Сообщество Империал: “Палец Нури Саида” - Двадцатый Век - Исторические Статьи - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Информация об авторе

  • Автор: Jackel

Информация по статье

  • Добавлено: 15 Июл 2016, 14:10
  • Обновлено: 15 Июл 2016, 18:12
  • Просмотры: 238

Дополнительно

Репутация: 1
“Палец Нури Саида”

Описание: Революция 14 июля в Ираке и её последствия. Статья с конкурса "Историк-публицист Империала".
“Палец Нури Саида”
(Революция 14 июля в Ираке и её последствия)




Современный Ирак (на 2016-й год) хорошо известен нам, как страна крайне неспокойная, нестабильная и фактически уже распавшаяся на несколько государств - хотя формально пока и единая. Но надо сказать, что спокойным местом Месопотамия не была никогда - не стал исключением и 20 век. Войны, восстания и перевороты следовали зачастую непрерывно, одно за другим, и видимо мир на этой многострадальной древней земле, колыбели цивилизации, наступит еще не скоро - если вообще когда-нибудь наступит. Ныне же предлагаю обратиться к истокам современной Республики Ирак - событию, известному в истории как "Революция (или же переворот) 14-го июля". Мой небольшой очерк, посвященный предыстории и ближайшим последствиям тех давних событий, разумеется, не претендует ни на полное описание темы, ни на какие-либо открытия в выбранной теме – по сути, он является компиляцией давно известных русскоязычных материалов и авторов. В свою защиту же хотелось бы сказать, что вместе все эти материалы не попадались мне нигде – поэтому я и решил попытаться их скомпоновать. Заранее извиняюсь за обилие цифр, но без них многие события станут менее понятными.
(Статья не претендует на наукообразность – но исключительно на популярное изложение событий и некоторых их подробностей).


В Багдаде всё спокойно?

Что же представляло собой Королевство Ирак на 1958-й год?
Сначала немного предыстории.
Англичане, закрепившиеся в регионе после Первой мировой войны и подмявшие под себя изрядную долю земель бывшей Османской империи, после мощного антиколониального восстания в оккупированных месопотамских землях в 1920-м году, (с трудом подавленного, в т.ч. с использованием авиации и химического оружия) были вынуждены отказаться от прямого колониального владычества. В результате британцы на базе трёх бывших османских вилайетов (в основном шиитско-арабской Басры, в основном суннитского Багдада и в основном курдского Мосула) сформировали марионеточное Королевство Ирак с династией хиджазских Хашемитов на троне, которое было объявлено независимым государством в 1932-м году. При этом англичане фактически полностью контролировали политику, экономику и вооруженные силы новоиспечённого государства - но теперь уже опосредованно, а не напрямую. К моменту провозглашения независимости Ирак оставался отсталой аграрной страной. За исключением нефтяной промышленности, за годы британского мандата не было создано ни одного крупного промышленного предприятия. Предоставление Ираку формальной независимости совпало по времени с мировым экономическим кризисом 1929-1933 гг., в результате которого наполовину понизились цены на основной продукт иракского экспорта - финики, а также на зерно, шерсть и другую сельскохозяйственную продукцию. Последствием кризиса стало сокращение посевных площадей, разорение крестьян и массовая миграция их в города. Режим мандата оставил в наследство стране всесилие феодалов и ростовщиков, нищету обезземеленных крестьян, огромную армию безработных и люмпен-пролетариев, сложный комплекс серьёзных национальных и религиозных противоречий, бесправие народных масс. Главное богатство страны - нефть, также полностью контролировалось иностранцами, в частности "Ирак петролеум компани", в которой кроме английских были представлены интересы также голландских, французских и американских компаний. Общественно-политическая жизнь страны в 30-е-40-е годы также не отличалась стабильностью и спокойствием - волнения, перевороты и попытки переворотов следовали одно за другим - только в течение двух с половиной лет, последовавших за ликвидацией режима мандата, в стране сменилось 8 кабинетов министров и трижды проводились парламентские выборы. Внутренняя обстановка была крайне нестабильной -в частности, в 1933-м "резня в Сумайле"(массовые убийства ассирийцев армией), были также волнения среди шиитских племен на юге (особенно в 1935-36гг.) и среди курдов - на севере. В августе 1937г. генерал Бакр Сидки (пришедший к власти годом ранее в результате военного переворота) был убит в аэропорту Мосула. В апреле 1939-го в автокатастрофе погиб тогдашний король Ирака Гази I, при этом молва приписала его гибель проискам англичан и про-британски настроенного премьера Нури аль-Саида - незадолго до смерти король высказался о необходимости присоединения принадлежавшего англичанам Кувейта к Ираку. Также к концу 30-х усилилась деятельность националистической группировки "Золотой квадрат", возглавлявшейся армейскими офицерами высокого ранга. Она пришла к власти в результате военного переворота в апреле 1941-го года. Регент принц Абд-аль-Иллах и Нури Саид вынуждены были покинуть страну. Мятежники во главе с новым главой правительства Рашидом Али-аль-Гайлани обратились за помощью к нацистской Германией, за чем последовало британское вторжение (все эти события обычно известны как Англо-иракская война, Иракская операция или же "Мятеж Рашида Али"). В результате к концу мая иракская армия, поддерживавшая мятежников, а также германский и итальянский авиационный контингенты были разгромлены, Рашид Али с соратниками бежали в соседний Иран, а англичане, Абд-аль-Иллах и Нури Саид вновь обосновались в Ираке. Народ не оказал армии, "Золотому квадрату" и правительству почти никакой активной поддержки. Оккупировав страну, английские власти провели чистку армии и госаппарата, прогермански и националистически настроенные офицеры и чиновники были уволены, а некоторые - казнены. Принятые в 1943 г. поправки к конституции значительно расширяли права короля и полномочия правительства.17 января 1942г. правительство Ирака объявило войну Германии. Некоторые возможности своей деятельности получили антифашистские и прогрессивные общественные организации (при правительстве Т. Сувейди), но в целом правящие круги Ирака и его истинные хозяева - англичане, продолжали свою реакционную внутреннюю политику. Иракская экономика переживала период застоя, усиливался налоговый гнет, в результате военных реквизиций продовольствия начался голод. Английские и иракские войска вынуждены были подавлять народные волнения. Особенно мощным стало восстание курдов, начавшееся в 1943 г. и разгромленное лишь осенью 1945 г. с помощью английской авиации. (Не добавила стабильности стране и разразившаяся в середине 40-х годов на юге Ирака эпидемия чумы. По воспоминаниям известного советского паразитолога Ф.Ф. Талызина, борьба с эпидемией со стороны англичан и местных властей выглядела очень просто и достаточно по-средневековому - чумные деревни оцеплялись войсками, постройки и трупы умерших от эпидемии сжигались, живые сгонялись в карантин и там находились под дулами винтовок. На этот же период пришёлся также разгул бандитизма в районе Басры и Амары - крупные банды бедуинов, особенно племени резза, останавливали и грабили машины, пассажиров же часто убивали. Чувствовали же бандиты при этом себя достаточно вольготно - серьёзной борьбы с ними не велось.)

Истоки революции

Не принесло особых изменений и последующее десятилетие, в которое Ирак вошел возглавляемый всё тем же "непотопляемым" Нури Саидом (возглавлявшим правительство в общей сложности 8 раз и получившим в народе говорящее прозвище "кяльб ибн кяльб" – «собака сын собаки») и Абд-аль-Иллахом (известным лошадником и коррупционером, любившем присутствовать на казнях своих врагов), регентство которого длилось вплоть до совершеннолетия короля Фейсала II в 1953-м году (но и после окончания регентства принц сохранил сильное влияние на молодого короля).
Всё так же беспросветная нищета, голод, болезни и прочие феодальные пережитки оставались уделом жизни подавляющего большинства населения (крестьян-арендаторов и городской бедноты) королевства Ирак, при этом само население к 1958-му году выросло до примерно 6,5 млн. чел. Окраины крупных городов быстро зарастали трущобами из примитивных глинобитных хижин (сарифов), где люди всегда жили впроголодь и часто не могли найти никакой работы. По сведениям на 1956-й год, средний дневной заработок иракского рабочего составлял тогда не более 165 филсов, или же 36 центов по тогдашнему курсу (1 иракский динар равен 1000 филсов). Крестьянам при этом было порой еще хуже - так, в одном из наиболее богатых сельскохозяйственных районов южного Ирака, Дивании, средний дневной доход крестьянина был около 13 филсов - порядка 4 центов. В частности, по данным Международного банка реконструкции и развития, средний годовой доход в Ираке на 1952-й год был 84 доллара, в то время как средний годовой доход иракского крестьянина (представителя подавляющего большинства населения) не превышал 21 доллара. Большая часть использовавшихся пахотных земель принадлежала помещикам и племенной верхушке, при этом на землях с естественным орошением крестьяне обязаны были отдавать владельцу земли 3/5 урожая, и 2/3 - если владелец ссужал крестьян семенами. На землях же с искусственным орошением помещик забирал 5/7 урожая, а на финиковых плантациях - до 9/10-х. Ограничивались права и возможности крестьян даже законодательно - так, закон 1933-го года запрещал крестьянам-арендаторам покидать землю, если они задолжали помещику. А поскольку практически все крестьяне были опутаны недоимками - закон фактически превращал их в крепостных. Добавьте сюда крайне низкий уровень механизации и химизации крестьянского труда, обилие плохих почв, тяжелые климатические условия - и ужасающее положение дореволюционного иракского сельского хозяйства становится понятным и очевидным. Так, производство фиников (основной с\х культуры страны и важнейшего экспортного товара) с 420 тыс. т. в 1955г. упало до 250 тыс. т. в 1956-м году.
Крайне тяжелой была также санитарно-эпидемиологическая обстановка в стране. Кроме общего истощения, характерного для большинства бедного населения, вызванного постоянным недоеданием и голодом (им страдало до 80% населения - по данным профессора Гунеля), для Ирака того периода были характерны массовые паразитарные и инфекционные заболевания, характерные для отсталых стран тропического пояса - малярия, туберкулез, шистосомоз (заболевание, вызываемое червем кровяной двуусткой, поражающим мочеполовую систему и характеризуемое кровью в моче), брюшной тиф, холера, чума и даже такое паразитарное заболевание, как ришта. Средняя продолжительность жизни составляла при этом около 29 лет, одной из причин чего была крайне высокая детская смертность - до 350 смертей на 1000 новорожденных. Большое распространение имели также глазные болезни - такие как трахома, ими страдало до миллиона человек. Королевское правительство фактически не боролось со многим болезнями - так, по данным С.Л. Булинджера, в 1919-м году в Багдаде шистосомозом болело около 8% населения, в Басре - до 36%, а в 1951-м году (Дж.М. Уотсон) в Багдаде им болело уже 25%, в Басре - около 40%. Шистосомозом было поражено около 63% иракских школьников. Большинство населения не были обеспечены не только продовольствием, но и нормальной питьевой водой, а канализация в домах являлась крайне редким явлением. К 1955-му году в стране имелось около 100 больниц, из них 25 - в Багдаде и других крупных городах. В них в общей сложности было 4792 койки. Врачей на тот момент было около 1100, из них примерно 500 - в Багдаде. Во многих сельских районах не было ни больниц, ни врачей вообще.
В не менее удручающем состоянии находилось и образование в стране - большинство детей школьного возраста вынуждены были не посещать занятия в школах (которых при этом всё равно не хватало - одна начальная школа приходилась на 42 тыс. детей, а одна средняя - на 80 тыс. учащихся), а зарабатывать разносчиками посылок, чистильщиками обуви, просто попрошайничать, собирать объедки и т.д. Высшее образование в Ираке ко времени революции было представлено одним-единственным университетом. Примерно 90% жителей страны и около 99% крестьян были неграмотны.
Для развития промышленности за время своего правления в Ираке правительство Хашемитов также не сделало практически ничего. К 1958-му году крупных современных предприятий в стране не было, а вся промышленность была представлена нефтедобывающей отраслью (как и за 30 лет до этого, почти полностью контролировавшейся иностранным капиталом), ремесленными и кустарными мастерскими - цементными, кирпичными, текстильными, кожевенными и сигаретными. В то же время режим благоприятствования иностранным товарам, проводившийся правящей верхушкой, загнал традиционные ремесла Месопотамии в глубокий кризис. Всего к моменту революции насчитывалось 294 промышленных и ремесленных предприятий с числом рабочих 20 и более человек.
Политическая обстановка в стране после окончания Второй мировой оставалась очень сложной и продолжала накаляться - чему способствовало ограничение свободы печати, усилившееся с 1946-го года после некоторого ослабления цензуры военных и первых послевоенных лет. Подлил масла в огонь и так называемый "Портсмутский договор" 1947-го года, вновь привязывавший Ирак к Англии, который вызвал крупные народные волнения в начале 1948-го года (с многочисленными жертвами, так называемое «восстание аль-Ватба») и стал причиной отставки правительства С. Джабра. И хотя Портсмутский договор был аннулирован, ситуацию это не исправило - поскольку началась первая арабо-израильская война (в которой Ирак принимал активное участие и даже выставил самый крупный арабский контингент), и под предлогом "обеспечение тыла армии" было введено военное положение, произведены массовые аресты, а все активные участники восстания 1948 года были брошены в тюрьмы. К этому же периоду относится и усиление репрессий против Иракской коммунистической партии (далее - ИКП, основана в 1934-м и тогда же запрещена) - в 1947 её председатель Юсеф Сальман Юсеф ("Фахд") и другие члены ЦК были арестованы, а в 1949-м - казнены. Начало 50-х в арабском мире совпало с ростом национально-освободительных движений, национализма и панарабизма а также социалистических и коммунистических настроений и партий. Этому способствовал проигрыш арабскими странами Первой арабо-израильской войны и первая ласточка новых времён - революция 1952-го года в Египте (тоже кстати - "Июльская") и приход к власти в этой стране движения "Свободных офицеров" во главе с Насером и Нагибом. Король Фарук был свергнут и изгнан из страны, Египет взял курс на сближение с СССР и построение светской социалистической республики. Эти события вызвали резкий рост антимонархических и антизападных настроений в остальных арабских странах, в первую очередь - в Ираке, где ненависть народных масс к британцам и навязанному ими режиму давно подошла к критической отметке. Уже в 1949-м году в Ираке было создано движение "Свободные офицеры" (по образцу египетского), в числе лидеров которого вскоре оказались будущие вожди революции - бригадный генерал (к 1958-му году) Абдель Керим Касем и полковник Абдель-Салам Ареф. И хотя движение не было ни слишком многочисленным (ко времени революции в его рядах было не более 300 человек), ни полностью единым (внутри него насчитывалось как минимум 3 разных течения, включая прокоммунистическое) - это были люди, в чьих руках находились вооруженные силы. В 1951-м году была основана иракская Баас ("Возрождение"-по арабски, также известна как ПАСВ-Партия арабского социалистического возрождения), как отделение основанной в 1947 в Сирии общеарабской партии Баас. Спустя 7 лет она уже набрала некоторое влияние в Ираке, хотя и заметно уступала по количеству сторонников другим партиям - например, ИКП. Другими достаточно сильными движениями были Национально-демократическая партия и Партия независимости - в 1957-м году они вместе с ПАСВ и ИКП образовали "Фронт национального единства"(ФНЕ) - и хотя Демократическая партия Курдистана в него не вошла, ДПК стала союзником "Фронта". Основными положениями программы "Фронта" стали - уход из власти Н. Саида, демократизация внутренней жизни страны и политических процессов, ликвидация иностранного (в первую очередь - британского) вмешательства в Ираке, нейтралитет и выход из т.н. "Багдадского пакта". Здесь стоит сказать подробнее - данный пакт (позже организация, созданная на его основе также именовалась СЕНТО - "Организация центрального договора") был подписан между Ираком и Турцией 24 февраля 1955 года в Багдаде, позже к нему присоединились Великобритания, Пакистан, и Иран. Просуществовала организация до 1979-го года, когда после утраты из своего состава не только Ирака, но и Ирана вынуждена была самораспуститься. Багдадский пакт представлял собой военно-политическое соглашение, резко анти-советской направленности, призванное также уравновешивать просоветские Египет и Сирию, а также действовать против просоветских, антизападных и прочих «подрывных» сил в районе действия этой организации. Для иракцев подписание его королевским режимом стало еще одним символом иностранной зависимости своей страны. Можно также сказать, что несмотря на формальное отсутствие в его составе США, по-факту он ознаменовал начало проникновения американцев в Ирак не только в экономическом, но и в военном и политическом отношениях - именно после его создания в Ираке появилось американское вооружение и инструкторы. США тоже отлично понимали всю важность региона и после войны стали активно вытеснять одряхлевшего британского льва из зоны Персидского залива.
Разумеется, королевское правительство ответило на нарастание революционного движения усилением репрессий - особенно после подавления волнений 1952-го года. Именно в этот период печальную известность приобрела тюрьма Нукрат эс-Сальман, в пустыне на юге-западе страны - прозванная "иракским Освенцимом" и "замком смерти" из-за исключительно тяжелых условий содержания заключенных. В неё были брошены не только активисты ИКП, но и члены многих других партий. Когда на июньских парламентских выборах 54-го победил Единый национальный фронт (организация, предшествовавшая Фронту национального единства), представлявший НДПИ, Партию независимости и организации сторонников мира, женщин и молодежи, а также коммунистов (в качестве самостоятельной организации ИКП во Фронте не участвовала), угрожавший британскому владычеству и открыто провозглашавший курс на антиимпериалистические и антимонархические реформы, монархическая верхушка во главе с Н. Саидом решилась пойти на государственный переворот. В августе 1954 года она заявила о роспуске только что избранного парламента и запретила деятельность всех политических партий. В стране устанавливался режим открытой военной диктатуры. Любви к режиму всё это, конечно же, не добавляло. Новый шквал протестов и волнений прокатился по стране с октября 1956-го - из-за франко-британской интервенции в Египет и "Суэцкого кризиса". Результатом стали новые репрессии и введение военного положения...
Настроения же многих армейцев не были секретом для правительства - так, в декабре 1957-го Нури Саид распорядился выдавать боевые патроны только частям, непосредственно направляющимся на задания, да и о "Свободных офицерах" ему сообщали. Остаётся загадкой, отчего старый интриган и прожжённый политик не придал этому заметного значения, сочтя что "люди из хороших семей" не могут замышлять против него и режима.
1958-й начался с образования 14 февраля так называемой "Арабской федерации" - конфедерации монархических Ирака и Иордании, призванной противостоять "Объединенной арабской республике" насеровского Египта и Сирии. Просуществовать этому политическому объединению суждено было лишь полгода...

Иракский бунт, осмысленный и беспощадный

К июлю 1958-го обстановка в Ираке оставалась внешне вроде бы достаточно спокойной. "Вроде бы" - потому что недовольных режимом к этому времени было слишком много, и слишком долго копилось недовольство режимом, который к этому времени похоже перестал устраивать даже своих хозяев - англичан. Нури Саид к этому времени формально отошел от власти, передав министерское кресло бывшему послу Ирака в Вашингтоне Али аль-Айюби, считавшемуся ставленником Вашингтона, а не Лондона. Король Фейсал и Нури Саид должны были лететь 13 июля в Стамбул, но по непонятным причинам рейс перенесли. Как вскоре оказалось, эта задержка стоила жизни иракским руководителям.
До поздней ночи 13-го в королевском дворце Каср ар-Рихаб продолжалось празднование - Фейсал 2-й должен был лететь на свою свадьбу и на совещание стран-участниц Багдадского пакта, чтобы подписать соглашение о присоединении Ирака к интервенции Турции против Ливана . Пробуждение оказалось страшным - около 4:20 утра 14-го июля король, его семья и приближенные были разбужены грохотом выстрелов и криками. Дворец был окружен мятежными солдатами, скоро в дело включилась артиллерия восставших - здание загорелось в нескольких местах, и вскоре внутренние помещения заволокло дымом. Почти сразу стало понятно, что сопротивляться практически бесполезно - гвардейцы, призванные охранять монарха, оказались в сговоре с восставшими и перешли на их сторону. Начальники охраны - офицеры-курды подполковник Тага Бамарни и лейтенант Мустафа Абдула не оказали сопротивления и сами примкнули к подразделениям Арефа и Касема. Примерно через час после начала событий королевская семья и немногочисленные её сторонники вынуждены были сдаться - мятежники через мегафон предложили им покинуть сильно разрушенное и задымленное здание. К этому времени восставшие части давно заняли багдадскую радиостанцию - она стала штаб-квартирой мятежа.
Но вернёмся немного назад. В то время как король и регент спокойно спали, части иракской армии, выделенные Нури Саидом для поддержки американской интервенции в Ливан и двигавшиеся в сторону Иордании, резко изменили направление движение - теперь они шли на Багдад. А поскольку находились они у окраин столицы, времени у них, чтобы достигнуть дворца и других предназначенных для захвата пунктов, ушло совсем немного в город они вошли около 3:00. Основу восставших частей составила 3-я дивизия иракской армии (19-я бригада - под командованием бригадного генерала, лидера движения "Свободные офицеры" Абделя Керима Касема, и 20-я бригада - под начальством полковников Абделя Саляма Арефа (в русскоязычных источниках часто именуемого Абдулом – но в сущности, это разные формы одного и того же арабского имени «Абд») и Абделя Латифа аль-Дарраджи. Три тёзки шли брать власть - можно сказать так). Двигались они из Баакубы.
Что же случилось дальше, после того, как король Фейсал 2-й, которому на тот момент исполнилось 23 года, принц, бывший регент и дядя короля Абд-аль Иллах, члены их семейств и несколько слуг (всего - 14 человек) вышли из горящего дворца, держа каждый в руках над головой Коран (старинный мусульманский символ мольбы о пощаде)? Сначала лейтенант Абдель Саттар аль-Аббоси велел вышедшим построится вдоль стены, а затем... Точного ответа на этот вопрос нет, но вот так эти события выглядели в описании советского журналиста Г. Кублицкого, посетившего страну в конце 1958-го года, вскоре после революции:
"...- Говорят, что Фейсал тоже хотел было сдаться, но Абд-аль-Иллах дал ему пощечину и, отстреливаясь, бросился к автомашине, стоявшей во дворе. Машина не завелась. Тогда королевское семейство кинулось в кусты у фонтана. Абд-аль-Иллах успел выпустить еще несколько пуль, прежде чем пулеметная очередь покончила с ним и с королем..."(с) Но сейчас такое описание представляет интерес разве что с точки рассмотрения ранней послереволюционной пропаганды. Более реалистичное описание событий, журнал "Вокруг света", В. Эрлихман и И. Миняжетдинов, "Нефть и кровь иракской революции":
"...- Затем лейтенант Абдель Саттар аль-Абоси велел вышедшим встать у стены. А вот что именно случилось дальше, до сих пор неясно. По одной из версий, у молодого офицера, до предела взвинченного авантюрой, в которую ввязался, просто сдали нервы. Ему вроде бы показалось, что кто-то из арестованных принцев тянется за пистолетом, и он закричал не своим голосом: «Огонь!» По двору заструилась кровь, пули прошили священные страницы…
От расправы уцелела только супруга бывшего регента — принцесса Хайям. Раненую женщину заговорщики приняли за мертвую и оставили лежать под телами расстрелянных родственников. Позже, когда страсти улеглись и кровожадности у восставших поубавилось, ей почли за благо сохранить-таки жизнь и отправить в военный госпиталь «аль-Рашид».
Туда же несколькими часами раньше попал — уже на последнем издыхании — многократно пораженный в грудь Фейсал. Но ночью король умер, и его труп (все равно уж ничего не поделаешь, так надо хоть использовать в пропагандистских целях) выставили на всеобщее обозрение перед развалинами дворца..."(с).
Как бы там ни было, 13 человек из числа иракских Хашемитов и нескольких их слуг были убиты - в их числе кроме короля Фейсала и принца Абд-аль-Иллаха были принцесса Нафиса (мать Абд-аль-Иллаха) и принцесса Абадия (тётя короля). 38-летнему правлению династии в Ираке пришел конец. Но был еще один человек, вызывавший ненависть восставших и которого необходимо было найти - Нури Саид, среди расстрелянных у дворца его не оказалось. Мятежники начали лихорадочные поиски - к тому же за поимку бывшего премьера их руководство назначило премию в 10 тысяч динаров. Его сын, Сабах Нури аль-Саид на тот момент уже был убит - его тело протащили по улицам Багдада, облили бензином и сожгли. Сам же старый политик, видимо в последний момент почуявший что-то неладное, к этому времени сумел сев в лодку, подняться вверх по течению Тигра - и укрыться у одного из старых друзей (Махмуда Истербади) в районе Казимия. Рано утром 15-июля он попытался скрыться, надев перед этим глухое арабское женское покрывало - абайю. На площади Свободы, у Южных ворот одна из женщин спросила подростка, находившегося рядом, о дороге к дому одного из феодалов. Того при этом удивил странный низкий голос женщины. После чего порыв ветра приподнял край женской одежды - и мальчик заметил пижамные штаны, выглядывавшие из-под края покрывала - он закричал, и бывший премьер быстро был окружен толпой. По разным версиям он то ли успел застрелится сам, то ли был убит выстрелом одного из подоспевших солдат.
Но вернемся к событиям 14-го числа. Уже в 6 часов утра по радио было объявлено о победе революции и свержении монархии - сообщение зачитывал один из лидеров мятежа, Абдель Салам Ареф, начальник второго (стратегического) отдела Генштаба:
"- Братья! Победа может быть полной только при поддержке народа и его участии в противодействии возможным заговорам империалистов против молодой Иракской республики. Вы все должны собраться у дворца ар-Рихаб, чтобы поддержать нас!"(с). (По другой версии - "- Говорит Иракская Республика! Сегодня — день победы и славы. Враги бога и народа убиты и выброшены на улицу. Будем едины в борьбе против империалистов и их агентов …" - но возможно, он сказал это 15-го числа, здесь мы опять сталкиваемся с расхождениями в источниках).
Багдадцы откликнулись на призыв, и вскоре улицы города и площадь перед дворцом заполнились толпами людей, которые в этот ранний час пели, танцевали, рвали и жгли портреты свергнутого короля - а также грабили дворец и дома приближенных бывшего руководства. Заодно они подожгли и английское посольство - выместив тем самым накопившуюся в Ираке ненависть к Британии. Заодно толпа сбросила с пьедесталов и утопила в Тигре памятники Фейсалу 1-му - основателю династии и британскому генералу Моду.
Думаю, также несколько неприятных, но необходимых слов надо сказать и о судьбе тел погибших в ходе революции иракских руководителей - без этого картина, к сожалению, не будет полной. Если тело молодого короля Фейсала 2-го, умершего от полученных ран в больнице, хотя и выставили на всеобщее обозрение, но глумится над ним не стали и в скором времени предали земле, то вот бывшим регенту и премьеру "повезло" после смерти намного меньше - на них народ полностью выместил свою злобу. По свидетельству очевидца, будущего личного врача Саддама Хусейна, Ала Башира, лежавший у дворца обнаженный труп Абд-аль-Иллаха сначала прицепив к машине притащили на площадь Мучеников, а затем, подвесив на фонарном столбе изрезали и изрубили на куски - так, одна молодая женщина, отрезавшая у убитого кисть руки, была родственницей генерала Саббаха аль-Дина-аль-Саббаха, участника антианглийского восстания 1941-го года, повешенного тогда по приказу и на глазах регента. С Нури аль-Саидом обошлись не лучше - сначала посланный на опознание тела бывший начальник его охраны Васфи Тахер, уже служивший новым хозяевам страны, долго расстреливал труп своего бывшего патрона из автомата, затем по приказу Касема его всё же похоронили. Но упокоится бывшему премьеру было не суждено - через короткое время толпа выкопала тело и оно было раздавлено автомашинами. Надо сказать, что не только высшее руководство Ирака лишилось жизней в эти дни - репрессии обрушились на многих бывших функционеров королевского режима. Всего же жертвами революции июля 1958-го стали около сотни человек, включая 3-х граждан США...

Новые времена

Итак революция свершилась - власть в Багдаде взяли мятежники, и на этом переворот в общем и завершился, сколь-нибудь заметного сопротивления на местах они не встретили, наоборот - народ в массе своей встретил известие о революции с ликованием, причем как арабы-сунниты и шииты, так и курды, да и представители других национальных меньшинств (ассирийцы, армяне, туркмены) - тоже. Все они надеялись, что революция откроет новую страницу в их истории и их заветные желания сбудутся. Так, в Сулеймании при первых известиях о перевороте местные курды сместили всю администрацию и создали органы самоуправления, руководившие городом до прибытия из Багдада новых чиновников. Было образовано первое республиканское правительство. Пост премьер-министра и главнокомандующего армией занял Абдель Керим Касем. Абдель Салям Мухамед Ареф был назначен заместителем премьер-министра. В состав первого республиканского правительства вошли представители всех партий, входящих в ФНЕ, за исключением Иракской компартии. В числе новых министров были два курда: Махмуд Салих Махмуд - министр здравоохранения и Мустафа Али - министр юстиции. На основании одного из первых декретов республиканского правительства был образован высший государственный совет, в состав которого вошли генерал Наджиб Рубай, лидер партии "Истикляль"(Партия независимости) Мухаммед Махди Кубба и губернатор Эрбиля, курд по национальности, Халед Нахшабанди. Введением в состав совета Нахшабанди правительство демонстрировало свою готовность признать национальные права курдов в Иракской республике - чем резко отличалось от королевских правительств.
Давайте внимательнее присмотримся к человеку, взявшему бразды правления в Ираке в это время. Бригадный генерал Абдель Керим Касем ( عبد الكريم قاسم), которому на момент событий было 43 года, родился 21 ноября 1914 года в тогда еще османском Багдаде. Отец - араб-суннит, плотник, вскоре после его рождения погиб на фронте будучи солдатом Оттоманской армии. Мать - шиитка, дочь курдского фермера. Семья будущего правителя Ирака была бедной. Касем показал хорошие результаты в начальной школе, и поступил в среднюю школу на государственную стипендию. После окончания учебы в 1931-32 гг. году он был учителем в начальной школе. Затем поступил в военный колледж, который окончил в 1934 году в чине второго лейтенанта. Военную карьеру будущего премьера никак нельзя назвать "тыловой" - начал он её с участия в подавления восстания племен на среднем Евфрате в 1935-м году, затем участвовал в англо-иракской войне 1941-го года, затем - в боях против курдов в 1945-м и первой арабо-израильской войне (с мая 1948 по июнь 1949 года), в 1955-м - получил чин бригадного генерала. Главой "Свободных офицеров" он стал по разным данным то ли в 1956-м, то ли в 1957-м году. Во времена своего правления и укрепления режима личной власти получил в стране прозвище "аз-Заи́м" - "вождь" по-арабски.
Перед новым правительством и новорожденной республикой стояло немало серьёзных проблем и вопросов, разрешить которые было непростым делом - здесь и иностранная зависимость страны, и её крайняя отсталость во всех сферах жизни, и страшная нищета населения, и многое другое. Но главным же и первоочередным вопросом в тогдашнем Ираке, когда нефть еще не играла в жизни страны столь важной роли, как сейчас, был конечно же - вопрос земельный. Сразу же после захвата власти новое правительство провозгласило земельную реформу - и немедленно начало претворять её в жизнь, поскольку с феодализмом (которого были отнюдь не "пережитки") пора было кончать, и чем быстрее - тем лучше. По закону об аграрной реформе, изданному вскоре после провозглашения республики (30 сентября 1958 г.), был установлен размер земельных владений в 500 га неорошаемой и 250 га орошаемой земли. Изымаемые у крупных собственников земельные излишки, а также земли, принадлежавшие ранее королевской семье, стали передаваться (за плату с рассрочкой на 20 лет) безземельным и малоземельным крестьянам (по 15-20 га неорошаемой или 7,5-15 орошаемой земли на хозяйство). С мая 1970-го начался второй этап земельной реформы. Всего с 1958-го года по 1976-й у крупных собственников было изъято 2,5 млн. га земель, из которых распределено среди безземельных и малоземельных крестьян 1,55 млн. га земли. Для сравнения - в канун революции на каждого из 3,5млн. феллахов (крестьян) приходилось в среднем 0,03 га (3 "сотки") земли, а у 5 тыс. крупных помещиков (в основном - феодалов) были "клочки" по 100 тыс. гектаров и более, т.е. у каждого из этих помещиков земли было столько же, сколько у 3,5 млн. феллахов вместе взятых. Была отменена десятина, выплачивавшаяся крестьянами помещику "за управление", а помещиков обязали выдавать посевные семена крестьянам бесплатно. Были также ликвидированы разные косвенные поборы и налоги в пользу феодалов и шейхов племён, снижена арендная плата. Началось создание с\х кооперативов - в их обязанности входили обеспечение крестьян семенами, кредитами, удобрениями, скотом, оборудованием и т.п. И хотя земельная реформа оказалась половинчатой и не ликвидировала полностью помещичьего землевладения, она по крайней мере сдвинула проблему с мертвой точки, значительно улучшила положение крестьян и подготовила почву для всех дальнейших изменений 60-70-х годов - уничтожения остатков феодализма, начала механизации и химизации с\х, увеличения количества сельскохозяйственных кооперативов и т.д. Одновременно с этим были отменены старые аграрные законы - №28 от 1933 года, № 43 от 1951 и другие, закреплявшие пережитки феодализма в деревне и тормозившие развитие с\х. Сельхозрабочие также получили право на создание профсоюзов, а права шейхов и племенной верхушки были сильно урезаны. И хотя новое правительство стало поощрять развитие промышленности и ремесел страны, главная сфера и важнейший источник доходов - нефтедобыча, поначалу оказалась без изменений. Только в 1961-м году правительство лишило "Ирак петролеум компани" 99,5% земель, кроме тех, на которых велась добыча. Этот шаг нанес сильный удар по ИПК - в состав её обширных владений входили большие земли, на которых было достоверно известно о наличие крупных запасов нефти. Вскоре на отчужденных территориях Ирак начал собственную добычу нефти (в основном с помощью СССР). Но полностью нефтяные богатства страны стали принадлежать ей только после национализации 1 июня 1972-го года - что и обусловило короткий "золотой век" Ирака в 70-е годы. Республиканское правительство повело борьбу с инфекционными и паразитарными болезнями населения - пока за счет иностранных врачей, но начались подвижки и в подготовке национальных кадров, так большое количество иракских специалистов начали готовить в СССР, начали реализовываться программы вакцинации и борьбы с природными очагами эпидемий. То же можно сказать и об образовании - началась борьба с неграмотностью, хотя прорыв в области высшего образования произошел только со второй половины 60-х годов - в 1980-е годы, когда были созданы многочисленные университеты. Снизили цены для населения - уже к концу 1958 года тариф на газ и квартплата были уменьшены на пятую часть, цены на хлеб - на 1\10, началась программа строительства социального жилья для малоимущих, строительства школ и больниц.
Во внешней политике Ирака революция вызвала кардинальную смену курса - причем первые республиканские правительства старались несмотря на широкое сотрудничество с социалистическими странами придерживаться нейтралитета. Уже 15 июля, на следующий день после революции, Ирак вышел из "Арабской федерации", фактически тем самым её уничтожив (попытка короля Иордании Хусейна организовать интервенция в Ирак провалилась). В марте 1959-го Ирак вышел из "Багдадского пакта", который после этого пришлось переименовывать в "Организацию центрального договора". Новое правительство было откровенно антианглийским и антиамериканским - но и назвать его явно просоветским было бы преувеличением. В течении 1958-59гг. были ликвидированы британские базы в Ираке (в том числе в 1959-м - знаменитая авиабаза британских ВВС в Хаббании), английские войска и советники покинули страну. Вместо них в Ирак начали прибывать советские специалисты - как военные, так и гражданские (врачи, инженеры и т.д.). Были разорваны неравноправные договоры, привязывавшие Ирак к Англии – и одновременно восстановлены отношения с СССР, разорванные в 1955г. Это открыло путь к сотрудничеству с Советским Союзом во всех сферах деятельности – включая атомную энергетику. Новая республика также разумеется стала сближаться с другими арабскими странами антизападной ориентации - в первую очередь, с Объединенной арабской республикой Египта и Сирии. В то же время, поддерживая на словах панарабские лозунги, на деле Касем совсем не жаждал присоединяться к Египту и подчинятся Насеру - поскольку делится властью ни с кем не собирался, равно как и сменить фарватер Лондона или Вашингтона на фарватер Москвы или Каира. Также можно сказать, что Касем во внешней политике никогда "не стеснялся" выдвигать претензии на территории, которые считал иракскими - Кувейт и часть иранского Хузестана. Так, в 1959 г. Багдад обвинил Иран в нарушении ирано-иракского договора 1937 г. 18 декабря он заявил: "Мы не хотели бы обратиться к истории арабских племен, проживающих в Аль-Ахвазе и Хорремшехре. Турки передали Хорремшехр, который являлся частью иракской территории, Ирану". После этого Ирак начал поддерживать сепаратистов в Хузистане и даже заявил о своих территориальных претензиях на следующем заседании Лиги арабских государств. Таким образом, Касем заложил основу для Ирано-иракской войны 20 лет спустя. Еще сложнее дело обстояло с Кувейтом - иракский премьер в сущности спровоцировал т.н. "Кувейтский кризис" 1961 года. 19 апреля 1961 г. Британия признала Кувейт независимым государством, и английские войска с администрацией начали покидать его территорию. Касем же не признал независимость Кувейта - 25 июня 1961 года он объявил Кувейт частью территории Ирака и призвал его к воссоединению. Командующий иракской армии генерал А.Салех аль-Абди заявил о готовности армии осуществить присоединение Кувейта силовым путём. Перед лицом угрозы со стороны Ирака, Великобритания направила в Кувейт свои войска. Через месяц Кувейт обратился в Совет Безопасности ООН с просьбой созвать чрезвычайное заседание Совета, чтобы обсудить "жалобу Кувейта в отношении положения, вызванного угрозами Ирака территориальной независимости Кувейта, которые могут подорвать международный мир и безопасность". Кувейт поддержали ряд арабских стран. 13 августа части арабских армий (Иордания, Сирия, Саудовская Аравия и Тунис), возглавляемые Саудовской Аравией, прибыли в Кувейт и заняли оборону для отражения возможной агрессии со стороны Ирака, после чего Великобритания вывела из Кувейта свои войска. Но иракское правительство продолжало накалять ситуацию и тогда в конце декабря Великобритания послала военно-морские силы в Персидский залив в связи с угрозами премьера Ирака аннексировать Кувейт. В декабре Багдад заявил, что он «пересмотрит» дипломатические отношения со всеми государствами, признающими Кувейт. По мере того как все больше и больше стран признавали Кувейт, множество иракских послов из разных стран возвращалось домой. Агрессивная политика иракского правительства ввергло страну в изоляцию среди арабского мира. Угрозы Кувейту со стороны набирающего силу северного соседа временно прекратились лишь после падения режима Касема. В то же время, изучение развертывания иракской армии и ВВС в этот период позволяет говорить, что Касем всерьез воевать не собирался, а после появления в Кувейте английских войск (весьма немногочисленных) и войск ЛАГ, вместе с падением престижа Ирака на международной арене - вопрос о силовом присоединении эмирата даже не поднимался.

Внутренние положение в стране. 26 июля 1958 года была принята временная конституция Иракской республики, провозглашавшая равенство всех иракских граждан перед законом и предоставляющая им свободы независимо от расы, национальности, языка или религии. Уже в первые дни революции возникли или вышли из подполья профсоюзы, крестьянские союзы и многие другие прогрессивные организации. Политические партии, включая ИКП, хотя и не были формально легализованы, также осуществляли свою деятельность легально. Правительство освободило политических заключенных и амнистировало курдов, которые участвовали в 1943 -1945 годах в курдских восстаниях. Но когда первая эйфория от революции и свержения английских марионеток исчезла, между недавними союзниками по борьбе немедленно начали вылезать противоречия - Ареф стал пытаться оттеснить Касема от власти, баасисты и панарабисты начали противостояние с коммунистами и т.д. В результате Ареф отправился в почетную ссылку в Берлин - послом, а противостояние партий вылилось в кровавую бойню в Мосуле, о ней вероятно стоит сказать подробнее. 5-6 марта 1959 года ИКП организовала в третьем по величине городе Ирака — Мосуле, главном оплоте баасизма, Большой фестиваль мира. К началу фестиваля в город прибыли 250 тысяч активистов ИКП. Через день после фестиваля, когда большинство участников покинули город, военное командование местного гарнизона подняло мятеж под панарабистскими лозунгами. На улицах города началась вооруженная борьба между коммунистами, панарабистами, христианами, туркменами, арабами и другими. Пока в Мосуле шла борьба между главными соперниками — коммунистами и панарабистами, Касем не вмешивался, чтобы с помощью левых сил покончить с мятежными офицерами, арабскими националистами и сторонниками мусульманского братства. 8 марта правительственные войска начали штурм Мосула и к следующему дню армия и вооруженные отряды коммунистов жестоко подавили его. Последовали изнасилования, убийства, грабежи, групповые суды и казни. Жизни лишились сотни людей, в основном - арабские националисты. Считается, что последовавшие после подавления мятежа казни и стали причиной попытки покушения на Касема.
Через месяц произошло еще одно кровопролитие. В первую годовщину иракской революции в Киркуке прошла большая демонстрация курдов, чтобы выразить свою поддержку Абделю Касему. Но вместо митинга началось смешанное восстание курдов, коммунистов, мусульманских фракций и армейских войск в районе Киркука. Только к 20 июля восстание было подавлено правительственными войсками с тяжёлыми потерями.
Не добавлял спокойствия стране и "курдский вопрос". Несмотря на декларации первого года республика и уступки поначалу, и активное участие курдов в революции, к 1960 г. правительство Касема начинает дистанцироваться от курдов - а затем и ущемлять их. Правительство начало все более открыто поддерживать арабских националистов. Со второй половины 1960 года в иракских СМИ началась кампания нападок на курдов и их лидеров, которых обвиняли в сепаратизме и в связях с Москвой. Дошло до того, что сорт "курдской пшеницы" был специальным приказом переименован в "северную пшеницу". На стенах домов в Багдаде появились надписи: «Ирак — родина арабов и мусульман, а не курдов и христиан!». Если ранее А. К. Касем говорил, что арабо-курдское единство — краеугольный камень иракской государственности, то теперь курдам предлагалось раствориться в иракской нации. В декабре, спасаясь от репрессий, лидеры Демократической партии Курдистана покидают столицу и находят убежище в горах Иракского Курдистана.
В 1961 году Касем принимает решение покончить с "курдским вопросом" и сосредотачивает в Курдистане войска. В июне премьер не принимает представителей курдских партий. 7 сентября начинаются бомбардировки Курдистана, а 11 сентября Мустафа Барзани провозгласил новое восстание и призвал курдов к оружию. Так началось мощное движение, вошедшее в курдскую историю под названием «революции 11 сентября» или "Сентябрьское восстание". Иракская армия, обладая многократным численным и абсолютным техническим превосходством, рассчитывала быстро разгромить курдов. Однако те, используя партизанские методы борьбы, начали наносить ей одно поражение за другим. В короткий срок Барзани сумел вытеснить правительственные войска из горных районов и полностью взять под свой контроль Курдистан. К началу 1963 года подобное положение сохранялось, и Барзани был хозяином всего горного Курдистана — на территории 30-40 тысяч км² с населением 1 миллион 200 тысяч человек. Неудача Касема в Курдистане стала одной из важных причин его свержения 8 февраля 1963 года в результате военного переворота, организованного баасистами, панарабистами и частью военных.
Подводя итог, думаю, можно сказать, что несмотря на любовь широких масс народа к "Вождю", Касем своей политикой и укреплением режима личной власти к концу своего правления остался практически без союзников из числа тогдашних влиятельных иракских политических организаций. Сначала это стало причиной многочисленных покушений с разных сторон (в общей сложности - до 40, причем в одном из них участвовал будущий президент Ирака Саддам Хуссейн. Касем был ранен, его охрана - убита, а раненный Хусейн сумел скрыться. Касему пришлось довольствоваться казнью других баасистов.), а затем, когда баасисты и военные восстали в феврале 1963 года - причиной того, что кроме плоховооруженных и слабоорганизованных, хотя и многочисленных отрядов коммунистов и им сочувствующих, его не поддержал практически никто.

Рассмотрим еще несколько результатов революции.

До 1958г. иракская армия была вооружена почти исключительно английским оружием - основу ВВС составляли истребители-бомбардировщики Хоукер "Хантер" и другие английские самолеты, основу бронетанковых сил - танки "Центурион" и "Черчилль", имелось также небольшое количество американского вооружения (танки М24, РПГ «базука» и т.д.). Резкое переориентирование Ирака во внешней политике означало также и смену главного поставщика вооружений - теперь им стал Советский Союз. Вплоть до 1991-го года военно-техническое сотрудничество СССР и Ирака непрерывно нарастало, нас же интересует техника, поставленная в страну в первые годы республики. Рассмотрим состав поставок периода правления Касема и 1964 года. За этот период из СССР прибыли: 15 транспортных самолетов Ил-14, 8 Ан-12, 14 легких Ан-2, 11 бомбардировщиков Ил-28, 10 Ту-16, 19 истребителей МиГ-15, 10 МиГ-15УТИ, 17 МиГ-17, 17 МиГ-19, 12 МиГ-21Ф-13 (в 1964), 15 учебно-тренировочных Як-11, 4 вертолета Ми-1, 9 Ми-4А (в 1964-м), 25 тяжёлых танков ИС-3, 250 танков Т-54 (до 1965 года), 200 БТР-152 (до 1964), 45 Т-34/85, 250 СУ-100, 250 122мм орудий М-30 и 250 152мм орудий Д-1. Иракский ВМФ, на момент революции существовавший главным образом на бумаге и насчитывавший 4 старых речных канонерки (дизельные катера английской постройки 30-х годов с армейским вооружением из гаубиц и минометов) и королевской яхты, наконец-то получил свои первые морские боевые корабли - пусть и небольшие. Ими стали 12 больших торпедных катеров типа "Большевик" (пр. 183, "Р-6" - по коду НАТО), переданные иракцам с 1959 по 1961-й годы. Их дополнили полученные в 1962-м 3 малых противолодочных катера пр. 201 (по коду НАТО - "S.O.1"). Поставлялось также в большом количестве стрелковое вооружение и пехотное снаряжения, грузовые и легковые автомашины (ЗиС-151, ГАЗ-69) и прочее. Уже на параде, посвященном годовщине революции в июле 1959-го года можно было видеть многочисленное советское вооружение – в одном строю с британским и американским. Всё это, вместе с работой советских военных советников, заложило основу той иракской армии 70-80-х годов, которую мы знаем как уже одну из сильнейших в арабском мире.

И еще - об этом редко вспоминают, но одним из маловажных аспектов событий июля 1958-го года в Ираке стало принятием этой страной герба и флага, про которых только и можно сказать - что это действительно национальные иракские символы. Поясню. Флаг и герб королевского периода происходили от панарабской символики периода Всеарабского восстания 1917-18гг (флаг) либо английской (герб), но и то и другое при этом было именно "монархическим". Символика Ирака после 1963 г. была вполне "республиканской", но - чисто панарабской, "орёл Саладина" и флаг, мало отличающийся от флагов Египта, Сирии и Йемена. Символику же периода Касема можно считать именно "иракской национальной" - зелено-черно-белый флаг и герб, основанный в первую очередь на древнем месопотамском символе солнца и божества Шамаша.

Заключение

Таким образом, июльская революция 1958 года не принесла Ираку политической стабильности, а насилие осталось нормой политической жизни страны на десятилетия вперед. В тоже время, многие вопросы, давно уже назревшие и перезревшие к 1958-му году, наконец начали решаться – хоть как-то. Несомненным достижением революции можно считать и приобретение страной реальной, а не мнимой независимости – теперь иракцы сами решали в международных делах, кто для них друг, а кто – враг.

Вероятно, несколько слов надо сказать и о дальнейшей судьбе главных героев нашего повествования.

Абдель Керим Касем был свергнут 8 февраля 1963 года в результате заговора, устроенного баасистами и военными, который возглавили его соратник по революции Абдель Салям Ареф и новая фигура на иракском политическом небосклоне - Ахмед Хасан аль-Бакр. Переворот получился кровавым, Касем после короткого "суда" был расстрелян в багдадской телестудии вместе с двумя генералами - Тахой аль-Шейх Ахмедом и Фадилем аль-Махдави. После казни тело бывшего "Вождя", считавшегося в народе заговоренным, несколько дней демонстрировалось по багдадскому телевидению, а стоявший рядом с усаженным на стул трупом генерала солдат периодически плевал ему в лицо. Пришедшие в первый раз к власти баасисты продержались недолго, но это не спасло ИКП и сторонников Касема от очередной волны жестоких репрессий - счет жертв пошел на тысячи. Впрочем, это уже совсем другая история...

Ареф ненадолго пережил бывшего союзника - новый президент погиб в крушении вертолёта по непонятным причинам 13 апреля 1966 года, на берегу реки Шатт-эль-Араб близ района Эль-Куна. Никто из находившихся на борту не выжил.

Лейтенант Абдель Саттар-аль-Абоси, "иракский Юровский", после революции был быстро уволен из армии (кстати, возможно изначально убийство короля и его семьи, за исключением регента, заговорщиками и не планировалось - и эта было самодеятельность лейтенанта, довольно впрочем удобная для мятежников. Заодно и "пригодились" связи аль-Абоси с коммунистами.), и в 1970-м он покончил с собой в Басре. Говорили, что ему во сне постоянно являлся убитый король.

Революция воистину пожирала своих детей...

Ну и в заключении - о названии статьи, кажущемся на первый взгляд странным. Бытует легенда (твёрдых доказательств правдоподобности которой вроде бы нет), что когда на празднование революции в Египте 23 июля 1958-го года прибыла иракская делегация из новорождённой республики, её глава - Фадиль аль-Махдави, поднёс Насеру серебряную шкатулку. Тот, открыв её отшатнулся - внутри лежал отрезанный человеческий палец. На удивленный вопрос Насера что всё это значит, Махдави ответил что-то вроде - Да-да, это тот самый палец Нури Саида, которым он подписывал ненавистный Багдадский пакт! Теперь уже ничего не подпишет. Насер грустно усмехнулся и велел похоронить палец.



На этом легендарном и малоприятном эпизоде хотелось бы и закончить - иначе придётся превращать небольшую статью в монографию.


Приложение. Иллюстрации.


Король Ирака Фейсал 2-й (1935-1958)

Нури Саид (1887-1958)


Абд-аль-Иллах (1913-1958)

Абдель Керим Касем – лидер революции 14 июля и правитель Ирака в 1958-63гг. (1914-1963)


Абдель Керим Касем и Абдель Салям Ареф (слева, 1921-1966)


Лейтенант Абдель Саттар-аль-Абоси, расстрелявший королевскую семью.


Солдаты у постамента свергнутого памятника Фейсалу 1-му


Багдадцы приветствуют провозглашение республики


Монумент Революции 14 июля в Багдаде, 1959-60гг.


Медаль за Революцию 14 июля. Учреждена в 1964-м году.


Фото из журнала «Огонёк» от 12 апреля 1959г.


Флаг Ирака в 1959-1964 гг, символ правления Касема.


Герб Ирака в 1959-64 гг. Основан на древнем месопотамском символе солнца и социалистической геральдике.


Уже через год после революции в страну шло советское вооружение – парад 14 июля 1959 года, иракский солдат с автоматом АК-47.


Т-54 с того же парада, даже еще не перекрашен. На параде он соседствовал с британскими «центурионами».


Иракский МиГ-17, поставлен около 1959-60гг.


Казнь Касема (лежит слева) и двух генералов в багдадской телестудии в результате военного переворота во главе с Арефом, февраль 1963-го года.

Источники.

«Революция в Ираке»(пер. с англ.), издательство иностранной литературы, М., 1959.
Ф. Талызин, «По Ирану и Ираку», М., 1954.
А. Башир, Л. Суннано, «Ближний круг Саддама Хусейна»(пер. с норв.), СПб, 2006.
Г. Кублицкий, «Мечи и колос», М., 1959.
А. Васильев, «Факелы Персидского залива», М., 1976.
О. Герасимов, «Ирак», М., 1984.
«Сильнее смерти», М., 1968.
«Страны и народы. Зарубежная Азия. Юго-западная Азия», М., 1979.
И. Миняжетдинов, В.Эрлихман, «Нефть и кровь иракской революции», журнал «Вокруг света» №7/2008.
БСЭ, статьи «Ирак» и «Революция 14 июля».
Материалы из сети Интернет и «свободной энциклопедии «Википедия»».



Jackel, специально для «Империала», 2016.
Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.




      Стиль:
        10 Дек 2016, 08:04
    © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики