Сообщество Империал: Epistulae militi - AAR'ы Total War: Rome II (Rome 2: Total War) - Total War: Rome II (Rome 2: Total War) - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

[ Регистрация ] · [ Авторизация ]

Рассказать друзьям



Информация об авторе

  • Автор: primipilaris

Информация по статье

  • Добавлено: 11 Ноя 2013, 02:16
  • Просмотры: 469

Дополнительно

Репутация: 2
Epistulae militi

Описание: ...история одного легиона....

Письмо I
Лугдун
за 4 дня до декабрьских календ
в Рим

     Марк приветствует Луция!


     Ты часто и в письмах, и некогда при личной встрече, расспрашивал меня о тех днях, когда я командовал Третьим Аполлоновым легионом в землях бриттов, об обычаях тамошних племен, об истории славного легиона вообще...Раньше я отделывался от подобных расспросов немногими словами (о! словесная скупость воина!), но теперь решил, будучи в стороне от государственных дел и обладая досугом, в последующих письмах (ибо лишь Янусу ведомо время нашего свидания) к тебе поведать историю Legio III Apollinaris, безыскусным языком в меру сил своих рассказать о его победах и поражениях, о славе, приобретенной в сражениях, и о страхе, нагоняемом им на врагов римского народа.

     Сведения, мною сообщаемыми, черпались как из устных рассказов участников различных войн (и римлян, и чужеземцев), так и из походных записей префекта лагеря и корникулярия, а также из собственной памяти, в ущерб которой не пошел даже мой возраст. К тому же о нашем легионе успели упомянуть многие именитые авторы, имена коих в своем месте будут произнесены.

     Извини мою прежнюю, если так можно выразиться, немоту и излить, наконец, мысли и чувства о жестокостях войн, ведущихся без начала и конца, коварстве мирного времени, героических деяниях доблестных мужей и подлости негодяев, место коим под солнцем найдется во все времена. Возможно, моя старческая болтливость покажется тебе чрезмерной...Прошу простить и этот мой теперешний порок...Видишь ли, век людской короток и многое нужно поведать потомкам, пока хватит сил и срока, отпущенного роком, поделиться с тобой, еще совсем юным и лишившегося отца в столь раннем возрасте, приобретенными знаниями и опытом. Несомненно, что дядя Гней должным образом занимается твоим образованием, но и рассказы деда о былых походах и военном деле не будут лишними и восполнят недостаток "марсовых" уроков в изнеженном Риме.

     Хочется надеяться, что пример доблести предков наших, явленный в сих письмах, да не пребудет в забвении и подтолкнет и тебя, дорогой Луций, чрезмерно предающегося греческой учености, вступить на путь, коим ходили древние испокон века - службе Отечеству на поле брани. Трудна, терниста и опасна эта дорога, но светла, славна и угодна богам, полезна республике.

     Уверен, что мои изыскания не пребудут в безвестности, и образ Третьего легиона, мною очерченный, пребудет вечно живым.

     Будь здоров!

Письмо II

Лугдун
канун январских ид
в Рим



Марк приветствует Луция!

     Прости мое долгое молчание, Луций. Суетные заботы бренного мира людского отнимают остатки того короткого срока, что мне еще отпущен богами: требуется присутствие при составлении завещания в одном месте, другому нужен совет при покупке имения, необходимо также сказать похвальное слово отошедшему в Аид куриалу...Но вот, кажется, я оставлен всеми в покое и могу предаться своим изысканиям...
... В своем письме ты упоминал о том, что Аврелия захворала. Как она? Ты ведь знаешь, как сильно переживаю я за вас всех. Если требуется, отправлю своего раба-галла, отменного врачевателя, получившего от своих предков обширные познания в деле лекарства. Своими припарками и настоями он не раз ставил меня на ноги...

     Но пора вернуться к тому замыслу, коим я охвачен. Думаю, не займет много времени, если расскажу о ранних годах нашего государства. Ты спросишь меня, зачем же углубляться в такую седую старину, да еще в времена, предшествующие появлению легиона на свет? Такое копание в ветхих событиях далекой древности позволит тебе увидеть, как Римское государство, тогда еще юное, превратилось в могучую державу; ты поймешь, в какое тревожное время явился Третий легион, и как он мало-помалу набирал силу и славу, в конце концов став низвергателем царей, покорителем народов и самым известным легионом Римского государства, приводящим врага в трепет при одном упоминании своего великого имени...

     Как известно, Ромул по основании Города, установил царскую власть и собрал сенат. После него Римом правили поочередно шесть царей, пока Тарквиний Суперб не был свергнут доблестным Брутом, положившим конец отвратительной тирании и установившим консулат. В течение двух столетий Рим расширял границы своих владений в Италии, сокрушая самнитов, этрусков, луканов, греков и пришедшего им на выручку Пирра. Победа над последним как раз и предшествовала тому времени, с которого я и начну рассказ о Третьем легионе.

     По изгнании эпирского царя вспыхнула с новой силой едва теплившаяся война с союзом этрусских городов, расположенных к северу от Лациума. Ведущее положение в этом "десятиградье" занимали Вольтерра и Ариминум. В поход на этрусков был отправлен Луций Юлий Либон с Legio II Augusta. Вольтерра была захвачена первым же наскоком, через два года пал Ариминум, а еще через 12 лет в битве сухопутной и морской одновременно и Алалия, последнее владение некогда могущественнейшего народа Италии, теперь объединенной властью римского народа и сената. Так всем был явлен пример того, как один легион римлян способен покорить обширное государство. В дальнейшем Legio II Augusta не снискал большой славы и стоял гарнизонами в Африке, но об этом поведано будет в свое время...

Римская республика в год основания Legio III Apollinaris

Место первоначального расквартирования легиона
     
И тут мы подступаем к тому моменту, когда родился Третий легион. В 496 году от основания Города, в год взятия Алалии, в майские календы, счастливый день, на поле у Вольтерры были собраны на церемонию вручения сигнумов новобранцы легиона. Там же приняли присягу. Трибуны выбирали самого крепкого и доблестного из набранных, тот выходил перед строем и приносил клятву повиноваться приказам командиров и в меру своих сил выполнять их. Все прочие выходили вперед перед строем и клялись поступать так же, как клялся в том первый. Позднее в sacramentum добавились слова: "клянусь в том, что страх не заставит меня ни уйти, ни бежать, что я не покину строй, разве только чтобы взять или поискать оружие, чтобы поразить врага или спасти товарища". В нынешних легионах в начале присяги произносится "клянусь перед бессмертными богами и величием императора, что буду делать старательно все, что прикажет мне император, никогда не покину военной службы и не откажусь от смерти во имя Римской республики".

     Далее трибуны распределили всех по манипулам (когорты были введены много позже) гастатов, принципов, триариев. К ним были приписаны велиты с левисами. В наше время гастат, принцип и триарий - это лишь воины первого, второго, третьего ряда соответственно, одинаково вооруженные и обученные, но в ту эпоху ими обозначались не только воины тех или иных рядов. Различалось как их вооружение, так и возраст, положение в цивитас и степень богатства. В гастаты набирали людей молодых и проворных, но бедных, которым не хватало денег на покупку панциря и поножей, принципами становились зажиточные граждане, в расцвете лет, крепкие духом и телом. Гастаты защишали тело скутумом и бронзовым нагрудником и шлемом, принципы же имели помимо скутума и шлема, украшенного перьями или конским волосом, еще и кирасу, или кольчугу, и поножи. Триарии - это ветераны многих кампаний, краса и гордость любого легиона, их опыт в бою был незаменим. В отличии от вооруженных мечами и пилумами гастатов и принципов, триарии сражались копьями, а во время боя находились в резерве, сидя на земле и выставив вперед щиты и гасты, дабы летящие во все стороны метательные снаряды ненароком не навредили им. Велиты и левисы - беднейшие воины, которым не хватало денег на покупку тяжелого снаряжения, вооружались легкими дротиками да камнями, сражались в рассыпном строю перед главным строем легиона; вместе с молодыми гастатами они изнуряли противника. Затем вступали в бой принципы и довершали разгром врага. Триариев вводили в бой только в случае крайне необходимости, и хороший полководец старался не доводить дело до этого. Конницы было мало, а Третий легион не имел ее вовсе очень продолжительно время. Лишь преторский отряд легата сражался верхом.

     Что касается названия Третьего Аполлонова, то легион получил его по следующим причинам. Прозвище Аполлонов дано было потому, что сигнумы освящались в древнем храме Аполлона в Вольтерре. По преданию, передаваемому этрусками, еще Геркулес заложил фундамент этого святилища, когда гнал стада Гериона к Эврисфею. И действительно, основание храма сложено из огромных каменных глыб, какие ни простому смертному, ни десятку волов сдвинуть было б не под силу. Итак, до этого римляне обходились лишь двумя легионами - Первым Италийским и Вторым Августовым, и третий по счету легион должен был по замыслам консулов и сената стеречь рубежи Италии от беспокойных галлов долины Пада и набегов иллирийских разбойников (потому и символ легиона есть истинно латинский - молодая волчица), пока Первый легион стоит в Великой Греции и предотвращает всякие попытки Эпира посягнуть вновь на римские пределы, а Второй легион сражается с этрусками и расширяет владения римского народа. Но судьбе было угодно, чтобы Legio III Apollinaris стал всесокрушающим мечом римлян. Как это произошло ты и узнаешь из моих писем, дорогой Луций.

М.Атилий Регул - первый легат /legatus legionis/ Legio III Apollinaris


     Как упомянуто мною выше, первым легатом стал Марк Регул из возвысившегося плебейского рода Атилиев. В юности Регул успел поучаствовать в Пирровой войне и отличился в сражении под знаменами Мания Курия. После долгих лет, проведенных в войсках Регул пристрастился к игре в кости и язык его стал острее сирийского кинжала. На форуме и в курии он не стеснялся своих воинских привычек, и то и дело бросал сочное словцо, чем немало смущал степенных сенаторов. В войсках его почитали, ибо был Регул строг, но справедлив, и в походе он шел впереди войска, сам подбирая удобные места для стоянки. Не гнушался он и тренировок, участвуя в них наравне со всеми.

     Не успела закончиться Этрусская война, как разгорелась война Пуническая. Сенат, помня коварство карфагенян, возжелавших овладеть Тарентом, осажденном тогда римлянами, и введших свои корабли в тарентскую гавань, решил покарать тех, кто, надев личину дружбы, хотел нанести ущерб Республике. Свои намерения сенаторы держали втайне, открыто войны не объявляя. Задумывалось, что Августов легион сядет на суда в Алалии и атакует пунийский Каралис, беззащитный город, пользуясь внезапностью. Но планам этим не суждено было сбыться, ибо Корсика долго не могла привыкнуть к римской власти, и постоянное присутствие войск на острове являлось необходимым условием сохранения порядка и обеспечивало повиновение населения. В Консентии Италийский легион стерег Проливы, зорко наблюдая за Эпиром, да и пуны при открытии военных действий могли совершить нападение из Лиллибея. Иное положение открывалось при взгляде на север, где галлы и лигуры смирились с покорением своих союзников-этрусков, обязались не вторгаться во владения Рима и сами предложили вести торговлю между нашими народами. Так, сама судьба указала на Третий легион. Ему и был дан приказ отправляться в тайный сардинский поход, о коем расскажу в дальнейшем.

     Рассказывают, что при приближении вестника на сигнум, из которого начала вдруг сочиться кровь, уселся неизвестно откуда взявшийся орел. Гаруспик тут же возвестил о том, что легион ждет великая слава, но приобретена она будет тяжелыми трудами и большой кровью.

     Будь здоров!
Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.


      Стиль:
        03 Дек 2016, 12:35
    © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики