Сообщество Империал: Записки легионера. - AAR'ы Rome: Total War - Rome: Total War - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Информация об авторе

  • Автор: Ιουστινιανός

Информация по статье

  • Добавлено: 21 Янв 2017, 16:03
  • Просмотры: 425

Дополнительно


Репутация: 10
Записки легионера.

Описание: Roma Surrectum II.
Записки легионера.

Часть первая. ”Ганнибал у ворот”.

Кошмарные сны на самом деле являются реальностью, карфагенский полководец Ганнибал Барка вторгся в пределы Италии. Мы и подумать не могли, что карфагеняне перейдут Альпы. Битвы при Тицине и Треббии, были ужасным сном для римского народа.
Гай Фламиний и Гней Сервилий, избранные в этом году консулами, стягивали остатки разбитых войск и набирали новые легионы в самом Риме. Сенат также обратился с просьбою о помощи к союзным италийским городам. Провиант для легионов доставлялся частью в Тиррению, частью в Аримин, так как консулы намеревались выступить именно в эти области. Приготовления велись деятельно повсюду. Моих сограждан, как никогда, сплотил страх перед Ганнибалом.

В июне 217 года я находился в восьмой когорте легиона, под командованием Гая Фламиния. Мои сослуживцы перешёптывались, что лучше бы Фламиний и дальше строил дороги и цирки. Я разделял их мысли, ибо хоть консул и был человеком решительным, но полководец он был безрассудный, о чём напрямую свидетельствовало его полное пренебрежение разведкой.
В любом случае мы двигались по направлению к Аррецию на соединение с Гнеем Сервилием. В пути до нас дошли слухи о том, что Ганнибал от болезни лишился глаза. Мы увидели в увечии карфагенского полковода благоприятное предзнаменование и приободрились духом.

Хочу отметить, что опасения по поводу недостаточно хорошей разведки, к сожалению оправдались. Армия Ганнибала кратчайшим путём через болота, прошла нам в тыл и оказалась к северу от Тразименского озера в регионе города Кортона.
Гай Фламиний был ошеломлён таким поворотом событий. С одной стороны, он как и мы все боялся того, что враг проникнет в глубь Италии, или ещё того хуже пойдёт на Рим. С другой же стороны, если бы Ганнибал проник в далее лежащие местности, консул стал бы объектом насмешек толпы.
Нам был поспешно отдан приказ, форсированным маршем двигаться к Тразименскому озеру.

22 июня мы вышли на долину Тразименского озера, по обеим сторонам которой возвышались высокие горы.
Армия Ганнибала заняла позицию около крутого холма, на широкой передней стороне низменности. До нас доносился разноязычный говор разношёрстной армии. Иберийцы, нумидийцы, кельты и собственно пунийцы, выстроились в длинную сомкнутую линию.
Тем временем, Фламиний отдал распоряжение и мы начали выстраиваться в боевой порядок.
Когорты легиона расположились в три линии, шахматным порядком. Первые две линии составили гастаты, в число которых входил и я. Позади нас, третьей линией стояли триарии, наиболее опытные ветераны, отслужившие в армии как минимум пятнадцать лет. На флангах нас прикрывала конница эквитов экстраординариев и союзная кампанская кавалерия. По фронту легиона рассыпались греческие пращники, присланные Гиероном, тираном Сиракуз.
Когда наконец-то легион был построен и корнуцены протрубили атаку, когорты ровной поступью двинулись на вражеский строй.
Приблизившись на расстояние двадцати пяти метров, мы метнули пилумы. Метательные копья застрявшие в щитах пунийцев создавали большие затруднения, сковывая движения противника. Далее в дело пошли гладиусы.
Расчленённый боевой порядок, позволил отступившим от фронта греческим пращникам, продолжать метать во врага свинцовые шарики, укрываясь в промежутках между когортами. А также, такое построение позволяло Гаю Фламинию заменять уставшие когорты первой линии на свежие, используя резервные когорты второй линии.
Запах смерти, вполне реально ощущался в этот день. Поле боя наполняли звуки скрежета металла, вперемешку со сдавленными криками раненых и умирающих. Это была ужасающая музыка битвы.
Ганнибал обрушил всю ярость своей армии на наш легион. Десятая и девятая когорты разбиты. Левый фланг теперь открыт. Полководец-варвар не замедлил бросить в образовавшуюся брешь нумидийскую конницу. Положение скверное. Седьмая когорта брошена на помощь нашей. На правом фланге всё намного лучше. Остатки первой, второй и третьей когорт успешно бьются. Третья линия состоящая из триариев, образовала фалангу, которая в случае надобности, должна была остановить вражеские войска и дать отступающим когортам перегруппироваться. Дело дошло до триариев. Плохо, очень плохо. Где же наша кавалерия?
Кельты состоящие на службе у Ганнибала, начали теснить наш центр. Варвары готовы были положить всех своих людей, но не отойти. Когорты дрогнули, ещё немного и они побегут. Горн запел со спины, триариев ввели в бой. Надо продержаться.
Грохот копыт и конского ржания пронзительным холодом пронёсся над над полем битвы. Эквиты экстраординарии с союзной кампанской кавалерией зашли противнику в тыл.
Отчаянный вопль послышался рядом. Кельтская кавалерия Ганнибала, будто острый гладиус, разорвала построение нашей когорты. Всадники варваров прошли насквозь, давя лошадьми и стремясь изрубить мечами всех, кто попадался на их пути.
Гулкий удар кельтского щита по моему шлему, последнее, что я помню тот страшный день.

Битва при Тразименском озере.
Спойлер (скрытая информация)


Очнулся я 23 июня в городе Кортона. Как оказалось, я был оглушён ударом щита. Спасением своей жизни я был обязан легионеру Тиберию, из нашей восьмой когорты. Сослуживцу удалось сбить вражеского всадника на землю и втащив меня на коня, увезти с поля боя. Из тысячи шестьсот девяносто девяти человек легиона Фламиния, в живых осталось только сто девяносто три человека. Битва при Тразименском озере завершилась полным разгромом римской армии. Гай Фламиний был убит в бою. Также один из немногих выживших легионеров утверждал, что собственными глазами видел, как в пылу сражения был убит карфагенский полководец Ганнибал Барка.

Через пару дней я и ещё сто девяносто два легионера выживших при Тразименском озере, направились к городу Арреций, где находился лагерь второго консула Гнея Сервилия.
По прибытию в Арреций мы узнали, что консул со своим легионом осаждает Геную, небольшое рыбацкое поселение лигуров, ранее занятое Ганнибалом. Именно в этом поселении расположилась карфагенская армия, деморализованная после гибели своего военноначальника.

Через несколько суток мы прибыли к Генуи. Нашему взору открылся вид на военный лагерь Сервилия, по периметру которого был выкопан ров и насыпан сплошной вал. Лагерь имел четырехугольную продолговатую форму, пересечённую двумя улицами заканчивающихся двумя воротами. Стоит отметить, что ворота имелись с каждой из четырёх сторон, но двое из них было принято считать главными. По сторонам улиц правильными рядами стояли палатки легионеров. В центре была расположена претория, представлявшая собой квадратную площадь с палаткой военноначальника и жертвенным алтарём. Справа от алтаря находилась палатка квестора, напротив которой располагался трибунал. Направо и налево от претория стояли палатки высших офицеров легиона.
К моменту нашего прибытия, Гней Сервилий уже взял поселение приступом. Было убито более тысячи двухсот солдат армии Карфагена, вследствие чего была ликвидирована пунийская угроза. Но ещё долгое время, римские матери имели обыкновение пугать детей возгласом: ”Ганнибал у ворот”!

Часть вторая. Союзническая война.

218 год был отмечен консульством Квинта Фабия Максима и Публия Корнелия Сципиона. Первостепенной задачей стоящей перед консулами, было подавление восстания южноиталийских городов против владычества Рима.
Причины восстания заключались в отсутствии равноправия внутри самого римского союза и выдвижения на первый план господствующего положения римлян. После победы карфагенской армии при Тразименском озере, тихий ропот италиков перерос в вооружённое выступление против Римской республики. Главными центрами волнений стали области Бруттиума и Кампании.

В это временя я находился во второй когорте легиона, под началом Публия Корнелия Сципиона. Мне уже довелось сражаться под командованием молодого консула при взятии мятежного города Кротон.
Сейчас же наш легион расположился военным лагерем вблизи горы Везувий, примерно в восьми милях от Капуи. Мне было тяжело осознавать, то что кампанцы, те с кем мы плечом к плечу сражались при Тразименском озере против Ганнибала, теперь наши враги.
Ранним утром следующего дня, разведчики донесли о приближении кампанского легиона. Под звуки горнов корнуценов наш легион покинул лагерь и начал выстраиваться в боевой порядок на близлежащем холме. Тысячу шестьсот легионеров, включая велитов, расположились в шахматном порядке, в привычные три линии. Сципион целенаправленно выбрал возвышенность, у нас отсутствовала конница.
Кампанский легион был прототипом римского, имевший экипировку и построение, точно такое же, как у нас. Более того, у врага было численное превосходство и около двухсот всадников.
Битва началась с того, что кампанцы под градом пилумов и метательных дротиков, вынуждены были брать высоту. Мы стояли в обороне, стараясь удержать позиции.
С гулким звоном гладиусы ударялись о щиты. Рвались пластины доспехов и распадались звенья кольчуг. Тёплая кровь струилась по лезвиям, когда грани мечей разрезали живую плоть. Над всем полем битвы, слышались крики живых и стоны умирающих.
Из-за холма, на правом фланге вынырнула кампанская кавалерия, сломив первую когорту и расстраивая боевой порядок нашей второй. Но благодаря тому, что Сципион вовремя переместил в сторону атакованного фланга триариев, атака вражеской конницы захлебнулась.
Резкий звук горна разорвал гул сражения. Подчиняясь приказу, наши когорты перешли в наступление.
Враг смят, разбит и отступает. Да здравствует Рим!

Битва при Везувии.
Спойлер (скрытая информация)


Эпилог.

Моё имя Гай. Я легионер первой манипулы, второй когорты, римского легиона Публия Корнелия Сципиона.
Через своего сослуживца и друга Тиберия, получившего уважительную отставку ввиду увечья, отправляю это письмо моей семье в Рим. В записке постарался изложить ключевые моменты, произошедшие за последний год. К донесению прилагаю часть своего жалования, что мне удалось отложить за время своей службы. Тиберия прошу принять как родного сына, ввиду того, что он спас мне жизнь при Тразименском озере.
Не знаю, вернусь ли я домой живым. Завтра на рассвете, мы идём на приступ стен Капуи.
Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.

Будем благодарны, если Вы поделитесь этой публикацией:





    Воспользуйтесь одной из социальных сетей для входа на форум:


    Внимание: Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

      Стиль:
        21 Июл 2017, 11:54
    © 2017 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики