Сообщество Империал: Мемуары Гая Фламиния - AAR'ы Rome: Total War - Rome: Total War - Библиотека - Сообщество Империал

Стратегии, Игровые Миры, История, Total War
  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше
Imperial Уважаемый Гость, рады сообщить вам о анонсе нового DLC к Total War: Warhammer II - Curse of the Vampire Coast

Информация об авторе

Ιουστινιανός
  • Автор: Ιουστινιανός

Информация по статье

  • Добавлено: 20 Мар 2018, 16:08
  • Просмотры: 750

Дополнительно

Классификация статьи: [ААR]
Раздел Техподдержки: Перейти
Ссылка на сообщение: Перейти

Последние Статьи

  Почему Medieval 2: Total War?

Почему Medieval 2: Total War?Kosss · 30 Сен 2018, 00:38

  Beyond Skyrim: Пятый блог разработки

Beyond Skyrim: Пятый блог разработкиMagister_equitum · 21 Сен 2018, 02:54

  Сражение при Алезии (Rome: Total War)

Сражение при Алезии (Rome: Total War)Tiberius S. Gracchus · 09 Сен 2018, 14:51

  Последняя ночь Халкиды (Rome: Total War)

Последняя ночь Халкиды (Rome: Total War)Tiberius S. Gracchus · 09 Сен 2018, 14:44

Мемуары Гая Фламиния

Описание: По мотивам римской кампании в Roma Surrectum II
Мемуары Гая Фламиния
По мотивам римской кампании в Roma Surrectum II

Пролог
Imperial


Я не был бесталанным человеком, как это очень часто утверждалось в Сенате, с презрением относившемуся к моей принадлежности к незнатному плебейскому роду. Ещё будучи народным трибуном, мне удалось добиться раздела завоёванных земель так называемого Галльского поля, между беднейшими гражданами и патрициями. Но с той самой поры я превратился в настоящее бельмо на глазу римской аристократии, не желавшей делиться с плебеями завоёванными землями. И это бельмо разраслось ещё больше, когда мне удалось утвердить закон Гая Клавдия, запрещавший сенаторам заниматься крупнотоннажной морской торговлей, тем самым открывая новые возможности для купеческой части плебса и защищая интересы сословия всадников. Сенат попытался отомстить, предприняв попытку отменить результаты выборов в консулы под предлогом неблагоприятных знамений. Но не получилось, поскольку ненависть патрициев с лихвой компенсировалась любовью простого народа. Но и старые патрицианские роды не унимались и чуть позже постарались лишить меня заслуженного триумфа, за победу над инсубрами у реки Клузий. Причиной же послужило то, что я проигнорировал полученное письмо из Сената, в котором предписывалось воздержаться от битвы с варварами всё из-за тех же неблагоприятных предзнаменований. Но вопреки воле сенаторов, триумф всё-таки был проведён по решению народного собрания.
Вот и в нынешнем году, я получил второй консульский срок только благодаря поддержке народа. Не без основания опасаясь, что озлобленный Сенат всячески постарается задержать мой выезд к войскам под разными причинами, покинул Рим тайно без проведения соответствующих церемоний. Сенаторы, возмущённые столь явным пренебрежением религиозными традициями, выслали вдогонку гонцов, чтобы заставить меня вернуться. Но их потуги были безрезультатны, по проложенной во время моей цензуры дороге я уехал в Аримин. Здесь я вступил в должность и принял под своё командование армию, приведённую Тиберием Семпронием Лонгом после поражения в битве при Треббии.


Глава I
Imperial


Приняв командование над остатками потрёпанных, но неразбитых при Треббии легионеров Тиберия Семпрония Лонга, следовало закрыть дорогу на юг со стороны Тирренского моря. Придерживаясь этого плана, я так и поступил, перекрыв дорогу на Арреций. А неудачная попытка Ганнибала перейти через Апеннины, далa мне столь необходимое время для сбора когорт союзников, заготовки припасов и фуража. Я даже обратился за помощью к давнему союзнику Римской республики, богатому тирану Сиракуз Гиерону II, который обещал прислать критских лучников и легковооружённых пехотинцев.
Но я не учёл тот факт, что против меня воевал нестандартно мыслящий полководец, являющийся гением манёвра. Ганнибал прорвался в Этрурию, через труднопроходимый Порреттский проход. Я знал о нём, но поскольку никогда ранее враги не приближались к Риму, через источавшие ядовитые испарения болота и топи в долине реки Арно, оставил его без присмотра. Тем более, что вражеской армии предстояло идти по местности, в это время года считавшейся непроходимой из-за весеннего разлива реки.
Поскольку Ганнибал приказал разграбить и поджечь большинство деревень плодородной области Кьянти, являвшейся одной из житниц Рима, это неминуемо привело к рьяной дискредитации моих действий со стороны Сената. По мнению знатных плебейских родов, я действовал слишком поспешно и отправился на войну не совершив религиозных церемоний, в которых полагалось умилостивить богов и испросить у них победу. Такое пренебрежительное отношение к божественным покровителям, сенаторы сочли прямым знамением к большим бедам и требовали немедленно провести все полагающиеся обряды. Но я и здесь проявил свой неуступчивый характер и в свойственной мне решительной манере, немедленно бросил все свои силы из Арреция на преследование пунийской армии, пока она не дошла до Рима.
Между тем, в армии царила повышенная нервозность. Легионеры шептались о всякого рода дурных знамениях и конечно, тут же находились свидетели, которые своими глазами видели, и своими ушами слышали то, о чём со страхом передавали из уст в уста. А поскольку, как известно, глаза у страха велики, то молва обрастала такими подробностями, от которых даже здравомыслящему человеку становилось не по себе. Дабы приободрить своих солдат и вселить в них непоколебимую уверенность в победе, я распустил слух о том, что вторая консульская армия стремительно идёт нам навстречу, и мы наседая на арьергард армии Ганнибала, стремимся не дать ей свернуть в сторону, и выгнать на легион Гнея Сервилия Гемина, и затем, стиснув сзади и спереди, раздавить, используя численное превосходство двух армий. Уловка удалась, легионеры приободрились, а распространение сплетен прекратилось.
Но на самом деле ситуация была куда более сложной. Отношения с Гнеем Сервилием Гемином, представлявшим сенатскую партию, были натянутые, если не сказать враждебные. Какого-либо плодотворного взаимодействия между нами не было. К тому же, его легион был расквартирован нa Сицилии для отражения возможных диверсий со стороны Карфагена из Африки. Армия в три тысячи семьсот двадцать шесть человек была единственной преградой на пути Ганнибала к Риму, из которых более полутора тысячи были союзниками.
С помощью разведчиков и шпионов, мне стало известно, что пунийская армия изрядно потрёпанная природой, после тяжелейшего болотного марша, не могла сразу двинуться в дальнейший путь. Ганнибалу требовалось время на переформирование сил и реквизицию местных лошадей, поскольку его собственная кавалерия из-за падежа сильно потеряла в боеспособности. Я не мог упустить шанс напасть на ослабленного противника и тем самым, возможно, повернуть ход неудачно складывавшейся для Рима войны с Карфагеном в иное русло.
На рассвете 22 июня 536 года от основания Рима, авангард легиона вступил в долину раскинувшуюся на северном берегу Тразименского озера. Преследование ускользавшего Ганнибала закончилось и предстояло сойтись в решающей битве с Одноглазым Пунийцем.
Рекогносцировка на лето 536 года от основания Рима

Легион был построен в традиционный боевой порядок, состоявший из трёх линий гастатов и принципов, расположенных в шахматном порядке. Такое построение позволяло второй линии когорт обеспечивать подкрепление или прийти на смену первой линии, вступившей в сражение с противником, а когорты третьей линии могли быть использована для фланговых манёвров, выступать в качестве резерва или подкрепления на флангах. Каждая когорта состояла из восьми рядов в глубину строя и имела численность в двести два человека. Всего же в легионе насчитывалось четырнадцать когорт, шесть из которых составляли римские союзники. Шестьсот шесть триариев были распределены позади флангов, тем самым укрепив их. Союзная кампанская конница, численностью в двести сорок два человека, заблаговременно была укрыта в небольшой роще позади левого фланга.
Окинув одобрительным взглядом выстроенные когорты, я отдал приказ и легион ускоренным шагом двинулся на противника. Армия Ганнибала двигалась навстречу.
При сближении с вражеской линией, легионеры метнули пилумы. Сражение завязалось в центре и на правом фланге. Когорты второй линии быстро выдвинулись вперёд, закрыв промежутки между когортами первой линии и тем самым образуя сплошную линию фронта. Одноглазый Пуниец тотчас же воспользовался своим преимуществом в коннице, нанеся удар во фланги. Наступил критический момент сражения, в бой были введены триарии.
И тут я заметил, что основная масса вражеской кавалерии сосредоточилась на левом фланге, который не был связан боем с фронта. В следующее мгновение, по сигналу трубы, союзная кампанская конница, взрывая землю копытами вклинилась в ряды вражеской кавалерии, которая вскоре была опрокинута. Это позволило перебросить четыре высвободившиеся когорты в центр, а также осуществить прорыв конницы в тыл пунийской армии, что и склонило чашу весов в сторону Рима.
Ещё триарии союзников прикрывали позиции на левом фланге от ливийских застрельщиков, а уже разношёрстная армия Ганнибала была сломлена и вскоре обратилась в паническое бегство.
Битва при Тразименском озере



Будем благодарны, если Вы поделитесь этой публикацией:


Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.


    Воспользуйтесь одной из соц-сетей для входа на форум:


    Внимание: Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

    Стиль
       21 Окт 2018, 22:25
    © 2018 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Декларация о Сотрудничестве. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики