Сообщество Империал: ААР по Napoleon: Total War Бабло (часть I) - Napoleon: Total War - Empire: Total War - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Информация об авторе

  • Автор: Карл Кори

Информация по статье

  • Добавлено: 22 Сен 2013, 00:32
  • Обновлено: 20 Дек 2014, 16:46
  • Просмотры: 2452

Дополнительно

Репутация: 6
ААР по Napoleon: Total War Бабло (часть I)

Описание: Прохождение большой компании за Британию.

Бабло.
(Сказка абсурда с картинкам, которую мы с художником Фрепсом создали для самых маленьких читателей)
Вступление.
Апрель 1858 года. Мадрид. Британская империя.
Старый полковник Генри Айртон сидел у открытого окна, смотря на пыльную и пустынную улицу,залитую весенним солнцем, покуривая любимую трубку, набитую отборным табаком из колоний. Полный тёзка зятя Кромвеля отчаянно скучал, к тому же его замучил геморрой заработанный за годы сидения в штабе, а мягкая подушка заботливо подстеленная под зад не приносила облегчения. Дверь тихонько отварилась и в комнату бесшумно прошмыгнула девочка лет семи,одетая в платье кремового цвета. Быстро подойдя к креслу в котором сидел полковник, она бесцеремонно плюхнулась ему на колени, что частенько бывает с плохо воспитанными, маленькими девочками.
- Хочу сказку.
Без предисловий заявила она, старый полковник вздохнул, непоседа Эммелин была его любимой внучкой.
- Хорошо, я расскажу тебе сказку про доброго короля Георга III и злого генерала Бонапарта.
Начал он голосом способным вогнать в сон, самого бодрого писаря в штабе:
- История эта началась в январе 1805 года, кода Британия, да храни её вечно господь, только строила империю, и случилась у ней война с Французской империей, где безбожники лягушатники, отрубили голову своему королю и королеве, да гори за это все французы в гиене огненной, и нарекли свою страну империей, а предводительствовал всей этой шайкой французских разбойников злой корсиканский генерал, и звали его Наполеон Бонапарт...
Часть 1.
Денег нет.
В то время воевала не только Великобритания и Французская империя, у доброго короля Георга III были союзники Австрийская и Российская империя, и королевства Шведское, Сицилийское и Неаполитанское, впрочем внучка, должен тебе сказать все эти итальянские королевства абсолютно никчемные, нищие государства, а мы британцы ценим только те страны у кого есть деньги, чтобы они как можно больше у нас покупали, наших товаров. Из союзников только с Австрийской империей и шведским королевством мы торговали, впрочем торговали мы и с Османской империей и с Датским королевством, но денег в казне не хватало.
Но и злой разбойник Бонапарт был не один, своими лживыми, змеиными речами, он привлёк в стан наших врагов и Испанское королевство, и Батавскую республику, и Швейцарскую конфедерацию, а так же Итальянское королевство и Баварское, и ещё герцогство Вюртемберг. Ты наверно Эммелин и стран то таких не знаешь, но вот раньше стран было много разных, куда больше чем сейчас.
И вот как то в начале января 1805 года, добрый король Георг III пришёл в свою казну пересчитать свои золотые фунты, что он частенько любил делать как и все уважающие себя британцы, и тут как он выскочит из своей сокровищницы, лицо такое красное, как помидор, ногами топает, слюной брызгает и кричит так добро:
-Позвать сюда премьер-министра!!!
Сейчас же Вильгельм Питт, бывший тогда премьер-министром на полусогнутых спешит к нему, а добрый король Георг III смотрит на него, так ласково и говорит:
- Вильгельмушко был я тут в сокровищнице, пересчитывал фунты золотые, и насчитал я всего жалких семь тысяч, это же мне на носовые платки не хватит.
- Это так ты щучий сын из страны которую я и парламент тебе доверили империю делаешь?!!
-Да ты скоро всех нас по миру пустишь!!!
-Делай, что хочешь, а к концу 1812 года сделай Великобританию богатейшей страной, и врагов всех наших мы должны раздавить как тараканов, а если не сделаешь, то извини...галстук тебе сменю на пеньковый.
И ещё много добрых слов сказал король премьер-министру, но слов тех приличная леди знать не должна. И побежал премьер-министр от короля в своё министерство подпрыгивая как горный козёл, которому изрядно намазали жгучим перцем под хвостом.
Но Вильгельм Питт не зря был назначен на свою должность, и голову имел умнейшею, хоть и носил на ней дурацкий парик. Пока добрался до министерства, пока звал остальных министров на совещание у него уже сложился план действия, который он и изложил прибывшим министрам. А план в общих чертах у министра был таков:
1.Развить торговлю и экономику, попутно завоевав полное господство на море с поэтапной блокадой всех портов противника малыми судами (шлюпами).
2.На втором этапе создание сильной, боеспособной сухопутной армии, которая должна поэтапно сокрушить противников короны на континенте, попутно захватив провинции необходимые для дальнейшего развития Великобритании.
3.Так как на данном этапе Великобритания не может вести активную сухопутную войну на континенте, продолжать углублять и расширять союзнические отношения с дружескими, а так же с заинтересованными континентальными странами, желательно осуществить этот пункт с минимальными затратами бюджета.
Так же на этом заседание 1-й лорд адмиралтейства Генри Дандас, тоже большая голова, и тоже в дурацком парике предложил обеденить все боевые флоты в один мощный флот, так же пока блокада не завершена, все корабли находящиеся в море, какую бы цель они не выполняли, должны подвергать бомбардировке порты противника, которые находится по пути их следования, так как постройка в доках Портсмута необходимого количества шлюпов для блокады, при стесненном финансовом положении дело далеко не быстрое.
Лорд-канцлер Джон Скотт рекомендовал министрам тайно откомандировать в Париж одного молодого человека по имени Персиваль Слаутер, который ему хорошо известен как заядлый террорист и специалист по заказным убийствам горячий патриот Британии и джентльмен, и этот джентльмен может навести там такой порядок, что парижане очень скоро будут рыдать крокодиловыми слезами.
А военный министр Джон Прэтт, который скажу вам юная леди, был совсем не голова, а так себе пустой человечишка, но всегда державший нос по ветру и иногда в его голову, ветер задувал зрелые мысли, заявил что срочно надо увеличить войска стоящие в провинции Гибралтар, так как там находится только Чеширский полк фенсибли, и с такими войсками он не гарантирует, сохранность этой провинции. Так же он заметил, что при финансовой возможности неплохо было бы расширить Королевский Германский легион, один полк пехоты которого стоит сейчас под Лондоном. Можно сформировать в Лондоне ещё несколько полков из эмигрантов немцев не довольных политикой этого корсиканского чудовища, и отправить все эти части воевать на Пиренеи, что существенно сэкономит британскую кровь. Ещё он указал на Ганновер как на возможно ближайшею цель высадки войск на континенте, так как во первых эта провинция оккупированная французами, была личной унии Георга III, и возвращение этой провинции ему сделает нашего доброго короля ещё добрей, нос по ветру Эммелин, нос по ветру. Так же по его словам, там возможно формирование Брауншвейгских частей, что опять же сэкономит британскую кровь.
На том совещание было закончено, нужные указания подписаны, и спущены вниз. И завертелась государственная машина, засуетились люди во всех министерствах, ведомствах и канцеляриях, заскрипели писари перьями, засучили рукава рабочие на великих стройках. Только за зиму было заключено выгодное торговое соглашение с Прусским королевством, так же в нём указывается бмен новейшими технологиями, были заключены торговые соглашения с Российской империей, герцогством Мекленбург-Шверин и Португальским королевством, а с Австрийской империей так же был произведён обмен новейшими технологиями. По плану 1-го лорда адмиралтейства каждый торговый путь должен был обслуживается двадцатью торговыми кораблями, и к середине января Британия контролировала четыре торговых пути в северной Атлантики: экспорт меха из Бостона, экспорт табака из Балтимора и Норфолка и экспорт хлопка Саванны, а в торговых портах постоянно строились новые торговые корабли, которые как только спускались на воду шли к торговым путям, на севере Атлантики. В доках Портсмута сошёл на воду первый шлюп, на который погрузились зачатки 1-го континентального корпуса под предводительством генерала сэра Томаса Пиктона, и отбыли в сторону Ганновера. В распоряжении генерала Пиктона был один дивизион пешей 9-фунтовой артиллерии, 43-й Монмутширский полк лёгкой пехоты и шесть полков пехоты, позже его корпус планировалось расширить до штатных размеров, тебе внучка будет любопытно узнать какие именно полки входили в корпуса, позже я тебе обязательно расскажу, ведь твой дедушка Эммелин, непосредственно участвовал в разработке плана комплектования Британской армии, а память у него очень хорошая.
Тогда же зимой специальная комиссия признала негодной два дивизиона пешей 6-фунтовой артиллерии бывших в наличии, как сказал председатель комиссии: " У моего племянника рогатка дальше стреляет" и дивизионы были расформированы. Войска расквартированные в Гибралтаре были усилены 3-й Восточно-Кентским пехотным полком (Баффс), в Лондоне был расквартирован Девонширский полк фенсибли, а в Дублине полк Девона и Корнуолла, всё тех же фенсибли. В то же время в Нормандии высадился Персиваль Слаутер и тайком проник в Париж. Австрийская империя зачем то ввязалась в войну с Османской империей, как будто ей других войн на континенте не хватало, но эта война нас пока не коснулась мы торговали и с обоими империями. Злой разбойник Бонапарт, тоже не тратил время попусту, он присоединил к своим землям Рейнскую конфедерацию, куда вошли Баварское королевство и герцогство Вюртемберг.
Наш флот в Европе состоял всего из десяти кораблей, следуя указаниями 1-го лорда адмиралтейства разрушая по пути следования порты противника, флот объединился в атлантическом океане, как я и говорил внучка весь флот состояла всего из десяти кораблей, адмирал Нельсон командовал 122 пушечным тяжёлым кораблём 1-го ранга "Роуз", хотя в своё время циркулировали слухи, что за ним значилась 106 пушечная "Виктория", и как прославленный адмирал провернул фокус с заменой кораблей не выяснили до сих пор. Впрочем я отвлёкся, адмирал Георг Элфинстоун командовал 64 пушечным кораблём 3-го ранга "Гермиона", а адмирал Вильгельм Корнуоллис командовал 50 пушечным кораблём 4-го ранга "Азенкур". В флот так же входили: 106 пушечный корабль 1-го ранга "Пигот", 98 пушечный корабль 2-го ранга "Дельфин", 98 пушечный корабль 2-го ранга "Дракон", 80 пушечный корабль 3-го ранга "Шеннон", 74 пушечный корабль 3-го ранга "Королева", 38 пушечный фрегат "Леда" и 32 пушечный фрегат "Энтерприйз ". Хоть флот был небольшой, но командовал им опытный флотоводец Горацио Нельсон, что существенно повышало наши шансы в успехе на море.
Наши вездесущие дипломаты, даром времени не теряли, были заключены договоры по обмену новейшими технологиями с Российской, Австрийской и Османской империями. Персиваль Слаутер начал развивать в Париже свою бурную деятельность.

Ночные прогулки по Парижу стали опасны для здоровья.
- Да-да это было как раз в то время когда 1-й лорд адмиралтейства Генри Дандас, завёл себе прославленную курт...эээ...мэээ ...вот...Прелест...неэээ... эээ...мэээ как же это, короче умную партнёршу по игре в...бридж, что вызвало большой ажиотаж в высшем свете и прибавило ему популярности.
В начале марта наш флот встретил небольшую испанскую эскадру под командованием капитана Альвару Переса, которая контролировала торговый путь по экспорта хлопка из Сент-Огастина. Это самонадеянный капитан решил принять бой с нашим флотом, за что поплатился своим кораблём и жизнью, нашими трофеями стали два торговых корабля, которые после ремонта в порту Уотерфорда присоединились к нашему торговому флоту, стоит ли говорить, внучка, что отныне этот торговый путь контролировали мы. Наш же слегка потрёпанный флот после ремонта в порту Бристоля отправился к западному побережью Пиренейского полуострова. За весну наши корабли полностью, блокировали порты Роттердама и Антверпена, блокада континента началась.
Войска расположенные в Гибралтаре были увеличены до четырёх полков пехоты, в Эдинбурге был расквартирован Эссекский полк фенсибли, а в Кардиффе Королевский полк добровольцев Ланкашира. В апреле сэр Томас Пиктон с войсками высадился в Ганновере.

Первое столкновение.
Хотя у французского маршала Жана-Батиста Бернадотта было немного больше войск (2410) против наших (2020), но качество войск лягушатников, было намного хуже, наших бравых британских парней, войска маршала состояли в основном из муниципальной стражи, которая не идёт не в какое сравнение с регулярными войсками. Поэтому генерал Пиктон решил не откладывать дело в долгий ящик и сразу пошёл на приступ города, после небольшого, но кровопролитного сражения, в котором погиб Бернадотт и все его войска, сэр Томас Пиктон занял город.
Когда за завтраком добрейшему из самых добрейших королю Георгу III, доложили об результатах этого штурма, от мысли что, Ганновер опять в его липких от пудинга ручках, король пустился в пляс, и тут же распорядился о наградах: генералу Пиктону его королевские приветы, военному министру недоеденный пудинг, ну а солдатам 696 дубовых крестов.
Лето прошло тихо и спокойно, враги короны не предпринимали не каких активных действий и затаились, не иначе задумали какую не будь гадость. Британцы зря времени не теряли строительство не утихало во всех уголках королевства, рос торговый флот. Военная мощь наша за это лето не сильно возросла, только в Гибралтаре численность регулярных полков пехоты выросла до восьми, да для поддержания порядка в Ганновере были расквартированы фенсибли Лестерского полка Принца Уэльского. Горячий как огонь от пожаров после взрывов, патриот Британии Слаутер продолжал знакомить парижан со своими многочисленными талантами.
Самым заметным событием этого лета стало уничтожения флота Батавской республики, который контролировал торговый путь с Ресифи откуда экспортировался сахар, ну сладенькое все любят, даже республиканцы. Флот под предводительством адмирала Яна Хендрика ван Кинсбергена состоял из пяти кораблей Ост-Индской компании, 32 пушечного фрегата и брига, флагманом голландского адмирала был 74 пушечный линкор, ну ты понимаешь внучка почему был. После непродолжительного боя, адмирал Нельсон уничтожил флот противника приумножив свою славу, трофеями нам стали три корабля Ост-Индской компании, торговый путь и бриг "Клейн Амстердам", который после ремонта заблокировал доки в Бресте. Летом так же были блокированы доки в Ла-Корунья и Гавра, флот же адмирала Нельсона после ремонта опять отправился к Пиренейскому полуострову, в Лондоне даже начали ходить слухи, об установки колонны в честь прославленного адмирала, но денег на неё не было.
Осень началась с того что наши дипломаты очнулись от летней спячки, и опять были заключены договоры по обмену новейшими технологиями с Российской и Австрийской империями. Прусский посол напросился на приём с предложениями военного союза между нашими королевствами, после некоторых препирательств, посол Фридриха Вильгельма III согласился на более продвинутый договор, с неограниченным проходом войск по территориям государств и обмену новейшими технологиями.
В начале сентября флот испанского адмирала Фредерико Гравина тысяча чертей ему в.....печёнку, состоящий из девяти вымпелов напал на наш флот. Бой был не лёгкий, из которого адмирал Нельсон вышел победителем, потеряв 106 пушечный корабль 1-го ранга "Пигот" и 38 пушечный фрегат "Леда", увы адмиралы Георг Элфинстоун и Вильгельм Корнуоллис геройски погибли на мостиках своих кораблей. Но адмирал не остался с пустыми руками 74 пушечный линкор "Конде де Регла" и 140 пушечная "Сантисима Тринидад" присоединились к нашему флоту, так же в призах числились два торговых корабля.

"...теперь эта здоровенная дура с нами, я спокоен...." адмирал Горацио Нельсон. Осень 1805 года.
Наш изрядно потрёпанный флот ушёл на ремонт в порт Санди-Бей, ремонт флота Эммелин, влетел в копеечку, когда добрейший Георг III узнал во сколько обошёлся ремонт, клянусь внучка, король рыдал как малое дитя, а кто бы не рыдал, всё таки пять с половиной тысяч золотых фунтов, это пять с половиной тысяч золотых фунтов. Рыдания короля были слышны в Гибралтаре, от огорчения Горацио Нельсон вывел флот в море, и взял на абордаж два испанских торговых судна под предводительством адмирала Бруно де Эсета, надеясь что это, хоть как то приглушит вопли из Лондона. Также этой осенью была произведена блокада торговых портов в Нанте и Кадисе, был наложен наш контроль над экспортом чая из Калькутты и Касабланки, а так же на экспорт слоновой кости из Орана. Наш торговый флот рос, путь экспорта меха из Бостона, обслуживался уже двадцатью торговыми кораблями.
И просохли слёзы на благородном челе Георга III, и поехал он в оперный театр только, что возведенный в Лондоне. Пока в Лондоне строили, в Париже разрушали, Персиваль Слаутер был неутомим и всегда радовал своего короля. В начале октября нашего доброго короля ждал вновь неприятный сюрприз, Джон Прэтт военный министр приблизил к себе военного специалиста, который вообще в армейских делах не черта не разбирался, а был не специалистом, а каким то вредителем. Король этого терпеть не стал, дал Прэтту под его министерский зад бодрящего пендаля, и новым военным министром стал Ноэль Сесил. За осень была сформирована в Лондоне рота конной артиллерии, а в Эдинбурге три горских полка пехоты. Контингент в Гибралтаре достиг девяти пехотных полков и двух полков лёгкой пехоты. В конце ноября в Портсмуте погрузился на корабль генерал сэр Джон Мур, который вместе с артиллерией, бригадой лёгкой кавалерии и дивизией шотландцев отбыл в сторону Гибралтара.
В декабре наши союзники Австрийская империя, наконец то решила оторвать своё мягкое место от стула, и завоевали Итальянское королевство. Наши войска в Ганновере, пополнились полком лёгкой пехоты. Персиваль Слаутер преподнёс отличный подарок к рождественским праздникам королю.

В Париже безопасней не стало.
Но не только он думал о рождественских подарках, адмирал Горацио Нельсон встретил в Средиземном море флот французов из одиннадцати вымпелов. Командовал флотом, на 122 пушечном линкоре французский адмирал Пьер-Шарль Вильнев. Флот лягушатников был немедленно атакован, в этом бою погиб 80 пушечный корабль 3-го ранга "Шеннон", но был захвачен флагман "Сципион". Адмирал Вильнев погиб на своём корабле, возможно это спасло его от самоубийства.
И хотя к концу года двухнедельный, чистый доход составил 9768 золотых фунтов, денег в казне не было.....

Денег нет.
Часть 2.
Денег всё нет.
Начался новый 1806 год. В январе генерал сэр Джон Мур с войсками достиг Гибралтара. Земля эта встретила его неприветливо, как только он сошёл на берег, мерзкий человек по имени Фермин Хименес попытался его убить, но был пойман и расстрелян. Что бы увеличить нашу славную армию, в Лондоне было сформировано три полка фузилёров, а в Ганновере два полка Брауншвейгской линейной пехоты. Рабочие на стройках, работали безостановочно, складывая из кирпичей и цемента будущие величие Британии. Торговый флот тоже старался как мог, был установлен контроль за торговым путём из Алжира экспортирующий пряности, а так же торговые пути из Туниса и Аннабы экспортирующие кофе. На торговом пути из Балтимора работала уже двадцать торговых кораблей. Испанцам в конце января мы тоже преподнесли запоздалый подарок, была произведена блокада торгового порта в Картахене.
И опять настала весна, двое наших учёных трудились в университете Оксфорда, разрабатывая всякие хитрые технологии, на этом же поприще трудились дипломаты, меняясь нашими разработками на разработки учёных из других стран, так весной такие обмены произошли с Датским королевством и Османской империей. Дипломатическому корпусу добавили смеха дипломаты Франца I австрийского императора, предложив вступить в войну Османской империей за одну технологию не известную нам, да ещё и доплатить за это деньги! Вот наглецы! А торговать мы с турками как будем?!! Тогда же до Британии дошли новости, что Российская империя вступила в войну с Османской империей, Пруссия же в войну не с кем не вступала, а только перебрасывала армейские корпуса туда сюда, то ли не могла не как решится с кем воевать, то ли ради большой любви у солдат к шагистики. Торговых путей без британских кораблей стало меньше, но всё же мы захватили экспорт кофе из Кандия. Вместо новых морских путей по всему королевству были проложены мощёные дороги, которые тоже приносили доход. На радость всему населению были построены суды в Дублине и Эдинбурге, весь народ ликовал, ведь мы британцы так любим судится. В Лондоне была сформирована рота конной артиллерии, и вместе с тремя полками фузилёров отправилась в Ганновер, но в обратный рейс корабль не шёл пустой, он вёз в Англию Брауншвейгские войска сформированные в Ганновере, хотя Джон Прэтт давно был в отставке, его идея о германской крови витала в военном министерстве, и скажу тебе внученька это была правильная идея. Корпус генерала Пиктона пополнился кроме, войск прибывших из Англии, тремя полками пехоты. В Эдинбурге были сформированы два полка горцев: 42-й Королевский горский полк и 71-й горский полк лёгкой пехоты. Чёрная стража отправилась в Ганновер, а лёгкая пехота в Гибралтар на усиления войск генерала Мура, к которым уже была присоединена дивизия драгун. Пока наши враги прикидывались плюшевыми зайчиками, мы из-за всех сил готовились к серьёзным схваткам на суше. Флот порадовал короля блокадой торгового порта на Белеарских островах, а адмирал Нельсон от скуки блокировал последний действующий порт французов в Лигурии.
Лето 1806 года началось с выборов, разумеется британцам нравились изменения произошедшие в стране, и на выборах выиграла правящая партия, тем более всем хотелось посмотреть справится ли Вильгельм Питт с королевским приказом, а если нет, то как на него одевают пеньковый галстук, всем тоже было интересно посмотреть. Летом Австрийская империя опять предлагала вступить нам в войну с турками, обещая заплатить тысячу золотых фунтов, но и это предложение с негодованием было отклонено нашими дипломатами. В июле австрийцы отвоевали у турок Молдавию и Бессарабию, но тут злодей Бонапарт, показал свой звериный оскал захватив Тироль, Австрийская империя пожинала радости войны на два фронта. Армия этим летом не пополнялась, зато строительство велось полным ходом. Персиваль Слаутер продолжал трудится в Париже, а в Англии появился третий учёный который тут же отправился в университет Оксфорда продвигать науки. В Гибралтаре объявился испанский шпион Блаз Лассьера, который чудом избежал поимки и расстрела. Торговый флот продолжал расти, на пути экспорта из Норфолка трудилось уже двадцать кораблей, а путь экспорта меха из Очамчира стал наш. В конце июня на воду был спущен 74 пушечный корабль "Элефант", блокада континента подходила к своему завершению в июне был блокирован торговый порт в Таррагоне, а в августе были блокированы гавани Кале и Тулона.
Я всегда говорил внучка, что в австрийском гофкригсрате, сидят одни олухи, начало октября 1806 года это наглядно доказало. Корсиканский разбойник после быстрого марша, овладел их столицей Веной, а эти ослы не чего не сделали для обороны своей столицы, лишив нас выгодной торговли с их страной, а потере в стратегическом положении союзников, я уже не говорю. Но этой осенью были и хорошие новости королевство Пруссия наконец решилось на военные действия объявив войну сразу четырём противникам: Батавской республике, курфюршенствам Саксонии и Гессен-Кассель, а так же великому герцогству Ольденбург. Но это было не самое главное, прусские дипломаты предложили нам выгоднейшею сделку, вступить в войну с герцогством Ольденбург, а за это королевство Пруссии вступает в войну с Французской империей и Швейцарской конфедерацией, наши дипломаты радостно потирая ладошки согласились с этим предложением. Ведь Ольденбург граничил с Ганновером, где недалеко от Фризии стоял корпус генерала Пиктона, с запада же, Ольденбург граничил с Батавской республикой, не отдавать же в самом деле прусакам столь выгодную для нас провинцию.
Но в этом плане наших дипломатов был один изъян, наши армейские корпуса не были ещё укомплектованы по штату, у генерала Пиктона было мало артиллерии, кавалерии не было вовсе, хорошо, что хоть пехота была почти по штатному расписанию, всего у генерала было 4330 человек. Не смотря на эти трудности сэр Томас Пиктон осадил Фризию. Командующий войсками Ольденбурга генерал Юрген Швеглер надеясь на своё двукратное преимущество войск, решил атаковать наши войска, а зря. Хотя наши войска не успели даже построить габионы, генерал Пиктон решил стоять в обороне, и это Эммелин было правильное решение, тем более местность для этого располагала, свою немногочисленную артиллерию наш генерал расположил на холме, с которого отлично простреливалась поле по которому шли в атаку войска Ольденбурга, резервы с штабом так же расположились на холме, перед холмом в двух шеренговом строе выстроилось восемь полков пехоты. С погодой правда не повезло, шёл дождь. Сражение началось робкими атаками ольденбургской кавалерии на наш левый фланг, которые были с лёгкостью отбиты нашими войсками перестроившимися в каре. Основная же массированная атака пехоты Ольденбурга была направлена на наш центр, явно с целью прорвать наш строй. Наши немногочисленные артиллеристы потрудились на славу, они вначале уничтожили единственный дивизион артиллерии противника, а потом непрерывно обстреливали пехоту идущую в атаку на наши позиции. Атака по центру наших войск была отбита массированным ружейным огнём, в середине сражения у трёх наших полков стоящих в центре закончились боеприпасы, и они были вовремя заменены полками из резерва. В финальной части сражения нашей пехоте удалось взять войска противника в огненный мешок, что окончательно усугубило положение ольденбургской армии.

Ленточки, звездочки, тапочки в ряд. Трамвай переехал отряд октябрят.
Потери генерала Швеглера в этом сражении были ужасающие, 6924 человека, генерал Пиктон потерял всего 439 человек. В самом конце ноября войска герцогства предприняли последнею попытку снятия осады. Жалкая тысяча человек оставшаяся у Ольденбурга конечно уже не могла, что то изменить, к этому времени наши войска укрепили свои позиции защитными сооружениями, и слабая атака нашего правого фланга с лёгкостью была отбита ружейным огнём 9-го Восточно-Норфолкского полка и 68-го Дурхемского полка лёгкой пехоты. Артиллерия завершила разгром войск противника. Наши потери составили всего сорок человек, армия же Ольденбурга была полностью уничтожена, и генерал Пиктон оккупировал Фризию. Стерев тем великое герцогство Ольденбург, с карты истории. В ноябре, в Пруссии произошла революция и династия Гогенцоллернов была свергнута с престола, всё же вновь объявленной республике удалось оккупировать Саксонию.
Этой осенью были заблокированы гавани в Бастии и Лигурии, это были последние порты супостатов, но благодаря австрийским баранам, флот адмирала Нельсона только что, объединившейся с "Элефантом" в Средиземном море, был вынужден срочно идти в Адриатическое море на блокаду гавани в Триесте, а в сухом доке Портсмута было начато строительство дополнительного шлюпа. В Лондоне наконец то был положительно решён вопрос, о начале строительства колонны в честь нашего прославленного морского героя. Порадовал нас русский флот, бросивший торговый путь, и отпиравшийся в сражение с Османским флотом, как впоследствии оказалось, сражение для русских оказалась неудачным. Этим воспользовалось наше торговое судно, и экспорт пряностей из Валетта оказался в наших руках. Ну тут как говорится, дружба дружбой, а золотые фунты врозь. В Ирландии появился учёный, который тут же начал своё путешествие в Оксфорд. В начале сентября весь высший свет опять порадовал неутомимый 1-й лорд адмиралтейства Генри Дандас, заведя себе ещё гувернантку, хотя детей честно говоря у него совсем не было.

Неутомимый 1-й лорд адмиралтейства.
Этой осенью наша армия росла, в Лондоне были сформированы несколько полков Королевского Германского легиона. В Ганновере были сформированы Брауншвейгская лёгкая кавалерия. Было решено добавить ко всем германским войскам немного английских и сформировать из этих войск 2-й Пиренейский корпус, командовать этим корпусом было поручено генералу Джону Хоупу. Так же этой осенью у Британии появился абсолютно новый для нас тип кавалерии - гусары, в Лондоне были сформированы два полка, этих самых гусар: 15-й его Величества Короля гусарский полк и 18-й его Величества Короля ирландский гусарский полк. Не знаю Эммелин, зачем британской армии эта лёгкая кавалерия в попугайских нарядах, в военном министерстве говорили, что это модно на континенте, что мы отстали от моды на сто лет. А я так скажу, не гоже сынам гордого Альбиона перенимать всякие мадьярские моды.
В декабре во Фризии были отремонтированы казармы, и тут же их стали перестраивать в магистрат, что бы жители вновь приобретенной провинции могли насладится в полной мере британской налоговой системой. В Лондоне была сформирована дивизия гвардейских драгун. Пруссия не смогла удержать в своём повиновении Дрезден и Саксония вновь зазеленела на всех картах. Неприятные подарки преподнесли к праздникам противники, но что же ещё можно от них ожидать. Франция захватила Богемию, а две с половиной тысячи солдат Батавской республики под предводительством генерала Тонниуса Граве вторглись в Эмденские пастбища в нашей недавно приобретенной провинции. Корпус генерала Пиктона как коршун бросился на этих не званых гостей, и раздавил эту армию как насекомое, только пятьсот человек спаслись бежав назад в Голландию.
Не смотря на то, что за год наш двухнедельный, чистый доход вырос до 10776 золотых фунтов, денег в казне всё равно не было. В связи с чем наш добрый король Георг III, в своём рождественском поздравлении Вильгельму Питту, осведомлялся у него о ценах на русскую пеньку....

Денег всё нет.
Часть 3.
Денег всё так же нет.
1807 год начался с горестной утраты для нашей науки, наш учёный Ричард Кирван умер сразу после праздников. В заключении о смерти значилось смерть от естественных причин, я же думаю Эммелин он умер от праздников, хотя если на это посмотреть с другой стороны, разве смерть от празднования, не есть естественная причина. Наши дипломаты этой зимой заключили договор по обмену новейшими технологиями с Датским королевством, но это не как не компенсировало Британии смерти учёного. В начале января флот адмирала Нельсона прибыл в Адриатическое море, как оказалось очень вовремя, пока наш флот плыл, эти идиоты австрийцы умудрились сдать французам области Венето и Венгрию, зато они захватили Балканы, потерять богатейшие области вместе с столицей, а взамен приобрести нищие Балканы, да ещё нас ввести в расходы на лишние корабли для блокады, в этом вся сущность австрийцев, послал же господь союзников. Как бы там не было, наш флот временно, до подходов шлюпов блокировал торговые порты в Триесте и Кьоджа. За первые два месяца этого года на воду было спущено двенадцать торговых судов, экспорт из Саванны обслуживало уже двадцать кораблей. Наша славная армия продолжала наращивать мышцы, за эти первые месяцы в Лондоне были сформированы: шесть дивизионов 5-дюймовых гаубиц, дивизион пешей 9-фунтовой артиллерии, рота конной 6-фунтовой артиллерии, четыре полка пехоты. В Шотландии был сформирован 2-й Королевский северо-британский драгунский полк, их ещё внучка стали называть шотландские серые, из-за цвета лошадок на которых они ездят. В Фризии расположился 1-й полк Королевских фенсибли. Часть войск отправилась к генералу Пиктону, на обратном пути шлюп забрал в Англию браншвейгскую кавалерию, а два дивизиона гаубиц отправились на Пиренеи к генералу Муру. В Лондоне, Дублине, Эдинбурге и Кардиффе было закончено строительство зданий апелляционных судов, ведь мы британцы не только любим судится, но ещё больше любим подавать апелляции в суд, радости народной поэтому случаю не было границ. После королевских поздравлений у премьер-министра Вильгельма Питта появился друг дилетант, как бы это странно не звучало, это помогало ему в управлении страной. А добрый король Георг III завёл себе хормейстера, чем порадовал весь высший свет, не зря он внучка в оперный театр ездил, не зря.
Весной Эммелин, наша армия продолжала расти как на дрожжах, в Лондоне было сформировано 4 дивизиона 5-дюймовых гаубиц, 2 роты конной 6-фунтовой артиллерии, дивизион пешей 9-фунтовой артиллерии, восемь полков пехоты и один полк лёгких драгун. В Эдинбурге были сформированы три полка горской пехоты. Конечно содержание такой уймы войск влетало казне в копеечку, король Георг III помрачнел и по доброму скрежетал зубами, но не чего сделать не мог. Наконец то три армейских корпуса были сформированы по штатному расписанию, помню внученька я обещал тебе о них подробно рассказать, не волнуйся дедушка всё помнит. 1-й Пиренейский корпус под командованием генерала Джона Мура состоял из четырёх пехотных дивизий, дивизии драгун, бригады лёгкой кавалерии, трёх дивизионов и одной роты артиллерии. Тебе деточка наверно будет интересно узнать из каких полков состояли дивизии генерала Мура, дедушка тебе сейчас всё расскажет:
1-й Пиренейский корпус

2-й Пиренейский корпус под командованием генерала Джона Хоупа был поменьше, он состоял из трёх дивизий пехоты и одной бригады лёгкой пехоты, так же в него входила бригада драгун, две бригады лёгкой кавалерии, три дивизиона и одна рота артиллерии. Если говорить о нём подробней, то он состоял из:
2-й Пиренейский корпус

Третий корпус был ещё меньше, это был 1-й вспомогательный корпус под командованием генерала Михаэля Стоуэлла, у него было всего три дивизии пехоты, бригада лёгкой кавалерии, два дивизиона и одна рота артиллерии. А полковом составе этого корпуса, я тоже расскажу тебе подробно:
1-й вспомогательный корпус

Ещё в начале марта 2-й Пиренейский корпус отправился в Гибралтар, примерно тогда при попытки диверсии в Сенди-Бей был наконец то пойман шпион Блаз Лассьера, полковник Джетро Уотерстон наблюдавший за разгрузкой гаубиц в порту, проявил бдительность и этот вредный человек, на этот раз от нас не сбежал. Он был пойман и тут же расстрелян, а всё от нашей британской доброты, ведь мы могли его и повесить. В начале апреля торговля с Османской империей увы прекратилась, что существенно ударило Британию по карману, а всё наши друзья австрийцы, вместо того что бы занимается корсиканским разбойником и его бандитами, австрийцы захватили Греция, где у турок был торговый порт. Прусская республика так же вступила в войну с Османской империей, как будто ей не хватало своих войн. Наши шлюпы достигли Адриатического моря сменив в блокаде портов флот адмирала Нельсона. В конце апреля в Лондоне была достроена колонна в честь нашего адмирала. Все моряки радовались как дети, даже не заметив что их жалованье упало на десять процентов. Свято место Эммелин, пусто не бывает, вместо умершего от после праздников учёного, в Уэльсе в конце апреля объявился новый знаток наук, он тут же приступил к работе в университете Оксфорда.
Этой весной испанский генерал Франсиско Хавьер Кастаньос предпринял глупейшею попытку проникновения на нашу территорию в Гибралтаре, привести с собой 2600 человек, когда корпус генерала Мура расположился в городе, а корпус генерала Хоупа разгружался в порту, это было верхом безумия.

Самонадеянный поступок.
Джон Мур легко вылечил безумие испанского генерала, встретив атакующих испанцев в предместье города, после хорошей артподготовки, и недолгой перестрелки, наш генерал приказал провести атаку по всему фронту, тем более дивизия драгун уже начала действовать в тылах противника. Только 378 испанцам удалось спастись на окраине нашей провинции, но к ним подошёл корпус генерала Хоупа. После британского лечения генерала Кастаньоса, испанцами командовал полковник Рауль де Вака, увидев британцев испанский полковник принял разумное решение, поджать хвост и бежать в глубь испанской территории.
Лето 1807 года было для Британии на удивление спокойным. Дипломаты заключили очередной договор по обмену новейшими технологиями с Датским королевством, а австрийские дипломаты предложили нам торговый договор, и даже заплатили за это немного, совсем немного денег. Мы конечно согласились на это предложение, хотя не надеялись, что торговля с нами поможет Австрийской империи приостановить французское наступление, за это лето эти бандиты оккупировали Моравию и Северную Италию. Не была забыта и наша армия, в Лондоне были сформированы 7-й собственный её Величества гусарский полк, 88-й пехотный полк Коннахтских рейнджеров, пять полков пехоты и один полк лёгкой пехоты. 1-й вспомогательный корпус отплыл из Портсмута и направился в Средиземное море, в конце августа корпус высадился в порту Белеарских островов. Наш торговый флот продолжал увеличивается, на торговом пути из Сент-Огастина уже работала двадцать судов. В конце июня Османский флот бросился в атаку, на проходящую мимо русскую эскадру, русским досталась победа, а нам путь экспорта кофе из Измира. Лорд-канцлер Джон Скотт приблизил к себе охотника за ворами, что очень порадовало репрессиями всё населения нашего королевства, а адмирал Нельсон завёл себе попугая. О, это была не простая птица, а самая настоящая, что не есть волшебная птица, каким то чудным образом она поднимала боевой дух моряков находящихся под командованием адмирала. И когда это спокойное лето подходило к концу, на континенте началась новая война, для нас это было как гром среди ясного неба. Датское королевство напало на Шведское, конечно мы как союзники шведов должны были выступить на их стороне. Скажу тебе больше Эммелин, в военном министерстве были некоторые планы, по поводу вторжения в Данию, но не как не сейчас, мы были не готовы к этой войне, обстановка на континенте накалялась, и осень грозила быть жаркой.
Скажу тебе внучка осенью 1807 года взоры всех британцев были обращены к деяниям нашей армии, а осень у ней выдалась не лёгкой. В первых числах сентября наш лучший генерал Артур Уэлсли, собрав все войска, что были под рукой, погрузил их на шлюп в Портсмуте, и срочно отбыл к берегам Ольденбурга. 1-й вспомогательный корпус осадил город Пальма на Белеарских островах, а Пиренейские корпуса начали наступление в глубь Испании. На море всё было намного хуже, адмирал Нельсон спешил на всех парусах к Гибралтарскому проливу, но по всему было видно, что за эту осень он туда не успеет, слишком далеко он находился, когда к нему пришли вести о войне с Датским королевством. Этим сразу воспользовался датский адмирал Роар Лаурсен, он начал атаковать наши одинокие корабли контролирующие торговые пути в районе южных Пиреней, два из них этот негодяй потопил, остальные укрылись в порту Санди-Бей. Пока датский адмирал гонялся за нашими кораблями, генерал Хоуп гонялся по пыльным, испанским дорогам, за полутора тысячным корпусом полковника Рауля де Вака, который всё время от него ускользал. Наконец то в конце сентября, он прижал надоедливый корпус испанцев к берегу моря, и с лёгкостью его полностью уничтожил.
В это же время генерал Мур осадил Мадрид, да Эммелин, это тот город в котором мы теперь живём. Хотя в самой испанской столице, войск было всего около семи с половиной тысяч человек, но вокруг в лесах испанцев было, как блох на бездомной псине. Поэтому наш генерал решил не идти в атаку, а дождаться развития событий держа город в осаде. 2-й Пиренейский корпус под командованием непоколебимого под огнём, надёжного генерала Джона Хоупа, тоже маршировал к Мадриду, но вокруг него, как навозная муха, кружил испанский агент Гильермо Надаль, его постоянно пытались поймать, но он всё время куда то просачивался, как песок сквозь пальцы. Испанский генерал Хоакин Блэйк-и-Хойес командовавший войсками в Мадриде, тут же решил прорвать осаду, тем более он ожидал подкрепления с севера, в общей сложности испанцев было более восьми с половиной тысяч (8742) человек.
Это было странное сражения. В воздухе носились пыльные бури, какие часто случаются в наших краях, армии противников были разделены предместьем, наши войска стали на позиции, и не собирались их покидать, похоже испанцы решили сделать тоже самое. Испанский генерал долго ждал, но видя, что британцы не собираются атаковать, подтянул свои пушки вплотную к домам со своего края, и послал четыре полка пехоты на наш центр, а три батальона касадорес пытались по дуге обойти нашу позицию с левого фланга. С двух сторон загрохотала артиллерия, в воздухе стала носится гарь от загоревшихся домов. Артиллерийский и ружейный огонь обратил испанскую пехоту в бегство, а когда касадорес отошли от основных сил на значительное расстояние, наша бригада лёгкой кавалерии поскакала на них в атаку. Все три батальона, по очереди были разбиты и рассеяны. Тогда Хоакин Блэйк-и-Хойес решил сместить почти всю свою армию на свой правый фланг, где долго выстраивал колону пехоты к атаке, впрочем артиллерию он оставил на месте под охраной двух полков линейной кавалерии. Видя это генерал Мур приказал линии пехоты сдвинутся влево, а драгунам обойти предместье справа и атаковать артиллерию противника.

Дивизия драгун на марше...сейчас мы повоюем.
Все приказы генерала были выполнены, дивизия драгун справа по дуге обошла строения и ударила по артиллерийской обслуге, уничтожив не только всю артиллерию испанцев, но и разогнав охранявшие их полки кавалерии.Понеся эти потери испанский генерал решил ретироваться с поля боя со своей армией, впрочем мы не настаивали на обратном. В итоге Хоакин Блэйк-и-Хойес потерял 1086 солдат, мы же потеряли только 173.
В начале октября Артур Уэлсли сменил войска стоявшие на охране границ Ольденбурга, и корпус Пиктона двинулся на датскую территорию. Тогда же в доках Портсмута был спущены на воду сразу три судна, это были 122 пушечные тяжёлые корабли "Де", "Камберленд" и "Дредноут". "Де" - что за дурацкое название, от него так и несёт французским, назвали бы корабль просто "Смелый" или "Решительный", нет им надо придумать, что не будь этакое континентальное, впрочем я отвлёкся, эти новые корабли тут же отправились к берегам холодной Норвегии. Персиваль Слаутер скучавший от безделья и задыхавшийся от дыма стоявшего от пепелищ в Париже, несколько раз нанёс визиты в Орлеан, с целью знакомства с местными достопримечательностями и общения с новыми людьми. " О, храм науки." воскликнул Перси, впервые увидев местный университет, " И целый." тише добавил он.

Дружеский визит.
Вторая попытка снятия блокады с Мадрида произошла в начале октября, пожалуй из всех попыток это была самая опасная для генерала Мура. Испанский генерал Манолито Алькало с почти трёх тысячной армией, напал на наш 1-й Пиренейский корпус, а генерал Хоакин Блэйк-и-Хойес поспешил ему на помощь со своим ещё не маленьким войском. Всего испанцев было больше девяти тысячи (9299), у нашего же командующего оставалось 5279 солдат. В этом сражение многое было против британцев, и ровное как шахматная доска поле боя, и то что, генерал Алькало атаковал нас с фронта, а генерал Блэйк-и-Хойес мог атаковать с правого фланга, но мы британцы не когда не боялись трудностей. Солдаты засучив рукава и чертыхаясь, успели возвести полевые укрепления и с фронта, и с правого фланга.

Защита Филидора Мура.
Четыре дивизиона артиллерии генерала Манолито Алькало били по нашим позициям прямой наводкой, адъютанты возле генерала Мура падали один за одним, угол где смыкалась оборона фронта и фланга подвергался слабым, но постоянным атакам испанцев с двух сторон. Уличив момент когда манёвры испанской пехоты оставили свою артиллерию почти без прикрытия, наши лёгкие драгуны смело кинулись в атаку с фланга, и уничтожили все четыре дивизиона испанской артиллерии. По правому флангу всё новые и новые полки из Мадрида появлялись на поле боя, малая часть пыталась атаковать с ходу, а основные силы шли на соединенье с пехотой генерала Алькало. Вслед за регулярными полками из Мадрида появились полки муниципальной стражи, в этот момент британские драгуны перешли в атаку, отрезая и тесня муниципальную стражу от основных войск. Семь полков стражи было смято и обращено в бегство, хотя и драгунская дивизия понесла существенные потери, видя это генерал Мур дал ей сигнал к отступлению вглубь позиций. Но это не смутило испанских генералов, собрав все свои силы в единый кулак, они повели их в массированную фронтальную атаку на наши позиции, британские гаубицы открыли убийственный огонь по такому скоплению войск. Оба испанских генерала были убиты ещё на подходе к нашей линии обороны, часть полков противника не выдержало бомб непрерывно сыплющихся им на головы с неба, начали отступление, но всё это не остановило испанцев они дошли до наших линий и перешли в штыковую атаку, и казалось ещё чуть - чуть, и враг прорвётся. Но тут в бой вступила горская дивизия не участвовавшая до этого момента в битве, построенная четырьмя плотными колонами, не тратя время на стрельбу, шотландцы начали штыками прокладывать себе путь сквозь орды испанцев. Этого противник уже не выдержал и стал удирать с поля боя.

Испанская атака.

Шотландская контратака.

Швейцарцев гаубицами надуло.
В итоге этой довольно трудной битвы испанцы лишились 4395 солдат, Джон Мур потерял 1118. Не давая отдыху противник снова атаковал 1-й Пиренейский, и знаешь Эммелин как звали испанского генерала, который вёл противника в атаку? Его звали Хоакин Блэйк-и-Хойес. Нет он не воскрес, а оказался полным тёзкой убитого накануне генерала, что довольно странно, но мало ли, чего только на свете не бывает. Ему на помощь естественно пришёл гарнизон Мадрида, силы были примерно равны, у испанцев было 4568 солдат, наших же парней осталось 4161. Оба генерала осторожничали, наш корпус стоял как вкопанный, а испанцы маневрировали, хотя эти манёвры позволили британским лёгким драгунам уничтожить дивизион испанской артиллерии. В итоге битвы не получилось, так мелкая стычка, в которой погибло 58 испанцев и 9 британцев.

Главная атака.
Поняв, что военными методами осады не снять, испанцы попробовали прибегнуть к дипломатии, Карлосом IV были высланы парламентёры с мирными предложениями. Наивные глупцы! Они могли подумать, что британская армия прейдя на их землю, понюхает и уйдёт! Испанской делегации было указано на дверь. Тут же в ответ на дипломатическую неудачу, один из лучших испанских генералов маркиз Педро Каро-и-Суреда де Ла Романа, сидевший в осаде на Белеарских островах повёл свои войска на прорыв. Войск у испанского генерала было почти на тысячу человек больше, 4480 против 3536, но беда маркиза была в составе его войск, состоявших из провинциальной милиции и муниципальной стражи. О, это были ещё те стрелки. Если бы покойный король Генрих V вдруг бы воскрес, он бы позволил им стрелять в себя и платил бы по фартингу за выстрел. Испанцы попытались прорвать наш центр, но были частично окружены, а когда наш 1-й вспомогательный корпус перешёл в общую атаку они не выдержали, и бросились бежать. Маркиз то ли от огорчения, то ли ещё от чего, умер прямо на поле боя. Потери испанцев были почти 1 к 10, они потеряли 4161 солдата, наш полководец 427.
Во второй половине октября было принято решение перестроить в Гибралтаре военную академию, которая в принципе там уже не была нужна, в здание апелляционного суда. Генерал Пиктон со своим войском добрался до Копенгагена и осадил малое бастионное укрепление, находящаяся рядом с городом, там находились довольно приличный гарнизон из почти шести тысяч (5932) датчан. Пруссаки после многочисленных попыток штурмов наконец то овладели городом Кассель. Гильермо Надаль, этому человеку неплохо было бы заменить первую букву в начале фамилии, буква П там бы смотрелась намного лучше. Так вот этот человек, коварно убил восходящую звезду нашего генералитета Джона Хоупа, и скрылся в неизвестном направлении. Да-да! Он зарезал нашего генерала как свинью! Но не время было горевать, командование 2-м Пиренейским корпусом принял на себя генерал Эдуард Август. И если Гильермо пока ушёл от расплаты, то по счетам заплатила его семейка, подводя свой корпус к Мадриду генерал Август, встретил на своём пути более чем полутора тысячный (1687) корпус, а возглавлял этот корпус гусарский полковник Сириако Надаль.Этой семейке явно не везло с именами и фамилией. Испанцы решили оборонятся и наши войска медленно пересекли огромное поле отделяющее их от противника.

Дыши пока можешь.
Бой начался с массированной артподготовки с нашей стороны, единственный дивизион испанской артиллерии вяло отвечал. В ходе обстрела ядро нашло полковника из ненавистной семейки, генерал Хоуп был отомщён.

Ядро мести.
Наша пехота начала атаку одновременно с фронта и правого фланга, испанские солдаты колебались и умирали десятками. Тут пришла пора сказать своё слово германской кавалерии, которая атаковала противника с левого фланга и в тыл. Из этого боя не одному испанцу не удалось спастись, генерал Эдуард Август потерял 267 человек.

Атака германских драгун.
С одной стороны генерал Мур мог пойти на штурм Мадрида прямо сейчас благо расстановка сил этому благоприятствовала, но с другой осада столицы притягивала к себе все испанские силы разбросанные по провинции, которые перемалывались в мясорубке около Мадрида, уничтожить их там было значительно легче, чем потом бегать за ними по всей Испании, и было принято решение продолжать осаду. А вот на Белеарских островах практически не осталось войск противника, но генерал Стоуэлл забыл дать приказ о штурме, возможно его посетил преждевременный склероз.
В последних числах октября полковник Пепе Ласуэн командующий гарнизоном Мадрида, предпринял самостоятельную попытку снятия осады. Гарнизон столицы на то время насчитывал 3238 человек, в 1-м Пиренейском корпусе оставалось в строю 4152 солдата. Все испанские атаки проходящие через предместья, разбились о нашу тонкую красную линия и испанцы с большими потерями (2513) отступили в город. Генерал Мур потерял 141 солдата.

71-й горский встречает дорогих гостей.
У Матиаша Франко полковника провинциальной милиции на Белеарских островах склероза не было, зато была безумная смелость, и он повёл 105 солдат своего полка на 1-й вспомогательный корпус, как ты понимаешь внучка, участь этих людей была решена за несколько минут, и генерал Михаэль Стоуэлл оккупировал острова. Наш главный враг генерал Бонапарт, тоже не сидел сложа рук, он отнял у пруссаков Силезию в начале ноября 1807 года, французские тучи сгущались над Европой, и помочь ей могло только чудо. Наши три тяжёлые корабля достигли берегов Норвегии, и заблокировали док в Ставангере, вместе с несколько кораблями находящимися в гавани. Полковник Асдрубаль Пена, интересно о чём думали его родители когда его так нарекали, командовал остатками гарнизона Мадрида, узнав что к нему на помощь идёт генерал Хоакин Блэйк-и-Хойес, тот который тёзка, решил проверить ещё раз на стойкость британских солдат. У испанского генерала шедшим на выручку Мадрида было два полка линейной пехоты, полк ирландцев и батальон касадорес, всего у противника было 1703 человек, наш изрядно потрёпанный корпус насчитывал 4011 солдат, прошли те времена когда противник под Мадридом мог похвастаться численным преимуществом, всё это испанское преимущество смолола мясорубка генерала Мура. Британские артиллеристы подготовили испанцам горячую встречу, а те кто смог подойти ближе падал под градом пуль пехоты, тогда сам испанский генерал поскакал галопом к нашем рядам, но был изрешечён пулями.

А мы Хоакинов душили, душили...
Для испанцев всё кончилось плачевно они потеряли 1555 солдат, мы же всего 66. Тут же полковник Кустодио Редондо командовавший полком линейной пехоты Мурсия, решил схитрить и напал на 1-й Пиренейский корпус с тыла, а остатки муниципальной стражи атаковали с фронта, идея могла бы иметь успех если бы испанцы имели значительные силы, а так глупого полковника вместе с его полком раскатали в тонкий блин, добив за одно и стражу. Мадрид защищать больше было не кому. Попытка Карлоса IV спасти свою столицу мирным договором, так же не увенчалась успехом, и генерал Джон Мур вошёл со своими войсками в столицу испанского королевства. Из 5452 солдата в строю осталось 3847, и хотя по штату все подразделения присутствовали, многие из них понесли тяжёлые потери, 14-й Букингемширский полк напоминал собой батальон, который понёс потери, и этот полк был такой не один в этом корпусе. У генерала из двадцати четырёх адъютантов осталось в живых только восемь, а ещё некоторые утверждают, что работа в штабах безопасна. Позже было подсчитано, что в боях у Мадрида испанцы потеряли 11634 солдата, падальщики слетелись и сбежались к испанской столице со всех Пиреней, ходили покачиваясь с раздувшими животами и пели осанну генералу Муру. Несмотря на нашу ненависть к врагам, испанцы показали пример как надо защищать столицу до последней капли крови, а не как это делали наши некоторые пассивные союзнички.
Добрейшему королю Георгу III, досталась большая и богатейшая провинция, хотя с климатом ей не повезло. Жарковато и пыльновато. Конечно кое что, тут нужно было отремонтировать, перестроить и модернизировать, но повторяю, провинция была богата, тут даже была золотая шахта, ты Эммелин уже взрослая девочка, и наверняка знаешь что, золото это самый прекраснейший метал на свете. Когда Георг III узнал о золотой шахте, вначале он хотел построить в Лондоне ещё одну колоннаду, в честь генерала Мура, но потом решил что, две колоны в городе не поместятся, ограничился своими приветами. В конце ноября на Белеарских островах расквартировался 2-й полк Королевских фенсибли, 1-й Пиренейский корпус оставался в Мадриде, а второй обойдя город с севера направлялся к новой границе с Испанией, когда вдруг встретил на пути Таррагонский батальон касадорес, не успевших к мадридским событиям. Генерал Август приказал брауншвейгским егерям атаковать противника, вслед за егерями были отправлены лёгкие драгуны. Егеря успели дать два залпа по противнику из своих нарезных ружей, пока испанцы подходили к ним, тут на касадорес налетели германские всадники, и батальон перестал существовать.
В последних числах ноября датской армии после двух штурмов удалось овладеть шведской столицей, городом Стокгольм, что конечно добавит в будущем работы генералу Томасу Пиктону. Но и сейчас, что бы наш генерал не застоялся от безделья, датский полководец Матис Свендсен вывел свои войска (5824) из бастионного укрепления и решил дать нашему генералу сражение. Надо заметить внучка, что половина людей генерала Свендсена были очень опытными солдатами, и для нас остаётся загадкой, где же они набрались такого опыта, ведь Дания давно не с кем не воевала, не иначе к ним инструктор из японского сёгуната приезжал. Наши войска выстроили оборонительный рубеж, перед датским бастионом, в котором уже была пробита одна брешь, видимо кто то из пушки случайно выстрелил во время осады. Датчане несмотря на убийственный огонь гаубиц, плотными массами прорывались к линии нашей обороны, как раз в том месте, где за первой линией стояли два дивизиона гаубиц.

Битва при Копенгагене.
Не обращая внимания на плотный ружейный огонь и артиллерийский обстрел, противник буквально по трупам своих товарищей прорвался к нашим рядам пехоты. На габионе закипел штыковой бой.

Штыковой бой на габионе.
Видя, что дело принимает дурной оборот генерал Пиктон один за одним, вёл в бой четыре полка из второй линии, три фузилёрных и 42-й горский.

Чип и Дейл Фузилёры спешат на помощь.
Постепенно "Чёрная стража" и королевские фузилёры оттеснили противника от нашей линии обороны, три полка пехоты зашли им с правого фланга, и почти в упор стали расстреливать упорных датчан. Тут из бастиона через брешь стала выезжать датская артиллерия, наш генерал послал на неё, два полка, этих новомодных гусар. Вместо того, что бы аккуратно объехать сражающуюся пехоту, гусары решили показать свою дурь удаль, и врубились в ряды противника. Обычно атаки лёгкой кавалерии на такую массу пехоты заканчиваются фатально для всадников, но гусарам повезло, их атака стала последней каплей напора наших войск, чаша переполнилась, и датская пехота дрогнула и побежала. Гусары продирались сквозь убегающих противников, рубя их направо и налево, наконец они выехали из этой бегущей людской массы, и доскакали до артиллерии, и уничтожили её.

Новомодные гусары.
Сражение было закончено, место атаки датчан устилал ковёр из трупов, генерал Свендсен погиб в бою, с ним погибло почти всё его войско, только двенадцать человек теперь числилось в защитниках бастиона. Но Британии победа не далась даром, наших потерь было чуть больше полутора тысячи человек (1521).

МЯСО.
В то время когда генерал Пиктон отражал атаку под Копенгагеном, в Ольденбурге на границе с Батавской республикой немногочисленные прусские полки, обнаружили и атаковали голландский корпус численностью более чем две с половиной тысячи солдат. Генерал Артур Уэлсли решил прийти на помощь, нашим германским союзникам. И хотя в итоге пруссаки были разгромлены, нашим солдатам, довольно легко удалось обратить противника в бегство. Остатки голландского корпуса скрылись на территории Пруссии. Год заканчивался, в Англии появился ещё один учёный, а генерал Пиктон, пошёл на штурм укреплений Копенгагена, как ты понимаешь внучка, двенадцать человек гарнизона не могли задержать наши войска, в конце концов это не двенадцать присяжных. Гусары зарубили их не понеся потерь, и столица Датского королевства стала наша. Было решено оставить наши войска в городе, так как поход зимой по Скандинавии, это не прогулка по Пикадилии. Жители города в начале не были довольны нашим присутствием, но познав щедрейшую доброту нашего короля, он позволил им не платить налоги целых две недели, очень быстро успокоились. Тем более для большего их спокойствия в городе расквартировался полк фенсибли полковника Джорджа А.Польена.
Могучий британский флот, достиг пролива Гибралтар. Когда в свою большую подзорную трубу Горацио Нельсон углядел датский флот, он тут же отдал приказ, капитанам кораблей идти на врага, и отмстить датчанам за их рейдерские захваты, и унижение британского торгового флота.

...Вперёд, на врага! Да пребудет с вами попугай.... адмирал Горацио Нельсон. Декабрь 1807 года.
Когда адмирал Роар Лаурсен увидел, как на него несётся яростная мощь Британии, у него упала челюсть и пробила палубу его флагмана. Расправа была жестокой и быстрой.

Сантисима предупреждает.

Сантисима не шутит.

Сантисима предупреждала.
Призами в этом сражении, нашему флотоводцу стали 32 пушечный фрегат "Ирида" и два торговых корабля. После небольшого ремонта в порту Санди-Бей, наш победоносный флот проложил курс в Балтийское море. Британией был вновь восстановлен контроль над всеми торговыми путями, в районе Гибралтарского пролива, более того мы установили контроль над экспортом слоновой кости из Камерун Сити, которым до войны владели датчане.
На Пиренеях спокойствие не наступило и в конце года. Генерал Август подходя к нашим новым границам встретил полк линейной пехоты Арагон, возглавляемый полковником Грасиану Гарса, который вынужден был принять бой. Наш генерал даже не стал утруждать себя разворачивать корпус в боевой порядок, а просто послал на врага егерей, роту конной артиллерии и полк лёгких драгун. Половина полка Арагон пала под градом ядер, картечи и пуль, вторую зарубили всадники германского легиона, и 2-й Пиренейский не понеся потерь приблизился к границе с Наваррой. Король Карлос взвыл о мире, взывая к христианскому милосердию, но наши дипломаты были непреклонны. Безумный король, о каком милосердии может идти речь, если в Мадриде уже расположились Нортгемптонский и Нортумберлендский полки фенсибли, и один из них предназначался для гарнизона Наварры, а Ноттингемский полк фенсибли уже поднимал пыль, маршируя в сторону Каталонии. Участь Испанского королевства уже давно была решена, в самых высоких кабинетах Лондона.
Во второй половине декабря, командующему 2-м Пиренейским корпусом, был дан приказ, захватить Барселону, так как нам хорошо был известен каталонский сепаратизм, и мы не желали дать не малейшего шанса возникновению нового государства на Пиренеях. Столицу Каталонии защищали пять полков провинциальной милиции и шесть полков муниципальной стражи, полковник Клаудио Эрнандес, был готов поднять белый флаг и сдать город, если ему позволят уйти с полками милиции. Но мы британцы идущее к своей цели, не знаем жалости, не к детям, не к женщинам, не к бывшим предводителям дворянства полковникам провинциальной милиции. После переговоров с парламентёрами, британские полки пошли на приступ, в результате манёвров глупый испанский полковник, дал обхватить и прижать к предместью его войска, а сам он был убит пулей брауншвейгского лёгкого пехотинца. Его же воинство, бесславно погибло под градом свинца, который не пожалели для них наши бравые парни. Потеряв восемьдесят три человека генерал Эдуард Август вошёл в Барселону, Каталония стала британской.
В самом конце года университет в Оксфорде модернизировался в современный университет, что это значит, чёрт его знает, может вывеску сменили, может ещё что. В Лондоне же было закончено строительство верховного суда, где должны были разбирать важнейшие судебные тяжбы королевства, а для нас британцев любая судебная тяжба важна.
И хотя за год наш двухнедельный, чистый доход вырос до 21450 золотых фунтов, денег в казне всё так же не было. Георг III ходил мрачнее тучи, в поздравлениях премьер-министра про пеньку не спрашивал, а только при встречи с ним, по доброму смотрел на него, и молча проводил большим пальцем по своему королевскому горлу....

Денег всё так же нет.
Часть 4.
Денег опять нет.
Европа встречала новый 1808 год, он не сулил ей мира и спокойствия, весь континент был охвачен пламенем войны. За зиму начинающегося года, корсиканский разбойник захватил Трансильванию и Балканы, Австрийская империя билась в конвульсиях, и торговля с ней прекратилась. А Британское королевство продолжало крепить армию, были сформированы три полка горской пехоты, два полка лёгких драгун, два дивизиона 5-дюймовых гаубиц, рота 6-фунтовой артиллерии, 60-й Королевский Американский и 95-й стрелковый полки, также был создан 10-й Королевский Принца Уэльского гусарский полк, который ради эксперимента вооружили нарезными карабинами. Все эти части пока расположились в Англии, кроме одного полка, который отправился морем в Данию. Теперь когда у Британии было столько портов, наш торговый флот рос с удвоенной скоростью, экспорт сахара из Ресифи контролировало уже двадцать судов. Три из наших освободившихся от блокады шлюпов были отправлены на всякий случай в Адриатическое море, с остальных команды распускались, а суда затапливались, хотя ходили слухи, что шлюпы топились вместе с командами, но не всем слухам о нашем всенародно выбранном правительстве надо верить.
Этот год начался для нашей науки более радостно, чем прошлый, в Англии появился новый учёный Эндрю Мейкл, и хотя его голова была лыса как коленка, но он был большой знаток всяких наук. Этой зимой появился, ещё один горячий патриот Британии сэр Перси Блэкин, что бы не терять времени зря, он тут же отправился в вояж в Вену. В Лондоне из запаса был призван мастер муштры генерал Джеймс Лейт, один его вид заставлял солдат маршировать быстрее, а старый склеротик Михаэль Стоуэлл погрузил свои войска в порту Белеарских островов, и отбыл на родину врага рода человеческого, остров Корсика, где удачно высадился в конце января.
Наши дипломаты подали петицию, добрейшему королю Георгу III с просьбой, как не будь повлиять на короля Испании Карлоса IV который постоянно клянчит о мире, и мешает им нормально работать. На Пиренеи тут же полетел королевский указ, который начинался так: "Я Георг III король Великобритании и Ирландии, курфюрст Ганноверский не желаю читать, что либо про Испанское королевство, кроме как в учебниках истории....." В указе так же был приказ генералу Муру начать по возможности вторжение на территорию Французской империи, 1-й Пиренейский корпус не полностью восстановил потери, и только в конце февраля начал марш в сторону Пиренейских гор. Генерал Август получив королевский бодрящий пендаль приказ, вышел из Барселоны, ускоренным маршем и прибыл к городу Памплона, где тут же приступил к осаде города. Нортумберлендский полк фенсибли, вышел из Мадрида и замаршировал в последнею провинцию Испанского королевства, но был неожиданно атакован полком испанских гусар. Полковник Джильбертсон не растерялся, расположив свой полк на холме, которых в этой местности было предостаточно. Гусары противника медленно тащились вверх по холму, а наши парни расстреливали их как в тире, доехав до наших рядов, сильно потрёпанный полк был отброшен штыками. В этой стычке мы потеряли одного бойца, а гусарский полк был полностью уничтожен, это Эммелин, отличный пример вредности боя лёгкой кавалерии с пехотой, даже такой слабой как фенсибли.
В первых числах февраля, 1-й вспомогательный корпус пошёл на штурм города Аяччо, у французского генерала Эжена-Казимира Виллата было 2624 бойца национальной гвардии и муниципальной стражи. У нашего забывчивого генерала был вспомогательный корпус полностью укомплектованный по штатному расписанию. Битва за Корсику началась, если можно назвать битвой, бой с ополченцами, но наш генерал когда не страдал склерозом относился ко всем делам основательно. Две пехотных дивизии без спешки занимали позиции по фронту и с левого фланга неприятеля, когда на свои позиции подъехала артиллерия началась артподготовка.

Артподготовка.
Французы начали отступать, тогда вперёд двинулась пехота, навязывая бой противнику, поначалу лягушатникам это не понравилось, их генерал скакал туда сюда подбадривая своих подчинённых, а потом они втянулись, и даже попытались сходить в атаку.

Битва в самом разгаре.
Но тут их генерала убили, а британская дивизия с левого фланга перестроила построение, что нашим противникам очень не понравилось. Из защитников не кто не выжил, и наш корпус вошёл в город.

Между молотом и наковальней.
Потери генерала Стоуэлла составили 197 человек. В гавани Бастии еще стояла когорта национальной гвардии, и полковник Гарт Вудсон получил в своё распоряжения два горских полка и приказ генерала покончить с этим безобразием. Этот приказ полковник выполнил безукоризненно, Корсика была под полным британским контролем. Не кто не знает, что творилось в голове датского капитана Хелье Тюрегода, когда он почти вплотную, подвёл свою небольшую эскадру из пяти торговых кораблей, к нашим трём 122 пушечным судам блокирующими док в Ставангере, но доподлинно известно, что капитан Хэмиш Напье прислал в Англию победную реляцию с двумя торговыми кораблями, которые после ремонта влились в торговый флот Его Величества.
В начале февраля испанский генерал Пако Ройбаль запертый в Памплоне со своей армией из 6616 солдат решился сделать вылазку. Наши германские войска, выстроились в оборонительные порядки, британская дивизия осталась в резерве. Полководец противника не как не мог решится, в каком месте ему удобней будет нас атаковать, постоянно перебрасывая свои массы войск с центра на левый фланг, и обратно. Германские пехотинцы и расчёты гаубичных дивизионов, повторяли манёвр противника, поминая всех генералов мира такими словами, что если бы ты внученька их услышала, твои ушки скрутились бы в трубочку. Наконец испанский генерал решился, и послал часть своей довольно многочисленной кавалерии на наш левый фланг. Те из них кто не умер по дороге, от обстрела артиллерии, нашли свою смерть около пехотных каре, немногим счастливцам удалось ускакать с поля боя.

Кавалерия начинает и проигрывает.
Противник немного приблизился к нашим рядам, что дало возможность британским артиллеристам хорошенько поработать. Сомнения по прежнему терзали Пако Ройбаля, он со штабом выехал на холм, откуда посылал, понемногу свои войска, атаковать попеременно то наш правый фланг, то центр. Эти несильные, но многочисленные атаки изматывали наши войска, так как пехоту испанцев постоянно сопровождала кавалерия, и пехотинцы всё время перестраивались то в каре, то обратно в линию. Тут бомба выпущенная из гаубицы нашла свою цель, и противник остался без генерала, а к испанскому тылу приблизились три полка германской лёгкой кавалерии. Всадники обрушились на кавалерию противника и артиллерию которую она охраняла.

В тылу врага 1.

В тылу врага 2.
Так и не удалось выяснеть кто принял командование, после смерти испанского генерала, но тактика изменилась, противник явно перестраивался для общей атаки, направленной на наш центр. Эдуард Август желая это предотвратить, приказал войскам начать наступление и взять испанскую армию в клещи, что было исполнено с немецкой педантичностью.

Британское радушие, по брауншвейгски 1.

Британское радушие, по брауншвейгски 2.

Британское радушие, по брауншвейгски 3.
Некоторое время противник продолжал активное сопротивление, особенно на левом фланге, где сражались ирландские и швейцарские наёмники, но потом дрогнул и ударился в паническое бегство.

Пора убегать.
Генерал Август потерял 755 человек, испанцы 5785. Генерал Пиктон зимовал со своим корпусом в Копенгагене, но не забывал постоянно передавать приветы датчанам, с полком гусар навещающем торговый порт в Мальмо. Персиваль Слаутер продолжал свою патриотическую деятельность в Париже и Орлеане. В конце февраля полк фенсибли с острова Мэн расположился на Корсике, а 2-й Пиренейский корпус пошёл на штурм Памплоны, тем более гарнизона там оставалась 517 человек. Попытка испанской кавалерии атаковать нашу артиллерию, закончилась между трёх каре лёгкой пехоты. Пять пехотных полков обошли предместье и начали теснить врага, последние солдаты Испанского королевства не выдержали и побежали.

Последняя надежда королевства.
Наш корпус занял Памплону, потеряв всего 65 человек, королевство Испания было стёрто с лица земли. В последних числах этой зимы, два голландских генерала Филипс Адрианс и Питер де Бейер с корпусом в 3557 солдат появились в окрестностях Фризии, генерал Артур Уэлсли навязал противнику сражение, на помощь к нему спешил прусский генерал Гебхард фон Блюхер с двумя полками мушкетёр. Местность была отличная для обороны, артиллерия расположилась на холмах, перед ними стала линия пехоты, ввиду малочисленности наших войск в резерве оставались только два конных полка. Армия противника неспешна шла на наши ряды тремя колонами, британская артиллерия открыла огонь, ядра выкашивали целые ряды голландцев, но они упорно шли вперёд, два прусских полка пошли в атаку, а их генерал, вполне разумно остался в наших тылах. Прусским мушкетёрам удалось задержать противника, но оба полка понесли сильные потери и бежали, и скажу тебе Эммелин больше солдат они потери от британской артиллерии, но задержка войск противника принесла свои плоды, к нашим линиям он подходил уже довольно потрёпанным. Все атаки голландцев были отражены шквальным ружейным огнём, оба их генерала погибли, когда полки противника были расстроены, и частично отступали британские гусары напали на артиллерию голландцев, а пехота пошла в общую атаку, исход битвы был решён. Только 343 голландцем удалось сбежать, потери союзников исчислялись 728 солдатами, но в это число включались прусские потери, до которых честно говоря, нам не какого дела не было.
Наша сила продолжала умножатся как на суше, так и на море, за весну были сформированы новых восемь пехотных полков, в Лондоне были сформированы гвардейские полки: Королевский полк конной гвардии, первый и второй полки конной лейб-гвардии, первый, второй и третий полки пешей гвардии, а так же сводный батальон гренадеров пешей гвардии. В Портсмуте на воду были спущены ещё три тяжёлых 122 пушечных корабля первого ранга: "Сассекс", "Албемарль" и "Громовержец". Часть полков отправилось в корпус Артура Уэлсли, а из войск оставшихся в Англии был сформирован 2-й вспомогательный корпус под командованием генерала Джеймса Лейта, который после формирования, сразу отправился на охрану Копенгагена. Конечно внучка я расскажу тебе, из каких частей был сформирован этот корпус:
2-й вспомогательный корпус

Как видишь Эммелин, 2-й вспомогательный корпус численно, точно соответствовал первому. Эта весна способствовала росту нашей науки, в королевстве появилось два новых учёных, правда один из них объявился в Дании, и ему пришлось совершить небольшую морскую прогулку в Англию, но с билетами не было проблем, так как в связи с войной суда ходили очень часто. Война на континенте не прекращалась, французы оккупировали Польшу, они вплотную приблизились к границам Российской империи, но пруссаки отомстили лягушатникам, оккупировав в начале мая Штутгарт. Не было в Британии забыто и патриотическое дело, у нас появилось ещё два деятельных патриота, Ульям Уикхем отправился в Страсбург, куда прибыл в конце апреля, и сразу показал жителям города, что весело может быть не только в Париже, Леонард Макналли отправился в далёкую Варшаву. Как только сошёл снег генерал Пиктон отправился в Норвегию, жители Копенгагена так привыкли к присутствию его корпуса в своём городе, что не могли вынести разлуки и устроили забастовку, что бы утереть им слёзы, в городе были временно размещены фенсибли Королевского полка Бирмингем, а так же Сомерсетского и Суффолкского полков, всё тех же фенсибли. 1-й Пиренейский корпус вторгся в Французскую империю, и осадил Тулузу, гарнизон которой впрочем сразу поднял белый флаг, и у короля Георга III стало одной провинцией больше, что особенно порадовало короля в окрестностях города стояла золотая шахта. В Тулузе расквартировался Йоркский полк фенсибли.

Правильное решение.
В середине марта сэр Томас Пиктон достиг Кристиании, где в малом бастионом укреплении сидел более чем четырёх тысячный гарнизон, наш генерал решил подвергнуть бастион бомбардировке. Британские гаубицы обрушили на бастион град бомб с двух направлений, гарнизон противника огрызался из пушек установленных на стенах бастиона, но когда две стены рухнули ответный огонь прекратился. После очень долгой и упорной бомбардировки защищать Норвегию больше было не кому. Потери генерала Пиктона составили всего 30 человек. В Кристиании расположился гарнизоном полк добровольцев графства Ангус, тогда же к генералу прибыло небольшое подкрепление, и 1-й континентальный корпус достиг своего штатного расписания. А теперь внучка, раскрой пошире уши, дедушка расскажет тебе из каких замечательных полков состоял корпус старины Томаса:
1-й континентальный корпус

Генерал Пиктон послал полк гусар в доки Ставангера, откуда они изгнали адмирала Харма Андерсена, который там расположился с двумя судами, выйдя в море они тут же попали в распростертые объятья Горацио Нельсона, который устал уже их ждать. Тут этому датскому сказочнику и пришёл конец. В самом начале апреля 1-й вспомогательный корпус погрузился на судно в порту на острове Корсика, и после небольшой морской прогулки высадился в Тулоне. В то же время в Аквитанию одновременно вторглись 1-й и 2-й Пиренейские корпуса, генерал Джон Мур осадил Бордо, но и в этом городе нашлась белая простыня. Правда 2-я когорта национальной гвардии ускользнула из города, но вместо того, что бы пользуясь британским благодушием бежать без оглядки, их полковник Адриен Одино видимо заблудился, и остался не далеко от города. Британский полковник Сидней Гиббс из 1-го Пиренейского корпуса, с порученными ему частями, быстро указал своему французскому коллеге правильную дорогу, прямо на тот свет. В Бордо расположились фенсибли полка Принцессы Уэльской. В последних числах апреля генерал Стоуэлл подвёл свои войска к Марселю, и уже издали увидел белый флаг, что стало доброй французской традицией этой весны. В Провансе расположился Абердинширский полк фенсибли. В конце весны британские корпуса начали вновь наступление, Пиренейские медленно приближались к Парижу, а 1-й континентальный вторгся в Швецию.
Генерал Уэлсли получив подкрепление решил немного пощекотать Батавскую республику, в самом конце весны он перешёл границу, разорил ферму и вернулся назад. Голландцам это очень не понравилось, может британские солдаты потоптали тюльпаны, а может какую другую растительность, как бы там не было в Ольденбург явился карательный корпус (3504) под предводительством генерала Клааса Казимира, наш генерал со своим войском (4192) навязал противнику сражение. По центру нашей позиции лежал небольшой лес, генерал противника решил, что это слабое место нашей обороны, и основная атака голландцев была направлена через этот лесок. Генерал Казимир ошибся, карабин "Бейкера" стреляет очень далеко, а парни из 95-го стрелкового не когда не жаловались на меткость, да и кроны деревьев плохой зонтик от постоянно сыплющихся бомб, из леса живых голландцев убежало мало. Когда британская кавалерия с двух флангов совершила рейд по тылам противника, в сражении можно было подводить итоги, а они были таковы, республика потеряла 3358 солдат, Артур Уэлсли 419.
Летом 1808 года наша армия немного пополнилась новыми воинскими подразделениями, в Лондоне были сформированы две роты конной артиллерии и три полка гвардейских драгун. Патриотизм всё шире охватывал поданных короны, за лето ещё шесть молодых джентльменов разъехались по разным городам Французской империи, над Европой стал носится запах гари. Наши дипломаты не забывали про науку, в первых числах июля с Ватиканом был заключён договор по обмену новейшими технологиями, так же появилось два новых учёных, один из которых, правда находился в Скандинавии, а не занятых судов в том районе тогда не случилось, и пришлось Мэтью Боултону отправится в сухопутное путешествие в Нормандию. Контроль над экспортом продолжал набирать обороты, уже двадцать торговых судов работали на пути из Калькутты, и столько же перевозили меха из Очамчира, что стоит на берегах далёкого Чёрного моря. Не сиделось спокойно и врагу рода человеческого, его солдаты в конце июля отбили у пруссаков Штутгарт.
Главными героями этого лета, были конечно прославленные, британские генералы. Весенняя щекотка голландцев не прошла даром, Амстердам защищали только двенадцать полков муниципальной стражи, Артур Уэлсли быстро дошёл до города, и прямо с марша повёл свои войска на штурм. Дождь стоял стеной, но семь британских полков при поддержки артиллерии, пошли в атаку, и легко обратили стражников в бегство.

Дождь нам не преграда.
Амстердам был взят с небольшими потерями в 147 человек. " Одним врагом меньше, одной провинцией больше." Так прокомментировал генерал Уэлсли донесения о победе. Наш полководец за лето, развёл в городе кипучею деятельность, из лояльно настроенных голландцев были сформированы три полка пехоты, полк фланкеров и два полка лёгких драгун. Из Копенгагена в новую провинцию был переведены фенсибли Королевского полка Бирмингем. В начале лета Пиренейские корпуса маневрировали во Франции сжигая маленькие, провинциальные города дотла. В то же время в Швецию вторгся 2-й вспомогательный корпус, где встретил заслон состоявший из пехотного полка Короля, генерал Лейт без потерь уничтожил датский полк, но был вынужден отступить на защиту Копенгагена, так как в шведских лесах скрывался датский корпус, а солдаты генерала Пиктона весь июнь маршировали к Стокгольму. Во второй половине июня, в какой то там Австралии случился ромовый бунт, честно говоря внучка, я не знаю где эта Австралия, не на каких картах её никогда не видел, но знаю точно, ром это не тот напиток, что бы из за него устраивать бунты, другое дело добрый шотландский скотч.

Бунт не имеющий причин.
В тоже время когда пришло известие о австралийских безобразиях, генерал Мур обошёл Париж справа, и занял город Реймс, гарнизон города не оказал сопротивления. Из Копенгагена в наш новый город был отправлен Суффолкский полк фенсибли. В самых последних числах июня, датский генерал Вильхельм Свендсен с своим корпусом из 6606 солдат, выйдя из Стокгольма, решился атаковать войска Томаса Пиктона. Стоял прекрасный летний день, с местностью нам правда не сильно повезло, не удобно оборонятся на ровной поверхности, но ведь могло быть и хуже. Наши полки выстроились на поле, и ждали противника.

Расстановка фигур.
Датская армия появилась на поле боя, и медленно стала приближаться в сторону британских рядов, явно намечая целью наш правый фланг, где стоял дивизион пешей 9-фунтовой артиллерии, напади враг туда, нам бы пришлось выдвигать линию пехоты вперёд, и уводить свои пушки ещё в первой половине боя.

Датский дебют.
Потом датчане совершили ошибку, от которой предостерегают все теоретики и практики воинского искусства, которая тем не менее бывает случается у доморощенных генералов. Рота конной артиллерии сильно оторвалась от основных сил, подготовила орудия и открыла стрельбу по нашему левому флангу. Этой ошибкой молниеносно воспользовались британские гусары.

Дурацкий гамбит.
Впрочем остальной своей ещё многочисленной артиллерией, вражеский генерал воспользовался вполне разумно. Завязалась длительная артиллерийская дуэль, в которой нашим расчётам, с трудом удалось подавить артиллерию противника. Началась главная атака, но тут датчане перемудрили с манёврами полков, и они смешались, британские гаубицы неустанно посылали бомбы прямо в центр этой людской кучи.

Неправильная рокировка.
Вскоре к сожалению британских артиллеристов, довольно быстро, датские полки держа строй, отошли от опасного места, и перестроились. Но атака захлебнулась, ещё на подступах наших позиций, и противник понёс существенный урон.

Жертвы миттельшпиля.
Датские войска снова пошли в атаку, но в движение пришла британская пехота, неспешно взяв противника в мешок, что вскоре принудило противника к бегству.

Британский эндшпиль.
Потери датского корпуса впечатляли, 6205 солдат было потеряно, 1-й континентальный корпус потерял 446 человек, и в начале июля ещё ближе приблизился к далёкому Стокгольму. В то время как Пиктон шёл к своей далёкой цели, генерал Артур Уэлсли одним коротким маршем оказался у стен Брюсселя, гарнизон и не помышлял о сопротивлении, он размахивал белым флагом. Впрочем двум дивизионам артиллерии удалось ускользнуть, но недалеко, их быстро настигли и уничтожили лёгкие драгуны из корпуса генерала Мура. Во Фландрию был переведён из Копенгагена, Сомерсетский полк фенсибли. В конце июля 2-й Пиренейский корпус вторгся в провинцию Бретань, само название которой намекает, кому она должна принадлежать. Тогда же сэр Томас Пиктон наконец то добрался до Стокгольма, два полка муниципальной стражи, были просто сметены штыковой атакой королевских фузилёров, и на карте стало одним государством меньше. Наш добрейший король в знак заслуг и несколько удачных штурмов велел передать лично в руки генералу свою лопату. Вскоре в Швеции расположился 1-й полк добровольцев графства Абердин, и поскольку в районе Скандинавии стало всё спокойно, наш могучий флот который уже состоял из восемнадцати вымпелов, отбыл к Пиренейскому полуострову, а 2-й вспомогательный корпус отплыл в морской круиз вокруг Европы. В начале августа 2-й Пиренейский овладел провинцией Бретань, традиционно над столицей области был поднят белый флаг. Всё таки Эммелин, некоторые традиции лягушатников не лишены приятного. В нашей новой провинции были расквартированы фенсибли полка герцога Йорка. В честь этого завоевания в Лондоне был дан салют, по поводу которого некоторые пацифисты и отщепенцы, стали распускать слухи, что скоро настанет всеобщий мир и компания закончена, конечно же это внучка были только слухи, недостойные британского уха, наш военный паровой каток, только начинал набирать обороты.

Лондонский салют.
С августа около Лондона стали скапливаться полки фенсибли, их число было решено довести до тридцати, такое число полков предполагалось для парижского парада, который планировалась провести в будущем. В виду отсутствия боеспособных войск в наших северогерманских владениях, в конце лета генерал Артур Уэлсли с своими войсками был вынужден передислоцироваться в Ганновер. У короны появилось много новых провинций, которые надо было обустраивать, поэтому бум строительства и не думал стихать. В начале сентября в Ганновере, генерала Уэлсли догнали голландские подкрепления, и его 2-й континентальный корпус, был полностью укомплектован по штату. Конечно дорогая внучка, ты узнаешь об этом важном событие подробно:
2-й континентальный корпус

За осень ещё два патриота изъявили желания посетить французские города, почти во всех городах противника британские патриоты вели разъяснительные беседы с градостроителями и высшими офицерами империи.

Этот дымок над Европой неспроста.
В самых первых днях осени в Бретани был пойман мерзкий французский шпион Бертран Барер, по доброй британской традиции он был расстрелян. Австрийская империя не выдержав тягот войны пошла на сепаратный мир с генералом Бонапартом, впрочем её дипломаты предлагали опять вступить в войну, и даже сулили деньги, за наше вмешательство в их конфликт с Османской империей, но наш кабинет, не видя выгод остался непреклонен. Австрийцы и так продолжали теснить турок, заняв в сентябре Бухарест. Осенью 1808 года экспорт из Камерун-Сити и Измира контролировало ухе по двадцать судов.

А кораблики плывут.
В первой половине сентября генерал Эдуард Август решил напасть на более чем трёхтысячный (3370) корпус французов находящийся в Нанте. Местность более располагала к обороне, но мы атаковали, как не странно к тому же решению пришёл полковник Мишель Вариньон, и повёл свои полки тоже в атаку. Тяжёлая битва разгорелась по всему фронту, с левого фланга нашу линию пехоты пытался обойти полк шассеров, но был смят и уничтожен германской кавалерией, с другого же фланга наши три полка лёгкой пехоты и брауншвейгские егеря выполняли такой же, но более глубокий манёвр. В какой то момент французским карабинерам и фузилёром даже удалось штыковой атакой прорвать строй дивизии королевского германского легиона.

Противостояние.
Но полк из резерва опрокинул французов, а вышедшие с правого фланга и тыла лёгкие пехотинцы заставили противника дрогнуть и побежать. Французы потеряли 3214 солдат, генерал Август 591, после сражения 2-й Пиренейский отступил назад в Бретань. Во второй половине сентября Российская империя захватила Польшу, а в Нант попытался сунутся гусарский полк французов, но был сметён лёгкой германской кавалерией посланной из Ренне. Не зря был переведён 2-й континентальный корпус в Ганновер, не зря. В конце сентября французский маршал Жан Ланн взял прусский Кассель. Артур Уэлсли быстро среагировал на изменение политической карты, и в первых числах октября осадил французского маршала в городе. В первой половине октября 2-й Пиренейский корпус подошёл к столице Нормандии городу Кан, город сдался без боя, ещё одно старейшие английское владение было возвращено короне. В Кане был расквартирован 2-й полк добровольцев графства Абердин. Только во второй половине октября Томас Пиктон смог со своим корпусом выступить из Стокгольма, он направлялся в Нормандию, но как понимаешь внучка, путь туда был неблизкий. Тогда же в окрестностях Реймса появились девять сводных батальонов французских карабинер, которые с лёгкостью были уничтожены силами 1-го Пиренейского корпуса. К тому же времени были сформированы тридцать полков фенсибли которые через Ламанш были переброшены в Нормандию. Но не только ополченцев призвала Британия той осенью, были сформированы 3-й полк лёгких драгун Королевского германского легиона и девять британских полков лёгких драгун.
Из за угрозы подхода подкреплений к осажденным французам, в самых последних числах октября генерал Артур Уэлсли повёл свой корпус на штурм города Кассель. У французского командующего было почти три тысячи (2967) солдат, которые разместились рядом с предместьем, британская пехота спустилась с небольшого холма на котором расположилась артиллерия, а голландская дивизия стала издалека обходить противника с левого фланга. Свою позицию противник укрепил рогатками, поэтому наша кавалерия в битве не участвовала, а гвардия стояла в резерве. Бой начался с артиллерийской дуэли, во время которой противник тремя полками гусар попытался атаковать центр британской пехоты, но гусары были отброшены ружейным огнём каре.

Дуэль в самом разгаре.
С большим трудом нам удалось подавить почти всю артиллерию противника, тяжёлые потери понесла наша рота конной артиллерии, когда рота потеряла все орудия, остатки расчётов были отведены в тыл. Но и французы понесли потери из всей артиллерии, у них остался один дивизион, в котором исправны были только два орудия из шести.

Для них уже всё кончилось.
Британская пехота перешла в наступление с центра и с правого фланга, голландская дивизия наступала с левого, а 95-й стрелковый обойдя поле боя через предместья зашёл в тыл противника. Французы сражались как дьяволы, падали десятками, но не желали уступать позиции.

Им мало, добавьте им ещё.
Французский маршал видя угрожающие положение его армии, попытался со своей свитой атаковать 95-й с тыла, где и нашёл свою смерть. Наконец то британское упорство победило французскую стойкость, и поле боя осталось за нами.

Смерть маршала Ланна.
В Кассель вошли британские войска потеряв в сражении 443 солдат, в городе расположился 3-й полк добровольцев графства Абердин. В ноябре тридцать полков фенсибли сконцентрировались в Руане, а новые полки британской кавалерии, были переброшены в Роттердам, где объединились с голландскими конными полками, образовав последний корпус из запланированных в штабе. Кавалерийский корпус возглавил большой знаток и ценитель лошадей генерал Генри Уильям Пэджет граф Аксбридж. Конечно моя любознательная Эммелин, дедушка тебе расскажет об этом подробно:
Кавалерийский корпус

Весь ноябрь в мелких стычках, 1-й Пиренейский корпус уничтожал немногочисленные французские части которые вторгались на территорию Пикардии и Шампани.

Картечи отведать, не хотите ли?
Декабрь уходящего года прошёл относительно спокойно. Конный корпус прибыл в Гессен-Кассель, а в Шампани произошла очередная мелкая стычка. 2-й вспомогательный корпус закончил свой круиз вокруг Европы в Адриатическом море и высадился на побережье Балкан. И хотя за год наш двухнедельный, чистый доход вырос до 40881 золотого фунта, денег в казне опять не было. Наш добрейший король Георг III приобрёл привычку, всё время крутить в своих королевских ручках верёвочку из доброй пеньки, на конце которой была завязана петля...

Денег опять нет

Читать 2-ю часть статьи
Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.




    Сообщество Империал > Библиотека > Empire: Total War > Napoleon: Total War > ААР по Napoleon: Total War Бабло (часть I) Обратная Связь
      Стиль:
        10 Дек 2016, 17:43
    © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики