Сообщество Империал: Восход солнца великого народа Майя - AAR'ы Medieval 2: Total War - Medieval 2: Total War - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Информация об авторе

  • Автор: Сенатор

Информация по статье

  • Добавлено: 04 Апр 2017, 17:33
  • Просмотры: 458

Дополнительно


Репутация: 8
Восход солнца великого народа Майя

Описание: ААР за Майя
Игра: Medieval 2: Total War American Camping
Восход солнца великого народа Майя




Выслеживая добычу, ягуар свозь дикие заросли джунглей беззвучно двигался навстречу своей цели. Его целью был олень – редки гость для этих мест и очень изысканным на вкус. Хищник подобрался на необходимое расстояние, а олень ничего не замечал – он тщательно выискивал пищу, вынюхивая её около земли. Тогда ягуар не заставил себя ждать. Он выпрыгнул из укрытья и пастью вцепился в шею жертве, не оставив оленю ни единого шанса. Когда последние конвульсии жертвы ушли, хищник начал пирственно разрывать добычу. Клыки жадно впивались в мягкую, вкусную плоть добычи, но вдруг недалеко что-то блескнуло. Ягуар отвлёкся, в тридцати шагах от него стоял бледный человек, в серебристой накидке, которая очень ярко переливалась на солнце.
- Кто это? Почему он так выглядит? – промелькнуло в голове ягуара.
Человек держал палку странной формы, а часть была из такого же серебристого материала, что и на самом человеке. И пока ягуар изучал его, белый человек направил светящемся концом палки на хищника и произошёл оглушительный звук, словно само солнце вырвалось из палки и полетела прямо на него.

Индеец вскочил с постели и очень быстро и в тоже время нервно дышал, пытаясь понять где он и что с ним случилось. «Это был всего лишь сон, только сон и ничего более», - подумал он, спустя некоторое время. Постепенно дыхание пришло в норму, сердцебиение стало восстанавливаться в привычный ритм и тогда индеец лёг, пытаясь вспомнить свой сон и понять его, ведь он был таким явственным, словно он был тем ягуаром. «А кто тогда олень и тот бледнолицый человек?», - крутил в голове индеец. – «непонятно, надо будет сходить к верховному жрецу, он должен рассказать, что к чему». Повернув голову, он увидел спокойно спящую жену Ламат, верную, умную, и, несмотря на свой возраст, до сих пор красивую женщину, подарившая ему, великому вождю Майя Болонтику, четырёх прекрасных сыновей. Окончательно успокоившись, вождь заснул.
На следующее утро Болонтику первым делом направился к жрецу, который разъяснил ему: «Опасный сон, приснился тебе вождь, пора тебе нужно забрать то, что давно по праву тебе, но опасайся кары, кто-то или что-то придёт и, покарает тебя за грехи, возможно это будет сам Кинич-Ахау (бог солнца), а возможно это будет Сипакна (демон подземного мира). Большее мне не ведомо, но надеюсь, что Кукулькан (верховный бог) защитит тебя и поможет тебе в испытаниях. Великий вождь ушёл в раздумьях, не зная, что и думать, уж очень двойственны были слова жреца.

На следующий день Болонтику сообщили, что верховный жрец скончался. И тогда верховный вождь народа Майя решил, что это знак к действию! Некогда народ Майя славился своим могуществом: Юм Кааш (бог кукурузы и лесов) раньше дарил больше плодов, строилось больше зданий, своей силой и ловкостью не мог похвастаться практически любой житель Майя, рабов и жертвоприношений происходило и больше, каждый месяц проводились соревнования на лучшего бегуна и лучшего охотника. Но где теперь это всё? За время правления отца и деда Болонтику территории Майя только уменьшались, плодов стало меньше, жертвоприношений стало меньше, народ беднел и даже в последнее время стал притесняться другими племенами, каждый Майя раньше носил по несколько украшений из золота, чтобы восславить богов, особенно Кинич-Ахау и Кукулькана.
А ведь Болонтику недавно исполнилось ровно пятьдесят лет, это большой срок и скоро наследник должен будет принять правление великим народом Майя. «Решено, - подумал вождь. – отойду от мирных заветов отца и деда и верну былую славу моего народа!

В этот же день возобновились ежемесячные соревнования в столице – Чичен-Итца. Часть людей были брошены для выжигания нескольких участков земель для последующего выращивания на тех землях кукурузы, а на заболоченных землях, наоборот, насыпалась земля, делались желоба и засеивались влаголюбивыми растениями, а собирательством стали обучать даже самых маленьких детей. А другая часть тренировалось в военном деле. По началу народ был взбудоражен действиями верховного вождя, а совет старейшин и вовсе грозился Болонтику лишить титула за чрезмерные работы, обязывающие жрецов и даже их самих работать. Но Болонтику знал, чем угодить старейшинам – он обещал вернуть земли, которые были утрачены за последнее столетие, путём отделения мирными или не совсем мирными способами племён, которые хотели жить иначе.
И вот вчерашние союзные города сегодня становятся врагами, которые обязаны или быть частью великого народа Майя, или умереть за свои ценности. Собрав подходящую армию, Болонтику неожиданно напал на Четумаль – место где родился сам Болонтику, место где есть большие залежи золота, место главного поклонения великому Кукулькану, место где на данный момент существуют самые серьёзные противоречия относительно принадлежности к тому или иному народу, а главное – это исконные земли Майя!



Две с половиной тысячи воинов Майя просто растоптали мятежного вождя Куака, под чьим началом было почти в два раза меньше воинов.



Однако, промедлить было нельзя. Параллельно с войском Болонтику выступило войско с лучшими отрядами под предводительством первого сына вождя, наследника Карбакана, которое должно было взять в расплох крайне враждебное, славившееся своими сильными воинами, жителями Шикаланго.



В день нападения, разрешилась от бремени жена Карбакана, принёсшая на этот свет мальчика, первого ребёнка Карбакану и первого внука Болонтику. Сына назвали Ламат (как женское, так и мужское имя) в честь матери четырёх сыновей великого вождя.



В честь такого события сын великого вождя решил, что это знак – в этот день нужно принести много жертв великому Кукулькану. Он предложил, вражескому вождю и сильному воину Чуккану сдаться, но тот был готов стоять до конца, тогда Карбакан обещал, что больше из Шикаланго никто не выйдет живым, а за голову Чиккана сын вождя обещая три ястребиных пера – щедрым подарком.



День начавшись рождением ребёнка и ярким солнцем закончился хмурыми тучами и огромными жертвами. В этот день пало более трёх тысяч воинов, среди которым были яростно дерущимися Карбакан и Чиккан.





Хоть сын вождя и не выжил, но его волю выполнили беспрекословно – около трёх тысяч жителей Шикаланго были принесены в жертву. Во имя богов, во имя Карбакана, во имя новорождённого Ламат.



Отчаянию Болонтику не было предела. Неужели завоёванные города, это олень, а взрыв солнца – смерть старшего сына? Не совсем вяжется картина. Однако Карбакана больше не вернёшь. Тогда вождь отдал приказания найти разведывательный отряд в глубине джунглей под предводительством Кукумаца – второго сына вождя и теперь наследника, который должен по приказаниям отца прибыть в Шикаланго и принять командование. Болонтику очень переживал за Кукумаца, ведь по характеру он самый малоактивный и небольшого роста, не имеет столько силы и влияния как другие сыновья, остальные трое – все на лицо похожи на отца, все воинственны и физически крепки и готовы идти в бой по первому зову битвы, однако в тоже время не так рассудительны, как Кукумац, который всем своим духовным естеством похож на мать, да и внешне ближе, нежели к отцу.



А тем временем доверенное лицо великого вождя Яш-Пак наладил новые отношения с прибывшими из-за моря чужеземцами, которые именуют себя «испанцами». Проявляя свою врождённую осторожность и расчётливость Яш-Пак смог заключить торговые отношения с чужеземцами, узнать примерное их количество на материке, а также то, что на огромных каноэ приплывут ещё испанца, а также немного изучить странные орудия и броню. Так начались первые контакты Майя с представителями другого материка.



Прошло три года, отношения с испанцами стали налаживаться не только у Майя, но и у других народов, в том числе и у Ацтеков. Эти любознательные белолицые люди проявляли удивительное любопытство, охотно торговали неведомыми товарами, показывали удивительные вещи и любили покупать жёлтый металл. Индейцы спокойно его продавали, пока в столице Ацтеков Теночтитлан один любопытный чуть бы не стащил из храма золотую статуэтку самого бога Кукулькана. Ацтеки быстро разрешили конфуз, принеся обидчика в жертву Кукулькану, чтоб последний бледнолицего простил. Отношения конечно же испортились, но некий предводитель Испании Кортес уладил проблему, убедив некого епископа – крупного мужика с обгоревшей лысиной, пообещав последнему то, от чего даже он не мог отказаться. А что это было агенты Болонтику, так раскопать и не смогли. Однако его больше заботила судьба его народа и, в частности, сына. Кукумац, проведя достаточно успешные многочисленные трёхлетние бои в джунглях впервые вышел на серьёзное поселение Яксчилан, где забаррикадировался враг с настолько многочисленным войском, что Майя ещё не встречались за всю трёхлетнюю войну.



Кукумац конечно же переживал, ведь три года назад его старший брат стоял примерно перед таким же поселением, перед таким же воинственным народом и… буквально, как только Майя начали штурмовать стены Кукумацу сообщили, что его жена родила дочку. Состояние новоиспечённого отца было очень сложно описать в тот момент: он был рад за рождение своего первого ребёнка, то, что сегодня он может достойно показать себя, прежде всего перед отцом, как достойный предводитель, как сильный и ловкий воин и в тоже время его преследовала тяжёлая мысль о судьбе его старшего брата. Но сын вождя несмотря ни на что отдал три приказа: назвать свою дочь Шмукан, отдать три ястребиных пера тому, кто победит вражеского вождя и если он сам не выживет после это битвы – принести всё население Яксчилана в жертву во славу богам, во славу Кукумаца и во славу Шмукан.



Целый день большое поселение окрашивалось в ярко-красный цвет. Каждый индеец, который мог держать оружие отстаивал свои идеалы либо проливал чью-то кровь, либо проливалась его. Кукумац, раздавая приказы и заставляя своих людей держаться вместе, создавая подобие строя, сам подавал пример, сражаясь на передовой и в тоже время державшись вместе со своими воинами. И уже к позднему вечеру, когда Майя ликовали от победы, Кукумац легко раненый в руку прокричал своим: «Одним пальцем камень не поднять! Эти воины, которые лежал у ваших ног всегда считались сильнее, чем мы, но мы собравшись вместе и единым ударом разнесли их, как бы целой рукой мы подняли камень и выкинули его!». Ликованию не было предела. Население Яксчилана было не тронуто и даже предоставлено право уйти, тем, кто не согласен с новым режимом, что являлось неслыханной щедростью для тех времён и для народа Майя в целом.



Болонтику был неслыханно рад успехами своего наследника и вместе с младшими сыновьями Маником и Вотаном строил планы по дальнейшему расширению могущества Майя.



Прошло ещё четыре года. Майя, продвигались на юг, одерживая всё новые и новые победы. Болонтику был доволен таким раскладом. Пару лет назад он отправил Маника – третьего сына в столицу Чичен-Итца, где он вполне успешно вёл временное управление, а два больших войска, под его предводительством и под предводительством Кукумаца захватывали всё новые и новые поселения, возвращая территориальные границы великого народа.
Развивались и отношения с чужеземцами: их стало больше, они приплывали на своих гигантских каноэ и изучали местные обычаи, здания, растения, животных, но особенно их интересовали дары Кинич-Ахау, бога Солнца. Многие знали, чтобы развеселить белокожего, надо подарить ему кусочек золота – счастливы были всегда! Они даже привезли своих так называемых инженеров и совсем недавно с помощью своих знаний и приспособлений открыли ещё более крупное месторождение металла богов.



За такую помощь, Болонтику конечно же разрешил брать часть золота с месторождения. Но глаза и ухмылки испанцев ему не понравились, уж что-то слишком коварными они ему показались.
А буквально вчера Вотан - четвёртый сын Болонтику, путешествующий везде в походах с отцом, увидел новые каноэ, но у них были совсем другие знамёна. Они были, редкого для этих мест, цвета индиго, а в центре находились 3 неизвестных цветка. Еле-как выспросив конкистадоров на своём очень плохом испанском, Вотан понял, что эти цветки называются лилиями, и что испанцы очень недовольны тем, что прибыли эти, так называемые французы. Однако речь у этих французов очень мелодична, похоже на пение неизвестных птиц.

Спустя пять лет. Весь народ Майя по всей стране ликовал! Наконец-то наследник захватил последних бунтарей, за которых он два года ловил по лесам и занимал мелкие деревушки. Болонтику – старый вождь, ему уже шестьдесят два, в нём уже не было той былой силы и ловкости, но он за двенадцать лет своего правления смог вернуть Майя те самые земли, которыми ранее владели его предки, его народ стал богаче, счастливее, города больше и многолюднее, пищи и металла богов стало больше, а населения больше, чем в любом другом известном государстве. В честь этого был устроен огромный и неслыханный праздник, сопровождающийся всевозможными весельями и огромными жертвоприношениями.
После праздника великий вождь довольный лёг спать, но сон его пыл очень плохим. Он снова, как и двенадцать лет назад, был ягуаром, он снова выслеживал оленя, он снова занял нужную позицию, он снова поймал оленя и почувствовал его кровь и плоть, и появился он – бледный человек! Он выстрелил из ружья и вдруг в боку хищник почувствовал ужасную боль, ярко-красная кровь текла по светло-жёлтой шкуре, в глазах помутнело, он снова увидел коварную ухмылку и испытывающий взгляд, как тогда на руднике. Ягуара охватила злость и он моментально, сократив дистанцию, накинулся на человека, но тот отшиб хищника ружьём, потом бросил его, достал, свой тесак и сказал:
- Ты блестишь как золото…золото…золото! – гремело в голове ягуара. И это ещё больше разозлило хищника и он снова набросился на бледнолицего.

Вдруг всё затряслось, испуганный Болонтику подпрыгнул в кровати и бешенными глазами стал рыскать, не понимая, что происходит. Неожиданно его за плечи схватила Ламат и закричала:
- Что с тобой?
- А! – опомнился вождь.
- Это всего лишь, сон, только сон и не чего более. – приводила его в чувство жена.
Спустя некоторое время вождь рассказал своей жене свой сон, тот самый двенадцатилетний сон, только с продолжением. Ламат в свою же очередь всячески успокаивала мужа и уверяла, что это ничего не значит, но они вдвоём понимали, что это не так.
На следующий день Болонтику встретился с одним из предводителей конкистадоров Великой Испании Франсиско Де Монтехо.



Разговор был на редкость сухим, где Франсиско поблагодарил великого вождя за гостеприимство и сообщил, что у него возникли очень важные дела и он вместе со своей армией направится на западное побережье и вернётся он не скоро.
Видя не характерную озабоченность вождя, конкистадор уходя на последок сказал:
- Что ты сегодня вождь не довольный, не блестишь…эээ…как раньше.
Болонтику, имея достаточно смуглую кожу от злости потемнел ещё больше, но стерпел и ничего не сказал.
В этот же день армия Франсиско ушла в джунгли на запад, на следующий Болонтику, оставив часть войска в Киригуа, вместе женой и младшим сыном, а также с лучшими подразделениями направился на восток к побережью Карибского моря, а именно в Траухильо, туда где остановились войска Кукумаца. Отцу нужно было посоветоваться с сыном.
Но через неделю пришло сразу три известия.
Первое – Четумаль и все прилегающие золотые прииски были захвачены испанцами, гарнизон уничтожен.



Второе – самый южный город Майя Тегусигальпа подвергся нападению и быстро был занят испанцами, но благодаря густым джунглям местное население, путём партизанской войны не даёт закрепиться конкистадорам в той местности.
Третье – около Киригуа скапливается огромная мощь бледнолицых во главе с Франсиско Де Монтехо.



- Предатели! Надо было это предугадать! Если бы я понял свой сон раньше, то не пустил бы ни одного бледнолицего ружьём на свои земли! – высказывал свои эмоции жене и Вотану. – А ведь старый шаман говорил мне, что покарает меня или Кинич-Ахау (бог солнца), или Сипакна (демон подземного мира). Но нет, я сделал много даров первому, это явно второй, это Сипакны, демоны с того света! – грозно показывал вождь на восток.
- Болонтику, успокойся, видимо это твоё испытание, испытание для всего народа Майя, - перебила его Ламат. - помни, что тот ягуар, хоть и ранен, но он жив и имеет силы, чтобы загрызть бледнолицего, и будет сражаться до конца!
- Да, ты права, на действовать. Вотан, зови гонцов, надо предупредить каждый город, каждый поселок об угрозе. Но прежде всего совет старейшин и Маника.
Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.

Будем благодарны, если Вы поделитесь этой публикацией:



    Воспользуйтесь одной из социальных сетей для входа на форум:


    Внимание: Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

    Сообщество Империал > Библиотека > Medieval 2: Total War > AAR'ы Medieval 2: Total War > Восход солнца великого народа Майя Обратная Связь
      Стиль:
        22 Авг 2017, 14:19
    © 2017 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики