Сообщество Империал: Война двух львов - Сирийская кампания Филиппа Великого [AAR] - AAR'ы Rome: Total War - Rome: Total War - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше
Сообщество Империал > Библиотека > Rome: Total War > AAR'ы Rome: Total War > Война двух львов - Сирийская кампания Филиппа Великого [AAR] Регистрация

Информация об авторе

  • Автор: JulianSol

Информация по статье

  • Добавлено: 06 Фев 2017, 16:36
  • Обновлено: 17 Фев 2017, 05:43
  • Просмотры: 253

Дополнительно


Репутация: 4
Война двух львов - Сирийская кампания Филиппа Великого [AAR]

Описание: [AAR] Филипп V Великий, часть 3, "Сирийская война"



Для того, что бы прочитать примечание, наведите курсор мыши на цифру, всплывёт окошко с текстом

События 102-108 гг. Э.С.




СИРИЙСКАЯ ВОЙНА


     После завершения дел в Ионии и усмирения недовольных, Филипп, по просьбе Антиоха III Мегаса, приступил к подготовке похода против Птолемея. Последний обладал желанными для македонян землями во Фракии, что лежат вдоль берегов Пропонтиды между рекой Гебр и городом Перинфом, некогда основанным самосцами. В этих же землях лежит гора Гиерон Орос, которая изливает асфальт прямо в море, напротив острова Проконесс, что в 120 стадиях1 от материка. На этом же острове расположены богатые каменоломни белого мрамора. Далее следуют владения Птолемея в Карии и Ликии. Некогда ему принадлежали земли намного более обширные, в том числе Памфилия и Ликаония, вплоть до города Амблада, откуда вывозится амбладийское вино, применяемое как лечебное средство, однако из-за постоянных войн с Селевкидами и из-за дикого нрава памфилийцев, которые живут преимущественно грабежом и набегами, власть над этими народами была утрачена.*


     Филипп дал распоряжение своему близкому другу Гиппострату собирать ещё одно войско и быть готовым выступить в поход в Азию, однако неожиданное вторжение римлян в Эпир помешало осуществлению этих планов. Гиппострат был вынужден повести армию к Аполлонии, которая была взята в осаду и терпела большие лишения. Этот город находится в 60 стадиях от моря и в десяти от реки Аой. Миновав Пелагонию и спустившись с гор в землю ардиеев, македоняне двинулись в Эпир, где дали бой римлянам, которых возглавлял удачливый и опасный полководец Публий Корнелий Сципион.


     Гиппострат развернул фалангу следующим образом: в области аполлонийцев есть место под названием Нимфей, это — скала, извергающая огонь, а под ней текут источники тёплой воды и асфальта, вероятно от сгорания асфальтовых глыб под землёй, одним крылом фаланга упёрлась в это место, таким образом делалось совершенно невозможным со стороны римлян как либо обойти этот фланг и оказаться у нас в тылу, с другой же стороны располагались холмы, но свободные от всякого леса и густого кустарника, который мог бы затруднить движение конницы. Таким образом римляне попадали в крайне невыгодное положение, они находились у подножия Нимфея и были в очень затруднительной ситуации, когда сверху наши легковооружённые осыпали их тучей камней, дротиков и стрел, но в то же время римлянам было невыгодно и наступать, ибо в этом случае их солдатам пришлось бы карабкаться вверх по холму, расстраивая свои ряды и растрачивая силы. Видя колебания вражеского предводителя, Гиппострат решил незамедлительно начать бой и дал сигнал наступления. Фаланга ускоренным маршем двинулась к краю холма, а часть более подвижных воинов, что располагалась на флангах, бросилась сразу же в атаку. В это время конница спустилась вниз на равнину и вступила в бой с левым крылом римлян. Гиппострат был вынужден несколько раз отступить, но в конце концов строй римлян удалось сломать и обратить их в бегство. Полные воодушевления македонцы, наступая в боевом порядке на беспорядочную толпу людей, приведенных в замешательство и задыхающихся от бега, истребили почти всех отступавших. Преследование закончилось тем, что македонская конница ворвалась в лагерь римлян и полностью разграбила его, захватив много имущества. В дальнейшем, события развивались так: римляне, видя, что их левое крыло сокрушено стали медленно отступать, прикрывшись своими большими щитами. В это время Корнелий Сципион обратился к солдатам с такими словами: «Римляне! Я вижу, что противник перехитрил нас и отрезал все пути для отступления — лагерь разграблен, корабли сожжены, а на тропах выставлены засады, отовсюду в этой земле нам грозит смерть. Так если исход нашей жизни уже предрешён богами, зачем омрачать собственную кончину трусостью и позором? Разве такими были наши предки? Вспомните защитников Сублициева моста!2 Вспомните храбрость и самоотверженность Публия Горация Коклеса3! Быть может и нам улыбнётся удача? А если нет, то, - клянусь Юпитером!, - наша смерть не будет напрасной!»
     Сказав эти слова, Сципион бросился на наступающий строй гоплитов и там нашёл свою смерть, получив смертельную рану в живот. Солдаты, услышав подобные слова и увидев гибель своего полководца, с великим напором бросились в битву, желая отомстить за него и умереть смертью храбрых. За тело римского трибуна развернулась ожесточённая битва, пока павшие не погребли под собой труп. С нашей стороны в этом сражении было потеряно 205 воинов, со стороны римлян больше 2000.


     Возведя трофей, проведя гимнастические состязания в честь Зевса-Царя и дав армии краткий отдых, Гиппострат двинулся в обратный путь, попутно разорив земли автариатов, которые продолжали набеги на всю Пелагонию и наносили этой области большой урон.


     В это время, Филипп находился в Пергаме, ожидая прихода всех кораблей, он занимался устройством новых земель и дипломатией. Со всех концов света к нему прибывало множество посольств от самых разных племён и народов. Свою дружбу ему предложили цари Парфии и Понта. Здесь же его застало известие о море в Александрии, что вынудило отложить поход на неопределённое время, ведь этот богатый город был главной и самой желанной добычей в предстоящей войне с Птолемеями. Так закончился этот год.


     С наступлением 104-й годовщины воцарения Селевка I Никатора в Вавилоне4, всё было готово для предстоящей войны. Филипп был полон надежд и решимости, он мечтал подобно Александру завоевать весь Египет, вступить в Ливию, а затем развернуть свои армии на восток. Подобное честолюбие, вкупе с талантами царя, очень беспокоило Антиоха, который видел в Македонии серьёзного соперника. Он подготовил гнусный замысел, который заключался вот в чём: подталкивая Филиппа к войне с Птолемеем, сам Антиох рассчитывал на то, что вся армия погрузиться на корабли и отплывёт в Египет к Александрии. В это же время его войско должно было совершить марш через Киликию и Писидию, вторгнувшись в подвластные нам земли. Одновременно с этим велась подготовка войны и в Элладе, таким образом, если бы замысел удался, то Филипп оказался бы в сложнейшей ситуации и должен был вести войну сразу против множества противников, что конечно привело бы к упадку Македонии и дальнейшему её разложению. Однако подобный замысел стал известен царю до выступления в поход, благодаря парфянам, которые смогли с помощью своих людей узнать о коварстве Антиоха и из соображений взаимной выгоды поделиться этими сведениями с нами.


     Незамедлительно были посланы гонцы к Гиппострату с приказанием выдвигаться к Пергаму. Сам же Филипп погрузился с войском на корабли и направился в сторону Родоса, обогнув остров он двинулся дальше поодаль от берега, что бы люди Антиоха не могли увидеть его маршрут. Таким образом, преодолев расстояние приблизительно в 6350 стадий, он оказался у берегов Сирии. Здесь я кратко расскажу о том, что представляет из себя эта земля.


     Сирия граничит на севере с Киликией и горой Аманом. Расстояние от моря до моста на Евфрате (от Исского залива до моста в Коммагене), который составляет границу упомянутой стороны, не меньше 1400 стадий. На востоке границу ее образуют Евфрат и область арабов-скенитов на этой стороне Евфрата; на юге — Счастливая Аравия и Египет; на западе — Египетское и Сирийское моря до Исса. Части Сирии я беру начиная от Киликии и горы Амана: это Коммагена и так называемая «Селевкида Сирийская», Келесирия и, наконец, на побережье Финикия, а внутри страны — Иудея. Коммагена не особенно большая область; в ней есть укрепленный естественными условиями город Самосаты, где была царская столица. Земля вокруг города весьма плодородна, но ее недостаточно. Теперь здесь находится мост через Евфрат; вблизи моста расположена Селевкия — крепость Месопотамии.
Селевкида — не только лучшая из упомянутых частей Сирии, но она называется (и есть) Тетраполис5 по количеству находящихся в ней городов. Правда, этих городов несколько, но самых крупных 4: Антиохия близ Дафны, Селевкия в Пиерии, Апамея и Лаодикея. Эти города назывались сестрами из-за их согласия друг с другом; все они были основаны Селевком Никатором. Самый большой город6 он назвал именем своего отца, наиболее укрепленный — своим именем; из остальных Апамею — по имени супруги, Апамы, Лаодикею — по имени матери. Соответственно четырем городам Селевкида была разделена на 4 сатрапии, на столько же была разделена и Келесирия.
     Антиохия — тоже Тетраполис, так как состоит из четырех частей: она обведена общей стеной, как и каждое из четырех поселений укреплено особой стеной. Первое поселение основал Никатор, переведя сюда поселенцев из Антигонии, которую построил поблизости незадолго перед этим Антигон, сын Филиппа; второе поселение основал коллектив поселенцев, третье — Селевк Каллиник, четвертое — Антиох Эпифан. Кроме того, Антиохия — столица Сирии, и здесь была устроена царская столица правителей страны. По могуществу или размерам Антиохия немногим уступает Селевкии на Тигре или Александрии египетской. Никатор поселил здесь потомков Триптолема. Поэтому-то антиохийцы почитают его как героя и справляют праздник в его честь на горе Касии близ Селевкии. Как говорят, аргивяне послали его на розыски Ио, которая сначала исчезла в Тире, и он блуждал по Киликии. Здесь несколько спутников Триптолема, покинувших его, основали Тарс. Остальные последовали за ним до ближайшего побережья и, потеряв надежду разыскать Ио, остались вместе с ним в области, лежащей у реки Оронта. Сын Триптолема Гордий вместе с некоторыми людьми своего отца переселился в Гордиею, а потомки остальных стали сожителями антиохийцев. В 40 стадиях над Антиохией лежит Дафна — средней величины поселение с большой тенистой рощей, через которую протекают источники; в середине рощи находится священный участок с убежищем и святилище Аполлона и Артемиды. Здесь по обычаю антиохийцы вместе с соседями справляют всенародный праздник. Вблизи города протекает река Оронт. Эта река берет начало из Келесирии, затем уходит под землю и снова появляется на поверхности, потом, пройдя через земли апамеев в Антиохийскую область, река близко подходит к Антиохии и впадает в море поблизости от Селевкии.
     Дальше следует Лаодикея — приморский город, весьма живописно построенный, с прекрасной гаванью; область города, кроме изобилия прочих плодов, еще очень богата вином, так как жители засадили виноградниками всю гору, возвышающуюся над городом, почти что до вершин. Далее следует Апамея, где есть акрополь. Это — прекрасно укрепленный холм, возвышающийся на углубленной равнине. Река Оронт и лежащее вокруг большое озеро обращают этот холм в полуостров; озеро, разливаясь, переходит в широкие болота и огромной величины луга, служащие пастбищами для рогатого скота и лошадей. Город, таким образом, не только безопасно расположен (его называли Херсонесом7 по характеру местности), но и обладает весьма обширной и плодородной территорией, через которую протекает Оронт и где находятся многочисленные зависимые городки. Здесь Селевк Никатор содержал 500 слонов и большую часть своего войска, так же как и позднейшие цари. Некогда первые поселенцы — македоняне — называли эту область Пеллой, потому что большинство македонян, участвовавших в походе, поселилось здесь и потому что Пелла — родина Филиппа и Александра — стала как бы метрополией македонян. Здесь помещались также военное управление и конский завод, где было более 30 000 царских кобылиц и 300 жеребцов.
     Две почти что параллельно возвышающиеся горы — Ливан и Антиливан — образуют так называемую Келесирию. Обе они начинаются немного выше моря: Ливан — поблизости от Триполиса, как раз недалеко от Феупросопона, а Антиливан — близ Сидона. Оканчиваются эти горы где-то неподалеку от Аравийских гор, что возвышаются над Дамаскеной и так называемыми там Трахонами8, переходя в другие горы — песчаные и плодородные холмы. Между ними остается глубокая равнина шириной в 200 стадий вблизи моря, а длиной от моря до внутренней части страны приблизительно вдвое больше. Равнину пересекают реки, орошающие благодатную область, дающую всевозможные плоды; самая большая река среди них — Иордан.**


     Именно в этой самой богатой и важнейшей области - Селевкии высадился с войском Филипп. Он осадил Антиохию, приступив к сооружению башен и специальных осадных машин, без которых приступ столь мощных стен был бы невозможен. Антиох незадолго до этого совершил марш через Писидию и оказался во Фригии, подвергнув эти земли опустошению. Как только ему доложили о подобном манёвре Филиппа, незамедлительно он с большей частью войска выступил в обратный путь, при этом отослав гонцов к своему соратнику Кассандру в Селевкию на Тигре, что бы тот выдвинулся на встречу ему с варварским войском и слонами. Со всех концов империи Антиоха в Месопотамию стекались воины: новобранцы и ветераны с серебряными щитами, варвары и греческие поселенцы, кочевники и земледельцы. Говорят, что зрелище это напоминало сбор персидского царя Ксеркса, когда тот решил покорить всю Элладу. Сотни диковинных животных, таких как верблюды и слоны, видели идущими длинными караванами в сторону Тигра, а саму великую реку заполнили бесчисленные корабли, гружёные провиантом и оружием.


     В десятый день месяца Панем9, произошло сражение между Филиппом и Кассандром. Последний, движимый невероятным честолюбием, решил не дожидаться Антиоха и выступить против македонян немедля. Филипп, успев уже достаточно изучить местность, расставил множество засад в рощицах, что росли здесь в изобилии, из пеонийцев и «товарищей», пеших и конных. Как только неприятель оказался в ловушке, был дан сигнал в виде множества горящих стрел: из рощ ринулись в атаку наши воины, в это же время начала наступление фаланга. Ошеломлённые солдаты врага, услышав крик со всех сторон и не понимая что происходит в действительности, отступили, понеся при этом большие потери от наскоков пеонийцев. Во время преследования погиб и сам Кассандр, а также его брат Деметрий. Антиох, узнав эту новость, пришёл в гнев и был сокрушён. Он пригрозил смертью каждому, кто осмелиться нарушить его приказы, после чего развернул своё войско и повёл его к Тигру, что бы там соединить все свои силы и взять единоличное командование над армией.


     Прослышав о таком решении своего царя, городской совет Антиохии решил прекратить сопротивление и открыть ворота перед Филиппом при условии, что город не будет разграблен и жители не подвергнутся насилию со стороны македонцев. В свою очередь антиохийцы обязались снабжать армию македонян всем необходимым и отдать часть своих богатств, как плату за жизнь и защиту. Получив таким образом контроль над столицей Антиоха, Филипп двинулся к Лаодикее, где разбил ещё один крупный отряд селевкидов. После боя он преследовал конный отряд, который пытался скрыться по направлению к Дафне, в завязавшемся сражении были убиты все убегавшие. Поначалу никто не придал трупам большого значения, их хотели сжечь по греческому обычаю. Но один офицер, который следил за погребальными работами, заметил сходство между лицом Антиоха, изображённого на монете, и лицом одного убитого, впоследствии, при более тщательном осмотре, была найдена царская печать, что подтвердило первоначальную догадку — среди убитых был сам Антиох III. Эта новость подобно лесному пожару разлетелась во все стороны света. Оказалось, что Антиох, распустив ложный слух о своём отъезде в Селевкию на Тигре, в действительности с несколькими илами10 конницы двинулся к Лаодикее, надеясь застать врасплох Филиппа и нанести ему поражение.


     В дальнейшем произошло ещё несколько битв, в которых Филипп одержал блестящие победы, получив за это среди азиатских народов прозвище Никатора11.


     Таковы были важнейшие события, связанные с жизнью царя за эти годы. Помимо описанных мною битв и завоеваний, произошло вторжение парфян в Малую Азию, под их власть перешли Писидия, Ликаония, Памфилия и Киликия. Птолемей Калиник успешно отразил нашествие селевкидов в Египет и изъявил желание заключить союз с македонянами: он предложил разделить чрезмерно большую империю Антиоха на несколько частей так, что бы каждый остался довольным своей долей и не представлял угрозы друг для друга. Восточные провинции должны были быть отданы под управление парфянам, северные, вплоть до Понта, Армении, западные, вплоть до Финикии, нам, а Иудея, Аравия и Пальмирское царство самому Птолемею. Филипп принял это предложение, таким образом был заключен антиселевкидский союз, в котором состояли, помимо Македонии: Птолемеи, Армения и Парфия. Но, как бы то ни было, прежде чем делить империю Антиоха, необходимо было разбить всех его наследников, которые по прежнему обладали большой силой.





Иллюстрации - война против Рима


Иллюстрации - война с Антиохом

Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.

Будем благодарны, если Вы поделитесь этой публикацией:





    Воспользуйтесь одной из социальных сетей для входа на форум:


    Внимание: Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

    Сообщество Империал > Библиотека > Rome: Total War > AAR'ы Rome: Total War > Война двух львов - Сирийская кампания Филиппа Великого [AAR] Обратная Связь
      Стиль:
        24 Мар 2017, 17:07
    © 2017 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики