Сообщество Империал: Мемуары Гая Фламиния - AAR'ы Rome: Total War - Rome: Total War - Библиотека - Сообщество Империал

Внимание: Реклама отключена для зарегистрированных посетителей форума: Регистрация

Информация об авторе

Ιουστινιανός
  • Автор: Ιουστινιανός

Информация по статье

  • Добавлено: 22 Мар 2018, 03:26
  • Просмотры: 841

Дополнительно

Классификация статьи: [ААR]
Раздел Техподдержки: Перейти
Ссылка на сообщение: Перейти

Последние Статьи

  Phoenix Point - Дизайн Ану

Phoenix Point - Дизайн АнуRup. · 07 Дек 2018, 20:34

  Beyond Skyrim: Шестой блог разработки

Beyond Skyrim: Шестой блог разработкиMagister_equitum · 22 Ноя 2018, 05:11

  Total War: Warhammer II - Патч Aye-Aye!

Total War: Warhammer II - Патч Aye-Aye!Tempest · 07 Ноя 2018, 21:42

  TESTW - наемники и новые версии

TESTW - наемники и новые версииDaedraWarrior · 02 Ноя 2018, 21:38

Мемуары Гая Фламиния

Описание: По мотивам римской кампании в Roma Surrectum II
Глава II
Imperial


В жестокой битве не за жизнь, а на смерть, сказалась лучшая выучка и вооружение римских легионеров. Более трёх тысяч семисот вражеских воинов, осталось лежать в долине у Тразименского озера. Ливофиникийцы, нумидийцы, иберы и кельты, пришедшие с Ганнибалом, превратились в закуски на вороньем пиру. Сам же Одноглазый Пуниец, нашёл своё последнее пристанище под сенью дикой оливы, а его голова была отправлена в Рим, с обещанием быстро закончить войну с пунийцами.
Одна тысяча восемьсот восемьдесят один легионер, были преданы погребению с соблюдением всех воинских почестей. Раненых перевязывали, однако, шансов выздороветь в случае полостной раны было немного и те, кто потерял годность к военной службе, получили демобилизация по инвалидности, что предоставляло им те же привилегии, что и ветеранам, демобилизованным за выслугу лет. Впрочем, для лечения и последующего возвращения в строй раненых легионеров, мною были даны распоряжения о постройке легионного госпиталя. Параллельно был отдан приказ о возведении укрепленного лагеря.
Выбрав место, я самолично втыкнул белый флаг там, где должна была быть расположена моя палатка, тем самым обозначив центр будущего лагеря. Несмотря на усталость, легионеры, сняв свои доспехи и оружие, но со щитами, отправились на предполагаемую линию лагерных укреплений. Работая вместе с ними, я вырывал ров по периметру лагеря и насыпал сплошной вал, укрепляя его дерном. Сверху вал усилили палисадом из деревянных кольев, высотой более полутора метров. Когда строительство укреплений было завершено, в шестидесятиметровом квадрате вокруг претория были установлены палатки для высших офицеров и штаба. Солдатские палатки ставились в последнюю очередь, а пространство в сорок метров между укреплением и первыми рядами палаток, было оставлено свободным для перемещения когорт внутри лагеря и главным образом для того, чтобы разместить палатки вне досягаемости вражеских стрел и камней. Четырёхугольный лагерь пересекали две главные улицы, каждая из которых оканчивалась двумя главными воротами. Ворота также имелись и с двух других сторон лагеря, и были достаточно широки, чтобы не создавать препятствий для движения вьючных животных и возможных вылазок. Перед моей палаткой был поставлен алтарь для совершения жертвоприношения. Справа от алтаря находилось место для гаданий и площадь с палаткой квестора. Слева был насыпан и покрыт дерном трибунал.
К концу дня также был возведён легионный госпиталь, расположившийся в тыльной части военного лагеря. Площадь размером сто на шестьдесят метров, была занята солдатскими палатками, в каждой из которых разместилось по шесть человек. Операционные находились в палатках стоявших в небольшом внутреннем дворике. Не было ни системы центрального отопления, ни обыденных для легионных госпиталей ванных комнат. Но это всё, что можно было сделать в военно-полевых условиях.
И всё же я мог быть доволен. Победа при Тразименском озере устранила угрозу пунийского вторжения в центральные области Апеннинского полуострова. А оторванность от тыловых баз поставила остатки армии Ганнибала в крайне затруднительное положение и заставило отступить в Лигурию. Воспользовавшись сложившейся ситуацией, я не только пополнил армию тремя когортами союзников, но и продемонстрировал свои дипломатические способности.
Успех не заставил себя долго ждать, пропаганда сделала свое дело и обстановка вокруг пунийской армии сложилась отнюдь не простая. Среди ранее перешедших на сторону Ганнибала галлов пошли разговоры о том, что разорительная война между Карфагеном и Римом всё ещё идёт на их территории, а не в центральной Италии, как было обещано и где была богатая пожива. Командир кавалерии Магарбал, возглавивший карфагенскую армию после гибели Ганнибала в битве при Тразименском озере, не исключал измены или даже покушения со стороны галлов и в целях личной безопасности принялся часто изменять свою внешность с помощью разнообразных париков, и различной одежды.
По донесению лазутчиков, Магарбал намеревался прорваться из опустошенных войной областей Лигурии в Иберию, но для безопасности тыла, ему требовалось уладить назревавший конфликт с цизальпийскими галлами. Я же не отказался от своего намерения окончательно покончить с армией Одноглазого Пунийца.
Раннее зимнее утро 536 года от основания Рима, началось с того, что центурионы отправились с докладом к палаткам военных трибунов и оттуда вместе с ними пришли ко мне, и после получения приказа вернулись в свои центурии. Легионеры уже собрались и ждали сигнала трубы, оповещающего о снятии с лагеря. По первому сигналу они начали сворачивать палатки и собирать своё снаряжение. По второму гулу трубы, палатки и прочие пожитки были погружены на мулов. По третьему сигналу трубы припозднившиеся легионеры заторопились занять свои места в когортах. Перед выступлением глашатай, заняв своё место справа от меня, трижды спросил, готовы ли легионеры к войне, и когда трижды раздались одобрительные возгласы, колонна тронулась вперёд, в сторону Тирренского моря.
В обычных обстоятельствах армии полагалось проходить около тридцати километров в день, однако, если я хотел воплотить свои планы в реальность, следовало поторопиться, пока ещё погода оставалась благоприятной и море было спокойным. Дневная норма перехода была увеличена до пятидесяти километров.
Дойдя до небольшой гавани, расположенной на берегу Тирренского моря, началась погрузка на суда. Гребные военные корабли от тридцати до тридцати восьми метров в длину, с двумя рядами вёсел, оснащенные таранами и боевыми башнями, поочерёдно подходили к пирсу, и ставали под погрузку. Легионеры организованно, колоннами, грузились в трюмы. Всё проходило быстро, биремы тотчас же снимались с якоря и выходили в море.
Не всему высшему командному составу легиона симпатизировали мои действия, некоторые из военных трибунов и центурионов считали данную военную операцию не более чем авантюрой. Но мой консульский срок подходил к концу и я не мог себе позволить впустую растрачивать время, на посредственные стычки с противником. Мне требовалось решающее сражение, которое положило бы конец Ганнибаловой войне. Но поскольку Магарбал тщательно отслеживал дорогу ведущую из Этрурии в Лигурию, что сводило на нет все шансы застигуть армию пунийцев в расплох, я решил нанести удар с самой неожиданной стороны, со стороны моря.
Держа курс вдоль побережья Тирренского моря, биремы пристали к лигурийскому берегу. Легион в две тысячи семьсот двадцать пять человек покинул корабельные трюмы и после форсированного марша, взял в осаду Геную, небольшое рыбацкое поселение ранее занятое Ганнибалом.
Рекогносцировка на зиму 536 года от основания Рима

Стоит отдать должное карфагенскому военноначальнику, он не стал отсиживаться за стенами и принял сражение в чистом поле. Впрочем, этого я и добивался.
Одиннадцать когорт, из которых семь были союзными, выстроились в две линии, в шахматном порядке. Четыреста семьдесят три триария, были распределены на укрепление флангов. И так же, как и в битве при Тразименском озере, позади левого фланга было укрыто сто восемнадцать кампанских всадников.
Магарбал бросил в бой нумидийскую и иберийскую конницу, которая при поддержке лёгкой пехоты и балеарских пращников, нанесла удар по флангам. Но результатов это не дало так, как все атаки пунийцев были отбиты, а когорты сохранили своё построение. Однако, последующий натиск пришёлся по всему фронту римской позиции. Особенно напряженной была ситуация на флангах, которые теснила вражеская кавалерия. Незамедлительно была введена в сражение вторая линия когорт и триарии.
Переломный момент в битве наступил, когда кампанская кавалерия успешно атаковала конницу противника на левом фланге и при поддержке когорт союзников обратила её в бегство. В тоже время, был опрокинут левый фланг карфагенской армии. И лишь центр вражеской армии, где сражались галлы, продолжал оказывать упорное сопротивление, переходя в контратаки, даже тогда, когда они были взяты в кольцо. Битва была выиграна, легионеры ворвались в незащищённую Геную.
Битва при Генуи



Будем благодарны, если Вы поделитесь этой публикацией:


Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.

    Воспользуйтесь одной из соц-сетей для входа на форум:
    © 2018 «Империал» · Условия использования · Ответственность · Визитка Сообщества · 11 Дек 2018, 15:06 · Счётчики