Сообщество Империал: [AAR] Конец и начало - Часть 4 - Кризис в Кремле: Крах Империи - Экономические Стратегии - Библиотека - Сообщество Империал




Imperial

Информация об авторе

Age of Kings
  • Автор: Age of Kings

Информация по статье

  • Добавлено: 11 мая 2020, 10:19
  • Просмотры: 1 255

Последние Статьи

  Последняя битва Шенкопфа

Последняя битва ШенкопфаHonda Tadahacu · 04 окт 2020, 21:39

  [AAR] Te slavim, Romanie - Эпилог

[AAR] Te slavim, Romanie - ЭпилогAge of Kings · 02 окт 2020, 12:23

  [AAR] Te slavim, Romanie - Часть 5

[AAR] Te slavim, Romanie - Часть 5Age of Kings · 27 сен 2020, 13:37

  [AAR] Te slavim, Romanie - Часть 4

[AAR] Te slavim, Romanie - Часть 4Age of Kings · 19 сен 2020, 09:51

  [AAR] Te slavim, Romanie - Часть 3

[AAR] Te slavim, Romanie - Часть 3Age of Kings · 10 сен 2020, 18:31

  Моддинг Crusader Kings III, мысли

Моддинг Crusader Kings III, мыслиCpt. Tomilin · 07 сен 2020, 19:56

  Обзор стратегии Iron Harvest

Обзор стратегии Iron HarvestКсардасиус · 07 сен 2020, 19:40

[AAR] Конец и начало - Часть 4

Описание: Выступление ГКЧП
Часть 4.

Публикация "Слова к народу" не слишком напугала "демократов" - они уже привыкли, что за громкими словами властей либо вообще никаких действий не следует, либо получается очередная лажа, которую легко можно использовать себе во благо.

– Оживились, партократы, Сталина нового призывают...

– Да чё они сделают? Громов в Чечне обо***, Варенников - динозавр, побитый в Афгане.

– Надолго их не хватит. Даже если осмелятся - народ за нас, выборы это доказали. Сметём коммуняг и въедем в Кремль.

Некоторые стали замечать, что Президент РСФСР Ельцин больно часто уезжает куда-то за город и возвращается через полдня в явно вымотанном состоянии. На все расспросы начальник его личной охраны Коржаков отвечал, что Борис Николаевич ездит на переговоры с иностранными инвесторами, которые готовы инвестировать в экономику республики.

На деле же он встречался с заговорщиками. На их условия Ельцин согласился довольно-таки быстро, но выторговал целый ряд уступок, призванных защитить его от судебного преследования на случай провала. Он отказался напрямую входить в состав нового высшего органа власти, но согласился поддержать его деятельность и исполнять обязанности премьер-министра СССР. Его вполне удовлетворили намёки, что это лишь очередная ступенька наверх.

Заговор консервативных сил быстро обретал конкретное наполнение - в него охотно втягивались десятки, а потом и сотни людей. Были достигнуты договорённости о взаимодействии с патриотическими силами и рядом партий национал-либерального характера во главе с ЛДПСС Владимира Жириновского, которому пообещали пост в новом правительстве. Разрабатывались планы, готовились силы. Идейной платформой для консолидации всех недовольных Горбачёвым и его политикой стало "Слово к народу", участвующие в заговоре функционеры КПСС согласились с тем, что партии придётся разделить власть с умеренными националистами-антикоммунистами. Против Горбачёва пошли даже его бывшие друзья и выдвиженцы - генсек-болтун всех довёл.

План был прост - изолировать Президента СССР на его даче в Форосе, после чего объявить о переходе всей власти в руки Государственного комитета и ввести в отдельных местностях (формулировку подсказал Лукьянов - по всей стране это мог сделать только Верховный Совет) СССР режим чрезвычайного положения. На этот раз сваливать вину на армию и прятаться за её спинами никто не собирался.

И вот час X наступил...

УКАЗ ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТА СССР


В связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым Михаилом Сергеевичем своих обязанностей Президента СССР на основании статьи 127-7 Конституции СССР вступил в исполнение обязанностей Президента СССР с 19 августа 1991 года.

Исполняющим обязанности Вице-президента СССР назначается премьер-министр СССР Павлов Валентин Сергеевич.

Исполнение обязанностей Председателя Кабинета министров СССР, по согласованию, возложено на Президента РСФСР Ельцина Бориса Николаевича.


Вице-президент СССР Г. И. ЯНАЕВ.
18 августа 1991 года


ЗАЯВЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО РУКОВОДСТВА


В связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачёвым Михаилом Сергеевичем обязанностей Президента СССР и переходом в соответствии со статьёй 127/7 Конституции СССР полномочий Президента Союза ССР к вице-президенту СССР Янаеву Геннадию Ивановичу.

В целях преодоления глубокого и всестороннего кризиса, политической, межнациональной и гражданской конфронтации, хаоса и анархии, которые угрожают жизни и безопасности граждан Советского Союза, суверенитету, территориальной целостности, свободе и независимости нашего государства.

Исходя из результатов всенародного референдума о сохранении Союза Советских Социалистических Республик, руководствуясь жизненно важными интересами народов нашей Родины, всех советских людей

Заявляем:

Первое. В соответствии со статьёй 127/3 Конституции СССР и статьёй 2 Закона СССР о правовом режиме чрезвычайного положения и идя навстречу требованиям широких слоёв населения о необходимости принятия самых решительных мер по предотвращению сползания общества к общенациональной катастрофе, обеспечения законности и порядка, ввести чрезвычайное положение в отдельных местностях СССР на срок 6 месяцев, с 4 часов по Московскому времени с 19 августа 1991 года.

Второе. Установить, что на всей территории СССР безусловное верховенство имеют Конституция СССР и Законы Союза ССР.

Третье. Для управления страной и эффективного осуществления режима чрезвычайного положения образовать Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР) в следующем составе:

Бакланов – первый заместитель председателя Совета обороны СССР;
Крючков – председатель КГБ СССР;
Павлов – исполняющий обязанности Вице-президента СССР;
Пуго – министр внутренних дел СССР;
Стародубцев – председатель Крестьянского союза СССР;
Тизяков – президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР;
Язов – министр обороны СССР;
Янаев – исполняющий обязанности Президента СССР.

Четвёртое. Установить, что решения ГКЧП СССР обязательны для неукоснительного исполнения всеми органами власти и управления, должностными лицами и гражданами на всей территории Союза ССР.


Геннадий Янаев. Валентин Павлов. Олег Бакланов.
18 августа 1991 года


ОБРАЩЕНИЕ К СОВЕТСКОМУ НАРОДУ


Соотечественники! Граждане Советского Союза!

В тяжкий, критический для судеб Отечества и наших народов час обращаемся мы к вам!

Над нашей великой Родиной нависла смертельная опасность! Начатая по инициативе М. С. Горбачева политика реформ, задуманная как средство обеспечения динамичного развития страны и демократизации общественной жизни, в силу ряда причин зашла в тупик. На смену первоначальному энтузиазму и надеждам пришли безверие, апатия и отчаяние. Власть на всех уровнях потеряла доверие населения. Политиканство вытеснило из общественной жизни заботу о судьбе Отечества и гражданина. Насаждается злобное глумление над всеми институтами государства. Страна по существу стала неуправляемой.

Воспользовавшись предоставленными свободами, попирая только что появившиеся ростки демократии, возникли экстремистские силы, взявшие курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства и захват власти любой ценой.

Растоптаны результаты общенационального референдума о единстве Отечества. Циничная спекуляция на «национальных чувствах» — лишь ширма для удовлетворения амбиций. Ни сегодняшние беды своих народов, ни их завтрашний день не беспокоят политических авантюристов. Создавая обстановку морально-политического террора и пытаясь прикрыться щитом народного доверия, они забывают, что осуждаемые и разрываемые ими связи устанавливались на основе куда более широкой народной поддержки, прошедшей к тому же многовековую проверку историей. Сегодня те, кто по существу ведет дело к свержению конституционного строя, должны ответить перед матерями и отцами за гибель многих сотен жертв межнациональных конфликтов. На их совести искалеченные судьбы более полумиллиона беженцев. Из-за них потеряли покой и радость жизни десятки миллионов советских людей, еще вчера живших в единой семье, а сегодня оказавшихся в собственном доме изгоями.

Каким быть общественному строю, должен решать народ, а его пытаются лишить этого права.

Вместо того, чтобы заботиться о безопасности и благополучии каждого гражданина и всего общества, нередко люди, в чьих руках оказалась власть, используют ее в чуждых народу интересах, как средство беспринципного самоутверждения. Потоки слов, горы заявлений и обещаний только подчеркивают скудость и убогость практических дел. Инфляция власти страшнее, чем всякая иная, разрушает наше государство, общество.
Каждый гражданин чувствует растущую неуверенность в завтрашнем дне, глубокую тревогу за будущее своих детей.

Кризис власти катастрофически сказался на экономике. Хаотичное, стихийное скольжение к рынку вызвало взрыв эгоизма: регионального, ведомственного, группового и личного. Война законов и поощрение центробежных тенденций обернулись разрушением единого народнохозяйственного механизма, складывавшегося десятилетиями. Результатом стали резкое падение уровня жизни подавляющего большинства советских людей, расцвет спекуляции и теневой экономики. Давно пора сказать людям правду: если не принять срочных и решительных мер по стабилизации экономики, то в самом недалеком времени неизбежен голод и новый виток обнищания. от которых один шаг до массовых проявлений стихийного недовольства с разрушительными последствиями. Только безответственные люди могут уповать на некую помощь из-за границы. Никакие подачки не решат наших проблем, спасение в наших собственных руках. Настало время измерять авторитет каждого человека или организации реальным вкладом в восстановление и развитие народного хозяйства. Долгие годы со всех сторон мы слышим заклинания о приверженности интересам личности, заботе о ее правах, социальной защищенности. На деле же человек оказался униженным, ущемленным в реальных правах и возможностях, доведенным до отчаяния. На глазах теряют вес и эффективность все демократические институты, созданные народным волеизъявлением. Это результат целенаправленных действий тех, кто, грубо попирая Основной Закон СССР, фактически совершает антиконституционный переворот и тянется к необузданной личной диктатуре.

Префектуры, мэрии и другие противозаконные структуры все больше явочным путем подменяют собой избранные народом Советы.

Идет наступление на права трудящихся. Права на труд, образование, здравоохранение, жилье, отдых поставлены под вопрос.

Даже элементарная личная безопасность людей все больше и больше оказывается под угрозой. Преступность быстро растет, организуется и политизируется. Страна погружается в пучину насилия и беззакония. Никогда в истории страны не получали такого размаха пропаганда секса и насилия, ставящие под угрозу здоровье и жизнь будущих поколений. Миллионы людей требуют принятия мер против спрута преступности и вопиющей безнравственности.

Углубляющаяся дестабилизация политической и экономической обстановки в Советском Союзе подрывает наши позиции в мире. Кое-где послышались реваншистские нотки, выдвигаются требования о пересмотре наших границ. Раздаются даже голоса о расчленении Советского Союза и о возможности установления международной опеки над отдельными объектами и районами страны. Такова горькая реальность. Еще вчера советский человек, оказавшийся за границей, чувствовал себя достойным гражданином влиятельного и уважаемого государства. Ныне он — зачастую иностранец второго класса, обращение с которым несет печать пренебрежения либо сочувствия.

Гордость и честь советского человека должны быть восстановлены в полном объеме.

Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР полностью отдает себе отчет в глубине поразившего нашу страну кризиса, он принимает на себя ответственность за судьбу Родины и преисполнен решимости принять самые серьезные меры по скорейшему государства и общества из кризиса.

Мы обещаем провести широкое всенародное обсуждение проекта нового Союзного договора. Каждый будет иметь право и возможность в спокойной обстановке осмыслить этот важнейший акт и определиться по нему. ибо от того, каким станет Союз, будет зависеть судьба многочисленных народов нашей великой Родины.

Мы намерены незамедлительно восстановить законность и правопорядок, положить конец кровопролитию, объявить беспощадную войну уголовному миру, искоренять позорные явления, дискредитирующие наше общество и унижающие советских граждан. Мы очистим улицы наших городов от преступных элементов, положим конец произволу расхитителей народного добра.

Мы выступаем за истинно демократические процессы, за последовательную политику реформ, ведущую к обновлению нашей Родины, к ее экономическому и социальному процветанию, которое позволит ей занять достойное место в мировом сообществе наций. Развитие страны не должно строиться на падении жизненного уровня населения. В здоровом обществе станет нормой постоянное повышение благосостояния всех граждан.

Не ослабляя заботы об укреплении и защите прав личности, мы сосредоточим внимание на защите интересов самых широких слоев населения, тех, по кому больше всего ударили инфляция, дезорганизация производства, коррупция и преступность.

Развивая многоукладный характер народного хозяйства, мы будем поддерживать и частное предпринимательство, предоставляя ему необходимые возможности для развития производства и сферы услуг.

Нашей первоочередной заботой станет решение продовольственной и жилищной проблем. Все имеющиеся силы будут мобилизованы на удовлетворение этих самых насущных потребностей народа.

Мы призываем рабочих, крестьян, трудовую интеллигенцию, всех советских людей в кратчайший срок восстановить трудовую дисциплину и порядок, поднять уровень производства, чтобы затем решительно двинуться вперед. От этого зависит наша жизнь и будущее наших детей и внуков, судьба Отечества.

Мы являемся миролюбивой страной и будем неукоснительно соблюдать все взятые на себя обязательства. У нас нет ни к кому никаких притязаний. Мы хотим жить со всеми в мире и дружбе, но мы твердо заявляем, что никогда и никому не будет позволено покушаться на наш суверенитет, независимость и территориальную целостность. Всякие попытки говорить с нашей страной языком диктата, от кого бы они ни исходили, будут решительно пресекаться.

Наш многонациональный народ веками жил исполненный гордости за свою Родину, мы не стыдились своих патриотических чувств и считаем естественным и законным растить нынешнее и грядущее поколения граждан нашей великой державы в этом духе.

Бездействовать в этот критический для судеб Отечества час — значит взять на себя тяжелую ответственность за трагические, поистине непредсказуемые последствия. Каждый, кому дорога наша Родина, кто хочет жить и трудиться в обстановке спокойствия и уверенности, кто не приемлет продолжения кровавых межнациональных конфликтов, кто видит свое Отечество в будущем независимым и процветающим, должен сделать единственно правильный выбор.

Мы зовем всех истинных патриотов, людей доброй воли положить конец нынешнему смутному времени.

Призываем всех граждан Советского Союза осознать свой долг перед Родиной и оказать всемерную поддержку Государственному комитету по чрезвычайному положению в СССР, усилиям по выводу страны из кризиса.

Конструктивные предложения общественно-политических организаций, трудовых коллективов и граждан будут с благодарностью приняты как проявление их патриотической готовности деятельно участвовать в восстановлении вековой дружбы в единой семье братских народов и возрождении Отечества.


ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ПО ЧРЕЗВЫЧАЙНОМУ ПОЛОЖЕНИЮ В СССР
18 августа 1991 года.


ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 1
Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР


В целях защиты жизненно важных интересов народов и граждан Союза ССР, независимости и территориальной целостности страны, восстановления законности и правопорядка, стабилизации обстановки, преодоления тяжелейшего кризиса, недопущения хаоса, анархии и братоубийственной гражданской войны Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР постановляет:

1. Всем органам власти и управления Союза ССР, союзных и автономных республик, краев, областей, городов, районов, поселков и сел обеспечить неукоснительное соблюдение режима чрезвычайного положения в соответствии с Законом Союза ССР «О правовом режиме чрезвычайного положения» и постановлениями ГКЧП СССР. В случаях неспособности обеспечить выполнение этого режима полномочия соответствующих органов власти и управления приостанавливаются, а осуществление их функций возлагается на лиц, специально уполномоченных ГКЧП СССР.

2. Незамедлительно расформировать структуры власти и управления, военизированные формирования, действующие вопреки Конституции СССР и законам СССР.

3. Считать впредь недействительными законы и решения органов власти и управления, противоречащие Конституции СССР и законам СССР.

4. Приостановить деятельность политических партий, общественных организаций и массовых движений, препятствующих нормализации обстановки.

5. В связи с тем, что Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР временно берет на себя функции Совета Безопасности СССР, деятельность последнего приостанавливается.

6. Гражданам, учреждениям и организациям незамедлительно сдать незаконно находящиеся v них все виды огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, военной техники и снаряжения. МВД, КГБ и Министерству обороны СССР обеспечить строгое выполнение данного требования. В случаях отказа — изымать их в принудительном порядке с привлечением нарушителей к строгой уголовной и административной ответственности.

7. Прокуратуре, МВД, КГБ и Министерству обороны СССР организовать эффективное взаимодействие правоохранительных органов и Вооруженных Сил по обеспечению охраны общественного порядка и безопасности государства, общества и граждан в соответствии с Законом СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения» и постановлениями ГКЧП СССР.

Проведение митингов, уличных шествий, демонстраций, а также забастовок не допускается.

В необходимых случаях вводить комендантский час, патрулирование территории, осуществлять досмотр, принимать меры по усилению пограничного и таможенного режима.

Взять под контроль, а в необходимых случаях под охрану, важнейшие государственные и хозяйственные объекты, а также системы жизнеобеспечения.

Решительно пресекать распространение подстрекательских слухов, действия, провоцирующие нарушения правопорядка и разжигание межнациональной розни, неповиновение должностным лицам, обеспечивающим соблюдение режима чрезвычайного положения.

8. Установить контроль над средствами массовой информации, возложив его осуществление на специально создаваемый орган при ГКЧП СССР.

9. Органам власти и управления, руководителям учреждений и предприятий принять меры по повышению организованности, наведению порядка и дисциплины во всех сферах жизни общества. Обеспечить нормальное функционирование предприятий всех отраслей народного хозяйства, строгое выполнение мер по сохранению и восстановлению на период стабилизации вертикальных и горизонтальных связей между субъектами хозяйствования на
всей территория СССР, неукоснительное выполнение установленных объемов производства, поставок сырья, материалов и комплектующих изделий.

Установить и поддерживать режим строгой экономии материально-технических и валютных средств, разработать и проводить конкретные меры по борьбе с бесхозяйственностью и разбазариванием народного добра.

Решительно вести борьбу с теневой экономикой, неотвратимо применять меры уголовной и административной ответственности по фактам коррупции, хищений, спекуляции, сокрытия товаров от продажи, бесхозяйственности и других правонарушений в сфере экономики.

Создать благоприятные условия для увеличения реального вклада всех видов предпринимательской деятельности, осуществляемых в соответствии с законами Союза ССР, в экономический потенциал страны и обеспечение насущных потребностей населения.

10. Считать несовместимой работу на постоянной основе в структурах власти и управления с занятием предпринимательской деятельностью.

11. Кабинету Министров СССР в недельный срок осуществить инвентаризацию всех наличных ресурсов продовольствия и промышленных товаров первой необходимости, доложить народу, чем располагает страна, взять под строжайший контроль их сохранность и распределение.

Отменить любые ограничения, препятствующие перемещению по территории СССР продовольствия и товаров народного потребления, а также материальных ресурсов для их производства, жестко контролировать соблюдение такого порядка.

Особое внимание уделить первоочередному снабжению дошкольных детских учреждений, детских домов, школ, средних специальных и высших учебных заведений, больниц, а также пенсионеров и инвалидов.

В недельный срок внести предложения об упорядочении, замораживании и снижении цен на отдельные виды промышленных и продовольственных товаров, в первую очередь для детей, услуги населению и общественное питание, а также повышении заработной платы, пенсий, пособий и выплат компенсаций различным категориям граждан.

В двухнедельный срок разработать мероприятия по упорядочению размеров заработной платы руководителей всех уровней государственных, общественных, кооперативных и иных учреждений, организаций и предприятий.

12. Учитывая критическое положение с уборкой урожая и угрозу голода, принять экстренные меры по организации заготовок, хранения и переработки сельхозпродукции. Оказать труженикам села максимально возможную помощь техникой, запасными частями, горюче-смазочными материалами и т. д.

Незамедлительно организовать направление в необходимых для спасения урожая количествах рабочих и служащих предприятий и организации, студентов и военнослужащих на село.

13. Кабинету Министров СССР в недельный срок разработать постановление, предусматривающее обеспечение в 1991—1992 годах всех желающих городских жителей земельными участками для садово-огородных работ в размере до 0,15 га.

14. Кабинету Министров СССР в двухнедельный срок завершить планирование неотложных мероприятий по выводу из кризиса топливно-энергетического комплекса страны и подготовке к зиме.

15. В месячный срок подготовить и доложить народу реальные меры на 1992 год по коренному улучшению жилищного строительства и обеспечения населения жильем.

В течение полугода разработать конкретную программу ускоренного развития государственного, кооперативного и индивидуального жилищного строительства на пятилетний срок.

16. Обязать органы власти и управления в центре и на местах уделять первоочередное внимание социальным нуждам населения. Изыскать возможности существенного улучшения бесплатного медицинского обслуживания и народного образования.


ЗАЯВЛЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР


В связи с поступающими в мой адрес многочисленными обращениями трудящихся с просьбой высказать свое отношение к проекту опубликованного Договора о Союзе суверенных государств считаю необходимым отметить следующее.

Как известно, проект договора был в основном поддержан Верховным Советом СССР 12 июля 1991 года. При этом Верховный Совет образовал полномочную союзную делегацию и поручил ей при доработке и согласовании проекта Договора исходить из ряда положений, сформулированных высшим органом власти страны. Прежде всего было указано на необходимость отразить в наименовании и основных принципах договора результаты всесоюзного референдума, в ходе которого абсолютное большинство граждан страны поддержало сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик. Аналогичный подход к наименованию и характеру нашего союзного государства был сформулирован и Съездом народных депутатов СССР. На заседании руководителей полномочных делегаций в Ново-Огареве эта позиция Верховного Совета СССР была подробно аргументирована. Однако она не нашла отражения в окончательном тексте Договора. И естественно, что данный вопрос, несомненно, потребует дополнительного обсуждения Съездом народных депутатов СССР, а возможно, и всесоюзным референдумом, связанным с принятием новой Конституции.

Верховный Совет СССР признал целесообразным предусмотреть в проекте Союзного договора наличие в СССР единого экономического пространства, единой банковской системы и закрепления за Союзом собственности, необходимой для его нормального функционирования как федеративного государства. Особо было оговорено требование установления самостоятельных налоговых поступлений в союзный бюджет. К сожалению, эти важнейшие положения не нашли достаточно четкого отражения в опубликованном тексте договора. Об этом свидетельствуют и недавние заявления Кабинета Министров СССР, правления Государственного банка СССР, ряда других союзных органов. Тут, видимо, тоже требуются немалые коррективы в тексте договора.

Исключительно серьезное внимание уделил Верховный Совет СССР прекращению так называемой «войны законов», на деле означающей вопиющее беззаконие. В связи с этим для включения в Договор была предложена норма, не допускающая приостановления Союзом ССР республиканских законов, а республиками — союзных законов, и разрешения возможных споров путем согласительных процедур или решениями Конституционного суда СССР. Несмотря на то, что это предложение было поддержано виднейшими советскими юристами, оно также не нашло должного отражения в тексте договора, подготовленного в Ново-Огареве. Нет особой нужды доказывать, насколько это опасно для формирования устойчивой правовой системы в нашей стране.

Значительно более четкого определения в договоре требует порядок его реализации в переходный период, обеспечивающий преемственность в работе органов государственной власти и управления. Без этого невозможно будет поддерживать хотя бы в минимальной степени функционирование народного хозяйства в чрезвычайно тяжелой кризисной обстановке, сложившейся в стране.

Все эти проблемы требуют, по моему мнению, дополнительного обсуждения на сессии Верховного Совета СССР, а затем, видимо, и на Съезде народных депутатов страны.

Без этого такой наиважнейший для судьбы нашего государства документ, как Союзный договор, не сможет в полной мере выражать волю советского народа о сохранении Союза ССР — великой державы, призванной служить интересам граждан всех национальностей и оказывающей серьезнейшее воздействие на международную обстановку во всем мире.


А. ЛУКЬЯНОВ
Председатель Верховного Совета СССР
16 августа 1991 года.


– Что твориться-то, а?! Чрезвычайное положение объявили… Государственный комитет…..

– Ты толком-то говори. Что стряслось? Какой ещё комитет?

– Сказали, Горбачёв болен, не может дальше руководить. Комитет государственный теперь вместо него будет. Павлов туда вошёл, Язов, Крючков… В общем, порядок наводить решили.

– Если просто болен, то зачем чрезвычайное положение тогда?

– А я, думаешь, понимаю? Твориться чего-то там, наверху. Даже у диктора голос был тревожный.

– Что Горбачёва отодвинули – это правильно. Язов, Крючков – они опытные руководители, ответственные люди. Раз создали такой орган – значит, надо.

– ГКЧП – молодцы! Они против Горбачёва выступают!

– Решились, наконец, прижать этих демократов. Добро!


В лагере "демократов" царил переполох:

– Совершён государственный переворот. Горбачёв отстранён. Может быть, даже убит. Власть захватила партийно-чекистская хунта: Крючков, Янаев, Язов, Пуго, Бакланов. В общем, мракобес на мракобесе. Ельцин, похоже, с ними - видимо, его купили. Хотят душить всё на корню: реформы, рынок, союзный договор. Пока не перебрали всех нас поодиночке, немедленно едем к Верховному Совету. Хасбулатов уже там.

– Едем… едем, конечно.

– Мне самому рано утром позвонил Филатов. Я только что от него. Вся наша фракция мчится сейчас в Белый Дом. Будем разворачивать там штаб. Войска в Москву пока не введены, но явно это вопрос времени. Здание пока пустое. Надо успеть. Потом, если полезут, весь мир будет наблюдать, как гебешная хунта штурмует демократический парламент.

– Надеюсь, не перекрыли ещё подходы…

– Так может, окружной дорогой поедем?

– Не паникуй, танки хунты ещё за городом. Быстрее едем, пока они сюда не заявились.


Вокруг здания Верховного Совета РСФСР на Краснопресненской набережной уже собирались сторонники "Демократического Союза".

– Граждане! Депутаты с вами! Белый Дом – центр сопротивления хунте! – сложив руки рупором, проорал с балкона Руслан Хасбулатов. – Через полчаса сюда прибудет Вице-президент России Александр Руцкой. Он – единственная в стране законная власть!

Разрозненные, робкие людские кучки возле Верховного Совета ещё не успели слиться в общую толпу. Речь Хасбулатова их вдохновила. Ободрённые, они захлопали в ладоши, загудели.

– Руц-кой! Руц-кой! – завопил со ступенек длинноволосый парень, маша бело-сине-красным флагом.

Клич охотно подхватили.

Коридоры, кабинеты, конференц-залы Верховного Совета заполнялись депутатами, их помощниками, сотрудниками аппарата российского правительства. Руцкой появился в Верховном Совете, точно полководец, сопровождаемый свитой штабных офицеров и адъютантов. С ним были Хасбулатов, Силаев, министр печати Полторанин, советники Бурбулис и Шахрай, ленинградский мэр Собчак.

Едва прибыв, он сразу же объявил о начале экстренной пресс-конференции.

– Будет важное заявление от имени российского руководства, – по-бычьи пригибая голову, пробасил он подлетевшим журналистам.

Газетчики и телерепортёры, в особенности иностранные, оживились радостно и деловито, зашелестели блокнотами, повытаскивали из карманов диктофоны. Пресс-конференцию Руцкой начал зловеще.

– Я не уверен, что президент СССР Горбачёв вообще ещё жив, – оглушил он, будто тяжким кулаком, публику.

Те ахнули.

– Этой ночью произведён государственный переворот. Верхушка Советской армии, КГБ и КПСС намеревается растоптать демократию и наш суверенитет. С ними широкий блок черносотенцев - от ЛДПСС Жириновского до фашистов из "Памяти". К великому сожалению, президент Ельцин присоединился к хунте и, насколько нам известно, сейчас находится в Кремле вместе с её руководителями. Готовятся аресты, расправы…

В тот же миг кто-то, встрёпанный и голосистый, влетел в конференц-зал и, усиливая ощущение всеобщей жути, завопил:

– Танки! Танки едут! Сюда!

Люди повскакивали с мест, крича и с грохотом опрокидывая на пол стулья.

– Куда? Куда едут?

– Сюда?

– К Белому Дому?


Руцкой захрипел, лицо его окаменело.

– Идите в безопасное место! Продолжим позже, – прорычал он, вставая и сам.

Imperial


УКАЗ ИСПОЛНЯЮЩЕГО ОБЯЗАННОСТИ ПРЕЗИДЕНТА СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК
О введении чрезвычайного положения в городе Москве


В связи с обострением обстановки в г. Москве — столице Союза Советских Социалистических Республик, вызванным невыполнением постановления Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР № 1 от 19 августа 1991 года, попытками организовать митинги, уличные шествия и манифестации, фактами подстрекательства к беспорядкам, в интересах защиты и безопасности граждан в соответствии со статьей 127-3 Конституции СССР постановляю:

1. Объявить с 19 августа 1991 года чрезвычайное положение в г. Москве.

2. Комендантом города Москвы назначить командующего войсками Московского военного округа генерал-полковника Калинина Н. В., который наделяется правами издавать обязательные для исполнения приказы, регламентирующие вопросы поддержания режима чрезвычайного положения.


Исполняющий обязанности Президента Союза ССР Г. ЯНАЕВ.
Москва, Кремль.
19 августа 1991 г.


ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 2
Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР

О выпуске центральных, московских городских и областных газет


В связи с введением с 19 августа 1991 г. в Москве и на некоторых других территориях Союза Советских Социалистических Республик чрезвычайного положения и в соответствии с пунктом 14 статьи 4 Закона СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения» Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР постановляет:

1. Временно ограничить перечень выпускаемых центральных, московских городских и областных общественно-политических изданий следующими газетами: «Труд», «Рабочая трибуна», «Известия», «Правда», «Красная звезда», «Советская Россия», «Московская правда», «Ленинское знамя», «Сельская жизнь».

2. Возобновление выпуска других центральных, московских городских и областных газет и общественно-политических изданий будет решаться специально созданным органом ГКЧП СССР.


Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР.
19 августа 1991 г.


ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 3
Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР


В связи с введением 19 августа 1991 г. в Москве и на некоторых других территориях Союза Советских Социалистических Республик чрезвычайного положения в соответствии с пунктом 14 статьи 4 Закона СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения» Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР постановляет:

1. Всесоюзной государственной телерадиокомпании, республиканским, краевым, областным телерадиоорганизациям в своей работе строго руководствоваться постановлениями Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР.

2. Возложить на руководство Всесоюзного совета по телевидению и телерадиовещанию в СССР и Всесоюзной государственной телерадиовещательной компании (Гостелерадио) координацию деятельности телевизионных и радиовещательных организаций на всей территории страны. Временно наделить Гостелерадио полномочиями в необходимых случаях приостанавливать или отменять указания местных органов власти, противоречащие задачам и принципам вещания в условиях чрезвычайного положения.

3. Временно ограничить перечень транслируемых из Москвы на всю территорию страны следующими программами:
— по телевидению — первой, второй и третьей программами Центрального телевидения;
— по радиовещанию — первой, второй, третьей и четвертой программами центрального Всесоюзного радиовещания;

Временно ограничить использование радиостанций союзного подчинения для трансляции рядом союзных республик своих радиопрограмм на зарубежные страны.

4. Программы республиканского телевидения и радиовещания передавать на территории соответствующей республики только по выделенным для этих целей каналам и передающим средствам.

5. Приостановить деятельность телевидения и радио России, а также радиостанции «Ор Москвы», как не способствующих процессу стабилизации положения в стране.

6. Передача программ телевидения и радиовещания общественных, коммерческих и других органов вещания, не входящих в структуру вещания, указанных в пунктах данного постановления, временно приостанавливается.

Минсвязи СССР и минсвязи союзных республик обеспечить приостановление излучения в эфир и передачу по кабельным сетям программ негосударственных органов вещания.

7. Действие выданных ранее регистрационных удостоверений на телевизионное и радио вещание прекращается. Порядок и сроки проведения перерегистрации органов телевидения и радиовещания будут сообщены дополнительно.

Поручить Минсвязи СССР взять под контроль все действующие и запасные центры и каналы связи и вещание на территории страны (включая и республиканского подчинения).

9. Гостелерадио и Минсвязи СССР во взаимодействии с руководством Всесоюзного совета по телевидению и радиовещанию создать временную координационную группу по регулированию телерадиовещания в стране, в том числе — в вопросах выделения частот, предоставления времени вещания и технических средств.

10. КГБ СССР, МВД СССР и их органам на местах принять дополнительные меры по обеспечению выполнения данного постановления.


Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР.
19 августа 1991 г.


Imperial


– Это что ж такое будет-то теперь, а?

– Что по телевизору, что по радио – ничего толком не объясняют. Заявления этого ГКЧП читают без конца – и всё, баста. С утра, говорят, вообще балет без перерыва крутили. У нас приёмник есть, “Голос Америки” поймать сумели. Так там передают, что в Москву войска ввели: пехота, танки. Народ толпами протестовать выходит, улицы перегораживает, баррикады строит. У Верховного Совета огромный митинг.


Imperial


– Какие ещё танки?! Какие войска? Да что ж происходит-то, в конце концов?

– Это что ж, стрелять по народу будут теперь?

– Ч-чёрт их знает! В Вильнюсе, в Баку стреляли.


Колонны Советской армии вошли в Москву ближе к обеду. Вообще говоря, условный сигнал "Над Форосом тучи ходят хмуро" подразделения Московского военного округа приняли вовремя - ещё в 6 часов утра. Однако возникли непредвиденные сложности - войска в это время действительно были "на картошке" и сигнал боевой тревоги застал их врасплох. Пока арестовали прогорбачёвских офицеров и политруков, пока добежали до арсеналов и парков, пока вывели технику, пока собрались в колонны, пока начали движение, пока простояли в пробках на въезде в Москву, немало перепугав дачников - прошло слишком много времени и эффект неожиданности был утерян. К "Белому дому" успело набежать до полумиллиона сторонников "демократии", которые окружили его плотным кольцом и начали строить баррикады.

Войска были деморализованы созерцанием огромной толпы, но не отступили. Пока что они ограничились блокированием "Белого дома" и стали ждать спецназ КГБ.

– Чего это они?

– Вроде не собираются стрелять. Встали просто и стоят.


Руцкой, не теряя времени, стал сколачивать боевые отряды:

– Боеспособные мужчины! Отслужившие в армии! Воины-афганцы! – выйдя на ступеньки главного входа, призывал он в мегафон. – Подходите в штаб обороны Верховного Совета. Штаб развёрнут на первом этаже. Записывайтесь в боевые дружины.

Он также отдал приказ МВД РСФСР - стянуть в Москву курсантов близлежащих учебных заведений, после чего выступил с балкона Дома Советов:

– Телевидение не дают. Радио не дают. Вот я зачитаю. Обращение к гражданам России от моего имени как Вице-президента РСФСР, от имени Председателя Верховного Совета Руслана Хасбулатова и главы правительства Ивана Силаева.

К гражданам России


В ночь с 18 на 19 августа 1991 года отстранен от власти законно избранный Президент страны. Какими бы причинами ни оправдывалось это отстранение, мы имеем дело с правым реакционным антиконституционным переворотом. При всех трудностях и тяжелых испытаниях, переживаемых народом, демократический процесс в стране приобретает все более глубокий размах, необратимый характер.

Народы России становятся хозяевами своей судьбы, существенно ограничивают бесконтрольные права неконституционных органов, включая партийные. Руководство России заняло решительную позицию по Союзному договору, стремясь к единству Советского Союза, единству России. Наша позиция по этому вопросу позволила существенно ускорить подготовку этого договора, согласовать его со всеми республиками и определить дату его подписания — 20 августа.

Такое развитие событий вызвало озлобление реакционных сил, толкнуло их на безответственные авантюристические попытки решения сложнейших политических и экономических проблем силовыми методами. Ранее уже предпринимались попытки осуществления переворота. Мы считали и считаем, что такие силовые методы неприемлемы, они дискредитируют СССР перед всем миром, подрывают наш престиж в мировом сообществе, возвращают нас к эпохе холодной войны и изоляции Советского Союза от мирового сообщества.

Все это заставляет нас ОБЪЯВИТЬ НЕЗАКОННЫМ ПРИШЕДШИЙ К ВЛАСТИ ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ КОМИТЕТ. Соответственно объявляются незаконными все решения и распоряжения этого комитета. Уверены, органы местной власти будут неукоснительно следовать конституционным законам и Указам Вице-президента РСФСР.

Призываем граждан России дать достойный ответ путчистам и требовать вернуть страну к нормальному конституционному развитию. Безусловно, необходимо обеспечить возможность Президенту страны Горбачеву выступить перед народом.

Требуем немедленного созыва Чрезвычайного Съезда народных депутатов СССР.

Мы абсолютно уверены, что наши соотечественники не дадут утвердиться произволу и беззаконию потерявших всякий стыди совесть путчистов.

Обращаемся к военнослужащим с призывом проявить высокую гражданственность и не принимать участия в реакционном перевороте.

Для выполнения этих требований ПРИЗЫВАЕМ К ВСЕОБЩЕЙ БЕССРОЧНОЙ ЗАБАСТОВКЕ. Не сомневаемся, что мировое сообщество даст объективную оценку циничной попытке правого переворота.


Вице-президент РСФСР Руцкой,
Председатель Совета Министров РСФСР Силаев,
Председатель Верховного Совета РСФСР Хасбулатов
Москва, 19 августа 1991 года


Прочитанное вслух воззвание встретили “на ура!”. Оно было лаконичным и абсолютно бескомпромиссным. Руцкой объявил ГКЧП противозаконным, потребовал от его членов незамедлительно освободить главу СССР Горбачёва и вернуть солдат обратно в казармы, призвал органы власти в РСФСР исполнять лишь его распоряжения как легитимного президента, призвал народ к всеобщей политической стачке и заверил всех, что политики Запада поддерживают его в борьбе.

– В переговоры с узурпаторами и преступниками я вступать не намерен! – басил он, гвоздя кулаком, точно молотом, воздух. – ГКЧП должен быть распущен немедленно! Всех заговорщиков следует предать справедливому суду.

Суровая речь руководителя России вдохнула в демонстрантов веру. Притихшие, подавленные полчаса назад, они теперь аплодировали, махали руками и триколорами.

– Руц-кой! Руц-кой! – неистовствовали тысячи глоток.

Военные улыбались в сконфуженной растерянности и редко, по-телячьи, хлопали ресницами.

СООБЩЕНИЕ
Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР


Руководители ряда региональных органов внутренних дел сообщают о том, что в адрес некоторых учебных заведений МВД РСФСР поступил приказ заместителя министра внутренних дел РСФСР об откомандировании в Москву сотен вооружённых курсантов.

По сути дела речь идет о создании незаконных вооруженных формирований, которые должны быть использованы в качестве инструмента силового давления на советское руководство.

Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР дал указание министру внутренних дел СССР безотлагательно провести по данному факту расследование.

Выяснилось следующее. Действительно, руководством МВД РСФСР такой приказ был дан. Исходя из него, к утру 21 августа в Москву должны вступить вооружённые формирования. Никакого сомнения в том, что это может стать
детонатором опаснейших взрывоопасных процессов в столице СССР, нет.

По поручению Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР министром внутренних дел СССР вышеназванный приказ отменён. Руководству школ категорически запрещено откомандирование курсантов. Информация доведена до соответствующих должностных лиц.

Руководители органов внутренних дел, не выполнившие приказ министра внутренних дел СССР, будут привлечены к строжайшей ответственности.


Агитаторы "Демократического Союза" сновали в толпе, раздавая людям наспех отпечатанные листовки.

– Прочтите, граждане. Не верьте государственному радио и телевидению. Оно в руках хунты.

Листовка, напечатанная на машинке крупным шрифтом, состояла почти из сплошных обвинений и призывов:

“Гражданин России! Члены так называемого ГКЧП – узурпаторы! Они совершили государственный переворот, желая ввергнуть страну назад в диктатуру и тоталитаризм. Не верьте их словам и заявлениям. Они – не спасители Отечества. Они – реакционная партноменклатура, стремящаяся сохранить привилегии любой ценой. Ради своих кормушек она готова проливать кровь соотечественников. Гражданин, не верь ни единому слову ГКЧП и примкнувшего к ним Ельцина! Исполняй распоряжения только законной власти – Верховного Совета РСФСР, Правительства РСФСР“.

– Значит, про танки, про солдат в Москве – всё это правда.

– Конечно, правда! Там же стрелять вот-вот начнут!

– Да не случится там ничего страшного! Ну потолкаются, погорлопанят на площадях… Что ж, по-твоему, номенклатура друг в друга стрелять по-настоящему начнёт?

– А танки? А войска?

– Ну, а что танки? Была б команда порядок наводить – давно б уж навели. И без танков, кстати, всяких. А-то выстроились на улицах и стоят, будто для парада. Цирк!


Ко второй половине дня от Верховного Совета, окружённого всё прибывающей людской массой уже столь плотно, что в её гуще только по торчащим над человечьими головами башням и орудийным стволам возможно было разглядеть столь испугавшие всех поначалу танки, во все концы Москвы устремлялись агитаторы, расклейщики листовок и прокламаций. Первым делом они подступали к военным:

– Ребята, вас подставляют! Не слушайте Язова, он вам лжёт. Не лейте кровь! Не выполняйте незаконные приказы!

Курящие возле бездеятельно стоящих вдоль тротуаров грузовиков и бронемашин офицеры отмалчивались, цедя иногда сквозь зубы:

– Нет у нас никаких приказов…

Агитаторы, не сводя с губ приклеенных улыбок, всё-таки переспрашивали с лёгким укором:

– В центр Москвы вошли – и без приказа?

Офицеры пожимали плечами, отворачивались.

– Это и был единственный приказ…

Причина была в разногласиях в самом ГКЧП.

Планом предусматривалось, что войска рано утром войдут в Москву и быстро займут Дом Советов. Одновременно с этим сотрудники КГБ интернируют Президента СССР, руководство России (кроме Ельцина) и видных деятелей демократического движения. В ночь с 18 на 19 августа были нейтрализованы: сам Горбачёв (он был заперт с семьёй в Форосе под сильной охраной и лишён связи), его ближайшие соратники (их пригласили от имени Джорджа Сороса в гостиницу "Москва" на какую-то встречу с представителями его фонда и там повязали), прогорбачёвски и продемократически настроенная часть военно-чекистского руководства (их с большой радостью скрутили собственные подчинённые) и часть руководства "демократов". Но, так как армия быстро сработать не смогла - пошла информация и большая часть руководителей России успела сбежать в Дом Советов.

Теперь военные и чекисты, которые хотели обойтись без крови, искали "крайних". Естественно, "крайней" виделась противоположная сторона.

В других местах всё шло, как по маслу. В Эстонии "Народный фронт" не успел даже пискнуть - армия сработала безупречно и уже в 7 утра Арнольд Рюйтель и другие лидеры сепаратистов потирали намятые бока на гауптвахте. Компанию им быстро составили Энн-Арно Силлари и прочие деятели из "самостоятельной" Компартии Эстонии.

В Латвии не понадобилось даже применение войск - рижский ОМОН прекрасно справился сам, за пару часов зачистив от фронтистов и айсзаргов столицу республики. Большинство из них оказались понятливыми и отделались относительно мягко - все камеры Рижского централа были переполнены. Более того - некоторые деятели из "Народного фронта Латвии" откопали попрятанные партбилеты и пошли в парткомы сдавать своих поддельников.

В Литве всё прошло не совсем гладко - дума "Саюдиса", до того как её членов арестовали чекисты, призвала народ к сопротивлению "оккупационной Советской армии" и боевики "Департамента охраны края" успели занять оборону в здании Верховного Совета республики до того, как до него доехали советские танки и БМП. Виноват был в этом полковник Фролов, который содействовал сепаратистам и всячески оттягивал выдвижение частей из казарм. Правда, для него это закончилось плохо - Литва входила в число регионов, где было введено чрезвычайное положение, поэтому там действовали законы военного времени и Особый отдел Вильнюсской мотострелковой дивизии с чистой совестью расстрелял офицера-предателя. Здание окружили и начали морить его "защитников" голодом, попутно разоружая остальных "борцов за свободу". Как только боевики поняли, что помощи ждать неоткуда, им волей-неволей пришлось сдаться. По республике прошла волна массовых арестов всех, кто хоть как-то был замешан в "национально-освободительном движении".

В Западной Украине Советской армии пришлось столкнуться с ожесточенным сопротивлением боевиков УНСО, которые вспомнили заветы своих предков из УПА и начали партизанить. Если с занятием городов особых проблем не возникло, то в сельской местности и Карпатах началось противостояние не на жизнь, а на смерть. Но то, что в этой борьбе победит армия - сомнений не было.

Рывок 14-й армии из Приднестровья в Бессарабию и молниеносный удар расквартированного в Кишинёве десантного полка не дали сепаратистам возможности даже осознать, что их песенка спета - фронтисты сдавались сотнями и покорно снимали со зданий румынские флаги, возвращая на свои законные места ненавистные им красные знамёна с серпом и молотом. Мирная жизнь была восстановлена за какие-то два дня.

Звиад Гамсахурдия и без того очень шатко держался у власти в Грузии, умудрившись рассориться со всеми, с кем можно. Поэтому, как и рассчитывали заговорщики, он не только не рискнул сопротивляться ГКЧП, но даже выполнил его распоряжения и разоружил "Национальную гвардию". Это, впрочем говоря, его не спасло от заслуженного возмездия, поэтому очень скоро Звиад обживался в одной камере с Эдуардом Шеварднадзе. А вот хитрый Аслан Абашидзе снова вышел сухим из воды - он быстро смекнул, куда дует ветер, и начал арестовывать аджарских сепаратистов десятками и сотнями.

Несмотря на всю ненависть друг к другу, армяне и азербайджанцы неожиданно нашли общую черту - обоюдное нежелание противостоять ГКЧП. Правда, группа смутьянов из "Народного фронта Азербайджана" попыталась было побунтовать, но закончилось это для них очень плохо. Кровопролитный конфликт за Нагорный Карабах наконец-то затих.

В остальных городах РСФСР, кроме Москвы, появление ГКЧП встретили скорее с любопытством, чем с недовольством. Люди устали от бардака и были готовы пойти хоть за Сатаной - лишь бы был восстановлен порядок. Первые действия ГКЧП были многообещающими, поэтому побунтовать попыталась только "демократическая общественность" Ленинграда и Свердловска. На этот раз милиция не стала с ними церемониться - в ход пошёл вооруженный резиновыми дубинками ОМОН, который разогнал демонстрации в поддержку Верховного Совета России. Зато стали собираться иные демонстрации - в поддержку ГКЧП.

Таким образом, почти на всей территории страны было восстановлено действие Конституции СССР. Осталось только разобраться с "защитниками Белого дома" и руководством России. Было решено сначала попытаться по-хорошему уговорить их разойтись, чтобы избежать кровопролития.

Президент РСФСР и исполняющий обязанности премьера-министра СССР Борис Ельцин лично приехал к окруженному Дому Советов и обратился к его "защитникам". Толпа встретила своего недавнего кумира свистом, проклятиями и криками, но постепенно успокаивалась. В своей простоватой, но напористой манере, Борис Николаевич втолковывал собравшимся, что они защищают не свободу и не демократию, а авторитаризм и диктатуру, что только ГКЧП может спасти страну от развала и обеспечить России подлинный суверенитет в составе обновлённого Союза.

Imperial


Добиться желаемого эффекта Ельцину не удалось, но всё же посеять зёрна сомнений в толпе получилось - она потихоньку начала редеть, люди уходили через Калининский мост восвояси и их никто не трогал. Но около 250 тыс. человек всё равно остались у "Белого дома". Они решили стоять до конца.

– Граждане, не расходитесь по домам! Не поддавайтесь искушениям и уговорам! Мы стоим за святое дело – за демократию, за свободу людей! Военные колеблются, среди наших противников нет единства. Чем больше нас здесь будет, тем меньше у них возможностей подавить нас силой. Граждане, эта ночь будет решающей. Не расходитесь! Будем вместе стоять до конца!

Демонстранты, разомлевшие от множества речей и выступления Ельцина, отреагировали вяло. Ораторы заметно утомили собравшихся. Вечерело. У баррикад, на брусчатке Горбатого моста разводили костры, стаскивая из окрестностей обломки скамеек, куски картона, всякий деревянный хлам. Бренчали гитары.

– Здесь говорят, что ночью может быть штурм...

– Не решатся, думаю. Неспроста Ельцин сегодня приходил - хотят без крови обойтись. Время не на их стороне, Александру Владимировичу сейчас политики всего мира звонят, выражают поддержку. Из Германии позвонили, из США. Буш прямо сказал: “Держитесь, Америка на вас молится”.

– Что ж тогда? Отступятся?..


Почти все, словно даже заводясь от прущей из нутра лихости, ожидали штурм, но час сменялся часом, а ни со стороны облепленного демонстрантами Горбатого моста, ни со стороны подступающего к дворовому фасаду сквера не слышалось ни фырчащих моторов, ни топота солдатских сапог, ни лающих выкриков офицерских команд. Только зажжённые окна Верховного Совета, точно воспалённые, больные глаза, подсвечивали августовскую ночь тревожащей желтизной.

– Позже, под утро могут нагрянуть. Когда глаза начнут слипаться у всех, – с беспокойством звучало у костров.

Утром в стане военных действительно началось оживление - после перепалок между Ельциным, Крючковым, Пуго и Язовым, было решено выдавить толпу с площади перед Домом Советов и зачистить здание. Операцию планировалось провести по возможности мирно, оружие разрешалось использовать только в целях предупредительной стрельбы. Однако всё прошло совсем не-по плану и завершилось непредсказуемо...

По Садовому кольцу двинулась бронетехника и грузовики с солдатами. Каждую проезжавшую мимо военную машину крыли бранью, вслед ей летели плевки.

– Перекрыть Садовое!

– Не пускать их к Дому Советов!

– Ишь, разъездились!


Ближе к перекрестью с Калининским проспектом толпа делалась гуще, злее. В пролетающие по кольцу БМП швыряли камни, пустые бутылки, металлический хлам. Солдат на них больше не было видно, они укрывались теперь внутри машин. Лишь из-за какого-нибудь откинутого люка, точно из лаза, настороженно выглядывала чья-нибудь голова.

– От Курского к Белому Дому танки пошли! Всё! Штурм! – принеслась вдруг откуда-то заполошная весть.

Десятки и сотни людей, бестолково голося, принялись метаться по обочинам, выбегали на проезжую часть, сами не понимая, как теперь быть: то ли прямо здесь же громоздить новую баррикаду, то ли немедленно бросаться на выручку к Дому Советов.

Какой-то толстый, курносый парень, выдрав из стоящей возле обочины бесхозной “шестёрки” створку бензобака, таращил округлые, кабаньи глаза:

– Сливайте бензин из машин! Пожжём гадов!

Бульварное кольцо в нескольких местах действительно пытались перегородить, но баррикады, наваливаемые неумело и наспех из попавшегося под руку хлама, выходили смехотворные. Бронетехника сносила их корпусами, даже не сбавляя скорости. Иногда из незадраенных люков тарахтели автоматные очереди, рассыпая пули поверх голов отпрыгивающих, отбегающих к обочинам манифестантов.

Однако ни лёгкость, с которой военные пробивали сквозь заграждения путь, ни предупредительная стрельба не устрашали и не разгоняли людей. Скорее даже раззадоривали, подстрекая нападать на военных и их машины ещё, но сноровистее. Охваченные истерией люди не верили, что вылетающие из стволов пули действительно способны кого-то из них убить. Стрельба распаляла их.

– Танки! Идут! Идут!

Большая колонна танков, бронетранспортёров и БМП продвигалась по туннелю под Калининским мостом. Там её уже ждала баррикада из перевёрнутых автобусов.

– Не пропускать! – загремел, будто боевая команда, уходя гулким эхом в тоннель, чей-то властный клич.

Десятки людей полезли на баррикаду. У её подножья людская цепь начала сцеплялись руками, образуя перед колонной живую стену.

– Не пропускать! – неистовствовали у выхода из тоннеля.

Возглавлявшая колонну БМП у самого завала сбросила скорость и, будто увёртываясь от застучавших по броне камней и палок, забрала влево, вкатываясь в небольшой проём между стенкой тоннеля и кабиной троллейбуса, который манифестанты не успели ещё забаррикадировать. Только так она и могла выбраться из-под моста, не тараня баррикаду с людьми.

– Прорываются! – завопил из цепи пышноволосый парень-шатен и кинулся к БМП.

Нескладный и совсем не боевитый на вид, он, однако, сумел с ловкостью вскарабкаться по броне к башне и, быстро раскатав матерчатый плащ, прикрыл им смотровые щели.

– Жги их! Бензин! Бензин! – кровожадно взревели с обочин.

БМП закрутилась на месте, скрежеща корпусом о стену тоннеля, ослеплённо тычась в преграждающий дорогу троллейбус. Колонна, закупоренная в тоннеле, словно в бутылке, встала.

– Жги! Жги! – нёсся отовсюду свирепый ор.

К незрячей машине ринулись люди с канистрами и бутылками наготове.

БМП резко сдала назад, но врезалась в столб опоры. Сейчас же отворился её задний люк, открывая взорам скрючившихся в стальном брюхе солдат. Пышноволосый парень пополз, распластавшись по корпусу, прямо к люку, рыча выставившемуся наружу бойцу что-то злое и матерное. Вокруг БМП бились, растекаясь по асфальту пылающими лужами, бутылки с зажигательной смесью.

– Сдавайтесь! Сожжём! – грозили с баррикады.

Солдат, хватаясь одной рукой за искорёженный люк и неуклюже держа автомат в другой, проорал что-то в ответ и дал неприцельную очередь. БМП снова провернулась вокруг оси и рванула вперёд. Парень, не удержавшись, слетел вниз и, глухо хряснувшись затылком об асфальт, конвульсивно заелозил по нему коленями и кроссовками. Взъярившаяся толпа напирала скопом, готовая растерзать солдат насмерть.

– Убиииили! Убиилиииии!

Солдат снова дал очередь, не целя, кажется, ни в кого. Пули, разлетаясь веером, визгливо рикошетили от асфальта, от стен тоннеля, от выступов баррикады. Кто-то свалился наземь.

Отползающая от баррикады, но не способная укрыться в запруженном колонной тоннеле, БМП зачадила, подожжённая попавшей, наконец, в корпус бутылкой с бензином. Солдаты полезли из всех люков наружу, но сразу угодили во власть остервенелого сброда. На них вылили из канистры бензин, ткнули горящей спичкой...

– Гори, г… коммунячье! – неистовствовал небритый мордоворот в спортивном костюме.

– Гори-гори ясно!.. – исступлённо хохотал другой, скача рядом в каком-то дикарском танце.

Из тоннеля был открыт шквальный автоматный огонь. Устремившаяся было туда толпа отпрянула, топча в суматохе ещё одного повалившегося с ног человека.

– Убийцы! Убийцы! – рыдали женщины, кляня уже сами не понимая кого.

Из-под моста раздавался громкий механический гул. Появилась ещё одна БМП, протаранившая баррикаду. Выбежавшие солдаты начали тушить своих товарищей, но, к сожалению, спасать было уже некого...

Этот инцидент в корне изменил всю ситуацию.

Войска, участвующие в штурме, вышли из-под контроля. По всей линии соприкосновения поднялась невообразимая стрельба. Танки, стоящие на набережной, открыли огонь по Дому Советов. Вскоре появились несколько вертолётов, которые ударили НУРС-ами по площади перед ним. Убитых и раненых никто не считал, разъярённые солдаты били по всему, что шевелится.

Imperial


Вице-президент РСФСР Руцкой и один из руководителей "Демократической России" Филатов погибли в собственных кабинетах. Тяжело раненного Руслана Хасбулатова от неминуемой смерти спасли особисты, которые буквально вырвали его из рук солдат и увезли в "Лефортово". Премьеру РСФСР Ивану Силаеву повезло больше - он успел по подземным коммуникациям выбраться из обречённого здания, незаметно добраться до американского посольства и укрылся там.

Imperial


Порядок удалось восстановить только ближе к вечеру, не обошлось без применения силы. Столько погибло в тот день людей - до сих пор осталось неизвестным. Трупы собирали, вывозили на грузовиках за город и закапывали в общих могилах. Родственникам "гвардейцев демократии" отказывали в эксгумации.

События в Москве окончательно деморализовали оппозицию. Почти все руководители "Демократического Союза", "Демократической России", "Народных фронтов" и других неформальных организаций уже сидели в тюрьмах, помещения и активы были конфискованы, а сами организации - запрещены.

К 21 августа ГКЧП смог полностью установить контроль над всей территорией страны. Наконец-то наступил относительный порядок...

Imperial


    Воспользуйтесь одной из соц-сетей для входа:
    [ Регистрация ]Для скрытия рекламы, зарегистрируйтесь на форуме[ Вход на форум
    © 2020 «Империал» · Условия использования · Ответственность · Визитка Сообщества · 24 окт 2020, 14:39 · Счётчики