окажутся под контролем Тевтонского Ордена. Поэтому изначально СРИ замирилась с датчанами, которые уже и не надеялись удержание земель Поморья, а затем, когда огромная орденская армия магистра осадила Штеттин, то напрямую объявила войну Ордену.

Параллельно, войска датчан смогли нанести поражения армиям Норвегии и отнять часть её земель, что сподвигло последнюю на скорейшее заключение мира. Датчане пошли на это с удовольствием, это дало им возможность сконцентрировать силы в войне против Швеции.
У Ордена же не стало иного выхода, как продолжить осаду Штеттина, попытка наладить контакт со СРИ не удалась. Поэтому закончив приготовления, армия Великого магистра пошла на штурм поселения:
(штурм города Штеттина)

С помощью лестниц были захвачены участки стен (у противника не хватало сил прикрыть все стены), затем выбиты и захвачены ворота пехотой. Стены заняли лучники, осыпавшие гарнизон стрелами.
(контратака наместника Штеттна на сержантов-пехотинцев)

После отражения атаки наместника, отряды пехотинцев с трех сторон начали атаку к центру города и сломив сопротивление гарнизона, заняли поселение.

Захват Штеттина стал крайней точкой продвижения Ордена на запад, по приказу магистра была решено укрепить город, обнеся его каменными стенами, чтобы он стал форпостом против в последующей борьбе против армий СРИ. Тем более, что общая ситуация весьма благоприятствовала армиям СРИ, которые в ходе многолетнего противостояния с поляками выбили тех из собственных западных земель, и вторглись в земли коренной Польши, осадив её старую столицу - Гнезно, захват которого открывал путь как в южные и восточные земли поляков, так и в южные земли Ордена - в комтурство замка Торн, в который начали спешно стягивать отряды пехотинцев и стрелков, на случай падения Гнезно и вторжения имперцев.

С наступлением зимы поляки смогли переломить на некоторое время ход войны в свою сторону и разгромить имперцев под Гнезно. Опасность для Торна на некоторое время миновала.
Но к концу зимы, уже престарелый (69 лет) Великий Магистр Тевтонского Ордена Поппо фон Остерна - Завоеватель, скончался в Штеттине после непродолжительной болезни.

Новым Великим магистром стал Гросскомтур Анно, находившийся в данный момент на восточной границе в городе Пскове. Неожиданная смерть магистра стала сильным ударом для Ордена, чем тут же решили воспользоваться новгородцы, тем более что вновь избранный магистр находился в Пскове и ударом по этому городу можно было его уничтожить или взять в плен. Новгородцы объявили войну
и осадили город Псков,

тем более что они явно быстрее успели накопить силы на своей западной границе в отличие от растянутых коммуникаций Ордена. Так же за эту зимы новгородцы покончили с самостоятельностью полоцкого княжества, захватив город Полоцк и убив в бою последнего полоцкого князя

Учитывая тот момент, что литовцы так же вступили в конфликт из-за Полоцка с Новгородом, было организовано посольство к литовцам с предложением мира. Но оно провалилось - мириться литовцы наотрез отказались. Тогда комтур Вольсбург, не видя против себя значительных сил врага, решил нанести им такой удар, от которого они бы не оправились. Учитывая, что за время перемирия была навербована масса войск в землях пруссов, то этого хватило для того, чтобы укомплектовать две больших армии, с которыми началось вторжения в земли Литвы и осадить два их важнейших города - столицу Вильнюс (Вильно) и бывшую столицу - мощный замок Тракай (Троки), опираясь на мощные укрепления которого в дальнейшем можно было закрепиться в сердце литовских земель и организовать там базу снабжения.

В Эстонии шло подтягивание резервов из Вендена и Риги под Алуксне, а затем к осажденном Пскову. Армия комтура Грюнвальда после подавления небольшого мятежа у Риги спешно возвратилась на восточную границу и спешно стягивала силы для осады Люцина. Первым туда прибыл сам комтур с отрядом кнехтов и пехотинцами-ополченцами из Дюнабурга и начал проводить осадные работы.

Но осажденному поселению очень быстро пришла помощь из Острова и отбила Грюнвальда с его небольшим отрядом от стен города. Следом шел еще один отряд из пехотинцев, а так же огромная армия, которая была собрана из осадной армии, снявшей осаду с Пскова, и массы других отрядов из Новгорода и Старой Русы. Против комтура Грюнвальда собирались огромные силы.

Тем временем в Литве армия Фишарта, закончив осадные работы, начала штурм Вильно

(тевтонцы под стенами столицы Литвы - Вильно)

С помощью башен и лестниц воины забрались на стены, где завязался упорный рукопашный бой с защитниками города

Овладев стенами и воротами города, пехотинцы и сам командующий Фишарт ворвались на улицы города
(командующий Фолькмар Фишарт в рукопашной на улице Вильно)

После чего оттеснили остатки гарнизона на центральную площадь города и всех их перебили

Падение столицы стало тяжелым ударом для Литвы, но последующий штурм Тракая должен был стать еще большим ударом, т.к. замок был центром вербовки и обучения литовской армии, и именно туда была переброшена большая часть пехотинцев после штурма Вильно.
Под Люцином комтур Грюнвальд стянул к себе все имеющиеся силы и решил атаковать авангард противника западнее поселения:

Но на помощь авангарду успел подойти отряд пехотинцев из Острова

Вмести они заняли позицию на вершине холма и подготовились к обороне:

Построившись для боя с литовскими пехотинцами по центру (Л), копейщиками-ополченцами по флангам, позади во второй линии отряд тяжелых прусских пехотинцев-мечников(М), прикрытых литовцами с сулицами (П.С.), и по флангам по отряду сержантов-кнехтов(С), чуть позади сам комтур (К) со свитой, впереди первой линии отряды лучников-пруссов в рассыпном строю(Луч). Как только началось сближение, вперед вышли отряды русских лучников с мощными дальнобойными луками и начали обстрел войск ордена. Когда с ними вступили в перестрелку отряды лучников-пруссов, а пехотинцы пошли в атаку, прикрытые с флангов кнехтами, противник, построившись, произвел встречную атаку. Возглавил её главный воевода Новгорода во главе со своими конными бронированными дружинниками (Д), которых насчитывалось 36 человек, следом шли отряды тяжелых копейщиков гридней и наемных копейщиков-добровольцев (К) +гридни и ополчение на правом фланге (Г), прикрытых с флангов тяжелыми всадниками из богатого конного ополчения Новгорода (О). Их стремительная атака в центре лавиной снесла и пробила фронт легкой и нестойкой литовской пехоты, которая тут же была обращена в бегство, после чего дружинники воеводы вместе с развивающей успех пехотой врубилась в стоявших позади прусских лучников, большинство из которых было опытными ветеранами и не побежало в отличие от литовцев. Отряды тяжелых конников-ополченцев (О) по флангам врубились в фланговых копейщиков Ордена на правом крыле и полностью их разгромили, а затем врубились в лучников, что вынудило шедший еще правее отряд кнехтов (С) развернутся и ударить им во фланг. На левом крыле конное ополчение врубилось в отряд литовской пехоты, который в отличие от своих товарищей правее, успел построится в плотную формацию, укрыться щитами, что дало возможность (хоть и с потерями) выдержать удар конницы, после чего их с фланга поддержали копейщики-ополченцы, а с тыла на конников врага ударили сержанты левого крыла (С). Увидев такое развитие событий, сам комтур(К) со свитой бросился на помощь левому крылу и зайдя с фланга с разгона влетел в тяжелых пехотинцев противника (П.Д.) - спешенных дружинников и буквально смел и переехал их, после чего так же вступил в бой с конниками врага. Под таким натиском отряд всадников-ополченцев был смят, окружен и обращен в бегство, после чего отряд комтура выехал из схватки для перестроения, кнехты погнали конников с поля боя, а отряд ополченцев-копейщиков и литовцев вступил в бой с вражескими копейщиками второй линии (Г). Отряд мечников-пруссов (М), оставшись в стороне от удара, атаковал сам и связал боем отряды чуди (Ч), пытавшиеся помочь развить успех своей ударной группе с воеводой. На правом крыле кнехты (С) в упорном рукопашном бою охватили с тыла второй отряд всадников-ополченцев (О) и постепенно их перебили. Дружина воеводы (Д), разогнав литовцев (Л) и понеся некоторые потери от литовцев с сулицами, прошла насквозь через лучников и, перестроившись, атаковала с тыла отряды лучников, стоявших левее.

Сражение достигло своей кульминации. Комтур, перестроившись, атаковал второй раз пешую дружину и окончательно её рассеял (П.Д) Сержанты (С) правого крыла, уничтожив всадников противника, обрушились на фланг связанной пруссами-мечниками чуди (Ч), одновременно на другой её фланг обрушился второй отряд сержантов, но чудины упорно дрались. Тогда отряд комтура, обойдя с фланга, обрушился с тыла на связанных литовцами пехотинцев-гридней (Г), что обратило их в бегство. Только тогда дрогнул и побежал один из отрядов чуди, второй же пока остался биться в рукопашной. Погнали их два десятка потрепанных кнехтов с левого крыла, которых тут же контратаковали вернувшиеся на поле боя 26 всадников-ополченцев (О). Тут-то сломалась оставшаяся чудь, их погнали пехотинцы-пруссы, а второй высвободившийся отряд кнехтов пришел на помощь первому и разогнал вернувшихся всадников ополченцев. Дружина воеводы десятками вырубала лучников и литовцев-метателей, которые несмотря на это упорно держались и сулицами уничтожали бронированных дружинников. В этот момент офицерам удалось вернуть на поле боя бежавших литовцев-пехотинцев (Л), которые бросились в атаку на вражеских копейщиков (К), которые почти уничтожили и разонали героически дравшихся лучников в центре и дружину воеводы. В этот момент сам комтур, разогнавший гридней, построив свою свиту и разогнавший её "в карьер" влетел в тыл пехотинцам-копейщикам врага (К), что окончательно повернуло исход боя в пользу Ордена.

Сам воевода Новгорода из свалки вырвался лишь в одиночку, вся его дружина погибла от сулиц, стрел и контратаки литовцев с топорами.

Увидев, что бой проигран и пехота бежит, в тылу кнехты рубили пеших стрелков из младшей дружины, а пехотинцы гнали и рубили чудь, воевода, проклиная все на свете, развернул своего коня, но был в самый последний момент поражен стрелой и свалился с лошади:

Отряды комтура, кнехты и пехотинцы гнали остатки противника по заваленному трупами полю боя. Уничтожались остатки армии врага, погибли массы воинов Ордена, погибла большая часть опытных кнехтов, лучников-пруссов, от ополченцев и литовцев практически ничего не осталось, сам комтур оставил половину свиты на поле боя.

Итоги боя были ужасающими: авангард противника был полностью перебит, но и армия Ордена оставила в бою больше половины своих сил

По итогам боя остатки армии Грюнвальда оседлали дорогу и оказались перед Люцином, в котором заперся гарнизон Новгорода.

В полудневном переходе от него с северо-востока двигалась большая армия новгородцев с массой пехоты, осадных и метательных машин и отряд подкрепления из Острова, еще один небольшой отряд двигался с юга от Дюнабурга.

Останавливать такую массу войск противника было просто некем, больших подкреплений поблизости тоже не было, ситуация на Восточном фронте сложилась крайне тяжелой, но тем не менее требовала скорейшего разрешения. Помочь ему могли только отряды Великого магистра Анно, но объединиться в данный момент у них не было никакой возможности.
Продолжение следует...
Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.




    Сообщество Империал > Библиотека > Medieval 2: Total War > AAR'ы Medieval 2: Total War > Во Имя Господа и Святой Марии (часть 4) Обратная Связь
      Стиль:
        08 Дек 2016, 07:08
    © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики