Сообщество Империал: Филипп V Великий - AAR'ы Rome: Total War - Rome: Total War - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Информация об авторе

  • Автор: JulianSol

Информация по статье

  • Добавлено: 31 Янв 2017, 15:31
  • Обновлено: 17 Фев 2017, 05:42
  • Просмотры: 289

Дополнительно


Репутация: 3
Филипп V Великий

Описание: по стопам Александра


Жизнеописание Филиппа V Великого




События 94-98 гг. Э.С.

     В 94-й год, от воцарения Селевка I Никатора в Вавилоне1, Кассандр начал писать этот труд о жизни и деяниях Филиппа Пятого, правителя Македонии. То был человек выдающийся и великий, сумевший подчинить все соседние народы, совершить множество славных походов и обеспечить процветание своему царству. Всю жизнь он пытался быть подобным Александру: без колебаний смотрел страху в глаза, никогда не щадил себя в ратных или государственных делах, был суровым, но при этом справедливым. Подобным поведением Филипп завоевал любовь армии и народа, враги его боялись, но в тоже время уважали. Он стал царём, когда со всех сторон нашей родине угрожала опасность — римляне закрепились в Иллирии, с севера совершали свои набеги дикие племена дарданов, на востоке выступили фракийцы, а на юге продолжалась война эллинов, названная «Союзнической» и угрожавшая Коринфу и Фессалии. О последнем стоит рассказать подробнее.


     Четырьмя годами ранее пал Клеомен, царь Спарты, который хотел объединить под своей властью Пелопоннес. Он начал войну, в которую были втянуты многие полисы Эллады, а в последствии и Македония. После разгрома спартанцев и их союзников был образован Эллинский союз, который начал борьбу против союза этолийцев. Последние промышляли пиратством и грабежом, что наносило большой урон полисам на Пелопоннесе. Вновь в войну была втянута Македония, однако видя значительное усиление наших позиций в Элладе, многие союзники отвернулись от нас, испугавшись нового гегемона, которого они стали всё яснее видеть в образе молодого Филиппа. Так Македония лишилась многих союзников, верность сохранили только Коринф и часть ахейцев.


     В 94-м году Филипп смог достичь некоторого успеха в Этолии, были захвачены остров Закинф и Фивы Фтиотидские, которые позже получили его имя. Войско вернулось в Македонию и расположилось на зимовку, сам Филипп отбыл в Пеллу, где строил планы будущих свершений и изыскивал способы наполнения казны.

     С первыми признаками весны, в Фессалию предательски вторглись беотийцы, они разорили местность и захватили в рабство множество жителей, Филипп немедленно объявил сбор и выступил с войском против неприятеля. В Македонии в качестве наместника остался Неоптолем, некогда один из «товарищей»2 Антигона III Досона, ныне стратег, вместе с ним он оставил нескольких своих друзей, которые должны были помогать в управлении: Леонната, сына Аристобула, в качестве казначея, Полемона, сына Макартата, в качестве управителя фракийскими землями, и Ферамена, сына Аминты, в качестве фрурарха3, наделённого особыми полномочиями.


     По достижении Лариссы были принесены жертвы Зевсу-Царю и устроен смотр войск. Начальником лучников Филипп назначил Диофтанта из Эпидавра. Над пехотой был поставлен Клеомен, сын Халкидея, а над конницей Полемон, сын Эвгноста. Все эти мужи, получившие столь высокие знаки доверия от царя, были проверенными и преданными людьми, отличались большим опытом в ратном деле, который приобрели ещё на службе у Антигона в боях с варварами.


     Наконец, когда очередные жертвы были принесены и верховный жрец провозгласил, что боги на нашей стороне, был отдан приказ строиться в боевой порядок и выходить на встречу беотийцам. Битва произошла примерно в 60 стадиях4 от города на весьма холмистой местности. Филипп решил использовать это, выслав вперёд разведчиков, что бы те безошибочно определили путь через холмы в тыл вражеской армии. Этот манёвр был достаточно опасным, но в случае его успешного завершения гарантировал победу. Появление нескольких ил5 конных пеонийцев и «товарищей» стало бы полной неожиданностью для наших врагов и привело бы к величайшему замешательству в их рядах.



     
Когда все были готовы к битве, армия выстроена в фалангу и легковооружённые с конницей заняли условленные места, Филипп совершил объезд войск. С большим щитом, в сопровождении преданных телохранителей, он двигался вдоль рядов, обращаясь к солдатам со следующими словами:
«Братья! Мои храбрые и верные защитники, которые не раз подвергали себя опасности ради величия и процветания Македонии! Разве не прекрасен этот миг?! Не бойтесь умереть в бою, ибо герои живут вечно! Прошу вас, не помрачите славу грядущей победы ретивым преследованием и будьте осмотрительны!»
Узнавая старых и отмеченных солдат, царь обращался к ним по имени:
«О Фемистокл! Я знаю тебя как храбрейшего мужа. Твоей силе позавидовал бы сам Геракл! Вдохнови своим примером молодых солдат и попридержи их пыл! Пусть каждый, когда будет дан приказ, поднимет великий крик, и сохраняет молчание, если на то приказа нет.»
По сигналу труб обе стороны сошлись с большим напором, летели стрелы и дротики, лёгкие воины на флангах устремились в атаку, размахивая своим оружием в руках. Рука сходилась с рукой, щит сталкивался со щитом, землю окутали густые облака пыли. В это время Филипп со всей конницей совершил бросок в обход левого фланга неприятеля по заранее разведанным тропам и внезапно появился из-за холма с несколькими илами конных воинов. Рассеяв легковооружённых, он устремился к задним рядам гоплитов, начав теснить центр беотийцев и сея панику в их рядах. Полководец противника, увидев македонскую конницу у себя в тылу и бегство стрелков, дал сигнал к отступлению. Боги благоволили нам, во время преследования была перебита большая часть неприятельского войска, уцелевшие скорым маршем двинулись к Фивам. На поле брани насчитали около 3000 трупов. С македонской стороны в этой битве пало 193 солдата.


Разгром беотийцев


     Вдохновлённый этой победой, Филипп велел раздать всем храбрецам награды, после же краткого отдыха он собрал всех на сходку и произнёс речь перед солдатами, призывая их к походу на Фивы. Незадолго до этого жрецы принесли жертвы, которые сулили благоприятный исход дела, под всеобщее ликование и крики было принято решение о продолжении войны. Так царь Македонии заручился поддержкой своего войска, вселив в них уверенность в быстром и успешном завершении похода.

     От лагеря македонцев до Фив было по меньшей мере около тысячи стадий, понадобилось пятнадцать дней, что бы миновать это немалое расстояние. Уже на подступах к городу до Филиппа дошли вести о том, что к фиванцам на помощь прибыл отряд этолийцев, который расположился приблизительно в тридцати стадиях от самих Фив. После недолгих раздумий царь принял решение дать один главный бой против объединённых сил греков, хотя их число превосходило наше вдвое, это не испугало его. Филипп возлагал большие надежды на конницу «товарищей» и пеонийцев, надеясь как и в предыдущем сражении воспользоваться своим превосходством.


     В десятый день месяца Артемисия6 произошла крупная битва между основными силами этолийцев и фиванцев с одной стороны и македонцами с другой. Наша армия была построена следующим образом: на левом фланге выстроились воины, вооружённые по примеру римлян метательными копьями, мечами ксифосами и широкими щитами, центр состоял полностью из пехоты с сариссами, построенной в фалангу, справа стояли пешие «товарищи» и «серебряные щиты», там же, по илам, была выстроена вся конница, которую возглавил лично Филипп. Трубы дали сигнал к бою, жаждавший опасностей царь вырвался дальше строя и устремился первым на противника, увлекая за собой всех остальных. С великим напором пешие воины бросились в атаку, завязалась ожесточённая битва. Тучей летели метательные копья и стрелы, удары мечей сокрушали панцири, раненые, ещё не потерявшие всей своей крови поднимались для того что бы вновь броситься в гущу сражения. Иные, лишившиеся всех сил, припадали на колено и упирались древком копья в землю, таким образом сохраняя строй и держа натиск другой стороны. В то время пока наше правое крыло, наступая с великим напором, опрокинуло левый фланг беотийцев, воины находившиеся слева подверглись нападению с тыла и стали отступать. Филипп, увидев что часть солдат ищет спасения в бегстве, погнал своего коня во весь опор. Невзирая на летящие стрелы и дротики, он бросился к убегающим и высказал им упрёк:
«Неужели мои глаза видят убегающих храбрецов?! Братья! Неужели вы забыли о славе и доблести своих предков? Вы ищете спасения в бегстве, но забываете одно: трусы, спасая свою жизнь, убивают душу и сами себя обрекают на вечные муки позора. Разве такими вас видят ваши жёны и дети?! Что же: бегите, спасайтесь и скажите всем, что бросили своего царя в Беотии! А я вернусь к остальным и разделю с ними славу и радость победы!»
Сказав эти слова, Филипп схватил оборванное знамя и бросился с ним в сторону врага. Солдаты, пристыженные царём, кинулись за ним и с величайшим напором вновь вступили в битву.
Наконец, греки пали духом и стали медленно отступать, однако было пролито столько крови, что земля, смешавшись с ней, превратилась в скользкую грязь, что привело к развалу строя отступающих: многие падали и погибали под тяжестью упавших сверху, иные срывались в овраги и находили свою гибель там от стрел и камней македонцев. В этом безумии погиб и вражеский предводитель, тиран Навпакта Гиппарин. Всё поле боя было усеяно телами убитых и раненых, умирающие кричали и просили помощи, иные лежали и наблюдали последние лучи солнца, чувствуя как дыхание оставляет их тела, не в силах что либо поделать. Везде, куда бы ни падал взгляд, блестели брошенные щиты и шлема, мечи и копья. Небольшой ручеёк, что тёк по низине оврага, вспенился и наполнился кровью, выйдя из своего обычного русла.


     Как на каком-нибудь театральном представлении, можно было видеть множество трагических картин: раненые пытались вцепиться в своих товарищей, другие ползли к ямам и кустам ища в них спасение от преследователей, третьи, полностью вымотавшись, падали на колени и обращали свои мольбы к богам, иные, не желая попасть в руки разъярённых преследователей, бросались на собственные мечи и кинжалы...


     Благоволением богов делу было дано такое завершение. В этой битве с македонской стороны пало 1970 воинов, что сильно сказалось на общем состоянии армии и её готовности к дальнейшим походам. Однако греки потеряли намного больше, их трупов насчитали около 6000.

Этолийцы решили дать главное сражение


     После этой победы, совет Фив принял решение о сдаче города и выслал послов к Филиппу с мольбами о пощаде и признании его власти. Были так же вынесены богатые дары. Филипп взял клятву верности с послов, в свою очередь пообещав проявлять к совету уважение и не подвергать город грабежу.

     Закончив с этими делами в Беотии, дав армии отдых, в месяц Дайсий7 он двинулся дальше к Афинам. Афиняне отказались принять его как царя и послали на встречу отряд гоплитов, что бы те задержали продвижение македонцев, однако волею богов, гоплиты дрогнули перед нашим войском и решили вернуться в город, среди них нашлись люди, которые желали свести свои счёты с архонтом8, они предложили свою помощь Филиппу и ночью открыли ворота города. Подобной трагедии афиняне не знали со времён нашествия на Элладу царя персов: город был сожжён и разграблен, жители проданы в рабство, изгнаны или убиты. Так Филипп, подобно Александру Великому, устрашил остальные полисы и установил свою власть над большей частью эллинов. В дальнейшем он совершил ещё один поход. Нанеся поражение Этолийцам и Эпиротам в битве при Агринионе, Филипп вышел к границам Иллирии. Пока царь был занять Союзнической войной, римляне смогли накопить достаточно сил, что бы совершить вторжение в Пелагонию и опустошить всю область, а сама Македония постоянно страдала от набегов диких соседних племён. Помимо этого фракийцы, желая вернуть себе независимость, развязали войну и взяли в осаду Филиппополь.
К Филиппу были посланы гонцы от Неоптолема, которые умоляли царя как можно скорее возвращаться из Эпира с войском, дабы дать отпор римлянам и диким племенам, которые в своих грабежах зашли уже слишком далеко. Радость побед была омрачена этими новостями, с большой неохотой он собрал все свои силы и покинул завоёванные земли, оставив наместников и малочисленные гарнизоны. Во время этого похода, к македонцам присоединился отряд из 300 пеших и 200 конных беотийцев под командованием Асклепиодора, сына Панталеонта, высланного советом Фив. По пути в Македонию Филипп посетил Дельфы и получил пророчество от оракула.


Остальные события




1 т.е. 217г. до н.э.. летоисчесление по эре Селевка идёт от момента завоевания им Вавилона.
2 «товарищи» (гетайры) - тяжёлая конница аристократов, которую вёл в битве сам царь.
3 фрурарх — военная должность в македонской армии.
4 стадий — эллинская мера измерения длинны, в данном случае используется греческий стадий, равный 178 метрам.
5 ила — конный отряд в македонской армии, насчитывающий от 200 до 300 всадников.
6 апрель-май
7 май-июнь
8 высшее должностное лицо в древнегреческих полисах

Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.

Будем благодарны, если Вы поделитесь этой публикацией:





    Воспользуйтесь одной из социальных сетей для входа на форум:


    Внимание: Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

      Стиль:
        24 Мар 2017, 17:07
    © 2017 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики