Сообщество Империал: Причины римско-македонской войны 215-205 гг. до н. э. - Древний Мир - Исторические Статьи - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

[ Регистрация ] · [ Авторизация ]

Сообщество Империал > Библиотека > Исторические Статьи > Древний Мир > Причины римско-македонской войны 215-205 гг. до н. э. Регистрация

Информация об авторе

  • Автор: oleg-grek

Информация по статье

  • Добавлено: 27 Июн 2016, 18:25
  • Обновлено: 27 Июн 2016, 18:27
  • Просмотры: 368

Дополнительно

Репутация: 3
Причины римско-македонской войны 215-205 гг. до н. э.

Описание: Статья на конкурс "ИСТОРИК-ПУБЛИЦИСТ ИМПЕРИАЛА"
Причины римско-македонской войны 215-205 гг. до н. э.

Римско-македонские войны являются одним из важнейших периодов в античной истории, поскольку именно конфликт с Македонией стал началом целенаправленной римской экспансии на восток, а победы над Македонским царством в 197 и 168 гг. до н. э. утвердили римское господство на Балканах.
Впервые интересы Рима и Македонии столкнулись в так называемой Первой Македонской войне (215–205 гг. до н. э.). Для понимания дальнейшего развития событий на Балканах и во всём Восточном Средиземноморье, стоит разобраться с причинами этого конфликта.

Рис. 1. Балканы и Апеннины в III-II вв. до н. э.
1. Итак, первой и, пожалуй, главной причиной римско-македонской войны 215–205 гг. до н. э. является появление римлян на Балканах.
Началось всё ещё в 229–228 гг. до н. э., когда римляне впервые проникли на Балканский полуостров, ведя войну с иллирийскими племенами. Иллирийское побережье понадобилось Республике для обеспечения безопасности тыла в близившейся войне с Карфагеном, поскольку усилившееся в Адриатическом море пиратство иллирийцев создавало угрозу морским коммуникациям Рима; к тому же здесь могли появиться и карфагенские корабли. Сделав ряд греческих городов и иллирийских племён зависимыми от себя и обосновавшись на иллирийском побережье, сенат укрепил своё положение в регионе по результатам второй войны с иллирийцами (220/219–219/218 гг. до н. э.). Таким образом, Римская республика накануне Второй Пунической войны (218–201 гг. до н. э.) обезопасила свой тыл на востоке, создав на Балканах морские базы и не опасаясь теперь высадки карфагенских войск со стороны Адриатики. Так появились первые зависимые от Рима территории на Балканском полуострове.

Рис. 2. Иллирийские войны (229-228 гг. до н. э.; 220-219 гг. до н. э.).
Македонское царство являлось в то время, наряду с державой Селевкидов, одним из мощнейших государств Восточного Средиземноморья, а на Балканах было гегемоном. Однако многие греческие государства полуострова сопротивлялись главенству Македонии. Также на её границы совершали постоянные набеги иллирийские племена с запада и фракийские с севера. А теперь появились ещё римляне, которые снискали симпатии греков, обезопасив последних от нападений иллирийских пиратов. И хотя интересы македонских царей и сената пока не пересекались, это было неизбежно в ближайшем будущем.

Рис. 3. Македония и Греция в 200 г. до н. э.
Сегодня среди учёных разгораются дискуссии относительно того, стремился ли Филипп V (царь Македонии в 222/221–179 гг. до н. э.) изгнать римлян с Балкан изначально, с момента восшествия на престол, или он не ставил такой цели до непосредственного военного столкновения с Римом уже в ходе самой Первой Македонской войны. Среди современных отечественных историков тщательнее всего данный вопрос изучали А. П. Беликов и Н. Ю. Сивкина, мнения которых в отношении планов Филиппа как раз расходятся. А. П. Беликов в своей диссертации доказывал, что Филипп Македонский уже во время Союзнической войны (220–217 гг. до н. э.), которую он вёл в Греции, планировал изгнать римлян из Иллирии и внимательно следил за положением дел на западе, где разгоралась крупномасштабная война между Римом и Карфагеном [1, С. 69]. Н. Ю. Сивкина же в ряде статей показывала, что Филипп V не вынашивал планов выбить римлян с Балкан, что Иллирия вовсе не интересовала македонского царя, который и без того имел немало проблем в лице враждебных греков и варваров, постоянно вторгавшихся в Македонию [2, С. 200].
По мнению А. П. Беликова, царь Македонии поспешил закончить Союзническую войну в 217 г. до н. э. для того, чтобы развязать руки и сосредоточиться на иллирийском направлении [1, С. 69]. К тому же, в это время на западные границы Македонии совершил набеги римский ставленник, царь подвластных Риму иллирийских племён Скердилаид, которого принято считать виновником войны. Его воины служили наёмниками у Филиппа, но македонский царь к концу Союзнической войны отказался от их услуг. Скердилаид, посчитав, что ему не доплатили за его службу, опустошил западные земли Македонии и напал на торговые суда [3, V.95]. Именно против Скердилаида Филипп оснастил за зиму 217–216 гг. до н. э. флот из 100 лемб (лембы – малые корабли с одним рядом вёсел и без тарана, вмещавшие ок. 50 человек – основной тип иллирийских судов) [1, С. 71]. Некоторые же древние авторы считали, что македонский царь подготовил корабли для вторжения в Италию, но это чистой воды антимакедонская пропаганда. Филипп и не думал о высадке на Апеннинах – у него просто не было для этого сил. А. П. Беликов убедительно показал, что на сотне лемб, вмещавших по 50 воинов, могло разместиться лишь ок. 5000 человек [1, С. 71]. Этих войск было явно недостаточно для противостояния римлянам, способных выставить на поле боя 80-тысячную армию (если взять в пример битву при Каннах) и собрать вскоре новую (римляне воевали бы на своей земле: ресурсов у них было достаточно, чтоб противостоять любому противнику долгие годы - это и показали войны против Пирра и Ганнибала). К тому же сама Македония постоянно ослаблялась непрерывными вторжениями варваров и войнами с греками.
Именно против пиратов, как доказывает Н. Ю. Сивкина, Филипп планировал создать морские базы на западном побережье Балкан; римлян же эти планы не касались. Целью македонского похода на запад стала ликвидация угрозы со стороны Скердилаида [4, С. 13].
Таким образом, безосновательно мнение некоторых античных и современных историков о том, что причиной войны между Римом и Македонией могло послужить стремление македонского царя Филиппа к вторжению в Италию. Случайной причиной, или, скорее, поводом, толчком к столкновению римлян и македонян послужило разграбление македонских земель иллирийским царём Скердилаидом.
Существует мнение, что окончанию Союзнической войны в Греции способствовали и события борьбы между Римом и Карфагеном, а именно поражение римлян у Тразименского озера в июне 217 г. до н. э. Деметрий Фарский (противник римлян во Второй Иллирийской войне), нашедший укрытие у македонского царя, советовал тому скорее закончить войну с греками, выбить римлян из Иллирии и переправиться с армией в Италию, чтобы добить ослабленный Ганнибалом Рим, который боролся уже за своё собственное существование, а не за внешние владения [3, V.101]. Но Филипп не последовал совету Деметрия относительно Италии: «интересы царя никогда не распространялись за пределы Балкан и Эгеиды» [1, С. 70]. Последующие события это подтверждают, доказывая отсутствие у македонского царя экспансионистских планов на западе.
Ещё осенью 217 г. до н. э. Филипп отвоевал у Скердилаида города Дассаретиды (области, граничащей с Македонией на западе) [3, V.108]. Иллирийцы были остановлены, но победа над ними вывела македонян к зависимым от Рима территориям. Здесь-то и пересеклись впервые интересы двух держав, ставших теперь соседями.
2. К одной из причин римско-македонской войны можно отнести стремление Филиппа V обезопасить западные границы своего царства от нападений иллирийских племён Скердилаида, а заодно поднять свой престиж в глазах греков, поскольку их земли также оказывались в безопасности. Экономические интересы можно отнести к косвенным причинам.
Весной 216 г. до н. э. вышеупомянутый флот из 100 македонских лемб двинулся к иллирийским берегам, огибая Грецию. Филипп, как уже было сказано, стремился создать в этом регионе морскую базу, чтобы покончить с морскими разбойниками. Здесь единственно удобное расположение имели города Аполлония и Эпидамн (греческие колонии, оказавшиеся в результате римско-иллирийских войн зависимыми от Рима). Эпидамн обладал лучшей гаванью, но находился гораздо севернее Аполлонии. К тому же, захват Аполлонии давал бы македонскому царю очень выгодные торговые пути, приносящие казне неплохие доходы, а Филиппу – симпатии греков [4, С. 17]. Окончательная же победа над Скердилаидом могла позволить Филиппу сплотить греков под эгидой Македонии, завоевать их уважение, подобно тому, как после Первой Иллирийской войны Рим стал неким освободителем от бесчинства пиратов в глазах эллинов. А ведь в этом и заключалась основная цель политики Филиппа на Балканах: восстановить на полуострове свою гегемонию.
3. Стремление македонского царя утвердить своё главенство над всей Грецией также можно считать одной из причин войны между Македонией и Римом.
Рим же, хотя и находился в критическом положении, терпя поражения от Ганнибала, не хотел терять выгодные территории в Иллирии, что могло только усугубить положение «Вечного Города». Когда Скердилаид призвал на помощь римлян, у тех нашлись силы послать ему 10 тяжёлых квинквирем (боевых кораблей с пятью рядами вёсел), чего вполне хватило бы для уничтожения всей македонской флотилии, суда которой были совершенно не приспособлены для боя, а их экипажи плохо обучены. Узнав о приближении римских кораблей, царь, подойдя уже довольно близко к Аполлонии, принимает решение о возвращении в Македонию [3, V.110]. Это только доказывает, «что его суда были слишком малы и не годились для морского сражения» [1, С. 72]. Вполне возможно, что Филипп получил ложные сведения о выходе в море всей римской эскадры. Так или иначе, этот неудачный морской поход македонского царя показал, что римляне не собираются уступать ему ни единого города. Между Македонией и Римом началась своеобразная «холодная война».
4. Ещё одной причиной, возникшей непосредственно перед вооружённым столкновением Рима и Македонии, является необходимость македонян вытеснить римлян из Иллирии, а с римской стороны – сохранить здесь свои позиции, обороняя их от Филиппа.
Римляне, по всей видимости, расценили претензии Филиппа на Аполлонию как акт агрессии против них, к чему ещё примешивалось укрывательство их врага Деметрия Фарского и занятие македонянами Дассаретиды в борьбе со Скердилаидом – союзником римлян [2, С. 199]. Опасения сената насчёт планов македонского царя подтвердились (по мнению римлян) союзным договором 215 г. до н. э. между Филиппом и Ганнибалом, инициатором которого был македонский царь (хотя соглашение было выгодно и Ганнибалу). После разгрома карфагенянами римских легионов у Канн в 216 г. до н. э., Филипп, видимо, посчитал, что римляне окончательно сокрушены, как это обычно бывало в греческом мире после генеральных сражений (однако он плохо знал менталитет римлян, которые традиционно не заключали мир после поражения, а если и делали это, то редко и вынужденно, чтоб потом взять реванш). Поэтому, скорее всего, царь и поторопился заключить союз, чтобы быть включённым в мирный договор между Римом и Карфагеном, что позволяло разграничить сферы влияния Карфагенской республики и Македонского царства (согласно союзному договору, Италия находилась в зоне влияния Карфагена, а Греция, включая Иллирию, откуда изгонялись римляне, оставалась под македонским влиянием [5, XXIII. 33]). Т. е. с помощью карфагенян Филипп хотел избавиться от римлян в Иллирии, которые были отвлечены своим тяжёлым положением в Италии, а Ганнибалу союз давал удобные гавани на западном побережье Балкан, через которые можно было бы перебрасывать подкрепления из Африки на Апеннины для нанесения последнего удара. Как видно, союз имел явную антиримскую направленность, и его заключение можно считать официальным началом Первой Македонской войны, объявление Филиппом войны Риму. Агрессором в данном случае выступал Филипп V, хотя А. П. Беликов считает обе стороны агрессивными по отношению к Иллирии и Греции, поскольку они были захватчиками на этих территориях [1, С. 75].

Рис. 4. Средиземноморье в 218 г. до н. э.
Стремление Филиппа заключить союз с Ганнибалом может говорить и о страхе царя перед усилившимся после Канн Карфагеном, т. к. давал гарантии неприкосновенности македонянам (хотя стоит отметить, что участником договора считается лишь Ганнибал, а не всё Карфагенское государство, которое осталось свободно от обязанностей соглашения) [1, С. 74]. О потенциальной западной угрозе эллинскому миру говорил ещё этолийский представитель Агелай при заключении мира с Македонией и её союзниками в 217 г. до н. э. (Навпактский мир, завершивший Союзническую войну). Он призывал греков объединиться перед лицом общего врага, которым станут либо римляне, либо карфагеняне, потому что победитель захочет распространить свою власть на Грецию и Македонию [3, V.104]. С этой точки зрения первую римско-македонскую войну можно считать превентивным ударом Филиппа по Риму, а одной из причин войны становилась бы защита Македонии от возможного вторжения римлян. Но вряд ли Филипп в то время всерьёз задумывался об угрозе с запада. Возможно, этой речью Агелай просто выбивал для Этолии выгодные условия мира, но его слова стали пророческими.
Итак, подводя итоги всему вышеизложенному, можно сделать вывод, что первоначально ни римляне, ни македоняне войны друг против друга не хотели, а их столкновение произошло вынужденно. Македонский царь Филипп стремился покончить с пиратами Скердилаида, а для этого ему необходимо было занять Аполлонию, из-за которой и произошёл конфликт с Римом, не желавшим терять зависимый город (римляне считали жителей Аполлонии своими союзниками, наподобие италиков). Филипп понял, что намерения римлян относительно Иллирии серьёзны, он увидел в них помеху на пути к гегемонии в Греции, и поэтому гордых «сынов Марса» следовало вытеснить с Балканского полуострова. Римляне не желали терять важные морские базы в Иллирии, запирающие Адриатическое море от карфагенского флота, а потому, несмотря на своё бедственное положение в войне с Ганнибалом, не собирались сдавать эти территории македонскому царю, которые, по их мнению, он мог использовать как опорный пункт для вторжения в Италию (для противостояния Филиппу римляне вскоре стали создавать антимакедонскую коалицию в Греции). Конфликт был неизбежен, и это вылилось в Первую Македонскую войну, положив начало кровавому противостоянию двух держав. Таким образом, основной причиной этой войны можно назвать агрессивные устремления как Рима, так и Македонии: римляне вынуждены были утвердиться в Иллирии, ведя агрессивную политику против Карфагена, а македонянам необходимо было вытеснить римлян из Иллирии, чтобы установить своё господство над Балканами.


Библиографический список

1. Беликов А. П. Рим и эллинизм. Основные проблемы политических, экономических и культурных контактов. Дис.…д-ра ист. наук. – Ставрополь, 2008. – 488 с.
2. Сивкина Н. Ю. Иллирийский фактор в римско-македонской «холодной войне» // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. – Н. Новгород, 2007. – № 3. С. 196-204.
3. Полибий. Всеобщая история. / Пер. с греч. и комментарии Ф. Г. Мищенко. – М.: ОЛМА-ПРЕСС инвест, 2004. – 576 с.
4. Сивкина Н. Ю. «Западные планы» македонского царя Филиппа V // Новый исторический вестник. – М., 2008. – № 1 (17). С. 9-19.
5. Тит Ливий. История Рима от основания города. В 3 т. / Пер. и комментарии XXIII кн. М. Е. Сергеенко. – М.: Ладомир, 2002. – 2306 с.
Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.




    Сообщество Империал > Библиотека > Исторические Статьи > Древний Мир > Причины римско-македонской войны 215-205 гг. до н. э. Обратная Связь
      Стиль:
        05 Дек 2016, 03:44
    © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики