Сообщество Империал: Кампания за Фему Сицилия в Total War: Attila (часть 9) - Total War: Attila - Библиотека - Сообщество Империал

Стратегии, Игровые Миры, История, Total War
  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше
Imperial Уважаемый Гость, рады сообщить вам о релизе нового DLC к Total War: Rome II - Rise of the Republic
Сообщество Империал > Библиотека > Total War: Attila > Кампания за Фему Сицилия в Total War: Attila (часть 9) Регистрация

Информация об авторе

триарх
  • Автор: триарх

Информация по статье

  • Добавлено: 18 Ноя 2016, 11:46
  • Просмотры: 812

Дополнительно

Классификация статьи: [Статья]
Раздел Техподдержки: Перейти

Последние Статьи

  Обзор Empires and Traders 1.1

Обзор Empires and Traders 1.1Count Bagatur RF · Вчера, 13:01

  Поселенцы и Харизма в Fallout 4

Поселенцы и Харизма в Fallout 4Dart Kovu Nazgul · 12 Авг 2018, 21:09

  Военный поход Михаила Саакашвили.

Военный поход Михаила Саакашвили.Агент Кремля · 10 Авг 2018, 10:55

  Один против всех

Один против всехАндрей_Шпирко · 08 Авг 2018, 00:49

  Навальный и его сторонники.

Навальный и его сторонники.Агент Кремля · 25 Июл 2018, 09:31

  Достижения в Ostalgie

Достижения в OstalgieAge of Kings · 22 Июл 2018, 08:42

  Вышла новая РАБОЧАЯ версия RTW Alexander

Вышла новая РАБОЧАЯ версия RTW AlexanderCount Bagatur RF · 17 Июл 2018, 12:55

  Кризис в Кремле - Афганистан

Кризис в Кремле - АфганистанAge of Kings · 17 Июл 2018, 12:53

  Warhammer 40,000: Gladius - Relics of War

Warhammer 40,000: Gladius - Relics of WarHonda Tadahacu · 13 Июл 2018, 00:15

  Rome 2: Total War - Обновление Ancestral

Rome 2: Total War - Обновление AncestralTempest · 12 Июл 2018, 18:25

Кампания за Фему Сицилия в Total War: Attila (часть 9)

Описание: Прохождение кампании в Total War: Attila за Фему Сицилия (мод AoC Theme of Sicily на базе ТтК), часть 9
Часть девятая: Трагедия в Равенне
Imperial

Imperial

Ввиду концентрации сил славян на границе у Равенны, а так же активности лангобардов, Маврикий с армией спешил поскорее к городу.
Imperial

Однако, дойти до города ему так и не удалось, поскольку еще раньше, занимавшиеся разбоем и грабежом на границе славяне открыто объявили войну, постаравшись выбрать наиболее удачный для этого момент: гарнизон Равенны был незначителен, флот патрулировал море у Аквилеи, а сам Маврикий с армией стремглав мчался к городу, но был еще далеко.
Imperial

Воспользовавшись отсутствием флота, основной удар славяне наносили с моря на многочисленных лодках и плотах, тогда как конница наносила отвлекающий удар со стороны суши:
Imperial

Само время для нападения было выбрано удачно, даже погода благословила врагу: стоял густой туман и противник мог подобраться как по суше так и морю до последнего момента незамеченными. Гарнизон же состоял всего лишь из свиты наместника Феофила и трех отрядов ополченцев+контингент городских моряков под командованием капитана Захария.
Imperial

Легкая конница начала первой атаки на стены, чтобы отвлечь основную атаку с моря. Экипажи судов из городского гарнизона были высажены на берег и отправлены на защиту городских стен. Между защитниками и всадниками-метателями началась перестрелка
Imperial

Атаку возглавил сам славянский князь, лидер коалиции, со своей дружиной, они попытались захватить ворота (ввиду малочисленности защитников на стенах) с помощью копий, мечей и топоров.
Imperial

С моря же одновременно с нападениями на стены начала приближаться огромная эскадра славянских лодок и суденышек, массами двигавшихся к городу.
Imperial

Армия Маврикия со всех ног спешила к городу, сам полководец гнал солдат не щадя ни их ни своих сил, надеясь спасти город, которому угрожала опасность быть просто сметенным тремя славянскими армиями. Бойцы были крайне истощены маршем от самой Анконы, валились с ног, но чудовищная сила воли и авторитета Маврикия как-будто придавала им новых сил и они прибавляли шаг. Как только по стенами началась перестрелка застрельщиков славян и городского гарнизона, разъезды курсоров из армии Маврикия уже видели впереди городские стены и толпившихся у городских ворот славянских всадников, которые крича разъезжали и метали копья в защитников, получая в ответ тяжелые стрелы.
Во время попытки ворваться через ворота в город от стрел отряда лучников-моряков пал сам командующий славян, однако, командование подхватили племенные вожди, но общая координация действий атакующих сторон с этого момента нарушилась.
Imperial

Гибель вождя серьезно подорвала боевой дух конницы, которая и так проигрывала перестрелку. В это время в тылу конницы несколькими колоннами к городу со всех ног уже спешила армия во главе с Маврикием. Отряды курсоров и легкой конницы выдвигались в тыл славянским всадникам, чтобы прижать их к стенам и уничтожить.
Imperial

В скором времени это удалось: под градом стрел гарнизона славяне понесли большие потери, а выскочившие из тумана курсоры и конные копейщики опрокинули остатки конных метателей.
(славянские всадники под стенами Равенны)
Imperial

Однако, восторг от гибели славянского князя тут же сменился ужасом, когда наместник города Феофил узнал от дозорных, что из тумана одна за другой массами показались лодки славян, на которых были тысячи воинов и которые одна за другой выходили из тумана к берегу, а часть пехотинцев уже высадилась в порту и под прикрытием тумана по городским улицам пробиралась в центр города.
Для перехвата высадившегося десанта тут же были брошены все имеющиеся силы - два отряда ополченцев-копейщиков, отряд моряков, чуть позже к ним должны были присоединиться лучники, которые пока еще вели перестрелку со славянами со стен. Противник концентрировал свои силы по двум направлениям: вдоль южных и сеерных стен города продвигались массы пехотинцев, которые должны были взять под контроль сами стены и атаковать городскую площадь с двух сторон по главным улицам от берега к центру.
Imperial

Не имея достаточно сил, в распоряжении Феофила и Захария были лишь отряды городского ополчения, которые под прикрытием стрелков заняли городскую площадь, надеясь продержаться до прихода солдат Маврикия.
Противник тем временем закрепился в порту и на берегу, куда стали прибывать все новые и новые суда, так же славянам удалось захватить самые крайние башни городских стен у моря, но не найдя там солдат (которых просто не хватило для занятия линии стен) они предпочли бросится вглубь города к центру, чтобы предаться грабежу наиболее богатой части города и взять под контроль город до подхода резервов.
Imperial

На городской площади противника встретили отряды ополченцев-копейщиков, которые в "стенах копий" встретили яростные атаки врага. Сзади их прикрывали лучники - пехотинцы и моряки. Руководили боем наместник Феофил и капитан Захарий, которые располагались в тылу.
Однако, силы были крайне неравны: пехотинцы противника были гораздо опытнее и ловчее в рукопашной, чем ополченцы, а так же вооружены топорами и имели собственное прикрытие из стрелков. Лишь плотный строй ополченцев оттягивал неизбежный конец, а так огонь более опытных лучников-ромеев.
Imperial

В тот момент, когда один отрядов, понеся большие потери, начал колебаться, а отряды противника начали заходить в тыл ополченцам на площади вдоль южной стены, в бой бросился с моряками капитан Захарий, позади него шагом двигались всадники из свиты Феофила, последние силы Равенны готовились вступить в неравную схватку...
Но тут у южный ворот вдруг раздался звук трубы и в распахнутые ворота стремглав влетели разгоряченные всадники, то был авангард армии Маврикия, легкие копейщики, разгоряченные боем со славянской конницей у стен, первыми ворвались в город на помощь гибнущему гарнизону. Отряд курсоров у стен остался разгонять остатки славянской конницы и в скором времени так же должен был присоединится к защите поселения.
Отряд копейщиков, влетев на городские улицы, тут же ударил "в копья" не ожидавших появления резервов славянских лучников, которые зайдя на площадь с фланга, вели перестрелку с лучниками-ромеями и пускали стрелы в спину ополченцам-копейщикам. Стремительная атака опрокинула и рассеяла лучников, не ожидавших атаки и не имевших тяжелого оружия: разгоряченные боем всадники перекололи копьями большую часть отряд за несколько минут. Однако, разбитый отряд лучников действовал вовсе не один: ему на помощь спешили два отряда пехоты с копьями и топорами, а так же второй отряд стрелков, который не желая повторять судьбу предшественников, начал пускать стрелы во всадников с безопасного расстояния и этим вынудил конных копейщиков прекратить избиение остатков разбегающихся лучников и укрыться на улице среди построек.
Imperial

В этот момент в центре противнику удалось опрокинуть один из отрядов ополченцев, который был почти полностью перебит при бегстве, и все славянские отряды навалились на оставшийся, моряки Захария упустив этот момент, со всех ног теперь спешили на помощь оставшемуся в одиночестве отряду.
Imperial

Тогда, увидев, что вся пехота врага столпилась в центре и оставила неприкрытым свой фланг, Феофил отдал приказ морякам остановится и пропустить вперед его эскадрон: наместник решил немедленно нанести мощный фланговый удар, по потерявшей строй и смешавшейся пехоте. Всадники, построившись в колонну на городской улице, набрав максимально возможную в данных условиях скорость, всей массой "в копья" обрушились на врага. Сплоченного удара не получилось, строй растянулся, и часть всадников вступила в схватку уже когда первые ряды рубились в самой гуще, но сам эффект от атаки был ужасающим для врага: отряд пехотинцев с топорами был смят за считанные секунды и лишился более половины состава, тогда как передовые всадники из свиты, "проехав" сквозь них, врезались в соседние отряды, разбросав и часть этих воинов и завязав бой с остальными. Позади Феофила и его свиты в атаку двинулись моряки, которые должны были закрепить успех и довершить разгром врага. Однако, противник имел силы парировать удар всадников: отряд наемных копейщиков в броне спешил на помощь топорщикам.
Imperial

Принявший на себя главный удар отряд топорщиков сломался еще до атаки моряков, пехотинцы спустя пару минут рукопашной потеряли почти всех оставшихся боеспособных воинов и обратились в бегство. Заколебались и соседние отряды, которые так же пострадали от атаки латной конницы, а теперь несли потери и от рукопашной схватки с ними, т.к. их малодисциплинированные пехотинцы практически не пытались создать "подобие строя", а всадники, пользуясь этим моментом, нещадно рубили их мечами и кололи копьями.
Imperial

Но прибытие резервов к славянам восстановило боевой дух пехотинцев, которые в самой рукопашной, опираясь на свое численное превосходство и ловкость, попытались дать отпор свите Феофила, на помощь которому пришли моряки Захария. Отряд копейщиков, прибывший на площадь, не стал ввязываться в "свалку", а атаковал с фланга моряков и связал в рукопашной лучников из городского гарнизона, которые истратив почти весь боезапас, были вынуждены принять ближний бой.
Тем временем правее, отряд конных копейщиков, скрываясь на улице за зданиями, подвел под удар отряд вражеских топорщиков, которые под прикрытием стрелков попытались их оттуда выбить: в город вступил отряд дифензоров, конных копейщиков в доспехах (а так же в ворота входили первые пехотные "полки" скутатов), которые разогнавшись на улице, нанесли фланговый копейный удар по идущим в разряженных порядках пехотинцам врага. Вынужденные развернуться для отражения атаки конницы, пехотинцы подставили свою спину и фланг под удар притаившихся на улице конных копейщиков, которые тут же воспользовались моментом и с разгона "в копья" протаранили врага...
Imperial

Но даже несмотря на это те оказали бешеное сопротивление. Если бы в этот момент под рукой были резервы, атака могла захлебнуться, но шедший следом за ними отряд копейщиков был отправлен на площадь, подкрепить сражающихся там бойцов (что на время им удалось), что ослабило и привело в дальнейшем к гибели всю эту фланговую группу.
Пока же в центре копейщики врага уверено дрались в рукопашной, а так же теснили лучников, которые не могли за себя постоять в ближнем бою.
Imperial

Но обходная группа противника была обречена: и хотя лучники пытались помочь своей пехоте, всадники перекололи большую часть пехотинцев в ближнем бою, а атака с ходу первого "полка" скутатов довершила их разгром, что позволило всадникам тут же перейти к расправе с беззащитными теперь стрелками, которые были смяты за пару минут и рассеяны по городским улицам.
Imperial

(обращение к своим богам ничуть не помогло гибнущим славянским пехотинцам..)
Imperial

На площади продолжалась "свалка", из которой со своей свитой смог вырваться Феофил и под прикрытием лучников атаковали вражеских стрелков вниз по улице, которые, истощенные перестрелкой и потерями, тут же обратились в бегство обратно к берегу. После этого Феофил развернул своих всадников и вновь "в копья" влетел в свалку, стараясь охватить пехотинцев с тыла и флангов.
Однако, в то же самое время по улице стала заходить с фланга еще одна группа славянских пехотинцев, состоящая из топорщиков и лучников. Если бы они поспешили сразу на площадь к связанным боем всадникам и ополченцам, то ситуация сложилась для ромеев весьма критически.
Imperial

Но в этот самый момент на городские улицы через ворота ворвался взмыленный отряд всадников - то был Маврикий со своими телохранителями, которые мчались на помощь гибнущим ополченцам, загоняя лошадей и стискивая оружие в руках. Именно он бросился парировать обход вражеской группы из лучников и топорщиков, дабы не дать им обойти сражающихся на площади. Следом за ним спешили лучники-курсоры, которые прикрывали его стрельбой из лука.
После того как отряд ворвался на площадь, Маврикий тут же перестроил ближайших телохранителей вокруг себя и вместе с ними в передних рядах атаковал противника, топорщики которого начали выстраивать "стену щитов" для защиты от конницы, а сзади их страховали стрелки из лука.
Imperial

Общая ситуация на данный момент схватки была следующая: на правом фланге конница из дифензоров и конных копейщиков разогнала остатки вражеской пехоты и стрелков, после чего вместе с подошедшими двумя "бандами" скутатов начали наступление к берегу, выбивая из города остатки противника и взяли под контроль площадь у берега. С фланга из прикрывали отряды стрелков, которые занимали городские стены и выбили противника из захваченных башен у моря.
В центре в бой вступала подошедшая пехота из армии Маврикия - "банда" скутатов с копьями и топорами, которых поддерживали лучники и стрелки из арбалета. Они успели прибыть как раз вовремя, т.к. лучники уже были почти рассеяны в рукопашной, а пехотинцы с Феофилом рубились в "свалке" с пехотой.
На левом фланге Маврикий при поддержке курсоров атаковали пехоту противника, занявшую площадь у северной стены города. Но атака "в копья" оказалась малоэффективной: пехота противника была достаточно стойкой и в "стене щитов" выдержала атаку всадников, лошади которых очень устали, а сами всадники, не держа строя, растянулись на городской улице. Ударную группу составила лишь передовая часть из нескольких десятков всадников. Противника прикрывали свои стрелки, а в тылу у берега началась высадка второй группы десанта, передовые части которых, состоящие из лучников и легкой пехоты уже спешили на помощь своим.
Imperial

В тот самый момент, как "банда" скутатов добралась до площади, вражеские копейщики окончательно рассеяли лучников из гарнизона, но тут же были встречены стремительной атакой скутатов. Позади них спешили в бой еще две "банды" скутатов-топорщиков, чуть левее разворачивались стрелки-арбалетчики, чтобы поддержать огнем атаку и саму "свалку" в центре площади.
Imperial

Но тут случилась трагедия на левом фланге, где отряд свиты Маврикия пытался прорубится через плотный строй из вражеской пехоты, прикрытой стрелками. Противнику на помощь успели придти отряды морских лучников, которые засыпали измученных всадников тучей стрел, в том числе и смазанных ядом. Конница, потерявшая свой строй, окончательно смешалась и Мавркиий приказал всадникам немедленно отходить назад для перестроения. Одновременно, он приказал находившемуся рядом кентарху курсоров обойти с фланга по улице пехотинцев врага и попытаться отогнать лучников противника. В момент отхода всадников начался хаос, и в сумятице боя никто не заметил, как упавший на головы коннице залп отравленных стрел сбил вместе с лошадьми нескольких воинов, среди которых оказался и сам Мавркиий. Измазанный пылью и грязью, он был ранен стрелой и оказался в схватке пешим в "свалке" из пехоты противника, отходящих всадников и груды тел из ромеев, их лошадей и славян. Его не опознали в рукопашной и он среди груды тел под стрелами пал в схватке с пехотинцами противника, не выпуская меча из своих рук...
Imperial

Курсоры обогнули по улице пехоту врага "в стене щитов" и их кентрах выполнил (как оказалось) последний приказ командующего и сумел рассеять прикрывавших топорщиков лучников врага, после чего врубился в отряды морских лучников и попытался опрокинуть и их. Но им вовремя на помощь подоспели морские пехотинцы, контратакой отбросившие назад курсоров, которые в схватке и под стрелами оставили почти тридцать человек своего состава и были вынуждены откатится назад. В этот момент телохранители Маврикия не обнаружили своего полководца в своих рядах, что вызвало панику среди всадников, которые без всякого строя бросились обратно в "свалку" на пехоту врага. Те с трудом выдержали очередную атаку, с трудом отбиваясь от всадников, и казалось бы сдержали их натиск, но отходящие обратно курсоры со своим кентархом вместо отхода по улице, разозленные потерями в бою, с тыла обрушились на топорщиков врага и это стало "соломинкой, поломавшей спину верблюду"(с): пехотинцы смешались и сломали строй.
Imperial

Так же на помощь ромеям пришел отряд моряков-лучников, который с площади открыл огонь по морякам-стрелкам славян. Этим удалось временно подавать их вмешательство в схватку, в которой свита Маврикия и курсоры довершили разгром топорщиков, после которого те ринулись на лучников и совместной атакой их отбросили. После этого к ним на помощь пришли две "банды" - копейщиков-скутатов и мечников, которые закрепили успех и довершили разгром противника на площади у северной стены.
Imperial

Найти Маврикия его телохранители в хаосе городского сражения так и не смогли.. но продолжили участие в сражение наравне с курсорами уничтожая разбегающихся во все стороны славянских воинов, вымещая на них всю злость и ярость.
Imperial

Схватка в центре города на площади подходила к финалу: разгромив противника у южной стены, правофланговая группа из пехоты и стрелков полностью очистила от противника южную часть города до побережья и заняла там оборону от новых волн десантирующихся славянских отрядов. Тогда как всадники-дифензоры и конные копейщики при поддержке "банды" скутатов нанесли удар по отрядам противника на центральной площади, которые теперь были отрезаны от поддержки своих частей. К ним уже спешили подкрепления с берега, но успеют ли они продержаться? Тогда как главной задачей ромеев стало сломить сопротивление отрезанных частей уничтожить их.
Imperial

Атака дифензоров и копейщиков с одной стороны и "банды" скутатов-топорщиков достигла своей цели: основная масса пехоты противника, сжатая со всех сторон, измотанная боем и под стрелами ромеев была смята и раздавлена в рукопашной схватке - переколота копьями и вырублена мечами свиты Феофила и моряков Захария. Уцелел лишь отряд наемных копейщиков из лангобардов и прочих варваров (набранных на севере Италии), до которого не дошел удар всадников, но за которого "принялись" скутаты-топорщики. С берега на помощь к ним уже спешили первые отряды "десантников" из новой волны вторжения.
Imperial

Но к их встрече уже успели подготовится: пехотинцы - "банды" скутатов-копейщиков, мечников и топорщиков заняли оборону на улице города, идущей от берега вдоль стены на центральную площадь. С фланга их прикрывали стрелки из лука и арбалета, занявшие позиции на стене и у башен.
Высадившаяся пехота славян начала атаку на позиции ромеев, а в этот самый момент последние подразделения врага были ликвидированы на площади, окруженной превосходящими силами ромейских солдат.
Imperial

На берегу же началась бойня, в ходе которой массы славянской пехоты предприняли несколько атак, пытаясь вскрыть оборону ромейской пехоты.
(славянский десант на побережье)
Imperial

(ромейские лучники на городской стене поддерживают пехоту)
Imperial

Несмотря на хорошую поддержку собственных лучников, попытки пробить "стену копий" скутатов у славян так и не вышло. Они несли огромные потери от стрел и болтов, погибали в рукопашной "свалке" на городской улице от оружия и давки.
Imperial

Именно четкое взаимодействие родов войск, дисциплина и удачная позиция стали залогом отражения высадки врага - спустя некоторое время части противника, "умывшись кровью", стали откатываться на побережье..
Imperial

Однако, не весь славянский десант был высажен у южной стены, часть пехоты и стрелков так же высадилась у северной и попыталась прорваться в центр города с другой стороны, но и тут их уже ждало фиаско. После ликвидации группы славян в центре города, остатки гарнизона и части армии Маврикия (ввиду исчезновения командующего) возглавил Феофил, который организовал контрудар имеющимися силами по десанту на улицах города, который под ударами с нескольких сторон от скутатов и градом стрел от лучников был отброшен к берегу, где вскоре был обращен в бегство и рассеян. Единственным отрядом, который избежал бойни, стал отряд копейщиков, который, двигаясь вдоль северной стены, смог захватить пару башен (где не было никого, кроме нескольких часовых) и должен был выйти в тыл ромееям. Но к тому времени основной десант у северной части города был опрокинут и разбит, поэтому копейщики вместо удара в тыл попали в окружение сил ромеев, где и были уничтожены.
Imperial

После небольшой передышки последовала последняя волна - началась высадка всех оставшихся в море сил славянского десанта, которых с моря поддерживали корабли со стрелками. Именно их меткий огонь нанес существенные потери ромейским лучникам и вынудил их оставить часть стены.
Imperial

Лучники врага с кораблей сыпали на защитников стрелы, смазанные ядом, которые за счет своей легкости не пробивали прочные доспехи ромеев, но массово наносили болезненные раны, которые воспалялись и кровоточили. Один из отрядов лучников оставил на стене треть своего состава ранеными и убитыми, столько же лишились солдат и арбалетчики, тогда как "банда" скутатов-копейщиков, принявшая на себя главный удар, лишилась более 2/3 своего состава.
Imperial

Лишь после гибели большей части пехоты, славян стала охватывать паника, а когда выяснилось, что группа в центре поселения так же ликвидирована, ряды противника заколебались и начали покидать поле боя.
Imperial

Последними бежали отряды лучников-лангобардов, которые перешли на службу к славянам и надеялись с их помощью поквитаться с ромеями за разгром своих земель в южной и средней Италии.
Imperial

Воспользовавшись паникой, отряды пехоты начали контратаку на побережье, которая закончилась паническим бегством остатков славянских армий
Imperial

(Поредевший отряд стрелков из арбалета обозревает со стен место боя)
Imperial

(груды тел славянской пехоты у южной стены на позициях "стены копий" скутатов)
Imperial

(враг не прошел..)
Imperial

(груды тел после схватки на центральной площади)
Imperial

(место схватки в северной части города, где погибла половина курсоров)
Imperial

Место схватки у театра в северной части города, где была прорвана "стена щитов" противника и перебита его пехота. Именно здесь только утром следующего дня среди тел удалось обнаружить тело павшего в бою с противником полководца Маврикия - младшего брата царствующего Императора Льва и лучшего "меча империи" ромеев...
Imperial

В ходе упорнейшей схватки более чем семитысячная славянская армия была полностью разгромлена под стенами, на улицах и побережье у Равенны. Более шести тысяч воинов противника были перебиты в ходе этой великой битвы. За эту победу заплатили жизнями более тысячи воинов-ромеев из гарнизона Равенны и полевой армии Италии, а так же отдал жизнь её командующий - великий Маврикий, чье желание непременно успеть и спасти город и его жителей от уничтожения варварами-славянами обернулось для него гибелью в зените славы.
Imperial

Imperial

По просьбе жителей города, которые были обязаны своей жизнью павшему герою и его воинам, Маврикий был похоронен в городском соборе со всеми почестями. Павших воинов его армии предали земле на городском кладбище за городской счет.
Imperial

Весть о разгроме трех славянских армий под Равенной, гибели большей части славянских князей и их дружин в этой бойне и гибели в бою брата императора ромеев полетели во все стороны с огромной скоростью, принося ужас и страх, горе и отчаянье, радость и веселье по всем окрестным городам и народам.
Продолжение следует...


Будем благодарны, если Вы поделитесь этой публикацией:


Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.


    Воспользуйтесь одной из соц-сетей для входа на форум:


    Внимание: Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

    Сообщество Империал > Библиотека > Total War: Attila > Кампания за Фему Сицилия в Total War: Attila (часть 9) Обратная Связь
    Стиль
       17 Авг 2018, 19:35
    © 2018 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Декларация о Сотрудничестве. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики