Сообщество Империал: Дневник Хеинриха Альтендорфа, танкиста Panzerwaffe [4] - Hearts of Iron IV (День Победы IV) - Paradox Interactive - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше
Сообщество Империал > Библиотека > Paradox Interactive > Hearts of Iron IV (День Победы IV) > Дневник Хеинриха Альтендорфа, танкиста Panzerwaffe [4] Регистрация

Информация об авторе

  • Автор: JulianSol

Информация по статье

  • Добавлено: 20 Мар 2017, 16:12
  • Просмотры: 214

Дополнительно


Репутация: 1
Дневник Хеинриха Альтендорфа, танкиста Panzerwaffe [4]

Описание: AAR по HoI 4 в виде небольших дневниковых заметок






24 марта 1940
Через несколько часов мы начнём наступление во Францию, которое будет проходить через Бельгию в обход линии Мажино. Рота готовится к бою, каждый занят своей машиной. Я только что делал обход, проверял всё ли в порядке у парней. В целом настроение боевое. Командиры из моей роты даже предложили поучаствовать в пари: кто уничтожит больше танков британцев. Я с удовольствием согласился, теперь главное не проиграть свою сотню марок. Йозеф Хальцман, командир 2-го экипажа из моей роты, уже имеет 7 побед, которые одержал под Гамбургом. Его танк сжёг 7 «Кромвелей». С таким наводчиком он имеет все шансы выиграть в споре.
Вообще английские машины не идут ни в какое сравнение с нашими. Германские танки являются на данный момент лучшими во всём мире.
Ещё один командир в моём подчинении - Петер Линден. Славный парень, он тоже имеет несколько побед на своём счету, две одержал в Польше и ещё две под Килем. Его перевели ко мне не так давно, всего пару недель назад. С Петером произошла удивительная история, мы каждый раз смеёмся, когда её вспоминаем, хотя на самом деле это был страшный случай. Дело в том, что его танк во время боёв в Ютландии перевернуло выстрелом «выродка». Никто даже не успел и глазом моргнуть, как машина оказалась поваленной на бок. Это был полнейший кошмар, потому что взрывной волной экипаж дезориентировало в пространстве, все полетели вниз на одну сторону, а сверху ещё стали падать снаряды, прямо на упавших людей! Но им повезло, люки были открыты, поэтому отделались лишь синяками и вывихами.


28 марта 1940
В течении 3 суток наша дивизия вела бои с бельгийскими войсками, фронт замер на линии Вёрне-Ипр-Турне-Бенш-Намюр-Арлон. Грандиозный успех для всего Вермахта! Бельгия у ног фюрера! Танковые войска вновь показали свои зубы, разгромив отборные части британцев и бельгийцев. Расход снарядов просто колоссальный: мы накрывает шквальным огнём всё, что движется или вызывает подозрение. Только моя рота за эти 3 дня израсходовала около 800 фугасных снарядов и ещё десятки пулемётных лент. Сегодня утром у меня вызвала подозрение одна ферма, я заметил, что группа людей пытается там спрятаться. Не было ясно, гражданские это или солдаты. Но у нас есть приказ: открывать огонь по любому подозрительному предмету, даже если это будет госпиталь или церковь. Британцы любят там обустраивать свои позиции, наше командование уже несколько раз обожглось подобным образом. Я дал приказ построится своей роте в боевой порядок, мы выдвинулись к ферме и замерли на холме среди кустарника. После этого мной был дан приказ накрыть всю площадь огнём. Минут 5 наши пушки работали без перерыва, извергая огромные языки пламени. Ферма превратилась в щепки, это было очень величественной зрелище: в воздух поднимались огромные столбы пыли и дыма, взрывы вырывали комья земли и грязи, подбрасывая их вверх, туда же — под облака, - летели и вырванные доски, щепки, черепица, в общем всё то, что когда то представляло из себя дом. Гипнотическое зрелище! После того, как наши орудия замолчали, к объекту выдвинулась цепь пехоты. Они заняли то, что осталось от фермы. Я перекинулся парой слов с их командиром, хотел выяснить, кого же мы всё таки накрыли, он сказал, что огонь был такой сильный, что уже не представляется возможным сказать кто это был. Впрочем это меня не так уж сильно интересует. К бельгийцам у меня, как и у многих других, свои счёты ещё за Великую Войну. Так что не питаем к ним никакой жалости.

30 марта 1940
Через неделю выдвигаемся к Дюнкеру. Англичане перебросили крупные силы в этот порт и собираются выстроить оборону вдоль франко-бельгийской границы. Надо отметить, что у них есть все основания надеяться на успех этого мероприятия, Франция уже успела создать множество опорных пунктов и заминировать обширные территории. Будет сложно, но никто и не ждёт лёгкой прогулки, уповаем на наши танки, которые до сих пор не подводили Германию.

1.06.1940
С тяжёлыми боями наша группа армий смогла продвинуться вглубь Франции и окружить основные силы британцев. Это большой успех, весь северный фланг французов остаётся открытым, им придётся перебрасывать силы с линии Мажино под Париж и в Нормандию.
На броне моей машины появилось несколько вмятин от французских или британских снарядов. Неприятно осознавать, что твоя жизнь была на волосок от смерти.
Пару строк о Франции. Мы вели упорные бои последние дни, но сейчас всё изменилось и колонны наших войск двинулись стремительным маршем в Нормандию и далее в Бретань. Мою роту направляют под Париж, мы двигаемся в составе одной огромной колонны. Местные француженки встречают германские войска с цветами, шлют нам воздушные поцелуи, некоторые бойцы из моей роты уже всерьёз задумались о том, что бы воспользоваться их гостеприимностью. Дабы исключить возможные инциденты, я провёл очень суровую беседу со своей ротой, чем, конечно, навлёк на себя гнев. Дело в том, что под этой улыбчивой маской милой девушки может оказаться настоящий убийца. Французы не слишком-то рады своему поражению и нашим войскам, я слышал из разговора с командирами других рот, что уже несколько офицеров поплатились за свои желания жизнями. Их заманили в западню, а потом захватили члены сопротивления, и вместо утех они подверглись пыткам и были умерщвлены в конце концов. Поэтому никаких похождений, пока мы не выиграем войну и не уничтожим противника в тылу.



10 июня 1940
Впервые столкнулись с английскими новыми танками, улучшенными «Матильдами» и «Черчилями». Итог боя был в нашу пользу, но впервые моей роте пришлось изрядно потрудиться. Что бы подбить один проклятый «Черчиль» мой наводчик выпустил 20 снарядов. Большая часть пролетела мимо, но всё же броня британца выдержала несколько попаданий. Это плохой знак, англичане научились делать танки?

14 июня 1940
Боевые действия в последнее время носят локальный характер, моя рота отправлена в тыл для пополнения. Весь день занимался штабной работой, составлял списки награждённых, выписывал и наводил справки, в общем приводил в порядок ротную документацию. По радио передали, что на границе с русскими начато строительство Östliche Wand, «Восточной Стены», это сеть укреплений, которая должна стать непроходимой для орд большевиков в том случае, если они вдруг решат воткнуть нам нож в спину.
Ко мне прибыла Луиза-Мария, я очень рад был её увидеть. Мы вместе прогулялись по городу, зашли в кафе, потом сходили к Рейну. Всё это очень важно для меня, общение с любимой женщиной приводит тебя в порядок, заставляет вспомнить, что ты не только солдат, который должен убивать, но ещё и человек, который должен жить во всех смыслах этого слова. Если ты будешь всё время среди военной грубости, среди машин, выстрелов, убийств, то рано или поздно сойдёшь с ума, поэтому наши встречи с ней для меня как глоток свежего воздуха.

1 июля 1940
После короткого отдыха и пополнения рота была отправлена обратно на фронт. Июль ознаменовался мощным наступлением Германии на севере Франции. За несколько дней танковые части Вермахта совершили прорыв вглубь на более чем 100 километров. К сожалению я не застал этого, но зато нашу роту придали в качестве усиления штурмующим Париж подразделениям.

1.08.1940
Пишу из госпиталя. Мой танк был подбит 18 июля при штурме французской столицы. Противник оказывал крайне упорное сопротивление, бои велись буквально за каждый квартал, а в некоторых местах за каждый дом. Город сильно пострадал от авианалётов и артиллерийских обстрелов. Перед моей ротой была поставлена задача занять один из мостов через Сену и удерживать его. Всё было неплохо, пока в бой не вступили англичане. Оказывается против меня были брошены очень значительные силы в составе нескольких батальонов, которые поддерживала артиллерия, авиация и танки. В суматохе боя в мою машину угодило несколько снарядов, последнее попадание было роковым, оно повредило топливную систему и начался пожар. Мы задыхались от едкого дыма и еле-еле смогли выскользнуть из люков, последним выбирался Вильгельм. Он какого-то чёрта застрял в люке, его ноги охватило пламенем, он орал и просил его вытащить. Я кинулся к нему, стал тянуть, и в последний момент пуля попала куда-то в бок. Помню только как резко пронзила боль, потом нахлынул ужас, от осознания того, что меня подстрелили, потом чёртово головокружение, все руки в крови... Я дотянул Вильгельма до укрытия, его ноги ещё продолжали гореть, наверное топливо попало на кожу и одежду. Дальше всё было как в бреду: мы тушили огонь, который буквально сжирал Вильгельма, я орал в рацию, что мы не выстоим, что нужна помощь, потом дал приказ найти что нибудь, во что можно было бы завернуть обожжённое тело, а потом я потерял сознание.
Как оказалось все остались живы, но военная карьера Вильгельма теперь под большим вопросом. Скорее всего он больше никогда не вернётся в строй. То, что мы видели, это было ужасно, отвратительно. Мой заряжающий Кристоф Колер, молодой парень из Саксонии, я ещё был в сознании в тот момент, при виде всего этого сложился вдвое, его рвало без остановки. Это был настоящий ад. Как мне потом докладывали, нас спасли, на помощь пришли гренадёры и танки из соседней дивизии, с воздуха британцев накрыли наши «Штуки», мост был спасён, его не успели ни захватить, ни взорвать. Медики вытащили меня и Вильгельма с поля боя.

7 августа 1940
Сегодня в госпитале настоящий праздник! Все, кто в состоянии передвигаться и что-либо говорить, кричат, обнимаются, поздравляют друг друга. Такое возбуждение вызвано новостью о падении Парижа и капитуляции Франции. Говорят, что трусливое правительство выбросило белый флаг и заключило «Компьенское перемирие». Символично, что договор был подписан в том же железнодорожном вагоне, где когда-то обсуждалась капитуляция Германии. Жаль нет шампанского, такой праздничный день! Мой сосед по койке Штефан Дресслер, обер-лейтенант из связи, как мне показалось, даже пустил слезу по этому поводу. Война практически закончена, на континенте у нас больше нет врагов.
Кстати! Меня пришли навестить мои верные командиры: Йозеф Хальцман и Петер Линден. Они подарили мне трубку и южноамеркианский табак, который захватили во Франции. Я очень доволен, всегда мечтал о трубке, но всё как-то не мог заставить себя её купить, да и если честно - я в них ни черта не смыслю. Но они ещё те скряги! Петер выиграл наш спор, он подбил четыре машины за время кампании, Йозефу повезло меньше - он добавил в свою копилку всего лишь две победы, ну а мне не повезло больше всех - на моём счёту один только проклятый Черчиль и несколько тягачей, которые не считаются по правилам нашего пари. Теперь я должен Петеру 100 марок.

Ещё один момент. Во Франции отличная мебель и всякие побрякушки. Я попросил собрать мне трофеев, дома будут рады таким подаркам. Среди прочих антикварные стулья, резные столы, комод и парочка картин. Франция не обеднеет! Мы заслужили эти награды, мы оплатили их собственной кровью.

10 августа 1940
Пока я наслаждаюсь, если можно применить это слово к госпиталю, покоем и отдыхаю от службы, развлекаясь картами со своим товарищем по несчастью Штефаном, Германия продолжает завоевательные походы. Сегодня по радио объявили о том, что фюрер полностью поддерживает притязания Муссолини на югославские земли, более того и у Германии есть определённые претензии на Словению. После неудачных переговоров было решено провести военную операцию. Будем внимательно следить за новостями.

25 августа 1940
Понадобилось каких-то 15 дней, что бы поставить на колени югославского короля. Вермахт торжественно вошёл в Белград и провёл там парад совместно с итальянскими частями, продемонстрировав всю свою мощь и великолепие. Кажется в мире нет силы, которая могла бы нас остановить! Осталась лишь одна Англия, неужели они будут сражаться до последнего человека? Глупо! Очень глупо. Я знаю, что там есть немало наших сторонников.

10 сентября 1940
Я возвращаюсь в строй. Вчера получил письмо от своего товарища Вильгельма Ауссема, к сожалению он отправляется на покой, потому что огонь повредил его ноги очень сильно и он теперь не сможет нормально ходить. Ему вообще повезло, что он выжил. Когда его тело застряло в люке, металл нагрелся до такой степени, что стал жечь кожу в районе пояса. Потом я тянул его, и кожа как пергамент начала слезать... чёрт, об этом противно даже писать. Не представляю мучения бедняги. Надеюсь, что он поправится и найдёт покой у себя дома...

14 сентября 1940
После моего возвращения из госпиталя, наш полк как один из наиболее опытных, перевели в сводную танковую дивизию, говорят, что её отправят в Тунис для помощи итальянцам, - они проигрывают войну в Африке: уже сдали Эфиопию, Эритрею и почти всю Ливию. Поразительная неспособность к войне!




Набор личных вещей Хеинриха Альтендорфа







Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.

Будем благодарны, если Вы поделитесь этой публикацией:





    Воспользуйтесь одной из социальных сетей для входа на форум:


    Внимание: Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

    Сообщество Империал > Библиотека > Paradox Interactive > Hearts of Iron IV (День Победы IV) > Дневник Хеинриха Альтендорфа, танкиста Panzerwaffe [4] Обратная Связь
      Стиль:
        30 Апр 2017, 00:37
    © 2017 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики