Сообщество Империал: [AAR] Завещание султана. Часть 2 - AAR'ы Medieval 2: Total War - Medieval 2: Total War - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Информация об авторе

  • Автор: ANDRIANNICK

Информация по статье

  • Добавлено: 09 Окт 2014, 21:36
  • Обновлено: 22 Дек 2014, 05:44
  • Просмотры: 358

Дополнительно

Репутация: 1
[AAR] Завещание султана. Часть 2

Описание: [AAR] Война за Аль-Андалус или полумесяц против креста
Глава 3

Несмотря на то, что нашествия крестоносцев продолжались, и надо было срочно защищать столицу, необходимости расширения границ султан Тамим тоже уделял большое внимание. От своих лазутчиков и купцов он знал, что недалеко от восточного побережья Аль-Андалус лежит несколько гористых островов. Мореплаватели называли их Балеарскими островами.

Несколько местных поселений оставались независимыми, но были бедны и от этого занимались морским разбоем. Султан поручил своему племяннику, эмиру Дении Хазему, снарядить флот, захватить острова и установить на них власть Зиридского государства. И смыслил он, что при разумном управлении эти жалкие поселки нищих пиратов будут важными центрами морской торговли.
Не оставлял Тамим ибн Зири и попыток заключить союзный договор с соседними мусульманскими государствами. В соседствующую с Гранадой крепость Альморавидов Малага неоднократно отправлялись послы с богатыми дарами и дружескими предложениями. Однако заключение союза все откладывалось из-за хитрости Альморавидов: они охотно принимали в дар Зиридское золото, но, тем не менее, но постоянно отвергали их дружескую руку.
Повинуясь приказу султана, Хазем выделил для захвата Балеар отряд воинов, хотя гарнизон Дении тоже был совсем невелик. Его командир амир Шадид успешно справился со своей задачей, сполна оправдав возложенное на него доверие. Добравшись до Ивисы, самого западного из островов, он разбил толпы плохо вооруженных островитян, осадил и вскоре взял штурмом одноименную крепостцу, защищенную только деревянным частоколом. Оставшаяся часть острова быстро сдалась. Посланец спешно отплыл к султану с радостной вестью.
Три вражеских нашествия за короткое время отразил город Гранада. От него без оглядки бежали оставшиеся в живых арагонцы, венецианцы и кастильцы. Но сейчас столица государства находилась в очень затруднительном положении: отбивая эти нападения, гарнизон понес серьезные потери в людях, укрепления были тоже повреждены. А тем временем от лазутчика Абу Бастума, следящего за положением дел к востоку от Гранады, пришло донесение, что к городу приближаются еще две большие армии крестоносных захватчиков. Это были генуэзцы Умберто и бургундцы графа Арнольда.

Тогда Ан-Насир был вынужден отправить срочное послание своему брату султану Тамиму и просить от него помощи, однако было понятно, что вряд ли он успеет вовремя. Поэтому эмир города предпринял меры, чтобы привести в боевую готовность хотя те силы, которыми располагал. Большим подспорьем для него тут оказалась помощь Амира Аль-Гассани. Этот молодой гранадец из хорошей семьи осенью 1051 года женился на младшей сестре султана Тамима Лейле. Он подавал большие надежды, так как был умен и храбр, да и в военном деле разбирался хорошо. Совместными усилиями им удалось пополнить городские отряды новобранцами и обучить их обращению с оружием. На это ушли последние деньги из казны, и на починку поврежденных стен средств уже не было.
Лазутчик Абу Бастум продолжал наблюдение за неторопливо продвигавшимися крестоносцами и время от времени сообщал эмиру Ан-Насиру новые сведения об их силах.

В 1052 году город получил от него очередное известие: генуэзцы заблудились в горных проходах, в результате более удачливые бургундцы обогнали их. Абу Бастум сообщал, что у их вождя графа Эльзаса Арнольда хватает храбрости и личного воинского умения, но он не очень хорошо справляется с управлением армией, так как спесив и самонадеян без меры.
Зимой 1052 года Гранада была окружена врагами в очередной раз. Спустя несколько недель число врагов удвоилось, это армия генуэзцев тоже добралась до города и стала лагерем в некотором отдалении от стен. Общая численность крестоносного воинства достигала двух с половиной тысяч человек и превышала войско Гранады почти в три раза.

Положение города становилось все незавиднее. По мере того, как таяло продовольствие, боевой дух горожан падал, приближался голод. На помощь султана рассчитывать было тяжело и в городе росло уныние. Жители проводили и дни и ночи вооруженными, страшась неожиданного нападения. Тех, кто не хотел больше выносить тягот осады, становилось все больше; то там, то сям собирались люди и вели позорные разговоры: «Города нам не удержать… он вот-вот падет! Мы окружены врагами отовсюду, и они пойдут на штурм не сегодня, так завтра. У нас не хватит сил защитить его… Бесчестье на голову Альморавидов! Единоверцы не поддержали нас, не помогли отразить неверных! Султан далеко, он не успеет прийти на помощь… Мы оставили свою старую родину в Ифрикийе, а теперь близки к тому, чтобы потерять и новую. Аллах оставил нас… О, горе нам, правоверные! Погибнем мы, погибнут ислам и мусульманская вера, и в этом нет ничего хорошего!»
И все чаще слышались такие разговоры, а самые жалкие и малодушные из людей высказывались даже за добровольную сдачу города. Но о таких преступных речах Ан-Насиру каждый день сообщали его верные соглядатаи. Чтобы не допустить самого худшего развития событий, городские власти приняли соответствующие меры. За недостойные разговоры на всеобщее поругание на городских площадях были выставлены несколько трусов. Амир Аль-Гассани, человек речистый, выступал перед жителями без устали. Разжигая в них боевой дух страстными речами, он призывал Аллаха, да будет он превознесен, взывал к их стойкости, требовал проявить мужество и стойко выдерживать невзгоды. Решительными действиями порядок в городе был восстановлен, горожане снова воспряли духом.
Блокада города продолжалась.

Враги построили свои осадные машины, но все еще не начинали штурма. Главная беда их заключалась в том, что они не смогли заключить такого соглашения, чтобы им действовать сообща. И граф Арнольд, и синьор Умберто осыпали друг друга упреками, что каждый так и норовит загребать жар чужими руками. Большие споры у них вызывал дележ грядущей добычи, а главное – кому после взятия достанется город в качестве вассального владения. Даже подчиненные пытались примирить их, но они не соглашались на это и все больше разгорячались. Заключить между собой мир и решить дело так, чтобы довольными остались оба, у них так и не получилось. Считая и деля между собой еще даже не захваченную добычу, христиане чуть не вступили в столкновение между собой. В итоге Арнольд заявил, что возьмет Гранаду самостоятельно. Он был у города первым и в состоянии одержать победу своими силами, а Умберто пусть не мешает ему. Тогда Умберто, у которого было меньше войска, чем у Арнольда, решил, что благоразумнее для него будет послушаться, хотя втайне он был сильно недоволен этим.

Генуэзцы отступили, а в марте 1053 года воспламененные проповедями священников под прикрытием густого тумана бургундцы – да проклянет их Аллах! - начали штурм. Не обращая внимания на тучи стрел с городских стен, они с победными криками бросились в яростную атаку.

Наступающие несли большие потери, но упорно продвигались вперед. К городским укреплениям одновременно были подведены осадные лестницы, башни и тараны. Кое-где врагу удалось закрепиться на городских стенах, но его ударный отряд прочно завяз в строю гранадской пехоты в городских воротах.
Спойлер (скрытая информация)

Граф Арнольд тщетно требовал усилить натиск - его воины не могли пробить железный строй опытных копейщиков Зиридов. Кичливый бургундец совсем позабыл, что военачальнику безрассудно лезть вперед. Он бросился в гущу битвы, надеясь увлечь воинов за собой личным примером, и был немедленно убит.

На боевой дух бургундцев сильно повлияла гибель их хвастливого вождя. Взять командование на себя не решился никто из его блестящей свиты; крестоносцы были выбиты из города и сброшены с городских стен. Вскоре они начали отступать и под напором защитников пустились в бегство: каждый думал только о своем спасении.
Окрыленные приближающейся победой мусульмане преследовали и убивали беглецов, пока сами не свалились от усталости. Во время преследования пало едва ли не больше врагов, чем во время боя. Сотни тел устилали пространство перед городом. Урон, нанесенный врагам, был огромен. Ан-Насир приказал сосчитать павших врагов, и их оказалось около тысячи, а 167 человек были взяты в плен. Потери Зиридов в этом бою составили всего 208 воинов, из которых часть вскоре вернулась в строй.
Под ликование Гранады оставшиеся в живых бургундцы отступили в полном беспорядке. Их соратники по походу, генуэзцы, тоже радовались их поражению. Долгожданная победа, как они думали, теперь сама шла им в руки. Гарнизон города лишился значительного числа бойцов, а оставшиеся были изранены и изнурены тяжелой битвой. Сейчас у города они были одни, ибо их соперники бежали. Они поздравляли друг друга за долгое терпение и, не давая Зиридам времени залечить раны, спешно заканчивали приготовления к штурму.
Однако и надеждам генуэзцев на легкую добычу сбыться было не суждено. Боевой дух защитников был силен как никогда и они не собирались сдаваться на милость победителя. Пусть гарнизон и опять уменьшился, зато после последних сражений в нем прибавилось опытных, проверенных бойцов. Аллах, да будет ему слава, предопределил их победу. Бой продолжался от рассвета до вечера. И была битва эта страшным, ужасающим несчастьем для врагов.

Спойлер (скрытая информация)

Умберто и другой командующий войска генуэзцев – консул Генуи и Милана Леоне – приняли смерть, а были они знаменитейшими из их рыцарей. Тут на подуставших, оставшихся без руководителей крестоносцев внезапно обрушилась прекрасно вооруженная и обученная свежая конница Амира Аль-Гассани и Ан-Насира, до этого долго выжидавшая удобного момента. Таранного удара большой массы конных латников генуэзцы не выдержали, их строй рассыпался. Их преследовали долго и успешно, так что все окрестности оказались завалены трупами. И спастись удалось только тем немногим, у кого были лошади. Мусульмане захватили большую добычу, множество знамен поверженных врагов были торжественно доставлены в город и вывешены на городских стенах в знак превосходства победителей над побежденными.
Султан Тамим, несмотря на то, что спешил на помощь так быстро, как могло его пешее войско, подошел к городу только тогда, когда остатки нападавших уже рассеялись, и не осталось даже слуха, где искать их. И узнав, что город по-прежнему в руках Зиридов, а врагов уже нет поблизости, он удивился и сказал своим эмирам; «Посмотрим же, как справился мой брат, которого я оставил наместником». А увидев, что его родственники Ан-Насир и Амир Аль-Гассани успешно осилили врагов и проявили себя с наилучшей стороны, он был доволен и сказал так: «Вижу, что есть здесь те, кому можно поручить управление и всей страной». И тогда он отличил, приблизил к себе и наделил дарами и поместьями многих гранадских воинов за верную службу.
Однако после многомесячной изнурительной осады город с трудом приходил в порядок. Годы почти постоянной осады крестоносцев сильно повлияли на его достаток, и это сильно опечалило султана Тамима. Много жителей погибло от голода или в боях на стенах города, большой урон понесло сословие именитых гранадских купцов, так что почти перестала приносить прибыль торговля. В очередной раз были разрушены и нуждались в срочном укреплении башни и стены, многие городские здания. Город обеднел, и это было большим несчастьем для государства.
Война истощила казну султаната. Возрождение нормальной жизни в Гранаде требовало больших денег, которых не было. И из-за этого сердце султана постигла большая забота. Повышать налоги он не хотел, так как всегда был внимателен к нуждам населения государства, делал ему только добро и всячески благодетельствовал. Чтобы изыскать средства, необходимые для возрождения Гранады, султан Тамим задумал подчинить соседние с ней области Рейно де Кордова и Ла-Манча и сделал приготовления к походу.
Мятежники, селившиеся в городе Кордова, уже много лет не видели у своих стен чужих войск, а поэтому начинали проявлять независимость и грубость по отношению к соседним сильным властителям. После того, как мятежники отказались добровольно подчиниться и платить дань, султан решил наказать их, как ослушников, и установить в этом краю господство Зиридского государства. Зимой 1055 году он во главе войска огнем и мечом вторгся в область Кордовы.
Мятежники, полагаясь на свою численность, решили выйти ему навстречу большими силами. Это было большой дерзостью с их стороны, за что они и поплатились. Прежде султан дал им сражение у стен города, и за счет лучшей организации и дисциплины войска победа была достигнута. Лично участвуя в бою, султан вдохновлял своих воинов. Опрокинув центр вражеского ополчения, Зириды загнали мятежников за стены. После поражения в поле защитников у Кордовы осталось не слишком много, да и то это были почти одни крестьяне. Вскоре город был взят и чтобы люди не затаили на султана вражду и ненависть, он проявил к ним свое милосердие.
Победоносное завершение похода возместило многие затраты султана, так как доходы казны теперь умножились. С падением Кордовы весной 1055 года власть Зиридов распространилась на всю область. Эта победа оказалась последним свершением в славной жизни султана Тамима ибн Зири!
Султан, никогда до этого не сетовавший на здоровье, неожиданно заболел по дороге из Кордовы в Гранаду и никто не мог сказать, отчего это произошло. И сначала он не обращал никакого внимания на болезнь, пока не почувствовал, что стало ему гораздо хуже. Тогда врачи пришли к нему, и он сказал им про свою болезнь. Осмотрев султана, искуснейшие из врачей сказали ему: «Клянемся Аллахом, никакое лечение уже не подействует, и нет средства для твоего выздоровления».
Почувствовав приближение скорой смерти, султан Тамим собрал в Гранаде своих родственников, всех эмиров и начальников и сказал им: «Да будет слава тому, кто определяет судьбу и назначает срок кончины! Много лет прошло, как я в первый раз увидел страну Аль-Андалус и возжаждал, чтобы она навек принадлежала народу нашему, и жили тут вечно наши потомки. Теперь же, когда близка моя кончина, поклянитесь в мой последний час, что останетесь здесь навсегда и будете воевать за эту землю, пока существует государство Зиридов и мусульманская вера». Эмиры воскликнули: «Слушаем и повинуемся, ибо мы рабы нашего господина, послушные и покорные».
А потом, указав им на своего сына Сейф-ад-Дина, султан сказал: «Кто повинуется мне, теперь пусть повинуется и ему и следует его приказаниям, ибо он взойдет теперь на престол нашего государства». И он приказал им поклясться на Коране, что они будут трудиться для укрепления страны, никогда не предадут его сына и не составят против него злодейского заговора.
И все эмиры и воины, поцеловав перед Сейф-ад-Дином землю, единодушно изъявили ему покорность и согласие служить, а он хорошо обошелся с ними.

Достойный сын Ибн Муизза, воздвигатель справедливости и добрых дел, храбрый в бою и великодушный к побежденному противнику, грозный и милосердный, скончался зимой 1056 года, любимый подданными и овеянный славой выдающегося правителя, да помилует его Аллах.


Читать 3-ю часть ААРа
Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.




      Стиль:
        06 Дек 2016, 22:57
    © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики