Сообщество Империал: Короткие истории жителей мира Rome II TW. Часть 2 - AAR'ы Total War: Rome II (Rome 2: Total War) - Total War: Rome II (Rome 2: Total War) - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Информация об авторе

  • Автор: ingar

Информация по статье

  • Добавлено: 03 Янв 2015, 16:02
  • Обновлено: 03 Янв 2015, 19:51
  • Просмотры: 341

Дополнительно

Репутация: 1
Короткие истории жителей мира Rome II TW. Часть 2

Описание: Охи, ахи и восторги. Приколы. Мистика.
Сегодня я расскажу вам жуткую историю, которую мне поведал мой дедушка. Он так образно описывал то, что приключилось с ним по молодости, что я вижу эти сцены настолько ясно, как будто сам принимал в них участие. Достоверность его рассказа подтвердить некому, поэтому верить или нет - на ваше собственное усмотрение. От себя лишь добавлю, что верю деду. Даже спустя много лет, находясь далеко-далеко от места описываемых событий, он всегда бледнел и косился по темным углам, когда по нашей просьбе начинал в сотый раз пересказывать эту историю. Расскажу так, как слышал от него.

Атака арвернов-мертвецов
Часть 1

В юности мне, малята, повезло попутешествовать и даже послужить во вспомогательной легкой коннице, сопровождавшей римский легион, пришедший на земли наших воинственных соседей-арвернов. Об этих диких лесных жителях много страшного рассказывали, и все наши побаивались соваться дальше пограничной реки в их темные чащобы. Кое-кто поговаривал, что арверны даже не совсем люди... Мда...

Так вот. Шел как-то наш легион по арвернским владениям. Проводники предупреждали легата, что дальше будет долина, зажатая с обеих сторон поросшими густым лесом холмами - идеальное место для засады. Кроме того, по этой дороге есть дурное место: у старого корявого дерева, завитого в спираль, неожиданно выпирающие из холма скалы по правую руку от дороги, где уже неоднократно пропадали бесследно не только одиночные путники, но и целые отряды.


Глупый римлянин только посмеялся нашим страхам и отдал приказ идти вперед. Не смутило болвана и происшествие, приключившееся прямо при выходе отрядов из лагеря - две черные хищные птицы с клекотом, похожим на смех старухи, атаковали белую голубку прямо над нашими головами. Черно-белый клубок птиц, рассыпая перья, скрылся за верхушками деревьев как раз по направлению у тому месту.

Даже римлянам-легионерам и греческим пикинерам, не знакомым с местными реалиями и то, чувствовалось, стало не по себе от увиденного. Что уж говорить о нас... Но день был солнечный и яркий, приказ командира, считавшегося одним из самых злобных римских псов, не щадившим ни своих, ни чужих, нарушить никто не решился. Понадеялись проскочить гиблое место засветло. Мда... Лучше бы мы ослушались старшего по званию...

И, вот, к обеду мы добрались как раз до этого страшного места. Несмотря на солнце и яркий день, вокруг стояла зловещая тишина - ни птицы не чирикали в ветвях, ни кузнечики не трещали под ногами в высокой траве. Всем было не по себе. Никто не просил привала. римляне и греки, наслушавшись от нас за часы ходьбы кучу историй об арвернах, стремились проскочить узкое горлышко между холмами побыстрее. Наш легион походным порядком втянулся в эту чертову долину.



А легат, демонстрируя презрение к "старушечьим бредням", как он назвал наши рассказы, ехал впереди, окруженный такими же чванливыми стражниками.


И вдруг в этой звенящей тишине, прямо давящей на нас как мешками с песком, что-то неуловимо изменилось. Это почувствовали все мои товарищи по строю, у меня даже волосы на руках вдруг ни с того, ни с сего поднялись дыбом. А у некоторых кони заржали как безумные и стали плясать под седоками, норовя сбросить их и не слушаясь поводьев.

Мы увидели, выехав из-за поворота, те чертовые скалы. Над ними кружила черная птица и клекот ее больше совсем не был птичьим. Это был мерзкий, скрипучий старческий смех! Смех, в котором каждый различил что-то такое, чего в нашем мире быть не может! Первые ряды легиона разом остановились, тревожно оглядываясь по сторонам и хватаясь за рукояти мечей.

- Вперед, трусы! Вперед, собачьи дети, плавники протухшей рыбы вам в глотку! - Закричал легат, ожигая ближайших пехотинцев плеткой по плечам и спинам. Колонна нерешительно качнулась и опасливо двинулась вперед.

Наша ала находилась в середине строя, но все мои товарищи до боли в глазах всматривались вперед, выискивая в густом кустарнике опасность в голове колонны. А я как-то случайно посмотрел вбок и увидел прямо в 50 шагах от себя, как из листвы материализуются враги. Словно ниоткуда возникали мечники с длинными мечами, копейщики, все в хорошей новой броне, с чистым блестящим оружием. Меня поразило, насколько чисты их одежды! А, ведь, накануне лил дождь, и как они могли сохранить, сидя в засаде, такую чистоту?




В полном молчании они вырисовывались из-под густой сени леса, бесшумно и быстро двигались к нашей колонне. Тогда я просто испугался, сам не понимая, почему. Ведь мы в засаду уже попадали, опыт был. Но сейчас, много лет спустя, я, кажется, знаю, почему с самого начала этот бой вызвал у нас такой ужас. Они все были неживые! Застывшие лица не выражали ничего. движения были какие-то деревянные. Ни вздоха, ни звука, ни стука оружия об ножны, ни позвякивания металла о металл. Ничего!

Мы как бы оказались в прозрачном душном и несущим погибель пузыре, изолированные от внешнего мира, его звуков, дуновения свежего ветерка. Я, стыдно признаться, просто замер на месте, когда увидел врага. Язык словно отнялся... Мысли разбежались. И только какое-то древнее, животное чувство во мне яростно вопило об опасности и требовало немедленно бежать отсюда со всех ног без оглядки.

- Враг справа! Занять позиции! - Пробил вдруг эту тишину хриплый рев нашего центуриона. Звук его голоса словно сдернул удушающее покрывало с меня и моих товарищей, вернул к действительности.
- Враг слева! Враг впереди! - Послышались отовсюду голоса командиров подразделений.
- Круговая оборона! Пики, вперед! - Голос центуриона перекрыл весь шум.

Недаром нас муштровали в построениях и перестроениях. Несмотря на неожиданность атаки, все отряды знали, куда бежать и что делать. Греки со своими длинными пиками разом перекрыли своей фалангой голову колонны. Легионеры, развернувшись, закрыли щитами фланги. Конница прыснула назад, стараясь не мешать подбегающим с хвоста стрелкам. Медленнее всех занимали свои позиции греческие тяжелые копейщики. С последних рядов колонны центурион приказал им переместиться вперед и прикрыть фалангу слева и справа, заменив легионеров-мечников. Я сначала не понял необходимость такого маневра. Однако старый рубака-центурион не даром ходил в любимчиках у легата. Среди плотного подлеска мы увидели вообще невероятное - в голову нашей колонны вылетала арвернская ударная кавалерия с длиннющими тяжелыми копьями наперевес.



Откуда у них в густейшем лесу конница??? Но и это оказалось не все! Из кустов с гиканьем и диким свистом на нас полетели... колесницы! Колесницы! В лесу! Тогда я впервые, кстати, видел колесницу в бою. Ужас этот не пожелаю пережить даже врагу.





А потом мой язык отнялся совсем и поджилки предательски затряслись... Я увидел, как из леса появляются обнаженные воины, с торсами, покрытыми татуировками и боевыми рисунками. О них в наших краях ходили такие слухи, что и пересказывать не буду - поседеете наутро. Скажу только, что наши предки бежали с лугов за рекой, когда туда пришли обнаженные у арвернов. Они могут превращаться в животных. Их не берет ни меч, ни копье. Они не знают пощады. У поверженных врагов вырывают печень и с жадностью впиваются в нее зубами прямо на поле боя. И убить их нельзя!



Первыми приняли на себя удар греки-пикинеры. Колесницы на полном скаку, забрасывая все вокруг тучами дротиков, бесстрашно под углом врезались в их фалангу. И, как потом клялись выжившие в этой мясорубке фалангиты, они протыкали и коней и возничих насквозь, но убить не могли. Одна колесница врубилась как раз между фалангой и отрядом легионеров, разметав и потоптав там сразу не меньше десяти человек. Дротики, тяжелые колеса колесниц, дробившие кости, встававшие на дыбы кони, бившие копытами в голову, просто выкашивали из строя греков. И только их железная выучка и вера в своего командира, удачливого и опытного профессионала, прошедшего не одну битву, держала их на месте и давала другим отрядам время, чтобы развернуться и подготовиться к сражению.





Очень досталось и отряду легионеров, прикрывших правый фланг фаланги. С первого же удара они потеряли до пятой части своего состава, включая сбитого на землю и затоптанного командира.





- Стоять! Стоять, сукины дети! - орал командир пикинеров своим пачками умирающим фалангитам. И команды его исполняли и легионеры-мечники по правому флангу, разлетавшиеся под ударами колесниц как кегли во все стороны. Только после сражения я понял, что кричал он по-гречески. Но его прекрасно понимали и легионеры и даже почему-то я, хотя я никогда не учил это наречие.





И тут наш правый фланг накрыл дождь дротиков, и легионеры понесли свои первые массовые потери - раненые со стоном валились под ноги товарищам, мертвые были похожи на утыканные игольные подушечки моей матери. И я увидел, как под ливнем дротиков бесстрашно стоит, выпрямившись во весь рост, центурион. И штандартоносец рядом с ним. Это было как чудо. Его отвага передавалась по рядам легионеров и гасила начавшуюся было панику прямо в зародыше.





По его команде правофланговые отряды легионеров стали метать во врага свои смертоносные пилумы. Но я своими глазами видел, как утыканные тремя-пятью пилумами и даже сбитые с ног арверны молча поднимались и продолжали упрямо идти вперед, как будто они бессмертны!


Легат трусливо кинулся назад, разом потеряв всю чванливость и лоск. Наша конница, отступив в тыл, разошлась крыльями влево и вправо от дороги, забираясь на крутизну холмов для атаки. Конные стрелки-дротикометатели умудрились по оврагу незаметно зайти в тыл атакующим правый фланг полчищам арвернов. Черная птица с человеческим смехом летала над ними и старалась выдать их местоположение врагу своим клекотом и карканьем.



Обошедшие фалангу слева вражеские кавалеристы выходили на легионеров, беззащитных перед ударом их тяжелых копий. Наши греки-копейщики еще не успевали подойти к голове колонны и занять оборону, когда мечники подверглись атаке, благо, что развернуться и разогнаться для удара у арвернов не получилось.



И сразу стало понятно, что и тут что-то не так. Некоторые из вражеских всадников вели себя как-то странно. Они скакали, странно скрючив руки и деревянно выгнувшись в седле. И таких было много.





В замешательстве легионеры немного отступили и даже - чего не случалось никогда за историю отряда! - штандартоносец опустил свой штандарт. Он потом клялся, что штандарт вдруг налился такой тяжестью, что сам пригнулся к земле.



Дальше наступают самые ужасы. Но о них я вам, малята, расскажу завтра. Сейчас уже луна взошла и цикады трещат так, что я сам себя не слышу. А пока всем - брысь спать!
Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.




      Стиль:
        06 Дек 2016, 15:16
    © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики